японский языкВопрос о происхождении японского языка является одним из наиболее спорных вопросов, когда-либо существовавших в истории. Специалисты исторической лингвистики сходятся во мнении, что японский язык является японическим языком (Japonic language), но они не пришли к однозначному выводу относительно происхождения японского языка и его генетического родства с другими языками. Именно по этой причине японский язык считается одним из изолированных, и хоть это звучит парадоксально, фактически, японский язык является единственным языком, имеющим большое количество носителей, но генетическая принадлежность которого до сих пор остается под вопросом. Такая неоднозначность породила большое число конкурирующих теорий, рассматривающих этногенез японского языка. Ниже приведены основные гипотезы:

Японский язык относится к группе мертвых языков, на которых говорили исторические культуры, проживавшие там, где сейчас расположены Корейский полуостров и Маньчжурия. Наиболее достоверной является гипотеза о генетическом родстве японского языка с языком Гогурё (известным также как Когурё), но также выдвигается предположение о его связи с языками Бэкдже (известный также как Пэкчé) и Буё (или Пуё), о чем свидетельствует наличие связей между этими культурами.


Японский язык является родственным с другими азиатскими языками. Данная теория утверждает, что японский язык отделился от других восточноазиатских языков (корейского и, возможно, сино-тибетских языков) или подвергся огромному влиянию этих языков.

Японский язык имеет родственную связь с языками, входящими в состав алтайской языковой семьи. К данной группе также относят монгольский, тунгусо-маньчжурский, турецкий, а иногда даже корейский языки. В подтверждение данной теории лингвисты приводят тот факт, что, подобно турецкому и корейскому языкам, японский язык является агглютинативным (агглютинация – это способ образования слов и грамматических форм путем последовательного присоединения к неизменяемым корню или аффиксов, каждый из которых обладает своим собственным значением) Например, в японском языке tabe-sase-rare-ru переводится как «можно заставить кого-то есть»: tabe означает «есть», sase – «заставлять», rare — "мочь”, а ru является показателем настоящего времени [1; 53].


к в сербском и хорватском языках, характерной особенностью японской фонетики является наличие музыкального ударения, выполняющего смыслоразличительную (дистинктивную) функцию. Кроме того, основной словарный фонд японского языка характеризуется наличием большого количества лексических соответствий с алтайскими языками. Ср.: камень – «ishi» (иши) в японском языке и «das» (даш) в тюркских языках; четыре — «yo» (ё) в японском и «dört» (дёрт) – в тюркских языках.

По употреблению префиксов и по своей фонологической системе с ограниченным числом согласных и преобладанием открытых слогов японский язык также близок австронезийским языкам, которые, предположительно, возникли в Тайваньском регионе; о наличии связи между японским и австронезийскими языками свидетельствуют также некоторые слова, имеющиеся в лексическом составе японского языка. Таким образом, японский язык – это своего рода креол, в котором смешались алтайские и австронезийские элементы – грамматическая структура, типичная для алтайских языков, и основной словарный фонд, базирующийся на австронезийской лексике.

Японский язык генетически связан с южноазиатскими языками. Результаты некоторых исследований дают основания утверждать, что японский язык является родственным с тамильским языком, входящим в группу дравидийских языков, распространенных на территории Южной Индии.


Ученые-лингвисты сходятся во мнении, что японский язык имеет генетическую связь с рюкюскими языками (включая диалекты острова Окинава); вместе они образуют группу японических языков. Некоторые специалисты считают, что наиболее достоверной является гипотеза о существовании генетической связи между японским языком и древним языком гогурё; что касается родства с корейским языком, эта гипотеза считается правдоподобной, но еще недоказанной. Безусловно, японский и корейский языки обладают общими чертами: оба языка являются агглютинативными и имеют однотипный порядок слов (подлежащее — дополнение – сказуемое), глагол всегда ставится в конце предложения. Также в обоих языках присутствуют сложные категории вежливости, при помощи которых можно выразить уважение к тем, о ком идет речь или к кому обращена речь. Но, несмотря на то, что корейский и японский языки имеют много общего, это сходство могло возникнуть в результате общего культурного развития Кореи и Японии и не может служить доказательством существования между ними генетического. Теория о родстве с алтайской группой пользуется меньшей популярностью. Также практически все специалисты отвергают идею, что японский язык может иметь связь с австронезийскими/малайско-полинезийскими или сино-тибетскими языками, а гипотеза, утверждающая, что японский язык может быть связан с тамильским языком, вообще не вызывает доверия. Следует отметить, что лингвистические исследования, проводимые практически во всех областях, могут подвергаться огромному влиянию национальной политики или других факторов ненаучного характера. Например, некоторые лингвисты полагают, что голландский язык является диалектом немецкого языка, но по политическим соображениям он был признан как самостоятельный язык. По причине давнего соперничества и вражды Японии практически со всеми соседними государствами, исследование лингвистических связей между японским языком и другими языками сопряжено с политической напряженностью.


Диалекты японского языка

На территории Японии распространено свыше десятка диалектов. Такое многообразие объясняется спецификой горной местности, представленной цепью островов, а также полной изоляцией Японии от внешнего мира, длившейся в течение многих лет. Диалекты японского языка отличаются друг от друга, главным образом, характером музыкального ударения, морфологией глаголов и имен прилагательных, использованием частиц, словарным составом и, в ряде случаев, произношением. Некоторые диалекты также отличаются составом гласных и согласных звуков, хотя это не является характерным отличительным признаком.

География японских диалектов охватывает все регионы Японии — от северного острова Хоккайдо до южного острова Окинава. Диалекты японского языка традиционно делятся на восточные и западные.

Если на Востоке Японии говорят "yano-assatte" (послезавтра), "shoppai" (соленый) и "-nai" (не), на Западе чаще используются слова "shi-asatte," "karai" и "-n" или "-nu. Характерной чертой восточных диалектов является акцентирование согласных звуков, в то время как на Западе ударение ставится над гласными звуками. Кроме того, восточные и западные диалекты могут отличаться характером музыкального ударения.


Диалекты регионов Хоккайдо, Тохоку, Канто и восточной части Чубу относятся к группе восточных диалектов, а диалекты западной части Чубу (включая город Нагоя), регионов Кансай (включая города Осака, Киото и Кобе), Чугоку, Кюсу и Окинава образуют группу западных диалектов. Раньше стандартный японский языка базировался на диалекте региона Кансай, но начиная с 17-го века, когда политический и экономический центр Японии сместился из Киото и Осаки в Эдо — нынешний Токио, в основе литературного японского языка лежит диалект города Токио, распространенный в регионе Канто.

Географически изолированные диалекты, такие как Тохоку-бэн и Цусима-бэн, могут быть непонятны людям, говорящим на других диалектах. Диалект, распространенный в Кагосиме (в южном Кюсу) славится тем, что его не понимают не только люди, которые говорят на литературном японском языке, но и даже жители северного Кюсю, говорящие на соседнем диалекте.

Предполагается, что рюкюский язык, представленный группой диалектов, на которых в основном говорят пожилые жители острова Окинава и его окрестностей, генетически связан с японским языком, но эти языки вовсе не являются взаимно понятными. Благодаря тесной связи с японским языком, рюкюский язык зачастую воспринимается как диалект японского языка, но лингвисты все же склоняются к мнению, что это два самостоятельных языка.


С недавних пор общенациональным языком Японии считается стандартный литературный японский язык, который приобрел такой статус, в большей степени, благодаря телевидению. Молодое поколение Японии обычно говорит на смешанном языке, который представлен стандартным языком и местными диалектами. 

Японский язык жестов

Японский язык жестов – это особый язык с уникальным словарным составом и самостоятельной грамматикой. Он имеет родственные отношения с тайваньским и корейским жестовыми языками. Прежде он назывался темане. Более 95% глухих людей понимают японский язык жестов, 80% понимают дактильную речь (форма речи, при которой слова воспроизводятся посредством пальцев рук) и телепередачи, сопровождающиеся сурдопереводом. В Японии имеется 107 школ для глухих. Первая школа была открыта в Киото в 1878 году. Подобно тому, как на территории США распространены гибридный английский и стандартный английский жестовые языки, в Японии также сосуществуют гибридный японский и стандартный японский жестовые языки. Гибридный японский язык жестов отличается от стандартного жестового языка тем, что он используется в формальных ситуациях, на лекциях, в ораторских речах.


В Японии распространены два вида жестовых языков, и этот факт остается малоизвестным даже самим японцам. Первый вид жестового языка называется SimCom (Simultaneous Communication, синхронное общение), он используется в официальной речи, на устных переводах или на телевидении. Второй вид жестового языка называется Japanese Sign Language (JSL) – японский жестовый язык, используемый глухими людьми при повседневном общении.

Жестовый язык SimCom, который был создан человеком, не страдавшим потерей слуха, основан на переводе традиционной грамматики в систему жестов. Жестовый язык JSL, напротив, использует различные грамматические структуры и включает в себя не только жестикуляцию, но и мимику (работу глаз, бровей, челюсти).

Японский язык жестов не стандартизован. От региона к региону и от острова к острову наблюдаются незначительные вариации знаков и переводимых грамматических структур.

Лишь в малом количестве школ практикуется применение языка жестов, и вместо предпочитаемого языка JSL чаще используется стандартный жестовый язык (воспроизводящий слова с помощью пальцев рук). Недавние изменения в политике Министерства образования направлены на совершенствование системы использования жестового языка в будущем.

Дактильная речь была введена только в этом веке и не пользуется большой популярностью. В качестве альтернативы многие глухие люди воспроизводят в воздухе знаки азбуки канджи для передачи географических названий и имен личных. Азбука канджи представляет собой стандартизованный набор иероглифов, используемых для написания имен личных и географических названий.


Японский жестовый язык становится все более популярным также среди людей, не имеющих проблем со слухом. На японском телевидении еженедельно транслируется шоу, посвященное обучению телезрителей японскому жестовому языку JSL, а некоторые выпуски новостей сопровождаются субтитрами. В будущем планируется создать новую станцию спутникового телевидения, адаптированного для глухих и слабослышащих людей.

Географическое распространение японского языка

Японский язык, на котором говорят более 125 миллионов человек, входит в десятку наиболее распространенных языков мира. Однако до сих пор не установлены родственные связи между японским языком и другими живыми или мертвыми языками.

Несмотря на то, что в 3 в. н. э. японский язык заимствовал китайскую пиктографическую систему письма, он не имеет генетической связи с китайским языком, как может показаться на первый взгляд. По грамматической структуре японский язык соответствует корейскому, однако эта гипотеза еще не доказана, и ученым предстоит провести немало исследований, чтобы подтвердить предположение о наличии родственной связи между этими языками.

К числу государств, на территории которых распространен японский язык, относятся следующие государства: Япония, Корея (Южная), Австралия, Бразилия, Гуам (США), Гавайи (штат США), Микронезия, Республика Палау, Парагвай, Перу, Филиппины, Тайвань, Соединенные Штаты Америки.


 

Дополнительная информация:

Письменность японского языка

Особенности перевода с японского языка

Источники и литература:

http://www.japanese-language.org/japanese/signlanguage.asp

Атлас языков мира. — М.: Лик пресс,1998. — 224 с.

http://www.japanese-language.org/japanese/history.asp

http://nauka.relis.ru/16/0004/16004138.htm

http://www.japonsky.org/rujapanese/dialects.asp

 

 

Агентство переводов Prima Vista © Копирование и публикация материалов без разрешения владельца сайта запрещены.

Источник: www.primavista.ru

«Мягкая сила» имеет в Японии давние традиции. Японское государство оказалось на мировой политической арене в середине ХIХ века в результате насильственного «открытия» миру со стороны Соединенных Штатов Америки. Япония, вынужденная заключить ряд неравноправных договоров с западными державами, поставила перед собой цель войти на равных в мировое сообщество. Для достижения этой цели ею был взят курс на модернизацию под идеологическим лозунгом вакон-ёсай («японский дух – западная техника»). Речь шла о заимствовании и использовании на японской почве знаний, выработанных на Западе, при сохранении традиционного для японцев образа мышления и мировосприятия. Активизируя контакты с западными державами, Япония использовала средства, которые можно с полным основанием назвать ресурсами «мягкой силы», а именно – поистине уникальные культуру, язык и традиции.


«Мягкая сила» в современной политике Японии

Внутри самой Японии, но для внешнего использования, был блестяще сконструирован образ «загадочной и живописной» страны, овеянной «непостижимым японским духом». Для Запада он оказался чрезвычайно привлекательным и притягательным. Это был своеобразный пропуск на международную арену, с помощью которого Япония развернула активную деятельность по пропаганде своей культуры и поддержке изучения японского языка за рубежом. Сегодня мы назвали бы эту деятельность «культурными и интеллектуальными обменами».

В современной Японии все чаще звучат призывы к более эффективному использованию «мягкой силы» на международной арене. Ставится задача расширить сотрудничество с мировым сообществом на этой основе, отмечается необходимость увеличения инвестиций в развитие такого сотрудничества [1]. Япония позиционирует себя, в первую очередь, как миролюбивое государство, в котором доминируют пацифистские настроения. Постоянно подчеркивается приверженность конституции (1947 г.), в статье 9 которой зафиксирован отказ государства от войны «как суверенное право нации, а также от угрозы или применения вооруженной силы как средства разрешения международных споров». Это особенно актуально во взаимоотношениях со странами Восточной и Юго-Восточной Азии, где сильны исторически сложившиеся негативные представления о Японии как о милитаристском государстве, государстве-агрессоре. Выступая за сокращение ядерного оружия в мире, Япония позиционирует себя как неядерная держава и заявляет о своей приверженности «трем неядерным принципам», принятым японским правительством в 1968 г.: не обладать, не производить, не ввозить на свою территорию ядерное оружие. Большое значение в рамках использования «мягкой силы» как инструмента национальной политики в Японии придают Официальной помощи развитию (ОПР – ODA). Это направление своей политики японцы считают одним из успешных. Отмечается, к примеру, что в период 1994–2004 гг. пятая часть общих средств, выделенных в Фонд содействия развитию во всем мире, была внесена
Японией [2].

Безусловно, важным ресурсом «мягкой силы» в Японии считается культурная политика как неотъемлемая часть государственной политики. Целями японской культурной политики провозглашаются, во-первых, внесение посильного вклада в развитие мировой культуры и цивилизации, во-вторых, содействие адаптации страны к изменениям, вызванным глобализационными процессами, и сохранению собственной национальной идентичности.

Как отмечается в правительственных кругах Японии, культура не только представляет огромный интерес внутри страны, но и способствует обеспечению национальных интересов за границей [3]. Языковой политике как части культурной политики в Японии традиционно придается большое значение. Распространение японского языка за рубежом в рамках этой политики расценивается как важный ресурс «мягкой силы».

Деятельность Японского фонда

Активная целенаправленная деятельность Японии по распространению и пропаганде японского языка за рубежом, ставшая долгосрочной целью ее внешней политики, началась с 1970-х годов. Это было связано с тем, что к концу 1960-х годов страна приобрела статус второй экономической державы мира, осознала свою роль и влияние на мировой арене и стала стремиться играть более активную роль в международных делах.

В 1972 г. при Министерстве иностранных дел Японии был создан Японский фонд международных культурных обменов, или Японский фонд (Japan Foundation). Это специализированная организация с бюджетом в 100 млрд иен (приблизительно, 1 млрд 250 тыс. долл.), основная цель которой – распространение японского языка и японской культуры за рубежом. После окончания «холодной войны» перед Фондом была поставлена задача — стать одним из «главных проводников политики японского правительства» [4].

С октября 2003 г. Японский фонд получает статус независимой административной организации c головным офисом в Токио и филиалом в Киото. Организация имеет две подчиненные структуры – Институт японского языка в Сайтама и Институт японского языка в Осака, а также 23 зарубежных отделений и представительств в 21 стране мира.

В настоящее время Японский фонд является одним из крупнейших культурных инвесторов в мире. В рамках национальной политики он целенаправленно реализует «продуманную стратегию инвестирования в позитивный имидж Японии за рубежом, включая и Россию» [5]. В его программном документе подчеркивается: «Чем больше людей в мире изучают японский язык, тем глубже становится их понимание Японии». В целях увеличения числа изучающих японский язык Фонд финансирует проекты в более чем 190 странах мира, в том числе и в России. В 26 государствах работают подчиненные Фонду институты и центры японского языка. Фонд направляет преподавателей японского языка за рубеж, организует стажировки по повышению квалификации в области преподавания японского языка для иностранных преподавателей, оказывает поддержку институтам японского языка за рубежом, оказывает помощь в проведении экзамена на знание японского языка (определение уровня – нихонго норёку сикэн), участвует в разработке и распространении учебных материалов, а также занимается сбором и анализом информации о преподавании японского языка за пределами Японии.

Распространение японского языка в мире

Благодаря в первую очередь целенаправленной деятельности Японского фонда, а также некоторых других японских организаций, занятых в сфере языковой политики, все большее число людей в мире приобщается к японскому языку, а, следовательно, и к культуре страны изучаемого языка. По последним данным, полученным в ходе исследований, организованных при содействии Японского фонда, об изучении и распространении японского языка в мире, и опубликованным в 2011 г., в 2009 г. 3, 65 млн человек изучало японский язык в 133 странах и регионах мира ( в это число не вошли те, кто изучал японский язык самостоятельно). Данный показатель стал на 22,5% выше аналогичного показателя за 2006 г., в котором японский язык изучало 2,97 млн человек. За указанный период увеличилось число институтов по изучению японского языка на 9.4% : в 2009 г. их в мире насчитывалось 14 925. Число преподавателей японского языка также возросло: в 2009 г. их число составило 49 803, что оказалось выше аналогичного показателя за 2006 г. на 12,4%

Особый акцент при распространении японского языка делается на молодежь. В XXI веке Япония инициировала глобальный проект «Cool Japan» («Крутая Япония») с целью пропаганды за рубежом среди молодого поколения японского образа жизни и японской молодежной субкультуры (анимэ, манга, поп-музыка, мода, кухня и пр.) [6].

Деятельность Японского фонда по пропаганде японского языка за рубежом можно оценивать как вполне успешную. Что побуждает всех заинтересованных изучать японский язык? Прежде всего, непосредственный интерес к самому языку. Такого мнения, судя по последним опросам, придерживается 58,1%. 55,1% опрошенных высказались о желании контактов и общении на японском языке; 50,6% респондентов заявили об интересе к манга и анимэ; 47,4% — к истории и литературе Японии; 42,6% заявили о необходимости изучать японский язык, поскольку хотели бы работать в Японии; 35% — поскольку хотели бы учиться в Японии; 32,9% отметили, что язык способствует пониманию чужой культуры; 31,4% — помогает понять и объяснить действие социальных институтов в стране; 25,6% — язык необходим для изучения социально-экономической и политической ситуации в стране.

Японский язык в АТР

В конце XX века Япония заявила о смене приоритетов своей внешней политики. Региональное направление было выбрано в качестве главного. В XXI веке Япония стремится к повышению своего международного политического статуса через укрепление позиций в АТР. Для расширения своего влияния в АТР, прежде всего Восточной и Юго-Восточной Азии, она использует активное экономическое взаимодействие, тесные исторические и культурные связи. На усиление воздействия направлены риторические заявления об «общей для стран Азии цивилизационной принадлежности» и «общности судеб» со странами Востока. Стремясь повысить свой авторитет в регионе, Япония заявляет о своей готовности играть роль «моста» между странами Запада и Востока, позиционирует себя в качестве «самой западной из азиатских держав». Подобные устремления не могут не найти своего отражения в политике Японского фонда, который наиболее активно распространяет японский язык именно в данном регионе.

По результатам уже упоминавшегося выше исследования за 2009 г., первые позиции по числу студентов, преподавателей и институтов японского языка занимают страны Восточной Азии: соответственно, 57% (2 079 894), 54,5% (27 142), 44,1% (6 583). На втором месте находятся страны Юго–Восточной Азии: 24,9% (908 246), 16,6% (8 277), 19,5% (2 913). Таким образом, основное число изучающих японский язык – 81,9% , т.е. около 3 млн человек – проживает в странах Восточной и Юго-Восточной Азии. Третье место по изучению японского языка занимают страны Океании: 8,3% (302 141), 5,8% (2 880), 9,7% (1 442). За ними следуют страны Северной Америки – США и Канада: 4,6% (168 732), 8,6% (4 280), 9,6% (1 429), среди которых США занимают лидирующие позиции: 141 244 изучающих японский язык, 3 541 преподавателей японского языка и 1206 институтов японского языка.

На первом месте по числу изучающих японский язык в мире находится Южная Корея – 26,4% (964 014). Далее следуют: Китай – 827 171, Индонезия – 716 353, Австралия – 275 710, Тайвань – 247 641 и т.д. По числу институтов японского языка первое место в мире – 25,5% (3 799) – также занимает Южная Корея. А вот по количеству преподавателей японского языка первая строчка в мире – 31,3% (15 613) – принадлежит Китаю.

Несмотря на явный интерес к японскому языку, число изучающих японский язык (официально учтенных) в России находится пока на низкой отметке и составляет всего лишь 0,3% (около 10 000) от общего числа изучающих японский язык в мире.

Статус японского языка в мире

В Японии иногда звучат призывы придать японскому языку статус международного, сделать языком ООН – в противовес английскому языку, ныне господствующему в мире. Существует мнение, что «с приобретением японским языком статуса международного страна может превратиться действительно в великую державу» [7]. Надо отметить, что подобные рассуждения были в большей степени характерны для 1980-х годов. Тогда страна переживала период высоких темпов экономического роста и стремилась обрести больший политический вес в мире, приведя в соответствие свою экономическую и политическую мощь. В настоящее время Япония находится совсем в иной экономической и политической ситуации, и поэтому «великодержавные» разговоры не так уж распространены.

Если строить реальные прогнозы, то надо признать, что говорить о приобретении японским языком статуса международного, языка ООН в ближайшей, а, скорее всего, и не только в ближайшей перспективе не приходится. Японский, за очень редким исключением, практически не используется в качестве рабочего языка в международных организациях, на международных конференциях и симпозиумах. Это объясняется его лингвистическими особенностями: иной, отличной от европейских языков, языковой структурой, сложной иероглифической письменностью и т.п., что в целом затрудняет его изучение и понимание.

Японский опыт для России

Опыт Японии по использованию японского языка в качестве инструмента «мягкой силы», безусловно, может быть полезен для России и вполне применим в российских условиях. В России пока не существует такой же влиятельной организации, как Японский фонд. Однако со временем подобную деятельность на международной арене могли бы осуществлять Федеральное агентство по делам СНГ, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству (Россотрудничество) и Фонд «Русский мир», основной целью которого является привлечение людей к изучению русского языка за рубежом. Для этого, несомненно, потребуются крупные инвестиции и реальное содействие со стороны правительства России. Нужно понимать, что эта работа должна стать системной, целенаправленной и регулярной. К ней следует привлекать специалистов разного профиля, участвующих в разработке соответствующих целевых программ. Не обойтись также без создания сети центров по изучению русского языка, которые могли бы достойно представлять нашу страну за рубежом.

Однако главный вывод, который напрашивается в связи с изучением опыта Японии, заключается в следующем. Японцы по праву гордятся национальной культурой, языком и традициями. Они уверены в том, что их страна достойна уважения и подражания. Можно спорить, хорошо это или плохо, но, привлекая все больше людей к изучению японского языка, они дают им возможность приобщиться к особым ценностям и почувствовать себя особенными.

Русский язык как язык великой культуры, так же, как и сама русская культура, не нуждается в признании, поскольку в этом качестве они уже давно признаны в мире. Они, безусловно, достойны того, чтобы их пропагандировали за рубежом. Ими можно и нужно гордиться, о чем зачастую забывают, прежде всего, в самой России. Однако к русскому языку в рамках использования «мягкой силы» предъявляются несколько иные требования. Очевидно, что в широких кругах мировой общественности, в первую очередь, среди молодежи образ современной России ассоциируется не только с лучшими образцами ее культуры, но и с ее реальными успехами и достижениями, промахами и неудачами в самых различных сферах деятельности. Думается, что важная и необходимая работа по распространению русского языка и привлечению к его изучению за рубежом должна сопровождаться не менее важной и необходимой работой по формированию внутри российского государства положительного образа страны, который вызывал бы у мирового сообщества симпатию и желание тесного сотрудничества. В основу такого образа, как представляется, должны быть положены общечеловеческие и собственно российские культурные ценности, разделяемые и уважаемые большинством россиян. Именно эти ценности могли бы стать фундаментом для формирования Россией четких и внятных позиций на международной арене. Тогда значение русского языка как эффективного и действенного инструмента «мягкой силы» действительно будет трудно переоценить.

Источник: ru-japan.livejournal.com

Устная японская речь делится на следующие периоды:

1. Древний (до VIII в. н. э. включительно).

2. Поздний древний, или классический японский язык (IX—XI вв.): (яп. 中古日本語 тю:ко нихонго), точнее поздний старояпонский — период развития японского языка эпохи Хэйан — между 794 и 1185. Японский язык предыдущего периода считается старояпонским. Классический японский язык лёг в основу литературного языка Японии, существовавшего до 1945 г. — бунго (буквально: письменный язык).

3. Средний (XIII—XVI вв.) и современный (с XVII век до наших дней).

Последовательные изменения касаются в основном фонетики: из восьми первоначальных гласных в современном японском языке осталось только пять, преобразования затронули также морфологию и лексику. Синтаксические особенности языка почти не подверглись изменениям.

В 18 веке в Японию прибывают португальцы и в японском языке появляются португальские заимствования. Чуть позже один японский политический деятель привез из Кореи типографский пресс и начинает развиваться книгопечатание. Затем с приходом Токугавы Япония становится закрытой страной на 2 столетия и после реставрации Мейдзи в конце 19 века Япония открывает контакты для Европы и США. Появляются заимствования из английского, немецкого и других языков. Активно развивается литературный язык. устраняются несоответствия устной и письменной речи; движение за «разговорный язык» (кого) приводит к тому, что к 1910-м годам старописьменный язык (бунго) выходит из употребления за исключением официальных документов (где держался до 1945 г.). Становясь военной державой в первой половине 20 века, Япония захватывает территории Кореи, Филиппин, большую часть Юго-Восточной Азии и часть Китая. Теперь заимствования из японского языка появляются в языке и культуре этих стран. А с развитием информационных технологий и пассажирских перевозок японские слова распространяются в Европе и США.

После второй мировой войны правительству Японии было предложено упрощение японской письменности, которую они считали громоздкой, и перевод японского языка на латиницу. Этого не произошло, однако Министерством Образования Японии в 1946 году был проведён пересмотр иероглифов, в результате был составлен список из 1850 нормативных иероглифов. С тех пор правительство осуществляет строгий централизованный контроль над языком и его преподаванием.

В настоящее время, во многом благодаря влиянию английского языка и западной культуры, появился разрыв между старшим и младшим поколениями. Новое поколение японцев предпочитают нейтральную, неформальную речь, мало употребляют вежливую и зависимую от пола говорящего речь традиционного японского языка. Благодаря средствам массовой информации постепенно уменьшается разница между диалектами, хотя благодаря региональному самосознанию диалекты сохраняются и в XXI веке, а также подпитывают региональный сленг.

Диалекты в Японии.

С древности в Японии существовало множество диалектов. В VI в. главным диалектом был Хэйан Кё (Киото). В XII век основным диалектом стал диалект Камакуры (близ современного Токио). К этому времени в государстве устанавливается военная власть. С тех пор токийский диалект — основной диалект японского языка. Но в стране выделяются основные четыре зоны диалектов:

— восточная (включает район Токио). Лежит в основе национального литературного языка;

— центральное Хонсю;

— западное Хонсю (включая Сикоку). Лежит в основе старояпонского литературного языка;

— Кюсю.

Диалекты островов Рюккю (юг Японского архипелага) резко отличаются от всех остальных и изучаются специалистами отдельно.

Японское письмо.

Письменность состоит их двух основных частей:

1. ка́ндзи (漢字, букв. «Буквы (династии) Хань») — китайские иероглифы, используемые в японской письменности в основном для записи имён существительных, основ глаголов и прилагательных, а также японских имён собственных. Первые китайские тексты были завезены в Японию буддийскими монахами из корейского королевства Пэкче в V в. н. э.. Сегодня наряду с исконно китайскими иероглифами используются знаки, изобретённые в самой Японии: т. н. кокудзи.

Их количество достигало 10 000 иероглифов. В современном письменном языке активно используется около 3 тыс. иероглифов. 1 945 кандзи составляют необходимый минимум, преподаваемый в школах.

2. двух слоговых азбук — каны, созданных в Японии на основе кандзи — катаканы и хираганы. Они независимо друг от друга произошли от иероглифов 9-10 вв. Каждый из этих видов письма обрёл своё традиционное место в современной письменности.

Хирагана (яп. 平仮名) — (скорописные округлые знаки) слоговая азбука, каждый символ которой выражает одну мору. Хираганой можно передать гласные звуки, слоговые сочетания и одну согласную (н ん). Хирагана используется для слов, для записи которых нет кандзи, например, частиц и суффиксов. Она употребляется в словах вместо кандзи в тех случаях, когда предполагается, что читатель не знает каких-то иероглифов, или эти иероглифы незнакомы самому пишущему, а также в неофициальной переписке. Поначалу хирагана использовалось только женщинами, которым было недоступно хорошее образование. Другое название хираганы — «женское письмо». Гэндзи-моногатари и другие ранние женские романы писались преимущественно или исключительно хираганой. Сегодня тексты, написанные только хираганой, встречаются в книгах для детей дошкольного возраста. Для удобства чтения в таких книгах расставлены пробелы между словами.

Катакана (яп. 片仮名?) — (простые усеченные слоговые знаки) вторая слоговая азбука японского языка. Позволяет передавать звучание тех же мор, что и хирагана. Используется для записи слов, заимствованных из языков, не использующих китайские иероглифы — гайрайго, иностранных имён, а также ономатопеи и научно-технических терминов: названия растений, деталей машин и т. п.

Так же в Японии существует письменность Ро:мадзи (яп. ローマ字 букв.: «латинские буквы») — запись японских слов латиницей. Употребляется в учебниках японского языка для иностранцев, в словарях, на железнодорожных и уличных указателях, иногда в электронной почте и телеграммах. Японские названия и имена записываются с помощью ромадзи, чтобы их могли прочесть иностранцы: например, в паспортах или визитных карточках. При помощи ромадзи записываются некоторые аббревиатуры иностранного происхождения, например DVD или NATO. Широкое применение ромадзи имеет в области компьютерной техники: например, на клавиатурах часто применяется метод ввода (IME) каны через ромадзи.

Направление письма. Традиционно в японском языке использовался китайский вертикальный способ письма, татэгаки — символы идут сверху вниз, а столбцы справа налево. Этот способ продолжает широко использоваться в художественной литературе и в газетах. В научно-технической литературе и в компьютерах чаще всего используется европейский способ письма, ёкогаки — символы идут слева направо, а строки сверху вниз. Это связано с тем, что в научных текстах очень часто приходится вставлять слова и фразы на других языках, а также математические и химические формулы. В вертикальном тексте это очень неудобно. Кроме того, до сих пор нет полноценный поддержки вертикального письма в HTML.

Официально горизонтальное письмо слева направо было принято лишь в 1959 году, до этого многие виды текстов набирались справа налево. Сегодня, хотя и очень редко, можно встретить горизонтальное письмо с направлением письма справа налево на вывесках и в лозунгах — это можно считать подвидом вертикального письма, в котором каждый столбец состоит всего из одного знака.

Японский язык в мире или интерес к японскому языку.

Изучение японского языка в Японии имеет многовековую историю. Япония — одна из немногих неевропейских стран, в которой сложилась и развивалась национальная лингвистическая традиция, достигшая наивысшего развития в период с конца 17 по середину 19 века; на рубеже 19-20 веков эта традиция вступила в контакт с европейской. Первое знакомство европейцев с японским языком произошло в конце 16 — начале 17 веков, когда в стране обосновались португальские миссионеры; ими были созданы первые словари (1595, 1603) и первая грамматика японского языка (Ж.Родригиш, 1604).

За этим последовало более чем двухвековое почти полное закрытие Японии для европейцев; связи возобновились лишь в 1860-е годы, когда появились достаточно многочисленные японские грамматики, написанные учеными из различных европейских стран; к этому времени в Японии уже имелась написанная по голландским образцам грамматика С.Цуруминэ (1833). В 20 веке японский язык стал объектом описания в рамках возникавших на Западе новых лингвистических направлений; в частности, американские лингвисты Б.Блок, Р.Э.Миллер построили дескриптивистские описания японского языка; наиболее полное описание грамматики японского языка на Западе было опубликовано С.Мартином. Теоретически важные результаты были получены японскими лингвистами как собственно в Японии (С.Хасимото, М.Токиэда, С.Хаттори и др.), так и в США (С.Куно, С.Курода, М.Сибатани и др.); интересную страницу в истории лингвистики и социологии представляла собой японская «школа языкового существования», сложившаяся на рубеже 1940-1950-х годов. Осмысление особенностей структуры японского языка оказало заметное влияние на теоретические построения таких лингвистов, как Ч.Филлмор, Дж.Макколи, А.А.Холодович, У.Чейф. В настоящее время японистика представляет собой крупный и развитый раздел языкознания, чему способствует современный высокий статус японского языка в мире (производный от статуса Японии как экономической сверхдержавы). В связи с таким статусом, японский язык стал очень переводимым языком, который часто нужен в экономической переписке или в бизнесе в области электроники и прочее. В рамках современности в отечественных бюро переводов Киев, Москва, Минск и других (и не только столичных) лингвистических организациях идет больше заказов на японский, чем несколько лет назад. По факту — это показатель повышения инереса.

В России изучение японского языка ведет историю с 18 века, однако интенсивное развитие отечественной японистики, как и западноевропейской, началось с «открытием» Японии внешнему миру в середине 19 века. Первый японско-русский словарь был создан в 1857 И.А.Гошкевичем, первая грамматика — Д.Д.Смирновым в 1890. С конца 19 века началось регулярное преподавание японского языка; основными центрами отечественной японистики стали Петербург и Владивосток; впоследствии к ним добавилась Москва. Выдающийся вклад в отечественную и мировую японистику внесли Е.Д.Поливанов, Н.И.Конрад, А.А.Холодович; различным аспектам японского языкознания посвящены работы В.М.Алпатова, И.Ф.Вардуля, И.А.Головнина, Н.А.Сыромятникова, С.А.Старостина, Н.И.Фельдман.

В развитии и сохранении японского языка и культуры значительную роль оказывает Японское правительство. С 1948 года в Японии 3 ноября отмечают День культуры. Праздник провозгласили «Днем культуры» в честь новой Конституции страны, которая была утверждена парламентом в ноябре 1946 года. Смена названия отражала новые политические взгляды государства, нацеленные на развитие культуры нации «в духе идеалов свободы и мира». Прежнее название: день рождение императора Эпохи Мейдзи (1868-1912) (яп. Просвещенное правительство).

P.S. Мы просим извинения у специалистов в области языка за упрощенное изложение некоторых вопросов происхождения языка, его развития и характеристики. Это написано для «неязыковой» аудитории, проявляющей интерес к иностранным языкам. © megalanguage.ru

Галерея фотографий ЛЮДИ ЯПОНИИ

Магазинчик MIUKIMIKADO.COM

Источник: miuki.info

flag-iaponiiЯпонский язык — язык японцев и фактически государственный язык Японии, со спорным систематическим положением среди других языков. Число свободно говорящих — около 140 миллионов человек, родной для 125 млн (9-й в мире). Генетические связи японского языка не до конца выяснены. Выделяются два слоя лексики. Один из них имеет параллели в алтайских языках, другой — в австронезийских языках; вероятнее, исконен алтайский слой.

Обладает оригинальной письменностью, сочетающей идеографию и слоговую фонографию. По грамматическому строю — агглютинативный с преимущественно синтетическим выражением грамматических значений. Бо́льшая часть японоговорящих проживает на Японском архипелаге. Частично используется японский язык на территориях, когда-то захваченных Японией (Корея, Тайвань, часть Китая). Также наблюдается употребление языка японскими эмигрантами в некоторых областях Северной и Южной Америки (Калифорния, Гавайские острова, Бразилия, Перу). Японский доступен для изучения в школах большинства стран Азии и Океании. В последние годы с ростом популярности аниме (да и японской культуры вообще) всё чаще изучается поклонниками данного жанра по всему миру.

Благодаря географическим особенностям Японии (множество изолированных островов, высокие горные хребты), существует более десятка диалектов языка. Они различаются по словарному запасу, морфологии, употреблении служебных частиц, а в некоторых случаях — и по произношению. Среди распространённых диалектов можно выделить такие, как кансай-бэн (関西弁), тохоку-бэн (東北弁) и канто-бэн (関東弁), диалект Токио и окрестностей. Говорящие на разных далёких диалектах часто не понимают друг друга (хотя каждый японец знает стандартный японский язык). Наибольшие языковые различия имеются между южными (остров Рюкю и др.) и северными районами Японии. Основная территория делится на западную и восточную группы. На основе токийского диалекта был сформирован «общий язык» (共通語 кё:цу:го). Стандартизированный диалект с 1886 года стал изучаться в учебных заведениях. Сглаживание диалектических особенностей также связано с активным использованием общих диалектов в СМИ.

Японская письменность состоит из трёх основных частей — ка́ндзи (иероглифов, заимствованных из Китая), и двух слоговых азбук — кан, созданных в Японии на основе кандзи — катаканы и хираганы. Каждый из этих видов письма обрёл своё традиционное место в современной письменности.

Большинство слов записываются иероглифами: числительные, существительные, глаголы, прилагательные, наречия, некоторые местоимения, в то время как служебные части речи преимущественно записываются хираганой. Слова могут состоять из одного иероглифа: 木 (ки, дерево), двух: 教員 (кё:ин, учитель о себе), трёх: 新幹線 (синкансэн, японская скоростная железная дорога) и даже четырёх 高等数学 (ко:то:су:гаку, высшая математика) иероглифов. Научные и технические термины могут содержать даже большее количество знаков: 熱原子核反応 (нэцугэнсикакуханно:, термоядерная реакция).

Традиционно японцы использовали китайский способ письма — символы идут сверху вниз, а столбцы справа налево. Этот способ продолжает широко использоваться в художественной литературе и в газетах. В научной литературе, однако, чаще всего используется европейский способ письма — символы идут слева направо, а строки сверху вниз. Это связано с тем, что в научных текстах часто приходится вставлять слова и фразы на других языках, а также математические и химические формулы. В вертикальном тексте это очень неудобно.

Официально горизонтальное письмо слева направо было принято лишь в 1959 году. А до этого многие виды текстов набирались справа налево. Тем не менее, даже сейчас всё ещё можно встретить горизонтальное письмо с направлением письма справа налево на вывесках и в лозунгах — это, строго говоря, подвид письма вертикального, в котором каждый столбец состоит всего из одного знака.

Это интересно

В японском местоимения, в общем, используются реже, чем в других языках[1]. Одной из причин этого является необязательность упоминания субъекта в предложении. Поэтому, в общем случае при переводе допускается добавлять недостающие местоимения в текст. Главное правило — в официальной речи избегаются местоимения первого и второго лица. Вместо местоимений второго лица используется имя того, о ком говорится, с соответствующим именным суффиксом.

В русском, например, слово «я» не значит ничего, кроме «я», а в японском 私 означает «частный, личный»; 家 — «дом», 僕 — «слуга».

 

Источник: academ063.ru

Название:Дистанционный курс по Теоретическому курсу японского языка для студентов 3-го курса.

Цель: раскрытие основных особенностей японского языка по сравнению с родным языком, расширение нормативных сведений о японском языке, обобщение и систематизацию знаний о нем.

Описание курса: по окончании курса студенты должны овладеть определениями изучаемых понятий и явлений, уметь делать определенные обобщения изученного материала, избегая простого суммирования правил, усвоенных в практическом кур­се данного языка, проводить сопоставления с родным языком.

Темы Модуля 1:

Модуль 1.

Тема 2. Морфология японского языка. Именное словоизменение.

Тема 3. Синтаксические служебные элементы. Приимённые послелоги.

Тема 4. Личные местоимения.

Тема 5. Идеофоны. Ономатопоэтическая лексика японского языка.

Содержание курса:

Тема 1. Японский язык: характеристика. История происхождения. Роль в обществе. Диалектические разновидности. Гендерные различия. Три класса слов в японском языке. Японистика.

Тема 2. Краткие сведения о морфологии японского языка. Именное словоизменение. Гоноративные префиксы.

Тема 3. Приимённые и отыменные послелоги. Первичные и вторичные послелоги. Отсутствие послелога. Эллипсис послелога.

Тема 4. Личные местоимения. Особенности употребления местоимений в японском языке. Семантика. Местоимения первого лица. Местоимения второго лица. Местоимения третьего лица. Множественное число местоимений.

Тема 5. Ономатопоэтическая лексика японского языка. Классификация. Способы образования лексем. Культурный аспект.

Лекции Модуля 1.

Тема 1. Японский язык. Общие сведения: особенности, характеристика.

Японский язык является государственным языком Японии. Из

всего населения этого государства практически все (кроме небольшого количества недавно прибывших иммигрантов) владеют японским языком; не

менее чем для 99 % населения этот язык — родной.

Япония – одно из наиболее мононациональных государств мира. За пределами Японии японский язык распространен лишь внутри японских общин, существующих в США, Бразилии, Перу и некоторых других странах. Но и здесь он во многом вытеснен языками, господствующими в соответствующей стране, а южноамериканские японцы в последние десятилетия в массовом порядке возвращаются в Японию. Таким образом, в Японии существует значительная корреляция между этносом и языком, здесь часто считают, что быть японцем и говорить по-японски — одно и то же. Исторически это обусловлено островным положением Японии и традиционной этнической замкнутостью. В связи с этим международная роль японского языка невелика и не соответствует мировому экономическому и культурному значению Японии. Этот язык не является официальным языком

ООН и многих других международных организаций и не используется для межнационального общения вне Японии.

Господствующей разновидностью японского языка является современный литературный язык, сложившийся во второй половине Х1Х в. на основе токийской наддиалектной разновидности языка. В Японии принятому у нас термину литературный язык соответствуют два несинонимичных термина標準語 (стандартный язык) и 共通語 (общий язык). «Стандартный язык» зафиксирован в нормативных грамматиках и словарях, его нормы едины для всей Японии, но реально это скорее идеал, чем языковая практика. «Общий язык» — тот язык, на котором говорят, он может отклоняться до определенных пределов от норм стандартного языка и допускает варьирование, в том числе региональное.

Основными средствами распространения языковых норм в Японии являются, как и в других странах, школа и средства массовой информации, особенно телевидение. В настоящее время практически все население Японии получает неполное среднее образование (9 лет), большинство населения (до 96 %) ооканчивает полную среднюю школу (12 лет). Телевидением и радиовещанием охвачена вся Япония. Поэтому уровень владения «общим языком» очень велик, сейчас даже в старшем поколении трудно найти человека, совсем им не владеющего.

Это, однако, не означает, что другие формы существования японского языка утратили свое значение. Издавна Япония в силу своих географических условий (много островов, разделённость крупных островов горными хребтами на обособленные части) отличалась значительной диалектной раздробленностью. Распространение литературных норм в течение последнего столетия не привело к исчезновению диалектных и, шире, региональных различий. Для японского общества, в котором очень существенно различие «свой — чужой», оказалось удобным иметь «язык для своих» и «язык для чужих». «Языком для чужих» является общий язык, имеющий определенные региональные различия, но понятный для всех. Он используется в общении с незнакомыми и малознакомыми людьми, в официальных ситуациях и на письме. Роль используемого в семье и в общении с близкими людьми «языка для своих» играет тот или иной территориально ограниченный вариант языка.

Среди японских диалектов значительно отличаются от всех остальных диалекты островов Рюкю на крайнем юге Японии, среди которых наиболее важен окинавский диалект. Между носителями этих диалектов и остальными японцами ранее, когда все они не владели общим языком, было невозможно взаимопонимание; часто лингвисты говорят об особом рюкюском языке, отдаленно существующем наряду с японским. В самой Японии термин «рюкюский язык» не принят, принято называть его «рюкюским диалектом».

Ранее (до Х1Х века) существовала литература на окинавском диалекте, но сейчас она уже не создается. Так же отличается от всех остальных диалектов японского языка диалект острова Хатидзё к юго-востоку от больших островов. Диалекты четырех больших островов Японии не столь отличны друг от друга, но между ними существуют достаточно заметные фонетические, грамматические и лексические различия. Принято выделять (исключая Рюкю и Хатидзё) три группы японских диалектов: восточные (север и восток острова Хонсю, включая район Токио), западные (запад острова Хонсю, включая район Киото — Осака, и остров Сикоку) и южные (остров Кюсю).

Все нормированные разновидности японского языка до ХIХ в.‚ прежде

всего бунго, основывались на западных диалектах, но современный стандартный язык формировался на восточной (токийской) основе с включением некоторых западных и южных элементов, а также элементов бунго. Остров Хоккайдо в большей части заселялся лишь в ХIХ-ХХ вв. переселенцами из разных частей Японии, и там возникли новые диалекты, сочетающие элементы разного происхождения.

Однако традиционные диалекты в чистом виде в современной Японии почти исчезли, их место заняли промежуточные между диалектами и литературным языком образования, в Японии именуемые «новыми диалектами». В них в разных пропорциях сосуществуют элементы стандартного языка и традиционные диалектные черты, а иногда возникают совершено новые явления. Самая устойчивая черта традиционных диалектов — акцентуация; часто даже человек, хорошо владеющий во всем остальном стандартными нормами, сохраняет акцентуацию того района, откуда он родом. Система фонем, наоборот, унифицируется под влиянием стандартного языка.

В настоящее время такие местные разновидности японского языка уже не считаются, как это было раньше, «испорченным» языком; в школе даже специально обучают правилам их использования.

Другие разновидности японского языка имеют очень ограниченное распространение. Профессиональные разновидности языка, ранее весьма значимые, теперь сохраняются лишь в маргинальных слоях (гангстеры якудза, гейши и пр.). Особо следует сказать о старописьменном японском языке — бунго. Он вышел из активного употребления в 40-е гг. ХХ в.‚ но его преподают в школе и его пассивное знание достаточно распространено, поэтому памятники на бунго обычно читают в комментированных изданиях оригинала. Но новые тексты на бунго почти не создаются, исключая традиционные жанры поэзии.

На все указанные различия вариантов японского языка накладывается еще одно. Издавна в Японии существовали значительные различия между мужской и женской речью, всегда в конечном итоге связанные с низким социальным положением женщин. В устной речи и сейчас различия остаются заметными. Даже набор личных местоимений у мужчин и женщин различен В современной Японии низшее положение женщин в целом сохраняется, хотя и уже не столь ощутимо, как раньше. Но дело не только в прямом влиянии социальных отношений, но и в языковых привычках, часто очень устойчивых. Женщина-лингвист Сугияма Мэйко писала, что ей долго казалось, будто она, будучи самостоятельной и образованной женщиной, не говорит «по-женски», но когда она стала наблюдать за своей речью, то быстро поняла, что это не так . Нужно также принять во внимание, что нормы, указываемые в учебных грамматиках, в большей степени отражают мужские разновидности языка.

Японский язык — самый многочисленный и известный из языков мира с до конца не ясными родственными связями. В качестве отдельного языка он сложился в первые века новой эры после массового переселения на Японские острова с континента алтайских племен, постепенно слившихся с коренным населением, по-видимому, говорившим на австронезийских языках. К австронезийской семье языков относятся индонезийский, тагальский, большинство языков Океании. Считается, что среди них к языкам древнейшего населения Японии ближе всего могли быть языки аборигенов острова Тайвань (сейчас почти совсем вытесненные китайским). В крупную алтайскую семью включают тюркские, монгольские, корейский языки. В японском языке можно найти два слоя лексики, один из которых имеет параллели с алтайскими, а другой — с австронезийскими языками. Гипотеза о родстве японского языка с алтайскими была выдвинута еще в середине Х1Х в. А. Боллером, позже ее развивали Г. Рамстедт и др. Австронезийскую гипотезу сформулировал в 10-х гг. ХХ в. Е. Д. Поливанов. В настоящее время наиболее обоснована точка зрения, развитая выдающимся отечественным ученым С. А. Старостиным, в соответствии с которой японский язык относится к алтайской семье, а австронезийский слой лексики составляют древние заимствования.

По своему грамматическому строю японский язык обладает значительным сходством с алтайскими языками, лишь отдельные его черты могут быть интерпретированы как австронезийские по происхождению (например, ограниченное использование префиксов, вовсе отсутствующих в алтайских языках). Но японская фонетика, наоборот, значительно отличается от алтайской и близка к австронезийской; это сходство особенно проявляется в структуре слога и правилах сочетаемости звуков.

Слой лексики, в своей основе восходящий к древнему периоду, в Японии именуется ваго, то есть «японские слова». Туда входят оба указанных выше слоя (алтайский и австронезийский), а также древние заимствования из корейского (вроде 寺‘буддийский храм’) или китайского (вроде 馬 ‘лошадь’). Хотя с научной точки зрения среди ваго есть и действительно исконные слова, и древние заимствования, для японского языкового сознания все они воспринимаются как единый класс лексики, противопоставленный более поздним заимствованиям, чей неисконный характер ощущается носителями языка.

Три класса слов — ваго, канго и гайрайго — четко противопоставлены в современном японском языке. Если оценить общее число слов, включаемых в словари, то самым многочисленным классом оказываются канго, их значительно больше, чем ваго или гайрайто. Однако если посчитать статистическое распределение классов слов в текстах, то соотношение оказывается иным: на первое место выходят ваго, поскольку они господствуют в наиболее частотных группах лексики: в служебных словах, местоимениях‚ глаголах с наиболее общим значением и пр. Среди канго и гайрайго, напротив, много редких слов. Это во многом связано со стилистическими различиями трех лексических классов. Канго всегда были связаны с письменной культурой, среди них преобладают книжные слова, нередко непонятные на слух, но легко воспринимаемые в иероглифической записи. Гайрайго, наоборот, часто появляются в языке устным путем вместе с теми или иными реалиями, приходящими из США и других стран. Поэтому соотношение лексики разных классов зависит от характера текста. В научных, технических, политических, экономических, юридических и пр. текстах много канго. Отмечают их удобство для создания терминов, которые должны быть одновременно и новыми и понятными, поскольку, зная иероглифы, можно догадаться о значении составленного из них не знакомого ранее слова.

А гайрайго распространены и нередко господствуют в текстах

(письменных и устных), связанных со сферой потребления. Если в газетах в среднем они в 60-е гг. составляли 4 % слов (с тех пор процент несколько увеличился), то в рекламе, на страницах, посвященных спорту, эстрадной музыке и пр., они и тогда составляли и продолжают составлять большинство лексики. Среди компьютерной терминологии гайрайго, по некоторым данным, составляют 99 %. Сейчас количество гайрайто, безусловно, растет. По данным массового обследования журнальной лексики за 1994 г., среди всех 693 173 словоупотреблений оказалось 85 710 гайрайго, то есть около 12,4 %‚ а в перечне 45 385 разных слов, зафиксированных хотя бы раз в текстах, гайрайго было 15 779, то есть примерно 34,8 % — более трети. Однако за пределами областей современного потребления и высоких технологий гайрайго намного меньше.

Ваго, помимо грамматических элементов и сильно грамматикализованной лексики, обычно связаны со сферой быта и природы,

среди них мало терминов.

Три лексических класса достаточно четко различаются по многим параметрам, не только указанным выше семантическим и стилистическим, но и по формальным на разных уровнях языка [Алпатов 1976; Алпатов и др. 2000: 102-104, 107-117]. Эти различия в большинстве случаев не абсолютны, но статистические предпочтения очевидны. На письме ваго передаются либо иероглифами (корни слов), либо одной из двух употребительных японских азбук хираганой (ею пишутся окончания и служебные слова), канго – как правило, иероглифами, гайрайго — знаками другой слоговой азбуки, катаканы.

Фонологические системы трех классов не вполне одинаковы: долгие гласные, двойные согласные и палатализованные согласные встречаются, за некоторыми исключениями, лишь в канго и гайрайго, а некоторые периферийные фонемы — только в гайрайго. Морфонологические правила фонемной и слоговой структуры морфем очень жестки для канго (что обусловлено жесткостью соответствующих правил в китайском языке, хотя при заимствовании правила несколько изменились), менее строги для ваго и достаточно свободны для гайрайго. Непроизводные канго и гайрайго почти всегда относятся лишь к двум частям речи — именам и непредикативным прилагательным.

Синтаксис японского языка в основном алтайского типа, однако последовательности канго и гайрайго (иногда с вкраплениями ваго) могут образовывать сцепления — фрагменты изолирующего строя, обусловленные воздействием китайского языка. В целом строй японского языка может быть охарактеризован как агглютинативный, сходный со строем алтайских языков. Однако в глаголе имеются заметные черты флективности, а из китайского языка в японский проникли некоторые черты изолирующего строя.

Япония принадлежит к числу сравнительно немногих стран с самостоятельно сложившейся лингвистической традицией. Как и другие традиции, она сформировалась на основе изучения своего зыка без его сопоставления с другими языками. Первоначально изучался бунго, со второй половины XIX в. методы описания. выработанные на его материале, стали переноситься на современный стандартный язык.

Вплоть до ХVII в. японский язык рассматривался на основе китайской традиции. С IX в. создавались иероглифические словари, с Х в. началось комментирование древних памятников, в конце ХII в. началась деятельность по нормированию орфографии японских слоговых азбук. Лишь в период «закрытой Японии», в ХVII — XIX вв., когда стала формироваться национальная наука, независимая от Китая, сложилась и оригинальная лингвистическая традиция.

С XIX в. в Японию начали проникать идеи европейской науки о языке. Первая грамматика, основанная на европейских образцах, появилась еще в «закрытой» Японии в 1833 г., но активная европеизация японской традиции шла прежде всего, во второй половине XIX в.

Первые описания японского языка с позиций европейской традиции появились в конце ХVI и начале ХVII в.‚ их авторами были португальские миссионеры, в 1595 и 1603 гг. появились первые словари, а в 1604 г. — первая грамматика Ж. Родригиша (Родригеса).

В период «закрытой Японии» изучение японского языка в Европе на-

долго прервалось. Оно возобновилось лишь в конце XIX в. ‚ особенно

важны были исследования английских японистов У. Дж. Астона‚ Б. Х. Чемберлена, Дж. Б. Сансома. В России первая грамматика японского языка миссионера Д. Д. Смирнова, очень оригинальная по идеям, была издана в 1890 г. В ХХ в. в Западной Европе преобладали учебные и практические грамматики и словари, изучалась также история языка (Ш. Агеноэр во Франции, Г. Венк в ФРГ). Наиболее интенсивное изучение японского языка, тесно связанное с развитием лингвистической теории, долгое время шло вдвух странах — в США и СССР.

Источник: StudFiles.net


Categories: Язык

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.