Market

Pike Place Market

A cavalcade of noise, smells, personalities, banter and urban theater sprinkled liberally around a spatially challenged waterside strip, Pike Place Market is Seattle in a bottle. In operation since 1907 and still as lively today as it was on day one, this wonderfully local experience highlights the city for what it really is: all-embracing, eclectic and proudly unique. A 2017 expansion of the market infrastructure added vendor space, weather-protected common areas, extra parking, and housing for low-income seniors. If you’re coming from downtown, simply walk down Pike Street toward the waterfront; you can’t miss the huge Public Market sign etched against the horizon. Incidentally, the sign and clock, installed in 1927, constituted one of the first pieces of outdoor neon on the West Coast. From the top of Pike Street and 1st Avenue, stop and survey the bustle and vitality. Walk down the cobblestone street, past perpetually gridlocked cars (don’t even think of driving down to Pike Place) and, before walking into the market, stop and shake the bronze snout of Rachel the Market Pig, the de-facto mascot and presiding spirit of the market.


his life-size piggy bank, carved by Whidbey Island artist Georgia Gerber and named after a real pig, collects about $10,000 each year. The funds are pumped back into market social services. Nearby is the information booth, which has maps of the market and information about Seattle in general. It also serves as a ticket booth, selling discount tickets to various shows throughout the city. Pike Place Market History Pike Place Market is the oldest continuously operating market in the nation. It was established in 1907 to give local farmers a place to sell their fruit and vegetables and bypass the middleman. Soon, the greengrocers made room for fishmongers, bakers, butchers, cheese sellers, grocers selling imported wares, and purveyors of the rest of the Northwest’s agricultural bounty. The market wasn’t exactly architecturally robust – it’s always been a thrown-together warren of sheds and stalls, haphazardly designed for utility – and was by no means an intentional tourist attraction. That came later. An enthusiastic agricultural community spawned the market’s heyday in the 1930s. Many of the first farmers were immigrants, a fact the market celebrates with annual themes acknowledging the contributions of various ethnic groups; past years have featured Japanese Americans, Italian Americans and Sephardic Jewish Americans.

y the 1960s, sales at the market were suffering from suburbanization, the growth of supermarkets and the move away from local, small-scale market gardening. Vast tracts of agricultural land were disappearing, replaced by such ventures as the Northgate Mall and Sea-Tac airport. The internment of Japanese American farmers during WWII had also taken its toll. The entire area became a bowery for the destitute and was known as a center of ill repute. In the wake of the 1962 World’s Fair, plans were drawn up to bulldoze the market and build high-rise office and apartment buildings on this piece of prime downtown real estate. Fortunately, public outcry prompted a voter’s initiative to save the market. Subsequently, the space was cleaned up and restructured, and it has become once again the undeniable pulse of downtown; some 10 million people stroll through the market each year. Thanks to the unique management of the market, social-services programs and low-income housing mix with commerce, and the market has maintained its gritty edge. These initiatives have prevented the area from ever sliding too far upscale. A market law prohibits chain stores or franchises from setting up shop and ensures all businesses are locally owned. The one exception is, of course, Starbucks, which gets away with its market location because it is the coffee giant’s oldest outlet, moving here from its original location in 1976. In 2015, ground was broken on the "Pike Up" project, a 30,000-sq-ft extension of Pike Place.

de possible by the demolition of the Alaskan Way Viaduct, the MarketFront complex opened in 2017 with new shops, restaurants and stalls, and links the market to the waterfront via terraces, staircases and green space. Main and North Arcades Rachel the Market Pig marks the main entrance to the Main & North Arcades, thin shed-like structures that run along the edge of the hill; these are the busiest of the market buildings. With banks of fresh produce carefully arranged in artful displays, and fresh fish, crab and other shellfish piled high on ice, this is the real heart of the market. Here you’ll see fishmongers tossing salmon back and forth like basketballs (many of these vendors will pack fish for overnight delivery). You’ll also find cheese shops, butchers, stands selling magazines and candy from around the world, tiny grocery stalls and almost everything else you need to put together a meal. The end of the North Arcade is dedicated to local artisans and craftspeople – products must be handmade to be sold here. It's also abloom with flower sellers. The Main Arcade was built in 1907, the first of Frank Goodwin’s market buildings. Down Under As if the levels of the market that are above ground aren’t labyrinthine enough, below the Main Arcade are three lower levels called the Down Under. Here you’ll find a fabulously eclectic mix of pocket-size shops, from Indian spice stalls to magician supply shops and vintage magazine and map purveyors.

conomy Market Building Once a stable for merchants’ horses, the Economy Market Building on the south side of the market entrance has a wonderful Italian grocery store, DeLaurenti – a great place for any aficionado of Italian foods to browse and sample. There’s also Tenzing Momo, one of the oldest apothecaries on the West Coast, where you can pick up herbal remedies, incense, oils and books. Tarot readings are available here on occasion. Look down at the Economy Market floor and you’ll see some of its 46,000 tiles, sold to the public in the 1980s for $35 apiece. If you bought a tile, you’d get your name on it and be proud that you helped save the market floor. Famous tile owners include Cat in the Hat creator Dr. Seuss and former US president Ronald Reagan. South Arcade If you continue past DeLaurenti, you’ll come into the South Arcade, the market’s newest wing, home to upscale shops and the lively Pike Pub & Brewery. It's not technically part of the historic market, but is with it in spirit and rambunctious energy. Corner and Sanitary Market Buildings Across Pike Place from the Main Arcade are the 1912 Corner & Sanitary Market Buildings, so named because they were the first of the market buildings in which live animals were prohibited. It’s now a maze of ethnic groceries and great little eateries, including Three Girls Bakery, which is as old as the building itself and the insanely popular Crumpet Shop.

en you've finished devouring your baked goods, you can digest a bit of radical literature in bolshie bookstore, Left Bank Books. Post Alley Between the Corner Market and the Triangle Building, narrow Post Alley (named for its hitching posts) is lined with shops and restaurants. Extending north across Stewart Street, it offers two of the area’s best places for a drink: the Pink Door Ristorante, an Italian hideaway with a cool patio, and Kells, an Irish pub. In Lower Post Alley, beside the market sign, is the LaSalle Hotel, which was the first bordello north of Yesler Way. Originally the Outlook Hotel, it was taken over in 1942 by the notorious Nellie Curtis, a woman with 13 aliases and a knack for running suspiciously profitable hotels with thousands of lonely sailors lined up nightly outside the door. The building, rehabbed in 1977, now houses commercial and residential space. Post Alley continues on the southern side of Pike Street where you'll find the beautifully disgusting gum wall. The once venerable red-brick facade is now covered in used pieces of chewing gum, originally stuck there by bored theater-goers standing in line for a nearby ticket office in the 1990s. Despite early attempts by the city council to sanitize, the gum-stickers persevered and in 1999, the wall was declared a tourist attraction. Feel free to add your own well-chewed morsels to the Jackson Pollock–like display Next head to one of the market's best hideaway spots, the bar and pizza restaurant Alibi Room.

riangle Building All in a row in the diminutive Triangle Building, sandwiched between Pike Place, Pine Street and Post Alley, is a huddle of cheap food take-outs including Mee Sum Pastry (try the steamed pork bun), a juice bar and Cinnamon Works – all great choices for a stand-up snack. First Avenue Buildings These downtown-facing buildings, added mainly in the 1980s, blend seamlessly into the older hive. Here you'll find Pike Place's only two accommodations – Pensione Nichols and Inn at the Market – a couple of classic pubs and community resources such as a medical center. North End The market's North End stretches along Pike Place from Pine Street to Victor Steinbrueck Park – a popular meeting point for daily walking tours. The 1918 Soames-Dunn building, once occupied by a seed company and a paper company, is now home to the world's oldest Starbucks. Beware of crowds and errant elbows knocking over your mermaid-logo coffee cup. Pike Place Market Hours Early birds catch more than worms at Pike Place Market. Arrive promptly at 9am for some real-life street theater at market roll call before wandering over to the Main Arcade to see the fish throwers warming up. The purpose of roll call is allocating space to the market’s temporary craft-sellers. As Pike Place has more than 200 registered vendors but only 130 available trading spots, each day is nail-biting. By 9:30am the spots have been assigned and everyone is on their way. Roll call is held at the north end of the North Arcade.

Источник: www.lonelyplanet.com

1. Агломерация и транспортное планирование


Сиэтл на берегу залива Puget Sound в северо-западной части США имеет население около 740 тыс. человек, и является центром округа Кинг (King County) штата Вашингтон, образуя агломерацию с населением 4 млн человек (Seattle metropolitan area). Вместе с Портлендом, столицей соседнего штата Орегон, и Ванкувером, столицей канадской провинции Британская Колумбия, он образует Cascadia (встречается Pacific Northwest), — один из крупных трансграничных мегарегионов с общим населением 9,3 млн человек. Это более аморфное социально-экономическое образование пока не имеет административных координационных органов, но возможное строительство высокоскоростной ж/д линии UHSGT это изменит.

Мегарегион называется так по Каскадным горам — крупному горному хребту к востоку и югу от залива Puget Sound, который препятствует дальнейшему прохождению насыщенных водой воздушных масс с побережья Тихого океана, выпадающих осадками. Из-за этого Сиэтл получил не вполне заслуженное прозвище «города вечных дождей». Хотя общее количество осадков там меньше, чем в Нью-Йорке или Майами, — просто часто облачно или моросит мелкий дождь (правильнее его называть скорее «самым облачным городом»). Но когда там светит солнце, а это, в основном, май-сентябрь, окружающая природа превращает его в настоящий Emerald City, «изумрудный город». К слову, солнце периодически поглядывает на протяжении всего года, просто погода весьма переменчива.


Cascadia megaregion (слева) и агломерация Сиэтла (справа)

В Сиэтле хорошо развита система общественного транспорта на базе магистральных и городских автобусов с выделенками (King County Metro), трамваев и лёгкого метро (Sound Transit), а также паромов (Washington State Ferries — одна из крупнейших в мире систем по пассажиропотоку). Их биллинг интегрирован, поэтому можно иметь одну ORCA card для всех видов транспорта. Благодаря удобству системы быстрый рост населения в Сиэтле и окрестностях не привёл к транспортному коллапсу — да, пробок стало больше, но без общественного транспорта, доля которого в поездках достигает уже 57% (на авто ездит 25%) был бы полный швах. Кстати, большинство работодателей в той или иной мере компенсирует транспортные расходы своим работникам на общественный транспорт, — не Токио, конечно (о шинкансенах я уже писал), но тем не менее. 

Успех общественного транспорта связан с созданием регионального совета (PSRC) со статусом Metropolitan Planning Organization, организации планирования развитием транспорта и экономики в масштабах всей агломерации Сиэтла. Для этого PSRC, объединяющий четыре округа (King, Pierce, Snohomish и Kitsap) с 82 городами и общей территорией 16,3 тыс.


2, разработал общую транспортную стратегию VISION 2040. Не везде в США да и в мире в целом такое удаётся сделать. Часто противоречия, политика и просто субъективные факторы мешают совместному транспортному планированию в масштабах агломерации, — практически всегда её социально-экономические границы не совпадают с административными. Ситуация только усложняется при расположении агломераций на территории сразу нескольких административных единиц, как в случае с Нью-Йорком (штаты Нью-Йорк, Нью-Джерси и Коннектикут) или Канзас-Сити (штаты Канзас и Миссури, интересны правовые коллизии). 

Говоря о развитии транспорта Сиэтла, нельзя не рассказать о двух примечательных тоннелях. Транзитный DSTT длиной чуть более 2 км проходит под центром города, с 1990 по 2005 гг. он использовался для автобусов, а после модернизации с прокладкой углублённых рельсов — совместно с лёгким метро. Интересно было наблюдать, как автобусы и вагоны ждали друг друга на станциях и по очереди шныряли в тоннель. Такое решение до перехода на эксклюзивное использование лёгким метро в 2019 г. было единственным в США. 

А второй — State Route 99 tunnel также известный как Alaskan Way Viaduct replacement tunnel. С 1953 по 2019 гг. двухуровневый 99-й хайвэй, построенный над набережной Сиэтла, отделял город от кромки воды. Он бы простоял ещё столько же, если бы не получил серьёзные повреждения во время землетрясения 2001 г. В итоге приняли решение его снести, заменив двухуровневым тоннелем длиною 3,2 км. Для этого Hitachi спроектировал и построил самый большой в мире проходческий щит диаметром 17,5 м, получивший имя Bertha. Не пройдя и четверти пути, она сломалась (всё-таки скальный грунт), ремонт занял два года. Разбирать её снова не стали, а проложили для ремонта вертикальную шахту к голове щита. Тоннель закончили в итоге лишь в начале 2019 г. На месте двухуровневого виадука уже началось масштабное строительство нового паркового променада. 


2. Три волны развития Сиэтла

▍ Как Сиэтл стал Jet City

В 1916 г. первый гидроплан Боинга (William Boeing) взлетел с Lake Union, в том же году он основал компанию Pacific Airplane Company, позднее ставшую The Boeing Company. Он не был местным, — сын немецких эмигрантов вырос в Детройте. Занесло его в дикий и глухой тогда штат Вашингтон случайно — начинал он как лесопромышленник. Собственно, обилие леса (самолёты тогда были деревянными/фанерными) и удачное расположение Сиэтла между заливом Puget Sound и Lake Washington, и определили будущее города, когда Билли увлёкся авиацией. После вступления США в WWI военные заказали у Boeing 50 гидропланов, бизнес начал стремительно развиваться (военные останутся важнейшим заказчиком для компании). В 1929 г. Boeing объединился с Pratt & Whitney, образовав вертикально-интегрированную United & Transport Corporation. Но в 1934 г. Правительство США обвинило корпорацию в монополизме, разделив на три независимых подразделения: саму Boeing Airplane Company, United Aircraft (Pratt & Whitney, Chance Vought и Sikorsky) и United Air Lines. 

Билли Боинг не перенёс этого, постепенно начав отходить от руководства компанией, предпочтя тихую жизнь на яхте и разведение лошадей. Бизнес Boeing после ухода основателя шёл ни шатко ни валко, пока его сильно не подстегнула начавшаяся война и массовое производство «летающих крепостей» — дальних бомбардировщиков Boeing B-17, а к середине войны и стратегических Boeing B-29. Количество сотрудников на заводах в Сиэтле и в других штатах выросло в несколько раз. Но есть какая-то злая ирония в том, что в одном из своих воздушных рейдов 1945 г. B-17 в пух и прах, среди прочей половины Рейха, разбомбили и Hohenlimburg — городок сталелитейщиков, откуда родом была семья отца Основателя, Wilhelm Böing. Сам Билли Боинг умер в 1956 г., так и не успев стать свидетелем расцвета мировой гражданской авиации на основе творений его конструкторов и инженеров, — первое послевоенное десятилетие основной доход корпорации продолжали приносить заказы Пентагона. Однако за пару лет до смерти он всё-таки был приглашён на торжественную церемонию выкатки Boeing 367-80, позже ставшего знаменитым Boeing 707. 

Бизнес Boeing на протяжении всей истории корпорации развивался волнообразно, то падая, то вновь восстанавливался вслед за национальной и мировой экономикой. Сообразно менялась и численность сотрудников корпорации, то превышая 100 тыс. человек, то опускаясь до 40-50 тыс. Неизменным оставалось одно — каждое рабочее место в отрасли формировало ~ три дополнительных места в смежных секторах. И если в 2016 г. в штате Вашингтон на Boeing работало 75 тыс. человек, то в смежных отраслях трудилось ещё 192 тыс. (итого 267 тыс. человек). В итоге в 2015 г. на авиакосмический сектор приходилось 59% экспорта всего штата Вашингтон. Такой мультипликативный эффект, а также ведущая роль Boeing, несмотря на взлёты и падения занятости, обеспечили формирование в Сиэтле и окрестностях крепкого среднего класса. Именно авиазаводам Boeing город обязан превращением из никому не известного провинциального городка на диком северо-западном побережье в один из мировых hi-tech-центров. Авиапромышленность, подобно автопромышленности Мичигана и Детройта, стала массовым социальным лифтом. Она дала рабочим без высшего образования не только возможность достойно заработать, но и отправить своих детей в колледж — залог будущего бума техно-хипстеров в Сиэтле и окрестностях, начавшегося со второй половины 1980-х гг. 

Динамика занятости Boeing в штате Вашингтон (Сиэтл, Рентон, Эверетт, Оберн, Фредериксон) за последние 100 лет. Источник: Mark Nowlin, The Seattle Times

▍ Boeing 747: рождённый в тени старшего брата

В начале 1960-х гг. Pan Am Airlines, ключевой гражданский заказчик Boeing того времени, пожиная плоды бурного роста воздушных перевозок, убедил компанию разработать самолёт с пассажировместимостью, вдвое превышающей предыдущую модель 707. Pan Am сделал твёрдый заказ на 25 бортов на сумму $525 млн при условии начала их поставок уже к 1969 г. В итоге на всю программу разработки у Boeing оставалось лишь 28 месяцев, — на треть меньше, чем требовалось для разработки лайнера обычных размеров. Работы с самого начала шли в авральном режиме. И это при том, что в компании не особо верили в коммерческий успех такого большого лайнера, сразу же заложив возможность его быстрого переоборудования в грузовой самолёт, — отсюда и характерная поднятая вверх кабина, а также закрепившееся jumbo jet. 

Тогда Boeing надеялся продать хотя бы три-четыре сотни машин, воспринимая проект как второстепенный по сравнению с 2707 SST — амбициозным проектом пассажирского сверхзвукового авиалайнера на 300 пассажиров и скорость в 3 Маха (у Concorde была вместимость 100 человек и скорость 2 Маха). Уже потом силуэт Boeing 747 станет иконой промышленного дизайна, и по всему миру их будет продано более 1500. Авиалайнер, получивший среди лётчиков прозвище Queen of the Skies, за счёт резкого роста пассажировместимости (440 против 180 у Boeing 707), изменил саму экономику авиаперевозок, сделав их по-настоящему массовыми. Да, сейчас он постепенно уходит, как и А380, просто с середины 2000-х начал меняться сам рынок авиаперевозок в пользу менее вместительных, но более гибких двухдвигательных моделей.

Ещё в 1966 г. под производство первого широкофюзеляжного лайнера начали строить отдельный авиазавод, выбрав небольшой городок дровосеков Эверетт к северу от Сиэтла. До сих пор Boeing Everett Factory площадью 398 тыс. м2 — крупнейшее здание мира. Но тогда проект 747 по-прежнему воспринимался руководством «гадким утёнком», — все бредили идеей сверхзвуковых полётов (Ту-144 совершил первый полёт 31 декабря 1968 г., первый полёт Concorde — в марте 1969 г.), туда брошены все силы. Несмотря на это, постепенно 4,5 тыс. человек инжинирингового департамента Boeing становятся ядром для коллектива из 50 тыс. человек, так или иначе оказавшихся вовлечёнными в работы над jumbo jet. В итоге первый полёт 747 состоялся в феврале 1969 г., как и было обещано Pan Am. 

Производство 747-8 в Эверетте будет остановлено в ноябре 2022 г. Длина его фюзеляжа в 2 раза больше расстояния, которое пролетел Kitty Hawk, первый самолёт братьев Райт. Источник: Boeing

Между тем в мае 1971 г., несмотря на сильную поддержку администрации Никсона, Конгресс США проголосовал за отмену проекта Boing 2707 SST (денег на всё сразу не было, — лунная программа была всё ещё в приоритете, плюс шла война во Вьетнаме). Это был удар ниже пояса для Boeing, — закрытие такого масштабного проекта ввиду больших затрат на программу 747 и параллельное создание ближнемагистрального 737, будущего бестселлера на основе 707/727, привело к увольнению 60 тыс. человек. Ещё 43 тыс. человек потеряло работу в смежных отраслях. В итоге за SST прочно закрепилось хлёсткое прозвище самолёта, который «чуть не съел Сиэтл».

На пике в июне 1968 г. в штате Вашингтон на Boeing трудился каждый пятый, а Сиэтл того времени справедливо называли world’s largest company town. Продажи только вставших на крыло 737 и 747 тоже не обнадёживали, — по всей авиаиндустрии очень больно ударил нефтяной кризис октября 1973 г. До 85% бизнеса Boeing того времени были связаны с продажами гражданским авиакомпаниям, которым резко стало не до закупки новых самолётов. Перед Сиэтлом замаячил призрак Детройта, failed city. Произошёл какой-то психологический надлом, начался отток жителей, продажи недвижимости рухнули на 35%, продажи новых авто — на 50%, уровень безработицы подскочил до 17% и т.д. Именно в это время и появился знаменитый билборд, zeitgeist того времени. 

Знаменитый билборд двух риелторов Bob McDonald и Jim Youngren. К 1971 г. Boeing уволил 60 тыс. человек. Автор: Greg Gilbert The Seattle Times

▍ Роль Microsoft в диверсификации экономики Сиэтла

Ключевым событием в диверсификации экономики города стал перенос в 1979 г. штаб-квартиры Microsoft из Альбукерке в Белвью. Этот пригород Сиэтла был родным для со-основателей Билла Гейтса и Пола Аллена городка (всё-таки семейная поддержка что-то да значит). И по некоторым оценкам, только выход Microsoft на IPO через семь лет сделал долларовыми миллионерами 12 тыс. сиэтлитов, сотрудников компании. Уже потом, по мере роста бизнеса, от Microsoft стали отделяться различные спин-оффы либо выходцами из компании основывались другие стартапы. Поэтому значение корпорации для создания мощной ИТ и венчурной экосистемы вокруг Сиэтла трудно переоценить. 

Уже на этой базе где-то с середины 2000-х гг. начал быстро расти и Amazon. Сегодня в Сиэтле и его окрестностях (Редмонд, Белвью, Эверетт и др.) располагаются штаб-квартиры Expedia, Zillow, Tableau, F5 Inc, Valve, T-Mobile, Getty Images, Alaska Airlines, Nintendo America, PACCAR Inc, Blue Origin и Fortive, крупные офисы Google и Facebook (по 6 и 5 тыс. сотрудников соответственно), Oracle, Salesforce, SAP и пр. Здесь занимательная инфографика 2012 г. по сравнению King of the Cloud, как стали называть Сиэтл после начала ИТ-бума, с Кремниевой долиной. Кстати, в 2021 г. Сиэтл занял второе место по средним з/п в hi-tech в США ($158 000/год), а в этом году — стал лучшим городом для соискателей в сфере STEM.

На март 2021 г. Microsoft имел в агломерации Сиэтла 57 тыс. сотрудников, примерно треть от их общей численности по всему миру. Ну а на первое место вышел Amazon, который по итогам 2020 г. из-за глобального бума электронной коммерции в пандемию нанял ещё 16,5 тыс. сотрудников, доведя их число в регионе до 80 тыс. человек. Boeing же, после увольнения более 20 тыс. сотрудников во время кризиса с 737 Max, продолжившегося из-за пандемии, имел на конец 2021 г. менее 56 тыс. сотрудников. Вот такая «большая тройка» работодателей агломерации Сиэтла. Есть, конечно и другие крупные компании средней руки, формирующие костяк экономики региона, такие как образовательный кластер (University of Washington и Washington State University, совокупно более 32 тыс. человек), медицинский кластер, ритейл (Nordstrom и Costco Wholesale Corporation с 11 тыс.), крупнейшая в мире система паромного сообщения, гражданские и военно-морские верфи и базы ВМФ и пр.

Говоря о потере Boeing лидерства среди работодателей региона, следует помнить о мультипликативном эффекте занятости в смежных отраслях. Поэтому Сиэтл и его окрестности до сих пор остаются центром крупнейшего в США аэрокосмического кластера (помимо Boeing это Blue Origin/Kuiper Systems, производственные площадки SpaceX, Aerojet Rocketdyne и LeoStella и пр.). На положение дел поначалу не повлиял даже перенос в 2001 г. штаб-квартиры в Чикаго после слияния с McDonnell Douglas. Захват власти пришлым менеджментом с токсичной корпоративной культурой и постепенная потеря «инженерного духа» в угоду финансистам породил грустную шутку «McDonnell купил Boeing за деньги Boeing». Именно после этого «новый» Boeing начал выводить производства в другие штаты США с менее сильными профсоюзами и более низкой з/п, а также широко полагаться на аутсорсинг. Именно в том решении лежали корни бед с 737 MAX и частично с 787 («Boeing уже не тот, он перестал заботиться о людях» — примерно такое можно услышать от старожилов и ветеранов-производственников).

▍ Гордость и проклятие Сиэтла: не только уши Безоса

Джефф Безос основал Amazon в Белвью в 1994 г. Можно сказать, что это стало третьим ключевым событием для всего региона в XX в. после Boeing и Microsoft. Выбор места был не случаен, рядом в Редмонде уже обосновался Microsoft и вокруг крутилось много амбициозных программистов. Безос не был местным, он выбрал штат Вашингтон из чисто холодного расчёта — как один из самых малонаселённых. В то время ритейлеры платили только налог с продаж в своём родном штате, а продажи в другие штаты налогом не облагались (начинал он с продаж книг онлайн). Меньшее население — небольшие местные продажи — меньшие налоги. Кроме того, Вашингтон — штат регрессивного налога, и в Сиэтле при доходах домохозяйства, условно в $25 тыс., оно платит 17% местных и штатных налогов, а при доходах $250 тыс. —  лишь 4,4%. 

Это было началом большого пути по минимизации налоговых платежей, впоследствии приведшим к образованию в 2003 г. AEHT и Amazon EU Sarl — «дочек» Amazon в Люксембурге (с Project Goldcrest, схемой ухода от налогов разобрался The Guardian). К слову, Jean-Claude Juncker, архитектор налоговой реформы, позволившей стать крохотному европейскому княжеству раем для миллиардеров всего мира, впоследствии стал Президентом Еврокомиссии. А Bob Comfort, тогдашний глава налогового департамента Amazon стал почётным консулом Люксембурга в Сиэтле, — как вы понимаете, такие серьёзные вещи на пустом месте не делаются. Вообще бегство в самые добрые налоговые юрисдикции — одна из основ глобального успеха компании. Так, за право разместить вторую штаб-квартиру Amazon (HQ2) в США развернулась нешуточная борьба между городами США. Безос размахивал морковкой в 50 тыс. новых рабочих мест и $5 млрд инвестиций. Штат Нью-Джерси предложил налоговых послаблений на $7 млрд, но выиграли в итоге штаты Вирджиния и Нью-Йорк. 

Между тем, сиэтлиты не уставали предупреждать тех об опасности «сиэтлизации» (Seattle-ization), когда из-за продолжающегося бума Amazon жильё в нём для местных (нормальных жителей без шестизначных з/п) стало недоступно. Именно с Amazon была связана львиная доля деловой и строительной активности в центре Сиэтла после кризиса 2007–2008 гг., когда компания решила перенести свою штаб-квартиру поближе к центру Сиэтла, в район South Lake Union. В 2017 г. Amazon занимал 19% офисных площадей Сиэтла, самая высокая доля, занимаемая одной компанией в американской истории. Это привело к строительству почти 10 000 дорогих апартаментов в центре только в 2017 г. (в два раза больше, чем в предыдущий год, а за десять года в совокупности  — больше, чем за предыдущие 50 лет). В то время как на окраинах не было возведено практические ничего, особенно в сегменте доступного жилья. 

Однако, такие темпы строительства не поспевали за притоком новых жителей. До пандемии каждый год в Сиэтл переезжало до 20 тыс. человек, привлекаемых высокими зарплатами в ИТ-индустрии и, прежде всего, у Amazon ($100-110 тыс. в год, в два раза выше средней з/п по агломерации). По агломерации Сиэтла в 2010–2019 гг. цифры были ещё внушительнее: 60 тыс. новых жителей каждый год и лишь 19 тыс. единиц вновь построенного жилья. 

Такой дисбаланс между бурным ростом населения и недостатком предложения на рынке вызвал резкий рост цен на недвижимость. Медианная стоимость одноэтажного дома в Сиэтле выросла к 2018 г. на 110% до $820 тыс., а средняя стоимость аренды на 64% до $2 тыс. (сейчас превышает $2,6 тыс.). В Белвью к февралю 2022 г., на фоне слухов о том, что Amazon планирует разместить там ещё 25 тыс. сотрудников, она достигла $1,56 млн. Скорее всего, рост продолжится, что сделает пригород Сиэтла местом с самой дорогой недвижимостью в США, обогнавшим Нью-Йорк и Кремниевую долину. Всё это стало причиной острейшего жилищного кризиса, по оценкам муниципалитета до 45 тыс. домохозяйств тратили на жильё больше половины своего дохода (в 2018 г. 54% домохозяйства арендовали жильё, и эта доля растёт). По расчётам муниципальных служащих, более-менее свободно вздохнуть домохозяйствам позволяют годовые доходы от $75 тыс. (выше медианного заработка по штату). В то время как наибольший недостаток в социальном жилье наблюдался в подгруппе домохозяйств с минимальными доходами (до 50% от медианного или менее $35 тыс., см. график). 

В целом, по оценкам регионального совета Puget Sound 2021 г., для ликвидации дефицита на рынке недвижимости в штате Вашингтон должно быть построено 46 тыс. единиц жилья, из них не менее 11 тыс. — для расселения бездомных. 

Причины жилищного кризиса в Сиэтле. Углубление диспропорции между предложением на рынке жилья и ростом населения из-за высокой миграции в 2010–2019 гг. Источник : PSRC, 2021

3. Издержки экономического бума

▍ Жилищный кризис и проблема бездомных

На 2021 г. Сиэтл был 18 крупнейшим городом США, а по числу бездомных он остаётся на третьем месте, после Нью-Йорка и Лос-Анджелеса. На начало 2020 г. в King County, куда входит и агломерация Сиэтла, бездомных было около 11 750 человек. При этом практически половина, 5600 человек жили на улицах, ещё 4000 — в приютах для бездомных и около 2000 — во временном социальном жилье. По другой методике подсчёта, по King County было в четыре раз больше бездомных. В итоге их палатки и спальные мешки повсюду — под мостами, на незастроенном пространстве, на тротуарах, на пятачках газонов, в парках. В результате некоторые районы города стали напоминать лагеря беженцев. В 2020 г. таких небольших городков бездомных от 2 до 10 палаток было разбросано по всему городу более 120. 

Связано это не столько с наркоманами (штат Вашингтон в 2012 г., одним из первых в США легализовал марихуану как лечебное средство) и конченными пьяницами, а с бедностью и кризисом социальной системы обеспечения в целом, острейшим недостатком доступного жилья, отсутствием контроля за ростом арендных ставок, а также большим числом душевнобольных на улицах всех без исключения американских городов. По доковидным оценкам, в King County примерно 4000 бездомных или 34% их общего числа страдали различными психическими расстройствами. За это отдельное «спасибо» Рейгану, который в 1981 г. в рамках сокращения поддержки системы здравоохранения распорядился выпустить их из лечебниц. 

Недавно избранный Брюс Харрел стал мэром, пообещав очистить улицы центра и городские парки от бездомных, параллельно обеспечив строительство новых временных приютов и социального жилья. В идеальной картине мира, после разбора палаточного лагеря бездомных переселяют в приюты. Их пребывание там должно быть временным, следующий пункт — переселение уже в доступное (социальное) жильё. Но так как его катастрофически не хватает, все приюты переполнены. Поэтому только что разогнанный палаточный городок вновь возникает где-то поблизости. Есть незавидная статистика 2020 г., когда только четверть обитателей разогнанных палаточных городков получили места в приютах для бездомных и лишь примерно 5% из них — получили его в течение двух суток после разгона лагеря. 

Посмотрим, получится ли у Харрела, все сиэтлиты держат пальцы, но пока движется всё очень медленно, не в последнюю очередь из-за пандемии. В 2021 г. King County выкупил 9 объектов недвижимости под временные приюты для 1600 бездомных — семь отелей и две многоэтажки, реально использоваться для этих целей стало пока лишь два объекта на 180 человек. 

Рост числа бездомных за последние 10 лет в Сиэтле. Источники: Seattle Times, KCRHA, GeekWire Photo/John Cook и Johnny Miller

▍ Микродома и палаточные городки

 
Чтобы как-то решить проблему бездомных «снизу», в Сиэтле уже много лет работают различные НКО в двух направлениях. Прежде всего, они принимают участие в муниципальной программе City-Permitted Villages, когда на официально отведённой для этого территории размещаются два-три десятка маленьких временных деревянных домов (средняя площадь 11 м2). Пока таких площадок лишь около десятка, и они дают приют около 440 бездомным, все они находятся под управлением НКО Low Income Housing Institute (LIHI). Othello Village — одно из таких поселений, состоящее из 28 деревянных кабинок и 12 палаток с общим душем, туалетом и палаткой-кухней. В доковидную пору 34% обитателей таких поселений с крошечными домами через некоторое время действительно переселялось в постоянное социальное жильё, что можно считать успехом. 

Что касается второго направления, палаточных городков, то такие стихийные поселения бездомных возникают по всем штатам. Они начали появляться в Сиэтле ещё в 1990-е гг., но муниципалитет их разгонял. Прецедентом стало решение городского суда по Tent City 3, шефство над которым взяли НКО SHARE/WHEEL. Этот палаточный городок примерно на 100 жителей был легализован, но с условием его ротационного размещения на частной территории не более чем на 90 дней (требуется получение официально приглашения). К примеру, в 2017 и 2021 гг. его хостом выступал Университет Вашингтона. Был легализован и Tent City 4, но в 2004 г. его перенесли из центра Сиэтла на восточный берег озера Вашингтон, где он также переезжает с места на место на ротационной основе. Как правило, большинство жителей этих двух легализованных палаточных городков работает, там организовано разовое горячее питание, уборка мусора, туалеты и действуют строгие внутренние правила (запрещено пить, употреблять наркотики, драться и пр.). 

▍ А что же большой бизнес?

Большой бизнес Сиэтла также начал участвовать в решение вопроса, но пока это либо дань моде, либо попытки обелить себя в глазах общественности. Со-основатель Microsoft Пол Аллен ещё в 2017 г. пожертвовал $30 млн на проект доступного жилья для бездомных Сиэтла. В начале 2019-2020 гг. Microsoft принял решение выделить на решение региональной проблемы бездомных $750 млн, но 97% этой суммы — займы девелоперам (часть по сниженной процентной ставки). И лишь $25 млн будут напрямую выделены в виде грантов и субсидий соответствующим НКО. В январе 2021 г. Amazon также объявил о создании Housing Equity Fund на $2 млрд, но для King County из них предназначены лишь $344,3 млн (и тоже в виде низкопроцентных займов). 

Это крохи по сравнению с тем, что требуется. Amazon даже не собирается возмещать нанесённые потери. За последнее десятилетие для строительства дорогих апартаментов по всему округу Кинг было снесено 112 000 единиц доступного жилья для домохозяйств с уровнем дохода ниже 80% от медианного. На этом фоне обещание проспонсировать строительство 2-3 тыс. единиц такого жилья выглядит как усмешка. Поэтому филантропия корпораций Сиэтла проблему с доступным жильём решить не способна, если вообще имеет такие цели. 

4. Адаптация системы зонирования для решения жилищного кризиса

Пока муниципалитет и различные НКО пытаются решить одну и ту же проблему с разных концов, происходит адаптация системы городского зонирования в сторону повышения разрешённой этажности (up-zoning).

По факту, upzoning в кварталах одноэтажного жилья на одну семью Сиэтла, уже был. Различных дуплексов, триплексов, таунхаусов и ADU было более 10 тыс. Но в большинстве случаев, это историческое наследие, их успели построить до 1923 г., когда в Сиэтле была принята система зонирования. С 1980 г. поквартальная ёмкость жилья осталась практически неизменной, в то время как население выросло на 40%. И если в 1923 г. single-family zoning покрывал треть территории города, сегодня он превышает половину. С 1994 г. повышать плотность в зонах single-family housing разрешалось только с помощью ADU, это жилые помещения, дополняющие основной дом на том же участке (небольшой гостевой домик, гараж со вторым жилым этажом и пр.). Из-за ограничений с тех пор их было построено всего около 1500, не более 1% от жилищного фонда города. Для сравнения, в соседнем Ванкувере, столкнувшемся с ещё более острым кризисом доступности жилья, доля ADU составляет более трети. В 2019 г. городской совет, наконец, ослабил ограничения по ADU, разрешив строительство до двух таких дополнительных жилых единиц на одном участке, одновременно повысив их разрешённую площадь. Так что ситуация начнёт улучшаться. 

Кроме того, согласно комплексному плану городского развития 1990 г. и его обновлённой версии Seattle 2035, чтобы ограничить расползание Сиэтла впервые были введены три новые категории зонирования. Они получили название urban villages — «зон роста» для концентрации в них городского развития: шесть городских центров с максимальной плотностью, шесть районов-хабов с промежуточной плотностью и 18 жилых районов. Это были специальные зоны смешанного землепользования (mixed use) с жильём, местами приложения труда, сервисами и зонами отдыха в пешей доступности от маршрутов общественного транспорта. Соответственно, оставшиеся 2/3 территории города сохранили традиционное зонирование под одноэтажную застройку (Single Family Residential). Стратегия оправдала себя, через два десятка лет 75% строительной активности и 80% новых рабочих мест в Сиэтле приходилось именно на urban villages. 

Согласно плану Seattle 2035 приоритетное развитие продолжится в «зонах роста» (Urban villages) вдоль транспортных коридоров

Именно на базе urban villages было предложено провести уплотнение застройки для решения жилищного кризиса. В 2017 г. up-zoning был проведён для даунтауна и университетского округа, а для новых проектов застройки приняли программу обязательного доступного жилья (MHA). В 2019 г. её действие расширили ещё все 27 urban villages Сиэтла. Девелоперы, допущенные к освоению этих новых площадок, должны включать в свои проекты доступное жильё (5-11% в зависимости от района и разрешённой дополнительной этажности) либо платить налог ($53-350 за м2). Таким образом предполагается построить в Сиэтле до 6000 единиц доступного жилья в течение следующих 10 лет. Всего под up-zoning попало примерно 6% территории Сиэтла. О девелоперских проектах доступного жилья в Сиэтле, их финансировании и затратах, а также кто именно может претендовать на такую жилплощадь, можно прочитать здесь.

Но штат Вашингтон планировал пойти ещё дальше, разработав законопроект о повышении плотности и up-zoning территорий одноэтажной застройки в пределах полумили от транзитных линий общественного транспорта в городах по всему штату (HB 1782, известный также как missing middle, «пропущенная серединка»). В этих зонах одноэтажного жилья предполагалось разрешить строительство различных вариантов жилья средней этажности. Аналогичные законы по up-zoning для решения проблемы жилищного кризиса были приняты в соседнем Орегоне (2019) и Калифорнии (2021). Однако Законодательное собрание штата Вашингтон 15 февраля 2022 г. отклонило законопроект HB 1782, встретив сильное сопротивление со стороны местных муниципалитетов. Они отстояли своё право на определение местных правил зонирования без вмешательства штата. 

Не поддержал законопроект и Сиэтл. Более половины площади города — это как раз такие зоны одноэтажного жилья, а ввиду развитой сети автобусных маршрутов под up-zoning попало бы практически всё. Далеко не все в городском совете верят, что резкое увеличение предложения на рынке будет достаточным для немедленного решения жилищного кризиса (скорее, это долгосрочная мера на 10-20 лет). Сторонники законопроекта, наоборот, отчаянно аргументируют, что местный контроль, зонирование и городское планирование не смогли, и уже вряд ли способны адекватно реагировать на жилищный кризис, который требует скоординированных действий на уровне всего штата. Но пока вверх снова берёт традиционная для США местечковость и NYMBYS, о которых я писал в материале про Нью-Йорк. 

Как будет развиваться ситуация в дальнейшем — покажет время. А пока лучше запомнить кодовую фразу «А вы видели эти гигантские шары Безоса? Ужас!». Примерно так можно начать разговор в Сиэтле, если вы точно хотите заручиться поддержкой местных. 


В общем это всё, что я хотел рассказать о Сиэтле и городском планировании в США, которое остро нуждается в реформировании для ухода от доминирующего типа зонирования с домами на одну семью (One-Family Residential) в сторону более плотной застройки и смешанного землепользования (mixed use). Ну а впереди — горячий Mexico City. Город, фактически выпивший озеро, на котором был построен и страдающий сейчас от недостатка воды. Город, где половина агломерации живёт в неформальном жилье, районы которого порой оказываются благоустроены лучше муниципальных. Город—парадокс.

Stay tuned!

Seattle city

Источник: habr.com

1. Агломерация и транспортное планирование

Сиэтл на берегу залива Puget Sound в северо-западной части США имеет население около 740 тыс. человек, и является центром округа Кинг (King County) штата Вашингтон, образуя агломерацию с населением 4 млн человек (Seattle metropolitan area). Вместе с Портлендом, столицей соседнего штата Орегон, и Ванкувером, столицей канадской провинции Британская Колумбия, он образует Cascadia (встречается Pacific Northwest), — один из крупных трансграничных мегарегионов с общим населением 9,3 млн человек. Это более аморфное социально-экономическое образование пока не имеет административных координационных органов, но возможное строительство высокоскоростной ж/д линии UHSGT это изменит.

Мегарегион называется так по Каскадным горам — крупному горному хребту к востоку и югу от залива Puget Sound, который препятствует дальнейшему прохождению насыщенных водой воздушных масс с побережья Тихого океана, выпадающих осадками. Из-за этого Сиэтл получил не вполне заслуженное прозвище «города вечных дождей». Хотя общее количество осадков там меньше, чем в Нью-Йорке или Майами, — просто часто облачно или моросит мелкий дождь (правильнее его называть скорее «самым облачным городом»). Но когда там светит солнце, а это, в основном, май-сентябрь, окружающая природа превращает его в настоящий Emerald City, «изумрудный город». К слову, солнце периодически поглядывает на протяжении всего года, просто погода весьма переменчива.

Cascadia megaregion (слева) и агломерация Сиэтла (справа)

В Сиэтле хорошо развита система общественного транспорта на базе магистральных и городских автобусов с выделенками (King County Metro), трамваев и лёгкого метро (Sound Transit), а также паромов (Washington State Ferries — одна из крупнейших в мире систем по пассажиропотоку). Их биллинг интегрирован, поэтому можно иметь одну ORCA card для всех видов транспорта. Благодаря удобству системы быстрый рост населения в Сиэтле и окрестностях не привёл к транспортному коллапсу — да, пробок стало больше, но без общественного транспорта, доля которого в поездках достигает уже 57% (на авто ездит 25%) был бы полный швах. Кстати, большинство работодателей в той или иной мере компенсирует транспортные расходы своим работникам на общественный транспорт, — не Токио, конечно (о шинкансенах я уже писал), но тем не менее. 

Успех общественного транспорта связан с созданием регионального совета (PSRC) со статусом Metropolitan Planning Organization, организации планирования развитием транспорта и экономики в масштабах всей агломерации Сиэтла. Для этого PSRC, объединяющий четыре округа (King, Pierce, Snohomish и Kitsap) с 82 городами и общей территорией 16,3 тыс. км2, разработал общую транспортную стратегию VISION 2040. Не везде в США да и в мире в целом такое удаётся сделать. Часто противоречия, политика и просто субъективные факторы мешают совместному транспортному планированию в масштабах агломерации, — практически всегда её социально-экономические границы не совпадают с административными. Ситуация только усложняется при расположении агломераций на территории сразу нескольких административных единиц, как в случае с Нью-Йорком (штаты Нью-Йорк, Нью-Джерси и Коннектикут) или Канзас-Сити (штаты Канзас и Миссури, интересны правовые коллизии). 

Говоря о развитии транспорта Сиэтла, нельзя не рассказать о двух примечательных тоннелях. Транзитный DSTT длиной чуть более 2 км проходит под центром города, с 1990 по 2005 гг. он использовался для автобусов, а после модернизации с прокладкой углублённых рельсов — совместно с лёгким метро. Интересно было наблюдать, как автобусы и вагоны ждали друг друга на станциях и по очереди шныряли в тоннель. Такое решение до перехода на эксклюзивное использование лёгким метро в 2019 г. было единственным в США. 

А второй — State Route 99 tunnel также известный как Alaskan Way Viaduct replacement tunnel. С 1953 по 2019 гг. двухуровневый 99-й хайвэй, построенный над набережной Сиэтла, отделял город от кромки воды. Он бы простоял ещё столько же, если бы не получил серьёзные повреждения во время землетрясения 2001 г. В итоге приняли решение его снести, заменив двухуровневым тоннелем длиною 3,2 км. Для этого Hitachi спроектировал и построил самый большой в мире проходческий щит диаметром 17,5 м, получивший имя Bertha. Не пройдя и четверти пути, она сломалась (всё-таки скальный грунт), ремонт занял два года. Разбирать её снова не стали, а проложили для ремонта вертикальную шахту к голове щита. Тоннель закончили в итоге лишь в начале 2019 г. На месте двухуровневого виадука уже началось масштабное строительство нового паркового променада. 

2. Три волны развития Сиэтла

▍ Как Сиэтл стал Jet City

В 1916 г. первый гидроплан Боинга (William Boeing) взлетел с Lake Union, в том же году он основал компанию Pacific Airplane Company, позднее ставшую The Boeing Company. Он не был местным, — сын немецких эмигрантов вырос в Детройте. Занесло его в дикий и глухой тогда штат Вашингтон случайно — начинал он как лесопромышленник. Собственно, обилие леса (самолёты тогда были деревянными/фанерными) и удачное расположение Сиэтла между заливом Puget Sound и Lake Washington, и определили будущее города, когда Билли увлёкся авиацией. После вступления США в WWI военные заказали у Boeing 50 гидропланов, бизнес начал стремительно развиваться (военные останутся важнейшим заказчиком для компании). В 1929 г. Boeing объединился с Pratt & Whitney, образовав вертикально-интегрированную United & Transport Corporation. Но в 1934 г. Правительство США обвинило корпорацию в монополизме, разделив на три независимых подразделения: саму Boeing Airplane Company, United Aircraft (Pratt & Whitney, Chance Vought и Sikorsky) и United Air Lines. 

Билли Боинг не перенёс этого, постепенно начав отходить от руководства компанией, предпочтя тихую жизнь на яхте и разведение лошадей. Бизнес Boeing после ухода основателя шёл ни шатко ни валко, пока его сильно не подстегнула начавшаяся война и массовое производство «летающих крепостей» — дальних бомбардировщиков Boeing B-17, а к середине войны и стратегических Boeing B-29. Количество сотрудников на заводах в Сиэтле и в других штатах выросло в несколько раз. Но есть какая-то злая ирония в том, что в одном из своих воздушных рейдов 1945 г. B-17 в пух и прах, среди прочей половины Рейха, разбомбили и Hohenlimburg — городок сталелитейщиков, откуда родом была семья отца Основателя, Wilhelm Böing. Сам Билли Боинг умер в 1956 г., так и не успев стать свидетелем расцвета мировой гражданской авиации на основе творений его конструкторов и инженеров, — первое послевоенное десятилетие основной доход корпорации продолжали приносить заказы Пентагона. Однако за пару лет до смерти он всё-таки был приглашён на торжественную церемонию выкатки Boeing 367-80, позже ставшего знаменитым Boeing 707. 

Бизнес Boeing на протяжении всей истории корпорации развивался волнообразно, то падая, то вновь восстанавливался вслед за национальной и мировой экономикой. Сообразно менялась и численность сотрудников корпорации, то превышая 100 тыс. человек, то опускаясь до 40-50 тыс. Неизменным оставалось одно — каждое рабочее место в отрасли формировало ~ три дополнительных места в смежных секторах. И если в 2016 г. в штате Вашингтон на Boeing работало 75 тыс. человек, то в смежных отраслях трудилось ещё 192 тыс. (итого 267 тыс. человек). В итоге в 2015 г. на авиакосмический сектор приходилось 59% экспорта всего штата Вашингтон. Такой мультипликативный эффект, а также ведущая роль Boeing, несмотря на взлёты и падения занятости, обеспечили формирование в Сиэтле и окрестностях крепкого среднего класса. Именно авиазаводам Boeing город обязан превращением из никому не известного провинциального городка на диком северо-западном побережье в один из мировых hi-tech-центров. Авиапромышленность, подобно автопромышленности Мичигана и Детройта, стала массовым социальным лифтом. Она дала рабочим без высшего образования не только возможность достойно заработать, но и отправить своих детей в колледж — залог будущего бума техно-хипстеров в Сиэтле и окрестностях, начавшегося со второй половины 1980-х гг. 

Динамика занятости Boeing в штате Вашингтон (Сиэтл, Рентон, Эверетт, Оберн, Фредериксон) за последние 100 лет. Источник: Mark Nowlin, The Seattle Times

▍ Boeing 747: рождённый в тени старшего брата

В начале 1960-х гг. Pan Am Airlines, ключевой гражданский заказчик Boeing того времени, пожиная плоды бурного роста воздушных перевозок, убедил компанию разработать самолёт с пассажировместимостью, вдвое превышающей предыдущую модель 707. Pan Am сделал твёрдый заказ на 25 бортов на сумму $525 млн при условии начала их поставок уже к 1969 г. В итоге на всю программу разработки у Boeing оставалось лишь 28 месяцев, — на треть меньше, чем требовалось для разработки лайнера обычных размеров. Работы с самого начала шли в авральном режиме. И это при том, что в компании не особо верили в коммерческий успех такого большого лайнера, сразу же заложив возможность его быстрого переоборудования в грузовой самолёт, — отсюда и характерная поднятая вверх кабина, а также закрепившееся jumbo jet. 

Тогда Boeing надеялся продать хотя бы три-четыре сотни машин, воспринимая проект как второстепенный по сравнению с 2707 SST — амбициозным проектом пассажирского сверхзвукового авиалайнера на 300 пассажиров и скорость в 3 Маха (у Concorde была вместимость 100 человек и скорость 2 Маха). Уже потом силуэт Boeing 747 станет иконой промышленного дизайна, и по всему миру их будет продано более 1500. Авиалайнер, получивший среди лётчиков прозвище Queen of the Skies, за счёт резкого роста пассажировместимости (440 против 180 у Boeing 707), изменил саму экономику авиаперевозок, сделав их по-настоящему массовыми. Да, сейчас он постепенно уходит, как и А380, просто с середины 2000-х начал меняться сам рынок авиаперевозок в пользу менее вместительных, но более гибких двухдвигательных моделей.

Ещё в 1966 г. под производство первого широкофюзеляжного лайнера начали строить отдельный авиазавод, выбрав небольшой городок дровосеков Эверетт к северу от Сиэтла. До сих пор Boeing Everett Factory площадью 398 тыс. м2 — крупнейшее здание мира. Но тогда проект 747 по-прежнему воспринимался руководством «гадким утёнком», — все бредили идеей сверхзвуковых полётов (Ту-144 совершил первый полёт 31 декабря 1968 г., первый полёт Concorde — в марте 1969 г.), туда брошены все силы. Несмотря на это, постепенно 4,5 тыс. человек инжинирингового департамента Boeing становятся ядром для коллектива из 50 тыс. человек, так или иначе оказавшихся вовлечёнными в работы над jumbo jet. В итоге первый полёт 747 состоялся в феврале 1969 г., как и было обещано Pan Am. 

Производство 747-8 в Эверетте будет остановлено в ноябре 2022 г. Длина его фюзеляжа в 2 раза больше расстояния, которое пролетел Kitty Hawk, первый самолёт братьев Райт. Источник: Boeing

Между тем в мае 1971 г., несмотря на сильную поддержку администрации Никсона, Конгресс США проголосовал за отмену проекта Boing 2707 SST (денег на всё сразу не было, — лунная программа была всё ещё в приоритете, плюс шла война во Вьетнаме). Это был удар ниже пояса для Boeing, — закрытие такого масштабного проекта ввиду больших затрат на программу 747 и параллельное создание ближнемагистрального 737, будущего бестселлера на основе 707/727, привело к увольнению 60 тыс. человек. Ещё 43 тыс. человек потеряло работу в смежных отраслях. В итоге за SST прочно закрепилось хлёсткое прозвище самолёта, который «чуть не съел Сиэтл».

На пике в июне 1968 г. в штате Вашингтон на Boeing трудился каждый пятый, а Сиэтл того времени справедливо называли world’s largest company town. Продажи только вставших на крыло 737 и 747 тоже не обнадёживали, — по всей авиаиндустрии очень больно ударил нефтяной кризис октября 1973 г. До 85% бизнеса Boeing того времени были связаны с продажами гражданским авиакомпаниям, которым резко стало не до закупки новых самолётов. Перед Сиэтлом замаячил призрак Детройта, failed city. Произошёл какой-то психологический надлом, начался отток жителей, продажи недвижимости рухнули на 35%, продажи новых авто — на 50%, уровень безработицы подскочил до 17% и т.д. Именно в это время и появился знаменитый билборд, zeitgeist того времени. 

Знаменитый билборд двух риелторов Bob McDonald и Jim Youngren. К 1971 г. Boeing уволил 60 тыс. человек. Автор: Greg Gilbert The Seattle Times

▍ Роль Microsoft в диверсификации экономики Сиэтла

Ключевым событием в диверсификации экономики города стал перенос в 1979 г. штаб-квартиры Microsoft из Альбукерке в Белвью. Этот пригород Сиэтла был родным для со-основателей Билла Гейтса и Пола Аллена городка (всё-таки семейная поддержка что-то да значит). И по некоторым оценкам, только выход Microsoft на IPO через семь лет сделал долларовыми миллионерами 12 тыс. сиэтлитов, сотрудников компании. Уже потом, по мере роста бизнеса, от Microsoft стали отделяться различные спин-оффы либо выходцами из компании основывались другие стартапы. Поэтому значение корпорации для создания мощной ИТ и венчурной экосистемы вокруг Сиэтла трудно переоценить. 

Уже на этой базе где-то с середины 2000-х гг. начал быстро расти и Amazon. Сегодня в Сиэтле и его окрестностях (Редмонд, Белвью, Эверетт и др.) располагаются штаб-квартиры Expedia, Zillow, Tableau, F5 Inc, Valve, T-Mobile, Getty Images, Alaska Airlines, Nintendo America, PACCAR Inc, Blue Origin и Fortive, крупные офисы Google и Facebook (по 6 и 5 тыс. сотрудников соответственно), Oracle, Salesforce, SAP и пр. Здесь занимательная инфографика 2012 г. по сравнению King of the Cloud, как стали называть Сиэтл после начала ИТ-бума, с Кремниевой долиной. Кстати, в 2021 г. Сиэтл занял второе место по средним з/п в hi-tech в США ($158 000/год), а в этом году — стал лучшим городом для соискателей в сфере STEM.

На март 2021 г. Microsoft имел в агломерации Сиэтла 57 тыс. сотрудников, примерно треть от их общей численности по всему миру. Ну а на первое место вышел Amazon, который по итогам 2020 г. из-за глобального бума электронной коммерции в пандемию нанял ещё 16,5 тыс. сотрудников, доведя их число в регионе до 80 тыс. человек. Boeing же, после увольнения более 20 тыс. сотрудников во время кризиса с 737 Max, продолжившегося из-за пандемии, имел на конец 2021 г. менее 56 тыс. сотрудников. Вот такая «большая тройка» работодателей агломерации Сиэтла. Есть, конечно и другие крупные компании средней руки, формирующие костяк экономики региона, такие как образовательный кластер (University of Washington и Washington State University, совокупно более 32 тыс. человек), медицинский кластер, ритейл (Nordstrom и Costco Wholesale Corporation с 11 тыс.), крупнейшая в мире система паромного сообщения, гражданские и военно-морские верфи и базы ВМФ и пр.

Говоря о потере Boeing лидерства среди работодателей региона, следует помнить о мультипликативном эффекте занятости в смежных отраслях. Поэтому Сиэтл и его окрестности до сих пор остаются центром крупнейшего в США аэрокосмического кластера (помимо Boeing это Blue Origin/Kuiper Systems, производственные площадки SpaceX, Aerojet Rocketdyne и LeoStella и пр.). На положение дел поначалу не повлиял даже перенос в 2001 г. штаб-квартиры в Чикаго после слияния с McDonnell Douglas. Захват власти пришлым менеджментом с токсичной корпоративной культурой и постепенная потеря «инженерного духа» в угоду финансистам породил грустную шутку «McDonnell купил Boeing за деньги Boeing». Именно после этого «новый» Boeing начал выводить производства в другие штаты США с менее сильными профсоюзами и более низкой з/п, а также широко полагаться на аутсорсинг. Именно в том решении лежали корни бед с 737 MAX и частично с 787 («Boeing уже не тот, он перестал заботиться о людях» — примерно такое можно услышать от старожилов и ветеранов-производственников).

▍ Гордость и проклятие Сиэтла: не только уши Безоса

Джефф Безос основал Amazon в Белвью в 1994 г. Можно сказать, что это стало третьим ключевым событием для всего региона в XX в. после Boeing и Microsoft. Выбор места был не случаен, рядом в Редмонде уже обосновался Microsoft и вокруг крутилось много амбициозных программистов. Безос не был местным, он выбрал штат Вашингтон из чисто холодного расчёта — как один из самых малонаселённых. В то время ритейлеры платили только налог с продаж в своём родном штате, а продажи в другие штаты налогом не облагались (начинал он с продаж книг онлайн). Меньшее население — небольшие местные продажи — меньшие налоги. Кроме того, Вашингтон — штат регрессивного налога, и в Сиэтле при доходах домохозяйства, условно в $25 тыс., оно платит 17% местных и штатных налогов, а при доходах $250 тыс. —  лишь 4,4%. 

Это было началом большого пути по минимизации налоговых платежей, впоследствии приведшим к образованию в 2003 г. AEHT и Amazon EU Sarl — «дочек» Amazon в Люксембурге (с Project Goldcrest, схемой ухода от налогов разобрался The Guardian). К слову, Jean-Claude Juncker, архитектор налоговой реформы, позволившей стать крохотному европейскому княжеству раем для миллиардеров всего мира, впоследствии стал Президентом Еврокомиссии. А Bob Comfort, тогдашний глава налогового департамента Amazon стал почётным консулом Люксембурга в Сиэтле, — как вы понимаете, такие серьёзные вещи на пустом месте не делаются. Вообще бегство в самые добрые налоговые юрисдикции — одна из основ глобального успеха компании. Так, за право разместить вторую штаб-квартиру Amazon (HQ2) в США развернулась нешуточная борьба между городами США. Безос размахивал морковкой в 50 тыс. новых рабочих мест и $5 млрд инвестиций. Штат Нью-Джерси предложил налоговых послаблений на $7 млрд, но выиграли в итоге штаты Вирджиния и Нью-Йорк. 

Между тем, сиэтлиты не уставали предупреждать тех об опасности «сиэтлизации» (Seattle-ization), когда из-за продолжающегося бума Amazon жильё в нём для местных (нормальных жителей без шестизначных з/п) стало недоступно. Именно с Amazon была связана львиная доля деловой и строительной активности в центре Сиэтла после кризиса 2007–2008 гг., когда компания решила перенести свою штаб-квартиру поближе к центру Сиэтла, в район South Lake Union. В 2017 г. Amazon занимал 19% офисных площадей Сиэтла, самая высокая доля, занимаемая одной компанией в американской истории. Это привело к строительству почти 10 000 дорогих апартаментов в центре только в 2017 г. (в два раза больше, чем в предыдущий год, а за десять года в совокупности  — больше, чем за предыдущие 50 лет). В то время как на окраинах не было возведено практические ничего, особенно в сегменте доступного жилья. 

Однако, такие темпы строительства не поспевали за притоком новых жителей. До пандемии каждый год в Сиэтл переезжало до 20 тыс. человек, привлекаемых высокими зарплатами в ИТ-индустрии и, прежде всего, у Amazon ($100-110 тыс. в год, в два раза выше средней з/п по агломерации). По агломерации Сиэтла в 2010–2019 гг. цифры были ещё внушительнее: 60 тыс. новых жителей каждый год и лишь 19 тыс. единиц вновь построенного жилья. 

Такой дисбаланс между бурным ростом населения и недостатком предложения на рынке вызвал резкий рост цен на недвижимость. Медианная стоимость одноэтажного дома в Сиэтле выросла к 2018 г. на 110% до $820 тыс., а средняя стоимость аренды на 64% до $2 тыс. (сейчас превышает $2,6 тыс.). В Белвью к февралю 2022 г., на фоне слухов о том, что Amazon планирует разместить там ещё 25 тыс. сотрудников, она достигла $1,56 млн. Скорее всего, рост продолжится, что сделает пригород Сиэтла местом с самой дорогой недвижимостью в США, обогнавшим Нью-Йорк и Кремниевую долину. Всё это стало причиной острейшего жилищного кризиса, по оценкам муниципалитета до 45 тыс. домохозяйств тратили на жильё больше половины своего дохода (в 2018 г. 54% домохозяйства арендовали жильё, и эта доля растёт). По расчётам муниципальных служащих, более-менее свободно вздохнуть домохозяйствам позволяют годовые доходы от $75 тыс. (выше медианного заработка по штату). В то время как наибольший недостаток в социальном жилье наблюдался в подгруппе домохозяйств с минимальными доходами (до 50% от медианного или менее $35 тыс., см. график). 

В целом, по оценкам регионального совета Puget Sound 2021 г., для ликвидации дефицита на рынке недвижимости в штате Вашингтон должно быть построено 46 тыс. единиц жилья, из них не менее 11 тыс. — для расселения бездомных. 

Причины жилищного кризиса в Сиэтле. Углубление диспропорции между предложением на рынке жилья и ростом населения из-за высокой миграции в 2010–2019 гг. Источник : PSRC, 2021

3. Издержки экономического бума

▍ Жилищный кризис и проблема бездомных

На 2021 г. Сиэтл был 18 крупнейшим городом США, а по числу бездомных он остаётся на третьем месте, после Нью-Йорка и Лос-Анджелеса. На начало 2020 г. в King County, куда входит и агломерация Сиэтла, бездомных было около 11 750 человек. При этом практически половина, 5600 человек жили на улицах, ещё 4000 — в приютах для бездомных и около 2000 — во временном социальном жилье. По другой методике подсчёта, по King County было в четыре раз больше бездомных. В итоге их палатки и спальные мешки повсюду — под мостами, на незастроенном пространстве, на тротуарах, на пятачках газонов, в парках. В результате некоторые районы города стали напоминать лагеря беженцев. В 2020 г. таких небольших городков бездомных от 2 до 10 палаток было разбросано по всему городу более 120. 

Связано это не столько с наркоманами (штат Вашингтон в 2012 г., одним из первых в США легализовал марихуану как лечебное средство) и конченными пьяницами, а с бедностью и кризисом социальной системы обеспечения в целом, острейшим недостатком доступного жилья, отсутствием контроля за ростом арендных ставок, а также большим числом душевнобольных на улицах всех без исключения американских городов. По доковидным оценкам, в King County примерно 4000 бездомных или 34% их общего числа страдали различными психическими расстройствами. За это отдельное «спасибо» Рейгану, который в 1981 г. в рамках сокращения поддержки системы здравоохранения распорядился выпустить их из лечебниц. 

Недавно избранный Брюс Харрел стал мэром, пообещав очистить улицы центра и городские парки от бездомных, параллельно обеспечив строительство новых временных приютов и социального жилья. В идеальной картине мира, после разбора палаточного лагеря бездомных переселяют в приюты. Их пребывание там должно быть временным, следующий пункт — переселение уже в доступное (социальное) жильё. Но так как его катастрофически не хватает, все приюты переполнены. Поэтому только что разогнанный палаточный городок вновь возникает где-то поблизости. Есть незавидная статистика 2020 г., когда только четверть обитателей разогнанных палаточных городков получили места в приютах для бездомных и лишь примерно 5% из них — получили его в течение двух суток после разгона лагеря. 

Посмотрим, получится ли у Харрела, все сиэтлиты держат пальцы, но пока движется всё очень медленно, не в последнюю очередь из-за пандемии. В 2021 г. King County выкупил 9 объектов недвижимости под временные приюты для 1600 бездомных — семь отелей и две многоэтажки, реально использоваться для этих целей стало пока лишь два объекта на 180 человек. 

Рост числа бездомных за последние 10 лет в Сиэтле. Источники: Seattle Times, KCRHA, GeekWire Photo/John Cook и Johnny Miller

▍ Микродома и палаточные городки

 
Чтобы как-то решить проблему бездомных «снизу», в Сиэтле уже много лет работают различные НКО в двух направлениях. Прежде всего, они принимают участие в муниципальной программе City-Permitted Villages, когда на официально отведённой для этого территории размещаются два-три десятка маленьких временных деревянных домов (средняя площадь 11 м2). Пока таких площадок лишь около десятка, и они дают приют около 440 бездомным, все они находятся под управлением НКО Low Income Housing Institute (LIHI). Othello Village — одно из таких поселений, состоящее из 28 деревянных кабинок и 12 палаток с общим душем, туалетом и палаткой-кухней. В доковидную пору 34% обитателей таких поселений с крошечными домами через некоторое время действительно переселялось в постоянное социальное жильё, что можно считать успехом. 

Что касается второго направления, палаточных городков, то такие стихийные поселения бездомных возникают по всем штатам. Они начали появляться в Сиэтле ещё в 1990-е гг., но муниципалитет их разгонял. Прецедентом стало решение городского суда по Tent City 3, шефство над которым взяли НКО SHARE/WHEEL. Этот палаточный городок примерно на 100 жителей был легализован, но с условием его ротационного размещения на частной территории не более чем на 90 дней (требуется получение официально приглашения). К примеру, в 2017 и 2021 гг. его хостом выступал Университет Вашингтона. Был легализован и Tent City 4, но в 2004 г. его перенесли из центра Сиэтла на восточный берег озера Вашингтон, где он также переезжает с места на место на ротационной основе. Как правило, большинство жителей этих двух легализованных палаточных городков работает, там организовано разовое горячее питание, уборка мусора, туалеты и действуют строгие внутренние правила (запрещено пить, употреблять наркотики, драться и пр.). 

▍ А что же большой бизнес?

Большой бизнес Сиэтла также начал участвовать в решение вопроса, но пока это либо дань моде, либо попытки обелить себя в глазах общественности. Со-основатель Microsoft Пол Аллен ещё в 2017 г. пожертвовал $30 млн на проект доступного жилья для бездомных Сиэтла. В начале 2019-2020 гг. Microsoft принял решение выделить на решение региональной проблемы бездомных $750 млн, но 97% этой суммы — займы девелоперам (часть по сниженной процентной ставки). И лишь $25 млн будут напрямую выделены в виде грантов и субсидий соответствующим НКО. В январе 2021 г. Amazon также объявил о создании Housing Equity Fund на $2 млрд, но для King County из них предназначены лишь $344,3 млн (и тоже в виде низкопроцентных займов). 

Это крохи по сравнению с тем, что требуется. Amazon даже не собирается возмещать нанесённые потери. За последнее десятилетие для строительства дорогих апартаментов по всему округу Кинг было снесено 112 000 единиц доступного жилья для домохозяйств с уровнем дохода ниже 80% от медианного. На этом фоне обещание проспонсировать строительство 2-3 тыс. единиц такого жилья выглядит как усмешка. Поэтому филантропия корпораций Сиэтла проблему с доступным жильём решить не способна, если вообще имеет такие цели. 

4. Адаптация системы зонирования для решения жилищного кризиса

Пока муниципалитет и различные НКО пытаются решить одну и ту же проблему с разных концов, происходит адаптация системы городского зонирования в сторону повышения разрешённой этажности (up-zoning).

По факту, upzoning в кварталах одноэтажного жилья на одну семью Сиэтла, уже был. Различных дуплексов, триплексов, таунхаусов и ADU было более 10 тыс. Но в большинстве случаев, это историческое наследие, их успели построить до 1923 г., когда в Сиэтле была принята система зонирования. С 1980 г. поквартальная ёмкость жилья осталась практически неизменной, в то время как население выросло на 40%. И если в 1923 г. single-family zoning покрывал треть территории города, сегодня он превышает половину. С 1994 г. повышать плотность в зонах single-family housing разрешалось только с помощью ADU, это жилые помещения, дополняющие основной дом на том же участке (небольшой гостевой домик, гараж со вторым жилым этажом и пр.). Из-за ограничений с тех пор их было построено всего около 1500, не более 1% от жилищного фонда города. Для сравнения, в соседнем Ванкувере, столкнувшемся с ещё более острым кризисом доступности жилья, доля ADU составляет более трети. В 2019 г. городской совет, наконец, ослабил ограничения по ADU, разрешив строительство до двух таких дополнительных жилых единиц на одном участке, одновременно повысив их разрешённую площадь. Так что ситуация начнёт улучшаться. 

Кроме того, согласно комплексному плану городского развития 1990 г. и его обновлённой версии Seattle 2035, чтобы ограничить расползание Сиэтла впервые были введены три новые категории зонирования. Они получили название urban villages — «зон роста» для концентрации в них городского развития: шесть городских центров с максимальной плотностью, шесть районов-хабов с промежуточной плотностью и 18 жилых районов. Это были специальные зоны смешанного землепользования (mixed use) с жильём, местами приложения труда, сервисами и зонами отдыха в пешей доступности от маршрутов общественного транспорта. Соответственно, оставшиеся 2/3 территории города сохранили традиционное зонирование под одноэтажную застройку (Single Family Residential). Стратегия оправдала себя, через два десятка лет 75% строительной активности и 80% новых рабочих мест в Сиэтле приходилось именно на urban villages. 

Согласно плану Seattle 2035 приоритетное развитие продолжится в «зонах роста» (Urban villages) вдоль транспортных коридоров

Именно на базе urban villages было предложено провести уплотнение застройки для решения жилищного кризиса. В 2017 г. up-zoning был проведён для даунтауна и университетского округа, а для новых проектов застройки приняли программу обязательного доступного жилья (MHA). В 2019 г. её действие расширили ещё все 27 urban villages Сиэтла. Девелоперы, допущенные к освоению этих новых площадок, должны включать в свои проекты доступное жильё (5-11% в зависимости от района и разрешённой дополнительной этажности) либо платить налог ($53-350 за м2). Таким образом предполагается построить в Сиэтле до 6000 единиц доступного жилья в течение следующих 10 лет. Всего под up-zoning попало примерно 6% территории Сиэтла. О девелоперских проектах доступного жилья в Сиэтле, их финансировании и затратах, а также кто именно может претендовать на такую жилплощадь, можно прочитать здесь.

Но штат Вашингтон планировал пойти ещё дальше, разработав законопроект о повышении плотности и up-zoning территорий одноэтажной застройки в пределах полумили от транзитных линий общественного транспорта в городах по всему штату (HB 1782, известный также как missing middle, «пропущенная серединка»). В этих зонах одноэтажного жилья предполагалось разрешить строительство различных вариантов жилья средней этажности. Аналогичные законы по up-zoning для решения проблемы жилищного кризиса были приняты в соседнем Орегоне (2019) и Калифорнии (2021). Однако Законодательное собрание штата Вашингтон 15 февраля 2022 г. отклонило законопроект HB 1782, встретив сильное сопротивление со стороны местных муниципалитетов. Они отстояли своё право на определение местных правил зонирования без вмешательства штата. 

Не поддержал законопроект и Сиэтл. Более половины площади города — это как раз такие зоны одноэтажного жилья, а ввиду развитой сети автобусных маршрутов под up-zoning попало бы практически всё. Далеко не все в городском совете верят, что резкое увеличение предложения на рынке будет достаточным для немедленного решения жилищного кризиса (скорее, это долгосрочная мера на 10-20 лет). Сторонники законопроекта, наоборот, отчаянно аргументируют, что местный контроль, зонирование и городское планирование не смогли, и уже вряд ли способны адекватно реагировать на жилищный кризис, который требует скоординированных действий на уровне всего штата. Но пока вверх снова берёт традиционная для США местечковость и NYMBYS, о которых я писал в материале про Нью-Йорк. 

Как будет развиваться ситуация в дальнейшем — покажет время. А пока лучше запомнить кодовую фразу «А вы видели эти гигантские шары Безоса? Ужас!». Примерно так можно начать разговор в Сиэтле, если вы точно хотите заручиться поддержкой местных. 


В общем это всё, что я хотел рассказать о Сиэтле и городском планировании в США, которое остро нуждается в реформировании для ухода от доминирующего типа зонирования с домами на одну семью (One-Family Residential) в сторону более плотной застройки и смешанного землепользования (mixed use). Ну а впереди — горячий Mexico City. Город, фактически выпивший озеро, на котором был построен и страдающий сейчас от недостатка воды. Город, где половина агломерации живёт в неформальном жилье, районы которого порой оказываются благоустроены лучше муниципальных. Город—парадокс.

Stay tuned!

Seattle city

Источник: habr.com


Categories: Вопросы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.