Большинство жителей нашей страны, знают, что Санкт-Петербург был основан Петром I 27 мая 1703 года на берегах реки Нева окружённых болотами с выходом в Финский залив и Балтийское море, тем самым прорубив окно в Европу, но это не совсем так.

Пётр основал город отнюдь не на пустом месте, где "мужики по пояс в ледяной воде вбивали друг-другом сваи в болота", а поставил столицу на весьма доходном, бойком и населённом месте.

Что вы видите на этом снимке? Усталый промышленный район Санкт-Петербурга?
А что если мы заглянем немного в глубь допетровской истории Северной пальмиры и увидим здесь шведский город Ниен 17 века и, может быть даже, русское поселение Невский городок 15-16 века?

Действительно, задолго до "основания" Петербурга Петром в будущих Петербуржских землях жили наши предки — предпочитая, правда, территорию, которая не затапливалась во время наводнений — местность у слияния рек Нева и Охта.
Затем, после заключения мирного договора со Шведами в 1617 году, Нева почти на 100 лет отошла к Шведам, которые, не будь дураками, повторили попытку их ассимиляции (первая случилась там же, но в 1300 году, когда шведы поставили просуществовавшую всего год Ландскрону) и основали здесь город Ниен вокруг крепости Ниеншанц (дословно — Невский окоп).


Ниен был крупнейшим городом Нотеборгского лена, намного превосходящим по размерам и богатству административный центр лена — город Нотеборг: в нём было более четырёхсот податных дворов, из чего следует, что количество домов было ещё больше — в число «дворов» не входили казённые здания, дома дворян и духовенства, да и сам «двор» зачастую включал в себя несколько капитальных построек.

В городе, население которого к середине XVII в. составляло около 2 тыс. человек, жили шведы, немцы, русские и финны, занимавшиеся торговлей, ремёслами, земледелием, рыболовством, судовождением. В центре его располагались ратуша, две лютеранские кирхи, школа, порт и торговая площадь.

Застройка формировалась вдоль реки Охты (швед. Svartbäcken) и Чёрного ручья, впадавшего в Охту на территории города, а также дорог, ведущих к Выборгу, Кексгольму и Нотеборгу. В окрестностях города размещались госпиталь, кирпичные заводы и предприятия, связанные с судостроением.

Первоначально в городе были две лютеранские кирхи — для шведской и финской (ингерманландской) общин, православное же население окормлялось в селе Спасском, располагавшемся в районе современного Смольного монастыря и населённом русскими и ижорцами.


Однако были времена, когда ещё здесь не было Петербурга, а люди уже активно жили и развивались и вся эта территория от Финляндии до Новгорода и Пскова называлась Ингерманландия.

Не совсем правдивый на мой взгляд, в не больших деталях, фильм, что характерно для современного искажения истории, хотя это происходило во все времена, но он дает представление о описанном выше.

Всем отличного воскресения и удачи на дорогах!

Источник: www.drive2.ru

Большинство жителей нашей страны, знают, что Санкт-Петербург был основан Петром I 27 мая 1703 года на берегах реки Нева окружённых болотами с выходом в Финский залив и Балтийское море, тем самым прорубив окно в Европу, но это не совсем так.

Пётр основал город отнюдь не на пустом месте, где "мужики по пояс в ледяной воде вбивали друг-другом сваи в болота", а поставил столицу на весьма доходном, бойком и населённом месте.

Что вы видите на этом снимке? Усталый промышленный район Санкт-Петербурга?
А что если мы заглянем немного в глубь допетровской истории Северной пальмиры и увидим здесь шведский город Ниен 17 века и, может быть даже, русское поселение Невский городок 15-16 века?

Действительно, задолго до "основания" Петербурга Петром в будущих Петербуржских землях жили наши предки — предпочитая, правда, территорию, которая не затапливалась во время наводнений — местность у слияния рек Нева и Охта.
Затем, после заключения мирного договора со Шведами в 1617 году, Нева почти на 100 лет отошла к Шведам, которые, не будь дураками, повторили попытку их ассимиляции (первая случилась там же, но в 1300 году, когда шведы поставили просуществовавшую всего год Ландскрону) и основали здесь город Ниен вокруг крепости Ниеншанц (дословно — Невский окоп).


Ниен был крупнейшим городом Нотеборгского лена, намного превосходящим по размерам и богатству административный центр лена — город Нотеборг: в нём было более четырёхсот податных дворов, из чего следует, что количество домов было ещё больше — в число «дворов» не входили казённые здания, дома дворян и духовенства, да и сам «двор» зачастую включал в себя несколько капитальных построек.

В городе, население которого к середине XVII в. составляло около 2 тыс. человек, жили шведы, немцы, русские и финны, занимавшиеся торговлей, ремёслами, земледелием, рыболовством, судовождением. В центре его располагались ратуша, две лютеранские кирхи, школа, порт и торговая площадь.

Застройка формировалась вдоль реки Охты (швед. Svartbäcken) и Чёрного ручья, впадавшего в Охту на территории города, а также дорог, ведущих к Выборгу, Кексгольму и Нотеборгу. В окрестностях города размещались госпиталь, кирпичные заводы и предприятия, связанные с судостроением.

Первоначально в городе были две лютеранские кирхи — для шведской и финской (ингерманландской) общин, православное же население окормлялось в селе Спасском, располагавшемся в районе современного Смольного монастыря и населённом русскими и ижорцами.


Однако были времена, когда ещё здесь не было Петербурга, а люди уже активно жили и развивались и вся эта территория от Финляндии до Новгорода и Пскова называлась Ингерманландия.

Не совсем правдивый на мой взгляд, в не больших деталях, фильм, что характерно для современного искажения истории, хотя это происходило во все времена, но он дает представление о описанном выше.

Всем отличного воскресения и удачи на дорогах!

Источник: www.drive2.ru

В условиях экономического развития России значительная роль принадлежит Санкт-Петербургу как крупнейшему промышленному, научному и культурному центру мирового значения.

Санкт-Петербург расположен у восточной оконечности Финского залива Балтийского моря. Географические координаты центра города – 59° 57’ северной широты и 30° 19’ восточной долготы. Город занимает площадь 1439 км2, из них территория высокоплотной, почти сплошной застройки составляет 650 км2.

Одним из направлений развития города становится его расширение за счёт намыва искусственной территории в акватории Финского залива. В 2006 году стартовал проект намыва – «Морской фасад», предполагающий расширение Васильевского острова в сторону Невской губы и создание здесь Морского порта. Площадь новых территорий должна составить 476 га.


Высота города над уровнем моря: для центральных районов – 1–5 м, периферийных районов (север) – 5–30 м, периферийных районов (юг и юго-запад) – 5–22 м. Самое высокое место в черте города – Дудергофские высоты в районе Красного Села с максимальной высотой 176 м.

Санкт-Петербург, находящийся в центре пересечения морских, речных путей и наземных магистралей, является европейскими воротами России, ее стратегическим центром, наиболее приближенным к странам Европейского Сообщества.

Территория санкт петербурга

Территория санкт петербурга

Санкт-Петербург – второй по величине город Российской Федерации. Здесь находятся представительства международных организаций, консульства зарубежных государств, территориальные органы федеральных министерств и ведомств. Также, с 2008 года, в Санкт-Петербурге находится Конституционный Суд Российской Федерации.

Санкт-Петербург – административный центр Северо-Западного федерального округа, в который входят Республика Карелия, Республика Коми, Архангельская область, Вологодская область, Калининградская область, Ленинградская область, Мурманская область, Новгородская область, Псковская область, Ненецкий автономный округ.


Северо-Западный федеральный округ обладает значительным природно-ресурсным потенциалом, высокоразвитой промышленностью, густой транспортной сетью, и через морские порты Балтики и Северного Ледовитого океана обеспечивает связи Российской Федерации с внешним миром.

 

 

Источник: www.gov.spb.ru

Миф о том, что берега Невы допетербургских времён были совершенно пустынными, давно развеян. На этой полноводной и судоходной реке никогда не замирала жизнь. Никто не оспаривает тот факт, что на Заячьем острове, где Пётр I возвёл Петропавловскую крепость, люди не селились.

Здесь был низкий берег, который часто затопляла Нева. Но уже выше по течению реки, поодаль от её низких берегов, стояли деревни и мызы, простирались поля и пастбища. Заселёнными были южный и восточный берега острова Койвусаари (будущий Петербургский), береговая линия Васильевского (Васильева, Хирвисаари), острова по Малой Неве, а также некоторые места будущей Адмиралтейской стороны.

Но раньше этих селений по среднему течению Невы вдоль берегов: от Нотебурга до Ниена находились многочисленные деревни. Села и мызы были разные: от 1—3 дворов до нескольких десятков дворов. Самые крупные из них — Гудилов-Хоф (ныне Усть-Славянка), Костина (ныне Рыбацкое), Вихтула, или «Виктори», на месте которой была построена Александро-Невская лавра.


Здесь жили водь, ижора, финны, русские, шведы, немцы. Место это было очень оживленным. И до шведской оккупации 1617 года здесь, на самой русско-шведской границе, шла пограничная торговля, собирались таможенные пошлины.

Не изменилось положение и после прихода шведов. Современники отмечали, что Ниен жил в основном за счёт приграничной торговли. И, действительно, торговля в устье Невы процветала весь XVII век. Основу ее составляли транзитные товары, которые везли с Запада в Россию и из глубины России на Запад.

Включив в 1617 году Ингрию в состав королевства, шведы проводили политику вытеснения русского населения с завоёванных территорий. По условиям Столбовского мира 1617 года русским дворянам, не желавшим становиться подданными шведского короля, предоставлялось всего 2 недели, чтобы покинуть пределы Ингрии.

Шведские короли охотно раздавали приневские земли своим дворянам. Новые помещики строили здесь усадьбы, перевозили крепостных, что и предопределило перевес переселенцев в общей массе населения Ингрии. К моменту появления в устье Невы русских войск в 1703 году земли, на которых вскоре начал строиться Петербург, были уже разделены между крупными шведскими землевладельцами. Самые большие владения принадлежали управлявшим этим краем губернаторам.

Крепость Ниеншанц и Приневские места

В 1632 году у слияния Невы и её правого притока, реки Охты был построен Ниен, или Ниеншанц (Невская крепость), по указу шведского короля Густава II Адольфа. Раньше здесь стояла шведская крепость Ландскрона, возведенная в 1300 году военачальником Тергильсом Кнутсом.


Как уже мы рассказывали выше, дружина великого князя Андрея Александровича, сына Александра Невского, захватила крепость и разрушила её сооружения. Затем тут возникло русское поселение Невское Устье, на смену которому и пришел Ниен, по-русски Канец. Чуть выше Ниена начиналась Выборгская дорога — единственная сухопутная связь с метрополией.

Крепость Ниеншанц была небольшая и слабо вооруженная. Почему же стокгольмские власти не спешили укреплять Ниеншанц? Шведские генералы исходили из традиционной, оправдавшей себя во многих войнах наступательной доктрины, согласно которой лучшим средством защиты собственных владений являлось не возведение крепостей, а стремительное наступление на столицы противника.

Именно так действовали шведские короли со времён Густава II Адольфа и, надо сказать, почти всегда добивались успеха, сделав Швецию великой европейской империей. В 1691-м в Ниен приплыли 93 иностранных судна, из них 35 — русских. Они везли сюда и дальше, на Балтику, рожь, пеньку, поташ и другие традиционные русские товары.

Для русских купцов отсюда начиналась прямая водная дорога в Стокгольм и другие порты Балтики, чем они и пользовались постоянно и беспрепятственно — не в интересах шведов было полностью перекрывать выгодную русскую торговлю. На берегах Невы и Большой Охты стояли вместительные лесные склады и хлебные амбары, возле которых и загружались иностранные корабли.


Лес, пеньку увозили на верфи Голландии и Англии, а зерно (главным образом, рожь) — в Швецию, которая в те времена без ввозного хлеба обойтись не могла. Местное население занималось в основном рыболовством, охотой, сеяло яровую рожь, овес, ячмень, хотя хлеб рос здесь плохо. Известно, что конец XVII века оказался очень трудным для местных жителей.

Неурожай в 1695—1697 годах привёл в истории Швеции к «Великому голоду» — массовой смертности, падежу скота, исходу людей в более хлебные места. Финский ученый С. Кепсу пишет: «Условия жизни в Ингерманландии на рубеже двух столетий были ужасными». Если в 1696 году численность населения приневских территорий составляла 66 тысяч человек, то в 1699-м сократилась более чем на треть.

Северная война и Приневье

В августе 1700 года началась Северная война. Слабые силы шведского генерала Крониорта со штабом в Дудергофе были не в состоянии защитить материковую часть Ингрии, а коменданты Нотебурга и Ниеншанца — удержать под своим контролем все течение Невы. Разместившийся с двухтысячным отрядом в Старой Ладоге воевода П. М. Апраксин уже не давал шведам покоя от Ниена до Нотебурга.

Он посылал в приневские места усиленные разведывательные диверсионные отряды, нападавшие на небольшие укрепления и мелкие группы противника, разорявшие жилье, захватывавшие пленных и угонявшие скот. 13 августа 1701 года на берегах Ижоры произошло сражение русского войска с отрядом Крониорта.


Шведы потеряли около 500 человек и отступили к реке Славянке и Сарской мызе (ныне Царское Село) и вскоре, опасаясь быть отрезанными от основных сил, переправились через Неву на правый берег, бросив на произвол судьбы подданных короля на левом.

Рядом располагалась крепость Орешек — древняя русская крепость на Ореховом острове в истоке реки Невы, напротив города Шлиссельбург в Ленинградской области. Основана в 1323 году, с 1612 по 1702 год принадлежала шведам.

Русское войско под командованием Бориса Шереметева 27 сентября 1702 года осадило крепость. 11 октября 1702 года, после продолжительной бомбардировки, русские войска пошли на штурм, продлившийся 13 часов, и одержали победу.

В осаде лично участвовал Пётр I в должности бомбардир-капитана. Писал тогда Пётр I думному дьяку Андрею Виниусу:

Правда, что зело жесток сей орех был, однако же, слава Богу, счастливо разгрызен… Артиллерия наша зело чудесно дело своё исправила.

В честь этого события отлили медаль с надписью:

Был у неприятеля 90 лет» Тогда же крепость переименована в Шлиссельбург — «Ключ-город».

А потом началось великое наступление Петра I на Ладоге и Неве. Сосредоточенная в начале сентября 1702 года в районе Старой Ладоги 35-тысячная русская армия 27 сентября появилась под стенами Нотебурга, и осадная артиллерия начала обстрел крепости. После кровопролитного штурма 11 ноября гарнизон сдался.

Падение Ниена и Пётр Великий

Поздняя осень не позволила двинуться вниз по Неве к ее устью, но всем было ясно, что судьба Ниеншанца предрешена. Уже с середины марта 1703 года Пётр, поселившись в Шлиссельбурге, стал спешно готовить войско к походу. 23 апреля оно двинулось вниз по Неве, по ее правому берегу и вскоре подошло к Ниеншанцу.

Комендант крепости Йохан Аполлов прекрасно понимал, что силы сторон неравны, но воин он был настоящий. Уже в октябре 1702 года он со своим гарнизоном в 800 человек приготовился к обороне: подготовил все 49 пушек цитадели, а 20 октября приказал поджечь город и казенные склады на берегу Охты. Русские тогда не пришли, но помощи Аполлов все равно не дождался. 9 апреля 1703 года он писал королю:

Как только лёд сойдёт с Невы, противник, вероятно, придёт сюда со своими лодками, которых у него имеется огромное количество, обойдёт крепость Шанцы и встанет на острове Койвусаари (Березовый остров), откуда у него будет возможность препятствовать всему движению по Неве.

Когда 26 апреля 1703 года Пётр I подошёл под стены Ниеншанца — в этот самый день Пётр впервые увидел места, с которыми впоследствии навсегда связал свою жизнь. Тогда в письме А. Д. Меншикову он написал:

Город горазда больше, как сказывали, однакож не будет с Шлютельбурх…

Впрочем, шведы успели укрепить крепость так, что знающий толк в фортификации Пётр отметил:

Выведен равно изрядною фортофикациею, только лишь дерном не обложен, а ободом больше Ругодива.

Через два дня Пётр I во главе флотилии лодок с гвардейцами проследовал вниз по Неве мимо Ниеншанца, с бастионов которого тщетно пытались огнём пушек этому воспрепятствовать. Плавание это имело отчетливо разведывательный, рекогносцировочный характер — русское командование опасалось, как бы флотилия адмирала Нуммерса, базировавшаяся в Выборге, не подошла на помощь осажденному гарнизону Ниеншанца.

Поэтому Петру необходимо было знать о силах и расположении шведских кораблей. Лодки дошли до взморья, шведов видно не было, на Витсаари (Гутуевской остров) Пётр оставил заставу из гвардейцев и на следующий день, 29 апреля, вернулся в лагерь под осажденным Ниеншанцем.

30 апреля русскими была предпринята попытка нового штурма, который гарнизон Аполлова вновь отбил. Нужно согласиться с теми историками, которые считают, что взятие Ниеншанца было достаточно кровопролитным с обеих сторон. Впрочем, держаться долго крепость не могла.

Поэтому Аполлов после продолжительного 14-часового обстрела и взрыва порохового погреба, согласился на почётную сдачу. Это произошло 1 мая 1703 года. Согласно условиям капитуляции Аполлов 2 мая вручил фельдмаршалу Шереметеву городские ключи на серебряном блюде и под барабанный бой вместе с гарнизоном, семьями солдат и офицеров, а также сидевшими с ними в осаде последними горожанами Ниена навсегда покинул крепость.

Русские полки под клики «Виват!» вступили в неё. В Шлотбурге (Замок-город) — так тотчас переименовал русский царь шведский Ниеншанц — был устроен праздничный молебен. Тогда же состоялся и знаменитый военный совет, решивший судьбу Петербурга.

Источник: peterburg.center


Categories: Петербург

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.