Дмитрий Береснев, 21 мая 2018, 00:05 — REGNUM 306 лет назад Санкт-Петербург стал на два века столицей России. Санкт-Петербург зачастую называют Северной столицей. Но как и почему он стал столицей, при каких обстоятельствах? Чем оказалась плоха Москва? И почему и когда город на Неве перестал быть столицей, а также почему говорят «Москва создана веками, Петербург — миллионами»?

Москва со второй половины XV века была столицей единого Российского государства, но со временем, в процессе развития государства, приобрела ряд значительных, по мнению Петра I, недостатков.

Петру I нужна была база на морском побережье, резиденция, где можно было бы строить флот и оттачивать мастерство в морских сражениях. И нужна была новая столица, которая ни в чём не уступала лучшим столицам Европы. Москва в то время никак не подходила на данную роль.

Царь Пётр I, желавший возвеличивания своей державы на мировой арене, стремился взять реванш и отвоевать у Швеции исконные русские земли, которые были захвачены Швецией в Смутное время по Столбовскому договору 1617 года. Положениями Столбовского договора Россия была лишена выхода в Балтийское море. Путь в Европу по морю оставался только из порта Архангельска в Белом море, навигация в котором была опасной и нерегулярной из-за льдов.


Для того чтобы вернуть выход к Балтийскому морю, Пётр I вступил в 1700 году со Швецией в Северную войну, продлившуюся до 1721 года.

Выход к Балтийскому морю решал важнейшую экономическую задачу, поскольку торговля с Европой была значительно более выгодной по морю, чем по суше. Одновременно, дорога в Москву была в то время довольно опасным мероприятием.

27 мая 1703 года Пётр I заложил первую постройку, с которой начался Санкт-Петербург, после личного обследования Петром I территорий, расположенных вблизи моря и пригодных для строительства города. Решено было начать на Заячьем острове, где и построили первые укрепления Петропавловской крепости. К сожалению, ничего лучшего, чем болотистая дельта Невы, для строительства города найдено не было.

В течение девяти лет на Неве был построен новый город, изначально преподносившийся как резиденция, но строившийся как новая столица. Темпы строительства поражали, поскольку город был построен на глазах одного поколения людей. Подобные темпы строительства также были использованы в Советском Союзе.

По информации исследователей, быстрое строительство было обеспечено за счет того, что оно велось по заранее разработанному плану. Городская планировка Санкт-Петербурга выполнена по прямоугольной схеме, с прямыми улицами и широкими проспектами, в отличие от хаотично и тесно застроенной Москвы с радиально-кольцевой схемой.


По задумке Петра Великого, город должен был стать самым большим и красивым городом Европы, что в большей степени и удалось сделать. Для проектирования и строительства были привлечены лучшие западные проектировщики и архитекторы, такие как Трезини, Растрелли, Кваренги, де Томон, позднее — Карл Росси и другие известнейшие авторы.

На строительство Петербурга «ежегодно направляли до 40 тысяч «работных людей», в основном из государственных крестьян, а также переселяли на постоянное жительство со всей страны мастеровых, ремесленников и купцов».

«И перед младшею столицей померкла старая Москва, как перед новою царицей порфироносная вдова», — написал Александр Сергеевич Пушкин в «Медном всаднике».

Документы свидетельствуют, что царь Пётр I дал название Санкт-Петербургу в честь апостола Петра, своего небесного покровителя. Имя Пётр переводится как «камень».

За девять лет, к 1712 году, был построен целый город, включая Александро-Невскую лавру, в которую по приказу Петра I были перевезены из Владимира мощи князя Александра Невского.

По Высочайшему указанию Петра I от 19 мая 1712 года столица Российского государства была перенесена из Москвы в Санкт-Петербург. В этом же году в Северную столицу перебрался царский двор, высшие чиновники и сенаторы, а также некоторые государственные службы и часть иностранных посольств. Оставшиеся переезжали вплоть до 1714 года.


Некоторые историки обращают внимание, что перенос столицы в город на Неве состоялся в то время, когда формально эти земли России еще не принадлежали. Но им стоит напомнить, что исторически эти земли были русскими и силой отобраны у русских шведами во время их подавляющего превосходства на Балтийском море.

Только в 1721 году согласно Ништадтскому договору, подписанному после окончания Северной войны, Санкт-Петербург не только де-факто, но и де-юре стал расположен на территории России.

Как пишут историки, во время 21-летней войны Россия пережила «серьёзный экономический и демографический кризис. Сумма налогов, собираемых с населения с 1701 по 1724 год (вследствие их увеличения), выросла в 3,5 раза, что, по словам историка Рожкова, было достигнуто «ценою разорения страны». По результатам переписи населения 1710 года, общая численность населения страны сократилась на 20%, причём в областях, прилегавших к основным театрам военных действий, сокращение населения достигало 40%». К сожалению, плата за суверенитет и независимость никогда не бывает маленькой, так же как никогда она не бывает напрасной.

Санкт-Петербург получил огромный стимул для развития оборонной промышленности, работающей для обеспечения нужд армии и, в первую очередь, флота. Потребности быстро растущего населения города привели к торговому буму с российскими и европейскими торговцами. Кроме того, были построены дороги к Новгороду, Риге, Москве. За несколько лет были построены гостиные дворы, таможни и биржи.


«Петербург был первым городом в России, и Москва рядом с ним казалась огромной деревней, но деревней милой, уютной и хлебосольной, в отличие от холодного, туманного и неприветливого Петербурга», — написал историк Бурмистров.

Противники перевода столицы из Москвы в Санкт-Петербург обосновывали свою позицию тем, что столица должна находиться в центре страны, а также на плодородных землях. К примеру, Карамзин называл «блестящей ошибкой Петра Великого основание новой столицы на северном крае государства, среди зыбей болотных, в местах, осуждённых природою на бесплодие и недостаток».

В 1727 году при Петре II Москва снова на три года стала столицей России. После смерти Петра II Петербург ещё недолго называли резиденцией, а с 1737 года на планах он уже обозначался в качестве столицы.

«Она (Москва) еще до сих пор русская борода, а он (Петербург) уже аккуратный немец», — написал Николай Васильевич Гоголь в «Петербургских записках 1836 года».

По данным историков, в первой половине XIX века Петербург обогнал Москву по количеству жителей: если в конце XVIII века в Москве было около 175 тысяч, а в Петербурге — около 90 тысяч человек, то уже к 1862 году в Петербурге жило более 500 тысяч человек, а в Москве лишь около 378 тысяч. В начале XX века Петербург стал городом с миллионным населением и превратился в крупнейший в России и один из важнейших в мире промышленный, кредитный и биржевой центр. В 1913 году в городе насчитывалось 1012 крупных и средних промышленных предприятий с 234 тысячами рабочих.


В 1914 году, после вступления России в Первую мировую войну против Германии, Санкт-Петербург был переименован в Петроград из-за присутствия в названии города корня «бург» (по-немецки — город).

В начале 1918 года большевики перевели столицу страны обратно в Москву, т. к. Петроград оказался намного ближе к враждебным Советской России государствам, чем Москва.

В 1924 году Петроград был переименован в Ленинград в честь умершего в этом же году вождя пролетариата Владимира Ильича Ленина (Ульянова).

В 1991 году Санкт-Петербургу было возвращено его первоначальное название.

Таким образом, значение переноса столицы России на два столетия из Москвы в Санкт-Петербург трудно переоценить. Это и окончательное закрепление России на берегу Балтийского моря. Пётр I показал решимость идти до донца в вопросе возвращения исконных русских земель. Это и демонстрация передовому западному обществу того времени, что русские могут делать ничуть не хуже, чем они, а порой даже и лучше. При этом в очень сжатые сроки.

Читайте развитие сюжета: Нелюбимый пасынок Стивена Кинга – между «Сатурном» и «Золотой малиной»

Источник: regnum.ru

Земли, отвоёванные у Швеции


С 1700 года начинается серьёзное противостояние между Россией и Швецией. И если изначально русские терпели неудачи в Северной войне, то к 1703 году Пётр учёл прежние ошибки.

16 мая 1703 года на землях, совсем недавно отвоёванных у шведов, Пётр I велел заложить город, что в дальнейшем стал называться Санкт-Петербургом. На берегах Невы была заложена деревянная крепость.

Хочу отметить, что строительство продвигалось неспешно и с некоторой долей осторожности. Изначально использовали дерево, поскольку царь не был уверен, смогут ли русские удержать эти территории. После успеха армии Петра под Нарвой стало ясно, что отныне земли Санкт-Петербурга будут принадлежать России, после чего был отдан приказ создать каменные укрепления.

Главный научный сотрудник Государственного музея истории Санкт-Петербурга Марина Логунова отмечает:

“Именно в день своего рождения в 1706 году Петр начинает строительство каменной крепости Санкт-Петербург, кладет закладной камень, начинает перестройку крепости в камне”.


Пётр I на строительстве своего города

Царь максимально использовал открывшиеся перед ним возможности. Поскольку город необходимо было построить “с нуля”, а потому Пётр смог реализовать свои самые смелые планы, воплотить замысел создания города по европейским образцам и принципам.

Конечно, возведение Петербурга продвигалось не стихийно, но царь непрерывно следил за процессом строительства, внося свои поправки и предложения. Как отмечают специалисты, Пётр активно использовал чертежи из европейских изданий, что позволяет заметить в старинной архитектуре Петербурга “голландизмы” и англицизмы”.

Строительные работы продвигались крайне быстро, а вскоре город уже занимал нынешнюю Петроградскую сторону. В 1703 году был построен Троицкий храм. Кстати, название его было выбрано неслучайно — город был заложен именно в праздник Святой Троицы. Собор находился рядом с первой городской пристанью, где останавливались корабли, производилась погрузка и выгрузка товаров.

Известный историк, профессор Евгений Анисимов писал:

“В журналах Петра есть такое выражение: "гулял по работам", то есть даже в свободное время он прохаживался в компании со специалистами по стройке, нередко ехал с ними же на объект и обсуждал технические детали”.


Особенности возведение новой столицы

Несмотря на то, что французская архитектура не слишком нравилась Петру I, создание градостроительного плана было поручено французу Жану-Батисту Леблону. Впрочем, с архитектором у царя нередко происходили конфликты.

Следуя указаниям государя, Леблон поместил административную часть города на Васильевском острове, в результате чего территории Литейной части и Выборгской стороны оказались за городской чертой. А вот сама стройка должна была происходить на болотистой местности, чем царь остался недоволен. В дальнейшем у Леблона и Петра возникло ещё немало разногласий.

Что интересно, народ на климат Петербурга начал жаловаться едва ли не с первых дней существования города. Петру же такие особенности его собственного “парадиза” нравились, а неудобства — забавляли.

Царь писал, что “зело было утешно смотреть, что люди по кровлям и по деревьям будто во время потопа сидели”. Впрочем, в основе архитектурного плана лежал голландский принцип градостроительства, что было обусловлено не только вкусовыми предпочтениями царя, но и схожестью климата.


В качестве основных строительных материалов использовались завозные камни и кирпич (из Голландии), использовались известь и сосны. Для укрепления насыпей использовали крепко связанные прутья.

По сути, все главные здания вдоль Невы были возведены на своеобразных “островах”, изготовленных из тысяч свай. В момент перехода от деревянных построек к каменным Пётр I издал указ о запрете каменного строительства по всей стране — на этом этапе материал использовался лишь при возведении зданий Петербурга.

Создавая дома для себя, Пётр I отталкивался от личных предпочтений. Ему нравились скромные здания, низкие потолки, уютные помещения. Однако это не значит тяготения к простецкому стилю. В Меншиковском дворце, где царь проводил приёмы, заметны элегантность и изысканная роскошь, обилие украшений и декоративных элементов.

Источник: zen.yandex.ru


Интересная обобщающая статья о несоответствиях официальных версий и артефактов.

Официальная история говорит нам, что в 18м веке пришел Петр I на болото и с нуля менее чем за 100 лет построил фантастический город. Так ли это на самом деле? Давайте разберемся вместе, порассуждаем. Все, кто надеется прочитать однозначный ответ на поставленный вопрос, может статью не читать, я ее пишу лишь для того, чтобы сопоставить доводы и факты, а не для каких то конкретных выводов. Ну что, начнем.

Давайте начнем с того, что видно невооруженным глазом каждому жителю города и каждому приезжему — это окна на месте фундамента у многих зданий Санкт-Петербурга. Если пройтись по исторической части города, то можно  заметить, что каждое второе здание ушло под землю в том числе и Эрмитаж и чуть выше  уровня земли торчат остатки окон.

Официально это объясняется тем, что на улицах города просто накапливается культурный слой и сантиметр за сантиметром скрывает дома. То есть за последние 300 лет пыли и грязи на улицах скопилось около 2-3 метров, по метру за столетие. Значит улицы вообще не убирают? И люди по ним тоже не ходят?

Строительство санкт петербурга при петре 1

Но если посмотреть фотографии начала прошлого столетия, то мы обнаруживаем, что здания выглядят так же как сейчас и никакого культурного слоя за это время не прибавилось, а ведь как минимум метр пыли должно было намести. Смотрим на фотографиях на окнах, которые якобы идут из подвала.

8c5f07e0e021 8b92f87a3b1c 5 4b394707adac

4b33d403f0711

ceec8314f2721

И рисунки архитектора Зимнего Дворца Растрелли тоже показывают дворец в том же виде в котором он находится сейчас.

Значит дело не в культурном слое, а просто так строили, практически без фундамента, ну или сымитировали его потом, и с окнами в подвале. Но не забываем, что Петербург очень часто подтапливается Невой и строить здания практически без видимого фундамента и с окнами в подвал — это очень оригинально. И нельзя сказать, что Петр со своими строителями не знал о потопах, в 1703 году спустя три месяца после “официального” основания города произошел потоп и вода поднялась на два метра.

И получается, что несмотря на это все равно построили город с совершенно заниженными строениями. В одной из статей посвященной нашей с вами сегодняшней теме я нашла фрагмент из интервью питерского историка Марины Логуновой. На вопрос про утопленность питерских зданий в грунт, она ответила:

— Действительно, судя по документам начала XVIII века, культурный слой за 250 лет  особо не вырос, цокольные этажи зданий исторического центра еще тогда были более чем наполовину утоплены в грунте. Уровень Невы также не претерпел изменений. Но как объяснить это, мы не знаем.

P9080043

P9080035

То есть даже питерские историки, у которых есть необходимые знания и возможность пользоваться разнообразными архивами, не могут ответить на вопрос “Почему город утоплен в грунт?”.

В большинстве исторических зданий первым этажом является подвал: в Зимний дворец входишь сразу в подвал, в Кунсткамеру — в подвал, военно-морской — подвал, зоологический-подвал. Дворец Меньшикова — весь первый этаж ниже уровня грунта.  Да во многих старых здания Петербурга при выходе попадаешь сразу в подвал. Но кто же так строит? В столь подтапляемом месте. Ну ладно еще делают подвалы, но окна то в них (иногда очень большого размера, например, как в Зимнем дворце) зачем?

Создается впечатление, что так не строили, а просто весь город когда то засыпало толстым слоем земли или залило большим количеством грязи. Может быть было наводнение о котором мы не знаем? Тем более об этом говорит один факт.

Во время раскопок культурного слоя на Дворцовой площади выяснилось, что под нынешним асфальтом находится 1,5 метра грунта под которым лежит еще одна мостовая. Но если эту первую, нижнюю мостовую положили в 18м веке, то откуда появилось 1,5 метра грунта? Либо была какая то катастрофа, например огромное наводнение и грунт принесен с водой, тогда можно объяснить почему здания тоже завалены грунтом.

ba6977f37dad

Либо это культурный слой и он нарос сам, но тогда должно пройти больше чем 300 лет и Питер должен был безлюдным, так как в противном случае всю грязь убирали бы дворники. Огромное наводнение в 1824 году, можно не считать, после него явно не было 2х метров, а в некоторых местах аж 4 метров, нанесенного грунта.

А теперь посмотрите на вот эту фотографию. Это фотография сделана в 2002 году на северо-западном углу Дворцовой площади. Красной стрелкой здесь отмечена черная полоса, которую по телевизору назвали “поверхностью времен Екатерины”.

214a40324d5f

Но тогда получается нестыковочка: Зимний дворец по эскизам тех лет выглядит так же как сейчас, а если это культурный слой так пышно нарос на площади, то и дворец должен выглядеть в те времена иначе — выше и цокольные окна должны быть на поверхности. А дворники за эти 300 лет ни разу не убирались? А еще очень загадочным остается найденный недавно фундамент колоссальной конструкции, спрятанный под четырехметровым слоем земли. Вот он.

PR20110111123740

В исторической части Петербурга практически во всех подвалах расположены кафешки или магазины. В некоторых из них есть окна, которые практически полностью заложены кирпичом. А есть дома с полностью заложенными подвальными окнами. Спрашивается, а зачем окна вообще в подвале  сделали, что бы потом заложить их?

Вот и получается, что либо за эти 300 лет произошло, например наводнение о котором почему то не говорят в официальной истории. Либо  — Петр не строил город, а пришел в заброшенный или пострадавший от катастрофы город, и выдал его за свои. Здания были занесены песком, отсюда и разница между двумя мостовыми, ушедшие под грунт дома и чужая культура о которой я расскажу далее. Нужно было только отреставрировать разрушенные здания и придумать басенку о том, что окна замурованные в подвалах — это так задумано.

А теперь давайте порассуждаем на тему того, почему в Санкт-Петербурге так много Римской тематики. Куда ни глянь везде либо Римские божества, либо символы: крыши зданий украшают античные божества, памятники все в в античном стиле, летний сад весь заставлен аналогичными скульптурами, в Эрмитаже целые этажи уставлены римскими скульптурами и все это приписывают мастерству наших ремесленников.

1221827472_manezh_spb

Памятник Петру I в римском стиле, со Суворовым вообще не заморачивались — поставили ему памятник римского бога войны Марса, видимо тот который завалялся в куче античных скульптур.

33407

Обратите внимание на памятник Петру. Петр сидит на коне без штанов, одетый в одну римскую тогу и сандалии, на боку весит римский меч. Но на большинстве скульптурных и художественных изображениях Петр изображен в нормальной одежде XVIII века, с саблей, которые были тогда на вооружении.

P10002311

А еще Петр сидит на коне без стремени, а что говорит нам официальна история: стремя было изобретено в IV веке. Значит всадник изображающий Петра жил не позднее  IV и статуя отлита  возможно тоже в эти же времена.

031.3._Mednii_vsadni

Официально эта вся римская эпопея объясняется тем, что “так в то время было модно”. Но минуточку, а не европейскую ли моду привез Петр в Россию после путешествия в Голландию? Парики там всякие, рейтузы. Мне кажется, что европейская мода того времени никак не похожа на моду римскую. Так что именно было модно? Парики или сандалики с тогами.

vs

Почему, если сейчас говорят о модном тогда римском стиле, нигде кроме этого памятника Петр не изображен в этом “модном” виде? Ну хотя бы портрет бы был Петра в тоге и с голыми ногами, но нет, нет такого. Только памятник.

А еще в Эрмитаже в тронном зале царя, прямо над троном, барельеф Георгия победоносца, который убивает змея. Самое интересное, что Георгий одет точно так же, как и Петр, голый торс, римская туника и сандалии. Но что то я не припомню, что бы у нас на Руси изображали Георгия полуголого. К сожалению на моей картинке плохо видно, но вы обратите внимание на барельеф когда будете в Эрмитаже.

74af533ba731

Может быть все это нам досталось от кого то другого? Например памятник Петру стоял и до Петра, нужно было только голову сменить на более похожую на Петра I, да чуть чуть подреставрировать. Да и барельеф с Георгием Победоносцем тоже нам достался вместе в Эрмитажем, поэтому у святого такая одежда. Куча античных скульптур на зданиях, памятниках и в экспозициях музеев тоже нам досталась даром. Поэтому Суворову поставили памятник бога войны Марса, зачем отливать что то новое, когда можно просто переименовать наследие, которое по какой то причине досталось нам и нагло присвоено Петром и его соратниками.

Здесь я покажу вам старинные картины и изображения, которые показывают наличие того, чего еще по данным официальной истории не было.

Объясню, чтобы не говорить загадками: есть множество картин русских и не только художников на чьих картинах начала 19 века изображен Исаакиевский собор, но вся интрига этих картин заключается в том, что все эти изображения датируются теми годами, когда Исаакий не был построен.

Меня заинтересовали эти нестыковки и я решила поделится ими с вами.

Начнем. Официальная история гласит, что на месте нынешнего Исаакиевского собора было еще три его предшественника. Первый собор был построен из бревен в 1707 году, но через десять лет в 1717 году строят  второй собор  из камня. Замена старого собора производится из-за того, что деревянный храм обветшал. Очень интересно, между постройками двух первых соборов всего 10 лет — то есть за этот маленький промежуток времени первый деревянный собор успел обветшать? Но ведь это очень маленький срок. У меня на даче стоит маленький домик из бревен, в этом году ему будет 22 года, но у него только бревна снаружи потемнели, а больше никаких признаков старения не обнаруживается, а первый Исаакиевский собор успел за десять лет обветшать. Ну да ладно.

Второй собор вроде как был построен на месте нынешнего медного всадника, в него попала молния, был пожар и вообще место было неудачное, постоянно подтапливался фундамент. Изображений второго собора я не нашла, картинка первого есть, третьего есть, а второго нет, ну может быть потеряли — будем придерживаться этого.

После второго, вроде как неудачного собора, в 1768 году было решено построить третий вариант подальше от берега. Спустя почти 40 лет, в 1802 году третий собор был освящен. Вот его изображение:

А теперь самое интересное, в 1809 году было решено строить новый собор — уже четвертый, видите ли предыдущий, который если верить официальной истории строили почти 40 лет, не подходил общему облику центральной части Петербурга. Что за бред? 40 лет строить собор, вкладывать в его строительство деньги, платить строителям жалование, пусть даже крепостным ведь кормить то их надо было, а потом спустя 7 лет начать строить новый? И опять все по новой. А когда 40 лет мурыжили собор, то не заметили, что какой то он не красивый?

Вот сейчас то мы и подходим к самому интересному. В 1809 году надо было обновить собор, главное условие — сохранить три освященных алтаря, а все остальное можно было переделать. В общем объявили конкурс, представлено было куча работ, выиграл мифический Монферан, и т.д и т.п. Перейдем к самому главному: новый и последний собор начали строить в 1819 году, в 1830 начали делать основание под купол, в 1837 началась установка колонн, а осветили собор только в 1858 году. Почему то между 1837 и 1858 годом провал — неизвестно что делали с собором и почему между этими двумя датами такой промежуток без подробных описании постройки.

Теперь перейдем к картинкам. Начнем с самой занимательной, с газетной вырезки:

07a905fc5bfd

Изображение в газетной вырезке является третьим собором, так как именно строительство третьего собор бало окончено в 1802 году, но вам не кажется, что он совершенно не похож на предыдущий рисунок, который я разместила выше. А ведь именно тот рисунок, который размещен выше является официальным изображением третьего собора и больше никаких картинок третьего по счету собора нет. И не кажется ли вам, что третий собор из газетной вырезки точная копия нынешнего собора? Ну прямо один в один. Кстати прошу заметить, что за здание с колоннами находится на газетной картинке справа от собора? Колонны то еще ладно, но посмотрите на статую человека с лошадью у стен этого здания, ничего вам эта фигура не напоминает? Например статую с Аничкового моста?

Смотрим дальше.

Вот перед вами картина Василия Садовникова нарисованная в 1830-е годы, а Исакий уже стоит, хотя вроде как только в 1837 начали устанавливать колонны у него под куполом.

Вот пожалуйста еще — картина 1820 года, а собор уже стоит да еще и в том виде в котором его должны построить более чем через 30 лет.

Ну а это вообще нонсенс — 1825 год, а собор превратился в какую то хибару, да и вообще как минимум тут должна быть стройка. Официальная наука гласит, что в это время здесь  строился большой и современный Исаакиевский собор.

То сеть эта Литография третьего собора сделана тогда, когда уже строили из него другой собор.

Эта картинка 1838 года мне очень нравится, история нам говорит, что 1837 году было построено основание для завершающего купола и вокруг него ставились колонны, но как мы видим на этом рисунке никакого основания нет, а колонны уже ставят. То есть историки и художник действовали отдельно друг от друга. Он рисовал, они писали и ничего что информация разная. Я думаю если бы они описывали правду, то между историками и художниками не было бы никаких расхождений.

А вот кстати еще два изображения в продолжение к предыдущему рисунку. Здесь тоже купол не такой как у нынешнего собора, но похож на рисунок, где купол находится в лесах. И там и там купольная часть намного выше и сужается к верхней части. Смотрите:

gaikgRDbrWE

Кстати рисунок №1 датируется 1835 -1836 годами, то есть Исакия по идее не должно быть на картинке.

Смотрим дальше. Вот еще картинка — это рисунок с натуры Андре Дюрана из его альбома «Путешествие в Россию». Альбом Дюрана был издан в Париже в 1839 году, значит рисунки были нарисованы намного раньше. Обратите внимание, что у Дюрана собор уже стоит, а это примерно 1837-1839 года, а по данным официальной истории — только строится.

А есть еще и вот такая картина датируемая 1840 годом, литография Шарлеманя. Здесь изображено внутреннее убранство собора, но ведь нам говорят что в это время шла стройка полным ходом?

Кстати, увидев эту картину я вспомнила одну очень интересную вещь. В 1837 году в Исаакиевском соборе произошло венчание Екатерины Гончаровой и Дантеса (того самого который смертельно ранил Пушкина). И как же могла произойти х венчание если храм строился? Нестыковочка у историков. Про дату венчания можете сами почитать в википедии, по запросу Екатерина Гончарова.

Вот, пожалуйста еще одна картина, вроде бы Монферана. Открытие Александровской колонны, 1834 год. И что мы видим? Слева Исаакиевсий собор. А ведь всего лишь 1834 год.

Источник

Все посты по теме ПИТЕР

ТЕМАТИЧЕСКИЕ РАЗДЕЛЫ:
ЛУЧШИЕ ПОСТЫ БЛОГА |  РЕГРЕССИЯ В ПРОШЛЫЕ ЖИЗНИ |  РЕИНКАРНАЦИЯ | КАРМА | ДЕТИ ЗВЕЗД |  ХРАНИТЕЛИ | СОЗНАНИЕ |  АВТОРСКИЕ СТАТЬИ | ТВОРЕЦ И ТВОРЕНИЕ |  ПОДКЛЮЧКИ И ПРЕДИКТОР |  ИСТОРИЯ |  ХРОНО | FAQ |  ПОСТЫ О ЧИСТКАХ | АВАТАРЫ БОГОВ МАТРИЦА  |  МНОГОМЕРНАЯ КАРТИНА ПРОИСХОДЯЩЕГОМЕДИЦИНАДУХОВНЫЕ ПРАКТИКИ  ХРОНОЛОГИЯ ЦИВИЛИЗАЦИИ ИЛИ ЕЁ ПОЛНОЕ ОТСУТСТВИЕ | ПИТАНИЕ  ВИДЕОДНКГРАДОСТРОЕНИЕ  ЖИВОТНЫЕСЛИЯНИЕ РЕАЛЬНОСТЕЙ | НАГЛЯДНЫЕ КАРТИНЫ И АРТЕФАКТЫ | ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ И ПОИСК ЖИЗНЕННОГО ПУТИИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ НОВИЧКОВ
КНИГА ПАМЯТИ ЗВЕЗДНОГО ПЛЕМЕНИ | ARTICLES IN ENGLISH |   ОТЗЫВЫ О СЕАНСАХ | О ПРОЕКТЕ | КУРСЫ ГИПНОЗА

Группы для новостей и обсуждений:   ВКонтакте   Facebook

Источник: digitall-angell.livejournal.com

Местные строители России

До возведения Петербурга, в России строили палаты, храмы и монастыри бродячие артели зодчих. Например, Яков Григорьевич Бухвостов за один сезон мог поставить белокаменные церкви и в Москве, и в Рязани, кроме того и в Иосифо-Волоколамском монастыре успевал поднять стены с шатровыми башнями.

Когда Пётр I взошёл на трон, русские зодчие, столь искусно возводившие храмы и дома, как будто исчезли. Настало такое время, когда вдруг не оказалось мастеров, способных создавать из дерева и камня шедевры, остались лишь типа подсобных для выполнения «чёрной работы».

Да и в Европе в конце XVII века наступил какой-то упадок. Итальянские города начали увядать, их художникам приходилось искать заказы при других дворах Европы. Начало XVIII века для Франции также не сулило создания новых Версалей. «Золотой век» Людовика XIV шёл на спад, страну истощили войны и долги.

Государь Пётр I осознавал, что «многие мастеровые люди будут искать фортуны в иных государствах», и повелел своим посыльным найти в столицах Европы архитекторов, которые смогли бы возвести город не хуже, чем у «чужих королей».

Первые архитекторы России

Русский посол при дворе датского короля Фредерика IV — Андрей Измайлов 1 апреля 1703 года подписал в Копенгагене договор с 10-ю итальянцами об их службе в России. Для будущего Петербурга это был крайне успешный союз — среди 10 итальянцев значился Доменико Трезини. Он начнёт свою деятельность у нас с мазанковой башни — «Кроншлот», затем воплотит в камне самые лучшие веяния зодческой моды и чаяния царя, а также претворит в жизнь желания первых петербуржцев.

Из истории известно, что в 1703 году с Доменико Трезини приехал в Россию ещё один итальянский архитектор — Марио Джованни Фонтана: почти земляк, вместе они были из одного кантона. Оба прибыли, сначала, — в Архангельск, потом — в Москву. До 1710 года Фонтана находился в распоряжении Оружейной палаты, где поднимал сгоревшие на территории Кремля здания.

Сразу же Фонтана начал выполнять заказы Меньшикова — достраивал церковь Архангела Гавриила, «что на Чистом пруду», начатую Иваном Зарудным. Перестроил этот архитектор и подаренный Меншикову Петром дворец Франца Лефорта, что был возведён в традициях московского барокко «каменных дел художником» Дмитрием Аксамитовым.

Первый строитель Петербурга — Трезини

Возвёл Фонтана также парадные дворцы для генерал-адмирала Апраксина и князя Гагарина. Все остальные постройки Фонтана построил тоже — для Меншикова и уже в Санкт-Петербурге, Ораниенбауме, Кронштадте. Что стало с «княжьим архитектором» после падения и ссылки Светлейшего князя Меншикова, неизвестно.

А первый архитектор Санкт-Петербурга Доменико Андреа Трезини, уроженец итальянской Швейцарии, умер в 1734 году, посвятив городу на Неве 30 лет своей жизни. Трезини был первым и единственным архитектором новой столицы во время «деревянного» и «мазанкового» периодов в истории города.

Камень в основание Санкт-Петербурга с помощью Божией

Иностранные зодчие прибывали в Россию после 1709 года, отмеченного победой под Полтавой, которая положили, по словам Петра Великого:

камень в основание Санктпитербурха… с помощью Божией.

В Гамбурге в 1713 году заключили контракт на возведение дворцов для Светлейшего князя Меншикова ещё с одним — «мастером палатного и гипсового дела» — Иоганном Готфридом Шеделем.

Он строил для Меншикова с 1713 по 1726 год. После опалы последнего Шедель 2 года состоял в штате Канцелярии от строений. В 1731 год он возводил Анненгофский дворец в Москве. Умер Шедель в 1752 году, посвятив России 39 лет своей жизни.

Другие зодчие в Петербурге

В 1713 году в Петербург прибыл Теодор Швертфегер. Затем русский царь заполучил Шлютера, а спустя 3 года в его распоряжении оказался Растрелли — знатнейший скульптор, который увлекался архитектурной практикой.

К сожалению, в 1714 году умер Андреас Шлютер, в возрасте 49 лет, то ли от чумы, то ли от чего-то ещё, доподлинно неизвестно, но суть в том, что он не успел оставить большую славу своего имени на берегах Невы.

Вместе со своим учителем Шлютером в Петербург прибыл и Иоганн Браунштейн. Он начал трудиться на Невских берегах в 1714 году, после смерти Шлютера. Много заказов царя Петра Великого выполнил Браунштейн, только характером он был непростым. Немалые сложности возникали у Браунштейна со всем, что он строил в Петергофе.

В 1714 году в Петербурге появился Георг Иоганн Маттарнови. Но он умер в 1719 году в очередную эпидемию оспы. В истории Петербурге в числе первых были и другие имена зодчих: Николаус Гербель, Гаэтано Киавери, хотя последний себя особо не проявил, поработал по контракту и уехал.

Великий Растрелли и его продолжение

В 1716 году прибыли из Парижа в Санкт-Петербург два разных архитектора, первым — Бартоломео-Карло Растрелли, а потом Жан-Батист Александр Леблон. За петербургский период своей жизни Растрелли-старший изваял первые в России скульптурные портреты Петра Великого, Меншикова и свой собственный.

Растрелли принадлежат такие работы, как первый конный монумент — памятник Петру Великому; именно он создал первую скульптурную группу — «Самсон, раздирающий пасть льва» для Большого каскада в Петергофе и «Анна Иоанновна с арапчонком»; первые аллегорические барельефы на историческую тему и др.

Помимо скульптурных работ, Растрелли выполнял множество заказов по оформлению дворцовых интерьеров. Также Растрелли-старший вырастил своего сына — Растрелли-младшего, который придал Северной столице блеск, запечатлевший величие преображенной Петром России.

В июне 1716 года, несколькими месяцами позже Растрелли, прибыл в Санкт-Петербург Жан-Батист Александр Леблон, приглашённый самим царем на должность второго, после Шлютера, «генерал- архитектора» Петербурга.

Три «генерал-архитектора»

Интересно появление третьего «генерал-архитектора» Петербурга — Николо Микетти, которое было связано со строительством «водяного города» на мызе Стрельна. Микетти, подписав договор, прибыл в Петербург в июне 1718 года и 5 лет, до отъезда на родину в 1723 году, усердно правил всё, что сделали его предшественники и в Стрельне, и в Петергофе. Главные произведения Микетти — проект дворца в Стрельне и многоярусная башня-маяк для города-крепости — «Кронштадт».

В Петербурге в — «пору его детства» были 3 «генерал-архитектора» — Шлютер, Леблон и Микетти. Но самым первым архитектором города на Неве был и остаётся Доменико Трезини…

Источник: peterburg.center


Categories: Петербург

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.