Вторая ночевка была там же и после нее начались организационные проблемы — завтрак и ланч в кафе — за свой счет. Джастин оплачивал только по паре долларов за каждого. А цены-то в кафе кемпинга были как в городе. За собранные заранее с каждого из 15 наших туристов по $5 наши два водителя пообещали сделать поросенка гриль по-африкански — на вертеле.

Но, по-видимому, они или делали это впервые, или поросенок был тощий (это за 75-то долларов! В центре Африки!), но опыт не удался — из него получились одни угли.

В конце дня поступила новая команда от Джастина — собрать с каждого по 50 долларов — якобы нужно срочно проплатить за бронирование экскурсии в Национальном парке Южная Луангва в Замбии, в который мы приедем послезавтра. Не обратили внимания сразу — почему он не взял эти суммы и с американцев? Уже поздно вечером сдали ему эти деньги и пошли спать — утром предстоял ранний подъем и дальняя дорога до столицы Малави — г. Лилонгве.


Конфликт гида Джастина с группой — 9.01.07

Вот и наступили события, о которых часто намекал своей знаменитой фразой Джастин, когда возникали какие-то мелкие организационные трудности — «It’s Expedition»! На этот раз все было гораздо серьезнее.

Поднялись в 5 утра и выехали ещё затемно в 6. Ночью прошел дождь и через пару километров на скользкой глинистой дороге правая сторона трака съехала в глубокий кювет. Машина сильно накренилась и чуть было не перевернулась. Выйдя из машины и заглянув в кабину, я обратил внимание, что там только один водитель Питер вместо двух и нет Джастина!

Где же он? — спросил я Питера. Он начал что-то невнятно говорить, что мы встретимся с ним в Лилонгве. Но потом, не выдержав напора американца, оказавшегося сотрудником ЦРУ, сказал, что он оставил ему немного денег на дорогу до водопада Виктория на бензин, а сам со вторым водителем и собранными с нас вечером деньгами, остался в кемпинге и завтра они поедут обратно в Найроби.

Вот тебе — и На! Сбежал наш гид! Посреди дикой Африки! Как? Он ведь крутился возле трака перед отправлением машины?! Мы побежали втроем обратно в кемпинг и подняли его, уже опять спящего с какой-то девицей. И, как следует, «встряхнули».

Хотели посильнее, но побоялись международного скандала. Забрали деньги, сданные ему вечером. Потом я забрал у него паспорт и мы привели его к застрявшей машине.

Пока мы разбирались с Джастином и вели его к машине, нас выручили жители деревни, возле которой мы застряли. Они дружно принесли бревна, доски и, с божьей помощью, машина выехала. Один из них, правда, сломал при этом ногу. Но компенсация в 25 долларов, кажется, удовлетворила всех.


Источник: www.tourister.ru

Археологические находки на территории совр. М. свидетельствуют о ее заселении древнейшими людьми со времен палеолита. С нач. I тыс. по Р. Х. территорию совр. М. заселяли собиратели и охотники, предки совр. бушменов, тогда же с севера континента сюда пришли говорившие на языках банту скотоводы и земледельцы. С VI в. в центральной и сев. частях совр. М. местные жители занимались земледелием, хлопкопрядением и гончарным делом, обрабатывали медь и железо, вели торговлю медью, к-рая использовалась в качестве валюты. В XI-XIV вв. у бантуязычных жителей данного региона возникает самоназвание «малави» («марави»). В XIV в. в центральном и юж. районах совр. М. появилось раннее гос. образование Марави, к-рое в XV в., в период своего расцвета, распространилось на территории современных Замбии и Мозамбика, достигнув на востоке побережья Индийского океана. В то время в результате укрепления связей с султанатом Килва на территорию Марави впервые проникает ислам. Араб. купцы торговали гл. обр. золотом и др. ценными металлами. В кон. XV в. сев. территории совр. М. были заселены народом тумбука, а в XVI в.- нгонде, к-рые создали гос.


разование Нгонде. В кон. XVI в. на территории М. появились португальцы, торговавшие рабами, слоновой костью, изделиями из железа. Попытки португальских иезуитов наладить контакт с местным населением и начать проповедь не принесли существенных результатов. В XVIII в. междоусобные войны привели к распаду гос-ва Марави, население к-рого разделилось на несколько этнических групп — чева, манганджа и др. В то же время распалось и гос. образование Нгонде, ослабленное агрессивным продвижением с севера на юг народа тумбука, вытеснявшего нгонде к р. Лимпопо.

Религ. верования народов, населявших территорию совр. М. в ту эпоху, представляли собой территориальные (на более низком уровне — общинные) культы анимистического характера. Племена и семейные кланы имели своих духов, связь с к-рыми, по их представлениям, обеспечивала им благополучие. Повсеместным явлением были обереги, амулеты, жилища охранялись изображениями духов. В нач. XIX в. на территорию совр. М. с севера стали проникать исповедовавшие ислам торговцы-суахили; с 30-х гг. XIX в. в районе юж. побережья оз. Ньяса селились прибывавшие с востока воинственные народы яо, также исповедовавшие ислам, который они приняли в результате тесного контакта с араб. торговцами на зап. берегу Индийского океана. Проникновение новых этнорелиг. групп привело к более тесному знакомству местных жителей с исламом до прибытия первых христ. миссионеров.

С сер. XIX в. территория совр. М.


пала в сферу интересов Великобритании. В кон. 50-х — нач. 60-х гг. XIX в. знаменитый шотл. исследователь, географ и миссионер Д. Ливингстон изучал бассейн р. Шире и оз. Ньяса. Вернувшись в Великобританию, он призвал к распространению христианства, развитию экономики и торговли в Центр. Африке, в т. ч. вокруг оз. Ньяса. При ун-тах Великобритании и Ирландии (Оксфорд, Кембридж, Дарем, Дублин) под влиянием лекций Ливингстона была сформирована англикан. Университетская миссия в Центр. Африке, которая в 1861 г. основала первые миссии на Ширском нагорье и в Магомеро (ныне в окр. Чирадзулу). В 1864 г. из-за постоянных конфликтов народов яо и манганджа адм. центр миссий был перенесен на о-в Занзибар (ныне Танзания), в 1882 г. возвращен в район оз. Ньяса. В 1885 г. новый стан Университетской миссии был открыт на о-ве Ликома. Его лидер еп. Чонси Мейплз внес значительный вклад в процесс адаптации христианской проповеди к культуре коренных жителей Африки. Вместе со своим помощником У. П. Джонсоном он осуществил 1-й перевод Библии на местный язык, к-рый вышел в 1912 г. на ликомском диалекте языка чичева.

В сер. 70-х гг. XIX в. вслед за англиканами на территорию совр. М. стали прибывать кальвинист. миссионеры. В 1875 г. миссионерская группа Свободной Церкви Шотландии (отделилась от национальной Церкви Шотландии в 1843) во главе с лейтенантом Э. Янгом прибыла в Кейп-Маклер на юж. побережье оз. Ньяса и основала здесь миссию Ливингстония. В 1881 г. из-за малярии, а также по причине агрессии народа яо администрация миссии была перенесена на север, в Бандаве, где проживал народ тонга, нуждавшийся в защите от воинствующих скотоводов нгони, пришедших на данные земли в 40-х гг.


X в. Миссионеры небезуспешно стремились примирить 2 этнические группы, что привело к значительным результатам в деле проповеди. Благодаря усилиям чернокожего проповедника У. Койи, умевшего общаться с нгони на их родном языке и знавшего их культуру, вождь этого народа разрешил миссионерам беспрепятственно работать на его территории до самой смерти священника (1886). С 1889 г. вожди тонга разрешали открытие миссионерских школ в своих деревнях. К 1894 г. у тонга насчитывалось 18 школ (более 1 тыс. учеников), к 1906 г.- 107 (3 тыс. учеников).

В 1876 г. на Ширском нагорье в Блантайре (в 50 км от Магомеро) была организована миссия пресвитерианской Церкви Шотландии. После ряда столкновений с народом яо, подорвавших изначальный авторитет миссии, ее руководителю еп. Д. К. Скотту удалось наладить отношения с местными жителями на основе уважения к их культуре и традициям. С 80-х гг. XIX в. миссия в Блантайре работала над созданием полного перевода Свящ. Писания на язык чичева, изданного в 1922 г. под названием «Buku Lopatulika» («Священные Книги»).

С кон. 80-х гг. XIX в. в центральной части страны начали работу миссионеры Капского синода Голландской реформатской церкви в Южной Африке во главе с У. Мюрреем, имевшим тесные связи с миссией Ливингстония. Из-за нападений суахили им не удалось изначально закрепиться в северной части совр.


р. Каронга, миссионерский стан был перенесен в Мверу (ныне окр. Дова) на территории народа чивере. В 1896 г. по просьбе вождя этнической группы мазингера, искавшего у миссионеров защиты от соседнего народа нгони, центр миссии был перенесен в Нхому. Нежелание руководства Церкви давать углубленное образование представителям коренного населения привело к отставанию процесса катехизации у голландцев-реформатов по сравнению с англиканами и шотландцами-пресвитерианами.

В 1889 г. брит. правительство выдало хартию на освоение территории совр. М. корпорации «Бритиш Саут Африка Компани». В течение 2 лет ее эмиссары навязывали вождям местных народов союзнические договоры на выгодных для Великобритании условиях. В 1891 г. между Великобританией и Португалией был подписан договор о разделе бассейна р. Замбези, в результате территория совр. М. в том же году стала британским протекторатом Ньясаленд (в 1893-1907 Британская Центральная Африка (БЦА)).

В 1889 г. католические миссионеры, поддерживаемые португальской администрацией в Мозамбике, основали апостолическую префектуру Ньяса (с 1897 викариат) и предприняли попытку закрепиться в Мпонде (ныне близ Мангочи) на юге оз. Ньяса, однако первое их появление в стране не было успешным, в т. ч. из-за объявления этой территории британским протекторатом. В 1901 г. последователям Гриньона де Монфора удалось основать миссию в Нзаме (близ совр. Нтчеу). В отличие от протестант.


ссионеров, к-рые стремились создать в результате прозелитизма и экономического развития христ. общество, проживающее гл. обр. в городах, католики считали своей задачей обратить в христианство жителей сельских районов. Для привлечения местных жителей они допускали использование элементов традиц. африкан. культуры в церковной жизни. Благодаря активной проповеди в сельской среде (католич. священники и монахи сами жили в сельских общинах), изучению языков и культуры коренных народов (для большинства католич. проповедников английский не был родным), контактам с местными религ. лидерами католич. Церковь смогла быстро освоить этот регион.

Католики, как и протестанты, выступали против тайного культа ньяу, к-рый был распространен среди народа чева в центральной и юж. частях совр. М. Между приверженцами ньяу и католич. миссионерами часто происходили конфликты: проповедники запрещали своим ученикам совершать тайные ритуалы; в свою очередь жрецы ньяу заставляли учеников отказываться от обучения в миссионерских школах. В результате в районах распространения культа ньяу было закрыто неск. школ.

В 1892 г. на территорию совр. М. прибыл харизматический проповедник Дж. Бут и организовал «Индустриальную миссию Замбези» в Митсиди (близ Блантайра), недалеко от миссионерского стана Шотландской Церкви. Выходец из баптист. среды, Бут в молодости стал нонконформистом и критически воспринимал миссионеров, связанных с офиц. гос. или церковными структурами. Он не соблюдал соглашений о взаимном признании, использовал противоречия в др.


ссиях и переманивал оттуда людей. Считая себя борцом за свободу коренных народов, он действовал под лозунгом «Африка для африканцев!» и стремился к обретению брит. колонией независимости к 1920 г. Своими радикальными взглядами Бут существенно повлиял на общественные и религиозные взгляды африканцев: на его наследие ссылались как те, кто поднимали восстания против англичан, так и те, кто создавали первые НАЦ. В кон. XIX — нач. XX в. в страну стали прибывать проповедники самых разных конфессий, гл. обр. из США и др. неевропейских стран (баптисты, адвентисты, пятидесятники, свидетели Иеговы, реставрационисты и проч.).

К нач. XX в. христ. проповедь на территории совр. М. в течение короткого времени достигла значительных результатов и смогла оттеснить традиц. верования и ислам. На территории вокруг оз. Ньяса проходили постоянные миграции, населявшие этот регион этнические группы не осознавали себя единым народом и вели нескончаемые этнические войны. В этих условиях христианские миссии, проповедовавшие мир и терпимость, становились опорой для незащищенных групп населения и гарантией повышения уровня жизни и доступа к образованию. В 1899 г. в стране было 80 миссионерских школ, в к-рых преподавали 80 учителей, 250 ассистентов-африканцев и обучалось свыше 7 тыс. учеников, в 1914 г. количество школ увеличилось до 750, число преподавателей достигло 1,4 тыс. чел., учеников — 67 тыс. чел.

В эпоху брит. господства экономика протектората была ориентирована на выращивание экспортных культур, таких как чай, табак, хлопчатник; жители выезжали на заработки в Южно-Африканский Союз и др. брит. владения в Африке. Действия брит. колониальной власти встречали сопротивление местного населения: яо вели вооруженную борьбу до 1900 г., нгони — до 1904 г.


В 1915 г. вспыхнуло восстание под рук. Дж. Чилембве, имевшее ярко выраженную религ. окраску. Будучи учеником Бута, Чилембве впитал его антиевроп. идеи. В 1900 г., проведя неск. лет в США, он прибыл в БЦА и стремился основать здесь собственную афрохрист. религиозную группу баптистского толка на основе таких независимых общин, как баптисты седьмого дня, Церкви Христа и проч. С течением времени его проповедь все больше приобретала антиколониальную политическую окраску. В янв. 1915 г. сторонники Чилембве взяли в руки оружие, однако восстание не получило достаточной поддержки местного населения и было подавлено. Чилембве был застрелен колониальными силами в ходе восстания, мн. его сторонники были казнены или брошены в тюрьмы. Несмотря на поражение, движение Чилембве стало толчком для возникновения и роста НАЦ в 20-30-х гг. ХХ в.

В 20-40-х гг. ХХ в. в Ньясаленде в среде коренных жителей возникли т. н. туземные ассоциации, целью к-рых было сопротивление колониальному господству. В тот период в ряде миссионерских церквей разных деноминаций зародилось движение за расширение прав прихожан из коренного населения. Африканцы, пытавшиеся по-своему выразить свою христианскую идентичность, вступали в конфликт с администрацией миссий и создавали независимые школы и церкви.


к возникли Баптистская церковь Ачева, кальвинист. орг-ции Африканская Национальная/Международная Церковь, Пресвитерианская Церковь Африки Блэкмена и Церковь африканского Завета, отколовшиеся от шотл. миссий в 20-х гг. XX в., а также близкая в доктринальном отношении к радикальным пятидесятникам Африканская апостольская Церковь Джохана Маранке, возникшая в Юж. Родезии и распространившаяся на территории совр. М. в 1934 г. Новые церковные орг-ции не создавались богословами или священнослужителями, а возникали по инициативе мирян, которых заботило сохранение национально-культурной идентичности их общин. Считая, что «традиционное западное» христианство исчерпало себя, они отвергали западные образование и культуру. Для большинства подобных орг-ций были характерны сближение христианства с местными традиц. культами и повышение роли женщин в церковной жизни.

Несмотря на успех НАЦ, отвечавших запросам своих прихожан, в религ. жизни продолжали доминировать кальвинисты. Шотл. миссии в сент. 1924 г. объединились в ЦЦАП, к к-рой в 1926 г. присоединились общины Капского синода Голландской реформатской церкви в Южной Африке. Указанные миссии составили основу 3 синодов ЦЦАП на территории совр. М. В 1939 г. (по др. данным, в 1942) был создан Христианский совет Ньясаленда (в 1964-1998 Христианский совет Малави; с 1998 Совет Церквей Малави), ставший правопреемником Консультативного совета федеративных миссий Ньясаленда.

В 1944 г. «туземные ассоциации» были объединены в 1-ю политическую орг-цию — Африканский конгресс Ньясаленда (АКН). Его возглавил Хастингс Камузу Банда, сын известного пресвитерианского проповедника, получивший образование в США и Великобритании и занимавший на протяжении мн. лет высокий пост в ЦЦАП. В 1944-1946 гг. из представителей коренного населения были сформированы совещательные органы — советы провинций и Африканский совет протектората. В 1953 г. была создана Федерация Родезии и Ньясаленда со столицей в Солсбери (ныне Хараре, Зимбабве), при этом приоритет в развитии отдавался Юж. Родезии, в то время как Сев. Родезия (совр. Замбия) и Ньясаленд (совр. М.) оказались в невыгодном положении. АКН боролся за роспуск Федерации и предоставление независимости Ньясаленду. В марте 1959 г. колониальные власти ввели чрезвычайное положение и запретили деятельность АКН, лидер партии Банда был арестован и отправлен в тюрьму. В сент. была образована партия Конгресс Малави (КМ), к-рую в 1960 г., после выхода из заключения, возглавил Банда. В 1961 г. вступила в силу новая конституция, предоставившая африканцам избирательные права. В авг. 1961 г. на выборах в Законодательный совет большинство мест завоевал КМ. После предоставления Ньясаленду в февр. 1963 г. режима внутреннего самоуправления правительство возглавил Банда. В дек. 1963 г. Федерация Родезии и Ньясаленда была распущена, и 6 июля 1964 г. было провозглашено новое независимое гос-во М. в составе Британского Содружества. В том же году принята Конституция М.

Обретение независимости способствовало становлению самостоятельных в адм. плане Церквей, проникновению в религ. жизнь элементов традиц. культуры и верований и росту влияния НАЦ. Уже с 40-х гг. XX в. Римско-католическая Церковь уделяла большое внимание подготовке местных кадров и предоставляла значительную свободу локальным структурам. Особенно быстрый рост числа католиков наблюдался на юге страны, в районах проживания ломве, мигрировавших с территории совр. Мозамбика. Миссионеры принимали их как беженцев, и они охотно крестились и проходили катехизацию. В связи с этим католич. Церковь в этом регионе часто называли «церковью Аломве» (особенно после массового (2080 чел.) крещения представителей народа ломве в 1928). В 1942 г. в Зомбе открылось 1-е католич. среднее учебное заведение. В 1941-1942 гг. Ньясаленд посетила ирландка Э. Куинн, основательница каритативного и миссионерского движения мирян Легион Марии, деятельность к-рого за неск. лет охватила всю страну. В июле 1951 г. викариат Ньяса был переименован в викариат Ликуни, в июне 1958 г.- в викариат Лилонгве, который в мае 1959 г. получил статус еп-ства. В мае 1952 г. из викариата Шире, получившего название Блантайр, был выделен викариат Зомба. В апр. 1956 г. был создан викариат Дедза. В нояб. 1956 г. его возглавил 1-й священник из коренного населения Корнелиус Читсуло (рукоположен в 1937). В апр. 1959 г. викариат Блантайр получил статус архиеп-ства, тем самым в стране было положено начало совр. церковной структуре. В 1961 г. для решения проблем епархиального управления и координации приходской жизни была создана Епископская конференция Малави, а вслед за этим для регулирования взаимодействия с проч. христианскими конфессиями — Национальная католическая комиссия за экуменизм. В дек. 1966 г. данные орг-ции при участии ВСЦ создали Ассоциацию частных госпиталей Малави (с 1992 Христианская ассоциация здравоохранения Малави). В 1968 г. в М. был открыт Комитет церквей христианского служения, к-рый приобрел широкую известность благодаря помощи населению в области медицины, образования и трудоустройства. В 1966 г. был издан подготовленный под рук. католич. свящ. Патрика Калиломбе (с 1972 епископ Лилонгве) перевод Библии на язык чичева под названием «Malembo Oyera» («Священное Писание»).

С сер. 60-х гг. XX в. в политической жизни М. усилилась тенденция к установлению личной власти Банды. Согласно принятой в 1966 г. конституции, был учрежден пост президента М., к-рый занял Банда. В 1970 г. на съезде КМ он был объявлен пожизненным президентом. Деятельность политических партий, профсоюзов, общественных орг-ций и религ. сообщ-в, в т. ч. христ. Церквей, находилась под жестким контролем правящего режима. Прочность данной системы была основана на высоких темпах экономического роста, на тесном сотрудничестве с европ. странами, ЮАР, Юж. Родезией, на широком привлечении иностранных инвестиций.

В 1967 г. ЦЦАП совместно с Англиканской Церковью открыла в Зомбе экуменический образовательный и культурный центр Чилема, призванный объединить представителей различных христ. конфессий. В 1979 г. был создан др. экуменический образовательный центр ЦЦАП, в котором по наст. время проходят обучение кальвинисты, англикане и приверженцы Церквей Христа. Данные центры сотрудничали с Библейским об-вом Малави, инициировавшим новый межконфессиональный перевод Свящ. Писания на язык чичева. К 1977 г. был переведен НЗ, а в 1998 г. опубликован перевод всей Библии под названием «Buku Loyera» («Святая Книга»). Данное издание включило также перевод второканонических книг.

В 60-80-х гг. XX в. в М. появились новые пятидесятнические орг-ции (Церковь Бога пророчеств, Объединенная Церковь апостольской веры, Международная Церковь четырехугольного Евангелия, Объединенная пятидесятническая Церковь, Пятидесятническая Церковь Лилонгве, Церковь миссии учеников в Малави), расцвета достигли харизматические синкретические движения (Церковь живых вод, Библейские служения веры и проч.). Росту их популярности способствовало желание верующих выйти из-под контроля со стороны авторитарного режима.

В 70-80-х гг. XX в. общенациональные выборы в законодательные органы (апр. 1971, май 1976, июнь 1978, июнь 1983, май 1987) проводились на безальтернативной основе. В 80-х гг. XX в. социально-экономическая ситуация в М. стала ухудшаться ввиду энергетического кризиса и снижения цен на основные товары малавийского экспорта — табак и чай. Падение уровня жизни, безработица, ограничение политических и общественных свобод вызвали волну политических протестов, в которых активно участвовали представители различных христианских конфессий, включая адептов ЦЦАП, католиков и англикан. В 1976 г. за критику режима был выслан, а затем посажен под домашний арест еп. П. А. Калиломбе. В 1989 г. состоялся пастырский визит в М. папы Римского Иоанна Павла II, способствовавший развитию политического диалога. Большая роль была отведена образованной в 1992 г. Католической комиссии за справедливость и мир.

В апр. 1992 г. была создана оппозиционная политическая партия «Объединенный демократический фронт» (ОДФ), к-рую возглавил этнический яо, мусульманин Бакили Мулузи. В июне 1992 г. на выборах в Национальное собрание вновь победил КМ, но под давлением оппозиционных партий и международного сообщества властям пришлось в июне 1993 г. провести референдум, по результатам которого была введена многопартийная система. В мае 1994 г. состоялись одновременно президентские и парламентские выборы, на которых победу одержала оппозиция: в Национальном собрании ОДФ занял 84 из 177 мест, а его лидер Мулузи стал президентом М. В 1995 г. вступила в силу новая Конституция М. В 1999 г. Мулузи был переизбран на 2-й срок. Он продолжил экономический курс Банды, прибегая к помощи международных финансовых структур, что не способствовало решению проблем экономики и преодолению бедности населения. В июне 2003 г., после депортации 5 подозреваемых в связях с «Аль-Каидой», в Блантайре и Мангочи произошли стихийные выступления мусульман.

В мае 2004 г. президентом был избран представитель ОДФ Бингу ва Мутарика. В февр. 2005 г. он покинул ОДФ и создал Демократическую прогрессивную партию (ДПП). Ва Мутарика начал активную борьбу с коррупцией, пытаясь ограничить возможности сторонников бывш. президента Мулузи. Ситуация осложнилась сильным продовольственным кризисом, вспыхнувшим в 2005 г. из-за тяжелых погодных условий. При содействии международных структур правительство начало оказывать поддержку крестьянским хозяйствам. В реализации данной программы активное участие приняли религ. структуры, такие как Христианский совет Малави, Комитет церквей христианского служения и Христианская ассоциация здравоохранения Малави.

В мае 2009 г. президент ва Мутарика был переизбран на 2-й срок; выборы в законодательные органы выиграла ДПП. В 2011 г. ЕС, Норвегия и США, а также Всемирный банк и Африканский банк развития, обвиняя правительство М. в коррупции, ввели экономические санкции против М., приостановив помощь на развитие сельского хозяйства страны. В июле 2011 г. для решения накопившихся в обществе проблем при активном посредничестве ООН начался диалог между правительством М. и представителями гражданского общества. В авг. 2011 г. в Лилонгве стороны подписали совместное коммюнике, в разработке которого принимали участие представители христ. и мусульм. орг-ций. 5 апр. 2012 г. президент ва Мутарика скоропостижно скончался, его пост заняла вице-президент Дж. Х. Банда. В окт. 2013 г., после ареста неск. обвиняемых в коррупции министров, она распустила правительство. Очередные выборы состоялись в мае 2014 г., в них победу одержала ДПП. 31 мая 2014 г. к президентской присяге приведен кандидат ДПП П. Мутарика.

Источник: www.pravenc.ru

Малави была последней страной Чёрной Африки, где я ещё не был. Вообще, про Малави мало кто слышал. Здесь нет особых достопримечательностей, сюда не едут толпы туристов. Самолёт приземляется в столичном аэропорту Камузу (город Лилонгве) и долго рулит к зданию терминала. Сам аэропорт старенький, судя по всему, ещё колониальных времён, но повсюду висят плакаты о том, что народ Японии любезно выделил денег на реконструкцию. На втором этаже аэропорта есть терраса, откуда можно понаблюдать за тем, как автобусы подвозят пассажиров от самолёта к терминалу. Вход туда стоит 500 квач (где-то 43 рубля).

На паспортном контроле всё очень медленно. Я заранее получил онлайн-визу, но просто пройти контроль нельзя, так как онлайн-визу для начала надо конвертировать в визу настоящую, которую вклеивают в паспорт. Мужик за стойкой очень неторопливо что-то заполняет, роется в компьютере, беседует с коллегой. Проходит минут 15, прежде чем визу вклеивают в паспорт. Дальше – такой же неторопливый и медлительный паспортный контроль.

На выходе в очень тесном зале прилёта стоят десятки людей с табличками. Места мало и сложно протиснуться через толпу встречающих, не задев никого чемоданом.

Казалось бы, в этой стране точно не случится ничего интересного… Но, как это часто бывает, помог случай! Мой гид оказался редкостным мудаком! Это самое яркое воспоминание о Малави!

Но обо всём по порядку.

От других африканских стран Малави почти ничем не отличается, разве что географическим положением: страна протянулась с юга на север вдоль озера Ньяса (оно же Малави).

Впрочем, кое-чем среди соседей Малави всё-таки выделяется…

Независимость от Великобритании Малави получила в 1964 году. Как это произошло с большинством других стран Африки, 30 лет ей правил тиран и убийца, да ещё и с говорящей фамилией Банда.

Начал он с того, что собрал банду африканских хунвейбинов под названием "Пионеры Малави", которые терроризировали население. При Банде Малави было обычным тоталитарным государством с жёсткой цензурой, которая касалась всего – от эротических журналов до слишком длинных причёсок. Раньше, говорят, всех длинноволосых мужиков тут насильно стригли, в том числе и приезжих, так что я ехал в Малави с некоторой опаской…

Как это часто бывает с диктаторами, Банда искренне полагал, что действует на благо страны. И действительно, некоторое время экономика Малави росла… Но дело в том, что буквально треть всей страны принадлежала Банде и его прихвостням. Его бизнес-империя производила 1/3 всего ВВП, на неё работала десятая часть населения Малави.

Во многом благополучие Малави было основано на том, что Банда, в отличие от многих своих африканских коллег, был ярым антикоммунистом. За свою позицию он получал бабло от западных стран. Банда не стеснялся поддерживать ЮАР в эпоху апартеида, а также колониальную администрацию Мозамбика в борьбе против повстанцев, за что другие государства Африки его, мягко говоря, недолюбливали.

В 1980-е цены на чай и табак на мировом рынке упали, а на нефть – выросли, и относительное благополучие Малави закончилось. Но народ всё ещё верил в стабильность, так что "Банду геть" смогли только в 1994 году, на первых многопартийных выборах в стране. Через год тирана арестовали, но потом отпустили, а в 2005 году даже поставили ему мавзолей. Сегодня в Малави есть статуи Банды, а ещё его имя носит национальный стадион. Всё это несмотря на то, что за время его правления погибли от 6 до 18 тысяч его политических оппонентов.

С тех пор президенты в Малави сменяются более-менее регулярно, хотя то и дело находится мудак, желающий узурпировать власть. К тому же, среди глав государства подозрительно много однофамильцев: например, было две Банды (одна из них женщина) и два Мутарики. Банды вроде бы действительно однофамильцы, а вот Мутарики – родные братья! Вам бы понравилось, если бы в России сменяли друг друга сплошные Путины?!

Впрочем, нельзя сказать, чтобы условная демократия как-то позитивно повлияла на благополучие Малави и её народа. Временщики приходят, пиздят столько денег, сколько могут унести, и уходят. А Малави по-прежнему является одной из беднейших стран Африки и мира. Я вот недавно ругал Зимбабве, но Малави ещё беднее, причём если судить по ВВП (по паритету покупательной способности) на душу населения, то более чем в два раза.

Из-за неискоренимой коррупции МВФ в 2000 году прекратил помогать Малави деньгами, и экономическая ситуация в стране стала удручающей. В стране даже начались эксперименты с импортозамещением! Например, чтобы снизить зависимость страны от импортной нефти, в Малави научились смешивать бензин с этанолом, а затем и вовсе использовать автомобили, работающие на спирту!

Сегодня Малави по-прежнему выживает в основном за счёт экспорта сельскохозяйственной продукции: в первую очередь табака, во вторую – чая, кофе и сахара. Кстати, Россия – один из главных торговых партнёров. При этом самим малавийцам регулярно не хватает продуктов. Это одна из тех африканских стран, где люди буквально тысячами умирают от голода. Последний крупный продовольственный кризис наблюдался в 2012-2015 годы, когда на страну сначала обрушилась засуха, а затем масштабное наводнение, разорившее огромные площади сельскохозяйственных земель.

В 2016 году страна вновь пострадала от засухи, а в 2017-м пережила нашествие каких-то гусениц (с английского их название переводится как "армейские черви"), которые сожрали всю кукурузу. Так что распиздяйство политиков в Малави идёт рука об руку со стихийными бедствиями, что явно не приносит облегчения простому народу.

Прибавьте к этому крайне высокую детскую и материнскую смертность, 9% населения, заражённого ВИЧ, и продолжительность жизни в 50 лет – и вы получите полную картину достижений современного Малави.

Зато страна носит прозвище "Тёплое сердце Африки" из-за дружелюбия местных! Видимо, когда живёшь в таком пиздеце, на агрессию уже просто не остаётся сил… Хотя мой гид, как вы уже поняли, оказался не особо гостеприимен!

01. Малави – очень зелёная страна! Летишь буквально над бесконечными полями.

02. Всё ухожено! Прямо как Белоруссия.

03. В аэропорту гниёт старенький Ил-76TD, который был списан ещё в 2011 году.

04. Чувак, который мог бы выиграть конкурс на самое долгое проставление визы.

05. Деньги на обновление аэропорта дали японцы! Они не только решили сделать косметический ремонт, но даже привезли из Японии таблички. Где ещё в Африке встретишь извиняющегося рабочего?!

06. Зал прилёта

07. В таких странах всегда приятно найти чудом уцелевшие старые таблички.

08. Первым делом нужно было купить сим-карту. Сделать это не так просто, как кажется. Вначале заполняется куча бумаг вручную, а потом надо пополнить баланс! Баланс пополняется с кучи карточек, и вся процедура занимается бесконечно много времени.

09. Первое впечатление – очень чисто! Реально прямо Белоруссия! Все обочины ухоженные, везде ровненький асфальт! Никакого тебе африканского срача, говна и трущоб!

10. Травку косят, мусор убирают!

11. Ну, народ не очень безопасно передвигается – ну и что…

12. Зато посмотрите, как красиво!

13. И везде новенькие склады, заводы, элеваторы. Везде бескрайнее лоскутное одеяло полей.

До 2007 года Малави входила в маленький, но гордый клуб стран, у которых были дипломатические отношения с Тайванем. А это автоматически означает отсутствие отношений с КНР. Но потом всё поменялось: малавийцы взвесили все за и против, и решили, что пора взглянуть правде в глаза, признать Тайвань неотъемлемой частью КНР и заняться, наконец, делами с серьёзными партнерами.

Тайвань пытался разубедить малавийцев и предупреждал, что всё это кончится плохо, потому что Китаю, мол, нужны только ресурсы Малави. "Это наглая ложь, – заявили тогда в посольстве КНР. – Нам нужны не только их ресурсы!”

Сами малавийцы объясняли, что ресурсы нужны не для того, чтобы ими любоваться. Китайцы, например, построили красивое здание парламента и стадион. Здорово ведь?

Конференц-центр около парламента

Стадион!

Кроме того, китайцы обещали дать денег по четырем направлениям: 1) строительство инфраструктуры; 2) сельское хозяйство; 3) образование и здравоохранение; 4) развитие человеческого потенциала.

И сдержали слово! Банки КНР выделили Малави кредит на $1,6 млрд. Тут надо сказать, что ВВП Малави по обменному курсу составляет $6,2 млрд. То есть вы сами понимаете: по малавийским меркам на страну просто пролился золотой дождь! Строительство инфраструктуры – это и качество жизни, и рабочие места. Закипела работа. Тут вам и электростанция, и электронное правительство, и новый аэропорт…

Правда, потом выяснилось, что деньги освоены китайскими компаниями самостоятельно, а работы в основном выполнены китайскими рабочими. Но правительство Малави на Китай не в обиде. Во-первых, Китай даёт всякие полезные гранты. А во-вторых, малавийцы обвиняют во всём… глобальное потепление! "Смотрите сами, – объяснили в малавийском МИДе, – сначала дождей не было, а потом они как ливанули, так никакую экономику не поднимешь!"

Ну и чёрт с ней, с экономикой. Зато в стране размножились китайские ресторанчики и магазинчики. Местные довольны. В конце концов, экономика, кредиты, ВВП, инфраструктура, человеческий капитал… Всё это как-то слишком сложно. А вот барахлишко дешёвое прикупить всегда приятно, согласитесь.

Недовольными, как ни странно, остались только китайские кредиторы. Они недавно пожурили малавийцев. "Нужно думать, прежде чем проекты реализовывать, а то они у вас какие-то неэкономические получаются, – объяснили кредиторы. – Кстати, проценты уже капают, а денежки счёт любят!"

Уличная реклама. Так как страна не самая богатая, местные пиздят всё, что плохо лежит. Чтобы защитить рекламные конструкции от воровства, в них делают дырки.

То же самое происходит с рекламными щитами. Если не сделать в баннере множество дырок, он в первую же ночь превратится в чью-то крышу! Так что вся страна буквально дырявая.

20. Не заводится.

21. Если отъехать от правительственных зданий, начинается настоящая жизнь. Нищая, грязная и убогая. Народ на импровизированной площади жарит мясо.

22. Здесь же смотрят футбол.

23. Простая жизнь выглядит как-то так. Это не трущобы, это обычный жилой район, так существует большинство столичного населения.

24. Жареная картошечка! Ай-ай-ай!

25. Женщины прямо на земле фасуют в пакеты уголь, на котором тут готовят еду.

26. Пока взрослые смотрят футбол, малышня играет в плейстейшн в компьютерном клубе.

27. Парикмахерская

28. Продажа мяса

29. Мясо с мясом!

30. Большинство магазинов выглядит так. Вместо стекла просто сетка, в которой делают дырку. В пакетиках на сетке висит растительное масло для готовки. Не у всех есть деньги, чтобы купить сразу бутылку.

31. Дорога в жилом районе

32.

33. Но в целом почти все при деле! То есть праздношатающихся я тут почти не видел. Все работают, убираются, пропалывают свои огороды, что-то перебирают, стирают, готовят.

34. Во дворах относительно чисто.

35.

36. Большинство домов каменные. Есть очень неплохие дома, но они спрятаны за заборами.

37. Около своих домов народ по мере возможности наводит красоту! Даже растения в горшках выставляют.

38. Мужик шьёт одежду

39. Автохлам складывают на обочинах и подписывают.

40. Повсюду продают покрышки.

41. Условно город можно поделить на две части. Новый – это там, где правительственный квартал, то, что китайцы построили. И старый. Старый город выглядит так:

42. Тут тоже почти всё построили китайцы.

43. Бесконечные рынки с барахлом

44.

45. Так как почти половина населения в столице неграмотная, магазины и торговые центры рисуют ассортимент вместо вывесок. Какая разница, как называется ваш магазин ,если название никто не поймёт? А так сразу всё понятно.

46. В столице умудрились построить надземный переход через двухполосную дорогу. Конечно, в Малави не родился ещё человек, который бы им воспользовался. Зато переход служит отличным каркасом для рекламы.

47. Вместо общественного транспорта тут маршрутки, прямо как в Астрахани.

48. Самый центр старого города

49. Давайте посмотрим на деревни.

50. Народ сушит табак. Кстати, табак в Малави покупает в том числе Россия.

51. Живут в домиках из самодельного кирпича.

52. Электричества и водопровода нет.

53.

54. Центральная улица деревни

55. Школа

56. Это модная школа, которую построили на деньги американцев.

57.

58. Народ потихоньку спивается.

Погодите, а что там за история с гидом?

Да, редко такое бывает, но гид, которого мы нашли через интернет, оказался мерзким мудаком. Вначале ничто не предвещало беды, кроме того, что от него неприятно пахло. Ну, с кем не бывает, если открыть все окна в машине, можно было бы даже не обратить внимание на этот пикантный момент.

Гидом был мужик лет 50 по имени Брайт. Он встретил нас с другом в аэропорту и повёз в отель. Кинули вещи, до заката оставалось два часа.

— А куда можно поехать? Что посмотреть?
— Не знаю… — чувак явно не думал, что от него требуется хоть что-то, кроме трансфера в отель.
— Может, поедем посмотрим центр города?
— Вы в центре! У вас отель в самом центре.
— Но тут ничего нет!
— Ну вот такой у нас центр.

В итоге долго ему объяснял, что меня интересует город, как живёт народ. Пришлось брать всё в свои руки и буквально рулить чуваком. Помимо всего прочего он был немногословен… В общем, из гида он быстро деградировал в обычного таксиста. И тут он спрашивает:

— А ты, случаем, не журналист?
— Нет, — ответил я, потому что хрен его знает, как в Малави относятся к журналистам. Кроме того, у меня были сугубо туристические цели. Я не готовил никаких репортажей, меня не интересовала их политика или ещё что-то.
— Точно? А то я вообще работаю обычно с журналистами… — Брайт явно что-то задумал, но я сказал правду: я обычный путешественник, который интересуется, как живёт народ.

На том и порешили. Только под вечер стало понятно, к чему были все эти вопросы. Чувак прислал огромное письмо, в котором заявил, что раскусил меня! Что я, оказывается, журналист, а не просто путешественник! И что это ужасно! Что журналистам нужна аккредитация, что нельзя ничего снимать, нельзя ничего писать – и вообще, его лицензия лучшего в Малави гида теперь под угрозой! Все эти ужасные проблемы решались очень просто:

"Мы с вами договаривались на 80 долларов, но раз у вас большая камера, я хочу, чтобы вы платили мне 250 долларов в день!"

Напиши он в конце: "На эти деньги я обещаю купить мыло и завтра не пахнуть", – я бы ещё подумал, а так это было простое вымогательство. Чувак явно решил срубить побольше бабла, при этом ничего не делая. И дело тут, конечно, был не в деньгах. В конце концов, поставь Брайт вопрос иначе, например: "Я смотрю, у тебя крутая камера, а я тут знаю интересные места, поэтому завтра утром мы едем снимать нелегальные крокодильи бега, а потом я покажу вам целую семью, которая живёт в подземелье и поклоняется иконе Путина!" – так вот, поставь он вопрос иначе, проблем бы не было. Но Брайт оказался обычным вымогателем. Как говорят у нас в Малави, жадность фраера сгубила. Так что Брайт был вежливо послан на хуй. Тут стоит отметить, что ему даже дали 20 долларов за неудобство, хотя и не стоило.

Вместо Брайта я взял в отеле другого водителя и нормально с ним покатался целый день по столице. Уже в Москве я получаю сообщение с незнакомого номера: "Здравствуйте, я офицер Министерства информации Малави, который занимается аккредитацией иностранных журналистов. Вы въехали в страну по туристической визе, но преследовали совсем иные цели…".

Единственным человеком в Малави, который знал мой мобильный, был Брайт. Этот мудак мало того что хотел обмануть меня, так ещё и решил нагадить и настучал в министерство информации.

Источник: varlamov.ru


Categories: Страна

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.