История омской области — Глава IV — НАША ОБЛАСТЬ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в.

Школьная программа курса истории СССР. История районов Среднего Прииртышья, вошедших в современную Омскую область. Общая редакция И. Н. Новикова, методический аппарат отредактирован В. Д. Евсюковой.

Глава IV

НАША ОБЛАСТЬ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в.

Конец XVIII — первая половина XIX вв.- период разложения феодальной крепостнической системы и развития капиталистических отношений в России. Этот процесс в XIX в. охватывает и окраины, в том числе Сибирь. Развитие капитализма приводило к расширению и укреплению экономических связей между различными частями Русского государства, распространению культуры и образования, проникновению в самые отдаленные окраины передовых освободительных идей, идей борьбы против самодержавия и феодальных порядков, которые стали препятствием для прогрессивного развития всей страны. Крупные события освободительного и революционного движения в европейской России оказывали влияние на исторические судьбы населения нашего края.


§ 10. Наша область в Отечественной войне 1812 г. Социально-экономическое развитие области в первой половине XIX в.

(Учебник «История СССР», 8 класс, § 8).

Отечественная война 1812 г.

События Отечественной войны вызвали в народе чувство патриотизма, готовность к самоотверженной борьбе за Родину. Сибирь активно участвовала в создании ополчений. Летом 1812 г. многие жители сибирских городов и сел, в том числе и жители Омска, двинулись на запад, чтобы пополнить ряды ополчений, формируемых в центре страны.

В решающих сражениях с врагом, наряду с московскими, смоленскими и другими полками рурской армии, доблестно сражались И сибиряки. Уже в битве за Смоленск прославилась 24-я сибирская дивизия, которой командовал генерал-майор П. Г. Лихачев. В эту дивизию входили Ширванский и Томский полки, часть батальонов Ширванского полка размещалась до войны в Омске. Особенно отличились сибирские пехотные и кавалерийские полки и ополченцы в величайшей битве с Наполеоном на Бородинском поле. Сибирский гренадерский полк воевал в составе второй западной армии Багратиона и участвовал в ожесточенных схватках за багратионовы флеши. Беспримерный героизм и мужество проявили сибиряки, защищая курганную батарею.


После того, как была обескровлена 26-я пехотная дивизия Раевского, именем которого позже названа курганная батарея, на ее защиту были направлены сибиряки. Барклай-де-Толли послал сюда семь батальонов 24-й сибирской пехотной дивизии. Все атаки французов разбивались о стойкость сибиряков. Это был неравный бой, сибирякам противостояли вдесятеро превосходящие силы противника. Когда французы ворвались на редут, завязалась рукопашная схватка. Штыками, прикладами, тесаками отбивались сибиряки. Командир дивизии генерал Лихачев, собрав последние силы, бросился на врагов с обнаженной шпагой.

В донесении об этом сражении Кутузов сообщал, что семь батальонов 24-й дивизии пали смертью храбрых. За проявленную доблесть сибирские полки были награждены знаменами и другими знаками отличия.

Подвиги многих наших земляков были отмечены высокими наградами. Имена некоторых из этих героев нам известны: это житель Омска, командовавший Великолуцким полком, подполковник В. М. Шухов, неоднократно награжденный за «отличную храбрость». Серебряные медали «В память Отечественной войны» и «В память вступления армии в Париж» привезли домой поручик Андреев из Тары, Путята и Беляев из Тюкалинска.

По инициативе народа был начат сбор средств на нужды армии и населения занятых неприятелем районов. Жертвовали деньги, скот, вооружение, одежду и продовольствие; нерусское население вносило пожертвования пушниной. В Тобольской губернии к 31 декабря 1812 г. было собрано пожертвований на сумму 168 тыс. рублей, на долю населения Омского округа приходилось 15 тыс. рублей. Значительные суммы поступали в помощь населению губерний, разоренных неприятелем. Сибирь приютила массу людей, бежавших из западных и центральных губерний России, оставшихся без средств к существованию.


Заселение края в первой половине XIX в.

В первой половине XIX в. в Сибирь устремился новый поток переселенцев из европейской части России. Правительство переселяло государственных крестьян из густонаселенных губерний, но, как и в XVIII в., преобладали самовольные переселенцы. На сибирские земли перебирались не только русские крестьяне, но и часть нерусского населения, особенно из Поволжья, в том числе немало татар. Они селились совместно с сибирскими татарами или основывали новые деревни.

Продолжалась ссылка крестьян. Так, в самом начале XIX в. ссыльные из Прибалтики основали деревню Рыжкову, затем часть их переселилась на реку Омь. Особенно большой приток, населения наблюдался вблизи Московско-Сибирского тракта, где находилось много больших и богатых сел. За первую половину XIX в. население Тарского и Омского округов выросла более чем в два раза и превысило 200 000 человек.

Развитие сельского хозяйства.

Основой хозяйства оставалось земледелие.


авной хлебной культурой в крае была рожь, постепенно расширялись и посевы пшеницы, с конца XVIII в. стали выращивать картофель. Урожаи были, как и в предшествующее время, невысокими, в среднем крестьяне собирали примерно в четыре раза больше зерна, чем сеяли. Один-два раза в десятилетие засухи губили посевы, иногда засушливыми были два-три года подряд. При хорошем урожае крестьяне получали значительный излишек хлеба и везли его в город. Но внутренний рынок Сибири был еще узким, и хлеб стоил дешево. Росли участки земли, отведенные под огороды, их имели почти все крестьяне.

Животноводство оставалось важнейшим занятием сибирского крестьянина. Развитие этой отрасли хозяйства стимулировалось появлением в крае промышленных заведений по переработке животноводческого сырья.

Проникновение товарных отношений в сельское хозяйство приводило к росту имущественного неравенства в деревне. Отдельные богатые крестьяне имели до сотни десятин пашни и столько же голов скота. В этих кулацких хозяйствах работали батраки — ссыльные поселенцы или крестьянская беднота. Некоторые из деревенских богатеев занимались скупкой и перепродажей хлеба и других продуктов сельского хозяйства. Большинство составляли средние крестьяне. Немало было и крестьян-бедняков, которые обрабатывали одну — две десятины земли. Малоземельные и безземельные крестьяне нанимались в работники в богатые хозяйства или занимались промыслами.

Промышленность, торговля, развитие городов.


В первой половине XIX в. на территории нашей области некоторое развитие получила промышленность. Промышленные предприятия основывали купцы,верхушка казачества, богатые крестьяне. Большинство этих предприятий представляло собой небольшие кустарные (мыловаренные, салотопные, свечные и кожевенные) заведения, использовавшие наемный труд. Работали они преимущественно на местном сырье.

Количество их было невелико. Так, в Таре в середине XIX в. насчитывалось до десятка таких заведений. В Омске первый кожевенный завод построен в 1821 г. К Середине века насчитывалось уже 12 частновладельческих «заводов», на которых было занято 36 рабочих. Кроме того, работало несколько кирпичных заводов, основанных казной. В большинстве случаев эти предприятия, громко именовавшиеся заводами, были ремесленными мастерскими. Помещением для производства служил сарай с примитивным оборудованием: деревянные чаны, чугунные котлы, черпаки, клещи. На нескольких мыловарнях все работы выполнял сам «хозяин»: Продукция этих заведений не могла удовлетворить потребности населения в промышленных товарах.

Самыми крупными предприятиями в первой половине XIX в. являлись винокуренцый завод в с. Екатерининском (12 км от Тары), основанный еще в XVIII в., и суконная фабрика в Омске. И тот и другой принадлежали казне, а в производстве использовался подневольный труд. На Екатерининском винокуренном заводе работало 300 каторжан. Для надзора за рабочими содержали особый военный гарнизон.


В 1822 г. в Омске построена суконная фабрика Сибирского казачьего войска, производившая до 30 тыс. аршин сукна в год. На ней действовало 50 станков и работало 200-300 ссыльных. Оборудование на фабрике было примитивным, почти все механизмы приводились в действие руками рабочих, поэтому работа была изнурительной. Денежное жалованье на фабрике выплачивали только мастерам и подмастерьям, рабочие получали небольшую, так называемую задельную (сдельную) оплату, провиант и одежду. Положение их было очень тяжелым. Недаром ее называли «суконной каторгой». Рабочих строжайше наказывали даже за незначительные проступки, широко применяли телесные наказания. Войсковая канцелярия издала специальный указ о наказании за побег. Несмотря на все эти меры, побеги рабочих были частым явлением.

Слабое развитие промышленности определило и медленный рост городов. В первой половине XIX в- жители трех городов — Омска, Тары и Тюкалинска — составляли всего около 5% населения нашей области.

Ни один из городов не стал важным торговым центром. В Омске проводились две ярмарки: весенняя и осенняя. На омские ярмарки поступали товары из центральной России: сукна, бумажные, льняные и шелковые ткани, изделия из металла, посуда. Торговый оборот городских ярмарок был невелик. Омск не имел главных предметов сибирского сбыта — пушнины и золота. Он находился в стороне от основной торговой магистрали Московско-Сибирского тракта, который проходил на 50 верст севернее города. Купцы с большими капиталами проезжали мимо города, а в Омске собирались купцы и мещане ближних городов — Тюмени, Ишима, Ялуторовска. В городе было два рынка и гостиный двор. Купечество города было очень немногочисленным, и капиталы их невелики. В 1810 г. в городе было купцов, в 1833 г.- 24, в 1851 г. — 148.


Омск поддерживал торговые связи с казахским населением южных степей. Нередко торговля с казахами была простым товарообменом. Вот описание очевидца: «В конце августа, а иногда и в начале сентября месяца, прикочевывают из отдаленных аулов на противоположный берег Иртыша для мены с жителями Омска киргизы, останавливающиеся обыкновенно у таможни, там же находящейся, у которых можно купить в то время хороших лошадей и иногда за довольно сходную цену… Здешнее простонародье старается тогда у этих киргизов приобрести более посредством мены, с тою-то целью они вывозят туда муку или другой товар, как-то полотна, ткани и прочее.

Торговый обмен Омска с казахской степью все же был незначительным. Основной поток товаров, направляющихся из Казахстана и Средней Азии, шел не в Омск, а в Петропавловск и Семипалатинск.

Омск — административный центр Западной Сибири

В первой половине XIX в. возрастает роль Омска как административного центра. В 1822 г. Сибирь была разделена на Западно-Сибирское и Восточно-Сибирское генерал-губернаторства. В Западной Сибири была выделена Омская область для управления северной частью Казахстана.


Омск получил герб, олицетворяющий его роль в управлении степью: на красном поле был изображен золотой всадник в национальной казахской одежде на серебряном коне. В Омск приезжали представители казахской феодальной знати для решения различных дел. Здесь честолюбивые ханы получали утверждение в должности старших султанов, которые управляли округами степного края. Превращение города в административный центр Северного Казахстана способствовало укреплению торговых связей со степью.

Западносибирский генерал-губернатор избрал своей резиденцией город Омск, а в 1839 г. последовал указ царя о переводе в Омск главного управления Западной Сибири.

В Омск переехали из Тобольска краевые учреждения с многочисленным чиновничеством, увеличился гарнизон. Население города возросло до 18 000 человек. Омск стал самым большим городом Западной Сибири. Но это был военно-чиновничий город; ремесленники, торговцы и купцы составляли меньше одной пятой всего населения.

Город состоял из крепости и семи форштадтов, расположенных по берегам Оми: Вознесенский, Мокринский, Кадышевский, Бутырский и Подгорный, выше по Оми рос новый форштадт, получивший выразительное название,- Выползки. В начале XIX в. помимо казенных построек в Омске было около тысячи деревянных одноэтажных домов. Строились они без плана, застройка была скученной.

Герб областного города Омска.


Герб областного города Омска.

Страшным бедствием для жителей были пожары и наводнения. Так, весной 1818 г. во время половодья воды Оми и Иртыша, выйдя из берегов, затопили более 200 домов. А в следующем году начавшийся в крепости пожар распространился по всей ее территории и оттуда перекинулся на ближайшие три форштадта. Сгорело более сотни домов и казенных зданий, в том числе городская ратуша, гостиный двор с товарами и т. д.

В середине XIX в. центр Омска заметно преобразился. Началась реконструкция старых кварталов: устройство широких улиц, площадей. Город украсили величественные каменные постройки: здание Главного управления Западной Сибири, дворец генерал-губернатора, здание кадетского корпуса и др. На центральном проспекте поставили фонари для освещения. Но эти перемены еще более усиливали контрасты между пышными парадными правительственными постройками чиновничьего Омска и жалкими лачугами на окраинах. В омских форштадтах скот свободно разгуливал по улицам. Половину года Омск утопал в грязи, летом над городом носились тучи пыли.

Вопросы и задания:

1.Докажите, что патриотическое движение народа играло решающую роль в войне 1812 г. Используйте факты из истории нашего края.

2.В чем специфика промышленного производства в нашем крае в конце XVIII — первой половине XIX вв.?


3.С какого времени Омск стал административным центром Западной Сибири? Какое влияние это оказывало на облик города?

§ 11. Классовая борьба. Политическая ссылка.

Классовая борьба в первой половине ХIX в.

В первой половине XIX в. в Западной Сибири наблюдается обострение классовой борьбы. Крестьяне жаловались на незаконные поборы, на произвол судебных чиновников, обременительность податей, на принудительную продажу хлеба по дешевым ценам. Очень распространенной формой борьбы были самовольные переселения. В 20-е годы произошли волнения государственных крестьян Западной Сибири в связи со значительным увеличением денежных сборов на земские повинности и ростом повинностей натуральных. Волнения охватили всю Тобольскую губернию, часть Томской, одно выступление было в Омской. Всюду движение отличалось массовостью, сплоченностью, в движении участвовали все слои крестьянства и нерусское население. Выступления были жестоко подавлены.

Значительный размах крестьянской борьбы заставил правительство пойти на некоторые уступки. Были уменьшены денежные сборы за счет перевода их в натуральные. Но спад массового движения в Западной Сибири оказался кратковременным, в 40-х годах борьба государственных крестьян развернулась еще шире.

Наряду с крестьянами, в борьбу включились и работные люди казенных заводов Западной Сибири и других предприятий. Одной из самых распространенных форм борьбы стали побеги с ненавистных заводов. Побеги с Екатерининского винокуренного завода и Омской суконной фабрики были постоянным явлением. Они особенно учащались весной и летом. Так, весной 1826 г. с фабрики бежало 36 человек, что составило более 10% рабочих. Бежали они в степь, к Тюкалинску, беглые меняли фамилии и одежду, но очень немногим удавалось избавиться от фабрики.

Декабристы в нашем крае.

С XVII в. Сибирь была местом ссылки опасных для царского режима людей.

По Сибирскому тракту прошли многие политические ссыльные. В 1790 г. в далекий Илимск был отправлен Александр Николаевич Радищев. Он проехал через Аевскую слободу, Тару, Артын. В 1797 г., возвращаясь из ссылки, А. Н. Радищев останавливался в Артыне, прожил две недели в Таре.

Политические ссыльные принесли большую пользу краю. Особенно велика роль декабристов. Царское правительство жестоко расправилось с зачинателями открытой революционной борьбы в России. Более 120 декабристов были приговорены царским судом к разным срокам каторжных работ и поселению в Сибирь. Наиболее видные деятели декабристского движения были приговорены к 15-20 годам каторжных работ. Каторгу они отбывали в Восточной Сибири, а после каторги оставались на поселении там же или переводились в Западную Сибирь. Некоторые были сосланы в Западную Сибирь сразу после суда.

Декабристы полюбили суровый край, они сроднились со своей второй родиной, а народ Сибири сохранил надолго благодарную память об этих замечательных людях. Деятельность декабристов принесла пользу краю и его населению. Они близко познакомились с народом, его нуждами и помыслами, много сделали для экономического и культурного подъема края. Некоторые заводили образцовые хозяйства, успешно занимались огородничеством и садоводством, оказывали медицинскую помощь населению. Широко образованные люди, декабристы, распространяли знания, воспитывали у сибиряков интерес к чтению. Декабристы, служившие в правительственных учреждениях, боролись со взяточничеством и другими злоупотреблениями местных чиновников.

Борьба за экономический и культурный подъем Сибири стала для многих из них целью жизни, в этой борьбе они видели свой гражданский и патриотический долг. Они мечтали о времени, когда Сибирь станет равноправной частью страны, а сибирские народности приобщатся к высокой русской культуре.

В ноябре 1826 г. после заточения в Петропавловской крепости прибыл на поселение ученый Степан Михайлович Семенов. Он был сослан навечно за принадлежность к Северному обществу. Царский приказ предписывал использовать декабриста на службе в отдаленном месте. Семенова определили на службу в Омское областное управление, но вскоре выслали в Усть-Каменогорск. В 1829 г. в Омск прибыл известный немецкий ученый Гумбольдт, возглавлявший экспедицию по Уралу и Западной Сибири. Омское начальство отправило Семенова сопровождать экспедицию. Ссыльный декабрист поразил немецкого ученого своими разносторонними знаниями. Гумбольдт ходатайствовал перед правительством об облегчении участи декабриста. Царь «отблагодарил» Семенова за его труды,- его выслали в Туринск, и только через 8 лет он смог вернуться в Омск, где и прожил с 1839 по 1843 г.

Поручик Николай Васильевич Басаргин, член Южного общества декабристов, один из наиболее последовательных революционеров, был приговорен к политической казни и каторжным работам в Нерчинских рудниках. После каторги его направили на поселение в Туринск, а затем в 1846 г. в Омск, где он служил мелким канцелярским служащим в Пограничном управлении. Басаргин принимал участие в организации двух общественных школ начальной грамоты для мальчиков и девочек в Ялуторовске, помогая декабристу Якушкину. Эти школы стали образцовыми среди начальных школ того времени. Басаргин был самым крупным и глубоким исследователем экономики Западной Сибири. Он написал целый ряд работ экономико-географического характера. После десятилетней ссылки в Якутии и солдатчины в 1839 г. в Омск на поселение прибыл участник Северного общества декабристов Николай Александрович Чижов, талантливый поэт и моряк-полярник, участник экспедиции на Новую землю в 1821 г. Находясь на солдатской службе, Чижов внимательно изучал творчество народов Якутии, он аписал несколько поэм, в которых с большой любовью воспел суровую красоту Сибири.

В Тару был сослан на поселение Владимир Иванович Штейнгель, активный член Северного общества, где он и прожил 8 лет. Почти 20 лет прожил в Тарском уезде, а затем в Таре, полковник артиллерии Башмаков. Он был разжалован в рядовые и приговорен к вечному поселению в Сибирь еще до восстания на Сенатской площади.

Большую помощь оказывали декабристы политическим ссыльным, прибывшим в Сибирь вслед за ними, участникам польского восстания 1830-1831 гг., и петрашевцам. Группу польских повстанцев выслали для службы в линейных частях. Поляки пробыли здесь много лет, они были тесно связаны с местным населением.

Петрашевцы в Омске

В 1849-1850 гг. на каторгу в Сибирь были отправлены активные участники кружка Петрашевского. Их расселяли поодиночке, разбросав среди уголовных ссыльных. Они не пользовались никакими привилегиями. Большинство петрашевцев и в ссылке оставалось верным своим антикрепостническим и социалистическим убеждениям. Они завязали связи с декабристами, с сибирской интеллигенцией. Как и декабристы, петрашевцы глубоко интересовались Сибирью и ее нуждами, старались вести активную общественно-политическую деятельность.

Большая часть их отбывала каторгу на заводах Восточной Сибири. В Западную Сибирь было отправлено несколько человек. На Екатерининском заводе работал И. Л. Ястржембский, Ф. М. Достоевский и С. Ф. Дуров отбыли четыре года каторги в Омском остроге, после чего их отдали в солдаты. Федор Михайлович Достоевский и поэт Сергей Федорович Дуров прибыли в Омск из Тобольской пересыльной тюрьмы в начале 1850 г. Здесь испытали они всю тяжесть каторжного труда. Четыре года, не снимая ножных кандалов, с обритой наполовину головой, под конвоем Достоевский и его товарищи отправлялись выполнять очередную работу.

Впечатления, полученные на каторге, нашли художественное отражение в широко известных романах, написанных позже. Страшные условия каторги Достоевский описал в «Записках из Мертвого дома», которые явились непосредственным результатом его пребывания в Омске. Автор показал здесь бесправие и тяжелое положение народных масс. Оба петрашевца на каторге оставили свое здоровье: Дуров получил ревматизм и вышел из острога, по словам Достоевского, «полуразрушенный, седой, без ног, с одышкой». На солдатской службе он пробыл очень недолго, его пришлось освободить по состоянию здоровья.

Много недель провел в военном госпитале, где были арестантские палаты, Федор Михайлович Достоевский. Пребывание в сырых казематах Петропавловской крепости, тяжелая каторжная работа, постоянные простуды, страшные условия жизни на каторге подорвали здоровье писателя. У него развилась падучая болезнь (эпилепсия). Старший врач госпиталя Троицкий с большим сочувствием относился к писателю и старался забирать его в госпиталь почаще и держать здесь подольше. В госпитале же хранились беглые заметки — «Сибирская тетрадь» Достоевского. Иметь книгу и бумагу в казарме было строжайше запрещено.

Прошло четыре долгих года каторги, и Достоевского отправили в Семипалатинск рядовым линейного батальона.

Но и в чиновном Омске Достоевский и Дуров встретили интеллигентных и интересных людей. Целый кружок прогрессивно настроенных офицеров и чиновников группировался вокруг семьи советника Главного управления Западной Сибири Якова Федоровича Капустина и его жены Екатерины Ивановны (сестры великого химика Менделеева) — В этот кружок входили будущий исследователь и путешественник Г. Н. Потанин и юноша Чокан Валиханов, ставший впоследствии первым казахским ученым. С Потаниным и особенно Валихановым Достоевский надолго сохранил дружеские отношения.

Документ

Из письма Ф. М. Достоевского к брату.

«Все четыре года я прожил безвыходно в остроге, за стенами и выходил только на работу. Работа доставалась тяжелая и я, случалось, выбивался из сил. Работали в ненастье, в мокроту, слякоть или зимой в нестерпимую стужу. Раз я провел часа четыре на экстренной работе, когда ртуть замерзла и было, может быть, градусов 40 мороза. Я ознобил себе ногу. Жили мы в куче, все вместе в одной казарме. Вообрази себе старое, ветхое деревянное здание, которое давно уже положено сломать и которое уже не может служить. Летом духота нетерпимая, зимою холод невыносимый. Все полы прогнили. Пол грязен на вершок, можно скользить и падать. Маленькие окна заиндевели так, что в целый день почти нельзя читать. На стеклах на вершок льду. С потолка капель—все сквозное. Нас как сельдей в бочонке. Затопят шестью по-ленами печку, тепла нет (в комнате лед едва оттаивал), а угар нестерпимый, и так всю зиму. Спали мы на голых нарах, позволялась одна подушка. Укрывались коротенькими полушубками и ноги всегда всю ночь голые. Всю ночь дрогнешь. Блох, вшей и тараканов четвериками. Зимою мы одеты (были) в полушубках, часто сквернейших, которые почти не греют, а на ногах — сапоги с коротенькими голяшками — изволь ходить по морозу».

Вопросы и задания:

1. Каковы особенности классовой борьбы сибирского крестьянства в первой половине XIX в?

2. В чем проявилось влияние декабристов на развитие нашего края?

3. Расскажите о пербывании Федора Михайловича Достоевского на омской каторге.

§ 12. Культура края в первой половине XIX в.

(Учебник «История СССР», 8 класс, § 18, 19, 20)

В первой половине XIX в. по-прежнему значительное внимание уделялось подготовке военных кадров. В казачьих полках создавались полковые и станичные школы. После образования Сибирского линейного казачьего войска в Омске было создано войсковое казачье училище. Новое учебное заведение торжественно открыли 1 мая 1813 г. Содержалось оно на средства войсковой канцелярии и частные пожертвования. В первый год в училище зачислили всего 30 учащихся, а в 1819 г.- более трехсот. Училище было трехклассным, программ и учебников не имелось. Изучали азбуку, арифметику, чистописание, географию, сообщались некоторые сведения по алгебре, геометрии, топографии. Училище готовило не только офицеров, в нем были специальные классы для подготовки учителей поселковых школ, чертежников, топографов, переводчиков, писарей и специальная команда мастеровых, в которой обучались будущие слесари, столяры, шорники и так далее. За первое десятилетие существования войсковое училище выпустило 58 офицеров.

В 1825 г. казачье училище было взято на казенное содержание и стало называться «Училищем Сибирского линейного казачьего войска». Учебный курс стал семилетним, преподавание велось по программам, выпускники сдавали экзамены. В училище принимали сыновей казаков с семи лет. В 1828 г. училищу была передана Омская Азиатская школа. В 1846 г. оно было преобразовано в закрытое учебное заведение для дворянских детей — кадетский корпус.

Сибирский кадетский корпус в Омске считался одним из лучших учебных заведений Сибири. В среде его преподавателей были люди с прогрессивными взглядами. Преподаватели русской словесности (литературы) Н. Ф. Костылецкий и В. П. Лободовский знакомили учащихся с передовыми идеями Белинского и Гоголя. На уроках истории кадетам рассказывали об освободительных движениях в Европе и России.

В праздничные дни в училище устраивались публичные лекции. Кадетский корпус имел богатую библиотеку — свыше 5 тыс. томов. Н. Ф. Костылецкий руководил самодеятельным театром учащихся.

Из стен этого учебного заведения вышло немало замечательных ученых и общественных деятелей. Выпускниками корпуса был путешественник, исследователь культуры народов Центральной Азии и Южной Сибири Г. Н. Потанин, первый просветитель казахского народа, талантливый востоковед Чокан Валиханов, стремившийся к распространению среди казахов русской демократической культуры.

Гражданские училища имелись только в Таре: уездное с двухгодичным сроком обучения и приходское училище начальной грамоты. В уездном училище в середине 30-х г. обучалось 50 учеников. Училища размещались в старых неприспособленных помещениях. Учебных пособий не хватало, библиотеки их не имели. В библиотеке Тарского уездного училища насчитывалось всего 186 книг, в основном богословских. Художественных произведений не было.

Образованных учителей недоставало, многие учителя были плохо подготовлены для работы в школе. Основной метод обучения- зубрежка. В 30-х г. директор училища И. Менделеев (отец великого химика) при проверке Тарского училища обнаружил, что учащиеся уездного училища «читали выученное проворно, но без всякого соображения». Школа жила в трудных условиях, государство отпускало на народное просвещение ничтожные средства, основная часть расходов падала на плечи населения.

Часть детей в богатых семьях обучалась у частных учителей. Основная масса детей вообще не училась; поэтому грамотных среди крестьян почти не было, а среди горожан их было очень немного. Не было в нашей области ни одной публичной библиотеки, газет на месте не издавалось, книги и газеты доставлялись из Петербурга и Москвы.

Вопросы:

1.Что мешало развитию народного образования в нашей области?

В первой половине XIX в. продолжается активное заселение территории нашей области. Основой хозяйства оставалось земледелие, наряду с ним успешно развивалось животноводство, появились небольшие кустарные предприятия по обработке продуктов животноводства. Начала развиваться промышленность, было на территории нашей области и несколько крупных промышленных заведений. Проникновение товарных отношений в хозяйство приводило к росту имущественного неравенства в среде крестьянства. В связи с этим наблюдается обострение классовой борьбы. В первой половине прошлого века Омск приобретает важное административное значение. С конца 30-х годов он становится главным административным центром Западной Сибири. Но развитие культуры в крае идет медленно. Основная масса населения была лишена возможности учиться и получить медицинскую помощь.

Источник: www.omskcity.ru

Областной промышленный, культурный и образовательный центр на юго-западе Сибири. Город с трехсотлетней историей, расположенный на землях, заселенных с VI тысячелетия до н.э. Кратко следует сказать о предыстории, известной из краеведческого музея.

Предыстория

Во II тысячелетии до н.э. здесь жили представители андроновской культуры. В следующем тысячелетии в черте Омска поселились ирменцы. Куланцы, хунны, ойраты осваивали эти земли в первом тысячелетии нашей эры.

С 1627 воеводы просили царя создать поселение на реке Оми для защиты от ойратов, которые совершали набеги в Тарском уезде. Царь Михаил Федорович издал указ о создании Омского острога 31 августа 1628. Но из-за сложного положения в стране выполнение откладывалось.

История основания

Петр I отправляет экспедицию полковника Ивана Бухгольца в 1715 из Тобольска по Иртышу для нахождения пути в Индию и Китай и золотоносных мест. На берегу Ямышевского озера, где добывали соль, построили крепость. Кочевники ойраты через три месяца сопротивлений заставили экспедицию уйти. Бухгольц на берегу Оми недалеко от впадения в Иртыш заложил крепость 16 мая 1716, называемую до 1797 Омским острогом.

18 век строительство крепости

В острог стали присылать ссыльных. В него переселялись крестьяне из уральских и сибирских мест, казахи и татары. Выбирали осужденных женщин до 40 лет и женщин из районов Урала и Сибири для замужества. Переселенцы выкапывали землянки в форштадтах (слободах).

Жители заготавливали лес, строили, ходили лямковыми при дощаниках (судах), которые доставляли грузы по Иртышу. Чтобы обеспечить острог зерном, увеличивали пахотные земли. Местные власти относились к вольным и подневольным как к крепостным. Избиение плетьми было постоянным занятием.

К концу 60 годов Омск стал административным центром Западной Сибири. В нем формировались гарнизоны для Иртышских крепостей, на дощаниках переправлялись грузы для военных подразделений и предприятий Алтая.

В 1764 против крепости на левом берегу Иртыша поставили маяк за контролем над степью. Под маяком собирались для торговли казахи, киргизы. Они привозили скот и угнанных в рабство русских и своих единоверцев, русские купцы обменивали товары.

В 1768 начальство решило строить новую крепость на противоположном берегу Оми в месте впадения в Иртыш. Ее строили из глиняных кирпичей по последним инженерным технологиям. Строило все население города.

Количество каторжан в крепости увеличилось, с 1764 помещики получили право отправлять крепостных на каторгу. Воинские подразделения участвовали в подавлении Пугачевского восстания. В острог поступили захваченные восставшие.

19 век

Крепость в начале 19 века была самая крупная в Западной Сибири. Там находился штаб Сибирского корпуса, атаман и управление Сибирского казачества, Пограничная комиссия, которая ведала делами казахов на юге Западной Сибири, устанавливала связи с государствами Средней Азии, отправляла экспедиции на Восток.

Отечественная война 1812 года призвала на фронт части из крепости. На воинские нужды, на нужды пострадавших были организованы сборы средств. В послевоенное время Сибирь стонала под управлением генерал-губернатора Ивана Пестеля. Этот период характеризуется бесконтрольным административным произволом, взяточничеством, казнокрадством.

В 1822 создана Омская область. В этом же году область получила нового начальника ― изверга, сторонника аракчеевщины Капцевича. Он создал военную суконную фабрику, на которой работали ссыльные, а также провинившиеся женщины, казаки, подростки. В городе в 1826 кроме «суконной каторги» работали 4 кожевенных завода и 3 мыловарни. Везде жестоко эксплуатировалась беднота.

В августе 1826 в крепость поступили первые декабристы. В 40 годах 19 века стали пребывать декабристы с каторги из Восточной Сибири на поднадзорное жительство. Они занимались просветительской деятельностью, работая чиновниками, боролись с лихоимством бюрократии.

В 1839 году в Омске разместили Главное управление Западной Сибири и краевые службы. В городе было 17 улиц, 6 площадей, 31 каменный дом. 7 учебных заведений, самый большой из них кадетский корпус, который считался лучшим в Сибири по подготовке офицеров.

Казематы прославились жестокостью к каторжным. В 1849 доставили группу участников польского восстания. В начале следующего года в острог поступили на 4 года писатель Ф.М. Достоевский и поэт С.Ф. Дуров. Писатель в письме к брату раскрывает ужасающие условия жизни и труда каторжан.

В 1854 крепость как военный объект с отсутствием угрозы нападения упразднили. В 1868 к Омской области добавили Семипалатинскую и Сибирских киргизов и учредили Акмолинскую область с центром в Омске.

В 1894 через город прошла сибирская железная дорога, построили мост через Иртыш, что привело к росту торговли. Иностранные фирмы продавали сельскохозяйственные машины, покупали масло, кожи, зерно и прочие продукты земледелия.
20 век сильно изменил Омск.

Центр застраивался каменными многоэтажными зданиями. Работало более 100 предприятий и более 500 торговых предприятий, появились филиалы российских и иностранных банков. В 1914 Омск ― столица Степного края, центр Военного округа и Сибирского Казачьего войска.
С наступлением войны формировались воинские соединения. Госпиталь открывал отделения в военных, учебных и общественных помещениях. Для оказания помощи армии создали военно-промышленный комитет, который создавал мастерские по изготовлению обмундирования, амуниции и суконную фабрику для пошива шинелей.

Военнопленные поступали с октября 1914. При концлагерях создавались мастерские. Питание в день составляло 800гр хлеба, мясо, крупы, картофель. Властям тяжело было находить деньги на содержание пленных, поэтому поощрялись всевозможные заработки.

Рабочие поддержали Октябрьскую революцию. Создали органы власти, отряды Красной гвардии. Летом 1918 большевики оставили город, в него вошли белые части. Он стал центром белогвардейского движения, адмирал А.В. Колчак стоял во главе. Красная Армия вступила в него в ноябре 1919. В 1934 Омск становится областным городом.

Великая Отечественная война увеличила количество промышленных предприятий почти на 100. Стали изготовлять вооружение и снаряжение для фронта. Сюда перевели завод самолетостроения и конструкторское бюро, где работали ссыльные А.Н. Туполев, С.П. Королев.

Продукция многих предприятий и после войны была секретной. В городе построены крупные нефтехимические и нефтеперерабатывающие предприятия. Началось строительство на левом берегу Иртыша. В 90 годах переход с государственной на частную собственность привел к кризису в производстве. Особенно пострадали промышленные предприятия. С 1998 года проводятся международные выставки военной техники и вооружения.

В 21 веке Омск город культуры, образования, промышленного производства, банковской системы, транспортный центр.

Рост численности в городе:
1725 году 992 особ мужского пола;
1858 ― 18437 человек;
1914 ― 137,2 тыс.;
1979 ― 1014 тыс.;
1 января 2018― 1172 тысяч.

Источник: www.istmira.com

В городских скверах два раза в неделю играет оркестр казачьего войска; драматическое общество устраивает в клубе спектакли, а музыкальное общество — концерты; даже здание манежа приспособлено для театра; кроме того, устраиваются за городом призовые скачки, и вообще в развлечениях недостатка нет.

Омск в 19 веке

Омск в 19 веке
Театр–цирк П. К. Сичкарева (1898)

Омск в 19 веке

Внутри города, там, где раньше был вал, стоят в разных местах четверо ворот; стены не уцелели. Это простые каменные арки, выкрашенные в желтый цвет; на одних можно прочитать надпись: «Омские 1791 года», на других — «Тарские» и т. д.

Омск в 19 веке
Тарские ворота (1792). Снесены в 1959 г., отстроены заново в 1991 г.

Острог находится, по общему сибирскому обычаю, при въезде из России — первым.

Омск в 19 веке
Партия пересыльных на Ильинской площади. Ильинская церковь (1778—1789) снесена в 1936 г.

Обширная площадь занята ежедневным базаром. Здесь продается все, начиная с хлеба, дров и зелени, и кончая мехом и шелковою материей; здесь же торгуют киргизы, у которых можно найти цельную шкуру тигра, китайский фарфор и китайские веера; сюда же пригоняют киргизы верблюдов с разными продуктами и дровами, а на здешнюю ярмарку верблюды приходят целыми караванами, привозя масло, кожи, шкуры и, главное, сало.

Омск в 19 веке

Ввиду того, что киргизы здесь и около живут в изобилии, ведут крупные торговые дела и даже имеют свою газету, то и легенда о происхождении киргиз, вероятно, не будет излишней, хотя бы для немногих любителей народных сказаний.

Омск в 19 веке

После времен Магомета, — говорит легенда, — некто Мансур, начавший проповедывать благочестие, не был принят народом и вместе с сестрой своею был сожжен на костре. Когда дым и пламя уже охватили костер, то оттуда раздался голос: «Я неповинен, и сестра моя невиновна!» Но когда от костей их остался лишь прах, народ выбросил его в море, и пепел внезапно обратился в белую пену и свободно поплыл по волнам… На одном из островов этого моря жила царская дочь; желая посвятить себя служению Богу и одинокой безбрачной жизни, она удалилась сюда с 40 девушками. И вот, однажды купаясь в море, они увидели необычайную пену, приплывшую к острову, а из пены слышался голос: «Я неповинен, и сестра моя невиновна». Считая это благодатью Божией, все девушки вытерлись этою пеной, а спустя некоторое время почувствовали, что все они должны вскоре сделаться матерями… Разгневанный царь приказал казнить их, но посланный палач, увидев их красоту и молодость, пожалел и отпустил их, чтобы им скрыться в пустыне. Здесь они жили, питаясь тем, что приносили им птицы и звери; а когда настало время родить, то у двадцати девушек родились мальчики, у других двадцати — девочки. Когда же дети выросли, их поженили, и таким образом произошло племя Кырык–Кыз, что означает — сорок дев.

______

Омск в 19 веке
Здание полицейского управления (середина XIX в.). Здание Омской городской думы (1897), арх. М. Шухман.

— Где тут жил Достоевский, когда был каторжным? — спросил я одного обывателя, и тот указал на Дисциплинарную роту.

— Поезжайте, там скажут.

Ехать пришлось почти на конец города, — если не ошибаюсь, на берег Иртыша.

«Представьте себе большой двор, шагов в двести длины и шагов полтораста ширины, весь обнесенный кругом в виде неправильного шестиугольника высоким тыном, то есть забором из высоких столбов (паль), врытых стойком глубоко в землю, крепко прислоненных друг к другу ребрами, скрепленных поперечными планками и сверху заостренных: вот наружная ограда острога. В одной из сторон ограды вделаны крепкие ворота, всегда запертые, всегда день и ночь охраняемые часовыми».

Омск в 19 веке

Так описывал Достоевский место своего заключения. Точно такой же вид имеет и нынешняя дисциплинарная рота.

Когда я подъехал к ограде, калитка была заперта; но сейчас же в маленькое оконце, проделанное в этой калитке, выглянуло чье–то усатое лицо и спросило:

— Что нужно?

Я сказал, что хочу видеть дежурного офицера. Тогда оконце захлопнулось, прогремела за стеной цепь и отворилась калитка. Я вошел во двор. Солдат молча указал мне рукой на купол с крестом, который возвышался над крышей одного из корпусов, как бы желая сказать этим движением руки: иди, там тебе покажут.

Калитка за мной захлопнулась, часовой зашагал снова, и я один пошел вперед по широкому двору отыскивать дежурную комнату. Сурово и молчаливо было кругом. Высокие корпуса и решетки на окнах и надписи на зданиях, даже самая церковь — все носило на себе следы неволи и тоски.

Офицер, которого я застал в дежурной, отнесся ко мне очень любезно и предложил осмотреть помещения.

— Многие думают, — сказал он, — что именно здесь то место, где жил Достоевский, но это не верно. Тот острог давно уже сломан, и стоял он, где теперь проложена дорога, то есть около классической гимназии. Он был очень похож на нашу дисциплинарную роту, оттого, вероятно, многие и смешивают.

Прежде чем начинать осмотр, я поинтересовался узнать, что означает дисциплинарная рота и кто и за что сюда попадает.

— Здесь исключительно военные, — отвечал офицер. — Попадают сюда за всякие проступки по службе — за неисправное дежурство, за упущение арестанта, за оскорбление начальства, за буйство и т. п.

Сначала мы вошли в корпус, где находятся «одиночки». Мне отворили свободную камеру, довольно высокую, которая имела шага 4 в длину и шага 3 в ширину, с одним узким и маленьким окном на верху стены. Помнится, мебели было только койка да стол. В двери вырезано небольшое отверстие, вроде откидного окошка, чрез которое подается в камеру пища, так что арестант, кроме четырех стен и клочка неба, не видит ничего и никого. Дверное отверстие открывается только снаружи, из коридора, и запирается тотчас же, как только заключенный принял от солдата пищу.

Таких комнат, не помню на счет, но не мало, настроено по узкому коридору. Впрочем, в недалеком будущем все эти камеры будут переделаны: окно будет поднято еще выше и сделано еще уже, так что вряд ли в него будет видно даже и небо; самая камера будет сокращена в длине и ширине, но ради воздуха увеличена в высоту. Получится высокая узкая комната, где едва–едва уставится теперешняя койка, которая на день будет привинчена к стене, и спать или лежать в неуказанное время будет уже немыслимо.

Затем, осмотрев церковь и еще какие–то комнаты, не заинтересовавшие меня, мы перешли двор, чтобы подняться в корпус — в помещение для заключенных.

Это помещение с 1893 года разделено на два отдела: направо — общее заключение, налево — взвод исправляющихся. Какое благотворное влияние оказало это нововведение, я расскажу ниже, как о наглядном доказательстве того, что «отнять у человека надежду — это испортить самого лучшего человека».

В прежнее время всякому заключенному предстояло пробыть здесь полный срок наказания без отпуска, лишиться погон и, по выходе из службы, считаться штрафованным. И на людей нападало такое отчаяние, что они обращались в злодеев. Так, рассказывают, один заключенный солдат ни за что ни про что избил фельдфебеля, за это его лишили воинского звания, потом судили гражданским судом, который и приговорил его на год в тюрьму. Получилась выгода: не будь этого скандала, солдат просидел бы здесь, в дисциплинарной роте, еще года два. Такая «выгода» соблазнила многих и дорого обошлась фельдфебелям, пока, наконец, один арестант, желая «выгадать», не проломил надзирателю голову, за что и поплатился каторгой.

Теперь, благодаря реформе, поступают иначе. Первую треть всего срока солдат проводит в общем заключении, то есть без погон и без отпуска и под страхом телесного наказания до сотни розог. Затем, если он в эту треть ведет себя хорошо, его перечисляют в взвод исправляющихся: дают погоны, отпускают иногда в город, сокращают на одну шестую срок пребывания в роте и выпускают беспорочно служащим, зачисляя даже время заключения ему в действительную службу, кроме того, «исправляющийся» свободен от розог.

Это гуманное нововведение не замедлило дать результаты. В какие–нибудь два месяца народ стал неузнаваем: прежние сорванцы и буяны, решившие, что, что бы они ни делали, все равно не будет ни лучше ни хуже, — по крайней мере хоть зло сорвать!.. — перестали ссориться, притихли и начали усердно работать, потому что явилась надежда улучшить свою судьбу. Ни бегства, ни буйства теперь уже почти нет; а о прежнем времени рассказывают ужасные вещи, когда человек проводил эти два–три года под страшным гнетом и выходил оттуда чуть не разбойником.

Теперь живут смирно и работают охотно. Занятий здесь не бывает только по субботам. Суббота — день банный. В первую субботу арестованные стирают для себя белье, а в другую — парятся сами в просторных и благоустроенных банях, стоящих тут же на острожном дворе. Хлебопеки и повара (из своих же солдат) освобождены от всяких иных занятий и целые дни работают на кухне. Когда мы проходили мимо нее, мой спутник предложил мне попробовать арестантский обед, так как на пищу, по его словам, обращено большое внимание. Действительно, нам подали из котла очень вкусный картофельный суп, затем принесли на лотке мясо, нарезанное уже по порциям — около ¼ фунта, без кости, для каждого; затем была «ячная» каша (ячменная); кваса и хлеба дают вволю — досыта.

 «Дадут капусты мне с водою —
И ем, так за ушми трещит», —

вспомнилась мне арестантская песенка, записанная в свое время Достоевским.

Общее положение дисциплинарной роты, ее реформы, образцовый порядок, во всем безукоризненная чистота и опрятность — невольно сглаживала то тяжелое впечатление, какое она должна производить по своим целям. «Надежда», дарованная арестантам, скрашивала все дело.

Источник: omchanin.livejournal.com

Белые истоки

Февральская революция 1917 года привела к свержению императора Николая II и монархического строя, Октябрьская – к установлению советской власти, а следом разгорелась Гражданская война из-за недовольства последней.

Отправной точкой белой истории Омска принято считать бегство представителей советской власти на двух десятках пароходов 7 июня 1918 года. Послужили этому слабая организованность советов и стихийный мятеж рассредоточенного по востоку России Чехословацского корпуса.

«Города и села Сибири были переполнены солдатами царской армии – «фронтовиками», эвакуированными инвалидами. На 60-70 % у этих людей не было ни кола, ни двора. Господствовала безработица. Омск, кроме того, был переполнен бежавшими офицерами. Во всех гостиницах, кафе, ресторанах жили «петроградцы» и «москвичи», прибежавшие сюда из-за продовольственного кризиса, с туго набитыми кошельками золотом. Интеллигенция, с одной стороны, саботировала работу в советских учреждениях, с другой – подпольно организовывалась под руководством эсеров, меньшевиков, генералов и атаманов», – приводит омский историк-краевед Александр Лосунов слова политического деятеля Евгения Полюдова, успевшего побывать на стороне и красных, и белых.

Эту дату, 7 июня, даже объявили праздником – Днем освобождения Сибири. Забегая вперед, сразу скажем, что отметить его смогли только раз – в 1919 году, потом город вновь стал красным (причем город снова сдали без боя). Но до этого еще полтора года. А пока Временное Сибирское правительство объявило, что с 23 июля 1918 года Омск считается Белой столицей Сибири.

Железнодорожный мост на окраине города на начало ХХ века. Когда Белая армия будет покидать Омск, его взорвут

Столица разрозненной оппозиции

Но у антибольшевистского движения тоже хватало брешей. Помимо подавления сил красных, внутренняя борьба за власть шла как в Омске, так и по всей стране. «В эпохи революций общественные силы всегда группируются около двух крайних полюсов, делая невозможным существование какой-либо «третьей силы».

Все революционные элементы народа стягивались к Москве под советское знамя, все реакционные – в Омск, под знамя монархической реставрации.

Желто-розовое Самарское знамя не в состоянии было увлечь за собой никого, кроме ничтожных кучек «прекраснодушных» интеллигентов», – пишет советский дипломат и историк Иван Майский.

Внешний вид Омской тюрьмы в 1918-1920-х годах. В ней содержались то одни то другие подследственные в зависимости от цвета власти

В сентябре 1918 года после нескольких неудачных попыток Комуч (Комитет членов Учредительного собрания), занимавший Самару, смог собрать в Уфе конференцию оппозиционных сил, действовавших на территории Урала, Сибири и Дальнего Востока. После двухнедельных споров в качестве Временной Всероссийской власти создали Директорию из 5 человек, которая переехала в Омск 9 октября.

«Есть сведения, что на звание столицы претендовали несколько городов, которые все же не прошли «отбор». Екатеринбург был слишком близок к фронту. Иркутск слишком далек от политической жизни. К тому же там, в купеческом городе, позиции капитала значили больше идей белой власти. Томск считался интеллектуальной столицей Сибири, а умными, как известно, сложнее всего управлять. Новосибирск же, точнее, тогда еще Новониколаевск, был безуездным городком Томской губернии, заметно уступающем Омску крупной ж/д станцией. Выбор пал на Омск как на золотую середину. Это был Центр Западно-Сибирского генерал-губернаторства, Степного края, Омского военного округа, Сибирского казачьего войска.

Это был город военных и чиновников, стоящий на середине Транссиба. А сложившейся десятилетиями отличительной чертой городской ментальности была привычка безукоризненно подчиняться и хорошо исполнять приказания свыше»,

— поделился главный архивист Исторического архива Омской области, доцент ОмГТУ, кандидат исторических наук Дмитрий Петин.

То есть еще до революции Омск имел высокий статус. К началу Гражданской войны в городе были сосредоточены административные органы, сформировалась инфраструктура, находились консулы и вице-консулы иностранных держав, дипломатические представители Дании, Швеции, Англии и США. Все это должно было обосновать приезд и нахождение в Омске Директории – новой всероссийской власти.

Колчак в рабочем кабинете, реконструированном по свидетельствам современников

Появление адмирала

Следом за Директорией, 13 октября, в городе показался 44-летний командующий Черноморским флотом Александр Васильевич Колчак. В Омске он планировал быть лишь проездом, направляясь из Харбина на Юг России в войска генерала Деникина.

«Сразу, как Колчак прибыл в Омск, его пытались утвердить на пост морского министра, – рассказывает Лосунов. – На что адмирал справедливо заметил: «Где в Омске море и флот?» Также Колчака часто обвиняют – преимущественно советские историки – что он был ставленником иностранных союзников.

Авантюра в том, что он попал в Омск практически случайно: он ехал в добровольческую армию бороться с большевиками, а в Омске узнал, что тот умер от рака. Пробираться дальше не имело смысла. У него не было намерения оставаться в городе, но по осознанию своего долга – борьбы с большевиками, свергнувшими царя, чего тот не принял – все-таки остался и дал себя уговорить».

При нем 3 ноября Омск стал Белой столицей всей России за два хода: Временное Сибирское правительство передало Верховную власть на территории Сибири Уфимской Директории, а та, в свою очередь, создала Совет Министров, или Временное Всероссийское правительство. А уже 18 ноября 1918 года произошел переворот. Генералитет и казачья верхушка были недовольны слишком либеральной, по их мнению, Директорией. В их представлениях нужна была власть более жесткая, близкая к военному диктату. Знал ли об этом Колчак – мнения как современников, так и историков не сходятся.

Постановление Совета министров, провозгласившее Колчака Верховным правителем

«Корреспондент «Таймса» в своей депеше указывал, что Колчак уже знал о том, что должно было произойти в эту ночь в Омске. Я не думаю, чтобы это было так. Он мог лишь догадываться, что нечто очень неприятное носится в воздухе. Даже наименее проницательные люди из тех, кто был вне сцены, знали это», –говорится в записках непосредственного участника событий начальника английского экспедиционного отряда полковника Джона Уорда.

Так или иначе, Колчак, сформировавший после переворота свое Российское правительство, обрел титул Верховного правителя и Верховного главнокомандующего, а Омск в третий раз получил столичный статус. В тот же день вышло постановление Совета министров: «В виду тяжкого положения государства и необходимости сосредоточить всю полноту верховной власти в одних руках Совет министров постановил передать временно осуществление верховной государственной власти адмиралу Александру Васильевичу Колчаку, присвоить ему наименование Верховного правителя».

Омские деньги

Собственные деньги

Признание Верховного правителя оказалось не всеобщим. Продолжение политической борьбы потребовало от белых огромных расходов. Для их покрытия с 10 октября 1918 года была начата эмиссия собственных денег, которая за год достигла 16 млрд рублей. Сибирские, омские – так их называли в обиходе по всей стране. Для этого с января 1919 года колчаковский Минфин для размещения своего денежного производства реквизировал табачную фабрику Георгия Серебрякова (сегодня это кирпичное двухэтажное здание на углу улиц Лермонтова и Декабристов, признанное памятником архитектуры, о котором в рамках цикла публикаций о белом Омске ИА «Город55» расскажет отдельно — вот здесь).

Та самая выставка предметов из золотого запаса. Все из драгметаллов

Также символом власти считался знаменитый золотой запас. Изначально он принадлежал Российской империи и с периода Первой мировой войны хранился в Казани. Еще летом 1918 года его захватили белогвардейские части под командованием полковника Каппеля и перевезли в Омск. Это были монеты, слитки, золотой песок, изделия из драгоценных металлов, аффинажные слитки на общую сумму 650 млн рублей. Для своеобразной демонстрации силы летом 1919 года Омский минфин даже устроил выставку предметов из золотого запаса. Она позиционировалась как открытая, но в действительности туда попали только высокопоставленные лица, прежде всего, иностранные представители. Экскурсии на выставке проводил подчас лично министр финансов Иван Михайлов, подчеркнул историк Петин.

Памятник участникам Куломзинского восстания (по названию предместья Омска), поднятого большевиками 22 декабря 1918 года и провалившегося. Фото снято в 1920-е годы. . Надпись гласит: "Павшим с честью во имя идей".

«Фронт против Колчака»

Но котел, вскипевший в 1917 году, продолжал бурлить. «Сплетни и интриги [в белом Омске] были в порядке вещей и вовлекали всех, начиная от мелкого дворника вплоть до высокопоставленного правительственного министра», –цитирует краевед Лосунов канадского историка Нормана Перейру. «Некоторые газеты, в частности хабаровское «Слово труда» (20 ноября), вообще недоумевали: «Кто такой Колчак? Какие у него политические заслуги перед Россией? Откуда он взялся? Как смел он объявить себя правителем страны, которая его совершенно не знает?», – пишет советский и российский историк Генрих Иоффе.

По всей стране собирали добровольцев на «фронт против Колчака». Агитплакаты кричали: «Царский адмирал, помещик и надежда всех дармоедов-толстосумов, мучителей-офицеров и мироедов-кулаков, Колчак со своими белогвардейскими бандами угрожает перерезать богатейшие пути – Волгу и Сибирскую дорогу, по которым в наши голодные губернии непрерывно идет сейчас хлеб и другие необходимые для трудящихся продукты.

Удача Колчака несет смерть, рабство, худший голод, порку, старое засилье помещиков, купцов, царских жандармов и все прочие ужасы царского строя жизни. <…> Каждый честный сознательный гражданин Советской Республики, подлежащий очередной мобилизации, обязан как революционер исполнить свой долг».

Отправка добровольцев на фронт против Колчака в Вологодской области и листовка, выпущенная Агитационно-Просветительным отделением Егорьевского Уездного Комиссариата по военным деламФото: Тотемское музейное объединение/Белоярский районный Дом культуры,

Власть Колчака продержалась полтора года. «Обелить» всю Россию не вышло. Белое правительство продолжало оставаться в Омске вплоть до эвакуации в Иркутск 13 ноября 1919 года вместе с производством денежных знаков и золотым запасом, а уже 14 ноября город заняла Красная Армия.

Правда, по дороге, пока дорогой груз передавали сначала чехам, а те потом большевикам, недосчитались ценностей на 700 тысяч рублей. Для сравнения: в те времена средняя зарплата составляла 400–700 рублей. К тому моменту белые уже истратили на военные нужды около 190 млн рублей, и должно было оставаться 460 млн. Но когда советская сторона, эвакуировав золото обратно в Казань, провела в 1921 году ревизию, в части ящиков под взломанными пломбами оказался песок. Провернуть это мог тот, у кого был доступ к печати. Похитителя монаршего золота так и не нашли, но основная масса все же досталась красным.

От столицы до забвения

В январе 1920 года Колчака сдадут красным и расстреляют по постановлению Иркутского военно-революционного комитета. С его уходом Омск не сразу утратил свою столичность. Так, 23 ноября 1919 года в город был переведен Сибирский революционный комитет – высший орган управления в регионе. Но.

«В некоторой степени, советская власть все же не простила Омску его белого прошлого. Это очевидно, хотя официально не прописано.

Мост через Иртыш, взорванный белыми при отступлении

В июне 1921 года Сибревком и другие органы управления переводят в тогда неприметный Новониколаевск, который с тех пор получает активное развитие, а с 1926 года именуется Новосибирском. Омск же с 1921 года ушел на вторые роли», — рассказал Петин.

По официальным данным, Новониколаевск предпочли Омску якобы из-за более центрального географического положения, тем не менее до сих пор, уже после падения советской власти, тот факт, что Омск был центром оппозиции, стараются обойти, добавляет его коллега Лосунов.

«Брендом Омска является то, что он был Белой столицей России. Пусть и незначительное время – около полутора лет. Обидно, что на государственном уровне это стараются обойти и забыть. Хотя вспомнить это актуально хотя бы для того, чтобы наконец примириться. Гражданская война это всегда общенациональная трагедия, в ней надо ставить точку», –считает историк.

Источник: ИА «Город55»

Источник: zen.yandex.ru


Categories: Другое

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.