На севере Ростова расположен памятник истории и архитектуры федерального значения — монастырский комплекс Сурб-Хач (в переводе с армянского «Святой крест»). Основанный в начале 1780-х годов, он известен тем, что в его стенах была первая на юге России типография.

Помимо этого, монастырь примечателен ещё тремя фактами: во-первых, это самое старое каменное здание, находящееся на нынешней территории Ростова; во-вторых, церковь Сурб-Хач первой из ростовских храмов была увенчана золотым крестом; в-третьих, здесь находились древние церковные реликвии — хачкары.

Исчезнувшие реликвии

Донской монастырь Сурб-Хач был устроен наподобие Старокрымского средневекового одноимённого монастыря. Холмистая местность с двумя родниками усиливала сходство нового Сурб-Хача с крымским. Почётной святыней монастыря, в честь которой он был назван, являлся хачкар IV века — большая каменная плита с резным изображением креста, привезённая из Армении.


мимо этого главного хачкара, в стены храма было вставлено 14 хачкаров меньших размеров. В 20-х годах прошлого века все они бесследно исчезли. Многие краеведы высказывали предположение, что исчезнувшие хачкары могут до сих пор храниться в замурованном подвале Сурб-Хача. При переселении армян из Крыма на Дон было вывезено 700 хачкаров. Святые камни раздали армянским церквам Новой Нахичевани. Однако впоследствии из-за гонения на церковь хачкары были безвозвратно утеряны вместе с разрушенными храмами. До наших дней из 700 древних реликвий армянского народа сохранилась одна — главный хачкар храма Сурб-Хач. Ныне он выставлен в экспозиции Ростовского област.ного музея краеведения. Хотя на табличке этого экспоната написано, что он относится к VI веку, заведующая отделом истории и этнографии армян Дона Светлана Хачикян уверена: он гораздо старше, IV столетия. — Дело в том, что, уже начиная с V века концы крестов, высекаемых на хачкарах, украшали растительным или геометрическим узором, — объясняет Светлана Мелконовна. — Здесь же этих узоров нет, и это указывает на то, что хачкар изготовлен ранее V века.

Когда возродится музей?

Драматическая судьба постигла не только хачкары, но и сам Сурб-Хач. В 1935 году от удара молнии сгорела колокольня храма. В послевоенные годы монастырь продолжал ветшать. Часть построек, разрушенных в годы войны, была разобрана. В 60-х годах Сурб-Хач чудом избежал сноса: памятник удалось сохранить лишь благодаря заступничеству известного нахичеванца Мартироса Сарьяна.


ноября 1972 года в здании храма был открыт Музей русско-армянской дружбы. В его экспозиции находилось более 400 уникальных экспонатов. В марте прошлого года, согласно принятому Госдумой закону о возвращении церкви принадлежащих ей до революции строений, здание храма Сурб-Хач было передано Армянской Апостольской церкви. Под обширные экспозиции музея обещали выделить другое помещение. Однако в нём уже второй год тянется ремонт. — Монастырь Сурб-Хач с самого его основания был культурно-просветительским центром: здесь были типография, школа-интернат, музей, библиотека, — говорит Светлана Хачикян. — По историче.ской справедливости музей нельзя было выселять с территории Сурб-Хача. Другое дело, что он не должен находиться в храме. Ещё в 69-м году был сделан проект отдельного музейного здания на территории Сурб-Хача, но он так и остался проектом. Когда здание передали церкви, экспозицию из храма перевели в Ростовский областной музей, в котором места для её размещения не нашлось. А ведь музей русско-армянской дружбы был единственным музеем на территории города и даже России. И дело чести — вернуть его к жизни. Может быть, в несколько другом ракурсе: допустим, как музей Нахичевани-на-Дону — в память о том городе, который был и которого нет сейчас, но чья судьба неразрывно связана с историей Ростова.

Галина ТИМОФЕЕВА


Фото автора и из архива Ростовского областного музея краеведения

«АиФ»-справка

Из истории монастыря и его музеев

Основателю монастыря архиепископу Иосифу Аргутинскому, гостившему в усадьбе нахичеванца Мартына Торосяна, приглянулось красивое место, и он выкупил поместье для того, чтобы возвести там монастырь. В 1780 году на высоком холме у реки Темерник разбили монастырский сад и построили временную деревянную церковь. Спустя три года на её месте возвели каменный храм в стиле русского классицизма. Восточнее церкви был по.строен большой архиерейский дом, в котором находились покои настоятеля, монастырская библиотека, школа-интернат, типография, а рядом с храмом возвели двухъярусную колокольню (она не сохранилась, как и прочие постройки монастыря, за исключением самого храма, лестницы, каптажной постройки над родником, северных и южных ворот). Первый музей на территории монастыря Сурб-Хач был создан в 1875 году на средства мецената Мкртича Санасарьяна. Этот музей погиб в 1891 году от пожара. В начале XX века музей был восстановлен и просуществовал до 1919 года. В 1972 году на территории бывшего монастыря открылся Музей русско-армянской дружбы, который находился там 35 лет, вплоть до марта прошлого года.

P.S.

Святой камень стал камнем преткновения?

— Хачкар Сурб-Хач внесён в реестр фондов областного музея, но мы хотим добиться возврата его церкви, так как это неотъемлемая часть храма, ведь его именем был назван монастырь, — говорит настоятель храма Сурб-Хач отец Тер Пугос.


8212; Что касается замурованных в подземелье остальных хачкаров, я слышал такую версию. Но пока нам не удалось разыскать этот подвал. Я склоняюсь к тому, что он мог находиться не в самом храме, а в другой монастырской постройке, скорее всего в архиерейском доме. Старожилы рассказывали мне, что когда-то спускались в какие-то подвалы на территории монастыря, но вот где именно они находились, установить сейчас достаточно сложно.

Источник: rostov.aif.ru

Эта серия рассказывает об известных и неизвестных ростовских достопримечательностях, людях, событиях, происходивших в этом городе за всю его историю. Этот рассказ — о самом старинном здании современного Ростова-на-Дону. О церкви армянского монастыря Сурб-Хач.

Предыстория

14 ноября 1779 года Екатерина II издала Указ, разрешивший переселение в Приазовье значительных по численности групп христианского населения из Крыма. Это были армяне. Сделано это было, якобы, для того, чтобы защитить братьев-христиан от притеснений мусульманского населения Крымского ханства. Однако же ни один политический шаг (а особенно переселение тридцати тысяч человек за тридевять земель) не делается из доброты душевной.


nbsp;делается он, как правило, из холодного расчёта, над которым усердствуют лучшие государственные умы. А расчёт был таков. Общество Крымского ханства было расслоено. Крестьянами и ремесленниками были в основном армяне, а крымские татары составляли другие классы, гораздо менее "трудящиеся". Лишив, по сути, презренное ханство рабочей силы, основы экономики, Екатерина II стремилась его ослабить, чтобы в дальнейшем ликвидировать турецкого вассала и аннексировать Крым. Что через три с половиной года и произошло.

Но вернёмся к нашим армянам. В 1779 году, забрав с собой всё ценное и дорогое, погрузившись на подводы, 30000 человек армянского населения полуострова снялось с насиженных мест и устремилось из солнечного плодородного Крыма, где растёт сладкий виноград, в промозглое Приазовье Российской Империи. Из-за неразворотливости и халатности имперской бюрократии их путь продолжался более полутора лет. На своём долгом, нелёгком пути анийской ветви армян пришлось оставить тысячи могил. В пункт назначения пришло менее 13 тысяч.

В 1781 году, измученные долгим переходом, армяне осели на донской земле, основав город Новый Нахичеван (позже Нахичевань-на-Дону, ныне в составе города Ростова-на-Дону) и несколько сёл (сейчас в составе Мясниковского района РО). И началась у этих людей совсем другая жизнь. Но памятуя о родном Крыме, об оставленных городах и сёлах, армяне увековечили крымский период своей истории в названиях вновь образованных населённых пунктов и новых церквей.


Монастырь Святого Креста

Ростов-на-Дону был основан более чем на тридцать лет ранее прихода сюда армян из Крыма. Однако самым старинным сохранившимся зданием современного города является именно армянская постройка — это церковь монастыря Сурб-Хач (Святой Крест). Монастырь основал архиепископ Иосиф Аргутинский (в миру князь Аргутинский-Долгорукий) ещё в 1783 году, возведение церкви начали в 1786-м. Дело происходило в семи километрах к северу от тогдашнего Нахичевана. Почему так далеко и почему именно здесь? Монахи, как известно, любят уединение. Видимо, поэтому монастырь решено было основать вдали от мирской суеты. Выбор места был обусловлен редкой для данной равнинной местности высотой. Ведь главный храм донских армян долженствует господствовать над окрестностью. А ещё (и это главное!) здесь бьёт родник, чистота и вкус воды которого в здешних местах столь же редки, как и возвышенность монастырского кургана. Строительство завершилось через 6 лет, в 1792-м. На территории монастырского комплекса были учреждены школа, библиотека, с 1790 по 1796 годы работала первая на Юге России типография.

В каком стиле было построено здание храма сегодня нам не известно, так как в 1862 году оно было основательно перестроено.


nbsp;настоящем здании нет ни крупицы армянской архитектуры. Стиль его более всего походит на византийский, но не соблюдается полностью. К Сурб-Хачу ведёт каменная лестница с лавочками для отдыха пожилых прихожан. Спустившись по ней от церкви вниз, можно попасть к святому источнику Салых-Су. На роднике сооружено строение, подобное часовне. В нём были установлены картины, перед которыми паломники зажигали свечу и молились. Сам родник образует купель и небольшой водоём, который здесь принято называть "маленьким морем". Но две сотни лет тому назад здесь не было никакого водоёма: с южной стороны от храма было ущелье, через которое был переброшен деревянный мост, ведущий в красивейший монастырский сад. Само святилище было удивительно богатым на святыни. Самой великой из них (которая и послужила основой строительства и нарекания) считался большой хачкар, который, как предполагается, был с анийцами ещё со времён исхода из Армении.

Ночи длинных ножей Сурб-Хача

У стен Сурб-Хача захоронены знаменитости ушедшего времени. Это поэт, публицист и философ-материалист Микаэл Налбандян; классик армянской литературы, поэт-патриот Рафаэл Патканяни многие другие. Здесь же похоронены двое из настоятелей монастыря, архимандриты Арутюн Аламдарян и Адам Тёр-Никохосян, убитые разбойниками в монастыре.


Нужно отметить, что монастырь Сурб-Хач в XIX веке представлял собой великолепное место для нападения. Во-первых, своим уединённым положением (семь вёрст до города!), во-вторых, совершеннейшей непроглядностью местности из-за обилия зелени, в-третьих, множеством путей отхода. Но монастырь привлекал к себе внимание грабителей в первую очередь тем, что по расхожим предвзятым убеждениям располагал несметными богатствами. Да и монахи тогда пренебрегали средствами защиты, всё больше уповая на защиту Святого Креста.

Первой жертвой стал архимандрит Аламдарян в майскую субботу 1834 года. Выбив двери, запертые на одни лишь слабые засовы, семеро разбойников вошли в монастырские покои и приветствовали спящих выстрелом из пистолета. Потом всех связали и начали искать деньги. Всех, да не всех. Архимандрит Аламдарян вступил с разбойниками в неравный бой и одного даже "вырубил", но был смертельно ранен и через 15 дней скончался, проповедуя людям любовь и мир.

Разбойники же, не найдя денег, взяли шубы и ещё какие-то монашеские тряпки. Но тут же всё в ужасе побросали и дали оттуда дёру на трёх каретах. Почему? Потому что среди ночующихся в монастыре пребывал некто столяр Аветик. И перепугался он разбойников до такой степени, что спрятался в печи. Когда разбойники зашли в его комнату и не увидели хозяина сапог и одежды, подумали, что тот уже рванул за помощью. И обделались пуще столяра! Некоторых из этих персонажей полиция позже разыскала.


Архимандрит Тёр-Никохосян также погиб от рук грабителей и тоже ночью, но на полвека позже — во вторник 3 апреля 1888 года. Охочие до наживы несознательные граждане перерезали ему горло широким кухонным ножом. Товарищи эти найдены не были, но похищенные окровавленные деньги обнаружились бог знает где, у матушки одного из убийц.

Наши дни

Монастырь до наших дней не сохранился. Остался только цветущий парк с фонтаном, облагороженный родник Салых-Су, длинная каменная лестница, поднимающаяся от этого источника вверх по монастырскому кургану. И, конечно же, храм Сурб-Хач. Но и в этом здании с 1972 по 2000 год существовал Ростовский музей русско-армянской дружбы, насчитывающий более 10000 экземпляров. Здание было возвращено церкви лишь в начале этого столетия. Сегодня церковь монастыря Сурб-Хач является памятником истории и архитектуры федерального значения.

Источник: samopoznanie.ru

Церковь сегодня

В марте 2007 года решением администрации Ростовской области здание было передано в пользование Армянской апостольской церкви с условием, что армянская община Ростова-на-Дону приобретет и восстановит здание (или построит новое) для музея, который ранее располагался в церкви.


В настоящее время церковь Сурб-Хач действующая. У стен монастыря Сурб-Хач похоронены поэт и видный армянский общественный деятель Арутюн Аламдарян, поэт и философ Микаэл Налбандян и классик армянской литературы, поэт-патриот Рафаэль Патканян.

Источник: www.culture.ru

Краеведческий музей: очень беглый взгляд

Краеведческий музей монументален и бесконечен, как и подобает краеведческому музею города большого и весьма древнего. Если задаваться целью изучить здесь всё, то на его посещение надо выделять несколько дней, причем полных.

У входа нас встретили скифские каменные человечки и очень гармонирующие с ними герои «Ледникового периода».

 

Но, поскольку мы явились сюда практически под закрытие, а завтра вылетал наш самолет, пришлось нам довольствоваться только визитом на выставку авторских работ известного моделиста Дуднакова Леонида Юрьевича, где были представлены во множестве макеты кораблей и предметов оружия различных эпох. Сам автор увлеченно рассказывал гражданам о подробностях какого-то морского сражения.

Некоторое время потратили, разглядывая тщательно воссозданные корабли с застывшими на них человечками. Рядом под стеклом красовалось выполненное в разных масштабах оружие. Все эти искусственные потертости и выбоины неизменно производят на меня впечатление: я не могу себе представить, какой же надо обладать усидчивостью и скрупулезностью, чтобы довести всё это до совершенства.

 

На этом наш визит в краеведческий музей закончился, так что, можно сказать, что мы в нем не были. Особенно я это понял, когда посмотрел в интернете фотографии других экспозиций.

Отобедав роллами в вездесущем «Рисе», продолжили путь по Большой Садовой в западном направлении. Гуляли долго, вдумчиво, разглядывая город и здания разных эпох на противоположной стороне улицы. Где-то вдали иногда просматривались небоскребы ростовского сити. Немного срезали через вечерний зимний и мрачный городской парк им. М.Горького. Стемнело, а накопившаяся усталость навязчиво тянула нас в какое-нибудь заведение.

Здесь тоже любят Высоцкого и во всю используют его рекламный потенциал. Ресторан с таким названием уже издалека выглядел настолько пафосно, что мы решили к нему даже не подходить: там стояли шикарные машины и роились тетеньки и дяденьки из другого мира, где все ходят с расфуфыренными прическами, в дорогих вечерних платьях и строгих костюмах. А вот фотки внутренних интерьеров, тоже с Высоцким — это не там, а, неожиданно, в баре «Ухо и Медведь» (куда мы, впрочем, тоже не пошли).

Заглянув еще в несколько мест и полюбовавшись креативными интерьерами, осели в кальян-клубе «Багдад» на Буденновском проспекте, где и провели за отдыхом и расслаблением остаток вечера.

До ул. Вавилова 75 добирались долго, успев как следует замерзнуть в ожидании маршрутки, одной из последних.

Дальше просто несколько картинок ночного Ротова-на-Дону:

 

Армянская церковь Сурб-Хач, которую мы так и не увидели

Наступил второй день в Ростове-на-Дону. Ох, как тепло и уютно было в гостиничном номере! Какой непроглядной казалась эта декабрьская серость за окном! Как не хотелось никуда идти! Наиболее полно наше тогдашнее настроение выражает вот эта девочка:

Зевающая девочка
Девочка выражает свое отношение к этому утру

Но самолет вылетал около 7 вечера, так что у нас еще было полдня на знакомство с Ростовом-на-Дону, поэтому мы лениво вытащили себя на улицу и направились к армянской церкви Сурб-Хач, что на улице Баграмяна.

Церковь возвышается посреди небольшого сквера в спальном районе. Слово «Сурб-Хач» означает «Святой Крест». Время постройки – конец 19 века.

Армянская церковь Сурб-Хач
Свято-Казанская церковь, позорно принятая за армянскую церковь Сурб-Хач

Пока Юля ходила внутрь, я обошел храм вокруг, сделав несколько кадров. Собственно, на этом культурная программа оказалась выполненной, и зачем мы сюда шли, я не понял (вот был бы это какой техноген или руины…).

И вот здесь случился позор. Потому что эта церковь, подозрительно непохожая на армянскую, никакого отношения к Армении и не имеет, ибо это — Свято-Казанская церковь! 

А вот сам Сурб-Хач находится за парком «Дружба», более того, он даже случайно попал на одну из моих фотографий (смотрите ниже).

Рядом с церковью раскинулся сквер, называемый «Парк Дружбы», как и ныне уничтожаемый строительством лесопарк в родном Тамбове.

Ростов-на-Дону, Парк Дружбы
Ростов-на-Дону, Парк Дружбы. Зеленая крыша на заднем плане — тот самый Сурб-Хач, до которого мы так и не дошли. 

Здесь имеется указатель направлений на различные населенные пункты с указанием километража, из которого следовало, что до Еревана, в котором мы должны были оказаться этим вечером, 1175 км.

Источник: iftravel.ru


Categories: Другое

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.