Сергей Шакарянц, 17 апреля 2018, 13:54 — REGNUM Эскалация напряженности в Сирии, спровоцированная дезинформацией о химической атаке в Восточной Гуте и новыми «порциями» антироссийских (и антииранских) санкций, отвлекает внимание наблюдателей от того, что происходит в курдонаселенных регионах Ирака и Турции. Так, Евросоюз продлил еще на год санкции против Ирана, введенные в 2011 г. по поводу якобы нарушений прав человека в этой стране. Санкции распространяются на 82 человека и одну организацию в Иране.

Всем фигурантам санкционного списка запрещен въезд на территорию ЕС, а их финансовые активы подлежат замораживанию. Тегеран держит паузу, оценок нет, и понятно — почему: во всех предыдущих случаях «санкций за права человека» официальные представители Ирана не раз заявляли, что обвинения западных стран в отношении якобы нарушений прав человека в исламской республике являются надуманными, предвзятыми и преувеличенными. Так что и сейчас ожидается именно такая реакция Тегерана.


При этом «почему-то», если ситуация с правами человека в той же Турции внушает опасения, то Запад не торопится обложить Анкару санкциями за «нарушения прав человека». Турки оккупируют ряд населенных пунктов и местностей в Северной Сирии и уже внаглую формируют в оккупированном Африне некий «местный совет» из коллаборационистов. Турки пропагандистски подчеркивают, что, мол, это 11 курдов, 8 арабов и 1 туркмен. Допустим — ну как же с правами человека и где представительство местных христиан и шиитов? И насколько соответствует тому же западному восприятию прав человека то обстоятельство, что формирование оккупационной «администрации» происходит в условиях, когда около 200 тысяч местного населения бежало, а их дома и имущество разграблены?..

Вопрос о нарушениях прав человека, допускающихся Турцией в самой Турции, а также на землях вне Турции, подпавших под турецкую оккупацию, видимо, никого в мире не интересует. Кроме, разумеется, тех стран, чьи территории оккупируют или собираются захватить турки. А ведь ситуация «на заднем плане» сирийской войны начинает обостряться. Достаточно было просочиться информации, что диалог между центральным правительством Ирака и действующей администрацией Курдского регионального правительства (KRG) проявляет тенденцию к прогрессу, как из Анкары возобновились угрозы оккупировать практически весь Северный Ирак. Прогресс на переговорах Багдада с Эрбилем 11 апреля приветствовал даже представитель посольства США в Ираке Дуглас Саллиман во время переговоров с премьер-министром KRG Нечирваном Барзани. Но это не помешало Турции приступить к новой волне давления и на Багдад, и на Эрбиль.


Исследование сути турецких заявлений наталкивает на версию, что Анкара угрожает оккупировать не только езидский Синджар (Шангал), но и даже Мосул и Киркук. При этом турки направляют в Эрбиль делегацию турецкой так называемой прокурдской Социалистической партии Курдистана, которую возглавлял некий Месут Тек. Что он в реальности обсуждал с экс-президентом Масудом Барзани, который продолжает позиционировать себя как лидера всех иракских курдов, — не беремся фантазировать. Но есть косвенные факты, по которым можно вполне представить, что турки приказали клану Барзани ни во что не вмешиваться и не мешать будущим военным акциям Турции в Северном Ираке.

Активизация турок на иракском направлении и «кураторство» США над этим процессом обеспокоили в первую очередь те шиитские круги в Багдаде, которые изначально, даже во время абсолютной оккупации Ирака англо-американскими войсками, поднимали народ на восстания против оккупантов. Хотя, казалось бы, свержение и казнь Саддама Хусейна, инспирированные англо-американцами, должны были породить в иракских шиитах исключительно плаксивую благодарность. Но когда в Багдаде и Басре начинает выступать с резкими заявлениями предводитель шиитской полувоенной организации «Армия Махди» шейх Муктада ас-Садр, то надо понимать, что ситуация крайне угрожающая. Ведь, помимо него, в Ираке среди шиитов лишь великий аятолла Ас-Систани пользуется непререкаемым авторитетом.


Пару слов о Муктаде и его роде: он четвертый сын знаменитого иракского шиитского лидера Мохаммеда Садека ас-Садра, верховного лидера шиитов Ирака. Выходец из уважаемого в иракской шиитской общине рода. И отец, и дядя Муктады носили почетный титул «Великого аятоллы». Будучи крупным теологом, Мохаммед Садек ас-Садр был также и небедным человеком, поскольку контролировал сбор пожертвований и организацию паломничества шиитов в Эн-Наджаф и Кербелу. Отец и два брата Муктады были зверски убиты в феврале 1999 г. в Эн-Наджафе, оплоте рода ас-Садров. Ранее, в 1980-м, был убит дядя Муктады — Великий аятолла Мохаммед Бакир ас-Садр, который выступал за создание в Ираке исламского государства по примеру Ирана. В 1980-м, когда началась ирано-иракская война, за поддержку иранского лидера аятоллы Хомейни он был замучен в саддамовских застенках. Сам Муктада остался жив, но попал в тюрьму. В итоге, не имея исламского образования, позволявшего бы ему лично заниматься толкованием Корана, он пользовался богословскими советами аятоллы Казема аль-Хаэри, иранца, проживающего в изгнании в Ираке. По мнению наблюдателей, Муктада ас-Садр стремится к созданию в Ираке исламской теократии, хотя сам ас-Садр называет это «исламской демократией». И неудивительно, что в итоге Муктада стал принимаем в Иране, и одновременно оккупанты начали его воспринимать как проиранского деятеля.


В октябре 2003-го сторонники ас-Садра пытались установить контроль над шиитскими святынями в Кербеле, что привело к столкновениям между вооруженными отрядами ас-Садра («Армия Махди») и аятоллы аль-Систани («Армия Бадр»), который призывал не сопротивляться англо-американским оккупантам. Конфликт привел к многочисленным жертвам и поражению ас-Садра. А всемирную известность он приобрел в апреле 2004-го, когда руководимые им ополченцы подняли восстание против международных оккупационных сил в священном шиитском городе Эн-Наджаф.

Глава временной администрации американец Пол Бремер в то время даже объявил ас-Садра вне закона. В конце марта 2004-го оккупационная временная администрация закрыла его газету al-Hawzah за «дезинформацию, разжигание ненависти к США и призывы к насилию». Затем оккупационные власти арестовали одного из его ближайших помощников Мустафу Такуби. И была война… В ходе двухмесячных боев вооруженные формирования Муктады нанесли оккупантам серьезный урон и вынудили их подписать соглашение о перемирии. В результате под негласный контроль «Армии Махди» перешли целые районы страны, включая Эн-Наджаф и шиитские районы столицы, а шейх приобрел статус реальной политической силы.
aquo;Армия Махди» получила передышку, а американское командование рассчитывало, что передача власти гражданскому иракскому правительству снизит накал страстей. Но затем спецслужбы США попытались физически ликвидировать ас-Садра, и это привело к еще одному восстанию. И лишь из-за аятоллы аль-Систани удалось погасить восстание, а Муктаду «оставили в покое» и были вынуждены терпеть.

5 мая 2009 года СМИ сообщили, что после двухлетнего обучения в Куме Муктада стал великим аятоллой. 5 января 2011 г. ас-Садр вернулся в Эд-Наджаф, дабы и дальше принимать участие в политической жизни Ирака. 8 января во время митинга в Эн-Наджафе он призвал к мирному сопротивлению без оружия теми, кому не дано права его носить. Но эпопея с «Исламским государством» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) привела к тому, что роль и значение его «Армии Махди», как и «Армии Бадр», ставших костяком всеиракского ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби», резко возросли. Усилились и позиции ас-Садра, как и его связи и сотрудничество с иранцами.

И именно этот человек 8 апреля, казалось бы, «на ровном месте», заявил: «Только иракские силы безопасности должны контролировать спорные территории страны, никаких других сил.
акская армия должна защищать каждый дюйм страны, федеральные силы должны быть развернуты и в Курдистане». Оказывается, турки и американцы прессинговали иракского премьер-министра Хейдара аль-Абади, заставляя его согласиться… на «передислокацию курдских войск пешмерга в спорную провинцию Киркук». Спрашивается — зачем, если не для того, чтобы через энное время Турция, пользуясь поводом («курды в Киркуке»), не начала бы карательную операцию в Северном Ираке и не попыталась бы оккупировать Киркук и всю провинцию?

Сейчас Киркук контролируется именно формированиями «Армии Махди» и «Армии Бадр». Все это развертывалось на фоне сообщений местных СМИ о том, что якобы «иракские и курдские официальные лица при посредничестве США достигли соглашения о передислокации пешмерга в спорные районы, откуда они были вытеснены в ответ на успешный референдум о независимости Иракского Курдистана». Но после заявлений ас-Садра сами же курды KRG отказались что-либо подтверждать.

Важный нюанс — начиная с 5 апреля турки наносили ракетные и артиллерийские удары по пограничным районам Иракского Курдистана, якобы «преследуя боевиков Курдской рабочей партии» (т.е. PKK). Глава администрации района Сидакан провинции Эрбиль Ихсан Чалаби сообщил, что обстрел затронул районы вокруг сел Лилкан, Кандагали, Халифан и Гора-Шеран. Чиновник подтвердил, что из-за частых турецких бомбардировок некоторые граждане уже покинули свои дома и переехали в более безопасные районы. И какая-то часть беженцев как бы «невзначай» выезжала именно в провинцию Киркук.


После всей этой заминки, возникшей после заявлений ас-Садра, внезапно президент США Дональд Трамп звонит иракскому премьеру аль-Абади. Стороны обсудили события в Ираке и Сирии, сообщалось в отчете Белого дома: «Разговор также коснулся сообщений о химической атаке на гражданских лиц в Сирии, совершенной сирийским режимом. Лидеры также обсудили ускорение кампании по уничтожению остатков ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и необходимость совместной работы для противодействия другим угрозам в регионе».

Итак, Трамп продолжил и даже удвоил давление на Ирак, видимо, убеждая не только вернуть клану Барзани Киркук, но и принять участие в шельмовании Сирии, а также Ирана и России, раз уж обсуждали «химическую атаку». Что и в каком тоне отвечал аль-Абади — можно только догадываться. Но 10 апреля на своей еженедельной пресс-конференции он заявил, что конституция Ирака не позволяет вооруженным группам использовать свои территории для нападения на соседние страны, и потребовал: «Турецкая PKK должна вывести всех своих бойцов из езидского района Синджар, поскольку никакие иностранные вооруженные группы, кроме национальной армии, не могут присутствовать в стране. Если PKK хочет остаться в Ираке в качестве беженцев, тогда у нас не будет никаких проблем, так как это гуманитарный вопрос, но мы не разрешаем им перевозить оружие».


Во время этой же пресс-конференции аль-Абади также опроверг сообщения о том, что турецкие вооруженные силы вошли на северные иракские территории, и из этого стало понятно, что вокруг курдов и езидов Северного Ирака, США и Турция ведут не меньший шантажистский торг, чем по тем же вопросам — в Северной Сирии. Вот, к примеру, что на днях сообщали из Африна — турки под угрозой смерти заставляют местных езидов переходить в ислам. А Запад молчит — не звучит ни одного обвинения в нарушениях прав человека со стороны турецких оккупационных сил, не звучит призывов обложить Турцию санкциями и т. д.

Проблема в том, что вокруг темы о Северном Ираке лицемерят почти все — и американцы, и турки, и местные курды. Тот же аль-Абади, когда проводил свою пресс-конференцию, не мог не знать, что PKK объявила о выводе своих бойцов из Синджара еще несколько недель назад, после того, как президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган пригрозил преследовать PKK, в какой бы стране она ни находилась. Сегодня не юлят и не лицемерят только, образно говоря, «неформальные» шиитские лидеры. Причем осторожный аятолла аль-Систани молчит, а говорит резкости исключительно Муктада ас-Садр. 9 апреля он призвал правительство своей страны противостоять вторжению турецких войск на северные иракские территории и заодно поставил под сомнение состоятельность шиитского же правительства в Багдаде.


«Иракское правительство должно сдерживать любое продвижение Турции на территорию Ирака. Что касается авиаударов Турции по предполагаемым базам PKK в горных районах Кандиль, между Багдадом и Анкарой не было достигнуто согласия по этому вопросу. Говорят, что это находится в координации с правительством Ирака, а я так не думаю», — подчеркнул вечно мятежный шейх.

Трудно вспомнить еще хоть одного деятеля в Ираке, да и на Ближнем Востоке (не считая сирийских и иранских деятелей), кто так жестко отзывался бы об агрессивных амбициях Анкары в регионе. Но ас-Садр не останавливается на этом — раз уж Трамп «впаривал» премьеру аль-Абади вопрос о «химической атаке в Сирии», то шиитский лидер Ирака реагирует, и тоже жестко: «Мы не останемся равнодушными, если наши священные ценности будут подвергнуты угрозе. Мы будем реагировать, если США атакуют Сирию». То есть, ас-Садр и руководимая им «Армия Махди», то есть — считаем, все командование и политическое руководство ополченцев «Аль-Хашд аш-Шааби», намерены одновременно организовать фронты противостояния и Турции, и США.

Предлагаем поверить Муктаде ас-Садру — фактическому победителю над англо-американскими оккупационными войсками в Ираке в 2004 г. Как и предлагаем учесть, что пока его бойцы стоят в тех же Мосуле и Киркуке, туркам будет гарантирована активнейшая оборона, как минимум — это же не сирийские курды под кураторством США и Израиля, чтобы без боя отступать и сдавать города Турции и протурецким террористам.


Шиитам из «Армии Махди» и «Армии Бадр» на руку сыграет и то, что отступившие из Синджара боевые подразделения пешмерга партии PKK, передислоцировавшись вплотную к границам Турции, тут же приступили к боевым операциям против турок. Курдские источники выдвигают предположения, что партизаны PKK явно стремятся прорваться в Турцию — видимо, на помощь тем бойцам партии, которые ведут бои в илах Хаккяри, Битлис и Диярбекир.

По данным пресс-центра «Народных сил обороны» (HPG), военного крыла PKK, распространенным 13 апреля, 10 турецких солдат были убиты 10 апреля в районе Сидакан на северо-западе провинции Эрбиль. «Утром 11 апреля наши силы совершили атаку на вторгшихся турецких солдат, пытающихся спуститься на холм Леликан. 5 солдат были убиты, а еще 6 получили ранения. В нашем заявлении от 11 апреля мы объявили, что в тот день в 09:30 наши силы провели акцию против вражеских частей на холме Леликан. Согласно новой информации, 4 человека были убиты и еще 5 ранены во время взрывов в этой атаке. 12 апреля в 08:00 наши силы провели акцию против вторгшейся турецкой армии на холме Леликан… Позициям врага нанесен сильный ущерб, а число жертв не установлено», сообщает военное крыло РКК.

Если предположить, что это сообщение — не бравада и не агитационная дезинформация, то курды из PKK разоблачили ложь и иракского премьера аль-Абади, и Турции. Глава правительства Ирака 10 апреля отрицал, что турки ввели войска в Северный Ирак — а партизаны PKK утверждают, что турки уже вторглись, но не закрепились, и именно в силу того, что в Сидакан из Синджара передислоцировались пешмерга партии PKK. Турки врут во всем — и в том, что их действия «скоординированы» с Багдадом, и в том, что у них повсюду успех в военных действиях с курдами. А пресс-центр HPG указывает на в общей сложности 19 убитых и 11 раненых турок только в течение 10−12 апреля.

Но сегодня намного больший интерес вызвал бы ответ на вопросы, связанные с заявлениями руководителя «Армии Махди» и по США, и по Турции. Известно, что еще в 2016−17 гг. подразделения «Армии Махди», как и других ополчений из состава «Аль-Хашд аш-Шааби», уже воевали даже в Сирии, а не только в Северном Ираке. Если ас-Садру удастся заручиться поддержкой «Армии Бадр», то ведь тогда зашатается умеренный шиит — премьер Ирака аль-Абади, через которого пока США и Турция осуществляют давление. Нелегко придется и клану Барзани. Смычка же с «Народными силами обороны» партии PKK не выглядит фантастикой.

Источник: regnum.ru

2000-е годы

В 2003 году курды оказывали активную поддержку США в подготовке и проведении операции по свержению режима Хусейна, предоставив свою территорию для высадки американского десанта. В апреле 2003 года курдские подразделения заняли Мосул и Киркук. Эти события сопровождались массовым изгнанием арабов из домов, переданных им в ходе арабизации. Под давлением США и Турции «пешмерга» оставили Мосул и Киркук, при этом насколько возможно упрочив там позиции своих партий. Американская оккупационная администрация объявила, что ликвидация последствий арабизации должна происходить постепенно с предоставлением арабам компенсации, а вопрос об административной принадлежности этих районов должен решиться на референдуме.

В июне 2005 года президентом Иракского Курдистана был избран Барзани. В октябре 2005 года на общеиракском референдуме была одобрена конституция страны, закрепившая статус Курдского автономного района с центром в Эрбиле, его право иметь органы управления и собственные военизированные формирования, самостоятельно распоряжаться нефтяными доходами, курдский язык был объявлен вторым государственным языком Ирака.

При этом статья 140 конституции констатировала наличие спорных территорий и предписывала не позднее 31 декабря 2007 года провести референдум о вхождении Киркука в состав КАР, однако его проведение было отложено (в том числе из-за протестов Турции, пригрозившей в случае включения Киркука в КАР оккупировать Иракский Курдистан).

Современное состояние

С начала 2013 года курдские отряды поддерживают правительственные силы в операциях против террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ), при этом они действуют не только на территории Иракского Курдистана, но также в провинциях Найнава, Салах-эд-Дин и Анбар в центральной части страны, а также защищают правительственные здания в Багдаде. В июне 2014 года курды установили контроль над Киркуком, когда под натиском исламистов его оставили правительственные войска.

В связи с этим 27 июня 2014 года Барзани заявил, что вывод правительственных сил из северных районов Ирака, а также их неспособность дать отпор террористам из ИГ фактически означают, что статья 140 конституции Ирака о проведении референдума на территориях, населенных курдами, более не действует, и они фактически включаются в состав Иракского Курдистана.

В июле 2014 года Барзани впервые выступил с инициативой проведения референдум по вопросу об отделении от Ирака. 6 августа 2017 года президент КАР заявил, что «единственное лекарство от всех наших болей и единственная гарантия предотвратить повторение катастроф — это сделать шаг к независимости». 

 

Источник: tass.ru

Особенности Курдистана

Курды расселились по территории нескольких стран Ближнего Востока, в том числе и в Ираке. Согласно конституции, принятой недавно в этой стране, Иракский Курдистан обладает статусом широкой автономии, чем-то схожим с положением члена конфедерации. Но на самом деле получается, что территории полунезависимы от иракского правительства. Впрочем, каталонцы в Испании считали так же, но главное слово было всегда за Мадридом. И власти страны просто взяли и распустили парламент Каталонии, когда последние попытались выразить свое мнение и выйти из состава Испании.

Расселение этнических курдов

Но Восток – дело тонкое, тут совсем другие правила и обычаи. Территории этнического Иракского Курдистана (референдум в конце 2005 года внес коррективы, полностью узаконив земли за курдами) включают следующие области:

  • Эрбиль.
  • Сулеймани.
  • Дахук.
  • Киркук.
  • Ханекин (а конкретно, мухафаза Дияла);
  • Махмур.
  • Синджар.

Это все области, в которых проживает очень много этнических курдов. Но кроме них, на названных территориях расселено немало иных народов. Непосредственно регионом Курдистан принято называть только три мухафазы – Сулеймани, Эрбиль и Дахук.

Остальные земли, населенные курдами, еще не могут похвастаться хотя бы частичной автономией.

Референдум в Иракском Курдистане планировалось провести еще в 2007 году. Если бы все удалось, то этническая группа, проживающая на остальных территориях Ирака, получила бы независимость, пусть и частичную. Но ситуация обостряется постоянно – на этих землях проживает большое количество туркоманов и арабов, которые не принимают законы курдов и настроены, по большей части, против них.

Особенности климата на территории Курдистана

На территории Иракского Курдистана большое количество озер и рек, рельеф преимущественно горный, самая высокая точка – гора Чик Дар, ее вершина находится в 3 611 метрах над уровнем моря. Очень много лесов на территории провинций – по большей части в Дахуке и Эрбиле.

Общая площадь лесных насаждений – 770 гектаров. Властями ведется озеленение земель, территории засаживаются лесами. Всего можно выделить три климатические зоны на территории Курдистана в Ираке:

  1. Субтропики преобладают на равнинных территориях. Жаркое и сухое лето с температурой 40 градусов, а зима мягкая и дождливая.
  2. Несколько зон с горной местностью, где преимущественно холодные зимы со снегами, но температура ниже нуля опускается крайне редко. Летом же в нагорьях очень жарко.
  3. Высокогорные местности. Тут зимы очень холодные, температура ниже нуля всегда, снег уходит ближе к июню-июлю.

История Южного Курдистана до вхождения в Ирак

Существуют предположения, что на территории Иракского Курдистана сформировывался современный этнос курдов. Здесь изначально проживали мидийские племена. Так, около Сулеймании найден самый первый письменный источник, написанный на языке курдов, – этот пергамент датируется VII веком. На нем написано небольшое стихотворение, в котором оплакивается нападение арабов и разрушение курдских святынь.

В 1514 году произошла Чалдыранская битва, после которой Курдистан присоединился к владениям Османской Империи. В целом, население Иракского Курдистана проживает многие века на одной и той же территории. В Средние века на этих землях существовало сразу несколько эмиратов, имеющих почти полную независимость:

  1. Синджар – центр в городе Лалеше.
  2. Соран – столица в Равандузе.
  3. Бахдинан – столица в Амадии.
  4. Бабан – столица в Сулеймании.

В первой половине XIX века названные эмираты были полностью ликвидированы турецкими войсками.

История Курдистана в XIX в.

Первая половина XIX века ознаменовалась тем, что почти на всех территориях Иракского Курдистана происходили восстания против владычества Османских императоров. Но эти восстания быстро были подавлены, и турки, по сути, повторно завоевали все земли.

Большая часть племен, которые проживали в труднодоступных местах, была неподконтрольна власти Османской Империи. Некоторые смогли сохранить полную независимости, другие же только частичную. Весь XIX век был ознаменован борьбой за независимость определенных племен Курдистана.

Курдистан в начале XX века

В начале XX века, во время Первой мировой войны, в Киркук входят английские войска, а в Сулейманию – русские. Произошло это в 1917 году, но скоро революция в России развалила весь фронт. И остались в Ираке только англичане, которым активно противостояли курды.

Сопротивлением командовал Барзанджи Махмуд, который сам себя огласил Курдистанским королем. Англичане планировали в Мосуле создать федерацию курдских племен. Но после того как было образовано Иракское королевство, Мосул был включен в территории Ирака.

Одно из предположений, почему произошло это именно так, гласит, что возле Киркука в 1922 году было открыто крупное месторождение нефти. А англосаксы очень любили «черное золото» и готовы были пойти на все, чтобы обладать им, – свергнуть законное правительство, истребить народы, устроив геноцид, развязать продолжительные и кровопролитные войны.

Турция пыталась предъявить свои права на Мосул, утверждая, что оккупация территории англичанами произошла незаконно, но окончательную точку поставила в декабре 1925 года Лига Наций, приняв во внимание демаркационную линию.

Иракская монархия

После передачи Мосула в подчинение к Ираку, курдам были продекларированы национальные права. В частности, чиновниками в Курдистане могли становиться только местные жители, а их язык приравнивался к государственному – на нем должны были преподавать в учебных заведениях, и он должен быть основным при делопроизводствах, в судах.

Но, на самом деле, эти права не были реализованы – чиновниками были исключительно арабы (не менее 90% от общего количества), на курдском языке преподавание велось максимум в начальной школе, развития промышленности не происходило. Никакие выборы в Иракском Курдистане не смогли бы исправить сложившееся положение.

Восстания 1930-1940 гг.

Имела место явная дискриминация курдов – их неохотно принимали на работу, в военные училища и ВУЗы. Столицей Курдистана считалась Сулеймания – именно отсюда правил самопровозглашенный король Махмуд Барзанджи. Но, как только последнее восстание его было подавлено, племя курдов барзан берет на себя главную роль.

В частности, власть оказывается в руках Ахмеда и Мустафы Барзани. Они руководят серией восстаний против центральных властей. В 1931-1932 годах повстанцы подчиняются шейху Ахмеду, в 1934-1936 гг. – Халилу Хошави. А Мустафа Барзани руководил ими в период с 1943 по 1945 гг.

С началом Второй мировой войны, в 1939 году, в Иракском Курдистане появляется организация «Хива», что в переводе с курдского означает «надежда». Но в 1944 году в ней произошел раскол — из нее вышла партия «Рызгари курд». Она в 1946 году объединилась вместе с революционной партией «Шорш» и образовала новую Демократическую партию, которой руководил Мустафа Барзани.

Период с 1950 по 1975 гг.

В 1958 году произошло свержение монархии в Ираке, что позволило на непродолжительный срок уравнять курдов с арабами. Появилась надежда на то, что во всех сферах жизни произойдут улучшения – и в политической, и в экономической (в частности, в аграрной). Но надежды не оправдались, в 1961 году произошло очередное восстание курдов, получившее название «Сентябрьское».

Длилось оно почти 15 лет и окончилось только в 1975 году. Причиной восстания являлось и то, что правительство, возглавляемое на тот момент Касемом, выбирало сторону арабов, а до курдов ему, мягко говоря, дела не было.

Лозунг у восставшего народа был один: «Свобода и автономия Курдистану!». И за первый год Мустафа Барзани захватил под свой контроль практически все горные территории, население которых составляет почти полтора миллиона человек.

В 1970 году Саддам Хусейн и Мустафа Барзани подписывают договор, согласно которому у курдов имеется полное право на автономию. Изначально было сказано, что в течение 4 лет будет проведена разработка закона об автономии. Но в начале 1974 года в одностороннем порядке официальный Багдад принимает закон, который не устраивает курдов.

Автономию предоставили, но вот только Киркук (в котором огромные запасы нефти) остался за Ираком, курдов же оттуда чуть ли не насильно изгоняли. Территории эти заселялись арабами.

Курдистан во времена правления Саддама Хусейна

После поражения курдов в 1975 году началась массовая эмиграция на территорию Ирана. Ни о каком признании независимости Иракского Курдистана не могло быть и речи, равно как и о выборах и референдумах. Можно было сражаться с оружием в руках – именно это и произошло в 1976 году. Началось новое восстание под предводительством Джаляля Талабани. Но вот его сила сопротивления была просто ничтожной. Поэтому, хотя в трех провинциях и была провозглашена «автономия», она полностью подчинялась Багдаду.

В 1980 году началась ирано-иракская война, а территория Курдистана стала полем боя. В 1983 году иранцы вторглись в Курдистан, за несколько месяцев взяв под свой контроль Пенджвин и площадь около него в 400 кв. км. В 1987 году иранцы добрались до Сулеймани, но были остановлены возле него. А в 1988 году Ирак полностью изгоняет противников с территорий Курдистана.

На заключительном этапе произошла чистка – более 180 тыс. курдов вывезли на армейских машинах и уничтожили. 700 тыс. человек было депортировано в лагеря. Из 5 000 курдистанских поселений было полностью уничтожено более 4 500, большая часть. Саддам с населением обращался жестко – деревни сносились бульдозерами, а люди, если могли, убегали в Иран или Турцию.

Настоящее время

На протяжении 1990-х происходит то, что было и раньше, – территории, которые исторически принадлежали курдам, тщательно зачищались. Коренное население изгонялось, иногда истреблялось. Все земли населялись арабами, уходили под полный контроль Багдада. Но в 2003 году началось вторжение войск США в Ирак. На стороне американских войск выступили Иракские курды. Многолетние притеснения Ираком этого народа сыграли свою роль.

Именно на территории Курдистана осуществлялась переброска американских военных. В конце марта контингент насчитывал 1000 бойцов. Но турки сдерживали высокую активность курдов – они грозили применить силу в случае вторжения в Мосул и Киркук.

После падения Багдада к курдам все же пришла автономия. На территории Курдистана развивается несколько тысяч компаний и упор делается на туризм – на древних землях есть, на что посмотреть. Для иностранных инвесторов вложения в Иракский Курдистан – это просто манна небесная, так как они на целых 10 лет освобождаются от уплаты каких-либо налогов. Активно развивается и нефтедобыча – можно сказать, что это основа экономики любой страны Ближнего Востока.

Источник: FB.ru

Территория[править]

Если этнический Иракский Курдистан включает в себя провинции Эрбиль, Дохук, Сулеймания и Киркук, а также области Ханекин (провинция Дияла), Синджар и Махмур (провинция Мосул), с территорией 80 000 км² и общим населением около 6 миллионов человек (что составляет 1/6 по территории и 1/4 по населению от всего Ирака), то «Курдистанский Регион» — только три первые провинции с территорией 38 000 км² и населением 3,5 миллиона; судьба остальных территорий находится в «подвешенном» состоянии, хотя предполагается, что в конце 2007 года будет проведен референдум, который окончательно определит их принадлежность. Фактическое положение этих областей также двусмысленно, так что их нельзя однозначно назвать ни включенными в состав «Региона Курдистан», ни исключенными из него, а скорее зависимыми от него территориями. На особом положении находится Киркук, где позиции курдских партий также достаточно сильны, но среди местного некурдского населения (арабов и туркоманов) в свою очередь сильны антикурдские настроения.

Природные условия[править]

Иракский Курдистан отличает горный рельеф и обилие рек и озер. Самая высокая гора — Чик Дар (3 611 м). Леса (напр., в провинциях Эрбиль и Дохук — 770 га); курдским правительством проводятся интенсивные лесопосадки.

Климат[править]

Иракский Курдистан делится на три климатические зоны:

  1. равнинный юг с субтропическими климатом, мягкими дождливыми зимами и жарким сухим летом с температурой до 40 °C;
  2. нагорья, где лето жаркое, но зимы холоднее, со снегом; однако температура почти не опускается ниже 0 °C;
  3. высокогорья с холодными зимами, температурами ниже 0 °C и снегом, который окончательно сходит лишь в июне-июле.

Население[править]

Населяющие Иракский Курдистан курды говорят на двух различных диалектах курдского языка: курманджи и сорани, причем сораны живут на юге и востоке (их «столица» — Сулеймания), тогда как курманджи — на севере и западе региона. Также есть христиане — ассирийцы и халдеи (халдо-католики), главным образом в районе Дохука (30 000; в настоящее время их число увеличивается за счёт миграции из арабских областей), сильно ассимилировавшиеся с курдами, туркоманы (в районах Эрбиля, Киркука и Мосула), и арабы, число которых за пределами «Курдистанского Региона» резко возросло во времена правления Саддама Хусейна. Курды — по вероисповеданию — в основном мусульмане-сунниты (большинство шиитов, из племени файли, были изгнаны в Иран в 1971-72 годах; шиитским поныне является часть населения Ханекина); курды-езиды (самооценка 500 000, явно завышена) живут в основном в Синджаре и районе Дохука; под Дохуком находится главная святыня езидов — Лалеш. Есть армянские общины в Захо и Дохуке (всего в «Региональном Курдистане» 10 000 армян). До начала 50-х годов жили и евреи, также сильно ассимилировавшиеся с курдами; затем они в большинстве эмигрировали в Израиль.

Сельское хозяйство[править]

Иракский Курдистан — один из основных сельскохозяйственных районов Ближнего Востока. В нем выращивалось до 75 % всей иракской пшеницы. Только три провинции «Курдистанского региона» дают 50 % иракской пшеницы, 40 % ячменя, 98 % табака, 30 % хлопка и 50 % фруктов. Традиционно развито также животноводство, в основном овцы и козы.

Промышленность[править]

Две ГЭС — в Докане и Дербенди-Хане — работают далеко не в полную мощность; при условии реконструкции они способны полностью удовлетворить потребности региона в электроэнергии. В районе Сулеймании расположены два крупных цементных завода, ныне процветающие в связи со строительным бумом; намечено также строительство нового завода в Харире. Вообще индустрия, связаная со строительством, бурно развивается. Имеются также крупные предприятия текстильной и пищевой промышленности, впрочем, после 1991 года пришедшие в упадок; в Салахэддине (под Эрбилем) построен трубопрокатный завод. Намечается постройка нефтереперабатывающих заводов в четырёх главных городах «Регионального Курдистана» (Эрбиль, Сулеймания, Дохук, Захо).

Природные ресурсы[править]

Считается, что нефтяные запасы Иракского Курдистана — шестые в мире по величине и насчитывают 45 млрд. баррелей. Курдистанская нефть составляет 60 % добываемой в Ираке. Центром всей иракской нефтедобычи является Киркук. Однако на территории «Курдистанского региона» нефть до сих пор не разрабатывалась, хотя он также располагает богатыми месторождениями — в районе Сулеймании (где нефть добывают кустарным способом), к северо-востоку от Эрбиля, а также в районе Дохука и Захо. С конца 2005 г. начата разработка последнего месторождения, а за ним также месторождения под Сулейманией.

Добывается битум, добывается и обрабатывается мрамор; есть залежи железа и никеля.

Важным природным богатством региона в условиях Ближнего Востока являются запасы пресной воды.

Праздники[править]

Главный национальный праздник Иракского, как и всего, Курдистана — древнейший, не только доисламский, но и до-зороастрийский иранский праздник Нового года — Ноуруз (21 марта). Вообще же официальный календарь насчитывает 60 праздников и памятных дат (включая траурные — как например день смерти Мустафы Барзани 1 марта); кроме мусульманских праздников официально отмечаются ассирийские (ассирийский Новый Год — 1 апреля и Рождество); езидские («езидские дни» 6-13 октября) и международные (1 января, 8 марта, 1 мая).

Подробнее см. здесь

История[править]

Южный Курдистан до вхождения в состав Ирака[править]

Согласно предположениям ученых (в частности О. Л. Вильчевского), территория Иракского Курдистана (треугольник Эрбиль-Киркук-Сулеймания в горах Загроса) стали местом формирования современного курдского этноса из ряда живших здесь иранских (мидийских) племён. Под Сулейманией найден первый известный текст на курдском языке — так называемый «сулейманийский пергамент» VII века, с небольшим стихотворением, оплакивающим нашествие арабов и разрушение ими святынь зороастризма. В 1514 г. нынешний Иракский Курдистан вошел в состав Османской империи. В Позднем Средневековье на его территории существовало несколько полунезавивсимых эмиратов: Синджар (езидский эмират с центром в Лалеше), Бахдинан (столица г. Амадия), Соран (столица Ревандуз) и Бабан (столица Сулеймания). Эти эмираты были ликвидированы турками в 1830-х годах. Административно территория Иракского Курдистана составляла Мосульский вилайет. Впрочем, из-за слабости османской власти многим племенам, особенно жившим в труднодоступных горных районах, удавалось сохранять полу- или почти полную независимость.

В ходе Первой Мировой войны в 1917 году англичане заняли Киркук, а русские войска — Сулейманию. Русский фронт после этого развалился из-за революции, но англичане в начале ноября 1918 г. взяли под свой контроль весь Мосульский вилайет. Вскоре английские оккупанты начали сталкиваться с сопротивлением курдов, в дела которых они активно вмешивались. Это сопротивление, принявшее массовый характер, возглавил Махмуд Барзанджи, провозгласивший себя королем Курдистана. Первоначальной идеей англичан было создание Мосульском вилайете федерации племенных курдских княжеств, но после создания англичанами Иракского королевства было решено присоединить вилайет к Ираку. Видимо, решающую роль сыграло здесь открытие в 1922 г. нефти под Киркуком: для ее эксплуатации англичане нуждались в стабильности и прочной государственной власти, которую племенные княжества обеспечить не могли.

Турция некоторое время выдвигала претензии на Мосульский вилайет, утверждая, что англичане оккупировали его незаконно, так как условия Мудросского перемирия 1918 г. его не затрагивали. Вопрос был передан на рассмотрение Лиги наций. 16 декабря 1925 года Совет Лиги Наций постановил оставить Мосульский вилайет за Ираком, приняв в качестве основы демаркационную линию (так наз. «Брюссельская линия»), установленную годом раньше.

Курдистан при иракской монархии[править]

При передаче Мосульского вилайета Ираку был продекларирован ряд национальных прав курдов: так, предполагалось, что чиновники в Курдистане будут из местных жителей, курдский язык станет языком делопроизводства, суда и образования. Ничего этого на деле исполнено не было. Фактически 90 % чиновников были арабы, образование на курдском языке допускалось только в начальных школах, в область инвестировалось явно несоразмерное с ее значением количество бюджетных средств, промышленность не развивалась. Кроме того, курды ощущали дискриминацию при приеме на работу, в ВУЗы и военные училища. Все это вызывало недовольство, помноженное на обострившиеся национальные чувства.

До 1931 года главным очагом национального движения иракских курдов была Сулеймания — столица Махмуда Барзанджи; после подавления последнего восстания Барзанджи первостепенную роль в курдском движении начинает играть племя барзан и его вожди — шейх Ахмед Барзани и особенно Мустафа Барзани. Под их руководством барзанцы поднимают целый ряд восстаний против центральной власти (1931-32 — шейх Ахмед; 1934-36 — под руководством Халила Хошави; и наконец, наиболее крупное восстание Мустафы Барзани в 1943-45 гг.). Одновременно (1939) возникает националистическая организация иракских курдов «Хива» («Надежда»), в которую входил целый ряд политических деятелей самой различной ориентации (от правых либералов до крайне левых), включая, например, личного адъютанта регента Ирака майора Иззата Абдель-Азиза (повешен в 1947 г.). Противоречия между правым и левым крылом «Хивы» привели к ее расколу в 1944 г. и выделению из нее левой партии «Рызгари курд» («Освобождение курдов»), члены которой наряду с членами партии «Шорш» («Революция») в 1946 г. создали Демократическую партию Курдистана под председательством Мустафы Барзани.

Сентябрьское восстание[править]

Свержение иракской монархии в 1958 г. на короткое время дало равноправие курдам и посеяло надежды на улучшение ситуации как в социально-экономической (аграрная реформа), так и в политической (автономия) сфере. Разочарование курдов, как и поворот правительства Касема в сторону арабского шовинизма, стали причиной Сентябрьского восстания 1961—1975 гг., под предводительством Барзани и ДПК. Официальный лозунг восставших был: «Демократия Ираку — автономия Курдистану!» Уже в первый год восстания Барзани берёт под контроль всю горную часть Иракского Курдистана с населением 1 млн. 200 тыс. человек, которая получила название «Свободного Курдистана»; роль власти в нём первоначально играли органы ДПК, в 1964 г. были созданы «Совет Революционного Командования Курдистана» (парламент) и «Исполнительный совет» (правительство). 11 марта 1970 г. между Барзани и Саддамом Хусейном был подписан договор, принципиально признававший за курдами право на автономию. Предполагалось, что конкретно закон об автономии будет разработан в течение четырех лет по обоюдному соглашению. Однако 11 марта 1974 г. Багдад в одностороннем порядке провозгласил закон, не устраивавший курдов (Барзани назвал предлагавшуюся автономию «бумажной»). Предполагалось создание автономии на территории Эрбильской, Дохукской и Сулейманийской провинций со столицей в Эрбиле; на этой территории курдский язык объявлялся официальным, создавались законодательный (парламент) и исполнительный (правительство) советы. Ряд положений закона предусматривал самый плотный контроль над деятельностью автономных властей правительства. Но курдов более всего возмутило установление границ, в результате чего в состав автономии не вошла половина Иракского Курдистана, включая нефтеносный Киркук. В Киркуке, отчасти в Синджаре правительство уже несколько лет проводило энергичную арабизацию, изгоняя курдов и поселяя на их месте арабов. В этом же русле восприняли курды изгнание в Иран в начале 1972 г. 40 тыс. курдов-файли (шиитов). В результате Барзани начал новое восстание, продолжавшееся год и потерпевшее поражение после заключения Алжирского договора между Ираком и Ираном (6 марта 1975 г.), предусматривавшего в обмен на пограничные уступки прекращение Ираном поддержки восстания и совместное с Ираком выступление против повстанцев в случае его продолжения.

Эпоха Саддама Хусейна[править]

Поражение Сентябрьского восстания сопровождалось массовой эмиграцией курдов в Иран. В мае 1976 г. ДПК и новосозданный Патриотический союз Курдистана во главе с Джалялом Талабани возобновили вооруженную борьбу, но она далеко не достигала прежней силы. На территории трех провинций была установлена автономия, носившая в значительной степени марионеточный характер. За их пределами, проводилась довольно жесткая политика арабизации. Так, до 1980 г. было разрушено ок. 600 курдских селений и депортировано в особые поселки до 200.000 человек.

С началом Ирано-Иракской войны (1980) Иракский Курдистан становится полем боя между иракцами, с одной стороны, иранцами и поддерживаемыми ими иракскими курдами — с другой. 22 июня 1983 года иранцы вторглись на его территорию, а уже к октябрю, при активной поддержке ДПК и ПСК, контролировали 400 кв. км в районе Пенджвина. Новое иранское наступление в Курдистане началось в марте 1987 года; иранцы и курды дошли до Сулеймании, но были остановлены на подступах к городу. Однако в мае 1988 года иракские войска вытеснили иранцев из Курдистана. В ходе этих боев иракцы активно применяли химическое оружие как против пешмерга, так и против населенных пунктов. Особенно известна газовая бомбардировка Халабджи 16 марта 1988 г.

На заключительном этапе войны (1987-88 гг.) Саддам Хусейн предпринял «чистку» Курдистана, известную как операция «Анфаль». 182 тыс. курдов было «анфалировано» (вывезено на армейских грузовиках и уничтожено), еще 700 тыс. депортировано из Курдистана в особые лагеря; по подсчетам Масуда Барзани к 1991 г. из 5000 населенных пунктов в Курдистане было уничтожено 4.500. Деревни и небольшие городки сносились бульдозерами; для того, чтобы сделать среду непригодной для обитания, вырубались леса и бетонировались колодцы, Так например был полностью уничтожен в июне 1989 г. 70-тысячный город Кала-Диза (район Ханекин): население было изгнано, все строения взорваны динамитом и сровнены бульдозерами, так что на месте города осталось только три старых дерева.

Сразу же после окончания войны Саддам Хусейн начал массированное наступление на пешмерга (25-30 августа 1988 г.), в ходе которого полностью вытеснил их из Ирака в Иран. Всего было убито 5 тысяч человек, 100 тыс. жителей бежало в Турцию.

«Свободный Курдистан»[править]

Курдские партии, объединившиеся в 1987 г. в «Национальный Фронт Иракского Курдистана», вновь активизировались с началом кувейтского кризиса 1990—1991 гг. Поражение Саддама в Войне в Заливе вылилось в общеиракское восстание. Массовое восстание в Курдистане началось 5 марта; уже 7 марта была освобождена Сулеймания, 11 марта — Эрбиль и 13 марта- Дохук. С освобождением Киркука (20 марта) пешмерга контролировали уже весь этнический Курдистан.

Однако Саддам Хусейн, к тому времени заключивший мир с коалицией, сумел перегруппировать свои силы, перебросил на север элитные дивизии Республиканской гвардии и неожиданно для курдов начал наступление. Особо дезорганизующее действие оказали слухи, что иракцы вновь применят химическое оружие. 3 апреля иракцы взяли Сулейманию, после чего Саддам Хусейн официально объявил о «подавлении мятежа». В страхе перед новым Анфалем, курды кинулись к границам с Ираном и Турцией. По оценке Генсека ООН в конце апреля в Иране находилось около 1 млн. беженцев из Ирака, в Турции — 416 тыс.; от 200 тыс. до 400 тыс. чел. искали укрытия в высокогорной местности Ирака. Из районов Киркука и Эрбиля бежало до 70 процентов населения.

Перед лицом гуманитарной катастрофы, ООН принимает 5 апреля 1991 г. резолюцию № 688, объявляющую территорию к северу от 36 параллели «зоной безопасности» . Десантники стран НАТО (США, Великобритании и Франции) начинают высаживаться в Иракском Курдистане (операция «Восстановление комфорта»), после чего от Саддама Хусейна ультимативно требуют оставить три курдские провинции. К октябрю иракцы полностью оставили эти провинции, при этом подвергнув Сулейманию артиллерийскому обстрелу и бомбардировкам с воздуха. В результате на территории автономии возникло фактически независимое курдское государственное образованиеся под мандатом ООН — так называемый «Свободный Курдистан».

19 мая 1992 г. в «Свободном Курдистане» были проведены выборы в «Национальную Ассамблею» (парламент). Обе основные партии намеренно установили высокий проходной барьер (7 %), который отсёк мелкие партии и практически прекратил их существование. В результате за ДПК было подано 45,3 % голосов, за ПСК — 43,8 %, и парламент был поделен между ДПК (51 мандат) и ПСК (49 мандатов, из 105; 5 мандатов было зарезервировано за представителями христиан).

На первой сессии парламента было утверждено правительство (4 июня), получившее официальное название «Региональное правительство Курдистана» (hikumêta hêrema Kurdistanê; обыкновенно используется, в том числе официально, англ. аббревиатура KRG). Его возглавил Косрат Расул (ПСК), прославившийся в боях 1991 г.; представитель ДПК д-р Рош Шавес был избран председателем парламента.

На второй сессии, 4 октября 1992 г., парламент принял декларацию об образовании федерального курдского государства со столицей в Киркуке (фактически курдам неподконтрольном) в рамках «демократического, свободного и объединенного Ирака». Решение о будущей федерализации Ирака было подтверждено в том же месяце на общеиракском съезде оппозиции, состоявшемся также в Эрбиле.

Экономическое положение «Свободного Курдистана» было крайне тяжелым. Как часть Ирака он был подвержен общим санкциям, введенным ООН против этой страны; со своей стороны и Саддам Хусейн объявил ему блокаду, огородив границу линией укреплений и минных полей длинной 550 км. В результате безработица составляла 90 % в 1992 и 70 % в 1998 годах, а цены на нефтепродукты на черном рынке в 70 раз превышали багдадские. Положение усугублялась огромным количеством беженцев и полным разрушением страны в годы «Анфаля». «На месте (городка) Хаджи Омрана — несколько палаток; вместо Барзана — две-три палатки над рекой» — вспоминает очевидец ситуацию осени 1991 года (Хошави Бабакр., стр. 24)

В то же время, в подконтрольных Багдаду областях продолжался процесс арабизации. Всего с 1991 по 1998 годы из Киркука было изгнано 200 тыс. курдов и 5 тыс. туркоманов; на их место было поселено 300 тыс. арабов. Такими действиями Саддам Хусейн достигал сразу двух целей: собственно арабизации и подрыва «Свободного Курдистана» с помощью масс беженцев.

Процесс формирования курдской государственности застопорила гражданская война между ДПК и ПСК, начавшаяся летом 1994 г. ПСК предъявлял претензии экономического характера, обвиняя ДПК в дискриминации контролируемого им Сулейманийского региона (в частности утверждалось, что ДПК обращает в свою пользу сборы с таможенного пункта в Захо на турецкой границе — в то время главный источник финансовых поступлений в бюджет образования). По мнению же противников ПСК, эти претензии стали выдвигаться лишь «задним числом», реальной же подоплекой войны была надежда Талабани неожиданным переворотом овладеть властью во всем Курдистане. Опираясь на поддержку Ирана, Талабани сумел добиться крупных успехов, вытеснив Барзани с большей части территории «Свободного Курдистана». В такой сиутации, Барзани обратился за помощью к Саддаму Хусейну. 9 сентября 1996 года иракские войска взяли Эрбиль. В тот же день, пешмерга ДПК без особого кровопролития овладели «столицей» ПСК — Сулейманией. Пешмерга Талабани бежали в Иран. В начале октября 1996 года под давлением США обе партии заключили перемирие, а иракские войска были выведены из Курдистана. В 1997 году бои возобновились и прекратились только в мае следующего года, когда при активном посредничестве Госдепартамента США между двумя лидерами начались мирные переговоры. Окончательно мир был заключен 17 сентября 1998 г. в Вашингтоне. Всего в войну с обеих сторон погибло 3 тыс. человек.

Миру между Барзани и Талабани сильно способствовало вступление в действие программы ООН «Нефть в обмен на продовольствие», потребовавшее от курдских лидеров кооперации для получения средств программы; именно реализация этой программы была главной темой переговоров в Вашингтоне. Хотя Вашингтонские соглашения предусматривали новое объединение «Свободного Курдистана», фактически области Эрбиль-Дохук (зона ДПК) и Сулеймания (зона ПСК) оставались отдельными государственными образованиями с собственными парламентами и «региональными правительствами». Тем не менее, дальнейшее развитие событий требовало от курдских лидеров тесной кооперации в своих же собственных интересах. В 2002 г. возобновил работу единый парламент.

Согласно программе «Нефть в обмен на продовольствие», на помощь Курдистану выделялось 13 % нефтяных доходов Ирака, так что к 2003 г. курды получили по программе 8.35 млрд.$ (еще более 4 млрд., выделенные на нужды Курдистана, не были потрачены из-за саботажа багдадских чиновников и «зависли» на счетах ООН.). Результатом был относительный подъем экономики Курдистана, резко контрастировавший с нищетой, в которой находилась основная часть Ирака. Так, если в 1996 г. в зоне ДПК было 26 птицеферм, то в 2006 г. — 396. К 2004 году уровень жизни в Курдистане (в отличие от остального Ирака) был выше, чем до 1991 г., а доход на душу населения превышал общеиракский на 25 %.

Новой проблемой «Свободного Курдистана» стали исламисты, а именно организация «Ансар аль-Ислам», поддерживаемая Тегераном, связанная с Багдадом и Аль-Каидой и превратившая в свой ополот г. Халабджу. В феврале 2001 г. исламисты совершили первый крупный теракт, убив видного руководителя ДПК Франсо Харири (губернатор Эрбиля, христианин). Осенью 2001 г. Талабани послал против них 12 тыс. пешмарга (Барзани также предлагал свою помощь), но вмешательство Ирана не допустило окончательного разгрома группировки. Она была уничтожена только в конце марта 2003 г. при помощи американцев. Однако исламистское подполье существует до сих пор, время от времени устраивая теракты. Так, во время крупного взрыва у штаб-квартиры ДПК в сентябре 2003 г. погиб вице-премьер Сами Абдель-Рахман — второй по значимости человек в ДПК.

«Курдистанский Регион» в настоящее время[править]

В 2003 году иракские курды проявили себя активными союзниками США. Сами американцы первоначально не отводили им большой роли в своих планах, надеясь начать мощное наступление со стороны Турции собственными силами. Последовавший в последний момент (март 2003 г.) отказ Турции в предоставлении своей территории резко повысил роль курдского фактора. В Курдистан была переброшена 173 воздушно-десантная бригада; к 27 марта в Курдистане насчитывалось уже 1000 американских военнослужащих. Активность курдов сдерживалась только турками, которые грозили вооруженным вмешательством, если курды перейдут в наступление и займут Мосул и Киркук. Тем не менее, начало боев за Багдад послужило для иракцев на северном фронте сигналом к бегству, и курды, двинувшись вперед на их плечах, 10 апреля заняли Мосул (ДПК) и 11 апреля — Киркук (ПСК). Эти события сопровождались массовыми изгнаниями арабов из домов, переданных им в ходе «арабизации». Под давлением американцев и турок, пешмерга быстро оставили Мосул и Киркук, при этом насколько возможно упрочив там позиции своих партий. Новый глава оккупационной администрации Пол Бреммер, не желая раздражать ни арабов, ни турок, повел себя по отношению к курдам крайне сдержанно. Было объявлено, что ликвидация последствий арабизации должна происходить постепенно и по суду, с предоставлением арабам компенсации; вопрос же о административной принадлежности «освобожденных» районов должен решиться впоследствии на референдуме. Таким образом, «освобожденные» районы не вошли в состав курдского государственного образования, хотя на деле там была сформирована администрация из членов ДПК (Синджар и Махмур) или ПСК (районы Киркука-Ханекина). В целом эти районы, хотя де-юре не подчиняются Эрбилю, де-факто находятся в теснейшей связи и зависимости от KRG.

Американцы, стремясь сохранить целостный относительно централизованный Ирак, первоначально надеялись создать «многоэтническую иракскую нацию» по американскому образцу, с представлением статуса субъектов федерации прежним провинциям. При этом предполагалось, что все курдские правительственные органы будут распущены. Однако соответствующее предложение, сделанное Бреммером Масуду Барзани в конце 2003 г., встретило неожиданный для американца жёсткий отпор: Барзани отказался подписывать новую конституцию Ирака, если в ней не будут оговорены самые широкие автономные права курдов. В конечном итоге курды добились своего, в конституции Ирака были оговорены самые широкие права Курдистана, вплоть до права выхода из состава Ирака в случае нарушения центральным правительством своих обязательств. Последнюю точку в процессе легитимации курдского государственного обрзования поставило принятие конституции Ирака на референдуме в октябре 2005 г. При этом Курдистан признает власть Багдада лишь постольку, поскольку желает сам. Так, 2 сентября 2006 г. Масуд Барзани издал указ, запрещающий вывешивать в Курдистане флаг Ирака, который курды считают символом арабского шовинизма.

Окончательному разрешению вопроса о власти в Курдистане содействовала договоренность между Масудом Барзани и Джалалем Талабани, согласно которой первый обязался поддержать Талабани на пост президента Ирака, второй — соглашался на занятие Барзани поста президента Курдистана. 12 июня 2005 г. парламент Курдистана провозгласил Масуда Барзани президентом; 7 мая 2006 г. было сформировано объединенное правительство, которое возглавил 40-летний племянник Масуда — Нечирван Барзани. До того он 6 лет возглавлял правительство ДПК в Эрбиле и составил себе, как политик и хозяйственник, хорошую репутацию не только среди ДПК, но и среди ПСК. С его премьерством в Эрбиле был связан экономический подъем Курдистана. В новом правительстве 14 портфелей досталось ПСК, 13 портфелей — ДПК и еще 5 портфелей — мелким партиям (коммунисты, социалисты и т. д.). Пост вице-премьера занял Омар Фаттах из ПСК.

В настоящее время Курдистан имеет, кроме парламента и правительства, собственные вооруженные формирования пешмерга (до 80 тыс. человек, с тяжелым оружием, бронетехникой и танками), собственную службу безопасности, организованную при помощи израильских инструкторов («Асаиш»), несколько спутниковых каналов (эрбильский «Kurdistan-TV», сулейманийский «KurdSat» и др.), четыре университета (в Сулеймании, Эрбиле и Дохуке и Кифри). В 2005 г. построенный под Эрбилем аэропорт обеспечил ему воздушную связь с внешним миром (второй аэропорт существует в Сулеймание).

Начавшиеся под Захо (близ турецкой границы)и Сулейманией разработки нефти способны дать Курдистану независимые источники доходов. Работы под Захо ведет норвежская компания DNO; кроме того KRG заключило соглашения на разведку с канадской Western Oil Sands и английской Sterling Energy. Запасы месторождения «Тавке-1» под Захо оценивают в 100 млн. баррелей; начальный уровень добычи — 5 тыс. баррелей в день, но в течение года планируют довести нефтедобычу до 20.000 баррелей в день. В настоящее время (лето 2006) в Курдистане подготовлен законопроект об углеводородах, который должен придать правовую основу начатыми Региональным правительством самостоятельным разработкам; при чем курды намерены распространить действие этого закона и на Киркук, формально подчиняющийся Багдаду. Всё это вызывает протесты Багдада, который, не имея других рычагов воздействия на ситуацию, грозит не допускать на иракский рынок нефтяные компании, работающие в Курдистане.

В настоящий момент в Курдистане действуют 3800 иракских и иностранных компаний. Особенные надежды возлагает KRG на развитие туризма, как международного так и внутрииракского, так как Курдистан, благодаря своим природным особенностям, являлся в «мирные» времена любимым местом летнего отдыха для жителей южных полупустнынных районов. Стремясь привлечь инвестиции, новое правительство Курдистана провело закон, предоставляющий иностранным инвесторам 10-летние налоговые каникулы.

Ныне Иракский Курдистан является единственной стабильной и относительно благополучной зоной в Ираке. Американцы рассматривают его как свой плацдарм в регионе. Среди курдской элиты распространено мнение, что ввиду возможного развала Ирака следует готовиться к провозглашению независимости.

Ссылки[править]

  • Официальный сайт Регионального Правительства Курдистана (англ.)
  • http://www.rojname.com/index.kurd?ziman=english
  • http://www.kurdmedia.com/
  • http://www.kdp.pp.se/
  • http://www.kerkuk-kurdistan.com/default.asp?ser=4
  • http://www.culturalorientation.net/kurds/khist.html
  • http://www.aha.ru/~said
  • http://kurdistan.ru/
  • http://web.archive.org/web/20020709070901/http://www.hro.org/editions/hrdef/400/0408.htm

Источник: traditio.wiki


Categories: Другое

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.