1. Денис Лоу. Маленький шотландец был просто невероятным нападающим. На его счету впечатляющая статистика как в играх за сборную, так и за клуб. Больше всего Лоу запомнился по своим выступлениям за«Манчестер Юнайтед», где он провел 11 лет, сыграл в 409-ти матчах и забил 237 голов. 

 Click to zoom 

2. Джимми Джонстон. Легенда «Селтика» и сборной Шотландии, Джонстон также поиграл в «Шеффилд Юнайтед». Джимми без преувеличения можно назвать футбольным волшебником. Имея в арсенале целый набор фирменных «штучек» и финтов, Джонстон вытворял с мячом что-то невероятное. Его дриблинг был действительно уникален.  

   Click to zoom 

3. Кенни Далглиш. Всю свою 20-летнюю игровую карьеру Кенни провел в двух клубах – в «Селтике» (8 лет) и «Ливерпуле» (12 лет). В обеих командах он был одним из ключевых игроков. В 2009-м году Далглиша признали самым великим нападающим Британии после войны. Похоже, третье место в наше рейтинге не порадовало бы Кенни… 

 
Click to zoom 

4. Билли Бремнер. В 60-х и 70-х годах Билли выступал за «Лидс Юнайтед». Бремнер является одним из самых титулованных игроков за всю историю шотландского футбола. А болельщики «Лидс Юнайтед» признали его самым великим футболистом в истории своего клуба. 

 Click to zoom 

5. Алан Хансен. В 80-х «Ливерпуль» был доминирующей командой в английском футболе. Ключевым игроком того состава был именно Хансен. На счету этого известнейшего шотландца множество важнейших голов, включая победный в ворота «Вест Хэма» в финале Кубка Лиги 1981. 

 Click to zoom 

6. Арчи Геммил. Геммил успел поиграть за множество английских клубов, но больше всего запомнился по выступлениям за «Дерби Каунти» и «Ноттингем Форест». Большинство болельщиков помнят Арчи благодаря его удивительному голу в ворота сборной Голландии на ЧМ 78.

Click to zoom  

7. Дэйв Маккей. Брайан Клаф однажды сказал, что Маккей является самым величайшим футболистом за всю историю «Тоттенхэма»! Кто мы такие, чтобы спорить с этим утверждением?

   
Click to zoom 

8. Питер Лоример. Лоример был частью известнейшего состава «Лидс Юнайтед», который в 60-х и 70-х годах просто разрывал противников на части. Умная игра Лоримера на правом фланге немало способствовала успеху команды. Также Лоример был известен своим просто невероятным по силе ударом. Считалось, что шотландец обладал самым мощным ударом в мире.   

Click to zoom 

9. Даррен Флетчер. В начале своей карьеры Даррен не показывал признаков того, что в будущем ему удастся стать одним из самых лучших полузащитников страны. Но в итоге у Флетчера получилось стать одним из ключевых игроков МЮ, а также капитаном своей национальной сборной. 

 Click to zoom 

10. Джеймс Макфадден. Макфадден начал свою карьеру в АПЛ в 2003-м году, заключив контракт с «Эвертоном». Несмотря на то, что Джеймсу никогда не удавалось «зажечь» английскую премьер-лигу, он доказал, что обладает фантастическим талантом и заслуживает места в нашем списке. Оцените его супергол в ворота «Чарльтона».  


 

Источник: www.sports.ru

Календарь "Сплетника": 5 самых ярких актеров Шотландии

Джерард Батлер

24 июня отмечает День независимости небольшая географически, но славная на традиции и богатая на таланты Шотландия. 669 лет назад шотландский король Роберт Брюс на голову разбил армию британского монарха Эдуарда II и доблестью вернул независимость родной стране.

Мы поздравляем «самую эмоциональную нацию на планете» (правда, так себя называют только шотландцы) и вспоминаем сегодня самых ярких, талантливых и харизматичнчных актеров, в жилах которых течет кровь их смелых предков.

Шотландский актер Джерард Батлер родился 12 ноября 1969 года, и, когда ему исполнилось всего шесть месяцев, его семья перебралась в Канаду, но через два года вернулась в родную Шотландию. 

В юности главным увлечением Джерарда стало карате, он получил звание КМС, хорошо учился, но вскоре заболел кинематографом. На первые прослушивания юноша отправился вместе с мамой (но она была против, считая эту профессию несерьезной), и вскоре его стали приглашать в постановки Молодежного шотландского театра.


Сначала с актерской профессией у Батлера не ладилось, и он был вынужден устроиться на работу в одну из юридических фирм. Чтобы не зачахнуть на скучной работе, по вечерам он начал играть в музыкальной группе друга. В этом момент будущая звезда впала в депрессию и начала злоупотреблять алкоголем. Однажды друг даже успел поймать Джерарда перед самым прыжком с крыши небоскреба.

Этот поступок помог Джерарду взять себя в руки: он успешно начал строить театральную карьеру в Лондоне, а затем дебютировал в кино в фильме «Миссис Браун». Далее последовали яркие роли в «Призраке оперы» (Джерард сам исполнял все свои вокальные партии), «300 спартанцев», «Законопослушном гражданине», «Геймере», «Ларе Крофт Расхитительнице гробниц: Колыбели жизни», «Рок-н-рольщике» и многих других популярных картинах.

К слову, на съемках своего последнего блокбастера «Падение Олимпа» 43-летний актер так перестарался, что и не заметил, как сломал два шейных позвонка.

Брутальному и обаятельному Батлеру приписывали немало романов — например, с Дженнифер Энистон и Джессикой Бил — но в последнее время его все чаще видят в компании итальянской модели Мадалины Гини.

Знаменитые шотландцы
Джерард Батлер

Знаменитые шотландцы


Знаменитые шотландцы

Знаменитые шотландцы
Мадалина Гени и Джерард Батлер

Знаменитые шотландцы
«300 спартанцев»

Знаменитые шотландцы
«Законопослушный гражданин»

Знаменитые шотландцы
«Рок-н-ролльщик»

Знаменитые шотландцы
«Геймер»

Еще одна гордость Шотландии — актер Эван МакГрегор — родился 31 марта 1971 года в небольшом городе Крифф. Он происходит из старинного шотландского рода, который, по легенде, восходит к королю Кеннету I.

В школе Эван учился слабо, зато азартно любил музыку — играл на валторне и ударных в школьном хоре. И уже с 9 лет мечтал стать актером. В 16 лет Эван бросил школу (ему надоело выглядеть неудачником в тени старшего брата) и устроился рабочим сцены в один из театров.

Окончив театральный колледж, МакГрегор завел агента и получил первую роль — в картине «Помада на твоем воротничке». Вскоре начинающий актер познакомился с режиссером Дэнни Бойлом, и это знакомство стало ключевым в его карьере: Эван снялся в трех его картинах — «На игле», «Неглубокая могила» и «Жизнь хуже обычной».


Далее последовали роли в картинах «Мулен Руж», «Крупная рыба», «Интимный дневник», «Я люблю тебя, Филипп Моррис», «Ангелы и демоны», трех частях «Звездных войн» и многих других.

В 1995 году на съемках сериала «К» МакГрегор познакомился с французским декоратором Ив Мавракис, и в этом же году они сыграли свадьбу. Супруги воспитывают двоих родных детей — Клару Матильду и Эстер Роуз — и приемную дочь из Монголии.

Знаменитые шотландцы
Эван МакГрегор

Знаменитые шотландцы

Знаменитые шотландцы
«На игле»

Знаменитые шотландцы
«Звездные войны: Эпизод 3 — Месть Ситхов»

Следующим славным сыном Шотландии смело можно назвать известного актера Джеймса Макэвоя, который появился на свет в 1979 году в Глазго.

Джеймс долгое время мечтал стать священником, но сутану проповедника в его грезах сменил военный мундир ВВС США, а затем и актерская стезя — одной из первых его ролей стало участие в триллере «Соседняя комната».


Вот тут уж Джеймс понял, что он нашел свое призвание: с тех пор каждая роль актера становится событием в глазах поклонников — они тепло встретили и фавна Тумнуса в его исполнении в «Хрониках Нарнии», и Рори О’Ши в драме «…А в душе я танцую», и издерганного Уэсли Гибсона в «Особо опасен», и трогательного возлюбленного Киры Найтли в «Искуплении». Одна из последних картин — «Люди Икс: Первый Класс» — тоже заняла достойное место в его послужном списке.

Макэвой мог бы сыграть Бильбо Бэггинса, но в итоге — к большому сожалению нашего героя — роль ушла к Мартину Фриману.

В личной жизни Джеймс оказался парнем постоянным. Девять лет он встречался с однокурсницей Эммой Нельсон, пара рассталась из-за тяги актера к «зеленому змию».

На съемках сериала «Бесстыдники» Макэвой познакомился с актрисой Анной-Мари Дафф (она старше его на девять лет), они сыграли свадьбу в 2006 году. 16 июня 2010 года у супругов родился сын Брендан.

Знаменитые шотландцы
Джэймс Макэвой

Знаменитые шотландцы

Знаменитые шотландцы
Джэймс Макэвой с женой Анной-Мари Дафф

Знаменитые шотландцы
«Джейн Остин»


Знаменитые шотландцы
«Искупление»

Знаменитые шотландцы

Знаменитые шотландцы
«…А в душе я танцую»

Сэр Томас Шон Коннери родился в Эдинбурге 25 августа 1930 года в семье рабочего и уборщицы. В юности Шон работал молочником, а затем вступил в ряды ВВС — от того времени у него осталось две татуировки: «Шотландия навсегда» и «Мама и папа».

Будущий «Джеймс Бонд» снялся в более чем 70 фильмах, среди которых семь картин о похождениях агента 007, а также «Скала», «Индиана Джонс и последний крестовый поход» и многие другие работы.

Журнал People в 1989 году признал Шона самым сексуальным мужчиной среди живущих, а через 10 лет присвоил ему титул самого сексуального мужчины столетия.

Знаменитые шотландцы
Шон Коннери

Знаменитые шотландцы

Знаменитые шотландцы
Шон Коннери в роли Джеймса Бонда

Знаменитые шотландцы

Знаменитые шотландцы


Шотландский актер, которого многие знают в лицо, но немногие по имени — Алан Камминг — появился на свет 27 января 1965 года.

После школы Алан устроился колумнистом и редактором журнала, а затем окончил Шотландскую Королевскую академию музыки и драмы в Глазго. После ее окончания Камминг начал выступать в театральных постановках и играть в телевизионных проектах. А затем пришло время и большого кино.

Каминг прославился своими ролями в «Кабаре», «Детях шпионов», «Золотой глаз», «Людях Икс 2». Алан так полюбился американской публикея, что в 2008 году ему предоставили второе гражданство в США с сохранением первого, британского.

Актер никогда не скрывал своих свободных взглядов на любовь, в 1999 году он объявил себя бисексуалом и начал активно выступать за права ЛГБТ-движения. Алан восемь лет был женат на своей сокурснице, затем встречался с актрисой Шаффран Бэрроуз, а после несколько лет был в отношениях с режиссером Ником Филиппу.

В 2012 году Камминг заключил однополый брак с художником-графиком Грантом Шаффером — после пяти лет отношений.

Знаменитые шотландцы
Алан Камминг

Знаменитые шотландцы

Также в этот день:

В 1812 году армия Наполеона, перейдя реку Неман, вторглась на территорию Российской империи. Началась Отечественная война 1812 года.
 
В 1894 году на конгрессе в Париже, созванном по инициативе барона Пьера де Кубертена, приняты решения об образовании МОК и проведении раз в четыре года Олимпийских игр.


В 1901 году в Париже открылась первая выставка 19-летнего художника из Барселоны Пабло Руиса Пикассо.

В 1916 году впервые сумма контракта звезды Голливуда составила семизначное число. «Возлюбленная Америки» Мэри Пикфорд подписала контракт со студией «Paramount Pictures» на сумму 1 040 000 долларов США.

В 1930 году первое использование радара для обнаружения самолётов (Анакостия, округ Колумбия).

В 1934 году столица Украины перенесена из Харькова в Киев.

В 1945 году Парад Победы на Красной площади. Парад принимал Маршал Советского Союза Г. К. Жуков. Командовал парадом Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский. Кульминацией парада стало бросание нацистских штандартов и знамён к мавзолею Ленина.

В 1959 году в Москве Хрущев пообещал вице-президенту США Ричарду Никсону показать «кузькину мать».

В 1973 году Леонид Брежнев во время посещения с официальным визитом США заявил о том, что холодная война закончена.

В 1990 году последний концерт Виктора Цоя и группы «Кино», состоявшийся на стадионе Лужники.

Источник: www.spletnik.ru

* * *
Тридцатого июля 1774 года Джеймс Босуэлл проснулся в своей квартире на пятом этаже в Джеймс-Корте с больной головой. Его терзало жуткое похмелье. Была суббота, а тогда, как и в наше время, шотландцы часто проводили вечер пятницы за выпивкой. Босуэлл следовал этой национальной традиции с большим энтузиазмом. Накануне он обедал с коллегами-адвокатами у Эндрю Прингла, лорда Эйлмура, судьи сессионного суда, славившегося своим гостеприимством. «Там я изрядно подогрелся вином», — замечает Босуэлл в своем дневнике. Затем он дал старшему коллеге, Роберту Маккуину, и второму судье, Фрэнсису Гардену, лорду Гарденстону, убедить себя приналечь на кое-что покрепче в доме еще одного адвоката, Дэвида Монкриффа. «Я решил пойти и пошел. И сразу захмелел. Мои товарищи нашли в моем лице превосходную компанию», — скромно вспоминает Босуэлл. Опять «там очень много пили. Я, однако, выпил не больше, чем полторы бутылки старого рейнвейна. Однако, если учесть то, сколько я принял за обедом, напился я изрядно».
Босуэллу все же удалось, пусть и нетвердой походкой, добраться до суда на Хай-стрит к девяти утра. Там он столкнулся с генеральным стряпчим Шотландии, Генри Дандасом, которого, как припоминал, он также видел накануне. Теперь Босуэлл обнаружил Дандаса «стоящим в холле суда — выглядел он весьма плачевно. Он сказал мне, что остаться не мог и пошел домой. Он предпринял изрядные усилия, чтобы заняться делами, но ничего не вышло». Поднявшийся в тот день рано второй адвокат Питер Мюррей вспомнил, как уже видел Дандаса выходящим из рюмочной на Блэк-Стейрс, где тот пытался успокоить желудок; Дандас при этом был в парадном облачении, в большом парике и при шейном платке. Босуэлл отмечает, что «в других странах столь важное должностное лицо на службе у короны, как генеральный стряпчий, замеченное в подобном состоянии, посчитали бы зрелищем шокирующим. В Шотландии же наши нравы таковы, что в этом нет ничего примечательного».
Эти двое хорошо знали друг друга, поскольку судьба, казалось, предначертала им один и тот же жизненный путь. Отпрыски старинных, но небогатых семей, они родились с разницей всего в полтора года: Босуэлл в октябре 1740 года, Дандас — в апреле 1742-го. И отец одного, и отец другого обладали средним достатком, и тем не менее оба жили в роскошных домах, построенных в палладианском стиле, поэтому обоим приходилось зарабатывать на жизнь, служа в суде. Оба в итоге стали судьями, соответственно, как лорды Арнистон и Окинлек. Арнистон, выдающийся судья своего поколения, как юрист несколько превосходил Окинлека; на вершине карьеры он стал лордом-председателем сессионного суда. Окинлек получил мантию по рекомендации Арнистона. Оба они научились напускать на себя один и тот же важный вид, внушающий трепет, — будь то перед домашними или в суде.
Предполагалось, что их сыновья последуют примеру отцов. Хотя подтверждений тому не имеется, они, возможно, были знакомы с детства. Они вместе получали юридическое образование; Босуэлл окончил курс как адвокат в 1762 году, Дандас — в 1763-м. У Босуэлла сложилось так и не оставившее его впоследствии впечатление о том, что он обладал более глубоким и проницательным умом, и это определило его отношение к Дандасу. И все же, даже если Дандас и не был оригинальным мыслителем, имевшимся у него профессиональным дарованиям он нашел гораздо более толковое применение, нежели Босуэлл — своим.
Одно и то же происхождение сыграло в жизни этих юношей разную роль. Смерть Арнистона, постигшая его в 1753 году, возможно, обернулась преимуществом для Дандаса, который теперь мог расти, не ограничиваемый суждениями отца о себе; лишенный его похвал, он не слышал и критики в свой адрес. В действительности отца ему заменял сводный брат, старше на тридцать лет, который в свой черед стал вторым лордом-председателем сессионного суда с титулом лорда Арнистона. Отношения с ним обременяли Дандаса менее, чем, возможно, обременяли бы отношения с настоящим отцом, если судить по Босуэллу и Окинлеку. Дандасы оставались в прекрасных отношениях, старший потихоньку продвигал младшего. Вообще, Дандас мог рассчитывать на определенную поддержку семьи, которой не доставалось Босуэллу, пусть и по его собственной вине.
Таким образом, можно понять, почему Дандас достиг на своем поприще значительных высот, в то время как Босуэлл едва оторвался от земли. В отличие от Босуэлла, Дандас оправдал надежды семьи. Шотландия в ту пору в муках перерождалась с тем, чтобы стать новым в материальном и духовном плане государством, однако изначально она представляла собой традиционное, сильно интегрированное общество, и простейшей ячейкой этого общества, как в экономическом, так и в политическом плане, являлась многочисленная семья. Клановая система не только диктовала сыновьям и младшим братьям выбор профессии, определявшийся занятиями отцов и старших братьев, но также и требовала от них усилий, направленных на защиту интересов семьи в целом. В эдинбургском суде все это подразумевалось само собой. Династии юристов существовали потому, что связи обеспечивали им путь к успеху. Для адвоката было особенно полезно иметь родственные связи среди судейских, поскольку стряпчие охотнее предоставляли такому адвокату работу. Босуэлл впоследствии отмечал, как его позабавило, что он благоденствовал, пока его отец был судьей, несмотря на то, что взаимопонимания между ними на тот момент уже не было. Это его высказывание говорит только о том, насколько он недооценивал общественный порядок, накрепко связывавший между собой отдельных представителей класса помещиков-юристов, которые теперь управляли шотландской общественной жизнью из Эдинбурга. В довольно-таки закрытом, суровом обществе соблюдение подобного порядка считалась жизненно важным, даже в условиях относительной свободы эпохи Просвещения.
Дандас, в отличие от Босуэлла, считался настоящим дарованием. Коллеги восхищались его эффектным, но при этом отнюдь не витиеватым красноречием, тем старанием, с которым он подходил к работе над делами, лаконичностью и компетентностью выступлений. Вскоре он уже вел дела о громких убийствах и прочем в таком роде. Известность Дандаса росла, а с ней и доходы. В 1766 году, через три года после завершения образования, Дандас был назначен на пост генерального стряпчего, второй по важности пост в юридической системе Шотландии. Способности завоевали ему благосклонность лорда главного судьи Англии, лорда Мэнсфилда, шотландца, который сделал карьеру в Лондоне и приобрел там в политических кругах большое влияние. Не прошло и года, как Дандас успел поучаствовать в крупнейшем деле XVIII века в Шотландии, деле Дугласов, в качестве адвоката Арчибальда Дугласа, претендовавшего на земли и состояние своего дяди, герцога Дугласа, и отсудившего их в конце концов. В 1775 году Дандас получил повышение и стал лордом-адвокатом; это была самая высокая внесудебная должность в его области деятельности — по сути человек, ее занимавший, являлся в Шотландии также первым лицом в правительстве.
Босуэлл отстал от Дандаса безнадежно. К отчаянию его отца, он еще в самом начале заслужил порицание окружающих тем, что в конце университетского курса отправился на континент и водился там с Руссо и Вольтером — что было достаточно примечательно само по себе, но ничем не могло поспособствовать карьере в Эдинбурге. Эта мысль Босуэлла не заботила никогда, но даже он по возвращении домой был поражен все более расширяющейся пропастью между ним и Дандасом. Когда Дандаса в первый раз официально повысили в должности, Босуэлл писал своему товарищу по колледжу, Уильяму Темплу: «Вы помните, что мы с вами думали тогда о Дандасе? Как адвокат он зарабатывал £700, он женился на очень милой девице с приданым в £10 000, а теперь он получил должность стряпчего Его Величества в Шотландии». И все же Босуэлл не приложил никаких усилий к тому, чтобы ликвидировать эту пропасть, даже после того, как отец настоял на том, чтобы Босуэлл снова занялся юриспруденцией. Тяжба Дугласов, например, предоставила адвокатам богатые возможности, и Босуэллу вполне удалось бы немного заработать на участии во вспомогательном деле. Вклад Босуэлла в этот процесс, однако, состоял только в том, что он писал аллегории и баллады о Правом Деле и в итоге по-настоящему опозорил семью, присоединившись к орущей и размахивающей руками толпе, которая побила камнями окна дома его отца, после того как суровый старый судья отказался присоединиться к народному ликованию по поводу победы Арчибальда Дугласа. К тому времени, как Дандас сделал следующий, еще более значительный шаг в своей карьере в 1775 году, Босуэлл все еще болтался далеко в хвосте. «Гарри Дандаса сделают адвокатом короны — лорд-адвокат в возрасте тридцати трех лет! — жаловался Босуэлл Темплу. — Ничего не могу поделать со своей злостью и отчасти раздражением. У него, без сомнения, имеются сильные стороны. Но он грубый, необразованный, неразборчивый пес. Почему же ему так везет?»
Эдинбург эпохи Просвещения был городом парадоксов, и в том, что касалось частной жизни, и в том, что касалось жизни общественной. Этот город, перестав быть столицей независимого государства, тем не менее не сузил, а, напротив, расширил свои горизонты и скорее сделался более амбициозным, нежели совсем отказался от надежд. Шотландия, переставшая быть самостоятельным государством с заключением Унии в 1707 году, компенсировала это созданием всеобщего царства прогресса; она, так сказать, создала собственную реальность, сердцем которой был Эдинбург — реальность, параллельную деградирующей действительности. Опустив занавес над мрачными драмами прошлого, Шотландия все еще была в состоянии следовать собственной дорогой как в духовном, так и в материальном смысле. Пути разрешения всех этих парадоксов оказывались самыми разными. Дандас и Босуэлл, столь непохожие друг на друга, служат тому отличным примером.

* * *
Дандас воспользовался предоставляемыми Унией возможностями наилучшим образом. Он был сыном Эдинбурга, родился и вырос среди судебного истеблишмента, который в XVIII веке сменил прежнюю купеческую олигархию у кормила города. Он обучался в Эдинбургской школе и Эдинбургском университете. Он начал карьеру в тамошнем парламенте. Он заботился о правительстве города и его архитектуре. В свободное время он возвращался туда, когда только мог. До самой смерти он говорил с лотианским акцентом — даже в палате общин. Он отдавал должное эдинбургским традициям (в основном пьянству). И умер Дандас также в Эдинбурге, который впоследствии воздвиг в память своего великого сына триумфальную колонну, увенчанную его изваянием. Она все еще стоит посреди площади Святого Андрея.
Даже когда Дандасу приходилось задерживаться в Лондоне, он словно бы так и не покидал Эдинбурга. Он окружил себя земляками и добивался для них хороших должностей. Для него принадлежность к шотландскому народу уже была достоинством сама по себе, и плевать он хотел на сетования англичан насчет фаворитизма. Несмотря на то, что законотворчество, относившееся к Шотландии, составляло в Вестминстере лишь небольшую долю работы, он внимательно следил, чтобы все такие акты были приняты и одобрены без задержек. Он популяризировал эдинбургские идеи, прежде всего тем, что ввел в высочайшие политические круги отца экономики Адама Смита и запустил процесс образования, которому суждено было сделать Британию мировым первопроходцем в свободной торговле. Он стремился к новой концепции империи, выработанной философами эпохи Просвещения, не к той, что покоряет, оккупирует и колонизирует новые территории, но к той, что ведет мирную торговлю с автономными государственными образованиями туземцев. Он использовал все возможные способы, чтобы сделать шотландцев более богатыми, счастливыми и уважаемыми.
Дандас поднялся в правительстве нового Соединенного королевства выше, чем какой-либо другой шотландец в XVIII веке (если не вспоминать о графе Бьюте и его пагубном, но, к счастью, кратковременном пребывании на посту премьер-министра). Карьера Дандаса в Вестминстере длилась сорок лет, он стал там весьма влиятельным лицом. Тем не менее он никогда не обманывал себя в том, что сможет победить предубеждение англичан против шотландцев и возглавить правительство — второму шотландцу, которому это удалось (это был один из протеже Дандаса, граф Абердин), пришлось ждать 1850-х годов. Вместо этого Дандас верно служил премьер-министру Уильяму Питту-младшему, стал незаменимым в том кругу, который хранил Англию в страшные времена войн с революционной Францией до Трафальгарской битвы в 1805 году, когда Англия уже не могла проиграть, даже если окончательной победы пришлось бы ждать долго. Эта война затронула многие страны, и Дандас занимался вторым фронтом на востоке. Он сделал так, что Индия начала представлять для Великобритании не один экономический, но и политический, а также стратегический интерес. Таким образом, он не только остался патриотом Шотландии и британцем, но и стал гражданином мира. В честь него называли города от Канады до Австралии. Его влияние распространилось на пять континентов и семь морей.
Подобно тому, какую роль личность Дандаса сыграла в истории Британской империи, его соотечественники как нация, после некоторых колебаний, в ключевых моментах успешно ассимилировались со своими южными соседями. Союзный договор в то время оставался неизменным, так что структура национальных институтов, сохранение статуса которых было гарантировано в 1707 году, была более или менее неприкосновенной. Но шотландцам не приходилось больше полагаться на них в защите своих интересов. Эта цель достигалась скорее благодаря общему преуспеванию в рамках Унии, на личном уровне, а также национальном (англичане считали шотландцев равными, чего ирландцы со времени присоединения к Соединенному королевству в 1801 году так и не добились вплоть до 1922-го), и даже на уровне империи, где бедный, но находчивый народ почти не встречал преград. Дандас, для которого были справедливы все эти утверждения, сам был воплощенным подтверждением того, как маленькая столица маленькой страны тем не менее может заставить других считаться с собой благодаря выдающимся личным качествам своих сынов, силе своих идей и масштабу целей.

* * *
Босуэлл скорее умер бы, нежели признал, что следовал примеру Дандаса. Некоторые из отличий между ними по-прежнему бросались в глаза. В 1763 году Босуэлл «с огромным воодушевлением» в первый раз встретился со своим героем, доктором Сэмюэлом Джонсоном. Босуэлл представился, сказав: «Я действительно шотландец, но с этим ничего не поделаешь». Эти слова дали Джонсону возможность уколоть его, которой доктор немедленно и воспользовался: «Как я вижу, сэр, с этим очень многие ваши соотечественники не могут ничего поделать». Впоследствии они стали лучшими друзьями, хотя это лишь усилило раболепное англофильство Босуэлла. И все же при случайной встрече с Дандасом в Лондоне именно Босуэлл оказался большим патриотом. Дело было в 1783 году, Дандас спокойно реагировал на упреки Босуэлла в любви попокровительствовать землякам. Босуэлл спросил, почему Дандас согласился «торговать ими, как скотом». Дандас ответил: «Так лучше для страны, пусть и хуже для отдельных лиц. Поскольку, когда начнется борьба, у них будет возможность заполучить побольше для себя и своих друзей вне зависимости от действительных заслуг, тогда как должностное лицо должно распределять блага, руководствуясь высшими соображениями. Пост налагает определенную ответственность».
Это была сдержанная речь политика; мы предоставим читателю судить самому, не скрывалось ли за фасадом нечто иное, о чем, например, свидетельствует «весьма примечательный случай», пересказанный в 1778 году Хорасом Уолполом. По слухам, ходившим в Вестминстере, как-то глубокой ночью Дандас напился вместе со своими друзьями и вдруг принялся бранить англичан. Он сказал, что предложил бы отменить Союзный договор, что любые десять шотландцев побьют десятерых англичан, а в каждом споре он был прежде всего шотландцем и сразу заявил бы об этом. Как правило, шотландцы держат подобные мысли при себе; Дандасу в тот миг они могли сойти с рук. Не в пример Босуэллу, он всячески демонстрировал свою принадлежность к шотландской нации. И все же, по крайней мере в трезвом виде, стоял за Унию.
Босуэлл также мог показаться националистом, если его провоцировали, и тем не менее он никогда не считал свое воспитание и образование чем-то иным, кроме трамплина, с помощью которого ему удалось в конце концов попасть в более возвышенные лондонские сферы. Лондон для него был подлинным центром мироздания. Попасть туда и остаться там можно было, выиграв выборы в парламент. Дандас это делал много раз (и в конце концов с ним перестали состязаться в Мидлотиане и даже в Эдинбурге). По контрасту, политическая карьера Босуэлла так никогда и не началась. При случае он предпринимал определенные попытки в этом направлении, и все же его усилия не приводили ни к чему. Дандас, в качестве заведующего выборами в Шотландии, принимал решение о том, какие потенциальные кандидаты отправлялись в Вестминстер, а какие нет. И несмотря на то, что он всячески утешал Босуэлла, большего он не делал, без сомнения, воспринимая того как человека слишком докучного и назойливого (а так оно и было). Другим возможным путем для Босуэлла могла стать юриспруденция, но служба в суде Эдинбурга по определению предполагала отсутствие в Лондоне. С его стороны это был жест отчаяния, когда он, уже перешагнув сорокалетний рубеж, решил попытать счастья в английском суде и тягаться с адвокатами, по крайней мере, такими же способными и трудолюбивыми, но при этом вдвое моложе. Это был не только жест отчаяния, но и напрасная трата времени. В итоге Босуэлл получил утешительный приз в виде должности мирового судьи по уголовным и гражданским делам в Карлайле, которая сочетала в себе службу в Англии с близостью к Шотландии, однако этот эпизод, среди всех его профессиональных неудач, оказался наиболее унизительным.
И все же в конце концов Босуэлл получил признание, о котором так мечтал. Он получил его как сочинитель — профессия, труднейшая из всех возможных, и тогда, и теперь. И это признание он получил, после нескольких ранних экспериментов, всего за один труд — «Жизнь Джонсона». Эта книга дает превосходный портрет яркого человека, который во многом продолжает жить именно благодаря правдивому и мощному изображению из-под пера Босуэлла, притом что последний также стоял у истоков современного жанра биографии в английской литературе — этого бьющего через край кладезя, возможно, неисчерпаемого. Для всех современников Дандас, без сомнения, был более великим человеком, нежели Босуэлл. Тем не менее Босуэлла помнят и сегодня, несмотря на все его неудачи, имя которым — легион (а возможно, как раз из-за них), и ни один из ста опрошенных, даже в Шотландии, не помнит самого Дандаса или какие-либо из его достижений.
В конце жизни Босуэлл, в возрасте пятидесяти шести лет, уже умирая в Лондоне, сожалел, что не смог провести там больше времени. И все же именно Эдинбург в ту эпоху достиг больших высот, которые в глазах потомков поставили этот город в один ряд с Афинами Перикла или Флоренцией Медичи. Как мог Босуэлл быть настолько слеп и почему он презирал Эдинбург как скучное захолустье? Воистину, Эдинбург — город парадоксов.

Источник: theoutlander.ru


Categories: Другое

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.