Итоги десятидневного конфликта оказались следующими. Крохотная Словения одержала победу над крупной и хорошо вооруженной Югославской армией. Подобное поражение стало прямым следствием паралича воли, который овладел высшим руководством СФРЮ. Если бы федеральные власти решили раздавить обнаглевших сепаратистов, то они не стали бы брать под контроль границу, а попытались бы овладеть ключевыми точками словенской инфраструктуры с помощью диверсионных подразделений и стремительных воздушных десантов. Воинские подразделения, получив четкий приказ на открытие огня, скорее всего вступили бы с сепаратистами в бой и одержали победу, опираясь на мощь тяжелого вооружения. Когда войсками управляли уверенные в себе командиры, ситуация развивалась в положительном для югославов ключе. В качестве примера можно привести эпизод с обороной аэропорта Брник. Командир югославских подразделений Горан Остоич несколько дней отбивался от превосходящих сил словенских МСД, имея под своим командованием не более двадцати человек личного состава.


Тут «все не так однозначно» (с) (как писала в 2014-м наша меметичная «Дочь Офицера» — «родом» из 72-го ЦИПсО ВМС ВС Украины))
Если бы ЮНА начала действовать «решительно и масштабно» — она просто оказалась бы для начала наглухо отрезанной от своих стратегического и оперативных тылов — ибо в Хорватии в этом случае полыхнуло бы моментально и сильно.
Кр. того, следует учитывать, что в ЮНА по территориальному принципу комплектовалась не только Территориальная Оборона, но и в большой степени солдатский и младший командный состав регулярных СВ и формирований ПВО Воздухоплавания и ПВО (Воздушных Сил). Со всеми вытекающими для их готовности воевать против своих…
Также отмечу, что Территориальная Оборона исторически готовилась частью к партизанской войне, частью к упорным боевым действиям в «своих» населенных пунктах — в т.ч. и к маневренным действиям «роями» мелких групп внутри городов — как при Первой и Второй оборонах Грозного Национальными Вооруженными Силами Чеченской Республики Ичкерия. Т.е. представляла собой очень крепкий орешек.
В общем — с учетом позиции Хорватии и прочего вышеупомянутого — положение в Словении к началу Гражданской войны в Югославии для ЮНА и «федерального центра» — было безнадежным. ИМХО.

Источник: mr-garett.livejournal.com


Важные шаги к распаду социалистической Югославии были сделаны еще в последние годы жизни ее создателя, президента Иосипа Броз Тито. Поздние реформы вели к расширению полномочий республик и снижению значения единого государства. Сам по себе рост ответственности и самостоятельности регионов не угрожал существованию федерации. Опасность для СФРЮ состояла в полном отказе от баланса между союзным государством и его составными частями.

После смерти Тито в 1980 году управление страной взял на себя коллегиальный орган — Президиум.

Влияние союзного центра на республики ослабевала. Согласно сербскому историку Симе Чирковичу, набирала силу междоусобная борьба партийно-олигархических группировок. А СФРЮ превращалась в ширму, которой прикрывались обладавшие реальной властью республиканские партийные лидеры.

В соответствии с Конституцией 1974 года республики получили все основные полномочия. Кроме того, с ними в правах были уравнены автономные края. От республик они отличались только названием и количеством представителей в союзных органах. Новая система в полной мере отвечала интересам Словении, лидеры которой активнее остальных добивались суверенитета. В отличие от Хорватии и Боснии с их серьезной долей сербского населения, самую северную республику можно было назвать однородной по национальному составу.

Еще в мае 1989 года на митинге в Любляне была принята декларация с требованием создать «суверенное государство словенского народа».


В 1990-м местное руководство без одобрения Белграда отказалось от использования слова «социалистическая» в названии республики. В сентябре Словения перестала отчислять налоги в федеральный центр. Освободившиеся деньги были направлены на перевооружение военизированных формирований. Как объясняли политические лидеры народу, словенцам с их прозападным укладом жизни, важную роль в которой играла католическая церковь, исконно присуща демократия по образцу соседних Австрии или Италии, а не навязанный против их воли коммунизм.

Словенцы заявили о нежелании оставаться в Югославии, основанной, по их мнению, на гегемонии одного народа (сербского) и одной политический партии (коммунистической). Союзницей Словении стала Хорватия. Остальные республики в тот момент не хотели становиться независимыми. 2 июля 1990 года новоизбранная Скупщина (парламент) Словении приняла декларацию о государственном суверенитете.


В республике старались наладить контакт с западными странами, занимались развитием национальной идеи. Кампания по выходу из Югославии приобретала серьезный размах: разрабатывались новые личные документы от паспортов до водительских прав, вводилась своя валюта, создавались таможенные и пограничные пункты, органы полиции.

К осени ситуация накалилась.

Причиной стремления к отделению от Югославии было названо различие в экономическом развитии между Словенией и остальными республиками.

Утверждалось, что Словения значительно ближе к развитой Европе, чем остальная страна. Словенские политики отмечали, что разрыв регионов СФРЮ в данном отношении является препятствием для проведения системных преобразований.

«Предполагалось, что республика предпримет все возможные действия для того, чтобы избежать последствий одностороннего разрыва связей с Югославией, поскольку это привело бы к утрате имущества в других частях СФРЮ, к сокращению рынка, к завышенным расходам на создание собственной экономической системы и институтов экономики. Руководство Словении не могло не понимать, что разрыв с Югославией приведет к колоссальным убыткам, поскольку именно она являлась главным потребителем словенской продукции», — указывала в одной из своих работ историк-славист Искра Чуркина.


23 декабря 1990 года в республике состоялся референдум. Гражданам предлагалось ответить на вопрос: «Должна ли Словения стать самостоятельным и независимым государством?» Вариантов ответа было два: «да» или «нет». В плебисците приняли участие 89% граждан, имевших право голоса. По официальным данным, за независимость высказались 88,5% (1289369 избирателей). Против проголосовали 4% (57800). 1% бюллетеней признали недействительными, еще 6,5% избирателей не смогли проголосовать по разным причинам. Уже 26 декабря председатель Скупщины на совместном заседании обеих палат провозгласил независимость республики. Для сравнения, Хорватия провозгласила независимость от Югославии 25 июня 1991 года (референдум состоялся 19 мая, сербы его проигнорировали).

Гражданская война в Югославии началась именно в Словении.

Когда власти СФРЮ предприняли попытку сохранить единое государство и решить проблему границ, разразился военный конфликт. Силам Югославской народной армии (ЮНА) было дано указание вернуть на пограничные пункты таблички с надписью СФРЮ. В Словению также были отправлены союзные таможенники и подразделения МВД. Белград рассчитывал на быструю нормализацию ситуации. Однако словенцы оказали серьезное сопротивление. Сепаратисты устраивали засады на колонны ЮНА, сбили югославский вертолет МИ-8, подбили три и захватили еще три танка. Армейские части деморализовало массовое дезертирство военнослужащих-словенцев. Местное население оказывало серьезную поддержку военизированным формированиям.


Взять под контроль Любляну войскам ЮНА не удалось. Кризис неожиданно разрешился в пользу Словении. Ее победа в так называемой Десятидневной войне (продлилась с 27 июня по 7 июля 1991 года) подтвердила нереальность дальнейшего сохранения югославской федерации в прежнем виде. В ходе конфликта были зафиксированы единичные случаи расстрела сепаратистами солдат ЮНА. Но до массовых преступлений, как в Боснии и Хорватии, дело не дошло. За 10 дней войны Словения потеряла 19 человек убитыми, Югославия – 45.

Дальнейший процесс по становлению независимого государства протекал в Словении мирным путем. В последующем конфликте Сербии с НАТО словенское руководство поддержало позицию Запада и выступило за нанесение воздушных ударов по сербским военным объектам.

Источник: www.gazeta.ru

27 июня 1991 года началась десятидневная война между Словенией и Югославией, которая продолжалась до 6 июля. За два дня до начала конфликта Словения объявила о независимости от Югославии и выходе из ее состава. Жертвами конфликта стали 62 человека — 18 со стороны Словении и 44 со стороны СФРЮ.
Самые короткие войны — в фотогалерее “Ъ”.

Война США и Кубы, названая Высадкой в заливе Свиней, продолжалась всего сутки. 17 апреля 1961 года военное формирование из подготовленных в США под руководством ЦРУ кубинских эмигрантов десантировалось в заливе Свиней. Целью был военный переворот для свержения режима Фиделя Кастро. Итогом войны стали около 300 погибших участников вторжения (данных по погибшим со стороны правительственных войск нет). На Кубе остался у власти режим Кастро, а США были вынуждены заплатить выкуп $53 за освобождение из плена 1113 участников вторжения.


Вторжение Индии в Гоа, который на момент конфликта был португальской колонией, продолжался два дня с 18 по 19 декабря 1961 года. Целью войны была индийская аннексия Гоа, которая увенчалась успехом. 30 мая 1987 года Гоа был объявлен 25-м штатом Индии. О потерях с обеих сторон данных нет.

Также два дня длился ввод советских войск в Чехословакию, известный как операция «Дунай». В ночь на 21 августа 1968 года в Чехословакию были введены войска стран Варшавского Договора (кроме Румынии). Целью вторжения была остановка «Пражской весны». По разным данным со стороны СССР были потери от 96 до 1000 человек, со стороны Чехословакии — около 1000 человек. Итогом стало смещение нелояльного Советскому Союзу правительства Александра Дубчека.

Три дня продолжалось вторжение США в Гренаду, известное как «Вспышка ярости». 25 октября 1983 года американские войска вторглись на остров. Формальной целью было освобождение американских студентов, взятых в заложники властями Гренады, и восстановление стабильности в стране. Потери со стороны США составили 18 человек. Потери Гренады и ее союзников неизвестны. В итоге на острове было свергнуто правительство социалистов и восстановлен устраивающий США политический режим.


Четыре дня в июле 1977 года продолжалась Ливийско-египетская война, вспыхнувшая из-за обострения отношений между странами на почве арабо-израильских отношений. Военный конфликт так и не выявил победителя. После вмешательства президента Алжира был заключен мир.

5 дней длилась война в декабре 1985 года между Мали и Буркино-Фасой из-за пограничного сектора Агачер, который считается богатым природным газом и ресурсами. Военный конфликт не определил победителя. Решением международного суда спорная территория была поделена между обеими странами.

Шестидневная война, разгоревшаяся в ходе арабо-израильского конфликта, длилась с 5 по 10 июня 1967 года. В ходе войны со стороны Египта погибло 10 тыс. человек, Ирак потерял 2 тыс. человек, Иордания — 5 тыс., Сирия — 1 тыс., Израиль по разным данным — от 777 до 2 тыс. человек. Также, в результате попадания израильской ракеты в американский корабль-разведчик Liberty, со стороны США погибло 34 человека. В вооруженном конфликте Израиль оказался победителем. Территориальные приобретения Израиля: Синай и сектор Газа (у Египта), Восточный Иерусалим и Западный берег реки Иордан (у Иордании) и Голанские высоты (у Сирии).

Ещё одна война в ходе арабо-израильского конфликта продлилась 7 дней. Суэцкая кампания союза Великобритании, Франции и Израиля против Египта была проведена в конце октября — начале ноября 1956 года. В ходе конфликта Великобритания потеряла 20 человек, Франция — 10, Израиль — 200, Египет — 3000. Союзники были объявлены победителями и взяли под контроль Суэцкий канал, однако под действием мировой общественности вскоре были вынуждены вывести оттуда свои войска.


Вторжение войск США в Доминиканскую Республику в апреле— мае 1965 года проходило под названием «Боевая помощь». Операция «Боевая помощь» длилась 7 дней, ее целью было свержение коммунистического правительства Франциско Кааманьо. После подписания перемирия власти США заявили, что американские войска предотвратили приход коммунистов к власти в Доминиканской Республике. Ни одна из сторон не понесла потерь.

Война между Испанией и Марокко в июле 2002 года разразилась из-за статуса острова Перехиль (Петрушки) и продлилась одну неделю. Военный конфликт обошелся без человеческих жертв. В ходе военного конфликта победитель не определился, и статус острова остался по-прежнему спорным.

Десятидневная война между Словенией и Югославией продолжалась с 27 июня по 6 июля 1991 года. За два дня до начала войны Словения объявила о независимости от Югославии и выходе из СФРЮ. В ходе вооруженного конфликта потери составили 62 человека — 18 со стороны Словении и 44 со стороны СФРЮ. В итоге Словения сохранила независимость.

Источник: www.kommersant.ru

Вся королевская конница


Точкой отсчёта Десятидневной войны считается 27 июня 1991 года, но её казус белли случился несколько раньше, 25 июня. В этот день будущий первый президент Словении Милан Кучан провозгласил независимость Словении от Югославии и объявил суверенность наземных и воздушных границ республики, в ответ на что премьер-министр СФРЮ Анте Маркович приказал централизованным войскам народной армии (юна) взять под контроль обстановку в мятежной столице. По приказу Марковича к трём часам дня 27 июня части 5-го военного округа со штабом в Загребе должны были отрезать Словению от внешнего мира: оцепить все по-гранпереходы на границе с Италией, Австрией, Венгрией и Хорватией, Междунаредный аэропорт Брник и порт Копер на единственном 46-километровом перешейке, где Словения соприкасается с Адриатическим морем. По документам, в распоряжении армии были тысячи единиц военной техники, но на деле всё обстояло несколько скромнее. На 35 000 солдат и офицеров приходилось 700 танков, 370 БМП и Бтр, воздушный флот из 87 самолётов и 37 многоцелевых вертолётов и в общей сложности около 930 пушек, гаубиц и реактивных систем залпового огня. Однако даже с такими значительными корректировками юна на голову превосходила словенские силы, представленные преимущественно ополчением.
Расчёт был предельно прост. По задумке, сепаратисты, лишь завидев на горизонте грозные югославские танки, должны были осознать весь беспробудный ужас бунтарского бытия, побросать оружие вместе с вольным духом в придорожную пыль и опрометью броситься назад под окаймлённую золотом звезду единой федерации. Как же они ошибались…

«Мама, я партизан»

Дело в том, что с — момента становления биполярного мира и создания Движения неприсоединения правительство Югославии не без оснований полагало, что у него нет союзников ни в НАТО, ни среди стран Варшавского договора, и не тешило себя иллюзиями по поводу боеспособности собственных войск. В случае вторжения на территорию СФРЮ военные махины любого из потенциальных противников по обе стороны баррикад не просто смели бы всю югославскую армию, но и по инерции прокатились бы по стране, остановившись лишь у противоположной границы. И то для того, чтобы соскрести с гусениц то, что осталось от защитников. Поэтому югославская армия изначально «затачивалась» под ведение партизанской войны. Это привело к созданию системы территориальной обороны — частей народного ополчения союзных республик, входящих в состав Вооружённых сил и действующих параллельно с юна, которую содержала федерация в целом. У них не было тяжёлой техники, как у «официальных» войск, зато имелось неплохое переносное вооружение и богатый диверсионный арсенал, унаследованный от югославских партизан, воевавших с фашистскими оккупантами и коллаборационистами в годы Второй мировой войны. И, как показала практика, более ответственные стратеги.

Ночь свободного дня

А момент провозглашения независимости словенская Территориальная оборона насчитывала 15707 постоянных членов и 20000 резервистов, из которых более чем 80% процентов откликнулись на призыв о мобилизации. Помимо ополчения, ряды защитников жаждущей эмансипации Словении пополнила милиция — более 7000 рядовых и офицеров, не считая бойцов элитных спецподразделений МВД ZEM и SEM, занимавшихся защитой первых лиц государства и обеспечением антитеррористической безопасности.
В ночь с 26 на 27 июня, когда из ангаров под Любляной вышли югославские танки, то приступила к реализации плана, разработанного за несколько месяцев до отделения. Вернее, это были сразу три взаимосвязанных плана. Один из них предполагал удержание границ республики и иностранных пропускных пунктов, второй — блокирование и захват оружейных складов, ангаров, казарм, командных пунктов и прочих нервных узлов юна, третий — создание убежищ для югославских бойцов, которые перейдут на сторону словенцев. Помимо продуманного порядка действий, в пользу сепаратистов сыграл и тот факт, что распоряжения Марковича в соответствии с действующим порядком были обнародованы сразу после утверждения, так что в Любляне почти за сутки знали, к чему готовиться.
Пока армия сосредоточилась на удержании внешних границ, Территориальная оборона успела превратить Словению в «партизанский парк развлечений».

Первый ход — решающий

За час до полудня 27 июня артиллерийская колонна юна, очень даже бодро отмахавшая первые километры от границы с Хорватией, внезапно застопорилась на полпути к Любляне под Медведеком: шоссе было заблокировано грузовиками. Само дорожное полотно и виадук над ним были подготовлены к подрыву, а затор и прилегающие к дороге леса прикрывали части то. Дальнейшее продвижение было невозможным и на других направлениях. То здесь, то там техника юна натыкалась на засады и баррикады. Мосты и дороги оказались перекрыты, а местное население встречало незваных гостей крайне враждебно. 32-я механизированная колонна, выступившая из хорватского Вараждина, и вовсе не смогла пересечь границу — помешала баррикада из тракторов, устроенная на мосту через реку Драва. Югославские танкисты попытались расстрелять её из пушек, но лишь собственноручно отрезали себе путь, повредив мост.
Основные боевые действия разворачивались близ столицы Словении. На первых порах бронетанковая бригада федеральной армии, получившая приказ взять Брник, без труда прорывалась через заграждения, но из-за спешки и вынужденного продвижения по бездорожью потеряла несколько танков и БМП, которые вскоре стали желанной добычей для обеих сторон. Югославы заняли аэропорт, но оказались в кольце под миномётным огнём. Аналогичным образом обстояли дела у частей, отправленных на усиление отрядов на границе с Австрией: бойцы юна без труда устанавливали контроль над пропускными пунктами, но после неизменно обнаруживали себя в окружении. Появились первые потери. Тем же вечером над Любляной из ПЗРК был сбит югославский Ми-8.
В результате к исходу первого же дня не в пример более мощная и грозная армия оказалась деморализована поражениями и массовым дезертирством служащих словенской национальности.

Ход 10-дневной войны

28 июня авиация юна перешла от разведки к бою. Над городами республики то и дело разносился вой сирен, предупреждающий мирных жителей об очередном авианалёте. Самолёты забрасывали бомбами блокировавшие дороги грузовики и трактора, но исправить ситуацию это не помогло: раскуроченные машины по-прежнему оставались на местах и мешали продвижению. В тот же день в районе Нова-Горица на границе с Италией словенцам удалось уничтожить три Т-55 и захватить ещё три танка, в результате чего четверо югославских военных погибло. Повсеместно отрезанные от товарищей и снабжения гарнизоны сдавались в плен сепаратистам, но это не спасало их от расправы: трое югославских военных были расстреляны словенцами на австрийско-югославской границе.
29 июня, несмотря на то что главы СФРЮ и Словении сели за стол переговоров, на границе с Италией произошла одна из самых ожесточённых перестрелок той войны, в результате чего с обеих сторон погибло по меньшей мере 40 человек.
30 июня юна наконец удалось преодолеть затор под Медведеком, но вскоре подступы к столице вновь преградили заминированные грузовики. В течение дня бойцам то удалось захватить казармы горнострелковых батальонов под Кранем и взять в плен 416 солдат и офицеров югославских погранвойск в Дравограде. А прогремевший после заката взрыв на складе боеприпасов в Чрни Врхе, от которого осталась лишь 18-метровая воронка, окончательно сломил и без того неважный боевой дух югославов. Да и ополченцы были заметно измотаны. Многие из них находились в полевых условиях больше 10 дней.
Активные боевые действия прекратились 4 июля, а 7-го числа того же месяца под давлением Евросоюза стороны подписали Брионское соглашение, утвердившее независимость Словении от Югославии. За десять дней войны Словения потеряла 22 человека убитыми и 182 ранеными. С югославской стороны погибло 45 человек, 146 получили ранения и около 5000 оказались в плену. Причём пострадали и мирные жители — словенцы, сербы, хорваты.

Источник: www.bagira.guru

Итак, в 1991 году, на момент окончательного развала Югославии, Югославская народная армия по праву считалась 4-й армией в Европе по численности (180 000 человек) и входила в число самых сильных европейских армий. Ее танковый парк насчитывал около 2000 машин: 1000 современных на то время советских танков Т-54 и Т-55, 93 Т-72, около 450 новейших югославских М-84 и некоторое количество устаревших американских М-47, снимавшиеся с вооружения. М-4 «Шерман» (около 300) и Т-34-85 (около 350) передавались в резерв и отправлялись на склады.

Также ЮНА имела 400 БМП М-80, 500 БМП М-80А и 300 гусеничных бронетранспортеров М-60Р югославского производства. 200 советских БТР-152 (40), БТР-50 (120) и БТР-60 (80), причем два последних в варианте КШМ, и 100 американских полугусеничных М-3А1. Румынские колесные бронетранспортеры ТАВ-71М (вариант БТР-60ПБ) были переданы милиции. Для разведки использовались 100 ПТ-76, 50 БРДМ-2 и 40 устаревших советских БТР-40 и американские бронеавтомобили М-8. Военная полиция ЮНА начала получать современные колесные БТР BOV-VP югославского производства.

Казалось бы, такая армия готова отразить все внешние и внутренние угрозы, однако дальнейшие события показали иное…

«Десятидневная война» в Словении

25 июня 1991 года руководство Словении объявило о взятии под свой контроль воздушного пространства и границ республики и приказало местным военным частям готовиться к захвату казарм Югославской народной армии (ЮНА).

Небольшое историческое отступление: после ввода войск Варшавского договора в ЧССР в 1968 году югославское руководство решило, что следующей на очереди будет Югославия, и в 1969 году приняла собственную доктрину тотальной войны, названную доктриной тотальной народной обороны. Доктрина основывалась на опыте боевых действий югославских партизан во время Второй мировой войны. С этой целью были созданы части Территориальной обороны (ТО), являвшиеся составной частью Вооружённых сил. Каждая из югославских союзных республик имела собственные военизированные соединения ТО, в то время как федерация в целом содержала Югославскую народную армию, имевшую собственный резерв. ТО фокусировалась на небольших подразделениях лёгкой пехоты, оборонявшихся на хорошо известной им местности. Основным подразделением являлась рота. Более 2000 заводов, муниципалитетов и организаций выставляли подобные подразделения. Они должны были действовать по месту своего жительства. На региональном уровне формировались также батальоны и полки, имевшие артиллерию, ПВО, и некоторое количество бронетехники.

Таким образом, словенцы имели собственные вооруженные силы, насчитывавшие 15 707 человек, вооруженных легким стрелковым вооружением, противотанковыми средствами и ПЗРК.

Уже в сентябре 1990 года Словения не послала в ЮНА новобранцев и не перечислила в союзный бюджет налог на армию, который составлял 300 млн. динаров. Эти средства пошли на закупку в Венгрии, Германии и Польше оружия для сил ТО, в первую очередь противотанковых средств, так, были закуплены немецкие РПГ «Армбруст»и советские РПГ-7.

При этом федеральное правительство продолжало обучать и вооружать силы словенской ТО. Вот что писал об этом министр обороны Словении Янез Янша:

«Всё произошло фантастично!… ЮНА сама обучила наши силы территориальной обороны. Каждый год из Белграда присылали самых лучших своих инструкторов. Они точно знали, на что мы способны. Попасть в западню, о которой не только знали, но и сами способствовали её установке, — это верх высокомерия и безответственности».

25 июня, в день провозглашения независимости, министр обороны Словении Янез Янша и министр внутренних дел Бовчар, отдали приказ о мобилизации сил ТО и милиционеров. Теоретически это 70 000 человек. Однако реально словенцам удалось выставить 30 000 бойцов и милиционеров. Они распределялись по всей территории Словении, либо вокруг жизненно-важных объектов, либо в определенных заранее планом обороны участках.

В тот же день премьер-министр Югославии Анте Маркович дал указание командованию ЮНА взять под контроль обстановку в столице Словении Любляне.

Начавшие наступление подразделения ЮНА встретили ожесточённое сопротивление со стороны словенских территориальных отрядов. На границе с Австрией на пути следования подразделений ЮНА шло блокирование путей и возведение баррикад.

18—20-летние солдаты федеральной армии, которым сказали, что они будут «защищать Родину от вторжения сил НАТО», но при этом многим даже не выдали боекомплекты (их не готовили к серьезному сопротивлению), противостояли резервистам, которых много месяцев специально готовили сражаться за независимость. Началось массовое дезертирство солдат и офицеров ЮНА словенцев и хорватов по национальности. В Хорватии на пути следования военных колонн начали возводиться баррикады, с целью их недопуска на территорию Словении. Развернулась пацифистская компания против ЮНА, в которой, немалую роль сыграло и движение «солдатских матерей», требовавшее возвращения срочнослужащих солдат в «свои» республики.

Первые столкновения словенцев с ЮНА произошли уже днем 26 июня. Этот и следующий день можно считать тем последним рубежом, шагнув за который, Югославия шагнула в пропасть гражданской войны. Основной задачей ЮНА было закрытие границы Словении с Италией и Австрией, с этой целью выдвинулись колонна в составе 1990 военнослужащих, 400 милиционеров и 270 таможенников. Однако колонна натолкнулась на засады и баррикады, организуемые мобильными пехотными отрядами словенской ТО, кроме того местное население также привлекалось к действиям против ЮНА — жители сел и городов толпами перекрывали дороги или строили баррикады.

Несколько подразделений ЮНА было блокировано на дорогах. Был захвачен, и сдался 65 пограничный батальон. Вышедшие ему на помощь две роты (танковая и механизированная) танковой бригады были остановлены не только огнем противотанковых средств словенцев, но и минными полями, а бывший на марше дивизион ЗСУ BOV-3 попал в засаду, потеряв 12 человек убитыми и 15 раненых.

В ходе боев словенцам удалось захватить у федеральных войск несколько танков и БМП.

Впрочем и само командование ЮНА не имело плана дальнейших действий. Механизированные колонны бесцельно мотались по горным дорогам Словении, сжигая горючее, подвергаясь обстрелам, попадая в многочисленные засады и неся потери. Силы спецназначения использовались мало. Мехпатрули имели приказ «применять оружие лишь в крайнем случае» и этот «случай» нередко заканчивался потерями ЮНА. Мехгруппы (около роты), вызывавшиеся на места нападений словенцев, не имели достаточно пехоты, а то и вовсе ее не имели. Авиация ЮНА раз вообще отбомбилась по собственным войскам, которые потеряли троих убитыми, тринадцать ранеными, один танк М-84 и два БТР М-60 были уничтожены, еще три М-84 и четыре М-60 были повреждены.

4 июля активные боевые действия были прекращены. А 7 июля 1991 года при посредничестве ЕЭС были подписаны Брионские соглашения, по которым ЮНА обязалась прекратить боевые действия на территории Словении, а Словения и Хорватия приостанавливали на три месяца вступление в силу деклараций независимости. В декабре 1991 года последний солдат ЮНА покинул Словению.

В ходе боев потери Югославской армии (ЮНА) составили 45 человек убитыми, 146 ранеными, при этом 4693 военнослужащих и 252 сотрудника федеральных служб были взяты в плен. Был выведен из строя 31 танк (сюда вошли и сожжённые и повреждённые), 22 транспортные бронемашины, 172 транспортных средства и 6 вертолетов. Потери словенских сил самообороны составили 19 убитых (9 бойцов ТО, остальные — гражданские лица) и 182 раненых. Также погибли 12 граждан иностранных государств, в основном водители на службе международных транспортных компаний. Словенцам удалось захватить в качестве трофеев технику двух танковых батальонов и одного артдивизиона 2С1 «Гвоздика» танковой бригады ЮНА. Также им достались учебный инженерный полк, некоторые подразделения полка ПВО, пограничный батальон, техника и вооружение некоторых других частей. Только бронемашин словенцам удалось захватить свыше 100 единиц (60 М-84, 90 Т-55 и не менее 40 Т-34-85, БМП М-80, БТР М-60).

Война в Хорватии (1991-1995 г.г.)

К моменту провозглашения Хорватией независимости 25 июня 1991 года в стране уже шла война, между сербами, составлявшими 12 % населения Хорватии и хорватскими силами МВД. Хорватские сербы прекрасно помнившие о геноциде усташей в годы Второй мировой войны, поддержанные добровольцами из Сербии начали т.н. «революцию бревен» — создавать дорожные баррикады из оцилиндрованного бревна и больших камней с целью недопущения хорватских полицейских сил.

В этих столкновениях хорватские милиционеры применяли стрелковое оружие и использовали 17 имевшихся на вооружении бронемашин BOV-М.

Части ЮНА при этом сохраняли нейтралитет, пытаясь «развести» противоборствующие стороны.

После прихода к власти президента Франьо Туджмана, бывшего генерала ЮНА, подвергавшегося тюремному заключению за национализм еще при Тито, хорваты окончательно взяли курс на отделение от Югославии и создание собственных вооруженных сил, основой которых стали подразделения ТО и силы МВД и закупка вооружения. 11 апреля 1991 года в Хорватии была образована Национальная гвардия Хорватии, на основе которой позднее были сформированы хорватские вооружённые силы. В свою очередь, сербы также начали создавать свои вооруженные отряды.

С началом войны в Словении хорваты начали блокировать казармы ЮНА, командование которой отдало приказ взять обстановку под контроль. В этом ее подразделениям активно помогали местные сербы, и уже через месяц после провозглашения Хорватией независимости около 30 % территории страны находилось под контролем ЮНА и их вооружённых формирований.

Хорваты, отлично понимая, что основной ударной силой ЮНА являются танковые подразделения, пытались «выбить этот козырь», организуя противотанковые засады.

У танкистов ЮНА война в Хорватии получила название «кукурузной» из-за сплошных кукурузные посадки, широко использовавшиеся хорватами для борьбы с танками. Кроме ПТРК и гранатометов хорватами, для борьбы с танками, особенно с М-84 широко использовались крупнокалиберные снайперские винтовки, в первую очередь для пробития бронезащиты ИК-прицела, установленного на танке М-84.

Еще весной 1991 года, т.е. до начала широкомасштабных боевых действий, группа хорватских сепаратистов заняла танковый завод в городе Славонски-Брод и захватила там несколько только собранных танков М-84, охранявшихся десятком солдат ЮНА. Затем с целью захвата тяжелого вооружения хорватские формирования начали т н. «войну казарм» — захват вооружения и военной техники частей ЮНА, дислоцированных в Хорватии. В ходе ее хорватам удалось захватить: 40 гаубиц калибра 152-мм, 37 гаубиц калибра 122-мм, 42 гаубицы калибра 105-мм, 40 гаубиц калибра 155-мм, 12 РСЗО различных типов, около 300 минометов калибра 82-мм и 120-мм, 180 орудий ЗИС-3 и и Б-1, 110 противотанковых пушек калибра 100-мм, 36 САУ различных типов, 174 ПТРК, более 2000 гранатометов, 190 танков, 179 БТР и БМП, 180 зенитных орудий калибра 20-мм, 24 ЗСУ М-53/59 «Прага», 10 ЗСУ-57-2, 20 зенитных орудий, около 200 000 единиц стрелкового оружия, 18 600 тонн боеприпасов, 1630 тонн горючего, т.е. практически все вооружение 32-го корпуса ЮНА.

Хорваты активно восстанавливали подбитую технику ЮНА, так, они смогли захватить и восстановить около полусотни танков M-84.

Захваченная техника позволила хорватам уже в октябре 1991 создать свой первый батальон танков на Т-55, а также пополнить свою армию столь необходимой ей тяжелой техникой.

Впрочем, их использование не увенчалось успехом: рота хорватских Т-55 «в лоб» атаковала закопанные в землю югославские M-84. 2 хорватских Т-55 были уничтожены, 3 — повреждены.

Кроме того, к уничтожению хорватской бронетехники привлекались и вертолеты «Газель», использовавшие ПТУР 9М32 «Малютка».

Много устаревшей военной техники хорватам удалось захватить и на складах ЮНА, а затем восстановить и бросить в бой. Впрочем, захваченные на складах ЮНА хорватские танки M47 плохо себя показали в боях против сербских Т-55.

Более успешно использовались хорватами Т-34-85. Например, в ходе боя с сербскими войсками у Дубровника танк с надписью «MALO BIJELO» выдержал два попадания ПТУР «Малютка», что не помешало экипажу этой “тридцатьчетверки” уничтожить два бронеавтомобиля, один грузовик и один Т-55. Слабость бортовой брони старых танков хорваты пытались компенсировать навешиванием на борта башни и корпуса мешков с песком.

Уже к концу 1991 года из захваченной техники хорваты потеряли в боях 55 орудий и пушек, 45 танков и 22 БТР и БМП.

Основным сражением войны в Хорватии стала битва за Вуковар. 20 августа подразделения хорватской национальной гвардии предприняли штурм частей гарнизона ЮНА в Вуковаре, рассчитывая захватить его арсеналы. 3 сентября ЮНА начала операцию по деблокированию окруженных югославских соединений, вылившуюся в штурм города. Операция проводилась частями Югославской Народной Армии с 250 единицами бронетехники, при поддержке сербских полувоенных добровольческих формирований (например, Сербской добровольческой гвардии под командованием Желько Ражнатовича «Аркана») и продолжалась с 3 сентября по 18 ноября 1991 года, в том числе около месяца, с середины октября по середину ноября, город находился в полном окружении. Обороняли город части Хорватской национальной гвардии и хорватские добровольцы численностью 1500 человек. Несмотря на многократное преимущество атаковавших в живой силе и технике защитники Вуковара успешно сопротивлялись на протяжении почти трёх месяцев.

Вуковар стал «могилой» бронетанковых частей ЮНА, которые, лишенные поддержки пехоты, колоннами вводились в город, где и уничтожались хорватами.

Город пал 18 ноября 1991 года, при этом в результате уличных боёв, бомбардировок и ракетных обстрелов был почти полностью разрушен. В боях за Вуковар погибло 1.103 солдата ЮНА, ТО и различных добровольческих формирований. 2.500 было ранено. Потеряно 110 единиц бронетехники и 3 самолета. Хорваты потеряли 921 убитыми и 770 ранеными. Также погибло много жителей города.

С падением Вуковара перед танками ЮНА открывалась прямая дорога на хорватскую столицу Загреб, но тут в дело вмешались европейские дипломаты. Под мощнейшим политическим давлением Запада (к тому времени СССР распался, а новым российским правителям было не до балканских проблем), Белграду пришлось остановить свои войска и пойти на перемирие. В январе 1992 года между воюющими сторонами была заключена очередная договорённость о прекращении огня (15-я по счёту), которая завершила основные боевые действия.

15 января 1992 года Хорватия была официально признана Европейским сообществом. В начале 1992 года ЮНА начала вывод войск с территории Хорватии, однако занятые ею территории остались под контролем сербских сил, поскольку многие подразделения ЮНА в этих районах были укомплектованы местными сербами и затем переформированы в подразделения вооружённых сил Сербской Краины , имевшие на вооружении 303 танка, в том числе 31 М-84, 2 Т-72, остальные Т-55, Т-34-85 и плавающие ПТ-76.

Всего под контролем сербских сил находилось 13 913 км² в Краине и Славонии.

Подобная ситуация крайне не устраивала хорватов, кроме того уже началась война в Боснии-Герцеговине, в которой активно участвовали как хорватская армия, так и вооружённые силы Сербской Краины. Поэтому боевые действия продолжились и в течение 1992 года, однако в меньших масштабах и с перерывами.

В ходе нескольких операций хорватской армии удалось вытеснить сербские силы из нескольких спорных районов. Отдельные боевые операции хорватских сил продолжились и в 1993 году.

Хорваты, впрочем, не теряли времени даром и активно занимались подготовкой и оснащением своей армии, закупая, несмотря на эмбарго, вооружение и военную технику по всему миру. В этом им активно помогала Германия, щедро предоставив как арсеналы бывшей ННА ГДР, так и денежные средства для закупок вооружения.

Кроме того, хорваты, опираясь на развитую промышленность, сами наладили производство вооружения и военной техники в том числе бронетанковой. Так, на базе армейского грузовика ТАМ-110 ими был создан колесный бронеавтомобиль LOV. Корпус бронеавтомобиля сварной из стальных бронелистов, устойчивых к попаданию бронебойных пуль калибра 7,62 мм. Дизель воздушного охлаждения был установлен в передней нижней части корпуса между сидений командира и водителя. Коробка передач — ручная. Над крышей корпуса возвышается небольшая рубка, в которой имеются пуленепробиваемые стекла, в крыше рубке есть открывающийся вперед люк. В крыше корпуса над местом командира расположен прямоугольный, открывающийся назад люк, перед люком установлен вращающийся перископический наблюдательный прибор. В бортах рядом с сиденьями командира и водителя имеются открывающиеся вперед двери. Подвеска колес пружинного типа, на всех колесах установлены гидравлические амортизаторы, имеется система централизованного регулирования давления воздуха в пневматиках. Передние колеса управляемые, в контур управления включен гидроусилитель.

Машина имела следующие модификации:

— LOV-OP, бронетранспортер, предназначенный для перевозки 10 солдат в полном снаряжении, не считая командира и водителя;

— LOV-UP1/2, машина управления огнем артиллерийским огнем;

— LOV-IZV, разведывательный бронеавтомобиль, оснащен более совершенным радиосвязным оборудованием;

— LOV-Z, командно-штабная машина с экипажем из шести человек;

— LOV-ABK, машина разведки и маркировки местности, подвергшейся воздействию оружия массового поражения;

— LOV-RAK, РСЗО на базе бронеавтомобиля LOV. Задняя часть корпуса срезана, на образовавшейся площадке установлена вращающаяся 24-ствольная пусковая установка 128-мм неуправляемых реактивных снарядов. Для самообороны на крыше корпуса установлен 12,7-мм пулемет.

— LOV-ED, машина радиоэлектронной борьбы, внешне отличается от БТР дополнительными антеннами.

Всего в 1992-1995 г.г. выпущено 72 бронеавтомобиля LOV всех модификаций.

Хорваты также установили 9 пусковых установок советского ЗРК 9К35 «Стрела-10», полученных из Германии, на шасси югославского армейского грузовика ТАМ-150, которое получило самодельный бронекорпус из броневой стали. Данное «изделие» получило название Стрела 10 CROA1 .

1994 год ознаменовался относительным затишьем, основные боевые действия шли в Боснии. В конце 1994 года при посредничестве ООН даже начались переговоры между руководством РСК и правительством Хорватии. Конфликт вновь вспыхнул в мае 1995 года, после того как Краина потеряла поддержку Белграда, во многом из-за давления международного сообщества. 1 мая в ходе операции «Молния» вся территория Западной Славонии перешла под контроль Хорватии. Большинство сербского населения было вынуждено бежать с этих территорий. Однако Восточную Славонию хорватам захватить не удалось, поскольку югославская армия начала выдвижение войск и танков к хорватской границе с целью предотвращения ее захвата.

4 августа хорватская армия совместно с армией боснийских мусульман начала операцию «Буря», целью которой было восстановление контроля практически над всеми территориями, контролируемыми краинскими сербами. В этой крупнейшей наземной операции в Европе после Второй мировой войны хорватская армия задействовала более 100 000 военнослужащих Всего численность хорватской армии после мобилизации перед «Бурей» составляла 248 000 солдат и офицеров. В МВД было около 45 000 человек. На вооружении Хорватии на тот момент было 393 единицы бронетехники, в том числе 232 танка, а также 320 артиллерийских орудий. В авиации было 40 самолётов (26 боевых) и 22 вертолёта (10 боевых). хорватам противостояли 27 000 сербских солдат и офицеров. На вооружении были 303 танка, 295 других единиц бронетехники, 360 артиллерийских орудий калибром, несколько боевых самолётов и вертолётов. Во время перемирия весной 1995 года под ружьем были 14 900 человек. По плану мобилизации, численность армии на всех фронтах должна была вырасти до 62 500 человек.

Наступление было завершено 9 августа и полностью достигло своих целей. Армия Сербской Краины была частично разбита частично отступила на территории, контролируемые боснийскими сербами и Югославии. Вместе с ней бежали и многие мирные сербские жители. Милошевич на помощь не пришел…

По данному поводу хорватский президент Франьо Туджман высказал следующее:

«Сербский вопрос мы решили, не будет больше 12% сербов или 9% югославов, как было. А 3%, сколько их будет, больше не будут угрожать хорватскому государству».

12 ноября 1995 года было подписано мирное соглашение между представителем Хорватии и представителями РСК и Югославии, получившими подробные инструкции от Слободана Милошевича. Соглашение предусматривало интеграцию в Хорватию оставшихся под сербским контролем территорий Восточной Славонии, вместе с Вуковаром, из-за которого пролилось так много крови, в течение следующих двух лет. 15 января 1998 года данные территории были включены в состав Хорватии. Милошевич тогда еще заигрывал с Западом, не зная, что следующими на очереди станут Сербия и он сам…

Источник: topwar.ru


Categories: Другое

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.