Доброго времени суток! На сегодня у нас было намечено посещение Софийского ледника. Заранее грандиозных планов мы не строили, т.к. в это время, на таких высотах, уже во всю властвует зима. К тому же, короткие световые дни ограничивали время на прохождение данного маршрута.
До поселка Бельтир добрались довольно быстро, и сразу за ним, ушли налево в долину реки Чаган. Дорога шла все время в гору, и с набором высоты, окружающий ландшафт стал постепенно приобретать зимние краски. Чем дальше мы ехали, тем больше становилось снега вокруг. Были даже опасения, что из-за снега дороги станут непроезжими, но факту все было проходимо.

Вскоре добрались до озера Каракуль. В середине октября оно уже было покрыто тонким слоем прозрачного льда, но это не делало его менее красивым.

Немного не доехав до озера, оставили машину, и пошли к берегу пешком. Пока шли, неожиданно для себя, услышали странные и чарующие звуки, разносящиеся по долине. Словно какой-то шаман бил в бубен. Звуки эти издавало само озеро. Порою, они были настолько громкими, что эхом отражались от ближайших гор. В общем, вокруг царила непередаваемая атмосфера. Озеро было живое, оно общалось с нами. Хотелось просто сидеть на берегу и наслаждаться его музыкой, так нежно ласкающей слух.


Пока сидели, удалось разгадать природу этих звуков. По всей видимости, подо льдом скопилось много воздуха, который периодически прорывался наружу, издавая слышимое нами звучание. Находиться тут можно было бесконечно, но т.к. Солнце было уже в зените, то поспешили продолжить путь.
Через несколько минут мы были у озера Акколь. И чтобы вы думали! Оно тоже было живое и издавало непередаваемое по красоте звучание!

На обоих озерах мы сняли видео. Но чувствительность микрофона не позволила передать всю атмосферу этих мест. Звуки на записи едва слышны, или неразличимы вовсе. Жаль, конечно, но музыка этих озер навсегда останется в нашей памяти и в наших сердцах.
Покинув Акколь, через некоторое время проехали брод через речку Нижний Тураоюк и, почти сразу ним, уткнулись в забор и предупреждающие таблички. Надпись на одной из них гласила:
"ООП Территория традиционного природопользования.
1. Следуя по маршруту не сходить с тропы. Стоянки разрешаются только в специально отведенных местах.
2. Разводить костры разрешается только в специально предусмотренных местах и стоянках.
3. Не оставляйте мусор. Штраф от 1000 руб.
Частная собственность.


прещается.
— Рубить и повреждать деревья и кустарники. Штраф до 20000 руб.
— Заготавливать лекарственные растения, собирать цветы, ботанические и другие виды коллекций. Штраф до 20000 руб.
— Коммерческая охота. Штраф до 20000 руб."
На другой, было просто написано: "Въезд запрещен. Частная территория общины. Покос."
Делать нечего, оставили машину и пошли пешком, хотя вглубь можно было проехать еще прилично, сэкономив пару километров в обе стороны. Дойдя до конца дороги, увидели припаркованный пикап с местными номерами, но рядом никого не было.
Далее дорога превратилась в тропку, идущую по долине реки Аккол. Следы ее периодически терялись, и было не совсем понятно, в каком направлении идти. Также наш путь осложнял сильный ветер, который начал неожиданно дуть со стороны ледника. Порою, он достигал ураганной силы и почти сбивал с ног. Кроме того, вокруг была болотистая местность со стоячей водой, превратившейся в скользкий и гладкий лед, по которому, при таком ветре, можно было передвигаться разве что на четвереньках. В общем, продвижение по долине давалось медленно и сложно. А Солнце уже вовсю клонилось к закату.
Вадим решил дальше не ходить, т.к. ему трудно было передвигаться из-за недавнего перелома ноги. Но я поставил себе цель дойти до края горы, закрывающей обзор долины, и посмотреть на ледник хотя бы издали.
И цели, я в итоге, достиг. Мне полностью открылся вид на долину, ледник, и три вершины, с которых он сползает — Брат (3885 м), Ксения (ок. 3500 м) и Сестра (3750 м).


В итоге, от того места, где мы оставили машину, я прошел примерно 2.6 км, а до самого ледника, по показаниям навигатора, оставалось еще 4.8 км.
Сделав несколько снимков, я пошел обратной дорогой и, через некоторое время, догнал Вадима.

Также добавлю, что еще по пути туда, мы встретили трех алтайцев с ружьями и снастями, которым принадлежал вышеупомянутый пикап. Судя по всему, запреты на табличках для них ничего не значат. Либо своим у них многое дозволено.
Добравшись до машины, двинулись в обратном направлении. Солнце уже село за гору, а спустившиеся на долину Аккола сумерки, придали ей особый колорит.

К Бельтиру подъезжали уже в полной темноте при свете фар. Я, в очередной раз, поймал себя на мысли, что ни один из моих друзей и знакомых, никогда не станет шариться где-то в дебрях, по темноте и вдали от цивилизации. Тоже самое озвучил и Вадим. А все потому, что мы "псы"! Дикие "псы" прерий! И видим в этом кайф!
Продолжение следует…

Источник: www.drive2.ru

Озеро каракуль хакасия

За показанным в прошлой части Мургабом Памирский тракт идёт на такой высоте, на которой в годы его постройки без лишней надобности не летали даже самолёты. Там и Акбайтал — высшая точка тракта (4655м) и всех постсоветских дорог, и руины царских постов, и Каракуль — холодное солёное озеро с духом Арктики, на берегу которого мы заночевали у киргизов.


О том, как я прибился пятым к компании из двух немцев (Симеон и Сабрина) и двух украинцев (Арсен и Наташа), и о том, как джипы Мургаб-Ош день набирают пассажиров, а стартуют на утро, я рассказывал в прошлой части, с фотографией заправки по-памирски. За 1000 сомони (7500 рублей) на всех нам дали джип с молодым и улыбчивым, но не говорившим по-русски киргизом, которого начальника с "пятака" проинструктировал на весь маршрут сразу. От Мургаба до Оша этнические киргизы обеих стран могут ездить без ограничений, по внутренним документам, так что и населённое киргизами памирское высокогорье уже и не воспринимается как стопроцентный Таджикистан, а скорее какая-то зона совместного пользования. Но проложенный в 1933-37 годах Памирский тракт от Мургаба превратился фактически в боковую дорогу, а настоящий Памирский тракт с 2004 года вливается за перевалом Кульма в Каракорумское шоссе, связуя Душанбе и Кашгар. От Мургаба до кыргызстанского Сары-Таша какое-то движение есть утром и вечером — одни едут в Мургаб из аилов, другие начинают или заканчивают суточные путь до Оша. В середине дня же памирский тракт станет станет девственно пустым, и не то чтобы даже попутную, достаточно дальнюю и имеющую свободные места, а просто какую бы то ни было машину здесь можно ждать часами.

2.

Озеро каракуль хакасия

Утро на Высоком Памире — это призрачный холод, пронзительный ветер, постапокалиптически яркое солнце. Мы едем чуть ниже 4 километров над уровнем моря, а окрестные горы сравнимы с Главным Кавказским хребтом или Заилийским Алатау, но только большая часть их высоты скрыта в толщах памирского плато. Равнина на многокилометровой высоте — где ещё такое бывает? Навскидку могу вспомнить лишь Тибет и Альтиплано…

3.
Озеро каракуль хакасия

А мимо то и дело проплывают странные горы. Например, похожие на чёрные терриконы — как напоминание о том, что средневековые горняки в поисках серебра обустраивались ещё выше советских (см. в конце позапрошлой части). А вот спит дракон, выглядывая из склона шипастой спиной:

4.
Озеро каракуль хакасия

Заброшенные посёлки советских военных или геологов:

5.
Озеро каракуль хакасия

Одинокие кладбища, вечные пристанища кочевых киргизов:

6.
Озеро каракуль хакасия

И попадающиеся то и дело посты Памирского погранотряда царских времён. Здесь явно не то место, где ожидаешь увидеть наследие дореволюционной России, хотя я ведь уже показывал церковь в Хороге и крепость в Лянгаре.

7.

Озеро каракуль хакасия

От Мургаба мы едем по долине реки Акбайтал, чьё название можно было бы перевести как Белокобылица:

8.
Озеро каракуль хакасия

Кочковатые луга, скорее мшистая горная тундра, напоминают о вечной мерзлоте. На речках — то выстывший за ночь лёд:

9.
Озеро каракуль хакасия

То соль, похожая на снег:

10.
Озеро каракуль хакасия

У дороги не то чтобы часто, но всё же порой попадаются яки, деловито хрюкающие, стоит нам остановиться близ них. Гораздо ближе я видел яков в Киргизии и написал о них тогда отдельный пост. На плато Памира этим косматым быкам скорее жарко, чем холодно:

11.
Озеро каракуль хакасия

На кадре выше виден и пограничный забор. Но если афганская граница — открытый берег Пянджа, то китайская граница проходит за горами в нескольких километрах отсюда, за широкой и безлюдной режимной полосой.
е-то до сближения с границей я проглядел поворот к ещё паре горных озёр Шоркуль и Рангкуль, за которыми находятся ещё и скалы Мата-Таш и Чирок-Таш. Вторая в переводе — Лампа-камень: в ней есть пещера с окном в потолке, при взгляде издалека создающим иллюзию горящего в гроте светильника. В пещере Мата-Таш же, по легенде, спрятаны сокровища: якобы, давным-давно мимо шёл караван, застигнутый врасплох ранней зимой. Караванщики отнесли всё ценное в пещеру, соорудив лестницу древним и кровавым, но не раз испатанным на Памире способом — резали животных и делали ступени из мяса, на морозе твердевшего и примерзавшего к скале. Но сами караванщики не пережили зиму, мясные лестницы по весне отмёрзли и упали, а путь к сокровищам не знает с той поры никто. Там же, у озёр, стоит кишлак Рангкуль, где киргизы держат столь неожиданных в горах верблюдов. Мы могли заехать туда, но не заехали, и я кажется даже не уговаривал спутников — всё одолевала усталость. Как водится, за фотографиями озера Рангкуль отсылаю к Озеро каракуль хакасияfrantsouzov, за фотографиями кишлака — к Озеро каракуль хакасияvvtrofimov, а за историей и легендами — к Озеро каракуль хакасияgalyagorshenina.
А по тракту чаще машин колесят на велосипедах туристы, и за плечах у них могут быть тысячи вёрст:

12.

Озеро каракуль хакасия

В какой-то момент дорога слегка набирает высоту — это и есть Акбайтал, перевал выше любой из вершин Алтая и лишь на пару сотен метров уступающий Монблану и Ключевской Сопке.

13.
Озеро каракуль хакасия

А над окрестным плато он поднимается немногим выше сыртов над заволжской степью:

14.
Озеро каракуль хакасия

Конечно же, мы остановились на его седловине:

15.
Озеро каракуль хакасия

Попутчики бывали в Гималаях гораздо выше, а вот я на такой высоте оказался впервые, и более того — не очень представлял, где икак дорога заведёт меня выше.  Поэтому 4655 метров мне показалось мало, и забыв о том, что я вообще-то страдаю здесь от горной болезни, я полез вверх на сыпучий склон. Снежники на нём исправно пережили лето, и до новых снегов им оставалось продержаться считанные недели:

16.
Озеро каракуль хакасия

Добраться я решил вот до этих чокуров (то же, что кекуры) — думаю, высоты 4700 метров я всё ж таки достиг:

17.

Озеро каракуль хакасия

Над перевалом с обеих сторон — пятикилометровые вершины, и здесь 5 километров — это "всего лишь":

18.
Озеро каракуль хакасия

Акбайтал (с названием которого связана своя легенда про гордого киргиза, коварных китайцев и верную белую кобылу, что его спасла) обычно называют вторым по высоте перевалом на международных трассах — после Худжерабского перевала (4683м) Каракорумского шоссе у границы Китая с Пакистаном, и разница-то их меньше 30 метров. Но это слишком условно: до 1991 года Памирский тракт не был международным, а в нынешнем Китае есть железнодорожный (!) перевал Тангла высотой 5072м, ещё несколько железнодорожных станций выше Акбайтала с 1870-х (!!!) годов действует в Перу и Боливии, а Книга Гинесса  самым высоким в мире проезжим для транспортом перевалом называет Кхардунг-Ла (5602м) в индийском Ладакхе выше Акбайтала почти на километр. Логичнее, что здесь была высшая точка мировых дорог, особенно удивительная в Стране великих равнин, на момент постройки — первая "полуторка" прошла Акбайтал в 1937 году. Львовяне Арсен и Наташа отказывались верить, что большевики могли построить самую высокую в мире дорогу, и убеждали меня, что Каракорумское шоссе прокладывали ещё англичане. На самом деле оно строилось в 1966-86 годах, когда Пакистан и Китай стали дружить против Индии, и на строительстве его погибла без малого тысяча рабочих. Через Кхардунг-Ла же дорога прошла и того позже, в 1976-88 годах.
Пока я лазал по склону, на седловину Акбайтала приехал минивэн с пожилыми чехами, и "сдав" им перевал, мы поехали дальше.


19.
Озеро каракуль хакасия

А за перевалом снова речка Акбайтал — их две, расходящихся в разные стороны. На берегу Северного Акбайтала мы увидели руины постройки из дикого камня — самую крупную и хорошо сохранившуюся из "царских казарм" Памира:

20.
Озеро каракуль хакасия

Более того, на дореволюционной фотографии 1902 года она часто фигурирует в статьях как Памирский пост, хотя традиционно последний локализуют то в Мургабе, то в селе Кони-Курган близ него. Сравните — горы на заднем плане ведь те же:

20а.
Озеро каракуль хакасия

Путь к этим русским форпостам на Крыше Мира тогда был лишь верховой и вьючный. "Памирский пост живо напоминает военное судно. Стены — это борта корабля, необозримая открытая Мургабская долина — море, крепостной двор — палуба, по которой мы часто гуляли и с которой в сильные бинокли обозревали отдаленнейшие границы нашего кругозора, на котором по вторникам появлялся одинокий всадник. Это джигит-курьер, возящий желанную почту из России. Прибытие его составляет настоящую эпоху…" — так писал о жизни русских гарнизонов на Памире шведский путешественник Свен Гедин.

21.
Озеро каракуль хакасия

«Скучно и однообразно тянулись дни на Памирском посту. Работы по сооружению улиток, заготовка терескена на зиму и другие приготовления занимали большую половину дня. Почта приходила раз в неделю, и все с жадностью хватались за письма и газеты, читая в них новости, совершившиеся полтора месяца тому назад. Наконец прибыл и начальник гарнизона, капитан Генерального штаба П.А. Кузнецов, произвел смотр — и все опять втянулось в старую колею. В начале октября вдруг выпал глубокий снег… закрылись и перевалы … и памирская зима разразилась со всеми своими вьюгами и метелями. Ежедневно на ближайшую высоту высылался наблюдательный пост на случай появления противника. Были отправлены разъезды в сторону афганцев, но все было тихо, никто не появлялся, да и кому бы в голову пришло двинуться теперь в поход, когда из юрты носа высунуть нельзя, а если выходить на воздух, то только разве по службе. Хлеб пекли хороший, суп с консервами или щи из сушеной капусты были великолепны, баранина имелась своя, водка, вина и коньяк были — чего же лучше? Даже книги и карты, всегдашние спутники офицера в походе, и те имелись и разнообразили длинные скучные вечера» — а это служивший здесь тот самый Василий Зайцев, что привёз пианино в Хорог (см. пост о Хороге).

22.
Озеро каракуль хакасия

И хотя речь идёт о местах по ту сторону Акбайтала, теперь эти слова уместнее вспомнить у подлинных руин, на мой взгляд ничуть не менее ценных, чем любая древняя крепость. Но сейчас, кажется, большинство туристов на них просто не обращают внимания:

23.
Озеро каракуль хакасия

Чуть поодаль — советская застава, такая же брошенная. А может быть и не застава, а например база геологов, метеостанция или городок строителей тракта?

24.
Озеро каракуль хакасия

Едем дальше. Озерцо у дороги:

25.
Озеро каракуль хакасия

За спиной — грандиозные снежные пики и бесконечный забор границы, и лишь по тому, как он сливается в черту, виден масштаб памирского пространства:

26.
Озеро каракуль хакасия

А впереди, за безжизненной плоской землёй синей полосой лежит Каракуль — крупнейшее (примерно 33 на 23 километра) и высочайшее (3910 метров над уровнем моря) озеро Таджикистана в метеоритном краете, выбитом порядка 200 миллионов лет назад.

27.
Озеро каракуль хакасия

Название Каракуль в переводе значит Чёрное озеро, но днём вода его неимоверно синяя:

28.
Озеро каракуль хакасия

На восточном берегу у тракта стоит небольшое село Караарт — впрочем, это название я узнали лишь из советской карты, а в жизни все без исключения называют аил так же, как и озеро — Каракуль. И кажется, это самый высокогорный населённый пункт постсоветского пространства, причём не самый маленький — "на глаз" тут живёт несколько сотен человек:

29.
Озеро каракуль хакасия

Погранзастава за дорогой выглядит заброшенной, но вроде бы действует, да и солдатик у входа покрашен::

30.
Озеро каракуль хакасия

У въезда в село голосовал молодой белорус в красно-зелёном костюме, и мы бы наверняка взяли его с собой, тем самым создав в машине восточно-славянское единство (не считая немцев), но мы сворачивали в село, собираясь задержаться на озере до утра.

31.
Озеро каракуль хакасия

Тем более в селе есть несколько очень дешёвых и очень примитивных гостиниц, где за 10-20 сомони (а то и меньше) к услугам путника будет крыша над головой и курпач на полу.

32.
Озеро каракуль хакасия

Но глядя на постаревшие от пыльных холодных ветров и колючего солнца лица хозяйских детей, я понимаю, что бОльшего здесь ждать не стоит — оно местным попросту не понятно:

33.
Озеро каракуль хакасия

На самом деле киргизы тут выглядят по-разному, и в помещении младшая девочка вполне миловидна. По-русски она не знала ни слова, но всячески пыталась с нами заобщаться: крутилась, хихикала и что-то объясняла нам жестами.

34.
Озеро каракуль хакасия

Когда нет иностранцев, здесь ночуют и пассажиры запоздалых джипов Ош — Мургаб, разложив курпачи на полу. Санузел здесь "памирского типа" — не помещение, а весьма просторный дворик за высокими стенами. Воспользоваться умывальником во дворе — целое дело, ибо мокрые руки жжёт невыносимый холод. Там же, во дворе, свален терескен — наряду с кизяком основное топливо. Но хотя бы электричество здесь, в отличие от глухих боковых долин Бадахшана, есть и никуда не пропадало — может потому, что не дошла сюда гражданская война:

34а.
Озеро каракуль хакасия

Оставив вещи, мы разбрелись гулять по аилу. Над его плоскими крышами, на которых сушася всё те же терескен и кизяк, нависает пологой сопкой четырёхтысячный пик Артёма (4174м):

35.
Озеро каракуль хакасия

В центре села — мечеть, грубая и самодельная, но тем красивая:

36.
Озеро каракуль хакасия

При всей мрачности пейзажа, что здесь, что в Мургабе, что в Аличуре впечатляет потрясающая выбеленность стен, чистых и слепящих глаз:

37.
Озеро каракуль хакасия

Я не знаю, есть ли в мире обитаемые места, менее пригодные для жизни, чем Высокий Памир, этот Крайний Верх мира. Здесь холода и ветра, как на Крайнем Севере, но Север богат водой и жизнью, а на Памире — пустыня. Его земля пропитана солью, дождь чрезвычайно редок, реки и озёра бедны рыбой, а плато и горы — дичью. Но киргизы — живут там, где выжил бы не всякий чукча или ненец, и живут вполне по-человечески:

38.
Озеро каракуль хакасия

Отпустившая к вечеру горная болезнь продолжила одолевать меня здесь, и снова — больная голова, озноб и слабость. И мечта скорее слезть с Крыши Мира.

39.
Озеро каракуль хакасия

Каракульский берег усеян солью словно снегом, и в холоде легко поверить, что это правда чуть подтаявший снег:

40.
Озеро каракуль хакасия

Вода потрясающе чиста, прозрачность Каракуля достигает 9 метров. Но вода здесь горько-солёная и потому почти мёртвая:

41.
Озеро каракуль хакасия

Лишь мелкие козявки кишат в лужах рядом с берегом — они такие же солёные, но хотя бы немного теплее:

42.
Озеро каракуль хакасия

Птицы у озера, однако, водятся, а стало быть тут есть, чего ловить. Птицы — это тибетский ворон (как звучит!) и буроголовая чайка, живущая на высокогорных озёрах, в постсоветских сранах чуть ли не только на Каракуле.

43.
Озеро каракуль хакасия

Озеро делят пополам полуостров и остров, отделённый от берега парой узких проливов, и к аилу обращена меньшая часть. Но легко ли поверить, что эти острова — пики-четырёхтысячники? Высота же ледяных вершин вокруг Каракуля — чуть больше или чуть меньше 6 километров. В пейзаже Каракуля есть что-то безмерно арктическое, я похожим образом представлял себе заливы Шпицбергена, Гренландии, Элсмира…

44.
Озеро каракуль хакасия

На берегу меня догнали Арсен и Наташа, и втроем мы шли неспеша, кидали камни. Наташин отец мастерски умел кидать их "лягушкой", передал это умение дочери, а та научила мужа — и у Наташи, и у Арсена камни делали на воде по десятку (!) прыжков. Мне они советовали кидать "под острым кутом" — это было единственное украинское слово, промелькнувшее в их речи, хотя Арсен говорил, что в долгом путешествии, начиная с Закавказья, русский язык понадобился ему впервые в жизни. О путешествиях мы в основном и говорили, и я наверное производил впечатление классического "росiйського имперца", постоянно ругавшего местные нравы и этику, в которых видел много лишнего пустословия, вместо того чтобы принимать чужой уклад как есть. Из посещённых стран более всего Арсену и Наташе понравился Иран с его гостеприимством, а Таджикистану они отдали второе место пополам с Грузией. Их всюду встречали куда радушнее, чем меня, и секрет того был прост: "Надо улыбаться первым!".

45.
Озеро каракуль хакасия

Затем мы разошлись — они уединились у озера, я пошёл к заброшенным ангарам, видневшимся поодаль:

46.
Озеро каракуль хакасия

Вернее, виднелся-то один, а ещё от двух остались лишь фундаменты. Из темноты ангара я услышал голоса, и понял, что это не киргизская речь, а не не столь жёсткая немецкая. Конечно же, там оказались Симеон и Сабрина.
-Whot's it?
-I think, — ответил, — ruins of Soviet militari object, — забыл слово "ангар", — mmmm… home of aircraft.

47.
Озеро каракуль хакасия

Отсюда мы вернулись в гостевой дом и уснули — сначала я, потому немцы, потом львовяне. Мне было холодно спать, но не хватало сил проснуться и взять ещё один курпач, чтоб им укрыться. И всё же вечером я снова вышел к озеру, и как ни странно, вечера и ночи на Памире теплее, чем день, потому что с заходом солнца стихает злой ветер:

48.
Озеро каракуль хакасия

Вечерний Каракуль не столь зрелищен, как дневной:

49.
Озеро каракуль хакасия

А глядя на киргизских детей, жителей Крыши Мира, я испытывал то странное, не имеющее названия в русском языке чувство, объединяющее разом жалость и уважение.

50.
Озеро каракуль хакасия

Как кто-то заметил в комментариях к прошлой части, "Памир прочищает мозги". Так же, кстати говоря, как Арктика или Великая Степь. С Крыши Мира видно далеко…

51.
Озеро каракуль хакасия

Потом была тяжёлая ночь и холодный рассвет в апатии:

52.
Озеро каракуль хакасия

И вот мы снова продолжаем путь, огибая озеро. Размером оно примерно с треть Москвы в пределах МКАД. С севера хорошо видны и делящее озеро острова. Восточная часть (слева) шире, на короче, и в целом меньше более узкой и длинной западной (справа) примерно в полтора раза. Куда больше впечатляет разница глубины — в восточной части, что у аила, она едва дотягивает до 23 метров, зато в западной до дна 238 метров. Но даже озёрное дно лежит выше Мургаба, не говоря уж обо всём, что я показывал до него.

53.
Озеро каракуль хакасия

И хотя Каракуль лежит на сотню метров выше Титикаки, до высочайших озёр мира, как аргетинское Охос-дель-Саладо (6891м) ему очень далеко. Что в общем и логично: выше по Памиру уже не озёра, а ледники.

54.
Озеро каракуль хакасия

Караарт-Каракуль — последнее, самое дальнее от Душанбе село в Таджикистане. Прямая и пустая дорога ведёт на границу. Пора покидать этот завороженный мир рядом с небом:

55.
Озеро каракуль хакасия

Про Кызыл-Арт и спуск через Алайскую долину с Крыши Мира — в следующей части, заключительной о Памире.

ТАДЖИКИСТАН-2016
Обзор путешествия и другие посты о нём (оглавление).
Перелёт Москва — Душанбе и получение регистрации.
Таджикистан в общем. География и реалии.
Таджикистан в общем. Быт и колорит.
Душанбе и Гиссарская долина (Районы республиканского подчинения) — см. оглавление.
Хатлонская область (Южный Таджикистан) — см. оглавление.
Согдийская область. — см. оглавление.
Каратегин. Гарм.
Памирский тракт
Западный Памирский тракт

Начало тракта. Душанбе — Калаихумб.
Дарваз, врата Бадахшана.
Бадахшан в общем. Природа, культура, люди.
Бадахшан в общем. Афганистан за рекой.
Язгулям. Долина Искандера.
Рушан и Шугнан. Центр Горного Бадахшана.
Хорог. Город под Крышей Мира.
Ваханский коридор
Горон и его гейзеры.
Вахан (Ишкашим). Наматгут и путь в Биби-Фатима.
Вахан (Ишкашим). Биби-Фатима и Вранг.
Вахан (Ишкашим). Лянгар и Ратм.
Восточный Памирский тракт
Лянгар — Мургаб. По карнизу Крыши Мира.
Мургаб. Крайний Верх.
Каракуль и высокогорье.
Кызыл-Арт и Старый Памирский тракт.
Так же:
Узбекистан-2016. Обзор и оглавление.

Источник: varandej.livejournal.com

Географические особенности

Солёная озёрная вода имеет горьковатый вкус и остаётся довольно холодной в течение всего года. Местные жители называют эту воду мёртвой из-за высокого соотношения в ней соли. Вода очень чистая и прозрачная, а видимость в ней составляет 9 метров.

Плоский котлован озера Каракуль расположен на высоте 3914 м, что является довольно веским показателем. Например, известное во всём мире Титикака в массиве Анд располагается на целых 100 м ниже. Кроме этого показателя, Каракуль также гордо несёт звание одного из самых крупных ледниково-тектонических озёр, имеющего общую площадь около 380 км², и глубину почти в 240 м. Котлован озера окружён хребтами скал и лишь с востока у него есть выход в небольшую долину с живописным видом.

Каракуль разделяют на 2 части: южный полуостров и прямоугольный северный остров. Восточная часть Каракуля обладает незначительной глубиной (22 м), а также многочисленными мысами, островками и заливами. Западная часть обладает максимальной глубиной в 240 м. Между собой эти части Каракуля сообщаются довольно широким проливом шириной 1 км. Местные жители утверждают, что более века назад северный остров соединялся с берегом перешейком очень узкой ширины. Но в настоящее время он полностью ушёл под воду.

В Каракуль впадает множество мелких горных ручьев. Среди крупных рек можно назвать Караарт, Кара-Джигла и Музкол. Ни одна река не вытекает, что и даёт название Каракулю бессточного озера. Рыба здесь водится в небольшом количестве только вблизи устьев впадающих рек и ручьев, где вода является более пресной. Можно понаблюдать за колониями удивительных тибетских крачек и бурых чаек.

Климат на озере Каракуль

В зимнее время Каракуль замерзает полностью. Летом абсолютная прозрачность озера порой перемешивается с чёрным цветом воды от волн при мощных горных ветрах. Еще в мае Каракуль можно застать замерзшим. Наилучшее время для комфортного посещения — июль—август. В середине лета температура воздуха может иногда достигать 35 °C, но вода настолько холодная, что в ней едва ли удастся искупаться. Большинство путешественников отказываются от купания. Ее температура составляет не более 12 °C в самые солнечные деньки.

Среди учёных продолжаются споры о происхождении льда Каракуля. На этом льду держится огромный участок береговой линии. Даже летом на дне озера залегает огромная масса льда. Многие считают, что он является остаточным явлением прочного ледяного щита, который укрыл котлован Каракуля во время ледникового периода. Некоторые исследователи, наоборот, отстаивают версию о достаточно современном образовании льда, о чём свидетельствуют все взятые пробы. В наше время лёд Каракуля постепенно начинает таять, что приводит к постоянному изменению формы озера.

Ещё одной феноменальной особенностью Каракульского котлована является удручающе малое количество годовых осадков. Около 20 мм в год делают его одним из самых засушливых и пустынных мест во всём Восточном Памире. Но несмотря на это, озеро Каракуль славится своей практически первозданной красотой природы, что привлекает множество туристов со всех уголков земного шара.

Путешественники отмечают, что это озеро практически безжизненное. Природа поблизости не отличается большим разнообразием. Здесь произрастает ковыль, полынь, терескан. А в водах только у устьев рек водятся маленькие рыбки-гольцы.

Происхождение озера

Эта местность известна в мировой археологии благодаря обнаруженной стоянке эпохи каменного века (8 000 лет до нашей эры). На этой стоянке периодически обитали первобытные сезонные охотники в поисках добычи. Возле небольшого Караарта расположен древний комплекс архитектуры, который датируется серединой первого тысячелетия до нашей эры. Этот комплекс представляет собой странное сочетание научной обсерватории с храмом культа всех животных.

Происхождение Каракуля давно является спором среди учёных. Одна из версий исследований говорит, что озеро возникло вследствие тектонических изменений. Другая версия опирается на научные факты и снимки из космоса, которые свидетельствуют о том, что Каракуль возник из-за падения большого метеорита около 25 миллионов лет назад. Место падения метеорита и стало основанием для озера. Кратер от упавшего небесного тела составляет 45 км в диаметре, а современные острова являются его уцелевшими вершинами.

Население

Киргизский кишлак Каракуль находится в юго-восточной стороне береговой линии и соединён с остальным миром современной автострадой. Несколько километров отделяет озеро от известной долины под названием Маркансу, которое переводится как «Долина смерчей», «Мёртвая вода» или «Долина смерти». Сложно сказать, что именно дало этой долине такое пугающее название. Возможно именно таким было первое ощущение людей, которые спустились на Памир с живописной Алайской долины, которая резко контрастирует с пейзажем долины Маркансу.

На большой высоте у восточного берега озера проживают этнические киргизы. В поселке возле трассы Ош-Хорог население составляет около 500 человек. Они проживают в юртах — каркасных жилищах в форме конусов. Жители занимаются скотоводством, ведь земледелие в этом районе не развито из климатических особенностей. Рядом с поселком расположен древний архитектурный комплекс, построенный около V–VI века нашей эры. В поселке есть места, где турист может пообедать, отведав традиционные блюда.

Как добраться до озера Каракуль

Озеро расположилось в Горно-Бадхашанской автономной области Таджикистана в Мургабском районе. Несмотря на наличие автотрассы, дорога довольно сложная и постоянно поднимается вверх.

Добраться можно по трассе на личном автомобиле, такси или автостопом. Также можно заказать экскурсию в туристических фирмах Таджикистана. Самый простой вариант — на своем автомобиле. От села Мургаб по трассе М41 Оша-Хорог нужно двигаться 130 километров. Объехать озеро вокруг не удастся из-за отсутствия дорожного полотна и близости гор, но проехать у правой части озера от островов — вполне.

Маршрут на машине из Мургаба — Google карты

Источник: www.tourister.ru


Categories: Озеро

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.