Ровно 265 лет назад, 25 января 1755 года, Москва стала университетским городом. Для всех ревнителей просвещения это было событие незабываемое: императрица Елизавета дала добро самому амбициозному русскому образовательному проекту того времени. Как пророчески писал Ломоносов восемью годами ранее в оде на восшествие Елизаветы Петровны на престол, «здесь в мире расширять науки изволила Елисавет». «Известия» вспоминают историю создания главного российского университета.

Идея создания университета в Первопрестольной принадлежит двум выдающимся просветителям — Михайле Ломоносову и Ивану Шувалову. Составленный ими «Проект об учреждении Московского университета» был утвержден в Сенате и передан императрице, которая подписала именной указ об учреждении Московского университета «для общей Отечеству славы», чтобы «возрастало в нашей пространной империи всякое полезное знание». Дату, по легенде, избрали с легкой руки Шувалова — первого университетского куратора. Татьяной Родионовной звали его мать. Сохранилась легенда, что в тот день он сказал ей: «Дарю тебе университет!» Но это был подарок для всей России.

Небывалый университет


Ломоносов называл вратами учености книги, превратившие его, холмогорского мальчишку, в пытливого исследователя. Но, чтобы российская земля рождала «собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов», одних книг было мало. Необходимы были настоящие храмы науки, в которых к просвещению относятся как к государственному делу.

Императрица Елизавета, дочь Петра I, стремилась — по мере сил — продолжать отцовский курс и не могла положить под сукно идею университета. Ее пространный указ блистал мудрыми мыслями:

Императрица Елизавета Петровна

«Как всякое добро происходит от просвещенного разума, а напротив того зло изкореняется, то следовательно нужна необходимая о том стараться, чтоб способом пристойных наук, возрастало в пространной нашей империи всякое полезное знание; чему подражая для общей отечеству славы»

Наверное, Ломоносов не взялся бы за этот воз, если бы Шувалов поставил перед ним задачу слепого копирования немецких или британских образцов. Сам Михайло Васильевич, как известно, учился в Германии и, конечно, во многом равнялся на тамошние традиции. Но Московский университет уже в проекте представлялся как передовое и самобытное учебное заведение. Так, в Московском университете предполагались лекции не только на общепринятом тогда языке науки — латыни, — но и на русском. Правда, консервативно настроенная профессура несколько лет сопротивлялась этой новации — и русская речь зазвучала с высокой кафедры только в 1767 году.


А главное — в новое учебное заведение могли поступать выходцы из всех сословий, за исключением крепостных крестьян. «В университете тот студент почтеннее, кто больше научился; а чей он сын, в том нет нужды» — так рассуждал Ломоносов. К тому же при университете открылись две гимназии — для дворян и разночинцев. Это было не менее важным начинанием, чем сам университет: в них учились многие замечательные люди того времени, начиная с Григория Потемкина и Дениса Фонвизина.

По замыслу Ломоносова, в университете завели три факультета: философский, юридический и медицинский. Все студенты начинали обучение на философском факультете, постигая основы гуманитарного знания, а уж потом могли выбрать себе научную специальность… При этом, вопреки европейской традиции, богословского факультета в московском храме науки не было — ведь к тому времени в России уже сложилась самобытная церковная система обучения, ломать которую не было смысла.

Уже летом и в университетских аудиториях, и в гимназиях вовсю звучали лекции «о природе вещей». А «недоросли» получали опыт студенческой вольницы. Первым директором (слово «ректор» тогда еще не было в ходу) Московского университета стал Алексей Михайлович Аргамаков, глубокий знаток русской старины.


изучал коллекции Оружейной палаты Московского Кремля, создал проект музея на их основе. И в новом учреждении он крепко взялся за гуж. Учредили при университете и типографию, и книжную лавку. И даже лучшая русская газета того времени — «Московские ведомости» — издавалась именно при университете.
Еще одна заслуга отцов-основателей — библиотека. На нее сама императрица пожертвовала 400 рублей (немалые тогда деньги). Первым университетским обербиблиотекариусом стал поэт Михаил Херасков — настоящая легенда университета, в будущем — его куратор… Всё это успел «пробить» Аргамаков за недолгий срок своей работы в университете. В 1757-м он скоропостижно скончался во время поездки в Санкт-Петербург по университетским делам.

У Александра Сумарокова есть эпиграмма: «Танцовщик, ты богат, профессор, ты убог». Сказано остроумно, но не слишком справедливо. Университетские профессора в XVIII веке были редкими птицами и пользовались не только почетом, но и многими привилегиями. Например, они не подлежали никакому суду, кроме университетского.

Расположился храм науки в бывшем доме московской Главной аптеки, в самом центре Белокаменной, на Красной площади, на месте нынешнего Исторического музея. Это был основательный каменный дом, один из лучших в Москве, но его следовало приспособить к университетской специфике. Перестроить здание поручили архитектору Дмитрию Ухтомскому. Первая лекция состоялась в июне 1755 года. Так в России начался не календарный, а настоящий век Просвещения.


Летом 1755 года сто счастливчиков начали обучение в университетских стенах. Много лет университет не пытался сильно расширять число своих питомцев: высшее образование оставалось делом элиты. Накануне войны 1812 года в университете насчитывалось менее 140 студентов… В наше время, когда в МГУ грызут гранит науки почти 60 тыс. человек, эта цифра выглядит курьезно. Но в те годы в России каждый образованный человек был на счету, на вес золота. Время массового высшего образования еще не пришло.

Первым студентам часто приходилось туго. К знанию пробивались через тернии, а иногда — через нищету. Да и сами профессора нередко давали сомнительный пример:

Автор цитаты

«В бытность мою в университете учились мы весьма беспорядочно. Ибо, с одной стороны, причиною тому была ребяческая леность, а с другой — нерадение и пьянство учителей. Арифметический наш учитель пил смертную чашу; латинского языка учитель был пример злонравия, пьянства и всех подлых пороков, но голову имел преострую и как латинский, так и российский язык знал очень хорошо»

Так вспоминал годы учения едкий Фонвизин. Но главное, что у науки в России появился дом, что молодые люди получили возможность учиться не только «чему-нибудь и как-нибудь», но и вполне системно.


От Иверской площади ветви Просвещения разрастались по всей России. Казанская гимназия и Казанский университет возникли под патронажем московских профессоров — и вскоре волжский город стал одним из главных образовательных центров империи.

Во времена Екатерины Великой университет переехал через Моховую — в новое просторное здание, выстроенное по проекту Матвея Казакова. Полвека спустя в соседнем квартале появился не менее величественный Аудиторный корпус, а в 1904 году — и капитальные корпуса библиотеки. В двух шагах от Кремля, на Моховой и в начале Воздвиженки, сложился университетский городок с особой атмосферой. У Чехова в «Трех сестрах» герои спорят — сколько в Москве университетов — один или два. Они имеют в виду как раз старый и новый корпуса… Университетская тема была близка Чехову, ведь он и сам учился на медицинском факультете Московского университета, у знаменитых профессоров Николая Склифосовского и Григория Захарьина.

Властители дум

В XIX веке в университете совершались открытия, зарождались новые отрасли науки. Московские профессора считались властителями дум, а студенты — законодателями мод. Но не на панталоны и сюртуки, а на книги, на статьи, на идеи и шире — на идеологию. Даже ученые и писатели с мировой славой дорожили признанием университетской молодежи.

В 1840-е «вся Москва» собиралась на лекции Тимофея Грановского по всеобщей истории. В «Былом и думах» Александр Герцен, учившийся на отделении физических и математических наук, много вспоминал о своей альма-матер, о бурлении умов, которыми был славен тогдашний университет. И, конечно, не забывал любимого лектора:

Автор цитаты


«Грановский был одарен удивительным тактом сердца. У него всё было так далеко от неуверенной в ceбe раздражительности, от притязаний, так чисто, что с ним было необыкновенно легко… Влияние Грановского на Университет и на всё молодое поколение было огромно и пережило его; длинную, светлую полосу оставил он по себе. Я с особенным умилением смотрю на книги, посвященные его памяти бывшими его студентами»

Эпохой в истории университета стал и Максим Максимович Ковалевский — историк, социолог, ученый с мировым именем, один из первых номинантов на Нобелевскую премию мира. На Моховой он читал курс по истории зарубежных государственных учреждений. Читал под овации студентов; как вспоминал один из его учеников, литературовед Борис Щетинин:

Автор цитаты

«Его речь — какой-то шумный, сверкающий каскад слов… сколькими научными цитатами она всегда пересыпана, сколько в ней разных остроумных сопоставлений, красивых образов, метких сравнений, какое богатство фактического материала, свидетельствующего о колоссальной памяти и совершенно исключительной эрудиции говорящего… Ковалевский положительно был кумиром студенческой молодежи»


Ковалевский завещал университету свою уникальную библиотеку — 15 тыс. томов — и солидную сумму для выплаты именных стипендий.

Своим студенческим прошлым гордился и Иван Тургенев. На склоне лет прославленный писатель так ответил на приветствие московских студентов:

Автор цитаты

«Я тем более горжусь и осчастливлен этим сочувствием, что сам был студентом Московского университета и всегда считал за честь принадлежать к этому рассаднику истинного просвещения, истинной духовной свободы. Желаю и вам, господа, пойти бодро вперед по стезе, проложенной вашими предшественниками, к той прекрасной цели, которая виднелась уже их глазам, но которая, должно надеяться, с каждым днем будет отступать всё менее и менее»

Какую цель имел в виду Тургенев? Студентов того времени объединяло поэтическое отношение к идеалам свободного, просвещенного общества. Считалось, что научный прогресс рано или поздно приведет к более справедливому переустройству государства и общества. И без этой мечты невозможно представить историю вольнолюбивого Московского университета.

Лидер


В ХХ веке, вскоре после Гражданской войны, на лидерские позиции в университете вышел физико-математический факультет. Там открылись 12 научно-исследовательских институтов! И даже Институт ядерных исследований в Дубне был создан при участии МГУ. Так создавались научные школы, позволившие Советскому Союзу стать сверхдержавой.

Первым нобелевским лауреатом Московского университета был Николай Николаевич Семёнов. В 1944 году он организовал в МГУ кафедру химической кинетики, которой он заведовал более 40 лет. А в 1956-м академику Семёнову присудили Нобелевскую премию по химии — «за исследования в области механизма реакций». Из стен МГУ вышло немало нобелиатов, достаточно назвать физиков Андрея Сахарова, Виталия Гинзбурга и Алексея Абрикосова, поэта Бориса Пастернака. А вообще-то список выдающихся выпускников Московского университета занял бы не одну сотню страниц.

Университет не забывает своих «отцов-основателей». В 1940 году ему присвоили имя Ломоносова. Памятники великому просветителю установлены возле двух университетских комплексов — в центре Москвы, на Моховой, и на Воробьевых горах, в окрестностях знаменитой высотки со шпилем, выстроенной в 1953 году. Кстати, на тот период это здание считалось самым высоким в Европе! А новый университетский корпус, построенный в 2007 году, носит имя Ивана Шувалова.

В наше время Московский университет — по-прежнему лидер отечественной высшей школы. Там царствует наука, туда каждый год стремятся тысячи абитуриентов. И день рождения нашего старейшего университета — праздник всех российских студентов и ученых.

Автор — заместитель главного редактора журнала «Историк»

Источник: iz.ru

Организация учебного процесса


Первоначально в Московском университете было образовано три факультета со штатом 10 профессоров. На философском факультете полагалось четыре профессора: философии, физики, красноречия и истории. На юридическом факультете работали три профессора: всеобщей и российской юриспруденции, а также политики. Планировалось, что на медицинском факультете будет три профессора: химии, натуральной истории и анатомии (здесь несколько лет были вакансии).

Плановые занятия на факультетах проводились пять дней в неделю. Студенты обязаны были посещать все публичные лекции, а желающие могли также слушать дополнительные курсы. Кроме того, все студенты участвовали в ежемесячных диспутах, которые проводились под руководством штатных профессоров университета. За неделю до очередного диспута объявлялась его тематика и фамилии докладчиков из числа студентов. В конце каждого полугодия в университете организовывались открытые диспуты с участием профессоров, всех студентов и поклонников наук из числа жителей Москвы. Подготовка к диспутам помогала студентам в учебе. Становление Московского университета проходило трудно. Медленно росла численность студентов — в 1758 г. их было лишь 100 чел.


Только 30 студентов получали из казны жалованье в размере 40 руб. в год, а остальные жили на собственные средства. В протоколе конференции университета от 2 июля 1759 г. есть такая запись: «Одной из причин, препятствовавших успешности занятий, было отсутствие учебников, которыми казеннокоштные не могли обзавестись по бедности».

В конце 1757 г. граф И.И. Шувалов приказал отпускать деньги на обувь и платья, чтобы прилично одеть студентов. Тогда же было приказано выдавать казеннокоштным «в прибавок жалованья для пищи по полтине в месяц каждому». Инструкция директору университета (§22) запрещала студентам входить в классы в нагольных шубах, серых кафтанах и лаптях, что считалось одеждой бедняков. При жизни Ломоносова Московский университет ещё не был Императорским: учебное заведение подчинялось непосредственно Правительствующему сенату, а его профессура не подлежала никакому суду, кроме университетского. Деятельность университета регулировалась «Высочайше утвержденным проектом о учреждении Московского университета». Только при Александре I, в 1804 г., был принят новый устав Его Императорского Величества Московского университета, согласно которому ректор ежегодно избирался профессорским собранием и утверждался лично императором. С этого времени до 1917 года университет именовался Императорским Московским университетом.

Укреплению дисциплины среди студентов, поощрению их усердия в учебе служило награждение маленькими шпагами, что давало личное дворянство. За особые заслуги лучшие студенты досрочно получали очередные воинские звания. Обучение в Московском университете приравнивалось к прохождению военной службы. Заканчивая полный курс университета, студент получал обер-офицерский чин (воинское звание младшего офицера запаса).

С весны в вечернее время студенты и университетские гимназисты привлекались к военной подготовке. Студенты и гимназисты образовывали университетский потешный батальон, его смотр каждую осень проводил Московский военный комендант или один из шефов полков, стоявших в городе.

Первоначально со студентов не взималась плата за обучение, но государственные ассигнования лишь частично покрывали потребности университета, поэтому  в дальнейшем от платы  стали освобождать неимущих студентов. Руководству университета приходилось изыскивать дополнительные источники дохода, не исключая даже занятия коммерческой деятельностью. Огромную материальную помощь оказывали меценаты (Демидовы, Строгановы, Е.Р. Дашкова и др.). Они приобретали и передавали университету научные приборы, коллекции, книги, учреждали стипендии для студентов. Не забывали свой университет и выпускники. В трудное для университета время они собирали средства по подписке. По установившейся традиции профессора завещали университетской библиотеке свои личные собрания. Среди них — богатейшие коллекции И.М. Снегирева, П.Я. Петрова, Т.Н. Грановского, С.М. Соловьева, Ф.И. Буслаева, Н.К. Гудзия, И.Г. Петровского и др.

Московский университет играл видную  роль в распространении и популяризации научных знаний. На лекциях профессоров университета и диспутах студентов могла присутствовать публика.

В апреле 1756 года при Московском университете на Моховой улице были открыты типография и книжная лавка. Тем самым было положено начало отечественному книгоизданию. Тогда же университет начал издавать дважды в неделю первую в стране неправительственную газету «Московские ведомости», а с января 1760 года — первый в Москве литературный журнал «Полезное увеселение». Десять лет, с 1779 по 1789 год, типографию возглавлял питомец университетской гимназии, выдающийся русский просветитель Н.И. Новиков.

Свыше 100 лет университетская библиотека была единственной в Москве общедоступной библиотекой.

В XIX столетии при университете были образованы первые научные общества: Испытателей природы, Истории и древностей российских, Любителей российской словесности.

Соединение в деятельности Московского университета задач просвещения, науки и культуры превратило его, по выражению А.И. Герцена, в «средоточие русского образования», один из центров мировой культуры.

Татьянин день

Существует версия, что И.И. Шувалов представил  Елизавете Петровне Указ об Университете  именно 25 января, чтобы порадовать мать, у которой в этот день был день рождения. С тех пор празднование Татьяниного дня, прежде всего, как дня основания Университета, стало традиционным и любимым всеми, кому посчастливилось учиться в этом храме науки.

Святая  мученица Татиана

Святая мученица Татиана родилась в знатной римской семье — ее отец трижды избирался консулом. Он был тайным христианином и воспитал дочь преданной Богу и Церкви. Достигнув совершеннолетия, Татиана не стала выходить замуж и все свои силы отдала Церкви. Она была поставлена диаконисой в одном из римских храмов и служила Богу, в посте и молитве ухаживая за больными и помогая нуждающимся. Праведность свою Татиане предстояло увенчать венцом мученичества.

Когда Римом начал править шестнадцатилетний Александр Север (222 — 235), вся власть сосредоточилась в руках злейшего врага и гонителя христиан Ульпиана. Кровь христианская полилась рекой. Схвачена была и диакониса Татиана. Когда ее привели в храм Аполлона, чтобы заставить принести жертву идолу, святая помолилась — и внезапно произошло землетрясение, идола разнесло на куски, а часть храма обрушилась и придавила жрецов и многих язычников. Тогда стали бить святую деву, выкололи ей глаза, но она терпела всё мужественно, молясь за своих мучителей, чтобы Господь открыл им духовные очи. Три дня она подвергалась мучениям, но так и не отреклась от Христа.  Все пытки мучителей были истощены, ей вынесли смертный приговор, и мужественная страдалица была усечена мечом. Вместе с ней, как христианин, был казнен и отец святой Татианы, открывший ей истины веры Христовой.

С начала основания праздник не отмечался пышно и включал в себя молебен в университетской церкви и небольшие торжества. Однако в 60-е годы XIX века 25 января становится неофициальным студенческим праздником, который делился на официальную и неофициальную части. К официальным торжествам относились: обед в столовой, молебен в университетской церкви на Моховой, обращение ректора к студентам и вручение наград, а также прогулки по помещениям университета: аудиториям и библиотекам.

После этого начиналась неофициальная программа. Студенты веселились и гуляли по центру Москвы группами, распевая песни.  Полиция относилась к шумным студентам с пониманием, а под утро полицейские писали на спинах перегулявших студентов адрес мелом и развозили их по домам. В этот праздник стирались все различия: преподаватели гуляли со студентами, богатые веселились с бедными. Богатые студенты одевались по-простому и веселились с остальными студентами на улице. Выпускники университета также с огромным удовольствием отмечали этот праздник. Таким образом, день основания университета стал любимым праздником всех студентов страны.

Праздник был такой веселый, что все, кто мог, присоединялись и гуляли в этот день, а выпускник университета А.П. Чехов однажды сказал по поводу празднования Татьяниного дня: «В этот день выпили все, кроме Москвы-реки, и то благодаря тому, что замерзла… Пианино и рояли трещали, оркестры не умолкали. Было так весело, что один студент от избытка чувств выкупался в резервуаре, где плавают стерляди».

После празднования столетнего юбилея в 1855 году появилась традиция устраивать ежегодную встречу выпускников Московского Университета в Татьянин день как регулярное торжество.

После революции большевики посчитали праздник слишком буйным. В 1918 году университетскую церковь закрыли, в ней устроили читальный зал. Праздник «Татьянин день» заменили в 1923 году на «День пролетарского студенчества», а празднование Татьяниного дня запретили. В 1992 году, после вступления на должность ректора Виктора Антоновича Садовничего, была возобновлена традиция празднования  в Московском университете Татьяниного дня.

 

 

 

Источник: www.rosimperija.info

В дореволюционной России профессура Московского университета много сделала для укрепления связи науки и практики. Университетские ученые писали учебники для школ. Немало воспитанников университета работали учителями, представляя собой наиболее квалифицированную часть русского учительства.

По инициативе и при содействии университета во второй половине XIX — начале XX века возникли известные московские музеи: Политехнический, Исторический, Зоологический, Антропологии, Изящных искусств (ныне Музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина); были открыты Ботанический сад и Зоологический сад (Московский зоопарк).

Устав 1863 года, открывший новые возможности для развития отечественного просвещения и науки, просуществовал лишь до 1884 года. После убийства в 1881 году народовольцами царя Александра II правительство возобновило наступление на университетскую автономию, усилило контроль за преподаванием. Тем не менее, Университет сохранил себя как один из центров передового научного знания и духовной жизни России. С университетом связаны имена выдающихся русских мыслителей конца XIX — начала XX века. В университете учились или преподавали известные деятели ведущих политических партий России.

Студенты Московского университета были в первых рядах борцов за свободу в революции 1905–1907 годов. На сходке 9 сентября 1905 года студентами была принята резолюция, требовавшая свержения самодержавия и превращения России в демократическую республику.

Подъем революционного движения накануне первой мировой войны также затронул Московский университет. В 1911 году в знак протеста против незаконного увольнения ряда профессоров и нарушения университетской автономии его стены демонстративно покинули более 130 профессоров и преподавателей. Правительство ответило исключением из университета более тысячи студентов, арестами и высылкой из Москвы революционно настроенных учащихся. Резко сократилось число студентов и в связи с начавшейся в 1914 году первой мировой войной.

После революции 1917 года в судьбе высшей школы произошли значительные изменения. С одной стороны, произошла ее глубокая демократизация. Отменялась плата за обучение, студенты обеспечивались государственными стипендиями. С 1919 года университет полностью был переведен на государственное финансирование. Для того, чтобы выходцы из рабочих и крестьянских семей смогли получить необходимую для поступления в вуз сумму знаний, при университете с 1919 года действовал подготовительный Рабочий факультет.

Вместе с тем часть студентов и известных ученых, не принявших новые политические порядки, была вынуждена покинуть Московский университет. Определенный ущерб причинили и реорганизации 20–30-х годов, затеянные в погоне за увеличением числа специалистов. Из университета были выведены медицинский, советского права и химический (временно) факультеты, и на их базе созданы самостоятельные вузы.

В такие же вузы преобразовали геологическое, минералогическое и географическое отделения на естественных факультетах. На основе гуманитарных факультетов в 1931 году открылся Московский институт философии, литературы и истории, слившийся вновь с МГУ только спустя десять лет. Были допущены перегибы и в организации учебного процесса: вводился «бригадно-лабораторный метод» обучения, отменявший лекции, отдававший проработку материала на самотек студенческим бригадам из 3–5 человек, индивидуальный экзамен заменялся коллективными отчетами бригад.

К счастью, этот период в жизни университета был непродолжительным. В 1932 году «бригадно-лабораторный» метод был отменен. Вводились новые учебные программы, менялся режим работы в высшей школе. В 1934 году в университете были защищены первые за годы Советской власти кандидатские диссертации.

Не обошли стороной университет и трагические события общественной жизни 30–50-х годов. Идеологический и административный диктат со стороны властей препятствовал свободе творчества. Ограничивались контакты с зарубежными научными центрами. Многие ученые подверглись необоснованным репрессиям, целые направления исследований, особенно в общественных науках, филологии, кибернетике, биологии были свернуты.

Несмотря на эти тяжелые потери, университетская наука в целом достигла в 20–30-е годы значительных результатов. К 1941 году только на дневном отделении занималось около 5 тысяч студентов. Свыше 30 профессоров и научных сотрудников стали действительными членами АН СССР. Ученые университета разработали учебники для высшей и средней школы.

Великая Отечественная война 1941–1945 годов явилась тяжелым испытанием для нашей страны. Уже 25 июня 1941 года ушла на фронт первая группа студентов и сотрудников МГУ, в основном, для пополнения командного и политического состава Красной Армии. Добровольцами МГУ была укомплектована 8 (Краснопресненская) дивизия народного ополчения. Она героически сражалась во время обороны Москвы.

С октября 1941 года университет находился в эвакуации, сначала в Ашхабаде, а с лета 1942 года — в Свердловске. В Москву университет вернулся только весной 1943 года, хотя занятия с оставшимися в столице студентами возобновились в феврале 1942 года после разгрома фашистских полчищ под Москвой.

За годы войны университет выпустил более 3 тысяч специалистов. Ученые МГУ своими научными достижениями внесли значительный вклад в дело обороны страны и развития ее экономики. Более 3 тысяч научных разработок было выполнено в МГУ за военное четырехлетие. В их числе совершенствование самолетостроения и управления морскими судами, обоснование теории точности артиллерийской стрельбы и стрельбы по площадям, обеспечение сигналов точного времени для всей страны, изобретение взрывчатых веществ.

Всего на фронтах войны сражалось более 5 тысяч университетских питомцев, свыше тысячи человек награждены в годы войны орденами и медалями СССР и стран антигитлеровской коалиции, а семь были удостоены звания Героя Советского Союза.

Не вернулись с войны около 3 тысяч студентов, аспирантов, профессоров, преподавателей и сотрудников МГУ. В их честь рядом с 1 учебным корпусом в 1975 году был открыт памятный знак, и зажжен Вечный огонь Славы.

Источник: www.MsuNews.ru

26 апреля 1755 года Московский Университет впервые открыл двери для студентов. Мы, конечно, привыкли отмечать день рождения университета 25 января — в день, когда императрица Елизавета Петровна, вслед за своим отцом Петром Iсделавшая имиджевую ставку на просвещение, подписала декрет об образовании Университета. И все-таки, апрельский день 266 лет назад был знаменательным.

В здании, которое тогда располагалось на месте нынешнего Исторического музея и по конструкции напоминало Сухареву башню, прошли первые занятия. Если быть дотошными, то надо признать: это были уроки в гимназии, которая открылась при университете – в последнем занятия начались лишь через три месяца.

Но на гимназии при высшем учебном заведении (без нее «Университет как пашня без семян») особо настаивал Михаил Ломоносов, когда обсуждал проект с вельможей и фаворитом Елизаветы Иваном Шуваловым. Тот продвигал проект у императрицы и, получив державную роспись «Быть по сему», аж на 42 года стал куратором Московского университета. Из других принципиальных отличий от Санкт-Петербургского университета, который был отрыт почти за тридцать лет до Московского: это было по-настоящему демократичное учебное заведение, куда принимали выходцев из всех сословий. И это тоже требование Ломоносова. Отучившись в Германии, где двери в университеты были открыты всем, он понимал, что ум и талант – не сословная привилегия: «В университете тот студент почтеннее, кто больше научился; а чей он сын, в том нет нужды». Кстати, и среди преподавателей дворян было мало. Это и определило широкую популярность вуза. Замечательна инструкция тех времен: студентам запрещалось приходить на занятия в нагольных шубах, серых кафтанах и лаптях!

В первый год в университете учились всего сто студентов. Они слушали лекции на трех факультетах – философии, медицины и права. Довольно скоро разрешили преподавать не только на латыни, но и на русском — это тоже был прорыв. Среди первых выпускников Московского университета – М.Афонон, будущий профессор в alma mater, архитекторы В.Баженов и И.Старов, писатели Д. Фонвизин и Н. Новиков, политик и военачальник Г. Потемкин.

Скоро Московский университет переехал на Моховую – старое здание буквально развалилось. Профессура подала в Сенат записку с просьбой: «отвести дом для университета в другое способное место… например на Воробьевых горах».

Так оно и произошло – в 1953 году. А вот имя Ломоносова МГУ получил немного раньше – в 1940-м.

Источник: zen.yandex.ru

До Московского университета: российское образование в начале XVIII века

В начале XVIII века все существовавшие в России учебные заведения были связаны с церковью. Начальное образование получали в школах при храмах или монастырях, а высшее — в Славяно-греко-латинской и Киево-Могилянской академиях. Там изучали латынь, философию, богословие.

При Петре I в Москве и Петербурге появились светские государственные школы, в которых готовили военных, врачей и инженеров. Открылись и первые частные учебные заведения, училища при заводах.

2 февраля 1724 года Петр I издал указ об основании «академии наук и курьезных художеств» в Петербурге. Через два года при ней открыли Академический университет — первое светское высшее учебное заведение. Преподавали в нем приглашенные из Германии профессора, а лекции читали на немецком и латинском языках. Образовательную программу постоянно меняли, а для одаренных студентов составляли индивидуальные планы. В новый университет переводили лучших учащихся Славяно-греко-латинской академии и других духовных учебных заведений. Так туда попали ученые Михаил Ломоносов и Дмитрий Виноградов.

Образование в университете могли получать представители любых сословий. Но популярностью университет не пользовался: его выпускникам не полагалось чинов и привилегий по службе. Поэтому дворяне чаще отдавали детей в военные учебные заведения. К середине XVIII века были созданы Сухопутный шляхетский корпус и Морской шляхетный корпус. Там преподавали военные и инженерные науки, искусство, современные европейские языки, среди которых были польский, итальянский и французский.

Создание Московского университета

В 1741 году Михаил Ломоносов после четырехлетней поездки за границу вернулся в Россию. Там он учился в Марбургском университете, в химической лаборатории врача Иоганна Генкеля, занимался физикой и минералогией. В России Ломоносову присвоили звание профессора Академии наук, вскоре он начал читать лекции в Академическом университете. В конце 1740-х ученый познакомился и начал переписываться с меценатом и фаворитом императрицы Елизаветы Петровны Иваном Шуваловым. Ломоносов часто рассказывал ему о заграничных университетах, и Шувалов предложил создать в России новое учебное заведение на европейский манер.

В 1754 году Ломоносов разработал проект университета. Он настаивал, чтобы преподавание там велось на русском языке, а среди студентов были представители всех сословий. К поступлению должны были готовить в гимназии: без нее, считал ученый, «университет как пашня без семян». Чтобы потратить меньше денег из казны, Ломоносов предложил открыть университет в Москве, а не Петербурге. Туда же было проще добираться студентам из других городов России. Проект Ломоносова доработал Иван Шувалов.

Летом 1754 года план создания университета утвердили в Сенате. По указу Елизаветы Петровны учебному заведению передали здание бывшей Главной аптеки недалеко от Куретных (сейчас — Воскресенских) ворот на Красной площади: «Велеть находящиеся в означенном состоящем в Москве у Куретных ворот доме Ревизион-коллегию, Главный комиссариат и Провиантскую контору из того дома вывезти… имеющиеся в аптекарском доме ветхости осмотреть и что, где исправить и вновь сделать надлежит, учиня опись, план и смету, прислать в Правительствующий Сенат немедленно». Перестройкой помещений под нужды учебного заведения занимался архитектор Дмитрий Ухтомский.

25 января 1755 года, в День святой Татьяны по православному календарю, Елизавета Петровна подписала указ об основании Московского университета. Позже в этот день стали отмечать День российского студенчества. Первые занятия в учебном заведении прошли в мае того же года.

В университете создали три факультета — философский, медицинский и юридический. Поступить в него могли представители любых сословий и разночинцы, кроме крепостных крестьян. Ломоносов писал: «В университете тот студент почтеннее, кто больше научился; а чей он сын, в том нет нужды». Всех учащихся разделили на своекоштных и казеннокоштных. Первые платили за обучение сами, вторые — студенты из бедных семей — содержались за счет государства.

Через год после создания университета при нем открылась собственная типография, в которой начали издавать первую в России негосударственную газету — «Московские ведомости». С 1760 года там печатали литературный журнал «Полезное увеселение». С момента открытия университета существовала публичная библиотека, которая была единственной общедоступной в Москве. Действовали театр и хор, в которых состояли студенты. Их представления показывали на Красной площади во время Масленицы, Пасхи и ярмарок. В 1791 году при Московском университете был создан Зоологический музей, в котором хранилось более 15 тысяч предметов — старинные книги, коллекции монет, ископаемые.

Занятия в здании рядом с Куретными воротами проходили только первые два года. Вскоре помещений стало не хватать, поэтому в 1757 году по указу Елизаветы Петровны заведение переехало в усадьбу князя Петра Репнина на Моховой улице. Недалеко от него в 1780-х архитектор Матвей Казаков построил новый «университетский квартал». Его главный корпус стал первым в России зданием, спроектированным и построенным специально для университета.

Во время Отечественной войны 1812 года главный корпус университета на Моховой улице сгорел. Были уничтожены все лаборатории, библиотека, в которую входило больше 20 тысяч книг, экспонаты музейных коллекций, учебные материалы. Из архива удалось спасти чуть больше 50 книг и 12 старинных рукописей. Московский градоначальник Федор Растопчин писал: «Приготовлять к отправлению следует самые только дорогие и значащие вещи, а прочие оставить до времени, так как и воспитанников, коих отправить можно будет после». Ректор Иван Гейм сумел найти лошадей и обозы, на которых вывезли большую часть профессоров и студентов. Однако некоторые из них покинули Москву пешком.

В декабре начались восстановительные работы — специально для этого организовали временную комиссию во главе с Геймом. «Университетский квартал» реконструировал архитектор Доменико Жилярди. Работы закончили только в 1819 году, все это время студенты занимались в арендованных зданиях в Долгоруковском переулке.

Библиотеку и музейные коллекции Московского университета помогли восстановить меценаты. К 1815 году учебному заведению пожертвовали более семи тысяч книг.

«Никогда еще возбуждение учащихся не проявлялось с такой силой»: Московский университет во время революций

В 1826 году, вскоре после восстания декабристов, Московский университет посетил Николай I. Генерал Иван Дибич, который участвовал в задержании заговорщиков, вспоминал: «Дошло до сведения государя императора, что между воспитанниками Московского университета… господствует неприличный образ мыслей». По приказу Николая I в учебном заведении запретили преподавание философии, а студентов и профессоров обязали постоянно носить форму для «вида порядка и благоустройства».

Николай I изменил и факультеты Московского университета. Были открыты юридический, медицинский и философский факультеты. По указу императора количество студентов философского и юридического факультетов не должно было превышать триста человек. Так император решил «контролировать неблагонадежных» обучающихся. Это ограничение снял только Александр II в 1855 году.

Студенты Московского университета в 1905 году приняли участие в Первой русской революции. Из-за волнений и беспорядков занятия пришлось приостановить на несколько месяцев. Члены Совета университета писали после одного из чрезвычайных собраний: «Никогда еще возбуждение учащихся не проявлялось с такой силой… как в настоящее время». В том же году был создан студенческий Центральный университетский орган, в который вошли представители всех курсов и факультетов. Его члены собирали деньги для арестованных студентов, помогали малообеспеченным.

В ноябре 1910 года студенты Московского университета устроили сходку из-за смерти писателя Льва Толстого. Из-за траура занятия не велись три дня. И хотя руководство поддержало организаторов мероприятия, вскоре был издан циркуляр «О временном недопущении публичных и частных студенческих заведений».

В ответ студенты 27 января 1911 году устроили забастовку. По распоряжению министра народного просвещения Льва Кассо в этот день в университет ввели полицию, а занятия приостановили. Ректор Александр Мануйлов на чрезвычайном заседании Совета университета сложил с себя полномочия. За ним последовало более ста преподавателей. А к концу семестра университет покинуло больше трети сотрудников, в том числе профессора Владимир Вернадский, Николай Зелинский, Климент Тимирязев. На их места назначили новых преподавателей, но в знак протеста студенты их лекции почти не посещали.

Уволенные сотрудники были восстановлены только в 1917 году, после Февральской революции. Тогда же возникли новые студенческие организации самоуправления — милиция, санитарная служба. Они раздавали оружие, помогали раненым. Их члены демонстративно отказывались подчиняться руководству учебного заведения. Ректор Матвей Любавский вспоминал: «Университет встречает препятствия для возобновления занятий, ибо его аудитории заняты организацией студенческой милиции, которая считает себя автономной, самовольно занимает помещения, отводит их под митинги и реквизирует университетское имущество».

Источник: www.culture.ru


Categories: Время

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.