В столицу Литовской Республики мы приехали ранним январским утром. Вильнюс встретил нас диким холодом и остатками старого снега по краям тротуаров. Но все равно я был рад оказаться в одном из самых любимых мною городов, к тому же на дворе продолжаются новогодние праздники, а где-то на площади должна стоять главная литовская ёлочка. Но чтобы добраться до нее нам пришлось немного прогуляться по старому городу. Впрочем, такая прогулка была нам только в радость. Старый город был включен в Список всемирного наследия ЮНЕСКО еще в 1994 году, и достопримечательностей здесь, как вы сами понимаете, более чем хватает. Но дело даже не в отдельных памятниках архитектуры, а в общей атмосфере этого города…


IMG_4506-1 rsn 900

Мы прошли несколько в сторону от вокзала и вышли на улицу Aušros Vartų, маленькую, но очень симпатичную. В свое время мне даже доводилось останавливаться в хостеле на этой улице. Она, как можно было бы догадаться из названия, при условии знания литовского языка, выходит прямиком к главным воротам старого города, более известным как Острая Брама. Литовцы называют ее Воротами Зари — Aušros Vartai.


Острая Брама не просто памятник архитектуры XVI века, это еще и знаковое место для паломничества, особенно для верующих Польши, Беларуси и самой Литвы. С обратной стороны ворот можно заметить встроенную часовенку, построенную когда-то монахами кармелитами, и затем неоднократно перестраивавшуюся. Сейчас она выполнена в стиле ренессанс. А внутри часовенки хранится главная святыня – икона Матери Божией Остробрамской, и эту икону вполне можно увидеть даже с улицы.


IMG_4509 rsn 900

Икона закована в оклад, поэтому из исконного изображения написанного неизвестным итальянским художником XVI века можно увидеть только лицо и руки женщины на полотне. Икона почитается и католиками, и православными. Также она в своем роде уникальна. На полотне нет изображения младенца, что несколько нехарактерно для такого рода изображений. Высота иконы – 2 метра, написана темперой на дубовых досках. Считается, что икона — это подарок великому князю литовскому Ольгерду от греческого императора Иоанна Палеолога.


Что же касается самой Острой Брамы, то ворота построены были в 1503-1522 гг. в готическом стиле, но затем при перестройке приобрели некоторые черты ренессанса и классицизма. Первоначально ворота были одним из пяти, а потом девяти входов в старый город. Проходить под воротами принято с непокрытой головой, в знак почтения к иконе Матери Божией, что хранится в часовне. С внешней стены на воротах литовский герб – Погоня, в окружении летающих грифонов. А ниже, в нише, изображение Спасителя.


IMG_4511 rsn 900

Если пройти по улице чуть дальше, за остробрамские ворота, то можно увидеть костел святой Терезы – большой храм, построенный, в виде базилики, монахами кармелитами еще в середине XVII века( 1633—1650 года). Чуть ранее на этом же месте была деревянная церковь. Средства на строительство храма выделил вице-канцлер Великого Княжества Литовского – Стефан Пац. В этом костеле, впоследствии, нашел последний приют и сам подканцлер.

Что же касается кармелитов… Когда-то, в далеком XII веке, Святую Землю сотрясали крестовые походы. Среди прочих в Палестину пришли и монахи. Часть из них, возглавляемая Бертольдом Калабрийским, основала Орден братьев Пресвятой Девы Марии с горы Кармель. Ибо именно там они и обосновались, возле пещер где по преданию жил в ветхозаветные времена пророк Илия.



IMG_4556-1 rsn 900

Пророк был известен своим аскетическим образом жизни и тем, что основной своей задачей видел борьбу с идолопоклонством. Так в Библии описывается эпизод, когда на горе Кармель между ним и пророками бога Ваала было устроено нечто вроде соревнования. Было построено два жертвенника, и на каждый возложено по тельцу. Но нельзя было разжигать огонь самостоятельно. Чтобы доказать истинность своей веры, пророки должны были молиться каждый своему Богу, и если жертва будет принята, огонь вспыхнет благодаря вмешательству свыше.

baal

Долго молились пророки Ваала, а было их, не много не мало, четыреста пятьдесят человек. Прошло утро, наступил полдень… Все это время пророки совершали обряды и молились, а Илия лишь потешался над ними. Но огонь не вспыхнул… Тогда Илия собрал свой жертвенник, положил дрова, а на них тельца. Затем приказал вылить на жертвенник четыре ведра воды. И так трижды. А после всего призвал Господа. И вспыхнул огонь, и пожрало пламя и воду, и дрова, и тельца. Так была принята жертва пророка Илии.

Народ впечатленный произошедшим, и направляемый пророком, схватил всех жрецов Ваала. Пророки были отведены к реке Киссон (совр. Кишон, или Нахр-эль-Макатта), и там Илия собственноручно заколол их мечом. Все четыре с половиной сотни человек… Такая вот красивая история… И показательная.



IMG_4516-1 rsn 900

Но вернемся к кармелитам, поселившимся на горе Кармель, что находится на северо-западе современного Израиля и практически входит в черту города Хайфы. Монахи, также как пророк Илия, отличались высокой степенью аскетизма, строгостью своих обетов и постов. Мяса они не ели и большей частью просто молчали.

Прошло некоторое время, и братия была вынуждена вернуться в Европу, где было основано множество обителей. Устав ордена становился все менее строгим, да и тот соблюдался все меньше и меньше. Внутри ордена созревали конфликты, что и привело, в конечном итоге, в XVI веке, к расколу. И появлению ответвления ордена – босых братьев Пресвятой Девы Марии, которые стремились жить по первоначальному уставу ордена. Именно босыми кармелитами и был построен костел святой Терезы в Вильнюсе.


IMG_4517-1 rsn 900

И именно деятельность святой Терезы Авильской привела к появлению самих босых кармелитов. Когда-то шустрая девчушка, увлекающаяся рыцарскими романами, и сама пробующая себя в этом жанре, дочь знатных и богатых родителей, она отличалась и глубокой набожностью. Как-то даже пыталась убежать из дома, чтобы проповедовать веру Христову в мусульманских землях. Но была поймана.


Как бы там ни было, но она решила окончательно связать свою жизнь с Богом, и в возрасте 20 лет, не смотря на неодобрение отца, ушла в кармелитский монастырь, где приняла имя Тереза де Хесус. Проходили годы, и Тереза становилась все более известной и влиятельной, к ней все больше прислушивались. Она же, в то же время, все с большим неодобрением глядела на то как кризис охватывает орден кармелитов, как благочестие, каким она его видела, уходит. И, в конце концов, спустя много лет со времени своего ухода в жизнь церковную, она в 1562 году, с разрешения папы Пия IV, создает в городе Авиле (Испания) свой небольшой монастырь, названый в честь святого Иосифа. В монастыре всего 12 монахинь, но живут они по-другому уставу, написанному самой Терезой.


pater-noster1

Вскоре появляются и другие обители, из которых и родился новый орден – босых кармелитов. Тереза же, кроме прочего, занимается литературным трудом. И описывает в книгах свой мистический опыт. Самая известная книга – «Внутренний замок» (1577 год), где внутренний мир человека предстает как своего рода лабиринт со многими закрытыми комнатами. И, чтобы попасть из одной комнаты в другую, нужен особый ключ, особая молитва. А в центре этого внутреннего замка комната, где находится Иисус Христос.


И книг святой монахиней было написано достаточно. Недаром, в 1970 году, папа Павел VI присвоил Терезе Авильской особо почитаемый у католиков титул – Учитель Церкви. Лишь 35 человек, за всю историю, удостоились такой чести. Впрочем, некоторые православные богословы ставят под сомнение значимость трудов святой Терезы. И не в литературном плане, а как раз в духовном. Уж очень своеобразен, скажем так, ее мистический опыт, что вызывает ряд вопросов… Но это уже совсем другая история…


IMG_4520-1 rsn 900

При строительстве костела были использованы дорогостоящие материалы, гранит, разноцветный мрамор и песчаник, привезенный из Швеции. Фасад здания, в архитектурном плане, представляет собой раннее барокко. Здание трехнефное, при этом центральный неф значительно выше и шире других. Богатый интерьер костела, который мы можем видеть сейчас, создавался уже в XVIII веке. В войну 1812 года храм был занят французскими солдатами и варварски разграблен, пострадал и интерьер. И после войны его реставрировали. В эти же годы (1829 г.) была построена галерея в классическом стиле, которая соединила костел и остробрамскую часовню. Мы, кстати говоря, в галерею заходили, и даже некоторое время поприсутствовали на службе, что проходила в часовне.


Вильнюс (или Вильна, как город называли в то время) отошел России после третьего раздела Речи Посполитой, в 1795 году. Что сказалось и на судьбе костела, или вернее даже — кармелитского монастыря при нем, который в 1844 году отдали православной церкви. К этому времени российские власти разрушили городские стены старого города, и сохранился лишь маленький участок, как раз возле костела, и одни единственные ворота — остробрамские.

Православная церковь очень хотела прибрать к рукам и костел, особенно горячие попытки предпринимались после 1863 года, на волне поражения «польского» восстания, организованного на территории Литвы и Беларуси Константином Калиновским (довольно спорным персонажем, надо заметить). Но, по неведомым причинам, костёл православным так и не отдали. А в 1912 году, когда прошла волна основная насильной русификации всего и вся, в нем даже разрешили вести службы на литовском языке.

Реставрационные работы в костеле проходили в 1927-1929 годах, под руководством польского архитектора Юлиуша Клоса, и в 1971-1976, под руководством литовского архитектора Видмантаса Виткаускаса. Проводились работы по восстановлению фасада и внутреннего интерьера. Стиль, в котором выполнен последний, сейчас характеризуют как позднее барокко, или даже рококо.


IMG_4523-1 rsn 900

Когда мы вошли в храм мы оказались в полутьме, людей практически нет, тишина.
лые стены с гипсовой лепниной и украшениями, позолоченные колонны, розовый цвет на потолочных сводах и тусклый желтоватый свет, падающий с хрустальных люстр. Но во всем этом какое-то особое величие, одухотворенность. Рождаемая, может быть, не столь постулатами и догматами католической веры, или имеющимися церковными знаниями, а величием самих архитектурных форм, внутренней силой самого храма. Безусловно, что эмоциональное воздействие огромно, даже на светского человека, что уже говорить об истинно верующих людях.

IMG_4530-1 rsn 900

А если бы еще зазвучали звуки органа, непременного атрибута католического храма. Вспоминаю свою предыдущую поездку в Вильнюс, тогда мне довелось посетить собор святого Казимира и услышать орган. И хоть это был не первый и не последний раз, когда я его слушал, в памяти момент отложился… Но в костеле святой Терезы орган молчал, царил полумрак и тишина. И мы просто немного посидели на уютных деревянных скамьях, чтобы больше впитать в себя ауру храма и, заодно, немного отдохнуть перед дальнейшей дорогой. Ведь наша прогулка по зимнему Вильнюсу, по сути, только начиналась.


Предыдущие отчеты по теме:

Тракай. Часть I: Из глубины веков до наших дней.
Тракай. Часть II: Музей сакрального искусства.
Тракай. Часть III: Замок на острове

Источник: ren-ar.livejournal.com


Ворота Зари, также известные как Острая Брама, важнейший исторический объект Вильнюса, достопримечательность, привлекающая как туристов, так и паломников со всей страны. Их история столь богата и интересна, что заслуживает обстоятельного рассказа.

Ворота Зари в Вильнюсе

Как известно, крепостные сооружения Вильнюса практически не сохранились — в этом отношении они схожи с крепостными укреплениями Риги, который были практически полностью снесены в результате реконструкции города в середине XIV века. Фактически только Таллину удалось сохранить значительное число средневековых укреплений, о чем, мы, кстати, рассказывали на страницах сайта.

Так вот, возвращаясь к Воротам Зари в Вильнюсе надо сказать, что это единственные, дошедшие до наших дней, оборонительные ворота города (всего таковых было десять). Как тут не провести аналогию с Ригой, где также до наших дней дошли также только одни ворота — шведские.


В средние века ворота назывались «острыми» — что интересно, существует несколько версий, откуда пошло такое название, однако ни одна из них не признана официально. Некоторые исследователи ссылаются на название данного района города — Острый конец, другие намекают на острые шпили готических ворот, третьи — на связь с именем князя Острожского. Ворота были сооружены в самом начале XVI века, когда вокруг города велось строительство оборонительных укреплений.



Происхождение второго названия — Ворота Зари — столь же неясно, как и «острые ворота». С формальной точки зрения название лишено смысла, так как ворота направлены не на восток. По одной из официальных версий название вошло в обиход в начале XX века, и отождествляется с процессом возрождения литовской нации. Наконец, заслуживает внимание связь ворот с именем Девы Марии.

В часовне Ворот Зари находится чудодейственная Икона Девы Марии. С иконой связаны многочисленные свидетельства о ее чудотворной силе, что привлекает к Воротам поломников со всего мира.

Также известная как Вильнюсская Мадонна, она была написана в XVII веке и признано как самое известное произведение эпохи ренессанса в Литве.

Ворота Зари в Вильнюсе

Чудотворный образ Матери Божией выполнен без младенца на руках. Икона почитается верюущими христианами разных конфессий, в том числе католиками и православными.

В заключение скажем, что традиция строительства часовен возле ворот берет начала в средних веках — в их стенах  прибывающие путешественники могли помолиться и отдохнуть после нелегкого и, нередко, опасного пути. Стены часовни украшены дарами, среди которых преобладают изображения в виде сердца.

Вот уже два века принято проходить через ворота с непокрытой головой, оказывая таким образом почтение Божией Матери.

Источник: www.prorigu.ru

Название

Ворота издавна назывались «Острыми воротами» (польск. Ostra Brama букв. «Острые ворота»; лит. Aštria broma букв. «Ворота зари»), в речи русских жителей иногда употребляется наименование «Святые ворота». Многочисленные попытки связать название с острыми шпилями первоначального готического вида ворот, с названием г. Ошмяны или с формой сужающейся к воротам улицы не убедительны. Более основательна, но плохо мотивирована связь с названием квартала — Острый конец, которое, однако, также трудно объяснить. Существует версия, объясняющая название квартала и ворот с родовым именем князя Константина Острожского.

Литовское название лит. Aušros Vartai («Ворота Зари») появилось в литовских газетах начала XX века, в прямом смысле вполне бессмысленно, поскольку ворота обращены отнюдь не на восток, но внешне созвучно исконному названию и отвечает метафорике национального и духовного возрождения. Иногда ворота назывались Медницкими (Медининкскими), так как от них начинался путь к лежащему в 30 км Медининкскому замку.

История

Ворота построены в готическом стиле в 1503—1522 гг., когда Вильнюс окружила городская стена с пятью, позднее девятью воротами. Позднее над аркой ворот достроен фасад с пятью амбразурами и аттиком в ренессанском стиле. Аттик декорирован Погоней — гербом Литвы, поддерживаемым двумя крылатыми львами-грифами, и рельефной головой Гермеса в крылатом шлеме.

Ниже в нише располагалась икона Спасителя. В 1923 в нише был помещён барельеф, изображающий Белого Орла — герб Польши — работы Болеслава Балзукевича.

Часовня

Со стороны города над воротами в 1671 году монахами кармелитами выстроена часовня, специально для образа Матери Божией Остробрамской, первоначально деревянная. В 1715 деревянная часовня сгорела, в 1722 году была выстроена каменная часовня. Часовня реконструировалась в 1829—1830, в 1927—1932 и в 1993 году перед визитом в Литву Иоанна Павла II.

При перестройке в 1829—1830 годах часовня приобрела черты классицизма. Она соединена сооружённой в 1830—1840 двухэтажной крытой галереей с примыкающим к воротам костёлом Святой Терезы и украшена надписью на латинском „Mater misericordiae sub tuum praesidium confugimus“ («Мать милосердная к твоей защите прибегаем»). Латинским текстом заменён соответствующий польский по распоряжению генерал-губернатора М. Н. Муравьёва. При ремонте в 1927—1932 годах латинскую надпись сменила надпись на польском, несмотря на протесты литовцев[1]. В настоящее время надпись на латыни.

По меньшей мере с середины XIX века установился обычай проходить Острой брамой с непокрытой головой в знак почитания Остробрамской Божией Матери; обычай требовал при движении со стороны города обнажать голову уже на углу костёла Святой Терезы. В 1861—1863 годах перед часовней проходили религиозно-патриотические манифестации.

Стены часовни покрыты золотыми и серебряными обетными дарами верующих (vota, ед. ч. votum) — изображения главным образом сердец, а также рук, ног, автомобиля, офицерского погона и т. п. Первый обетный дар принесён в 1702 году.

Икона

Чудотворный образ Матери Божией Остробрамской относится к редкому типу изображения Богоматери без младенца в руках. Почитается как католиками, так и православными. Считается одной из главных христианских святынь Вильны, Литвы и Беларуси. С иконой и творимыми ею чудесами связаны многочисленные предания и легенды.

Икона помещена в часовню над городскими воротами в начале XVII века. Написана темперой на 8 дубовых досках толщиной 2 см. Размер 200 х 165 см.

В культуре

Остробрамская Матерь Божия и Острая брама воспеты в стихах Адамом Мицкевичем, Юлиушом Словацким, Владиславом Сырокомлей, Максимом Богдановичем и другими польскими, белорусскими, литовскими поэтами. Остробрамская часовня изображена на картине М. В. Добужинского, хранящейся в Тамбовской областной картинной галерее, и открытке того же художника «Остробрамская часовня», выпущенной Обществом Святой Евгении.

Про Остробрамскую Матерь Божию упоминает А. Я. Бруштейн в своей автобиографической книге «Дорога уходит в даль».

См. также

  • Операция «Острая брама»

Источник: dic.academic.ru

Острая брама вильнюс

Obrona wielka miasta Giedymina,
Wilna całego pociecho jedyna.
W tej Ostrej Bramie obrona potężna,
Królowa Polska, a Litewska Księżna.

Mieszkanie Boga i złocisty Domie,
Twój pałac składasz tu przy Ostrej Bramie,        
W stołecznem mieście, Stolico mądrości,
Tu rezydujesz w darów obfitości.

(Pieśń z 1756r.)

Над русской Вильной стародавней
Родные теплятся кресты —
И звоном меди православной
Все огласились высоты.

Минули веки искушенья,
Забыты страшные дела —
И даже мерзость запустенья
Здесь райским крином расцвела.

(Ф.И.Тютчев, 1870г.)

ЯНВАРСКОЕ ВОССТАНИЕ
150 лет назад 22 января 1863г. началось Польское восстание против Российской империи под лозунгами восстановления Речи Посполитой в границах 1772г. и облегчения положения крестьян. Оно охватило губернии собственно Царства Польского, шесть северо-западных (Виленскую, Витебскую, Гродненскую, Ковенскую, Минскую, Могилевскую) и две юго-западные губернии Российской Империи (Волынскую и Киевскую).
Восстание было подавлено жесткими мерами, принятыми ген.-губернатором гр.М.Н.Муравьевым-Виленским (1796-1866), получившим в либеральных кругах прозвание «вешатель». По официальным данным в Литве и Беларуси было казнено 128 человек, выслано на каторгу — 853, в Сибирь на поселение — 504, с лишением всех прав — 825 чел. Свыше трехсот участников восстания отправили рядовыми в армию, 767 — в арестантские роты. Всего из края было выселено 12483 чел. В блоге Острая брама вильнюсsilva2103 имеется ссылка на «Списки политических преступников, лишенных по суду прав состояния, имущество коих подлежит конфискации в казну» 1864г. На этом ресурсе, наверняка, многие найдут свои фамилии или фамилии родственников и друзей.

Решением сеймов Польши и Литвы 2013 г. объявлен официальным Годом Январского восстания. У нас тут же заговорили о «новой идеологеме в информационной войне против России». Прекрасно понимая, что споры утихнут не сегодня и не завтра, автор этих строк все-таки полагает, что по прошествии 150 лет следует угомониться и просто помянуть жертвы этой кровавой драмы с обоих сторон.
А также вспомнить о том, что эти стороны объединяет.

ОСТРОБРАМСКИЕ ВОРОТА
В многогранном и многоязыком Вильнюсе совсем недалеко от ж/д вокзала находится один из главных символов города —
старые городские ворота, единственные сохранившиеся до наших дней. Их фото со стороны старого города (северной) в заголовке статьи. С юга они выглядят так
Острая брама вильнюс

Ворота были построены в готическом стиле в 1503-1522 гг., когда Вильнюс окружила городская стена, сооруженная для защиты от набегов татар. Позднее над аркой ворот достроили фасад с амбразурами и аттиком в ренессансном стиле. Аттик декорирован Погоней — гербом Литвы, поддерживаемым двумя грифами и рельефной головой Гермеса в крылатом шлеме. В конце XVIIIв. почти вся стена была снесена.
У них несколько названий. В русской традиции это Святые ворота. По-литовски — Ворота Аушрос (Аušros vartai), дословно Ворота Зари. Раньше, говорят, литовцы называли их Ошмянскими воротами, так как здесь пролегала дорога на Ошмяны (от «ašmenys» — лезвие, острие). Кто-то перевел название дословно: «Острые», и с тех пор знаменитые городские ворота гордо величают Острыми, по-польски Ostra Brama (brama-ворота). Есть и другие версии этого названия — от участка земли в форме острого угла и даже от князя К.И.Острожского (1460-1530), одного из крупнейших полководцев ВКЛ и ревностного защитника православия.

Над этими воротами в маленькой часовне помещается Остробрамская икона Божией Матери (лит. Aušros Vartų Dievo Motina, польск. Matka Boska Ostrobramska, белор. Маці Божая Вастрабрамская) – важная и почитаемая святыня не только для католиков Литвы и Польши, но и для православных по всему миру.
Острая брама вильнюс

ВИЛЬНЮССКАЯ МАДОННА
Рассказ об Остобрамском образе Божией матери мы заимствуем у Флавиана Добрянского (1848 — 1919), филолога, историка и археографа, автора путеводителя по Вильне, под разными названиями издававшегося в 1883, 1890, 1904гг.
«Икона Остробрамской Богородицы написана на двух соединенных дубовых досках, имеет вышины с небольшим 2 ½ аршина, а ширина — 2 аршина. О происхождении ея существуют два мнения: одни писатели утверждают, что эта икона привезена в Вильну в первой половине XVI века великим князем литовским Ольгердом, из города Херсона (древний Корсунь) и была подарена им монахом Свято-Троицкаго православнаго монастыря, которые и поставили ее над своими воротами, названными в последствии Острыми; другие называют ее явленною, относя явление ея на Виленских воротах к 14 апреля 1431 года.
Икона Остробрамской богородицы с давних лет составляла предмет благочестиваго поклонения и особаго уважения со стороны православных жителей Вильны, которыя построили деревянною часовню; перед иконой, по православно-русскому обычаю, теплились лампады и горели свечи; вблизи ворот была небольшая деревянная церковь св. Петра, ныне уже не существующая.
В первой четверти XVII столетия, при Остробрамской часовне построен был костел св. Терезии и при нем монастырь Кармелитов. Поселившиеся здесь монахи, Кармелиты босые, стали с особенным усердием чествовать икону Остробрамской Богородицы, принимая к своему служению и католиков и православных. Наконец в 1671 году, Кармелиты совершенно завладели и часовней и иконой Остробрамской Богородицы, и на место старой часовни построили новую, деревянную, совершив перенесение в нее иконы с необыкновенным торжеством. С этого года древняя, православная святыня города Вильны стала принадлежать римско-католикам, у которых она находится и по настоящее время.
Монахи Свято-Троицкаго монастыря, бывшаго уже в унии, протестовали против такого присвоения и начали с монастырем Кармелитов процесс, продолжавшийся весьма долго. Но несмотря на самыя неопроверженныя доказательства Троицких монахов, папа решил спор в пользу Кармелитов. Это было в начале XIX века.
В 1715 году Остробрамская часовня сгорела, но икона была спасена и поставлена в костел св. Терезии. Новая часовня из камня воздвигнута в 1744 году. В июле месяце 1794 года русския войска, под начальством Кнорринга, два дня сряду штурмовали город со стороны Острых ворот. В воротах действовали два орудия, а из часовни, чрез окна, поляки стреляли в русских.
В 1812 году она, как и костел св. Терезии с монастырем, сильно пострадала от французов, которые устроили здесь казармы, уничтожили алтари и многия иконы; оказалась поврежденною и икона Остробрамской Богородицы.
В 1829 году часовню великолепно украсили; вблизи нея устроили галлерею и подновили лик Богородицы. Говорят, в то время была еще видна на иконе славянская надпись: «честнейшую херувим». Известно что в 1832 году, за участие в мятеже, значительное число костелов в северо-западном крае, по высочайшему повелению, было закрыто, а костел св. Терезии с Остробрамскою часовнею и иконою Богородицы подлежало передать православному духовенству. Но этой передачи не последовало и по настоящее время. Дело поведено было так искусно, что вместо настоящаго костела св. Терезии Кармелитов босых, находящагося в городе назначили к передаче костел св. Терезии тех же Кармелитов босых, находящийся вне города, за рекою Вилией. Но православное духовенство отказалось принять этот костел. В 1844 году монастырь Кармелитов передали православному духовенству, а костел переименован в Остробрамский и сделан приходским; часовня с иконою поступила в ведение римско-католическаго духовенства. <…>

Острая брама вильнюс

Снаружи, над окнами и по бокам, находится надпись сделанная крупными металлическими буквами: Mater misericordiae sub tuum praesidium confugimus. Сама икона весьма богато украшена; она увешана бесчисленным множеством золотых и серебряных приношений в виде крестов, медальонов, сердец, рук, ног и других членов тела человеческаго, смотря по тому, кто в чем получил облегчение по молитве к Заступнице. <…>

. С глубокаго утра и до поздней ночи всегда можно найти у Острых ворот молящихся, стоящих на коленях, на тротуаре или на мостовой, поднявших глаза к чудотворному образу <…>
Но особенно много народа собирается сюда во время празднования Покрова Пресвятой Богородицы (Opieki N. Panny), бывающаго в ноябре: тогда вся Островоротная улица, до самаго Троицкаго монастыря, сплошь наполняется молящимся народом, так что на это время закрывается проезд по улице и через Острыя ворота».

Остается добавить, что по установившемуся в Вильне обычаю, при проходе через Остробрамские ворота все обнажали головы. Большинство правоверных евреев избегали там появляться, так как, головной убор для них символизирует признание над собой власти Всевышнего (цитата отсюда ). Вокруг часовни всегда можно было видеть людей, среди которого многие стояли тут же, на улице, на коленях.

Современный вид иконы (фото отсюда). По ее сторонам позолоченные статуи Иоакима и Анны. Снизу — многочисленные воты (приношения).
Острая брама вильнюс

В сентябре 1993г. Папа Римский Иоанн Павел II отслужил перед Остробрамской иконой торжественную мессу. Во время визита в литовскую столицу здесь молился Патриарх Московский и всея Руси Алексий II.

СООТЕЧЕСТВЕННИКИ У ОСТРОЙ БРАМЫ
Анна Ахматова и Николай Гумилёв были в Вильнюсе. Об этом свидетельствуют Записные книжки Анны Андреевны: «На Рождество 1914 года провожала Ник<олая> Ст<епановича> на фронт до Вильно. Там ночевали в гостинице, а утром увидела в окне, как молящиеся на коленях двигались к церкви, где икона [Ченстоховской] Остробрамской Божьей Матери».
Кажется, эта небольшая гостиница находилась в доме справа от Остробрамских ворот (см. фото в заголовке). Из Вильно Ахматова уехала на несколько дней к матери в Киев, а Гумилёв — к себе в полк.

Интересный рассказ об этом эпизоде сохранил в своих воспоминаниях о встречах с Ахматовой литовский поэт Томас Венцлова: «Она была в Вильнюсе в 1915 году, провожая своего мужа Гумилёва на фронт. Как сама сказала, их удивило скопление народа у Остры Брамы, это такие Вильнюсские Святые ворота, католическая святыня, но там поклоняются Мадонне не только католики, но и православные, и униаты, и по некоторым слухам, даже другие религиозные общины Вильнюса, т.е. довольно специально к этой святыне относились, и вполне положительно, вильнюсские евреи и так далее… Так вот, там она увидела эту толпу и говорит: „И я помолилась, чтобы Гумилёва не тронула пуля“. И действительно, на фронте его пуля не тронула. Но потом все-таки тронула. Но она просила Богоматерь только о том, чтобы это не случилось на войне. Это случилось уже, как известно, когда его расстреляли большевики в 1921 году в августе. Вот это она мне рассказала. То, что она была в Вильнюсе с Гумилёвым и что она видела эту святыню, это есть в ее дневниках. Но вот факт, что она там и сама помолилась, этот факт был известен только мне…» источник цитаты.

В творчестве Ахматовой есть загадка, которую я не берусь разгадать. Это стихотворение «Так отлетают темные души» (1940):

Так отлетают темные души…
«Я буду бредить, а ты не слушай.

Зашел ты нечаянно, ненароком,
Ты никаким ведь не связан сроком,

Побудь же со мною теперь подольше.
Помнишь, мы были с тобою в Польше?

Первое утро в Варшаве… Кто ты?
Ты уж другой или третий?» — «Сотый».

«А голос совсем такой, как прежде.
Знаешь, я годы жила в надежде,

Что ты вернешься, и вот — не рада.
Мне ничего на земле не надо:

Ни громов Гомера, ни Дантова дива.
Скоро я выйду на берег счастливый,

И Троя не пала, и жив Эабани.
И всё потонуло в душистом тумане.

Я б задремала под ивой зеленой,
Да нет мне покоя от этого звона.

Что он? — то с гор возвращается стадо?
Только в лицо не дохнула прохлада.

Или идет священник с дарами?
А звезды на небе и ночь над горами…

Или сзывают народ на вече?»
— «Нет, это твой последний вечер».

Кажется, она никогда не была ни в Варшаве, ни в Польше. Или в этих образах как-то отразилось краткое пребывание в Вильне? Буду очень благодарен специалистам по творчеству Ахматовой за комментарии.

Острая брама вильнюс

Множество молящихся у Остробрамской часовни запечатлено на картине М.В.Добужинского (1875-1957), хранящейся в Тамбовской картинной галерее, и открытке того же художника «Остробрамская часовня», выпущенной Обществом Св.Евгении.

Тема города всегда занимала большое место в творчестве Добужинского, а в ней едва ли не главными были Петербург и Вильно, их закоулки, старинные постройки и дворы: «Духовная связь с Вильно у меня не прерывалась до 1915 года, общение же с ее стариной и природой Литвы имело всегда для меня, как художника огромное значение».

А вот отрывок из дневника А.Н.Островского (Поездка за границу в апреле 1862г.)

«Здесь я в первый раз увидал католическую набожность. Мужчины и женщины на коленях, с книжками, совершенно погружены в молитву и не только в костелах, но и на улице перед воротами Остро-брамы. Это местная святыня — над воротами часовня, в которой чудотворная икона Божьей Матери, греческого письма. (Прежде принадлежала православным, а потом как-то попала к полякам.)
В костеле бернардинцев мы видели поляка, который лежал на холодном каменном полу, вытянувши руки крестообразно. Костелы открыты целый день, и всегда найдете молящихся, преимущественно женщин, которые по случаю страстной недели смотрят очень серьезно. Для контрасту у евреев пасха: разряженные и чистые, как никогда, расхаживают евреи толпами по городу с нарядными женами и детьми».

ИСТОРИКИ
Гуглим по теме «Польша, восстания, 1863 г.». Получаем, для примера, следующее:
«Межвоенная Польша несёт всю ответственность за то, что Советскому Союзу пришлось оговаривать с Германией пределы её агрессии в этой стране. То есть само то, что судьбу западнорусских земель Москва вообще вынуждена была с кем-то обсуждать. Моральному осуждению должен быть подвергнут не пакт Молотова—Риббентропа, а Вторая польская республика, сама её государственность, основанная на захвате территорий соседних народов».

А вот цитата с другой стороны:
«…Русские… намного более близки финнам и татарам, нежели любым представителям белорусов («славян»). Последние же – родня северо-восточным полякам и выступают славянизированными (позднее – русифицированными – ибо эти процессы прямо противоположны) потомками западных балтов».

Кажется, это уже клиника… Благодарю Тебя, Всевышний, что я не историк.

В качестве мажорной ноты для завершения очерка пара авторских снимков великолепного Вильнюса (январь 2013г.) и стихотворение Валерия Брюсова.
Острая брама вильнюс

Острая брама вильнюс

В ВИЛЬНО

Опять я — бродяга бездомный,
И груди так вольно дышать.
Куда ты, мой дух неуемный,
К каким изумленьям опять?

Но он,- он лишь хочет стремиться
Вперед, до последней поры;
И сердцу так сладостно биться
При виде с Замковой Горы.

У ног «стародавняя Вильна»,-
Сеть улиц, строений и крыш,
И Вилия ропщет бессильно,
Смущая спокойную тишь.

Но дальше, за кругом холмистым,-
Там буйствует шумно война,
И, кажется, в воздухе чистом
Победная песня слышна.

Внизу же, где липки так зыбко
Дрожат под наитием дня,
Лик Пушкина, с мудрой улыбкой,
Опять поглядит на меня.

Источник: v-murza.livejournal.com

   Вильнюс всегда был хорошо укрепленным городом. В городские стены были встроены девять крепостных ворот, укрепленных, надежных. Дабы к вооруженным охранникам добавить силу христианских святынь, ворота часто украшались иконами, распятиями, скульптурами святых.

   Из всех ворот до наших дней сохранились только одни — Острые. История названия так запутана и непонятна, что никто так до сих пор и не объяснил его происхождения. Версии высказываются все более сложные, замысловатые и натянутые. Сами горожане давно уже привыкли к этому названию и вопросами никакими не задаются.

   Слава этого чудотворного образа не утихает с XVII века. Всякий просящий с чистым сердцем и Господом в душе получает от этой святыни сполна. Статус самой часовни и ее главного украшения подтвержден папой Иоанном Павлом Вторым, который лично посетил часовню в начале 90-х годов.

   Происхождение иконы загадочно. Есть версия, что ее привез из похода славный князь Ольгерд. А сама икона некогда украшала одну из церквей Корсуни. Другие считают, что образ был создан иконописцами Кракова, а в самом образе можно разглядеть черты известной красавицы, польской королевы Барбары Радзивилл. Третьи утверждают, что образ был написан византийским мастером, что Остробрамская Богородица — это сохранившийся фрагмент большой иконы, изображавшей Благовещенье. Последняя версия вполне объясняет, почему Дева Мария изображена без младенца на руках.

   Остробрамская часовня — не только туристический объект, но и место паломничества. В центральном зале часовни, там, где расположен чудотворный Образ, можно увидеть и дары благодарных христиан, получивших реальную помощь иконы. Целые стеллажи с серебряными предметами впечатляют и самым наглядным образом доказывают чудодейственность образа.

   Часовня несколько раз перестраивалась, сегодня она предстает перед зрителем в стиле классицизма. Этот вид часовня приобрела в 1830 году. Еще не так давно в Вильнюсе был обычай снимать головной убор при прохождении через ворота, под часовней. И сегодня еще можно увидеть прохожих, которые почтительно обнажают голову в честь самого почитаемого образа Литвы.

   Несмотря на то, что именно часовня является важнейшей достопримечательностью столицы Литвы, башня также представляет интерес. Сохранились бойницы, освобождена от позднейших слоев штукатурки фреска, изображающая Спасителя. Сам вид башни — уникальная возможность представить себе древние укрепления Вильнюса, наивную веру горожан в то, что иконы помогут уберечь город от нашествий татар или от осады «соседями».

   Во время мессы прихожане и паломники, которые не смогли попасть в маленькую часовню, молятся на улице, перед окнами часовни. Окна при этом всегда открыты, чтобы службу могли слышать все желающие. В это время на улице и в часовне одновременно с просьбами к чудотворному образу обращаются и католики и православные.

Источник: ProVilnus.ru


Categories: Другое

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.