27 января 1945 года был освобожден лагерь смерти Освенцим. Освобожден он был украинцами, как о том поведал министр иностранных дел Польши Гжегож Схетына, поскольку операция была проведена силами 1-го Украинского фронта. И в самой Польше, и Европе исторические «открытия» главы польского внешнеполитического ведомства вызвали бурю негодования, а сам он вынужден был оправдываться. Впрочем, это уже не первая попытка переписать историю Второй мировой.

Статистика адских фабрик

Концентрационные лагеря изобрели задолго до того, как их начала строить в Европе фашистская Германия. Однако Гитлер стал «революционером» в этом деле, поставив одной из главных задач перед администрацией лагерей массовое уничтожение представителей «неполноценных наций» — евреев и цыган, а также военнопленных. Вскоре, когда Германия начала терпеть поражения на Восточном фронте, к нациям, подлежащей уничтожению, были причислены и русские, украинцы, белорусы в качестве «представителей ущербных славян».


Всего фашистская Германия создала и на своей территории, и преимущественно в Восточной Европе более полутора тысяч лагерей, в которых содержались 16 млн. человек. 11 млн. было убиты либо они умерли от болезней, голода и непосильного труда. Концлагерей, в которых содержалось более 10 тыс. человек, насчитывалось более 60.

Самыми страшными среди них были «лагеря смерти», предназначенные исключительно для массового уничтожения людей. Таковых в списке полтора десятка.

Освенцим

Освенцим (по-немецки — Аушвиц), имевший три отделеня, занимал территорию в 40 кв.км. Это был самый крупный лагерь, он унес жизни, по различным оценкам, от 1,5 млн. до 3 млн. человек. На Нюрнбергском трибунале была названа цифра в 2,8 млн. 90% жертв составили евреи. Значительный процент приходился на долю поляков, цыган и советских военнопленных.

Это была фабрика, бездушная, механистичная, и от того еще более страшная. На первом этапе существования лагеря узников расстреливали. И для того, чтобы повышать «производительность» этой адской машины, постоянно «улучшали технологию». Поскольку с погребением постоянно возрастающего количества расстрелянных палачи переставали справляться, был построен крематорий. Причем строили его сами же заключенные. Затем провели испытание отравляющего газа и признали его «эффективность». Так в Освенциме появились газовые камеры.


Охранную и надзирательные функции исполняли войска СС. Всю же «рутинную работу» переложили на самих узников, зондеркоманду: сортировку одежды, переноску тел, обслуживание крематория. В самые «напряженные» периоды в печах Освенцима сжигали ежесуточно до 8 тыс. тел.

В этом лагере, как и во всех остальных, практиковались пытки. Тут уже за дело принимались садисты. Главным был врач Йозеф Менгеле, которого, к сожалению, не достал Моссад, и он подох своей смертью в Латинской Америке. Он ставил медицинские опыты над узниками, проводя чудовищные полостные операции без анестезии.

Несмотря на усиленную охрану лагеря, которая включала в себя забор под высоким напряжением и 250 сторожевых собак, в Освенциме предпринимались попытки побегов. Но практически все они заканчивались гибелью узников.

А 4 октября 1944 года произошло восстание. Члены 12-й зондеркоманды, узнав, что их намереваются заменить на новый состав, что предполагало верную смерть, решились на отчаянные действия. Взорвав крематорий, они убили троих эсесовцев, подожгли два знания и пробили брешь в находившемся под напряжением заборе, предварительно устроив короткое замыкание. До полутысячи человек оказались на свободе. Но вскоре всех беглецов переловили и доставили в лагерь для показательной казни.


Когда в середине января 1945 года стало понятно, что советские войска неминуемо должны прийти в Освенцим, трудоспособных узников, которых тогда насчитывалось 58 тыс. человек, угнали вглубь германской территории. Две трети из них умерли в дороге от истощения и болезней.

27 января в 3 часа дня в Освенцим вошли войска под командованием маршала И.С.Конева. В лагере в тот момент находилось около 7 тыс. узников, среди которых было 500 детей от 6 до 14 лет. Солдаты, успевшие наглядеться на войне на многие зверства, обнаружили в лагери следы чудовищных, запредельных злодеяний. Поражали масштабы «проделанной работы». На складах были найдены горы мужских костюмов и верхней женской и детской одежды, несколько тонн человеческих волос и перемолотых костей, подготовленных к отправке в Германию.

В 1947 году на территории бывшего лагеря был открыт мемориальный комплекс.

Треблинка

Лагерь смерти, созданный в Варшавском воеводстве Польши в июле 1942 года. За год существования лагеря в нем было уничтожено около 800 тыс. человек, преимущественно евреев. Территориально это были граждане Польши, Австрии, Бельгии, Болгарии, Греции, Германии, СССР, Чехословакии, Франции и Югославии. Евреев привозили в заколоченных товарных вагонах. Остальных преимущественно приглашали «на новое место жительство», и они на свои деньги покупали железнодорожные билеты.


«Технология» массовых убийств здесь отличалось от существовавшей в Освенциме. Прибывших и ничего не подозревавших людей приглашали в газовые камеры, на которых было написано «Душевые». Использовался не отравляющий газ, а выхлопные газы от работающих танковых двигателей. Вначале тела закапывали в землю. Весной 1943 года был построен крематорий.

Среди членов зондеркоманды действовала подпольная организация. 2 августа 1943 года она организовала вооруженное восстание, захватив оружие. Часть охраны была перебита, несколько сотен узников сумели бежать. Однако практически все они вскоре были найдены и убиты.

Одним из немногих выживших участников восстания был Самуэль Вилленберг, после войны написавший книгу «Восстание в Треблинке». Вот что он рассказал в 2013 году в интервью о своем первом впечатлении от фабрики смерти:

«Я не подозревал, что происходит в лазарете. Я просто вошел в это деревянное здание и в конце коридора вдруг увидел весь этот ужас. На деревянном стуле сидели скучающие украинские охранники с ружьями.
ред ними — глубокая яма. В ней останки тел, которые еще не сожрал огонь, зажженный под ними. Останки мужчин, женщин и маленьких детей. Меня эта картина просто парализовала. Я слышал, как трещат горящие волосы и лопаются кости. В носу стоял едкий дым, на глазах наворачивались слезы… Как это описать и выразить? Есть вещи, которые я помню, но их не выразить словами».

После жестокого подавления восстания лагерь был ликвидирован.

Майданек

Располагавшийся в Польше лагерь Майданек по первоначальному замыслу должен был стать «универсальным» лагерем. Но после захвата в плен большого числа бойцов Красной Армии, попавших в окружение под Киевом, его было решено перепрофилировать в «русский» лагерь. С численностью заключенных до 250 тыс. Строительством занимались военнопленные. К декабрю 1941 года из-за голода, тяжелейшей работы, а также из-за вспышки эпидемии тифа умерли все узники, которых на тот момент насчитывалось около 10 тыс.

Впоследствии лагерь утратил «национальную» ориентацию, и в него стали свозить для уничтожения не только военнопленных, но и евреев, цыган, поляков, представителей других народов.

Лагерь, имевший площадь 270 гектаров, был разделен на пять секций. Одна была отведена для женщин и детей. Узники размещались в 22 громадных бараках. На территории лагеря имелись и производственные помещения, где работали заключенные. В Майданеке по различным данным погибли от 80 тыс. до 500 тыс. человек.


В Майданеке, как и в Освенциме, в газовых камерах использовали отравляющий газ.

На фоне ежедневных преступлений особо выделяется операция с кодовым названием «Энтерфест» (нем. — праздник сбора урожая). 3 и 4 ноября 1943 года было расстреляно 43 тыс. евреев. На дне рва длиной 100 метров, шириной 6 метров и глубиной 3 метров узники плотно укладывались одним слоем. После чего их последовательно убивали выстрелом в затылок. Затем укладывался второй слой… И так далее до полного заполнения рва.

Когда 22 июля 1944 года Красная армия заняла Майданек, в лагере находилось несколько сотен оставшихся в живых узников разных национальностей.

Собибор

Этот лагерь действовал в Польше с 15 мая 1942 года до 15 октября 1943 года. Унес жизни четверти миллиона человек. Уничтожение людей происходило по отработанной «технологии» — газовые камеры на основе выхлопных газов, крематорий.

Подавляющее большинство узников убивали в первый же день. И лишь немногих оставляли для выполнения различных работ в мастерских в производственной зоне.


Собибор стал первым германским лагерем, в котором произошло восстание. В лагере действовала подпольная группа, которую возглавил советский офицер, лейтенант Александр Печерский. Печерский и его заместитель раввин Леон Фельдхендлер спланировали и возглавили восстание, которое началось 14 октября 1943 года.

Согласно плану, узники должны были тайно, поодиночке ликвидировать эсэсовский персонал лагеря, а затем, завладев оружием, находившимся на складе лагеря, перебить охрану. Он удался лишь частично. Были убиты 12 эсесовцев и 38, как утверждает «Энциклопедия Холокоста», охранников-украинцев. Но завладеть оружием не удалось. Из 550 заключенных рабочей зоны 320 начали прорываться за пределы лагеря, 80 из них погибли при побеге. Остальным удалось бежать.

130 заключенных бежать отказались, все они были расстреляны на следующий день.

На беглецов была устроена массированная охота, которая продолжалась две недели. Удалось обнаружить 170 человек, которые тут же были расстреляны. Впоследствии еще 90 человек были выданы нацистам местным населением. До конца войны дожили 53 участника восстания.

Руководитель восстания Александр Аронович Печерский смог пробраться в Белоруссию, где до воссоединения с регулярной армией воевал подрывником в партизанском отряде. Затем в составе штурмового батальона 1-го Прибалтийского фронта с боями продвигался на запад, дослужившись до звания капитана. Война для него закончилась в августе 1944 года, когда в результате ранения Печерский стал инвалидом. Умер в 1990 году в Ростове-на-Дону.


Вскоре после восстания лагерь Собибор был ликвидирован. После сноса всех построек его территорию распахали и засеяли картофелем и капустой.

Снимок в открытие статьи: оставшиеся в живых дети после освобождения немецко-фашистского концентрационного лагеря Освенцим советскими войсками, Польша, 27 января 1945 года /Фото: ТАСС

Источник: svpressa.ru

В Польше разразился скандал из-за идеи установить в Кракове памятник красноармейцам, погибшим в польских концлагерях. Российское военно-историческое общество организовало сбор средств на памятник военнопленным красноармейцам, погибшим в концлагере в районе Домбе и захороненным в братской могиле. Проект памятника уже создан. Строительство планируется начать в следующем году.  

«На участке воинских захоронений мемориального городского кладбища погребено более 1,2 тыс. военнопленных красноармейцев, погибших в концентрационных лагерях периода советско-польской войны 1919-1921 годов в окрестностях Кракова. Имена большинства из них неизвестны. Вернуть память о них – наш долг потомков», — говорится в сообщении, опубликованном на сайте общества, где размещены реквизиты для желающих сделать пожертвование на строительство памятника. 


Польская сторона возмущена: она видит в этом попытку «исказить историю» и «отвлечь внимание от Катыни». Мэр Кракова Яцек Майхровский (Jacek Majchrowski), которому подчиняется Управление муниципальных кладбищ, полагает, что Раковицкое кладбище — неподходящее место для монумента российским жертвам польско-большевистской войны. «Больше всего советских военных погибло под Рашином неподалеку от Варшавы. На Раковицком кладбище должен появиться простой православный крест, чтобы почтить память русских жертв, как мы чтим память немецких солдат, погибших на польских землях», — отмечает Майхровский. И тут же дает понять, что не будет делать даже этого: дескать, решение по данному вопросу должен принимать МИД Польши.

Это не просто утонченная издёвка ушлого чиновника, уравнивающего красноармейцев и фашистов, но и наглая подмена фактов. Мэр Кракова, историк по образованию, прекрасно понимает, что красноармейцы, погибшие в битве за Варшаву и замученные в польских концлагерях – не одно и тоже. Ему прекрасно известно также, что польские концлагеря успели унести многие тысячи жизней красноармейцев задолго до этой битвы, прозванной в Польше «чудом на Висле». 

Красноармейцы оказались под Варшавой в результате не наступления на Европу, как врут польские пропагандисты, а в результате контрудара Красной армии. Этот контрудар был ответом на попытку польского блицкрига весной 1920 года с целью закрепления за Польшей Вильно, Киева, Минска, Смоленска и (если удастся) Москвы, где Пилсудский мечтал собственноручно начертать на стенах Кремля: «Говорить по-русски запрещается!»


К сожалению, в странах бывшего СССР тема массовой гибели в польских концлагерях десятков тысяч россиян, украинцев, белорусов, прибалтов, евреев, немцев освещена ещё недостаточно. 

В результате начатой Польшей против Советской России войны поляки захватили свыше 150 тыс. красноармейцев. Всего вместе с политическими заключенными и интернированными в польском плену и концлагерях оказалось более 200 тысяч красноармейцев, гражданских лиц, белогвардейцев, бойцов антибольшевистских и националистических (украинских и белорусских) формирований. 

Польские концлагеря

Вторая Речь Посполитая создала огромный «архипелаг» из десятков концентрационных лагерей, станций, тюрем и крепостных казематов. Он раскинулся на территории Польши, Белоруссии, Украины и Литвы. Это не только десятки концентрационных лагерей, включая «лагеря смерти» и т.н. лагеря интернированных, такие как Стшалково, Шиптюрно (Szczypiorno), Ланьцут (Lancut), Тухоле, но и тюрьмы, сортировочные концентрационные станции, пункты сосредоточения и различные военные объекты вроде Модлина и Брестской крепости, где было сразу 4 концлагеря — Буг-шуппе, форт Берг, казарма Граевского и офицерский… Острова и островки архипелага располагались в том числе в городах и сёлах и назывались: Пикулице (на юге, недалеко от Перемышля), Коростень, Житомир, Александров, Луков, Остров-Ломжинский, Ромбертов, Здунская Воля, Торунь, Дорогуск, Плоцк, Радом, Пшемысл, Львов, Фридриховка (на Збруче), Звягель, Домбе (под Краковым), Демблин, Петроков, Вадовицы (на юге Польше), Белосток, Барановичи, Молодечино, Вильно, Пинск, Ружаны, Бобруйск, Гродно, Лунинец, Волковысск, Минск, Пулавы, Повонзки, Ровно, Стрый (в западной части Украины), Ковель…

Польские концлагеря

Сюда же следует отнести т.н. рабочие команды, работавшие в округе и у окрестных помещиков, формировавшиеся из узников, смертность среди которых временами превышала 75%. Согласно данным, которые были доложены на состоявшемся 20 декабря 1920 года в Верховном командовании совещании по делам пленных, в т.н. рабочих командах при сборных пунктах только этого фронта в тот момент числились 3824 пленных. 

Польский военный «ГУЛАГ» просуществовал сравнительно недолго – около трех лет, но за это время он успел уничтожить десятки тысяч людей. Самыми смертоносными были концлагеря, расположенные на территории Польши – Стшалково и Тухоль.

Красноармейцев уничтожали в польском плену следующими основными способами.

1. Массовыми убийствами и расстрелами.

До заключения в концлагеря их а) уничтожали во внесудебном порядке, оставляя ранеными на поле боя без оказания медицинской помощи и создавая гибельные условия транспортировки в места заключения; б) казнили по приговорам различных судов и трибуналов; в) расстреливали при подавлении неподчинения.

2. Созданием невыносимых условий в самих концлагерях (издевательства и избиения, голод, холод, болезни).

В начале 1920-х годов польские власти пытались отвлечь внимание мировой общественности от массовой гибели советских военнопленных из-за бесчеловечного обращения, переключив внимание на содержание польских военнопленных в советском плену. Однако сравнение оказалось выгодным для советской стороны. Несмотря на намного более тяжелые условия – гражданскую войну, иностранную интервенцию, разруху, голод, массовые эпидемии, отсутствие средств — польские военнопленные в России находились в гораздо более благоприятных для выживания условиях. 

Сегодня польская сторона признает факт массовой гибели заключенных польских концентрационных лагерей, но стремится преуменьшить количество погибших в плену. 

Во-первых, численность взятых в плен красноармейцев существенно занижается с целью уменьшения итогового количества погибших. Во-вторых, при подсчете погибших пленных речь идет только об умерших во время заключения.  Не учитывается около 40% военнопленных, погибших до заключения в концлагеря – непосредственно на поле боя либо во время транспортировки в лагеря и из них – обратно на родину. В-третьих, речь идет только о гибели красноармейцев, не учитываются умершие в неволе белогвардейцы, бойцы антибольшевистских и националистических формирований и члены их семей, а также политические заключенные и интернированные гражданские лица (сторонники советской власти и беженцы с востока). 

В целом польский плен и интернирование унесли более 50 тыс. жизней российских, украинских и белорусских узников: около 10-12 тыс. красноармейцев погибли до заключения в концлагеря, порядка 40-44 тыс. в местах заключения (примерно 30-32 тыс. красноармейцев плюс 10-12 тыс. гражданских лиц и бойцов антибольшевистских и националистических  формирований).

Хотелось бы призвать не только ученых-историков, но и правоведов Польши и России провести совместное расследование по вопросу о судьбе «исчезнувших» в польском плену десятков тысяч красноармейцев. Бесспорно, польская сторона имеет полное право на расследование всех обстоятельств гибели своих сограждан в Катыни, но и российская сторона имеет точно такое же право на расследование обстоятельств гибели красноармейцев в польском плену. И на составление, точнее восстановление, уже имевшихся к началу 1990-х гг. списков погибших в польских концлагерях соотечественников.

Заслуживают также внимания предложения российских блогеров о введении официальной даты поминовения бойцов Красной армии, погибших в польском плену в 1919–1922 годах, и кемеровского губернатора Амана Тулеева – о создании российского Института национальной памяти, который займется расследованиями преступлений, совершенных на чужбине против советских и российских граждан.

Источник: www.fondsk.ru

Польские концлагеря
Нацистские садисты во многом повторили действия своих польских предшественников. (И если немцы действовали скорее как муравьи — выполняя рутинную работу, то поляки убивали со страстью и в удовольствие — arctus)

Известно, что в Польше история с давних пор является персонажем, активно действующим на политической сцене. Поэтому извлечение на эту сцену «исторических скелетов» всегда было любимым делом тех польских политиков, у кого нет солидного политического багажа и, в силу этого, они предпочитают заниматься историческими спекуляциями.

Оригинал взят у Польские концлагеряarctus в Польские концлагеря 20-х гг превзошли в зверствах нацистские

Ситуация в этом плане получила новый импульс, когда после победы на парламентских выборах в октябре 2015 г. к власти вернулась партия ярого русофоба Ярослава Качинского «Право и Справедливость» («PiS»). Президентом Польши стал ставленник этой партии Анджей Дуда. Новый президент уже 2 февраля 2016 г. на заседании Совета национального развития сформулировал концептуальный подход к внешней политике Варшавы: «Историческая политика польского государства должна быть элементом нашей позиции на международной арене. Она обязательно должна быть наступательной».

Примером такой «наступательности» явился недавний законопроект, одобренный правительством Польши. Он предусматривает лишение свободы на срок до трех лет за словосочетания «польский концлагерь» или «польские лагеря смерти», применительно к нацистским лагерям, функционировавшим на территории оккупированной Польши во время Второй мировой войны. Автор законопроекта, польский министр юстиции объяснил необходимость его принятия тем, что такой закон позволит более эффективно защищать «историческую правду» и «доброе имя Польши».

В этой связи немного истории. Словосочетание «польский лагерь смерти» вошло в обиход во многом с «легкой руки» Яна Карского, активного участника польского антинацистского сопротивления. Он в 1944 г. опубликовал в «ColliersWeekly» («Кольеровский еженедельник») статью под названием «Польский лагерь смерти».

В ней Карский рассказал, как он, переодевшись немецким солдатом, тайно посетил гетто в Избице Любельской, из которого заключённых евреев, цыган и др. направляли в нацистские лагеря уничтожения «Белжец» и «Собибор». Благодаря статье Карского, а затем написанной им книге «Курьер из Польши: История тайного государства» («Courier from Poland: Story of a Secret State»), мир впервые узнал о массовом истреблении нацистами евреев на территории Польши.

Замечу, что в течение 70 лет после Второй мировой войны словосочетание «польский лагерь смерти», как правило, понималось как нацистский лагерь смерти, расположенный на территории Польши.

Проблемы начались, когда президент США Б. Обама в мае 2012 г., посмертно награждая Я. Карского Президентской медалью Свободы, в своей речи упомянул «польский лагерь смерти». Польша возмутилась и потребовала объяснений и извинений, так как подобное словосочетание якобы бросало тень на польскую историю. Масла в огонь добавило посещение в июле 2016 г. Папой Римским Франциском Польши. Тогда в Кракове Франциск встретился с единственной женщиной, рожденной и выжившей в нацистском лагере Аушвиц (Освенцим). В своей речи Папа назвал местом ее рождения «польский концентрационный лагерь Аушвиц». Эту оговорку тиражировал католический портал Ватикана «IlSismografo». Польша вновь возмутилась. Таковы известные истоки появления вышеупомянутого польского законопроекта.

Впрочем, дело тут не только в вышеприведенных злополучных оговорках мировых деятелей по поводу нацистских лагерей.

Польские концлагеря

Польским властям, помимо этого, крайне необходимо блокировать любые воспоминания о том, что в Польше в 1919 – 1922 гг. действовала сеть концентрационных лагерей для военнопленных красноармейцев, захваченных в период польско-советской войны 1919 – 1920 гг.

Известно, что по условиям существования в них военнопленных эти лагеря явились предтечами нацистских концентрационных лагерей смерти.

Однако польская сторона не желает признавать этот документально подтвержденный факт и весьма болезненно реагирует, когда в российских СМИ появляются заявления или статьи, в которых упоминаются польские концентрационные лагеря. Так, резко негативную реакцию Посольства Республики Польша в РФ вызвала статья Дмитрия Офицерова-Бельского доцента НИУ Высшей школы экономики (Пермь) под названием «Равнодушно и терпеливо» (05.02.2015.Lenta.ru https://lenta.ru/articles/2015/02/04/poland/ ).

В этой статье российский историк, анализируя непростые польско-российские отношения, назвал польские лагеря для военнопленных концентрационными лагерями, а также назвал нацистский лагерь смерти Аушвиц Освенцимом. Он тем самым якобы бросил тень не только на польский город Освенцим, но и на польскую историю. Реакция польских властей, как всегда, не замедлила себя ждать.
Заместитель польского посла в Российской Федерации Ярослав Ксёнжек в письме в редакцию «Lenta.ru» заявил о том, что польская сторона категорически возражает против применения определения «польские концлагеря», ибо оно никоим образом не соответствует исторической правде. В Польше периода 1918 – 1939 гг. такие лагеря якобы не существовали.

Польские концлагеря

Однако, польские дипломаты, опровергая российских историков и публицистов, в очередной раз сели в лужу. Мне пришлось столкнуться с критическими оценками моей статьи «Ложь и правда Катыни», опубликованной в газете «Спецназ России» (№4, 2012). Критиком тогда выступил Гжегож Телесницки, I секретарь Посольства Республики Польша в РФ. Он в своем письме в редакцию «Спецназа России» безапелляционно утверждал, что в нацистской эксгумации катынских захоронений 1943 г. поляки не участвовали.

Между тем общеизвестно и документально подтверждено, что специалисты Технической комиссии Польского Красного Креста участвовали в нацистской эксгумации в Катыни с апреля по июнь 1943 г., выполняя, по выражению министра нацистской пропаганды и главного фальсификатора катынского преступления Й. Геббельса, роль «объективных» свидетелей. Таким же ложным является и утверждение пана Я. Ксёнжика об отсутствии в Польше концентрационных лагерей, которое легко опровергается документально.

Польские предтечи Освенцима-Биркенау
Для начала проведу для польских дипломатов небольшой ликбез. Напомню, что в период 2000–2004 гг. российскими и польскими историками, в соответствии с Соглашением Росархива и Генеральной дирекции государственных архивов Польши, подписанным 4 декабря 2000 г., был подготовлен сборник документов и материалов «Красноармейцы в польском плену в 1919–1922 г.» ( далее сборник «Красноармейцы…»).

Польские концлагеря

Этот 912-страничный сборник в России был издан тиражом в 1 тыс. экз. (М.; СПб.:Летний сад, 2004). В нем содержится 338 исторических документов, раскрывающих весьма нелицеприятную ситуацию, царившую в польских лагерях для военнопленных, в том числе и в концентрационных. Видимо, по этой причине польская сторона не только не издала на польском языке данный сборник, но и приняла меры по скупке части российского тиража.
Так вот, в сборнике «Красноармейцы…» представлен документ № 72, именуемый «Временная инструкция для концентрационных лагерей военнопленных, утвержденная Верховным командованием Войска Польского».
Приведу небольшую цитату из этого документа: «…Вслед за приказами Верховного командования № 2800/III от 18.IV.1920, № 17000/IV от 18.IV.1920, № 16019/II, а также 6675/San. издается временная инструкция для концентрационных лагерей… Лагеря для большевистских пленных, которые должны быть созданы по приказу Верховного командования Войска Польского № 17000/IV в Звягеле и Плоскирове, а затем Житомире, Коростене и Баре, носят название «Концентрационный лагерь для военнопленных №…».

Так что, панове, возникает вопрос. Как, приняв закон о недопустимости именования польских лагерей концентрационными, вы будете поступать с теми польскими историками, которые позволят себе ссылаться на вышеназванную «Временную инструкцию…»? Но оставлю этот вопрос на рассмотрение польским юристам и вернусь к польским лагерям для военнопленных, в том числе именуемых концентрационными.

Ознакомление с документами, содержащимися в сборнике «Красноармейцы…», позволяет уверенно утверждать, что дело не в названии, а в сути польских лагерей для военнопленных. В них были созданы такие нечеловеческие условия содержания военнопленных красноармейцев, что они могут с полным правом рассматриваться, как предтечи нацистских концлагерей.
Об этом свидетельствует абсолютное большинство документов, размещенных в сборнике «Красноармейцы…».

Для обоснования своего вывода я позволю себе сослаться на свидетельства бывших заключенных Освенцима-Биркенау Ота Крауса (№ 73046) и Эриха Кулки (№ 73043). Они прошли нацистские концентрационные лагеря Дахау, Заксенхаузен и Освенцим-Биркенау и хорошо знали порядки, установленные в этих лагерях. Поэтому в названии этой главы я употребил наименование «Освенцим-Биркенау», так как именно его использовали О. Краус и Э. Кулка в своей книге «Фабрика смерти» (М.: Госполитиздат, 1960).

Зверства охраны и условия жизни военнопленных красноармейцев в польских лагерях весьма напоминают зверства нацистов в Освенцим-Биркенау. Для сомневающихся приведу несколько цитат из книги«Фабрика смерти».
О. Краус и Э. Кулка писали, что

  • «в Биркенау не жили, а ютились в деревянных бараках длиной в 40 и шириной в 9 метров. Бараки не имели окон, плохо освещались и вентилировались… Всего в бараке размещалось 250 человек. В бараках не было ни умывален, ни туалетов. Заключенным запрещалось ночью выходить из барака, поэтому в конце барака стояли две кадки для нечистот…».
  • «Истощение, болезни и смерть заключенных вызывались недостаточным и скверным питанием, а чаще настоящим голодом… В лагере не было посуды для пищи… Заключенный получал менее 300 граммов хлеба. Хлеб узникам выдавали вечером, и они тотчас же его съедали. Наутро они получали пол-литра черной жидкости, называемой кофе, или чай и крохотную порцию сахара. В обед заключенный получал меньше литра похлебки, в которой должно было быть 150 г картофеля, 150 г турнепса, 20 г муки, 5 г масла, 15 г костей. На самом деле в похлебке нельзя было найти такие скромные дозы продуктов… При плохом питании и тяжелой работе сильный и здоровый новичок мог выдержать лишь в течении трех месяцев…».

Смертность увеличивалась системой наказаний, применяемой в лагере. Провинности бывали разными, но, как правило, комендант лагеря Освенцим-Биркенау без всякого разбора дела «…объявлял приговор провинившимся заключенным. Чаще всего назначались двадцать ударов плетью… Вскоре в разные стороны летели окровавленные клочья ветхой одежды…». Наказываемый при этом должен был считать количество ударов. Если сбивался, экзекуция начиналась сначала.
«Для целых групп заключенных… обычно применялось наказание, которое называлось «спортом». Заключенных заставляли быстро падать на землю и вскакивать, ползать по-пластунски и приседать… Перевод в тюремный блок был обычной мерой за определенные проступки. А пребывание в этом блоке означало верную смерть… В блоках заключенные спали без тюфяков, прямо на голых досках… Вдоль стен и посредине блока-лазарета были установлены нары с тюфяками, пропитанными человеческими выделениями… Больные лежали рядом с умирающими и уже мертвыми заключенными».

Польские концлагеря

Ниже я приведу аналогичные примеры из польских лагерей. Удивительно, но нацистские садисты во многом повторили действия своих польских предшественников. Итак, открываем сборник «Красноармейцы…». Вот документ № 164, именуемый «Отчет о результатах осмотра лагерей в Домбе и Стшалково» (октябрь 1919 г.).

  • «Осмотр лагеря Домбе… Здания деревянные. Стены неплотные, некоторые здания без деревянного пола, палаты большие… Большинство пленных без обуви – совсем босые. Кроватей и нар почти нет… Ни соломы, ни сена нет. Спят на земле или досках… Ни белья, одежды; холод, голод, грязь и все это грозит громадной смертностью…».

Там же.

  • «Отчет об осмотре лагеря Стшалково. …Состояние здоровья пленных ужасающее, гигиенические условия лагеря отвратительные. Большинство зданий – это землянки с продырявленными крышами, земляным полом, очень редко встречается дощатый, окна забиты досками вместо стекол… Многие бараки переполнены. Так, 19 октября с.г. барак для пленных коммунистов был так переполнен, что входя в него среди тумана трудно было что бы то ни было рассмотреть. Пленные скучены настолько, что не могли лежать, а вынуждены были стоять, облокотившись один на другого…».

Документально доказано, что во многих польских лагерях, в том числе Стшалково, польские власти не удосужились решить вопрос отправления военнопленными естественных потребностей в ночное время. В бараках туалеты и параши отсутствовали, а лагерная администрация под страхом расстрела запрещала выходить после 6 часов вечера из бараков. Каждый из нас может представить себе такую ситуацию…

О ней говорилось в документе №333 «Нота Российско-Украинской делегации председателю Польской делегации с протестом против условий содержания пленных в Стшалково» (29 декабря 1921 г.) и в документе № 334 «Нота Полпредства РСФСР в Варшаве МИД Польши по поводу издевательств над советскими военнопленными в лагере Стшалково» (5 января 1922 г.).

Польские концлагеря

Следует отметить, что как в нацистских, так и в польских лагерях избиение военнопленных было обычным явлением. Так, в вышеупомянутом документе № 334 отмечалось, что в лагере Стшалково «до настоящего времени происходят надругательства над личностью пленных. Избиения военнопленных составляют постоянное явление…». Получается, что жестокие избиения военнопленных в лагере Стшалково практиковались ещё с 1919 по 1922 гг.

Подтверждением этому служит документ № 44 «Отношение Минвоендел Польши Верховному командованию ВП по поводу статьи из газеты «Курьер новы» по поводу издевательств над дезертировавшими из Красной Армии латышами с препроводительной запиской Минвоендел Польши Верховному командованию» (16 января 1920 г.). В нем говорится, что латышей по прибытию в лагерь Стшалково (видимо, осенью 1919 г.), сначала ограбили, оставив их в одном белье, а затем каждый из них получил по 50 ударов розгой из колючей проволоки. Более десяти латышей умерли от заражения крови, а двоих расстреляли без суда и следствия.

Ответственными за это варварство были начальник лагеря капитан Вагнер и его помощник поручик Малиновский, отличавшейся изощренной жестокостью.
Об этом рассказывается в документе № 314 «Письмо Российско-Украинской делегации в Польскую делегацию ПРУСК с просьбой принять меры по заявлению военнопленных красноармейцев в отношении бывшего коменданта лагеря в Стшалково» (03 сентября 1921 г.).

В заявлении красноармейцев говорилось, что

  • «поручик Малиновский всегда ходил по лагерю в сопровождении нескольких капралов, имевших в руках жгуты-плетки из проволоки и тому, кто ему не нравился, приказывал ложиться в канаву, и капралы били, сколько было приказано. Если битый стонал или просил пощады, пор. Малиновский вынимал револьвер и пристреливал… Если часовые застреливали пленных пор. Малиновский давал им в награду 3 папироски и 25 польских марок… Неоднократно можно было наблюдать, как группа во главе с пор. Малиновским влезала на пулеметные вышки и оттуда стреляла по беззащитным людям…».

О ситуации в лагере стало известно польским журналистам, и поручик Малиновский в 1921 г. был «отдан под суд», а вскоре был арестован и капитан Вагнер. Однако какие-либо сообщения о понесенных ими наказаниях – отсутствуют. Вероятно, дело было спущено на «тормозах», так как Малиновскому и Вагнеру было предъявлено обвинение не в убийствах, в «злоупотреблении служебном положением»?! Соответственно, система избиений в лагере Стшалково, и не только в нем, осталась прежней до закрытия лагерей в 1922 г.

Как и нацисты, польские власти использовали голод в качестве эффективного средства уничтожения пленных красноармейцев. Так, в документе № 168 «Телеграмма укрепленного района Модлин в секцию пленных Верховного командования Войска Польского о массовом заболевании военнопленных в лагере Модлин» (от 28 октября 1920 г.) сообщается о том, что среди военнопленных концентрационной станции пленных и интернированных в Модлине свирепствует эпидемия желудочных заболеваний, умерло 58 человек. «Главные причины заболевания – поедание пленными различных сырых очистков и полное отсутствие у них обуви и одежды». Замечу, что это не единичный случай голодных смертей военнопленных, который описан в документах сборника «Красноармейцы…».

Общая оценка ситуации, царившей в польских лагерях для военнопленных, была дана в документе № 310 «Протокол 11-го заседания Смешанной (Российской, Украинской и Польской делегаций) комиссии по репатриации о положении пленных красноармейцев» (28 июля 1921 г.) Там отмечалось, что «РУД (Российско-Украинская делегация) никогда не могла допустить, чтобы к пленным относились так бесчеловечно и с такой жестокостью… РУД не вспоминает про тот сплошной кошмар и ужас избиений, увечий и сплошного физического истребления, который производился к русским военнопленным красноармейцам, особенно коммунистам, в первые дни и месяцы пленения… .
В том же протоколе отмечалось, что «Польское командование лагерей как бы в отместку после первого приезда нашей делегации резко усилило свои репрессии… Красноармейцев бьют и истязают по всякому поводу и без повода… избиения приняли форму эпидемии… Когда лагерное командование считает возможным предоставление более человеческих условий для существования военнопленных, то из Центра идут запрещения».

Аналогичная оценка дана и в документе № 318 «Из ноты НКИД РСФСР чрезвычайному и полномочному поверенному в делах Польской Республики Т. Филлиповичу о положении и гибели военнопленных в польских лагерях» (9 сентября 1921 г.).
Там говорилось: «На ответственности Польского Правительства всецело остаются неописуемые ужасы, которые до сих пор безнаказанно творятся в таких местах, как лагерь Стшалково. Достаточно указать на то, что в течение двух лет из 130 000 русских военнопленных в Польше умерло 60 000».

По подсчетам российского военного историка М.В. Филимошина, число погибших и умерших в польском плену красноармейцев составляет 82 500 человек (Филимошин. Военно-исторический журнал, № 2. 2001). Эта цифра представляется достаточно обоснованной. Полагаю, что вышеизложенное позволяет утверждать, что польские концентрационные лагеря и лагеря для военнопленных могут по праву считаться предтечами нацистских концлагерей.

Недоверчивых и любознательных читателей отсылаю к своему исследованию «Антикатынь, или красноармейцы в польском плену», представленном в моих книгах «Тайна Катыни» (М.: Алгоритм, 2007) и «Катынь. Современная история вопроса» (М.: Алгоритм, 2012). Там дана более исчерпывающая картина того, что творилось в польских лагерях.

Польские концлагеря

Насилием по инакомыслию
Завершить тему польских концентрационных лагерей невозможно без упоминания двух лагерей: белорусской «Березы-Картузской» и украинской «Бялы Подляски». Они были созданы в 1934 году по решению польского диктатора Юзефа Пилсудского, как средство расправы с белорусами и украинцами, протестовавшими против польского оккупационного режима 1920–1939 гг. Хотя они и не назывались концентрационными, но кое в чем они превзошли нацистские концлагеря.

Но прежде о том, как многие белорусы и украинцы приняли польский режим, установленный на захваченных поляками в 1920 г. территориях Западной Белоруссии и Западной Украины. Вот что писала в 1925 г. газета «Rzeczpospolita». «…Если в продолжение нескольких лет не будет перемен, то мы будем иметь там (на восточных крессах) всеобщее вооруженное восстание. Если мы не утопим его в крови, оно оторвет от нас несколько провинций… На восстание есть виселица и больше ничего. На всё тамошнее (белорусское) население сверху донизу должен упасть ужас, от которого в его жилах застынет кровь».

В том же году известный польский публицист Адольф Невчинский на страницах газеты «Слово» заявлял, что с белорусами нужно вести разговор языком «висельниц и только висельниц… это будет самое правильное разрешение национального вопроса в Западной Белоруссии».

Чувствуя общественную поддержку, польские садисты в Березе-Картузской и Бялой Подляске не церемонились с непокорными белорусами и украинцами. Если нацисты создавали концентрационные лагеря, как чудовищные фабрики массового уничтожения людей, то в Польше такие лагеря использовались, как средство устрашения непокорных. Иначе как объяснить те чудовищные истязания, которым в них подвергались белорусы и украинцы. Приведу примеры.

В Березе-Картузской в небольшие камеры с цементным полом набивали по 40 человек. Чтобы заключённые не садились, пол постоянно поливали водой. В камере им запрещалось даже разговаривать. Людей пытались превратить в бессловесный скот. Режим молчания для заключенных действовал и в больнице. Били за стоны, за зубной скрежет от нестерпимой боли.
Руководство Березы-Картузской цинично называло его «самым спортивным лагерем в Европе». Шагом здесь ходить запрещалось — только бегом. Делалось все по свистку. Даже сон был по такой команде. Полчаса на левом боку, затем свисток, и сразу же переворачивайся на правый. Кто замешкался или во сне не расслышал свистка, тут же подвергался истязаниям. Перед таким «сном» в помещения, где спали заключенные, для «профилактики», выливалось несколько ведер воды с хлоркой. Нацисты до такого не сумели додуматься.

Ещё более ужасными были условия в карцере. Провинившихся держали там от 5 до 14 суток. Чтобы усилить страдания, на пол карцера выливали несколько ведер фекалий. Параша в карцере не очищалась месяцами. Помещение кишело червями. Помимо этого, в лагере практиковалось такое групповое наказание, как чистка лагерных туалетов стаканами или кружками.
Комендант Берёзы-Картузской Юзеф Камаль-Курганский в ответ на заявления, что заключенные не выдерживают пыточных условий содержания и предпочитают смерть, спокойно заявлял: «Чем больше их здесь передохнет, тем лучше будет жить в моей Польше».

Полагаю, что вышеизложенного достаточно, чтобы представить, что такое польские лагеря для непокорных, и рассказ о лагере Бяла Подляска будет уже излишним.

В завершение добавлю, что использование фекалий для пыток было излюбленным средством польских жандармов, видимо, страдавших неудовлетворенными садомазохистскими наклонностями. Известны факты, когда сотрудники польской дефензивы заставляли арестованных руками чистить туалеты, а потом, не давая мыть руки, давали обеденную пайку. Кто отказывался, тому ломали руки. Сергей Осипович Притыцкий, белорусский борец против польского оккупационного режима в 1930-х годах, вспоминал, как польские полицейские заливали ему в нос навозную жижу.

Вот такую неприятную правду о «скелете в польском шкафу» под названием «концентрационные лагеря» вынудили меня рассказать панове из Варшавы и посольства Республики Польша в РФ.

P.S. Панове, прошу иметь в виду. Я не являюсь полонофобом. С удовольствием смотрю польские фильмы, слушаю польскую эстраду и жалею, что в своё время не освоил польский язык. Но «терпеть ненавижу», когда польские русофобы нагло перевирают историю польско-российских отношений с молчаливого согласия официальной России.
Владислав Швед 25.08.2016

Источник: mikhaelkatz.livejournal.com

Из письма белогвардейца (10): «…Интернированные размещены в бараках и землянках. Те совершенно не приспособлены для зимнего времени. Бараки из толстого волнистого железа, изнутри покрыты тонкими деревянными филёнками, которые во многих местах полопались. Дверь и отчасти окна пригнаны очень плохо, из них отчаянно дует… Интернированным не дают даже подстилок под предлогом «недоедания лошадей». С крайней тревогой думаем о будущей зиме» (Письмо из Тухоли, 22 октября 1921 года).

В Государственном архиве Российской Федерации есть воспоминания поручика Каликина, прошедшего через концлагерь в Тухоли. Поручик, которому посчастливилось выжить, пишет: «Еще в Торне про Тухоль рассказывали всякие ужасы, но действительность превзошла все ожидания. Представьте себе песчаную равнину недалеко от реки, огороженную двумя рядами колючей проволоки, внутри которой правильными рядами расположились полуразрушенные землянки. Нигде ни деревца, ни травинки, один песок. Недалеко от главных ворот — бараки из гофрированного железа. Когда проходишь мимо них ночью, раздаётся какой-то странный, щемящий душу звук, точно кто-то тихо рыдает. Днём от солнца в бараках нестерпимо жарко, ночью — холодно… Когда наша армия интернировалась, то у польского министра Сапеги спросили, что с ней будет. «С ней будет поступлено так, как того требуют честь и достоинство Польши», — отвечал он гордо. Неужели же для этой «чести» необходим был Тухоль? Итак, мы приехали в Тухоль и расселились по железным баракам. Наступили холода, а печи не топились за неимением дров. Через год 50% находившихся здесь женщин и 40% мужчин заболели, главным образом, туберкулёзом. Многие из них умерли. Большая часть моих знакомых погибла, были и повесившиеся».

Красноармеец В.В. Валуев, рассказывал, что в конце августе 1920 года он с другими пленными: «были отправлены в лагерь Тухоли. Там лежали раненые, не перевязанные по целым неделям, на их ранах завелись черви. Многие из раненых умирали, каждый день хоронили по 30-35 чел. Раненые лежали в холодных бараках без пищи и медикаментов» (1, с. 426).

В морозном ноябре 1920 г. тухольский госпиталь напоминал конвейер смерти: «Больничные здания представляют собой громадные бараки, в большинстве случаев железные, вроде ангаров. Все здания ветхие и испорченные, в стенах дыры, через которые можно просунуть руку… Холод обыкновенно ужасный. Говорят во время ночных морозов стены покрываются льдом. Больные лежат на ужасных кроватях… Все на грязных матрасах без постельного белья, только 1/4 имеет кое-какие одеяла, покрыты все грязными тряпками или одеялом из бумаги» (1, с. 376).

Уполномоченная Российского общества Красного Креста Стефания Семполовска о ноябрьской (1920 г.) инспекции в Тухоль: «Больные лежат на ужасных койках, без постельного белья, лишь у четвертой части есть одела. Раненые жалуются на ужасный холод, который не только мешает заживлению ран, но по словам врачей, усиливаем боль при заживлении. Санитарный персонал жалуется на полное отсутствие перевязочных средств, ваты и бинтов. Я видела бинты, сохнущие в лесу. В лагере широко распространен сыпной тиф и дизентерия, которая проникла к пленным, работающим в округе. Количество больных в лагере столь велико, что один из бараков в отделении коммунистов превращен в лазарет. 16 ноября там лежало более семидесяти больных. Значительная часть на земле» (1, с. 585-586).

Смертность от ран, болезней и обморожений была такова, что, по заключению американских представителей, через 5-6 месяцев в лагере вообще никого не должно было остаться (3, с. 234). Сходным образом оценивала уровень смертности среди заключенных уполномоченная Российского общества Красного Креста Стефания Семполовская: «…Тухоля: Смертность в лагере столь велика, что согласно подсчетам, сделанным мною с одним из офицеров, при той смертности, которая была в октябре (1920), весь лагерь вымер бы за 4-5 месяцев» (1, с. 586).

Эмигрантская русская пресса, издававшаяся в Польше и, мягко говоря, не испытывавшая симпатий к большевикам, прямо писала о Тухоли как о «лагере смерти» для красноармейцев. В частности, эмигрантская газета «Свобода», выходившая в Варшаве и полностью зависимая от польских властей, в октябре 1921 года сообщала, что на тот момент в лагере Тухоля погибло в целом 22 тыс. человек. Аналогичную цифру погибших приводит и начальник II отдела Генерального штаба Войска Польского (военной разведки и контрразведки) подполковник Игнацый Матушевский.

В своем докладе от 1 февраля 1922 г. в кабинет военного министра Польши генералу К.Соснковскому И.Матушевский утверждает: «Из имеющихся в распоряжении II Отдела материалов… следует сделать вывод — эти факты побегов из лагерей не ограничиваются только Стшалковом, а происходят также во всех других лагерях, как для коммунистов, так и для интернированных белых. Эти побеги вызваны условиями, в которых находятся коммунисты и интернированные (отсутствие топлива, белья и одежды, плохое питание, а также долгое ожидание выезда в Россию). Особенно прославился лагерь в Тухоли, который интернированные называют «лагерем смерти» (в этом лагере умерло около 22000 пленных красноармейцев)» (1, с.701).

Анализируя содержание документа за подписью И.Матушевского, российские исследователи, прежде всего, подчеркивают, что он «не являлся личным посланием частного лица, а официальным ответом на распоряжение военного министра Польши № 65/22 от 12 января 1922 года с категорическим указанием начальнику II отдела Генерального штаба: «…представить объяснение, при каких условиях произошел побег 33 коммунистов из лагеря пленных Стшалково и кто несет за это ответственность». Подобные распоряжения обычно отдают спецслужбам тогда, когда требуется с абсолютной достоверностью установить истинную картину произошедшего. Министр не случайно поручил И.Матушевскому расследовать обстоятельства побега коммунистов из Стшалково. Начальник II отдела Генштаба в 1920-23 г.г. был самым информированным человеком в Польше по вопросу о реальном состоянии дел в лагерях военнопленных и интернированных. Подчиненные ему офицеры II отдела, занимались не только «сортировкой» прибывающих военнопленных, но и контролировали политическую ситуацию в лагерях. Реальное положение дел в лагере в Тухоли И.Матушевский был просто обязан знать в силу своего служебного положения. Поэтому не может быть никаких сомнений в том, что еще задолго до написания своего письма от 1 февраля 1922 года И.Матушевский располагал исчерпывающими, документально подтвержденными и проверенными сведениями о смерти 22 тысяч пленных красноармейцев в лагере Тухоли. В противном случае надо быть политическим самоубийцей, чтобы по собственной инициативе сообщать руководству страны непроверенные факты такого уровня, тем более, по проблеме, находящейся в центре громкого дипломатического скандала! Ведь в то время в Польше еще не успели остыть страсти после знаменитой ноты наркома иностранных дел РСФСР Чичерина от 9 сентября 1921 г., в которой тот в самых жестких выражениях обвинил польские власти в гибели 60000 советских военнопленных» (8).

Помимо доклада И.Матушевского, сообщения русской эмигрантской прессы об огромном количестве погибших в Тухоли фактически подтверждаются и отчетами госпитальных служб. В частности, относительно «ясную картину в отношении гибели российских военнопленных можно наблюдать по «лагерю смерти» в Тухоли, в котором имелась официальная статистика, но и то только в отдельные периоды пребывания там пленных. Согласно этой, хотя и не полной статистике, с момента открытия лазарета в феврале 1921 г. (а самые трудные для военнопленных были зимние месяцы 1920-21 гг.) и до 11 мая этого же года эпидемических заболеваний в лагере было 6491, неэпидемических — 17294. Всего — 23785 заболеваний. Число пленных в лагере за этот период не превышало 10-11 тыс., поэтому более половины находящихся там пленных переболело эпидемическими болезнями, при этом каждый из пленных за 3 месяца должен был болеть не менее двух раз. Официально за этот период было зарегистрировано 2561 смертный случай, т.е. за 3 месяца погибло не менее 25% от общего числа военнопленных» (5).

О смертности в Тухоли в самые страшные месяцы 1920/21 гг. (ноябрь, декабрь, январь и февраль), по мнению российских исследователей, «остается только догадываться. Надо полагать, что она составляла никак не меньше 2000 человек в месяц» (8). При оценке смертности в Тухоли необходимо также помнить, что представитель Польского общества Красного Креста Н.Крейц-Вележиньская в своем отчете о посещении лагеря в декабре 1920 года отмечала, что: «Трагичнее всего условия вновь прибывших, которых перевозят в неотапливаемых вагонах, без соответствующей одежды, холодные, голодные и уставшие… После такого путешествия многих из них отправляют в госпиталь, а более слабые умирают» (1, с.438). Смертность в таких эшелонах достигала 40% (1, с.126). Умершие в эшелонах, хотя и считались направленными в лагерь и захоранивались в лагерных могильниках, официально в общелагерной статистике нигде не фиксировались. Их количество могли учитывать лишь офицеры II отдела, которые руководили приемом и «сортировкой» военнопленных. Также, по всей видимости, не отражалась в итоговой лагерной отчетности смертность умерших в карантине вновь прибывших военнопленных (8).

В этом контексте представляет особый интерес не только процитированное выше свидетельство начальника II отдела польского Генштаба И.Матушевского о смертности в концлагере, но и воспоминания местных жителей Тухоли. Согласно им еще в 1930-х гг. здесь имелось множество участков, «на которых земля проваливалась под ногами, а из нее торчали человеческие останки» (14).

Военный ГУЛАГ второй Речи Посполитой просуществовал сравнительно недолго — около трех лет. Но за это время он успел уничтожить десятки тысяч человеческих жизней. Польская сторона пока признает гибель «16-18 тысяч». По мнению российских и украинских ученых, исследователей и политиков, в действительности эта цифра может быть примерно в пять раз больше.

Николай Малишевский

ССЫЛКИ

1) Красноармейцы в польском плену в 1919-1922 гг. Сб. документов и материалов. Москва — Санкт-Петербург, «Летний сад», 2004. — 912 с.

2) Матвеев Г.Ф. О численности пленных красноармейцев во время польско-советской войны 1919-1920 годов // Вопросы истории. 2001. № 9. С. 120-126;

3) Михутина И.В. Польско-советская война 1919-1920 гг. М., 1994.

4) Памятных А. Пленные красноармейцы в польских лагерях: историки двух стран, изучив документы, пришли к общим выводам // Новая Польша № 10, 2005.

5) Райский Н.С. Польско-советская война 1919-1920 годов и судьба военнопленных, интернированных, заложников и беженцев; РАН, Ин-т русской истории в сотруд. с ун-том им. Меллена. Москва 1999. — 91 с.

6) Ручкин В. Ад за колючей проволокой // Красная звезда, 21.10.2009.

7) Симонова Т.М. Поле белых крестов. Русские военнопленные в польском плену // Родина. 2001. № 4. С. 52-59.

8) Стрыгин C., Швед В. Забытый геноцид // Завтра №24 (656), 14 июня 2006.

9) Стрыгин C., Швед В. Предтеча Освенцима // katyn.ru

10) Тюляков С.П. Польский лагерь смерти // Русский дом, № 10, 2005.

11) Швед В.Н. С ними обращались, как с рабами. Гибель красноармейцев в польском плену: 1919-1922 // Российская Федерация сегодня, № 3, 2008.

12) Швед В.Н. Тайна Катыни. М., 2007. С. 231-313.

13) Над Н. Катынское возмездие Сталина // Комсомольская правда, 22.01.2011.

14) Miecik Igor T. Pieklo za drutami // Newsweek Polska 27 wrzesnia 2009. (Мечик Игор Т. Ад за колючей проволокой // Ньюсуик Польска, 27 октября 2009).

15) Tuchola: obóz jeńców i internowanych 1914-1923. Cz. 1-2. Oprac. Stanisław Alexandrowicz, Zbigniew Karpus, Waldemar Rezmer. Toruń 1997. (Тухоль: лагерь пленных и интернированных 1914-1923, Торунь, 1997).

http://www.belarus.regnum.ru/news/1498686.html — цинк

PS. Но каяться надо за Катынь и Качинского, да.

Источник: pikabu.ru


Categories: Другое

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.