Три столетия подряд Английская набережная служит парадным фасадом Петербурга – ее первую видят с прибывающих кораблей. Но в первые годы существования города она не радовала глаз. Историк М. И. Пыляев описывал ее так: «В 1710 году Английская набережная имела непривлекательный вид, здесь жили одни бедные рабочие в жалких избушках».

Парадный фасад Петербурга – Английская набережная. Фото: fotostrana.ru
Парадный фасад Петербурга – Английская набережная. Фото: fotostrana.ru

В апреле 1714 года Петр I издал указ о застройке набережной. Внешний вид домов определяли законодательно – со стороны Невы здания не должны были иметь въездных арок, но строиться с высоким крыльцом. Через несколько лет Петр, инспектируя застройку набережной, приказал сломать все деревянные особняки, под этот указ попали и «княжеские мазанки» царского фаворита Александра Меншикова.


Вскоре на набережной стали селиться богатые английские купцы, была открыта Англиканская церковь Иисуса Христа (дом № 56), и по ней набережную назвали Английской – официально название закрепилось за ней в 1829 году. До того набережная была рекордсменом столицы по переименованиям – в документах XVIII столетия встречаются 22 ее названия!

«Прелестнейшее гульбище Петербурга»

В 1840-е набережная превратилась в модное место для прогулок. Газета «Северная пчела», например, писала: «Настало время года, в которое Невский не в моде для гуляния. Там ныне ходят и ездят только по делам… гуляющая же публика собирается от 2-х до 4-х часов на Английской набережной и наслаждается там первыми лучами весеннего солнца… на набережной можно пройтись от Сенатской площади, где обыкновенно остаются экипажи и лакеи гуляющих, до самого Нового Адмиралтейства по широкому гранитному тротуару, чистому и сухому в нынешнее время распутицы, тогда как на Невском проспекте на каждом шагу должно переходить через улицы по тротуарам, занесённым грязью… все гуляют по Английской набережной – одному из прелестнейших гульбищ Петербурга…».

Так набережная выглядела в 1908 году. Фото: pastvu.com
Так набережная выглядела в 1908 году. Фото: pastvu.com

С 1918 года «прелестнейшее гульбище» именовалось Набережной Красного флота, и лишь в 1994 году ей вернули прежнее название.


Дом Лавалей, где Лермонтов ссорился и вызывал на дуэль

«Богатство, блеск!

Высокий дом на берегу Невы,

Обита лестница ковром,

Перед подъездом львы…».

Так Николай Некрасов в поэме «Русские женщины» описал один из самых заметных домов на Английской набережной – дом Лаваля, или Лавалей (№2) с двумя «философскими» львами (питерцы называют их так из-за задумчивого выражения морд).

Известно, что изначально этот особняк принадлежал дворянам Строгановым, а в 1800 году его купили молодожены Лаваль – французский эмигрант Жан-Щарль-Франсуа Лаваль (по-русски его звали Иваном) и дочка статс-секретаря Екатерины II Григория Козицкого и наследницы уральских горнозаводчиков Мясниковой-Твердищевой (об их роде Пушкин в «Истории Пугачева» писал как о «богатейших людях России»). Брак был неравным, родители Александры запретили молодым венчаться, но те обратились к Павлу I, и император велел влюбленных обвенчать.

Особняк Лаваля – свидетель исторических событий. Фото: decabristy-online.ru
Особняк Лаваля – свидетель исторических событий. Фото: decabristy-online.ru

Приданое 27-летней Александры составляли Воскресенский завод на Урале, множество угодий, часть Аптекарского острова с роскошной дачей на берегу Невы и 20 млн рублей. Из этих денег Лаваль выдал ссуду будущему французскому королю Людовику XVIII, находившемуся в изгнании, и за эту денежную помощь удостоился графского титула, а его жена стала графиней. Позднее Лаваль сделался камергером, действительным тайным советником и видным чиновником Министерства иностранных дел России.

Архитектор Тома де Томон по желанию Лавалей перестроил фасады купленного ими здания, дополнив их портиками с колоннами и переделав интерьеры в дворцовые. Тогда же рядом с дворцом установили скульптуры двух грустных львов.

Самые философские львы города на Неве. Фото: peterburg.biz
Самые философские львы города на Неве. Фото: peterburg.biz

В доме Лавалей вершилась история. В нем любили бывать Пушкин, Карамзин, Лермонтов, Грибоедов, Крылов… Именно в этом дворце в 1840 году на балу Лермонтов поссорился с сыном французского посла Э. Барантом, потом стрелялся с ним и был сослан на Кавказ. И именно здесь декабристы устроили собрание накануне своего восстания. Дело в том, что старшая дочь Лавалей, Екатерина, была женой декабриста Сергея Трубецкого.


После кончины супругов Лавалей, не отменявших балы и литературные собрания и после отъезда их дочери в Сибирь вслед за мужем, дом стал собственностью их младшей наследницы Софьи, жены графа А. М. Борха. А в 1912 году дворец выкупила казна. Сегодня это здание Конституционного суда России.

Особняк Мейера: потолки с лепниной и камин из розового мрамора

На набережной сохранились и жилые дома английских подданных. Один из них – трехэтажный особняк Эдварда-Магнуса Мейера (№30). Фасады этого дома, построенного по проекту профессора архитектуры Рахау в 1872 году, отличаются пропорциональностью частей и изящными деталями. В пролетах между окнами – женские головки в крылатых шлемах, склоненные мужские головы с раздвоенными бородами и львиные морды.

После реставрации дом Мейера позеленел, а до нее был серого цвета. Фото: livejournal.com
После реставрации дом Мейера позеленел, а до нее был серого цвета. Фото: livejournal.com

Хозяин дома купец Мейер был сначала баварским генеральным консулом, а потом подданным Великобритании. В его доме жили инженер Андрей Гагарин и мореплаватель, исследователь Арктики и президент Академии наук Федор Литке.


Сейчас на втором этаже этого дома продается пятикомнатная квартира размером 158,5 кв. м. Она с дизайнерским ремонтом. Ее изюминка – зал площадью более 43 «квадратов» и потолком высотой 4,2 м с отреставрированной позолоченной лепниной, с камином из розового мрамора, большими окнами, эркером с видом на набережную и выходом на балкон. Старинные двери в квартире тоже отреставрированы. Кухня-столовая, кабинет, две спальни, гардеробная и два санузла – результат согласованной перепланировки. Стоимость этого объекта – 89,8 млн рублей.

Пятикомнатная квартира в доме Мейера обойдется в 90 млн рублей. Фото: Итака
Пятикомнатная квартира в доме Мейера обойдется в 90 млн рублей. Фото: Итака

Дворец Румянцева: коммунальный рай в кожаных обоях


В доме №44, выстроенном в стиле классицизма, сейчас находится музей истории города. Известно это здание и как дворец Румянцева. Но одним из первых собственников этого дворца был князь Михаил Голицын, не оставивший после своей кончины наследников. Императрице Анне Иоанновне, занимавшейся вслед за Петром застройкой набережной, хотелось, чтобы на улице находились «знатные строения». Для этого она выслала из Москвы князя Голицына, и он начал на Английской набережной строительство каменных палат.

Особняк Румянцева – музей истории. Фото: citywalls.ru
Особняк Румянцева – музей истории. Фото: citywalls.ru

В 1796 году в этом доме поселился король Густав IV Шведский со своим дядей, герцогом Зюдерманландским, будущим королем Карлом XIII. А в 1802-м здание купил меценат Николай Румянцев. Для того чтобы установить огромное зеркало в бальный зал, пришлось разбирать фасад особняка. У Румянцева часто собирались художники и литераторы. А напротив стоял крейсер Аврора, давший сигнал к штурму Зимнего.

В советское время во дворце среди кожаных обоев на стенах, дубовых столов и шкафов гостиной был устроен коммунальный рай. Об этом сейчас рассказывает экспозиция музея истории города. Здесь же и залы с историей блокадного Ленинграда.

Дом Головина: студии вместо коммуналок


Первый жилой дом на участке нынешнего дома №52 был построен еще в XVIII веке и принадлежал сподвижнику Петра Автоному Головину. С 1849 по 1917 годы домом, построенным архитектором Павлом Филипповым, владели купцы Струковы, и именно их герб с хлебным снопом и тремя львами с высунутыми языками украшает фасад дома и сегодня. В вестибюле парадной сохранились колонны XVIII века и кое-где остались наборный паркет и лепные карнизы начала позапрошлого столетия!

Дом Головина с гербом Струковых. Фото: citywalls.ru
Дом Головина с гербом Струковых. Фото: citywalls.ru

Судьба этого особняка такая же, как и у многих других домов на Английской набережной: после революции здесь сделали коммунальные квартиры, в наше время здание расселили, отремонтировали, а квартиры превратили в студии. Сейчас студия с отделкой  размером 20 «квадратов» на первом этаже этого дома стоит 3,1 млн рублей.

Особняк Вяземского – рекордсмен перестроек

Как нет в Петербурге другой такой улицы, подвергшейся множественным переименованиям, как Английская набережная, так, пожалуй, не существует другого дома, претерпевшего столько перестроек, как особняк князя Вяземского.


Теперь здесь продаются студии от 2,9 млн рублей. Фото: twitter.com
Теперь здесь продаются студии от 2,9 млн рублей. Фото: twitter.com

В середине XVIII столетия на нынешнем участке дома №66 находился каменный особняк в два этажа, с подвалами и семью окнами, с барочными наличниками, балконом, треугольным фронтоном и, как того требовал закон, – высоким крыльцом. В апреле 1812 года в доме поселился известный сахарозаводчик Яков Молво. По его желанию фасады дома перестроили в ампирном стиле. К главному зданию пристроили галерею, а дворовый флигель повысили на один этаж. В честь купца Молво назвали сорт сахара, его упоминает Николай Лесков в своем «Левше».

Сын купца Николай после кончины отца продал дом астраханскому купцу-миллионщику и старообрядцу Алексею Петровичу Сапожникову, имевшему рыбные промыслы. (Внучка Сапожникова была замужем за архитектором Леонтием Бенуа). Сапожников снова переделал фасады – теперь уже в стиле позднего классицизма.

Но еще большим перестройкам особняк подвергся при князе Леониде Вяземском, когда  выходящий на набережную фасад оформили аттиком с гербом и наличниками с пилястрами, а слева пристроили трехэтажный дворовый флигель, и на набережную стал смотреть большой балкон. Во двор дома строители вывели стеклянную веранду. Но Вяземский в своем доме жил недолго, потому как много времени проводил на Балканской войне.


В 1880 году его дом перешел к математику и механику, будущему министру финансов Ивану Вышнеградскому, который устраивал балы и вообще жил на широкую ногу. А через 13 лет переехал с женой и четырьмя детьми в дом побольше на соседний Конногвардейский бульвар.

Фасад дома со двора. Фото: citywalls.ru
Фасад дома со двора. Фото: citywalls.ru

Потом у дома сменилось еще несколько владельцев. Пролетарии, пришедшие к власти, поделили большие квартиры на коммуналки. В запущенном вестибюле, где когда-то стоял камин с зеркалом, к 1920-м годам сохранилась плитка на полу, а в квартирах бельэтажа в бывшей анфиладе из трех залов еще оставалась золоченая лепнина, забеленные плафоны и массивные двери. Комната в той квартире принадлежала в 1970-х художнику-нонконформисту Владимиру Бугрину. Он эмигрировал в Париж, но умирать вернулся в свою комнату на набережной.


Недавно дом отреставрировали, а комнаты превратили в студии. И сегодня студия размером 18 кв. м на первом этаже обойдется в 2,9 млн рублей. За отдельную плату продавец обещает отделку помещения по вкусу будущего собственника.

Каменный остров – питерская Рублевка. Как там живут вершители судеб современной России

Источник: www.mirkvartir.ru

В начале января я начала свой рассказ о пешей прогулке по Петербургу от Матисова моста до Летнего сада. Мы с вами дошли до Галерной улицы и я впала в ступор. Я пыталась начать писать, но не складывалась у меня единая нить повествования. Сегодня я поняла в чём дело. Я могу быть не права, но для меня Галерная — "черный вход" для хозяев домов на Английской набережной. Моя ошибка была в том, что я решила разделить описание. На скрине план прогулки (ссылку на начало маршрута оставлю в конце). Мы продолжим нашу прогулку с пункта 4.

Впервые я увидела Неву именно здесь. Для меня Английская набережная — одно из любимых мест в Петербурге.

Хотите увидеть, как жила элита царской России — вам сюда. По иронии судьбы здесь находится символическая колыбель революции — Дом Н.А. Демидова — Я.В. Виллие — А.Ф. Гауша (первый дом справа).

С 1809 года этим домом владел Яков Васильевич Виллие, который сдавал квартиры во флигелях. Одним из жильцов был штаб-лекарь Александр Дмитриевич Бланк. В 1835 году у него родилась дочь Машенька.

Крестили Машеньку в церкви святителя Спиридона Тримифунтского (в Главном Адмиралтействе). #архитектура

Детство и юность Марии прошли в имении отца — деревне Кокушкино (Казанская губерния), где под руководством тёти она получила хорошее домашнее образование. Она владела немецким, английским и французским языками. Хорошо знала русскую и европейскую литературу, играла на фортепиано, и, как всякая будущая хозяйка, была обучена рукоделию и ведению домашнего хозяйства.

В 1863 она вышла замуж за Илью Николаевича. Мария Александровна родила восемь детей. Одного сына назвали Володей. Но весь мир его знает, как Владимира Ильича Ленина. #история

Следующее здание — Дом А.Ф. Раля — особняк Е.Ф. Молво. Я не разбираюсь в архитектуре, когда я составляю план прогулок, меня интересуют люди, которые жили в этих местах. Например, в этом доме меня интересует два человека. У Екатерины Первой был племянник (сын родной сестры императрицы) Иван Симонович Гендриков. #санкт-петербург

25 апреля 1742 г., в день коронования его двоюродной сестры императрицы Елисаветы, был возведен в графское Российской империи достоинство и переведен капитан-поручиком в Преображенский полк

У Ивана Симоновича был старший брат, от которого ему и перешёл по наследству этот участок. Дом перестраивался, сменялись владельцы. Квартиры сдавались в наём. Кстати, не знаете где можно найти расценки на аренду тех времён? Я знаю, что Пушкин снимал квартиру на Галерной за 15000 рублей, но это наверное за год? И я не нашла сколько комнат было в этой квартире. Почему меня заинтересовали цены? В доме Раля, в в 1824 году снимал квартиру Орест Адамович Кипренский и платил он за это дело 100 рублей в месяц. Тогда он написал этот портрет.

Современный облик здания нам подарил Альберт Николаевич Бенуа, который перестроил дом в 1880 году по заказу Екатерины Федоровны Молво.

Чтобы не потерять вдохновение, буду писать по чуть-чуть и не пытаться охватить, как можно больше зданий. Начало:

Продолжение:

Спасибо за поддержку! Ваши лайки, подписка и комментарии очень помогают развитию канала и дают мне вдохновение для новых статей.

Все статьи про прогулки по Петербургу по тегу #hellengeo_петербург

Источник: zen.yandex.ru

Английская набережная находится на левом берегу Большой Невы в нижнем ее течении.

Этим объясняется одно из первых названий – Береговая Нижняя набережная улица.

Английская набережная является в Петербурге рекордсменом по смене названий, которых насчитывается более двадцати. И каждое имело свою мотивировку.

Исаакиевская – потому что рядом стояла одноименной церковь, Галерная – по Галерной верфи, находящейся неподалеку за Ново-Адмиралтейским каналом. Нынешнее название связано с тем, что здесь жили английские купцы.

Большую часть ХХ века она носила название Набережной Красного флота. Возвращение исторического названия Английская набережная было приурочено к визиту королевы Великобритании Елизаветы II в Санкт-Петербург в 1994 году.

Первоначальная застройка не отличалась изысканностью – это были дома работных и служилых людей. Считается, что хозяином первого дома, построенного здесь в 1716 году, стал мастер корабельных дел Иван Нимцов.

По другим сведениям, первый дом построил в 1710 году ближайший сподвижник Петра I Александр Меншиков. Это было сделано в виде исключения, поскольку первоначально району отводилась роль своеобразной промышленной зоны, поэтому строительство жилых домов Петр I запретил.

Однако вскоре возникла проблема. Стало ясно, что это место первым открывается кораблям, прибывающим в город, поэтому ему предназначалась роль визитной карточкой Петербурга. Значит, его нельзя было оставлять непрезентабельным.

Уже при Петре I участки на берегу Невы стали выделять людям богатым и знатным при условии, что они за свой счет станут благоустраивать набережную.

В 1735 году англичане получили привилегию, освобождающую их дома от налогов. Местные жители стали с выгодой продавать имеющие участки подданным британской короны.

Ситуация на набережной начала меняться в лучшую сторону. Богатые иностранные купцы строили солидные дома, и скоро здесь возникла своеобразная миниатюрная Англия.

В доме № 56 построили англиканская церковь Иисуса Христа, а на соседней улице появился английский театр. Позже возник и английский клуб, членами которого стали многие русские аристократы.

Английская набережная превратилась в престижный район. Привлекательные участки начали приобретать и русские аристократы.

Несколько государств устроили здесь свои посольства.

Застройка стала такой сплошной, что фасады слились воедино в одну линию без промежутков между домами. Среди домовладельцев позже оказались и представители правящей императорской семьи.

Каменная облицовка Английской набережной началась в 1767 году и продолжалась более двадцати лет. Автором проекта выступал архитектор Ю.М. Фельтен. На набережной появилось пять причалов с удобными спусками к реке.

Набережная получилась красивая, и уже в XVIII века стала одним из любимых объектов изображения на картинах художников того времени.

Была решена задача создания парадной витрины новой российской столицы.

В те годы существовала своеобразная статистика, велась регистрация кораблей, прибывающих в город. Согласно этим записям в 1775-1792 годы Петербург принял суда из 18 стран.

Уже на подходе к городу, с просторов Невы, людям, на прибывающих судах, открывалась панорама на Петербург. Гости с неподдельным восхищением взирали на великолепные дворцы, которые сплошной стеной стояли на набережной.

Длина Английской набережной составляет 1260 метров. Последний дом имеет 76-й номер. Раньше на этом месте находилась уникальная церковь Христа Спасителя и святителя Николая Чудотворца. Ее также называли Спас-на-Водах.

Это относительно небольшое белое здание построено М.М. Перетятковичем, который взял за образец знаменитый Дмитриевский собор во Владимире и другие храмы владимиро-суздальской Руси.

Храм возведен в знак памяти моряков, погибших в Цусимском сражении и оставшихся без погребения, и он стал братской могилой для 8269 человек.

Храм Спас-на-Водах завершал перспективу Английской набережной. Благодаря своему расположению у входа в порт он символизировал морские ворота северной столицы.

В 1932 году храм взорвали. В 2003 году на его месте освящена часовня Святого Николая Чудотворца, в будущем предполагается восстановление храма Спаса-на-Водах.

На противоположном конце Английской набережной дом № 2 занимает Конституционный суд России. Его в 1829-1834 годы построил К.И.Росси для Правительствующего Сената и Синода.

Это два здания соединены аркой, призванной, по мысли зодчего, воплотить единение церкви и государства.

Далее вниз по течению Невы расположились дворцы и особняки, каждый из которых достоин внимания как памятник архитектуры и знаковое место в истории России, связанное с жизнью многих выдающихся исторических деятелей.

Среди них здания, принадлежавшие графине А.Г. Лаваль, князю М. В. Голицыну, графу Н.П. Румянцеву, барону А.Л. Штиглицу, великим князьям Павлу Александровичу, Андрею Владимировичу, Михаилу Александровичу.

Участок, на котором стоит дом графини А.Г. Лаваль, принадлежал А.Д.Меншикову. Затем здесь построил дом А.И. Острерман. Среди владельцев были семьи Салтыковых, Строгановых.

На рубеже XVIII-XIX веков здание дважды перестраивали архитекторы А.Н Воронихин и Тома де Томон.

Дом превратился в настоящий музей благодаря собранию античных скульптур, египетских артефактов и картин. Здесь существовал популярный литературно-художественный салон, а парадный вход украшает пара лежащих львов.

Большинство домов на Английской набережной много раз меняли владельцев. Среди них дом Э.П. Казалета – особняк Тенишевых, хозяевами которого успели побывать деятели петровской эпохи Л. Макушев, А. Тормасов, П. Черкасский.

Затем здание оказалось в собственности английских и немецких купцов.

Яркий период в истории дома составила семья Тенишевых, которая тратила огромные деньги на образование, в частности на содержание Тенишевского училища.

Особняк А.Л. Нарышкина – дом Воронцова-Дашкова еще называют особняком графа А.И. Остермана-Толстого, и в этом нет ошибки. Он был его хозяином с 1812 года.

В доме Нарышкина танцевала на своем первом взрослом балу героиня романа Льва Толстого «Война и мир» Наташа Ростова.

Лев Толстой не сильно погрешил от истины, потому что вся высшая знать Петербурга считала за честь явиться на званые вечера в дом героя Отечественной войны 1812 года. Некоторые дворцовые помещения сохранили подлинные интерьеры конца XVIII века.

Здание Коллегии иностранных дел (№ 32) построено в середине XVIII века архитектором М. А. Башмаковым. Тогда оно имело богатый декор и принадлежало князю Б.А Куракину.

Для правительственных нужд дворец перестроен в стиле строгого классицизма архитектором Д. Кваренги. Здесь служили Д.И. Фонвизин, А.С. Грибоедов, Ф.И. Тютчев.

Сразу после выпуска из Царскосельского лицея сюда были определены на службу А.С. Пушкин и его друг, будущий декабрист В.К. Кюхельбекер.

На Английской набережной невозможно пройти мимо дома Н. Румянцева (№ 44). Он построен в стиле классицизма.

Яркой приметой дворца служит величественный портик с 12 колоннами и многофигурным горельефом.

Граф Н.Румянцев собрал уникальную коллекцию из картин А. Кановы, А. П. Антропова, В. Л. Боровиковского и других художников.

Библиотека Румянцева включала 30000 книг и, главное, имела богатейшее собрание государственных грамот и договоров.

На основе румянцевского собрания в Москве создан Музей изобразительных искусств имени А.С.Пушкина, а книги находятся в Российской государственной библиотеке.

Против передачи коллекции Румянцева в Москву выступила петербургская общественность, но вопрос решился на высшем государственном уровне.

Сегодня в особняке Н.П. Румянцева находится Музей истории Санкт-Петербурга.

Еще одним знаковым зданием (№ 54) является дворец великого князя Михаила Александровича. Застройка участка относится к началу XVIII века, затем его выкупил А.Д. Меншиков. Окончательный вид дворец принял после перестроек в 1870-е годы и в начале ХХ века.

Наиболее отчетливо в здании проявились черты модерна с элементами классицизма в виде масок, гирлянд, факелов. Для облицовки фасада с эркерами использована английская керамическая плитка каррара.

До приобретения в казну дворец принадлежал немецкому купцу Г.Ф. Линдеману, затем И.Х. Бергину, который прикупил соседнее здание и за счет него расширил здание.

В результате в его особняке стало 28 помещений. Бергин получил звание придворного банкира и приобрел еще одно соседнее здание.

Большую часть XIX века дворец принадлежал представителям военной династии Меншиковых, сначала правнуку петровского фаворита А.С. Меншикову, а потом его сыну Владимиру Александровичу.

Меншиков-старший участвовал во всех сражениях с Наполеоном, отличился при взятии крепостей Анапы и Варны. Получив тяжелое ранение, проводил время на Английской набережной, выполняя поручения Николая I, всецело ему доверявшего.

Меншиков-младший тоже был боевым генералом, он стал последним мужчиной в роду Меншиковых. При нем дворец оставался нетронутым более 20 лет, сохраняя стиль Людовика XV. Часть интерьеров замечательного танцевального зала и парадной лестницы сохранились.

При этом дворец не был выдержан в едином стиле. Столовая была устроена в русском стиле, а княжеский кабинет – в мавританском.

Последний владелец дворца великий князь Михаил Александрович, имя которого он сегодня носит, не очень долго пребывал в своей резиденции.

Великому князю после морганатического брака с Н.С. Вульферт пришлось подчиниться запрету своего царствующего брата и покинуть Россию.

Только с началом мировой войны он вернулся в страну, где с успехом командовал Дикой дивизией.

Своей след в перестройке дворца великий князь, впрочем, оставил. Для него устроили солидный гараж, поскольку Владимир Александрович был страстным автолюбителем.

Сегодня во дворце сохранились отдельные фрагменты подлинного интерьера. Замечательное детальное описание интерьеров дворца оставил журнал «Зодчий» в 1874 году.

Еще один представитель семьи Романовых, великий князь Павел, шестой сын Александра III, имел свой дворец на Английской Набережной.

Ему досталась здание (№ 68), фасад которого выделялся среди других сооружений набережной. Это было здание в духе итальянского Ренессанса.

Главный фасад имел коринфский портик с двумя колоннами, по его верху проходил широкий лепной фриз. Сразу обращает на себя внимание отделка глубоким рустом. Внутренний двор выходил на Галерную улицу, и там господствовало барокко.

Владельцем дворца был барон А.Л. Штиглиц, сын основателя банкирского дома Людвига Штиглица, который в молодые годы покинул Германию и принял российское гражданство.

Его сын унаследовал огромное состояние, стал придворным банкиром, как и его отец.

При перестройке дворца, соответствующего высокому статусу, он предоставил архитектору А.И. Крокау неограниченный кредит и полную свободу действий.

Барон Александр Штиглиц позаботился о том, чтобы полученный результат был запечатлен во всех подробностях.

Выполняя заказ барона, итальянский художник Луиджи Премацци написал 17 акварелей, выписывая мельчайшие детали интерьера. Переплетенный кожаный альбом с акварелями сегодня хранится в Эрмитаже.

Наследница барона Штиглица предпочитала жить в другом доме на Большой Морской и выставила дворец на продажу. Несколько лет не находилось покупателей, способных совершить столь дорогую покупку.

Судьба дворца решилась, когда великий князь Павел Александрович сочетался браком с греческой принцессы Александрой Георгиевной. Дворец стал их свадебным подарком и с тех пор его называли Ново-Павловским.

Во дворце еще одного из великих князей Романовых, Андрея Владимировича, сегодня находится Дворец бракосочетаний (№ 28).

Этот дворец называют по имени одного из самых известных его владельцев П.П. фон Дервиза, железнодорожного магната, которому принадлежало несколько участков на набережной.

К середине XIX века дворец сменил множество владельцев, его перестраивали, продавали за долги, дарили. К этому времени здание приобрело облик в стиле классицизма.

К концу столетия дворец перестроили в стиле эклектики, и снаружи оно стало смотреться довольно сдержанно в ряду соседних сооружений.

Зато внутри сохранились роскошные интерьеры, что приличествует торжественности проводимых здесь бракосочетаний.

На Английской набережной ряд зданий использовались как доходные дома. Это накладывало на них особый отпечаток.

В таких домах перепланировали внутренние помещения, надстраивали дополнительные этажи, пристраивали во внутренних дворах флигели.

Среди них дома В.А. Вонлярлярского, князей Юсуповых, А.Ф Кларка и несколько других.

В наши дни судьбы домов на Английской набережной складываются по-разному. В некоторых размещаются государственные и правительственные учреждения.

Значительная часть строений находится в частной собственности или принадлежит городу, и они арендуются различными организациями, дипломатическими миссиями, банками, туристическими фирмами, охранными предприятиями, отелями, ресторанами, кафе, используются как жилые дома.

Среди них дом Демидова, особняк Паскевича, дома Маркевича, особняк Дурново, особняк герцога Лейхтенбергского, дом Челышева, особняк А. И. Томсен-Боннара – особняк В. И. Асташева, особняк Е.М. Долгоруковой, дом П.К. Ферзена, дом А. М. Головина – дом Струковых, дом Е. Занадеоровой, особняк Н. Н. Теплова, особняк М. Н. Челищева – дом Варшавских и Я. С. Полякова.

Например, в Дом Э. П. Казалета (Особняк Тенишевых) по Английской наб. д.6, построенный в 1838 году по проекту архитекторов Боссе Г. А. и Стуккей В. Е., с 2004 года занимает офис компании «Газпромнефть».

К сожалению, в советское время в некоторых зданиях размешались коммунальные квартиры и даже общежития, обитатели которых не могли сохранить их убранство.

В наше время новые владельцы также не всегда проявляют должную заботу об историческом прошлом зданий, не производят реставрационные работы в полном соответствии с требованиями законодательства.

Исторические здания утрачивают свою аутентичность, особенно это касается интерьеров.

Несколько домов признаны памятниками регионального значения. Это особняк С. В. Гвейера, который неофициально именуется «Домом английских подданных», «Дом А.Ф. Кларка» и другие.

Если великолепные дворцы не находят новых владельцев, то ситуация развивается совсем печально, здания многие годы находятся в запустении, ветшают.

Основная причина заключается в сложности и дороговизне реставрации, которая потребует многомиллионных затрат.

Очевидно, что необходима продуманная государственная политика, призванная сохранить уникальный уголок Санкт-Петербурга.

Источник: 29palms.ru

Английская набережная — самая красивая, парадная набережная Санкт-Петербурга. Фотография не моя. У меня не получилось, да и сезон сейчас не самый лучший. Правда, мне кажется почему-то, что раньше она была красивее, наряднее. Многие дома на ней, особенно те, которые ближе к Ново-Адмиралтейскому каналу, находятся не в лучшем состоянии.

Английская набережная в санкт петербурге


Застройка набережной началась в 1716 году, и к концу 1730-х  набережная была застроена "сплошной фасадою". Слово "сплошной" здесь имеет буквальное значение. На набережной нет ворот, нет просвета между домами. Все въезды во дворы были с Галерной улицы, параллельной набережной. Они и сейчас существуют. Там находились и необходимые служебные помещения, флигели.
Почему Английская?  Сначала она была Галерной. По Галерной верфи в конце набережной. Тогда она была застроена небогатыми домами рабочих и красивой не была. А вот позже, когда богатые купцы и иностранцы стали строить красивейшие особняки и дворцы — она засверкала! Да еще эта темная вода Невы, при редком солнце становящаяся синей, блестящей… Кстати, надо отметить, что за внешним видом набережной следил сам император.   Любые строительные работы можно было начинать только после подписи царя.

Но главная причина — в середине XVIII века здесь стало много домов, принадлежащих англичанам. Появились Английская церковь, английский театр, Английский клуб… Уже в 1777 году её называли Англинской линией. А официально — с 1809 года. Правда к середине XIX века англичан заметно поубавилось.

Всем, прибывавшим в город морем, открывался вид именно на Английскую набережную и он был великолепен. Ведь после постройки Благовещенского моста сюда с набережной Макарова был переведен морской порт.

Прежде, чем говорить (а я постараюсь сократить до минимума) о каждом доме, я предупреждаю, что поскольку за время существования набережной здесь проживало очень много выдающихся людей, часто менялись владельцы домов, я буду указывать только последних. Тех, кто владел особняками перед революцией. И не буду показывать внутренние интерьеры.

На фотографии ниже — почти вся левая часть набережной. Можно разглядеть дома.

Английская набережная в санкт петербурге

А это — еще ближе. Первое здание, дом №2, выходящий протяженным фасадом на Сенатскую площадь — бывшее здание правительствующего сената, построенное в 1829-1834 г.г. архитектором К.Росси. С 1925 года здесь располагался Российский государственный исторический архив, который в 2006 году переехал на Заневский проспект. Здесь, в красивейшем центре Петербурга разместили Конституционный суд.

Английская набережная в санкт петербурге

Английская набережная в санкт петербурге

Дом №4, бывший дом графини А.Г.Лаваль,  построил в 1790-е годы архитектор А.Н.Воронихин. Этот участок, вместе с тем, на котором располагался Сенат, с 1720-х годов принадлежал светлейшему князю А.Д.Меншикову.

В начале 1800-х владелицей стала графиня А.Г.Лаваль. По ее заказу архитектор Тома де Томон переделал дом внутри и снаружи. Огромный белоколонный зал служил местом проведения балов. Еще дом был знаменит своим литературным салоном. В начале 19 века здесь жил декабрист С.П.Трубецкой, который был мужем дочери владелицы. Е.И.Трубецкая, урожденная графиня Лаваль,  была одной из первых жен декабристов, последовавших за мужем в Сибирь.

После семьи Лавалей опека продала особняк советнику и железнодорожному магнату С.С.Полякову, который пожертвовал на благотворительные цели 2 миллиона рублей. В 1911 году особняк у сына Полякова купило Министерство юстиции.

Английская набережная в санкт петербурге

Английская набережная в санкт петербурге

Дом в 1895-1900 г.г. На всех дореволюционных фотографиях дворники в белых фартуках.

Английская набережная в санкт петербурге

Картина шведского художника Б.Патерсона "Вид Невы у Сената" 1801 года.

Видна оживленная набережная,  люди гуляют. В то время газета "Северная пчела" писала: "Настало время года, в которое Невский не в моде для гуляния. Там ныне ходят и ездят только по делам… гуляющая же публика собирается от 2-х до 4-х часов на Английской набережной и наслаждается там первыми лучами весеннего солнца… на набережной можно пройтись от Сенатской площади, где обыкновенно остаются экипажи и лакеи гуляющих, до самого Нового Адмиралтейства по широкому гранитному тротуару, чистому и сухому в нынешнее время распутицы, тогда как на Невском проспекте на каждом шагу должно переходить через улицы по тротуарам, занесенным грязью… все гуляют по Английской набережной — одному из прелестнейших гульбищ Петербурга…"

Источник: alfa-delta.livejournal.com

Застройка Английской набережной началась в 1707 году. Она соединила Адмиралтейство с Шневенской слободой, которая располагалась на месте Нового Адмиралтейства и называлась по фамилии командира морских солдат Шневенца. [6, с. 91]

Спустя три года рядом с Адмиралтейством построил свой дом Александр Данилович Меншиков. Ему Петром I было доверено общее руководство строительством верфи. Этот дом называли «княжескими мазанками», он стал первым доходным домом Петербурга. Рядом с домом Меншикова располагался кабак для рабочих, занятых на верфи. Первое время княжеские мазанки были единственным жилое строением на этом берегу Невы. Пётр I предполагал использовать эту территорию только в промышленных целях, для Меншикова было сделано исключение. Историк М. И. Пыляев так описал Английскую набережную в первые годы жизни Санкт-Петербурга:

4 апреля 1714 года вышел указ Петра I о начале застройки Нижней набережной [1, с. 7]. Участки здесь царь выделял богатым людям, имевшим уже дома на Городовом острове. Внешний вид домов определялся законодательно. Со стороны Невы они не имели въездных арок, были оснащены высоким крыльцом.

Указом от 25 мая 1715 года владельцам участков на набережных было приказано заниматься благоустройством берега. Каждый хозяин должен был «сваи бить, к сваям фашины класть и засыпать крепко-накрепко к воде«.

Английская набережная — рекордсмен по количеству переименований. В документах XVIII века можно найти 22 названия этой магистрали. С 1715 года магистраль стала называться 1-й линией ниже Адмиралтейства.

Наиболее активный период в застройке набережной — 1719-1721 годы. Пётр I приказал:

В начале 1723 года Пётр I инспектировал ход застройки набережной. Он был недоволен увиденным и приказал на месте же ломать деревянные постройки. Под снос попадали и строения Меншикова. Ему об этом инциденте докладывал петербургский полицмейстер Девиер:

Однако, немедленного действия визит царя не возымел. К моменту его смерти в 1725 году на набережной оставались незастроенные участки.

После смерти Петра I строительные работы остановились вплоть до указа императрицы Анны Иоанновны от 10 июня 1732 года «Об исправлении строения в местах, для сего данных в Санкт-Петербурге, и об отделании берегов теми, кому были розданы места по Неве, ниже Адмиралтейства». Согласно этому указу укрепление берегов должно было быть незамедлительно возобновлено. Незастроенные места императрица раздавала лично, передавая выбор конкретных мест на усмотрение полицмейстерской канцелярии. 30 апреля 1733 года она приказала обосноваться на берегу Невы графам Скавронским, Гендриковым и Ефимовским. Несколько позже — заводовладельцу Никите Никитиче Демидову. В скором времени были построены дома корабельных мастеров Нея и Немцова, князя Б. Г. Юсупова, вице-адмирала Д. Н. Сенявина, А. П. Вылонского, графа П. Б. Шереметева, М. А. Матюшкина, И. И. Бутурлина, князя В. И. Хованского, архитекторов П. М. Еропкина и С. И. Чевакинского.

Дома строились быстро, так как императрица внимательно следила за исполнением своих указов. Так, 6 июля 1733 года ей из Москвы был выслан князь Михаил Голицын для достройки своего дома. Гнев Анны Иоанновны был вызван тем, что перед отъездом из Петербурга в Москву князь не удосужился сделать необходимые распоряжения по постройке.

К 1737-1738 годам Нижняя набережная была застроена каменными домами сплошными фасадом по красной линии. Основная часть домов имела боковые корпуса, ограничивающие участок по сторонам. Дворовые постройки доходили вплоть до Старо-Исаакиевской (позже Галерной) улицы. С этой стороны участки огораживались забором и воротами.

В 1735 году между Россией и Англией был заключён договор, согласно которому дома английских купцов в России освобождались от налога (воинского постоя). Владельцы домов в Петербурге сразу же стали предлагать свои дома для покупки английским купцам. И хоть в первые годы жизни города продажи домов иностранцам были запрещены, но закон обходили. Вместо продажи оформлялась долгосрочная аренда, и впоследствии здания переходили английским коммерсантам. Район Галерной набережной быстро стал своеобразной английской колонией. Здесь работал популярный Английский клуб. Неподалёку, на Галерной улице, работал английский театр. Многие английские купцы оставались в Петербурге на постоянное проживание. Им требовался свой приход, что и было сделано путём перестройки дома №56 по проекту Джакомо Кваренги. В здании разместилась Англиканская церковь Иисуса Христа.

20 апреля 1738 года магистраль получила новое официальное название — Береговая Нижняя Набережная улица. Употреблялись и два сокращённых имени — Береговая улица и Нижняя набережная. От словосочетания «набережная улица», как называли все береговые магистрали, позже осталось только первое слово. В XVIII веке встречались также следующие названия: Набережная линия, Набережная улица, Набережная Большой Невы реки линия, Невская набережная, Исакиевская набережная (в то время правильно было писать это слово через одну «а»), Галерная набережная [2, с. 28].

До 1740 года в конце Английской набережной располагалась Галерная верфь, откуда она была переведена на Васильевский остров.

До второй половины XVIII века деревянную оббивку набережной разукрашивали «под кирпич». Береговые укрепления требовали постоянных ремонтных работ. В 1767-1788 годах велось одевание набережной в гранит по проекту Ю. М. Фельтена. С этого времени берег Невы приобрёл прямоту. Набережная была украшена спусками к воде, пять из которых представляли собой причал для небольших судов и лодок. У Ново-Адмиралтейского канала был обустроен самый большой — «конный» причал. Именно к нему приставали корабли, привозившие в Санкт-Петербург лошадей. У некоторых причалов работали лавки рыбаков. Особой популярностью пользовалась лавка напротив здания Сената.

Гранитная Английская набережная привлекала внимание многочисленных художников. Её рисовали Ф. Я. Алексеев, И. Г. Майр, В. С. Садовников, Б. Паттерсен, Г. Треттер, М.-Ф. Дамам-Демартре и другие.

Так как лицевые корпуса не имели въездных арок, подъезд к домам осуществлялся с Галерной улицы. С её стороны перед домом устраивались сад, двор с домами прислуги, мощёная площадка перед входом в дом. В саду выращивали экзотические растения (персики, груши, виноград, ананасы). Здесь же вырывали пруд, рядом с которым из вынутого грунта устраивали искусственные горки.

В 1777 году, когда большинство особняков на магистрали принадлежало подданным Великобритании, её стали называть Английской линией. Постепенно название приобрело современную форму, пройдя при этом через такие варианты как Аглинская набережная, Англинская.

За внешним видом домов на Английской набережной следил сам император. Проекты фасадов предоставлялись ему Комиссией о Санкт-Петербургском строении. Все строительные работы на набережной можно было начинать только после подписи царя.

В 1788 году на Английской набережной через Крюков канал о проекту И. Е. Старова был построен подъёмный мост.

В XIX веке владельцы домов на Английской набережной застраивали участки со стороны Галерной улицы доходными домами. В дворовых флигелях и последних этажах главного дома жила прислуга, размещались гости.

В 1820-х годах на Английской набережной часто бывал Александр Сергеевич Пушкин. Он гостил у Лавалей (дом №4), Остермана-Толстого, Никиты Всеволожского. Поэт служил в здании Коллегии иностранных дел, в то время располагавшейся на набережной.

Название «Английская набережная» стало официальным у магистрали в 1829 году [2, с. 29].

В 1830-1840-е годы у петербуржцев Английская набережная была любимым место для прогулок. Газета «Северная пчела» так их описывает:

В 1847 году была взята в трубу часть Крюкова канала, примыкающая к Неве. Вследствие этого был разобран подъёмный мост, а на Английскую набережную вышла Благовещенская улицы. Эти изменения происходили в связи с постройкой Благовещенского моста, открытого в 1850-м году.

В середине XIX века население района стало меняться. Англичан постепенно вытесняла русская знать. Но название набережной стало настолько привычным, что его менять не стали. Английская набережная стала одним из самых престижных улиц города. В особняках часто устраивали балы. Бал в романе «Война и мир» Львом Николаевичем Толстым был «проведён» именно здесь. Одно время, владельцы домов имели правило на балы никого не приглашать, но пускать всех приехавших.

После постройки Благовещенского моста сюда с набережной Макарова был переведён морской порт. Английская набережная стала местом отправки и прибытия кораблей, связывающих Санкт-Петербург с Европой. Она была первой улицей, которую видели в городе иностранцы. От пристани у Благовещенского моста по расписанию уходили пароходы в Петергоф. К этому причалу были приписаны пароходы «Салют», «Стрела» и «Максимилиан». Билеты на них можно было купить в конторе почтового ведомства, работавшей в доме №60. С конного причала отправлялись почтовые пароходы. Пассажирское судоходство снизило свою активность с открытием железных дорог, после чего причалами стали пользоваться в основном только прогулочные суда.

С открытием железнодорожного сообщения в России соответствующим образом менялось и население Английской набережной. Здесь поселились железнодорожные магнаты Поляковы, дети строителя железных дорог П. Г. фон Дервиза. Новые хозяева меняли фасады и интерьеры домов в согласии со своим вкусом и новой модой.

В 1860-х годах напротив Английской набережной зимой на Неве заливался каток. Здесь устраивали иллюминацию. Современник так описывал это:

Театральный художник М. А. Григорьев вспоминал в начале ХХ века:

25 октября 1917 года крейсер «Аврора», стоявший напротив Английской набережной, произвёл знаменитый холостой выстрел, ознаменовавший начало вооружённого восстания. Память об этом хранит гранитная стела, установленная на набережной в 1939 году (у дома №44). Она создана по проекту А. И. Гегелло из постамента конного памятника Александру III.

В октябре 1918 года Английская набережная была переименована в набережную Красного Флота.

После 1917 года частные особняки Английской набережной были национализированы. В особняке Румянцева был открыт Музей истории Ленинграда. В доме Паскевича — Музей морского торгового мореплавания и портов. В здании Сената — Центральный государственный архив СССР. Большинство домов заняли госучреждения. В 1959 году в доме №28 открылся первый в стране Дворец бракосочетания.

8 сентября 1994 года набережной было возвращено прежнее название — Английская. Этому переименованию поводом послужил приезд в Санкт-Петербург британской королевы Елизаветы II. В 2008 году здание Сената занял Конституционный суд Российской Федерации.

Источник: walkspb.ru


Categories: Петербург

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.