Первый в России музей – Кунсткамера – был учрежден по приказу Петра I, если верить ряду источников, 31 января 1714 года.

Сегодня в Музее антропологии и этнографии имени Петра Великого РАН собрано множество экспонатов, представляющих историю культур Старого и Нового света. Здесь есть Коран, «волшебный» дракон, чайник, закипающий от солнца и множество других редких предметов. Мистический образ «кабинету редкостей» придает экспозиция по анатомии и эмбриологии, выкупленная в свое время Петром I у профессора Фредерика Рюйша. О заспиртованных младенцах, демонстрирующих человеческие аномалии, знает в стране каждый школьник. Но не только экспонаты создают ореол таинственности вокруг музея.

SPB.AIF.RU вспомнил легенды и исторические факты о Кунсткамере, в которых мистика переплетается с реальностью.

История о дереве-монстре

Центром города на берегах Невы, согласно замыслу архитекторов, должен был стать Васильевский остров. На его стрелке хотели поместить культурный центр, в который бы вошли Академия наук, библиотека, Кунсткамера и прочие институты.


Согласно версии, которой придерживаются и в Музее антропологии и этнографии, именно на Васильевском острове Петр I увидел необычную сосну. Дерево было редким и представляло аномалию, которых впоследствии будет немало выставлено в Кунсткамере. Ветка сосны умудрилась вырасти из ствола и вернуться в него назад. Получалось, что отросток образовал петлю, напоминающую ручку от кружки.

Ствол дерева с особенностью, на которую обратил внимание царь. Фото: Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого РАН

Удивительно, но эта ветка, вместе с куском ствола сосны, не исчезла. Её по-прежнему бережно хранят в Кунсткамере. Посмотреть на редкость, повлиявшую на решение царя, можно и по сей день.

Деньги за «родившихся уродов»

В конце XVII века во время визита в Амстердам Петр I встретился с известным бальзамировщиком Фредериком Рюйшем. У него царь впоследствии выкупил большую коллекцию примеров заспиртованных анатомических отклонений: Петр понимал, что вскрытие человека может дать большой простор для медицины в плане дальнейшего изучения болезней.

Когда коллекция «кунштов» (редкостей – прим.) выставлялась в Кикиных палатах в Петербурге, император сделал всё, чтобы устранить предрассудки в обществе относительно детей, рождавшихся с патологиями. Царь даже предложил денежное вознаграждение тем, кто сможет принести «родившихся уродов». Таким образом, он пополнял коллекцию анатомических отклонений.

Голова великана


Петр I путешествует по миру и привозит в Петербург из Коле француза-гиганта Николя Буржуа. Его рост был 226,7 см. Царь назначил его на должность гайдука.

Буржуа ушел из жизни в 1724 году – причиной стал апоплексический удар. Царь решает, что Кунсткамере послужит скелет и сердце великана.

Впоследствии, когда в 1747 году здание музея на Васильевском острове охватывает пожар, у скелета Буржуа исчезла голова. Экспонату нашли новую «голову», а в народе появилась легенда, что скелет француза якобы ходит по пустым залам и ищет свой череп.

Карлик с клешнями

При Кунсткамере существовал также интересный живой экспонат. Его звали Федор Игнатьев. Он был мал – рост всего 126 сантиметров. На ногах и правой руке у него было только по два пальца, схожих с клешнями. На левой руке было две таких «клешни». В истории остались записи, что Петр I сам здоровался за руку с Федором. Игнатьев прожил при Кунсткамере 16 лет.

Голова Марии Гамильтон

Камер-фрейлина Екатерины I и любовница Петра I Мария Гамильтон была детоубийцей и воровкой. При дворе она имела отношения не только с царем, но и с денщиком императора Иваном Орловым. От последнего она была трижды беременна, и два раза ей удавалось избавиться от плода при помощи лекарств, третьего родившегося малыша она убила, а тело отдала своему привратнику. Кроме того, когда открылась страшная тайна, выяснилось, что Гамильтон воровала у Екатерины ценности. В ходе обыска они были найдены у нее в покоях.


Мария Гамильтон перед казнью. 1903 год. Омский музей изобразительных искусств им. Врубеля. Фото: Commons.wikimedia.org

Петр I не потерпел детоубийства и приказал отрубить голову Марии Гамильтон. Приговор привели в исполнение 14 марта 1719 года на Троицкой площади в Петербурге.

Уже в конце XVIII столетия княгиня Екатерина Дашкова, когда начала проверять счета Российской Академии наук, заметила необыкновенно большой расход спирта. Смотритель, вызванный к начальству, рассказал, что спирт ушел на научные цели – для смены раствора в больших стеклянных сосудах с двумя человеческими головами – мужской и женской, которые хранились в подвалe около полувека.

Дашкову эта история заинтересовала. Свершившись с документами, она выяснила, что заспиртованные головы принадлежат Виллиму Монсу и той самой Марии Гамильтон.

По одной из версии, головы осмотрела Екатерина II и приказала захоронить их в том же подвале.

Согласно другим сведения, голова Монса до сих пор находится в Кунсткамере. А вот голова Марии могла пропасть при довольно странных обстоятельствах. Якобы спирт из колбы был выпит, а голова исчезла. Тогда к морякам стоящего напротив здания на Университетской набережной корабля обратились с просьбой найти экспонат хранители музея. Матросы пообещали, но пропали на долгое время. Почти через год они появились в Кунсткамере и предложили вместо одной головы Гамильтон три, но подстреленных ими басмачей.

Также существует версия, что эта голова принадлежала не английской леди, а 15-летнему мальчику.

Не доживший создатель


Отдельное здание для петровской коллекции достроили только в 1734 году. Строительство постоянно прерывалось и шло с осложнениями.

Императору, который вошел в историю как один из самых деятельных правителей, не терпелось выставить экспонаты на всеобщее обозрение. Вдохновленный увиденными за границей во время «великого посольства» кабинетами редкостей, в 1714 году, когда достроили Летний сад, Петр размещает в его Зеленом кабинете свои коллекции, перевезенные из Аптекарской канцелярии в Москве. Четыре года многочисленные экспонаты ютились в тесном помещении.

Петр I в 1698 году, когда еще только задумывал реализацию комнаты редкостей. Фото: репродукция/ Г. Кнеллер

Смерть человека стала причиной переезда редкостей в 1718 году. Тогда был казнен за причастность к делу церасевича Алексея опальный вельможа Александр Кикин, а его дом — конфискован. В Кикиных палатах и разместилась коллекция царя, а также библиотека. В этом же году, спустя четыре года после учреждения, началось строительство здания на Васильевском острове. Кунсткамера же пробыла в Кикиных палатах до 1728 года.

Петру I, скончавшемуся после тяжелой болезни в 1725 году, увидеть экспонаты в историческом здании так и не удалось.

Уничтожающее пламя


Разрушительное происшествие, будто расплата за ореол мистики, случилось 5 декабря 1747 года. В ту пору в Кунсткамере уже работал Михаил Ломоносов. Он также стал свидетелем страшного пожара.

Огонь разгорелся в башне у западного крыла галереи. Полностью выгорела деревянная башня, в которой была обсерватория с инструментами. Там был и знаменитый Готторпский глобус. В итоге от него осталась только дверца и металлический остов.

Огонь, произошедший из-за неисправности оборудования отопления, уничтожил и шкафы с этнографическими коллекциями.

Но больший ущерб произошел от того, что служащие Кунсткамеры, опасаясь, что огонь перекинется на всё здание, начали выбрасывать на снег документы, книги и вещи. Ночью существенную часть экспонатов похитили.

Восстановленный Готторпский глобус Фото: Commons.wikimedia.org/ Андрей Корзун

Сохранившиеся редкости перевези в дома Демидова и Строганова, Которые были недалеко от Кунсткамеры.

Экспонаты вернулись в отремонтированное здание лишь в конце 1766 года. Однако башня Кунсткамеры в ее историческом виде была восстановлена лишь через 200 лет.

Источник: spb.aif.ru

«Сиамские близнецы» на Неве


Коллекция пополнялась как самим Петром I, так и участниками разного рода экспедиций. Для разрастающегося музея в 1718 году царь приказал архитектору Маттарнови разработать проект нового здания. Участвовали в возведении петровской Кунсткамеры и другие архитекторы — Гербель, Земцов и Киавери.

Место для прописки «государева кабинета» император выбрал сам. На берегу Невы он увидел две сосны, удивительным образом сросшиеся ветвями. Будто бы его «куншты» из кабинета. Позже эти сосны действительно стали экспонатами. Они были срублены, а на их месте выросло удивительное здание музея – уникальное само по себе. Строительство длилось долго, и Петр I ушел из жизни до его окончания. Но результат превзошел все ожидания: ничего красивее в Европе не было. Кроме того, уникальность проекта состояла в том, что до настоящего времени здесь не приходилось проводить капитальный ремонт. Здание на Васильевском острове состояло из двух трехэтажных корпусов в стиле барокко с замысловатым завершением купола. В восточной части разместились коллекции музея. Анатомический театр занял среднюю часть. Академия наук обосновалась в западном крыле, а обсерватория – в башне.

Тень Кикина

История Кунсткамеры окутана легендами и, если хотите, «страшилками». А как могло быть иначе, если речь идет о таких, прямо скажем, уникальных экспонатах? Чаще всего говорили о странных звуках в помещениях музея, тенях, дуновениях – намекали на призраков. Конечно же, большинство, если не все легенды – скорее, фольклор, где-то нужный для продвижения коллекций. И механизм появления таких легенд связан с историческим фактом. «Масла в огонь» подлил сам Петр I.


В 1718 году музейные экспонаты перенесли в дом опального вельможи Александра Васильевича Кикина — Кикины палаты. Кикин, причастный к делу царевича Алексея, был казнен, а его дом конфискован казной. Петр I решил приспособить его под Кунсткамеру и библиотеку. Все собранное было здесь «в надлежащем порядке учреждено и расставлено», и высочайшим распоряжением было велено «всякого желающего … смотреть пускать и водить, показывая и изъясняя вещи». С этого времени предметы, хранившиеся в царских коллекциях, стали доступны для всеобщего обозрения. Для самых высоких гостей гидом становился сам Петр I, поскольку никто лучше него не знал все экспонаты коллекции.  А теперь представьте. Странные экспонаты находятся в доме казненного вельможи, а экскурсии водит сам царь! Стоит ли упоминать, что призрак казненного Кикина не раз «навещал» Кунсткамеру, пока она располагалась в его бывшем доме?

Возможно, вы не знали, что…

  • В Кунсткамере можно заглянуть внутрь земного шара

Макет планеты – копия Земли, выставленная в музее еще до пожара 1747 года. Глобус-планетарий диаметром три метра был утрачен, однако свежий вариант получился не менее удачным. Во время блокады, чтобы сохранить, его даже вывозили из города – сейчас макет можно увидеть на четвертом этаже музея.

  • Живые люди как экспонаты

После основания легендарной Кунсткамеры в ней наравне с предметами различных культов, а также пробирками и колбами со спиртом находились в качестве экспонатов живые люди. Горожане того времени могли проведать в музее Федора Игнатьева, человека чрезвычайно маленького роста – всего 126 сантиметров. Но не только это делало его необычным – у бедолаги на правой руке и ногах было два пальца, а на левой руке было несколько пар таких же странных рук…

  • Бесплатно. Ради знаний

Когда предметы из царских коллекций стали доступны для всеобщего обозрения, за просмотр решили не взимать плату. Наоборот, Пётр считал, что людей, жадных до знаний, следует «приучать и угощать, а не деньги с них брать».

  • Четвероногие птицы, рыбы, змеи, ящерицы…

Рядом с заспиртованными младенцами Рюйша и монстрами размещалась коллекция голландца Альберта Себы. «Славное собрание животных, четвероногих птиц, рыб, змей, ящериц, раковин и других диковинных произведений Ост- и Вест-Индии» русскому царю коллекционер задумал продать, когда узнал о Кунсткамере. Себа верил, что Пётр I позаботится о сохранности его собрания. К сожалению, после пожара 1747 года сохранилась лишь часть экспонатов.

История кунсткамеры в санкт петербурге

На протяжении 300 лет уникальные коллекции Кунсткамеры продолжают привлекать посетителей. Фото: globallookpress.com

«Повод для гордости»

Каждый день Царьград рассказывает о каком-нибудь событии  из истории нашей великой страны. Хроники прошлых лет, безусловно, пересекаются с настоящим. Оглядываясь назад, мы понимаем, на кого стоит равняться, каких ошибок следует избегать и что сделать для счастливого будущего наших детей.

Источник: tsargrad.tv


Всем известна Кунсткамера в Санкт-Петербурге — первый музей России, учреждённый самим императором Петром Великим. Кунсткамеру называли кабинетом редкостей, в настоящее время — Музей антропологии и этнографии имени Петра Великого Российской академии наук.

Многие туристы наслышаны о том, что этот музей хранит старинную коллекцию анатомических редкостей и аномалий. Но мало, кто знает о его уникальной коллекции предметов старины, раскрывающих историю и быт многих народов. И речь пойдёт дальше и о некоторых других малоизвестных фактов о Кунсткамере.

Сказывали, как царь Пётр I угощал гостей Кунсткамеры водкой, а по залам гулял безголовый скелет, и ещё многое весьма курьёзное и забавное… Внимайте факты из истории самого старинного музея Санкт-Петербурга, России и мира.

1. «Дерево-монстр»

Как-то царь Пётр Великий прогуливался по Васильевскому острову и заметил сосну, у которой одна из веток вросла в ствол и образовала таким образом полукольцо, что выглядело не совсем обычно и несколько странно.

Государь был настолько вдохновлён увиденным, что решил создать музей редкостей. Он повелел срубить «фриковатую» сосну и построить на её месте здание для будущее музея редкостей. Сосну же Пётр I прозвал «Деревом-монстром».

2. Строили «всем миром»

Строительство здания для музея редкостей продолжалось на протяжении 16 лет, и его возводил не один архитектор, а несколько. В 1718 году строительством руководил работавший в Санкт-Петербурге немецкий архитектор и скульптор — Георг Иоганн Маттарнови, который и разработал проект здания.

С 1719 по 1724 год, начиная с уже исполненных фундаментов, строительство вёл один из первых архитекторов Санкт-Петербурга — Николай Фёдорович Гербель. К октябрю 1722 года были возведены стены и устроена кровля. Отделка помещений и установка музейного оборудования велась с 1723 по 1724 годы.

В это же время выполнялся ряд переделок и укрепление сводов, возведены два этажа башни. Голландский плотничным Харманом ван Болосом был разработан детальный проект столярных и металлических изделий купола.

После смерти Гербеля в 1724 году работы вёл итальянский архитектор Гаэтано Киавери. Из-за обнаружившихся дефектов конструкций решено заново возвести центральную часть. В 1726 году в ещё недостроенное здание были перевезены коллекции.

С 1729 года под руководством русского архитектора, представителя раннего барокко — Михаила Григорьевича Земцова внутри здания производились разные «починки и доделки». При Земцове и внешний вид здания обрел свой окончательный барочный облик.

Здание построено в стиле петровского барокко, состоит из двух 3-этажных корпусов в формах, соединённых барочной многоярусной башней со сложным купольным завершением. С установкой в нишах северного и южного фасадов 12 статуй в 1735 году было окончено строительство здания.

Увы, Пётр I так и не увидел новое здание, так как к моменту его смерти только-только были возведены стены, а к 1726 году в ещё не достроенное здание были перевезены коллекции.

3. Как Пётр I угощал гостей музея водкой

Сначала коллекция музея была размещена в Летнем дворце Петра Великого, потом переехала в Кикины палаты, в дом опального боярина Александра Кикина, находившегося близ Смольного собора.

Пётр Первый повелел, чтобы музейные диковинки были доступны абсолютно для всех: как для дворян, так и для простолюдинов. Более того, царь заботился о досуге тех, кто приходил посмотреть на диковинки большой компанией. Пётр I приказал:

Кто придёт с компанией смотреть редкости, то и угощать их на мой счет чашкою кофе, рюмкою водки либо чем-нибудь иным.

4. Удивительный глобус

Не счесть удивительных вещиц, которыми была полна коллекция Кунсткамеры до пожара 1747 года. Например, на 3-м этаже стоял удивительный глобус-планетарий, который преподнесли в подарок Петру. Это был шар диаметром около 3-х метров, на наружной поверхности которого находилась карта, а внутри — изображение звёздного неба.

Через специальный люк можно было попасть внутрь глобуса и понаблюдать за вращением небесных тел. К сожалению, в пламени пожара 1747 года глобус был полностью уничтожен и впоследствии его пришлось создавать заново по металлическому каркасу.

В годы блокады его даже вывозили за пределы Ленинграда, но после вернули. Сейчас копия грандиозного глобуса находится на 4-ом этаже Кунсткамеры

5. Флейта из человеческой кости

Еще одним уникальным экспонатом коллекции является флейта, созданная из бедренной кости человека. Некогда её изготовил шаман одного из монгольских племён.

Считалось, что простому смертному нельзя дуть в неё, инструмент использовался исключительно в ритуальных целях — для вызова потусторонних сил.

6. Человек-гигант

Из своего увлекательного заграничного путешествия, вместе со многими уникальными древностями и реликвиями, Пётр I привёз в Петербург француза Николя Буржуа — человека ростом 226,7 см.

Буржуа заслужил небывалый интерес и приобрёл уважение со стороны двора и простого люда. Прожил Николя в должности императорского лакея при дворе 7 лет, после чего скончался от апоплексического удара.

Пётр I решил, что даже после своей смерти верный слуга будет служить ему и двору, и передал его тело Кунсткамере. До 1747 года скелет мирно стоял в одной из витрин, однако после пожара голова странным образом…исчезла.

Скелет в огне не пострадал, а вот голова, видимо, решила самовольно покинуть неуютное место. Позже на его место установили новый чей-то череп, а скелет с тех самых пор, если верить молве, гуляет по просторным залам и ищет свою голову, пугая охранников и сторожей.

7. Исчезнувшая голова английской шпионки

Аналогичный случай с пропажей головы имел место быть чуть позже, в пост-петровское время: голова казнённой английской шпионки и детоубийцы Марии Гамильтон исчезла в неизвестном направлении вместе со спиртом из колбы, в которой она находилась. 

В происшествии обвинили главного русского врага — пьянство: мол, спирт не вылили, а просто-напросто выпили. Пропажу головы же списали на английских моряков, корабль которых в это время стоял в петербургском порту.

Моряки пообещали вернуть музею необычный экспонат, однако обещание не выполнили: пропали на целый год, а после привезли сотрудникам Кунсткамеры 3 мужские головы. Впрочем, обмен признали равноценным и к морякам претензий после совершения этой странной сделки столичные власти не имели.

8. Зловещие часы

Вспоминая занятные «байки из склепа», стоит упомянуть легенду об идущих назад часах. Якобы стоят в одном из залов часы из красного дерева, привезённые в Петербург из далёкого странствия неизвестным офицером. Всем они хороши: корпус добротный, резьба красивая и циферблат выполнен искусно, однако вот незадача — механизм у них нерабочий.

Но часы всё-таки оставили в Кунсткамере. С тех пор сотрудники наблюдают странную вещь: часы периодически начинают работать, но стрелки движутся в обратном от нормального направлении. Дойдя до отметки «9:45» они почему-то останавливаются. Поговаривают, что это нехороший знак тому, кто всё это увидит.

9. Живые экспонаты музея

Когда Кунсткамеру основали, среди банок с заспиртованными эмбрионами и человеческими аномалиями, находились люди, выполнявшие роль «живых экспонатов».

Самым известным был Фёдор Игнатьев, который прожил в стенах музея 16 лет. Ростом он был всего 126 сантиметров, на ногах и правой руке у него было два пальца, напоминающих клешни, а на левой руке — по паре таких же странных рук.

10. Награда и штраф за «подарки природы»

В 1718 году, когда повсюду «зашкаливало» мракобесие и предрассудки, реформатор Пётр I издал указ, согласно которому уродов «человеческих, скотских, звериных и птичьих» следовало доставлять в Петербург. В обмен государь обещал большое вознаграждение.

Тех же, кто решал утаить от государства «подарки природы», ждал штраф, в десяток раз превышающий назначенную награду.

Полезная информация о Кунсткамере, музее антропологии и этнографии РАН
  • Адрес: Санкт-Петербург, Университетская наб., 3
  • Ближайшие станции метро: «Адмиралтейская», «Спортивная», «Невский проспект»
  • Телефоны: +7 (812) 328‑14-12; +7 (812) 328‑08-12
  • Работает: Вт. — Вс. с 10:00 до 18:00.

Источник: peterburg.center

История Кунсткамеры

Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) Российской академии наук (МАЭ РАН) – один из крупнейших и старейших этнографических музеев мира, коллекционные фонды которого насчитывают свыше 1.2 млн. единиц хранения. Он является преемником первого российского государственного публичного музея, знаменитой Петровской Кунсткамеры, основанной Петром I в 1714 г.

Годом основания Кунсткамеры, как и Библиотеки Академии наук, большинством историков принято считать 1714 год. Указа об основании Кунсткамеры не обнаружено, его, по-видимому, и не существовало. Основание музея связывают с распоряжением царя перевезти из Москвы в новую столицу Российской империи личное собрание коллекций и библиотеку Петра I, а также книги и коллекции «натуралий» Аптекарской канцелярии, в том числе и купленные во время Великого посольства в Европу.

В Петербурге коллекции были помещены в только что построенный для царя Летний дворец, позже переведены в Кикины палаты, где в 1719 г. впервые были показаны посетителям. Создание публичного музея было поручено президенту Аптекарской канцелярии лейб-медику Роберту Арескину и назначенному специально «надсмотрителем редкостей и натуралиев» Иоганну Шумахеру.

Эта дата, 1714 г., названа и И.Д. Шумахером (секретарем Академии наук и директором Кунсткамеры и Библиотеки в 1724–1761 гг.) в книге «Палаты Санктпетербургской Императорской Академии наук…» (издание 1744 г.): «Библиотека и Кунсткамера учреждены в 1714 году, а в 1724 присоединены к Академии Наук».

Еще раньше, начиная с 1704 г. Петром I был издан ряд указов («О приносе родившихся уродов, так же найденных необыкновенных вещей…» и др.), положивших начала собиранию коллекций для будущего музея. Первоначально личные коллекции Петра I и коллекции по анатомии и зоологии хранились в Аптекарском приказе в Москве.

Одновременно с организацией музея было начато проектирование и строительство (1718–1727 гг.) специального здания для музея. Построенное на берегу Невы в стиле петровского барокко, здание это соседствовало с наиболее важными постройками столицы – зданием «Двенадцати коллегий», Биржи, дворцами ближайших сподвижников и членов царской семьи. Здание Кунсткамеры по праву считается одним из самых ранних музейных зданий в мире. Оно является символом и логотипом Российской академии наук.

Через десять лет Петр Великий осуществил вторую часть своего «академического» проекта. 28 января (8 февраля) 1724  г. по распоряжению императора указом правительствующего Сената была учреждена Академия наук. Кунсткамера и созданная одновременно с ней Библиотека стали первыми учреждениями, «колыбелью» Санкт-Петербургской (Российской) академии наук.

Передача первого русского музея в ведение Академии наук сыграла в его судьбе решающую роль. Сосредоточение в его стенах богатейших коллекций, введение научной обработки и систематизации, а также надзор за экспозицией лучших научных сил страны превратили Кунсткамеру в подлинно научное учреждение, равного которому по постановке работы не имелось во всей Европе.

Музей с самого начала был не только научной базой Академии наук, но и важнейшим культурным и просветительским учреждением. В стенах Кунсткамеры работали многие крупнейшие российские ученые, и среди них М.В. Ломоносов, составивший описание хранившихся в Музее минералов.

В указах Петра I 1718 г. предписывалось сдавать за плату в Петербургскую Кунсткамеру «каменья необыкновенные, кости человеческие и скотские, старые надписи на каменьях, железе или меди, старое ружье, посуду, все, что зело старо и необыкновенно».

Эти указы сыграли чрезвычайно важную роль в формировании коллекций Кунсткамеры, а позже Музея антропологии и этнографии – на протяжении более двух столетий сюда поступали коллекции, собранные знаменитыми российскими путешественниками, мореплавателями. В том числе, в различные регионы России были посланы специальные Академические экспедиции для сбора коллекций.

Формирование этнографических фондов музея в XVIII – начале XIX вв. связано с именами И.И. Георги, И.А. Гильденштедта, И.Г. и С.Г. Гмелиных, С.П. Крашенин​никова, Г.И. Лангсдорфа, И.И. Лепехина, Ю.Ф. Лисянского, Ф.П. Литке, Д.Г. Мессер​шмидта, Г.Ф. Миллера, Н.Я. Озерецковского, П.С. Палласа, И.П. Фалька и др. В XIX – XX вв. в МАЭ поступили коллекции от И.Ф. Крузенштерна, И.Г. Вознесенского, Н.Н. Миклухо-Маклая, В.В. Юнкера, А.Л. Ященко, А.М. Манизера, Л.А. и А.М. Мер​вартов, П.К. Козлова, В.К. Арсеньева, Н.С. Гумилева и многих других. Кроме того, в состав коллекций Кунсткамеры вошли и собрания ряда известных европейских путешественников Дж. Кука, И.Ф. ван Овермеера‑Фишера, Ф.Ф. фон Зибольда, Л.Фробениуса и др. В Кунсткамеру, а позже в Музей антропологии и этнографии также передавались многие дипломатические дары российским императорам, коллекции собранные российскими дипломатами в разных частях мира.

В 30-е годы XIX в. на основе коллекций Кунсткамеры было создано семь самостоятельных академических музеев: Этнографический, Азиатский, Египетский, Анатомический, Зоологический, Ботанический, Минералогический и Кабинет Петра I. Этнографический и Анатомический музеи продолжали находиться в здании Кунсткамеры. 5 декабря 1878 по предложению директора Этнографического музея академика А.А. Шифнера и директора Анатомического музея академика К.М. Бэра физико-математическое отделение Академии наук постановило учредить Музей антропологии и этнографии, что 10 ноября 1879 г. и было утверждено постановлением Государственного Совета. Таким образом, Музей антропологии и этнографии (МАЭ) в Петербурге стал не только одним из старейших этнографических музеев мира, большая часть которых создавалась в 1870-1910 гг., но и получил в наследство от Петербургской Кунсткамеры бесценные и старейшие этнографические коллекции, многим из которых нет аналогов в музеях Европы и Америки.

В дни празднования 200-летнего юбилея Санкт-Петербурга в 1903 г. музей получил имя основателя Кунсткамеры – Петра Великого.

Годы, предшествующие 200-летнему юбилею Кунсткамеры в 1914 г. были, несомненно, «золотым веком» в истории Музея антропологии и этнографии. В два раза увеличились экспозиционные площади, были созданы новые экспозиции музея, существенно вырос его бюджет. В 1909 г. при МАЭ был создан Попечительский совет из богатых и влиятельных лиц, на деньги которых был организован ряд экспедиций для пополнения коллекций (на Цейлон, в Индию; в Аргентину, Бразилию и Парагвай, в Абиссинию и пр.). За 20 лет, с 1894 по 1914 гг. этнографические коллекции МАЭ выросли почти на 100 тыс. единиц хранения. В ходе юбилейных торжеств Музей посетил император Николай II, члены Сената и Государственного совета.

Бесценные этнографические, антропологические и археологические коллекции, хранящиеся в Музее, являются одними из наиболее полных и интересных в мире. Они насчитывают более 1.2 миллионов экспонатов, отражают все многообразие культур народов Старого и Нового Света и являются частью культурного достояния всего человечества.

С Музеем связана научная деятельность таких выдающихся отечественных исследователей XIX в., как основоположник российской и европейской антропологии академик К.М. Бэр, путешественник, ученый, общественный деятель Н.Н. Миклухо-Маклай (традиционные культуры Австралии, Океании). В стенах МАЭ сформировались отечественные научные школы, связанные с именами и творческим наследием таких ученых, как И.И. Зарубин (среднеазиатские исследования), Н.В. Кюнер (традиционная культура народов Восточной Азии), Р.Ф. Бартон (Филиппины), Л.И. Лавров (кавказоведение) Д.А. Ольдерогге (африканистика), Ю.В. Кнорозов (дешифровка древних письменностей Южной Америки). Трудно переоценить роль таких выдающихся этнографов-сибиреведов, как Л.Я. Штернберг, В.Г. Богораз и В.И. Иохельсон, в становлении не только отечественного сибиреведения, но и мировой этнографической науки в целом. Особая роль в развитии отдела археологии МАЭ и формировании его коллекционного фонда принадлежит выдающимся ученым-археологам России – П.П. Ефименко и С.Н. Замятнину.

На всем протяжении своей истории Музей занимал в структуре Академии наук особое место. Среди людей, руководивших Музеем в различные годы, были выдающиеся ученые: естествоиспытатель, зоолог, путешественник академик Л.И. Шренк, ЕСтествоиспытатели академики П.С. Паллас, С.Г. Гмелин, Н.Я. Озерецковский, востоковеды и историки академики В.В. Бартольд, Б.А. Дорн, В.В. Радлов, В.В. Струве, А.А. Шифнер, африканист, член-корреспондент АН СССР Д.А. Ольдерогге, языковеды академики Е.Ф. Карский и И.И. Мещанинов.

В 1933 г. Президиум АН СССР принял решение о создании на базе Музея антропологии и этнографии научно-исследовательского Института этнографии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая (ИЭА АН СССР). В годы Второй мировой войны в связи с остро ощущавшейся потребностью оперативного получения аналитических материалов по народам, оказавшимся вовлеченными в зону стратегических интересов и боевых действий Советской армии, в Москве в 1943 г. было создано головное подразделение ИЭА АН СССР, а Музей стал Ленинградской частью этого института.

В 1992 г. Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) вновь становится самостоятельным учреждением в составе Отделения истории РАН (ныне Историко-филологическое отделение РАН).

Сегодня Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН – это не только академический музей, но и один из ведущих исследовательских центров Российской академии наук. Здесь продолжаются традиции великих русских этнографов и антропологов XVIII – XX вв. Указами Президента Российской Федерации (№ 294 от 18 декабря 1991 г. и № 1487 от 30 ноября 1992 г.) МАЭ РАН отнесен к особо ценным объектам культурного наследия народов РФ, включен в Государственный свод особо ценных объектов культурного наследия народов РФ.

В 2014 г. Кунсткамера праздновала 300-летие. 24-25 ноября 2014 г. прошла международная научная конференция «Кунсткамера — первый музей России: 300 лет традиций и развития». 26 ноября состоялось торжественное заседание, посвященное 300-летнему юбилею старейших научных учреждений России — Первому общедоступному музею России Кунсткамере и Библиотеке Академии наук. С юбилеем Кунсткамеру и Библиотеку Академии наук поздравил Президент России Владимир Путин. Подарки и грамоты от правительства Петербурга вручил Андрей Максимов, председатель городского Комитета по науке и высшей школе.

 

Источник: www.kunstkamera.ru


Categories: Петербург

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.