ГУМ (Государственный универсальный магазин) — уникальный торговый комплекс, расположенный в самом сердце Москвы, на Красной площади. Историческое здание ГУМ — Верхние торговые ряды — является выдающимся памятником псевдорусской архитектуры и одним из самых ярких символов Москвы наряду с Кремлём и Покровским собором.

 

Здание было построено в 1889-1893 годах по проекту архитектора Александра Померанцева, при участии архитектора Петра Щёкотова и инженеров Владимира Шухова и Артура Лолейта.

 

Трёхэтажный комплекс занимает целый квартал Китай-города и состоит из 16 корпусов, разделённых 3 продольными и 3 поперечными проходами-галереями ("линиями") с остеклёнными арочными перекрытиями наверху. Таким образом, внутри себя здание как бы составлено из 16 отдельных построек, объединённых общим фасадом. Главный, боковые и задний фасады пышно оформлены в псевдорусском стиле: среди декоративных элементов, заимствованных из русского узорочья, изобилуют резные наличники и карнизы, ширинки, колонки и полуколонки, гирьки и причудливые кокошники. С каждой стороны здания размещено по 3 входа (на продольные и поперечные линии); центральный вход выходит на Красную площадь и акцентирован сдвоенными башенками, которые перекликаются с башнями Кремля и завершением здания Исторического музея. Любопытно, что над каждым входом размещена фасадная икона.


 

Главный фасад Верхних торговых рядов (здания ГУМ) проходит вдоль всей Красной площади параллельно Кремлёвской стене и составляет значительную часть её архитектурного ансамбля.

 

 

История ГУМа и Верхних торговых рядов


Несмотря на относительно молодой возраст самого ГУМа, история Верхних торговых рядов восходит к куда более древним временам. Красная площадь издавна использовалась как торговая, и напротив Кремлёвской стены находились деревянные лавки, периодически горевшие и перестраивавшиеся. В 17 веке площадь была своеобразным центром розничной и оптовой торговли самыми разными товарами.

 

В конце 18 века существовавшие лавки Верхних торговых рядов обветшали, и по указу Екатерины II в 1786 году вместо них построили торговый комплекс, оформленный в духе классицизма, проект которого разработал архитектор Джакомо Кваренги. Однако, строительство велось наспех и не было завершено до конца: вдоль площади вытянулось длинное двухэтажное здание, а позади него разместились всё те же деревянные лавки, постоянно горевшие при пожарах — особенно зимой, когда приказчики пытались отапливать их самодельными печами.


к ни странно, в пожар 1812 года квартал с лавками не выгорел, но после окончания Отечественной войны Верхние торговые ряды вновь перестроили, теперь по проекту архитектора Осипа Бове. По сути, они по-прежнему представляли собой тесное нагромождение лавок, спрятанное за цивильными наружными фасадами, поэтому довольно быстро стали ветшать.

Верхние торговые ряды, 1884 годВерхние торговые ряды, 1886 год

 

Фото: Верхние торговые ряды (вид с Красной площади и с задней стороны), 1884-1886, pastvu.com (1, 2)

 

В 1869 году московские власти задумались о перестройке рядов, но было одно но: комплекс состоял из более чем 600 отдельных владений, находившихся в собственности более чем 500 хозяев. Владельцы лавок не согласились с планами города и выдвинули встречную инициативу, создав собственную комиссию о реконструкции Верхних торговых рядов. В течение почти 20 лет лавочники вели переговоры с московским правительством, пытаясь выторговать для себя преференции: в частности, они требовали у города отрезать от Красной площади и бесплатно выделить им полосу земли для расширения проходов между лавками, на что Москва категорически не соглашалась.


биться успеха удалось лишь в 1886 году, когда новый московский голова Николай Алексеев и городская управа закрыли Верхние торговые ряды по причине их аварийности, а лавки перенесли во временные павильоны. Торговля пришла в упадок, и потерявшие прибыль лавковладельцы вынуждены были согласиться на условия города. Первым шагом в налаживании ситуации стало создание "Акционерного общества Верхних торговых рядов на Красной площади в Москве": лавковладельцы вносили в него свои постройки и землю под ними в качестве акционерного капитала, а взамен получали акции, распределявшиеся пропорционально доходу от них.

 

Осенью 1888 года старые Верхние торговые ряды стали разбирать, тогда же был объявлен закрытый архитектурный конкурс на проект новых. Согласно условиям конкурса, облик нового здания должен был соответствовать стилистике уже построенных, чтобы не выбиваться из ансамбля Красной площади. Всего было рассмотрено 23 проекта, лучшей признали работу Александра Померанцева. Второе место занял Роман Клейн, третье — Август Вебер.

 

В 1889 году началось строительство фундаментов нового здания, а 21 мая 1890 года состоялась официальная церемония его закладки. Строительство велось интенсивно: в 1891 году на нём было задействовано около 3000 человек! Комплекс открывали поэтапно: отдельные его части открылись для посетителей уже в конце 1891 года, а официальная церемония открытия состоялась 2 декабря 1893 года. Впрочем, отделочные работы в некоторых помещениях продолжались вплоть до 1896 года. При магазине была построена собственная электростанция и вырыт артезианский колодец, чтобы обеспечить местный водопровод. На 3 этажах нового здания можно было приобрести любые продовольственные или промышленные товары, а подвал был отведён для оптовой торговли.


 

Советские годы для Верхних торговых рядов ознаменовались едва ли не беспорядочной чехардой событий. После Революции здание было национализировано, и вместо торгового комплекса в нём разместили Наркомпрод РСФСР под управлением Александра Цюрупы. Фактически, Верхние торговые ряды в те годы стали штабом "продовольственной диктатуры": лавки переделали под кабинеты чиновников и конторы, а также оборудовали склады для изъятых "излишков" продовольствия. На верхних этажах устроили коммунальные квартиры. В 1921 году по указу Владимира Ленина в историческом здании Верхних торговых рядов был открыт ГУМ — Государственный универсальный магазин, но уже в 1930 он был закрыт указом Сталина: сюда вновь въехали чиновники и конторы, здесь же находился кабинет Лаврентия Берии. Здание едва не пало жертвой масштабного строительного проекта: Генплан развития Москвы 1935 года предполагал его снос и строительство высотки Наркомтяжпрома, но планы не осуществились.

 

Стабильность была достигнута лишь в 1950-х: здание отреставрировали, и 24 декабря 1953 года в нём вновь открылся ГУМ. Коммуналки были расселены, а для контор подыскали другие здания.


 

После распада СССР ГУМ продолжил своё существование и был сначала акционирован, потом приватизирован. Комплекс сохранил советское название, но всё же перестал быть государственным, поэтому в наши дни под аббревиатурой ГУМ чаще всего подразумевают "Главный универсальный магазин", либо "Главный универмаг Москвы".

 

 

Интересные факты о ГУМе и Верхних торговых рядах


• Говорят, в 1886 году старое здание Верхних торговых рядов закрыли после несчастного случая: полы настолько прогнили, что примерявшая платье женщина провалилась на нижний этаж и сломала ногу. Говорят также, что обновка в итоге досталась ей бесплатно, потому что напомнить об оплате продавец после случившегося не решился.

 

• Новое здание Верхних торговых рядов, открытое в 1893 году, стало прообразом современных торговых центров. В новом магазине опробовали ряд революционных в те времена торговых новшеств: впервые в России здесь появилась книга жалоб и предложений, а цену на товары стали указывать на ценниках (без возможности торга). Посетители также могли воспользоваться гардеробом, камерой хранения и услугами носильщиков.

 

• Для создания остеклённых арочных сводов над пассажами магазина инженеру Владимиру Шухову потребовалось 60 тысяч стёкол.


 

• В советские годы над зданием Верхних торговых рядов трижды нависала угроза сноса: в 1930-х на его месте могли построить высотку Наркомтяжпрома, в 1947 собирались возводить монумент Победы, а в 1972 году просто сочли, что торговому центру не место напротив Мавзолея. К счастью, в силу разных причин здание сохранилось.

 

• После Революции на верхних этажах здания обустроили коммунальные квартиры. Условия жизни были спартанскими: в комнатах не было водопровода, газа и удобств, большинство из них выходили окнами не на улицу, а внутрь пассажа, под стеклянную крышу. При реконструкции магазина в 1950-х годах коммуналки были расселены.

 

• После самоубийства второй жены Сталина Надежды Аллилуевой в ночь с 8 на 9 ноября 1932 года гроб с её телом был выставлен для прощания в одном из залов ГУМа. Это был едва ли не единственный случай, когда Сталин позволил себе проявить эмоции прилюдно: переживая горечь утраты, он плакал на глазах пришедших.

 

• Именно из ГУМа 9 мая 1945 года диктор Юрий Левитан объявил о победе над Германией.

 

• ГУМ имел невероятную популярность у советских граждан: очереди в нём были настолько длинными, что для их регулирования привлекали специальные наряды милиции.

 

• В ГУМе существовала особая "200-я секция", где обслуживали партийную элиту. В ней можно было купить дефицитные товары, одежду и технику, в том числе и зарубежные. Существование секции было государственной тайной; чиновники высшего ранга и их семьи могли посещать её без ограничений, "приближённых" пониже пускали по разовым пропускам. Позволить посетить двухсотую секцию также могли в качестве награды: в частности, Юрий Гагарин был премирован разовым пропуском после полёта в космос.


 

• В наши дни в здании ГУМа существует "исторический туалет", воссозданный по дореволюционным фотографиям.

 


 

Современный ГУМ продолжает нести на себе торговые функции: в наши дни это современный торгово-развлекательный центр с большим количеством магазинов, ресторанов и кафе. Культурная составляющая тоже присутствует: на его линиях часто проводятся различные выставки, появляются инсталляции и арт-объекты, а зимой перед магазином заливают ГУМ-Каток.

 

Но большинству горожан и туристов он интересен как выдающийся памятник архитектуры, и именно благодаря архитектурным достоинствам здание стало одним из символов Москвы, тиражируемых на открытках и в сувенирной продукции.

 

ГУМ находится по адресу Красная площадь, 3. Добраться до него можно пешком от станций метро "Охотный Ряд" Сокольнической линии, "Площадь Революции" Арбатско-Покровской и "Театральная" Замоскворецкой.

Источник: mosprogulka.ru


Государственный универсальный магазин до 1953 года назывался Верхние торговые ряды.

Это крупный торговый комплекс в центре Москвы, который занимает целый квартал Китай-города и выходит главным фасадом на Красную площадь.

Начиная с XVII века в торговых рядах на Красной площади сосредоточивалась почти вся розничная и оптовая торговля Москвы. В то время в промежутке от Никольской улицы и Ильинки напротив памятника Минину и Пожарскому стояло длинное двухэтажное здание Верхних торговых рядов.  Позади теснилось множество небольших деревянных лавчонок, постоянно горевших во время пожаров. Особенно часто пожары случались зимой, из-за использования самодельных печей для обогрева приказчиков в морозы.

В XVIII веке при Екатерине II сам Кваренги начал разрабатывать проект грандиозного торгового центра в стиле классицизма. Но строительство до конца доведено не было.

После пожара 1812 года уже в 1815 году торговые ряды перестроил другой мастер классицизма, Осип Бове.

После постройки дом разделили на более чем 600 отдельных владений, находившихся в собственности более чем у 500 лиц. Когда в 1869 году пришло время провести капитальный ремонт, то оказалось невозможно получить единое согласие от всех. Здание пришло в ветхость такой степени, что однажды покупательница, примеряя в магазине платье, провалилась сквозь прогнивший пол и сломала ногу.

Городская управа в 1886 году закрыла Верхние торговые ряды под предлогом их аварийности. Лавки были перемещены во временные здания на Красной площади. Упадок торговли вследствие этих событий оказался настолько сильным, что лавковладельцы наконец решились приступить к реконструкции.


Городская Дума, заручившись поддержкой генерал-губернатора, обязала владельцев лавок составить акционерное общество «Верхние торговые ряды», и на общем собрании владельцев лавок был создан комитет, подготовивший устав общества, утвержденный царем.

Лавковладельцы вносили в акционерный капитал свои строения и участки под ними, а акции распределялись между ними пропорционально доходу от существующей недвижимости. Нежелающие участвовать в создаваемом обществе могли требовать выкупа их имущества, кроме того, московское городское самоуправление получило право принудительного отчуждения недвижимых имуществ у тех, кто вообще не желал от него отказываться. 

30 августа 1888 года состоялось официальное открытие акционерного общества. Правление возглавил промышленник А. Г. Кольчугин.

В ноябре 1888 года правлением общества был объявлен всероссийский конкурс на лучший проект здания Верхних торговых рядов. Из 23 проектов первой премии был удостоен Александр Померанцев. Его здание предполагало пересечение трех горизонтальных и вертикальных пассажей, соединявших улицы Никольскую и Ильинку.

Лавки стали ломать и в мае 1890 года состоялась закладка здания. За 2,5 года Верхние торговые ряды с двумя зданиями и подземной улицей, центральным отоплением и собственной электростанцией были построены архитектором Александром Померанцевым и инженером Владимиром Шуховым.


Торжественное открытие состоялось 14 декабря 1893 года. Здание открывал генерал-губернатор Москвы великий князь Сергей Александрович и великая княгиня Елизавета Федоровна.

Основное здание поставлено параллельно Кремлёвской стене, главный вход в ряды был устроен в центре фасада на Красной площади. Задняя часть основного корпуса выходит на Ветошный переулок. Основной корпус сооружён в виде пассажа — магазины размещены ярусами по сторонам широкого прохода-галереи, с остеклённым перекрытием.

Здание состоит из 16 корпусов, соединённых тремя продольными и тремя поперечными галереями, так же устроены три больших зала. Конструкция перекрытий линий выполнены в виде арок из стали с остеклением шестнадцатиметровых пролётов.

Постройка выдержана в псевдорусском стиле, а сдвоенные башенки над главным входом созвучны завершению соседнего здания Исторического музея. Во внешней отделке использован финский гранит, тарусский мрамор, песчаник.

Вся торговая площадь была поделена между торговцами, но уже не на лавки, а на салоны с хорошей мебелью, обилием зеркал и богатой отделкой. В 322 отделах магазина, расположенных на трех этажах, в продаже имелись практически все группы промышленных и продовольственных товаров. Шелковые и парчовые ткани братьев Сапожниковых, часы Михаила Калашникова, кондитерская Абрикосовых, парфюмерия Брокар.

Были открыты отделение Международного московского банка, граверная и ювелирная мастерские, парикмахерская, зубоврачебный кабинет, почтовое отделение, ресторан.

В мае 1891 года Генрих Брокар в арендованных залах выставил свою богатую коллекцию картин, редких книг и антиквариата. С 1895 года в рядах стали проводиться музыкальные вечера. С тех пор сюда стали приходить не только за покупками, но и на концерты знаменитых артистов.

В 1917 году после Октябрьской революции торговлю закрыли, товары реквизировали, в здании расположился народный комиссариат продовольствия. В рядах расположился склад реквизированного продотрядами и столовая для советских служащих.

1 декабря 1921 года Ленин подписал «Положение о Государственном универсальном магазине (ГУМ)», который стал символом НЭПа. А в 1930 году ГУМ был закрыт, и в здании располажились министерства и ведомства.

Согласно принятому в 1935 году Генеральному плану реконструкции Москвы, вместо ГУМа хотели построить высотку Наркомтяжпрома, но проект этот так и не был осуществлен.

24 декабря 1953 года ГУМ был реконструирован и открыт для торговли. В СССР это был самый крупный магазин. Общий ассортимент товаров насчитывал более 30 тысяч наименований.

В 1985-1987 годах очередная реконструкция и к ГУМу присоединили гастроном «Елисеевский».

В 1990 году магазин был акционирован, а в 1992 году приватизирован. Название «ГУМ» сохранено и используется наряду со старым названием «Верхние торговые ряды».

В декабре 1990 года ГУМ был преобразован в Акционерное общество (АО) «Торговый Дом ГУМ, с 1996 года в ОАО «Торговый Дом ГУМ».

В 2002 году компания «Перекресток» выкупила 10% акций ГУМа и в 2003 году довела свой пакет до контрольного.

В 2004 году компания ТД «Перекресток» продала контрольный пакет акций (более 50,2%) «ГУМ» группе Bosco di Ciliegi, одному из лидеров российского рынка одежды класса «люкс». 

С 2006 года на Красной площади открылся ГУМ-Каток.

С 2007 года в центре ГУМа вновь был открыт фонтан, запечатленный и в официальных хрониках ХХ века, и в миллионах частных фотографий. Восстановлен кинозал, вошедший в историю отечественного кинематографа. На внешнем фасаде реализован уникальный проект иллюминации.

Возрожден Гастроном №1, который когда-то создавал Анастас Микоян как практическое приложение к своей «Книге о вкусной и здоровой пище», с дизайном, одеждой продавцов и наличием в ассортименте некоторых классических товаров советской эпохи 1950-1960-х годов.
В советской стилистике выполнены кафе «Фестивальное», названое в честь Фестиваля молодежи и студентов, прошедшего в Москве в 1957 году и собравшего 34 000 человек из 131 страны мира. Об этом событии напоминают рисунки, лозунги на нескольких языках, размещенные на стенах. Так же Столовая № 57, классическая линия самообслуживания, идею которой Микоян подсмотрел в Америке в 1936-м, а смог реализовать только в эпоху оттепели.

В декабре 2011 года была полностью реставрирована дореволюционная туалетная комната, отделанная мрамором и гранитом. Там можно принять душ, в стоимость включен халат, полотенце и тапочки.

Открыт охраняемый девятиэтажный паркинг общей площадью 17 тысяч квадратных метров на семь надземных этажей и два подземных. Парковка вмещает 300 автомобилей.

ГУМ — это памятник архитектуры федерального значения и комфортная зона отдыха с ресторанами и кафе. Это художественная галерея и место проведения культурных мероприятий. Это неотъемлемая часть российской истории и символ Москвы.

Источник: proehal.ru

  • ✨Хо-хо-хо! До Нового года 25 дней! ⠀ ?Сегодня мы разыгрываем набор Bobbi Brown The Pretty-To-Go Kit: помада Luxe Lip Color, бронзирующая пудра с мерцающими частицами Illuminating Bronzing Powder, тушь для ресниц Smokey Eye Mascara и увлажняющий… →

    ✨Хо-хо-хо! До Нового года 25 дней! ⠀ ?Сегодня мы разыгрываем набор Bobbi Brown The Pretty-To-Go Kit: помада Luxe Lip Color, бронзирующая пудра с мерцающими частицами Illuminating Bronzing Powder, тушь для ресниц Smokey Eye Mascara и увлажняющий бальзам для сияния кожи Illuminating Moisture Balm. ⠀ Для участия необходимо: ? подписаться на профили @gum_ru и @bosco_di_ciliegi; ?поставить лайк этому посту; ? в комментариях отметить двух друзей через значок @; ⠀ ?Участвовать можно неограниченное количество раз, отмечая разных людей. Дерзайте! Победителя мы объявим в stories! ⠀ #Bosco #BoscoAdventTime

  • ?Отличные новости от бутиков Bosco di Ciliegi! ⠀ ✨В бутиках Bosco di Ciliegi в ГУМе начинается Pre-Sale -20% для владельцев карт лояльности Bosco дополнительно к скидке по картам! Скидка действует в бутиках Bosco di Ciliegi, а также в магазине… →

    ?Отличные новости от бутиков Bosco di Ciliegi! ⠀ ✨В бутиках Bosco di Ciliegi в ГУМе начинается Pre-Sale -20% для владельцев карт лояльности Bosco дополнительно к скидке по картам! Скидка действует в бутиках Bosco di Ciliegi, а также в магазине BoscoFresh! ⠀ ?В бутиках Sublime by Bosco скидки достигают 5% и действуют на выборочный ассортимент. ⠀ ?Желаем вам приятных покупок в ГУМе! ⠀ #GUM #ГУМнаКраснойПлощади #ГУМ #Bosco #BoscodiCiliegi #Sale

  • ?Впервые в ГУМе, на 1-м этаже 1-й линии, открылась рождественская мастерская «Радости на елку»: атмосфера волшебства и праздничного настроения, море рождественских подарков с индивидуальными поздравлениями, запах свежемолотого кофе и сладких… →

    ?Впервые в ГУМе, на 1-м этаже 1-й линии, открылась рождественская мастерская «Радости на елку»: атмосфера волшебства и праздничного настроения, море рождественских подарков с индивидуальными поздравлениями, запах свежемолотого кофе и сладких мандаринов! ⠀ ?Здесь можно приобрести красочную новогоднюю игрушку, выполненную из глины с керамическим покрытием, а профессиональный каллиграф напишет на ней новогоднее пожелание для Ваших друзей, знакомых и близких. Это красивое рождественское поздравление, которое надолго сохранит праздничные эмоции торжества. Тем более, что можно выбрать игрушку с определенным количеством персонажей – по количеству членов семьи и написать на ней имена всех родных! ⠀ ?Веселые человечки, крошечные олени, гномы, снеговики, совы – в «Радостях на елку» можно подобрать любое тематическое семейство.. ⠀ ?Каждая игрушка упаковывается в нарядный конверт и фирменный миниатюрный пакет ГУМа – отличный запоминающийся подарок из Главного магазина страны! ⠀ ?Пока выбранные игрушки расписывает каллиграф, Вы можете угоститься необычным ароматным кофе: раф, американо, латте или каппучино. В считанные минуты, на его пушистой пенке специальный принтер напечатает для Вас любую фотографию. Портрет любимого человека, изображение веселого Деда Мороза, а, может быть, эмблему вашей компании или семейный герб? А еще, здесь же, можно отведать рождественский панеттоне и сочные мандарины. ⠀ ??Ждем Вас весь декабрь в нашей рождественской мастерской! ⠀ #GUM #ГУМнаКраснойПлощади #ГУМ

  • ?11 декабря в 20:00 ГУМ Кинозал представляет лекцию балетного эксперта Екатерины Беловой: «Тайны балета «Щелкунчик»». История создания знаменитого «новогоднего» балета «Щелкунчик» полна порой мистических тайн и загадок. ⠀ ?Сейчас кажется странным,… →

    ?11 декабря в 20:00 ГУМ Кинозал представляет лекцию балетного эксперта Екатерины Беловой: «Тайны балета «Щелкунчик»». История создания знаменитого «новогоднего» балета «Щелкунчик» полна порой мистических тайн и загадок. ⠀ ?Сейчас кажется странным, что гениальная музыка Петра Чайковского и интереснейшая хореография Льва Иванова в 1892 году в Петербурге вызвали противоречивые и порой совсем не лестные отзывы современников. Первой постановке этого балета по сказке Гофмана и последующим хореографическим версиям «Щелкунчика» на ленинградской и московской сценах будет посвящена лекция Екатерины Петровны Беловой кандидата искусствоведения, профессора кафедры хореографии и балетоведения Московской государственной академии хореографии (МГАХ). ⠀ ?Сбор гостей в 19:30 и легкий фуршет, начало в 20:00.

Источник: gum.ru

В апреле (а именно с 13-го числа) в московском ГУМе собираются провести фестиваль современного искусства «ГУМ Red Line». Предыдущий раз привнести арта в это «святилище соблазнов» предлагала еще Раиса Горбачева, и случилось это тридцать лет назад, в 1989-м. Правда, идея супруги тогдашнего генсека была куда радикальней: закрыть магазин, «в котором нет ничего, кроме очередей», ради стационарной галереи.

Близкое соседство с оплотом торговли всегда смущало кремлевских небожителей. На пассаж посягали не раз: на его месте планировали возвести небоскреб, помпезный мемориал или на худой конец просто срыть. Войны шли нешуточные, не обошлось даже без человеческих жертв.

Утром 12 октября 1886 года в южном приделе Архангельского собора Кремля, прямо у гробницы Ивана Грозного, было обнаружено тело неизвестного мужчины в луже крови. Причина смерти сомнений не вызывала — четыре ножевые раны на шее. В руках покойный сжимал просфору и записку «Господь Спаситель, помилуй дух мой с миром». Один из причетников опознал в нем господина, который накануне вручил ему рубль и метрическое свидетельство на имя Петра Солодовникова. Попросил, чтобы на следующий день по этому человеку отслужили панихиду.

Скорое дознание установило, что произошло самоубийство, и несчастный действительно Петр Солодовников, купец 2-й гильдии. Его единственным доходом была ежедневная выручка от торговли ножевыми и галантерейными товарами в Верхних торговых рядах. Однако городская Дума вздумала их перестраивать, и в начале октября старые лавки начали ломать. Обремененный семьей купец потерял средства к существованию и впал в отчаяние.

Московский гум

Верхние торговые ряды, XIX в.

О происшествии трубили газеты: Солодовников был признан чуть ли не сакральной жертвой амбициозного проекта Думы. Тут, конечно, необходимо некоторое пояснение.

У Красной площади торговали всегда. Каменный Гостиный двор стоял здесь еще при Иване Грозном. Собственно, рядов было несколько — Верхние, выходившие фасадом на Красную площадь, Средние, занимавшие квартал между Ильинкой и Варваркой (в советские времена они были известны как Второй дом Министерства обороны, а сегодня переданы ФСО и находятся на реконструкции). От Нижних — от Варварки до Москвы-реки — и Теплых на Ильинке остались только воспоминания. Впрочем, когда в городе говорили «ряды», то имели в виду именно здание на Красной площади.

К XVIII веку лавки вконец обветшали, при Екатерине II затеяли было перестройку, проект разрабатывал сам Кваренги, но что-то пошло не так. Однако, как известно не только жителям Москвы, «пожар способствовал ей много к украшенью»: уже через три года после городской катастрофы 1812 года Кремль отделял от городского торга роскошный деревянный фасад с нарядным куполом авторства Осипа Бове. За тем, чтобы он выглядел презентабельно, следили в городской управе.

Московский гум
Верхние торговые ряды, XIX в., купол Бове

Все пространство рядов было исчерчено линиями или, собственно, рядами, от Завязочного до Суконного, от Широкого до Узенького. При этом наибольшей популярностью пользовался Ножевой, где торговали галантереей. Тамошние приказчики даже одевались «с претензией» — в котелки и брюки навыпуск, а по праздникам наряжались в цилиндры. Владельцы управлялись каждый в своей лавке, некоторые из которых были всего лишь шкафами с открытыми дверцами. Иные и вовсе не заморачивались — скажем, в Золяном ряду торговали «в лукошках без шалашей, не накрывся». Посреди неровно мощеного пола была устроена забранная досками сточная канава, куда сливались помои и нечистоты. Нравы тоже царили простые: случалось, продавцы поколачивали покупателей, если они, приценившись, уходили без покупки.

Ввиду пожарной опасности ряды не отапливались и не имели искусственного освещения. Торговали до наступления сумерек, и уже к трем часам дня торговля сворачивалась. Зимой наметало сугробы, от мороза замерзали чернила, и приказчики заливали проходы водой и гоняли для сугрева в «ледянку».

Уже в 1840-х годах ряды окончательно обветшали, и городская Дума признала их состояние аварийным. Москвичи сплетничали, что не последнюю роль сыграл конфуз с родственницей кого-то из депутатов: ее то ли засыпало обвалившейся штукатуркой, то ли она и вовсе провалилась в прогнивший пол. Однако к вопросу подошли с московской неспешностью — о перестройке судили-рядили не один год. Торговцев можно понять: никто не спешил менять устоявшийся порядок, да и кто когда доверял властям? Ряды жили по своему уставу.

Куда острее встал вопрос собственности, считавшейся еще нерушимой. Ее предлагалось обменять на ценные бумаги созданного под проект акционерного общества «Верхние торговые ряды». Собственников насчитывалось почти пятьсот, причем самая большая лавка превышала 150 метров, а самая мелкая не дотягивала и до двух. У кого-то вообще не сохранилось купчих на землю, у других она была оформлена на давно сгинувших родственников. Еще в одном случае земля находилась во владении какой-то московской церкви, в книгах которой сохранилась лишь запись, что 1813 году «с такой лавки поступило столько-то».

Московский гум

Большой суконный ряд

Спор хозяйствующих субъектов вышел нешуточным. В начале 1885 года Дума добилась, что «частные недвижимые владения», собственники которых не пожелают войти в состав акционерного общества, будут отчуждены в пользу города «для возведения необходимых публичных зданий» и при выплате компенсации, сообразной «достоинству имущества». А когда в конце того же года городским главой был избран Николай Александрович Алексеев, в купеческой среде началась паника.

Тогда-то и свел счеты с жизнью несчастный купец Солодовников, для которого лавка была единственным средством к существованию. Алексеева чихвостили в газетах, зачастую ему доставалось не меньше, чем нынешнему мэру, даром что был вроде как выборным и вообще москвичом в седьмом поколении. Зато богачом, и старшина мещанского сословия депутат Шестеренкин требовал: «Городской голова из своих средств должен покрыть все убытки торговцев, что ему как человеку богатому легко сделать».

Вдоль Кремлевской стены были поставлены временные железные павильоны — «балаганы», куда решили перевести торговлю на время строительства нового здания. Но покупатели туда шли неохотно, и купцы переезжать не торопились. Только к августу 1888 года, после того как две трети лавочников подали заявление о своем вступлении в акционерное общество, состоялось его официальное открытие.

Московский гум

«Шерер, Набгольц и Ко» из альбомов Н. А. Найденова. Временные торговые павильоны на Красной площади, 1888 г.

Устав АО утвердил сам царь. Старое здание рядов разобрали, кирпичи и бревна продавали с аукциона. Тем временем объявили всероссийский архитектурный конкурс. Проекты соревновались не под фамилиями разработчиков, а под девизами: «Сделал все, что мог», «Ум хорошо, а два лучше», «Не мудрствуя лукаво». Последнее название оказалось, пожалуй, наиболее точно: во главе угла лежала функциональность, и сразу было решено, что новое здание будет пассажем, соединяющим Никольскую и Ильинку. Ориентировались при этом на миланскую галерею Виктора Эммануила II. В результате все проекты оказались похожи, а первую премию получил москвич, профессор Академии художеств Александр Померанцев, предложивший «сложить» ряды из отдельных теремов, соединенных перекрытиями. За остекление перекрытий отвечал инженер Владимир Шухов. Дверей не было: застекленные проходы выходили непосредственно на улицы и Красную площадь.

Освящение и открытие новых рядов прошло 2 декабря 1893 года с необыкновенной помпой в присутствии великого князя Сергея Александровича с супругой. После молебна, на который привезли московские чудотворные иконы, включая Иверскую, устроили завтрак на двести персон — для главных акционеров. Пассаж был щедро украшен цветами и гирляндами, играло несколько оркестров. Поглазеть на невиданную красоту пришли 60 тысяч потенциальных покупателей.

Московский гум

Строительство новых торговых рядов, 1890 г.

Торговали лучшим из лучшего — от абрикосовского мармелада до жирардовского белья. Для подвоза товаров в подвале проложили железную дорогу. Здесь работали свои телеграф, аптека, банк, электростанция и даже зубоврачебный кабинет. Тут совершилось сразу несколько торговых революций, например впервые стали использовать ценники. До этого приказчики до ора торговались (забавно, но громче всех почему-то в Шляпном ряду). Однако куда важнее, что магазин стал, по сути, прообразом нынешних торгово-развлекательных центров. «В целях оживления торговли» в рядах выставляли картины и проводили музыкальные вечера. И приходили в пассаж целыми семьями, не только отовариться, но просто провести время.

В старых рядах фуд-корт был вынесен наружу: возле памятника Минину и Пожарскому торговала пирожковая биржа, а разносчики всякой снеди гнездились «в столбах», то есть под колоннадой портика. У Лобного места держали стоянку сбитенщики. И хотя в недрах рядов работала Квасная лавка, купцы предпочитали трапезничать на месте, за кипящим самоваром. После реновации в 1893 году в пассаже открылся ресторан «Мартьяныч». До того москвичи ходили по кабакам либо мужской компанией, либо с девицами, а в ресторане Петра Николаевича Мартьянова, занимавшем огромное помещение в подвале, обедали семьями.

Еще с начала XIX века на Фоминой неделе в рядах устраивали распродажи, по-московски «дешевки» — кое-кто, кстати, устраивал еще и «американские распродажи», на которых галантерею или книги продавали наудачу, в наглухо заклеенном бумажном пакете — в эти дни по городу можно было слышать рекламу:

Дома некогда готовить,
На дешевку жены мчат.
Пусть мужья не прекословят:
Ну к чему «домашний ад»?
Дело можно сделать проще:
Заказать, взяв кабинет,
Для жены, детей и тещи
У Мартьяныча обед.

Очевидно, Мартьянов был гением маркетинга. Например, к столетнему юбилею Гоголя составил специальное меню, куда входили грудинка «Бульба», каша из Диканьки и сладкие пирожки «Манилов». Ресторан был очень успешен, в праздники здесь собирались до тысячи человек. В годы Первой мировой он пережил немецкие погромы (в рядах покрушили магазины Эйнема и Цинделя), а когда в начале 1920-х выяснилось, что не переживет революции, одноименные филиалы были открыты в Париже и Харбине. А в Верхних торговых рядах в залах Мартьянова открылась столовая Наркомата продовольствия. В годы военного коммунизма это выглядело скорее насмешкой, чем преемственностью.

Московский гум

Верхние торговые ряды. Средний пассаж. Интерьеры, 1890-е гг.

В 1918-м лавки были национализированы, электростанцию в подвале затопило. В здание въехали всяческие комиссариаты и конторы, тресты, управления, от «Красного креста» до «Главмолока». Тут же, на углу Ильинки и Ветошного переулка, прописалась типография Совнаркома, задержавшаяся в ГУМе дольше всех, до 1995 года.

Коротким глотком свободы стали несколько лет НЭПа: в 1921 году Верхние ряды распахнули двери уже как «образцовая витрина нового государства». Пассаж получил новое название — модную по тем временам аббревиатуру ГУМ и логотип, который нарисовал родоначальник советской рекламы и дизайна Александр Родченко. Он отвечал за наружку, а слоганы сочинял тоже лефовец (и даже лидер «Левого фронта искусств») Владимир Маяковский. Одно время магазин даже рекламировали по городским громкоговорителям: «Комфорт — и не тратя больших сумм. Запомни следующую строчку: лучшие ковры продает ГУМ — доступно любому, дешево и в рассрочку».

Московский гум
Густав Клуцис. Инсталляция, 1928 г. Из книги М. Тупицыной «Клуцис и Кулагина»

Но уже через несколько лет НЭП свернули, а пассаж стал штаб-квартирой ни много ни мало Центрального исполнительного комитета, который располагался на выходящей к Кремлю первой линии. Здесь открылись ведомственные общежития и помещения Хозяйственного управления. Был обустроен и зал заседаний для проведения съездов.

Именно в большом зале ВЦИК в начале ноября 1932-го прощались с Надеждой Аллилуевой. Удивительно тут не то, что гроб выставили в ГУМе — москвичи уже привыкали называть его зданием ЦИКа — а решение хоронить вторую жену Сталина на Новодевичьем кладбище. После того как в 1926-м на Новом Донском построили первый московский крематорий, видных членов партии кремировали, а урну замуровывали в кремлевских стенах. Газеты писали: «От нас ушла еще молодая, полная сил, бесконечно преданная партии и революции большевик». О том, что она «верная подруга» товарища Сталина тоже сообщалось, но не всегда и без нажима. И решение хоронить Аллилуеву на кладбище — такова была воля родных — породило в Москве слухи, что ее чуть ли не отпевали.

Прощание продолжалось несколько дней, доступ народа был прекращен в полдень 11 ноября. В последнем почетном карауле стояли Каганович, Ворошилов, Микоян, Молотов. Потом подошел вдовец и, обхватив гроб, так зарыдал, что двенадцатилетний сын Василий не выдержал, повис на отце со словами: «Папа, не плачь». Выносили гроб под «Интернационал». Катафалк был запряжен шестеркой лошадей, которых форейторы вели под уздцы, за ними до самого кладбища шли сотни людей.

Выставленный в ГУМе гроб утопал в цветах, и после прощания те, что были в кадках, раздали местным жителям. Сегодня в истории пассажа сильнее всего удивляет именно то, что когда-то в нем жили — на антресолях второго и третьего этажей. Между тем в Москве, переживавшей бум «понаехавших» провинциалов, квартиры в пассажах были в порядке вещей.

Квартиры были преимущественно коммунальные, без всяких удобств. По утрам жильцы просыпались от топота посетителей, которые дежурили с ночи у входа и спешили занять очередь в редкие магазины, торговавшие тканями и канцелярскими товарами. Туалетом приходилось пользоваться общественным, заплеванным. Там же брали и воду. Новый сортир, причем с электрическими сушилками, открыли в подвале только в конце 1930-х. Вход стоил десять копеек, но местных жителей пускали бесплатно (и тут, конечно, грех не вспомнить, что «исторический» туалет с душем стал едва ли не визитной карточкой сегодняшнего ГУМа).   

Окна большинства квартир выходили под сводчатый потолок. Но несколько семей жили в торцевых комнатах с окнами на Ильинку, в 1935-м переименованную на несколько десятков лет в улицу Куйбышева. Она имела статус правительственной трассы, и жильцам мешали выезжающий из Спасских ворот спецтранспорт да цокот копыт конной милиции. В «красные дни календаря», когда первые лица Страны Советов приветствовали подданных на Красной площади, жильцам не дозволялось принимать гостей, а в их квартирах дежурил милиционер: площадь по всему периметру держали под прицелом снайперы и был приказ стрелять любого, кто покажется в окнах.

Уже в 1936-м началось преобразование ЦИК в Верховный Совет, наркоматы — спустя десять лет они будут переименованы в министерства — перевели в разные столичные здания. А первая линия ГУМа уже с конца 1930-х зажила в режиме полной секретности. Шушукались даже, что после 1938 года, когда НКВД возглавил Лаврентий Берия, здесь располагались его аппарат и один из личных кабинетов. Так или иначе, но именно из ГУМа диктор Всесоюзного радио Юрий Левитан передал о безоговорочной капитуляции Германии. А уже через два года здание решили снести, а на его месте возвести монумент Победы.

На самом деле советский ковш завис над пассажем уже во второй раз, что позволило падким на мелодрамы натурам утверждать: Сталин, мол, не любил ГУМ — как единственное место, где он плакал на людях. Еще в начале 1930-х журнал «Архитектура СССР» объяснял: «Снос здания бывших Верхних торговых рядов — этого низкокачественного произведения архитектурного безвременья и возведение нового громадного сооружения — штаба социалистической индустрии — должны усилить и архитектурно обогатить значение Красной площади в комплексе новой Москвы».

Московский гум

Здание Наркомата тяжелой промышленности. Проект. И. Фомин, П. Абросимов, М. Минкус, 1934 г.

Красную площадь планировали превратить в огромный проспект, объединив в одно пространство с Китай-городом, где должен был появиться величественный Народный комиссариат тяжелой промышленности. В те годы этот наркомат, ведавший всем на свете, от военной промышленности до химии, считался одним из самых влиятельных.

Архитектурные проекты будущего колосса если и могли с чем-то соревноваться, то только с советской утопией Дворца Советов. Например, братья Веснины предлагали построить четыре 160-метровые башни, которые соединялись бы переходами на высоте тридцатых этажей, чтобы наркомам было удобно ходить в кабинеты друг друга. Однако после смерти Григория Орджоникидзе, возглавлявшего Наркомтяжпром, его решили разукрупнять и в дальнейшем министерство планировали разместить в восьмой высотке в Зарядье. Ее, к слову, не построили, на готовом фундаменте возвели гостиницу «Россия», и сейчас территорию топчут посетители парка «Зарядье».

Проектировщики монумента Победы фантазию тоже не сдерживали. Архитектор Саркис Нанушьян предлагал установить на Лобном месте Трибуну побед русского народа в 1500–1945 годах. А скульптор Сергей Меркуров собирался использовать Сенатскую башню…  как постамент. Но задумки так и остались на бумаге. 5 марта 1953 года умер Сталин. Часть венков, присланных на его похороны, выставляли на всеобщее обозрение на первом этаже ГУМа.

Московский гум

Реконструкция ГУМа в 1953 году

Новая эпоха, как и прежние, поспешила превратить главный универмаг страны в витрину своих будущих свершений. Поспешила буквально: уже 25 декабря, на следующий день после расстрела Берии, пассаж на станции метро «Имени Л. М. Кагановича» распахнул двери как «самый большой и самый лучший» советский магазин. Оба эти события срифмованы в столичном фольклоре благодаря острослову Александру Раскину, написавшему в письме Лидии Чуковской:

Не день сегодня, а феерия,
Ликует публика московская.
Открылся ГУМ, накрылся Берия
И напечатана Чуковская.

Обновленный пассаж стал любимым проектом министра торговли Анастаса Микояна. Прежде всего была проведена масштабная реконструкция пассажа. Что удивительно, с оглядкой на прошлое. Так, вновь запустили фонтан, заложенный в центре пассажа в 1906-м (еще в начале 1930-х на балкончике над ним играл духовой оркестр). Изначально его чаша была круглой, но в 1953-м выложили новое восьмиугольное основание из красного кварцита. Восемьдесят пять жильцов ГУМа еще не успели съехать в дальние новостройки, а в кабинете директора уже повесили карту СССР, на которой отмечалось, откуда в магазин поступают товары. На следующие десятилетия его официальным девизом стали слова: «Все, что требует желудок, тело или ум, — все человеку предоставляет ГУМ».

Из славной летописи — приезд летом 1959 года модного дома Christian Dior. Двенадцать манекенщиц сопровождал совсем молодой Ив Сен-Лоран. От этого визита осталась фотосессия Говарда Сохурека, для которой манекенщицы позировали не только на Красной площади, но и в ГУМе. На родине члены делегации получили свои «полчаса в месткоме», чтоб не вздумали «жить там сдуру, как у нас». Девушкам рекомендовали взять в поездку сигареты, помаду, косметику и детективный роман, а также принять к сведению, что в СССР нельзя купить виски. Призывали не отказываться от предложенной сигареты или рюмки — это будет воспринято как грубейшее оскорбление. Ну и не брать с собой брюк — не поймут.

Московский гум

Приезд летом 1959 года модного дома Christian Dior, фото: Говард Сохурек, Life

Собственный отдел мод ГУМа был открыт еще в 1954 году. Местное ателье и тогда было не всем по карману, тем более что шили из своих дорогих материалов, а наценка на обслуживание составляла 70%. Другое дело — демонстрационный зал, где приобщиться к кутюру после денежной реформы 1961-го стоило всего пятьдесят копеек с носа. При этом позволялось не только глазеть, но и зарисовать понравившиеся модели. Неудивительно, что в лучшие времена показы, проходившие исключительно под серьезную музыку, посещали до тысячи желающих в день.

Задолго до наступления эры тотального дефицита появилась и легендарная двухсотая секция, которая изначально обслуживала лишь членов Политбюро, делегатов партийных съездов и иностранные делегации. Чтобы получить представление об избранности, достаточно одной легенды. Говорят, космонавт Юрий Гагарин смог получить туда только одноразовый пропуск. А случилось это в 1961-м, практически одновременно с присвоением ему звания Героя СССР. Позже дисциплина упала, но и годы спустя в статусе постоянного гостя отказали, например, члену Президиума Верховного Совета Расулу Гамзатову.

Скрывался этот «рай изобилия» в глубине отдела «Ткани» за скромной табличкой «Стол заказов» (отдельный вход был и со стороны Красной площади). На дверях находился пост милиции, где проверяли удостоверение и пропуск. Впрочем, была в ГУМе и еще одна потайная дверь, в помещении сборной кассы. В этой секции продавали товар «улучшенного ассортимента» покупателям уважаемым, но попроще. Равно как существовали в пассаже элитное спецателье по пошиву обуви и гумовские столы заказов — продуктовых при гастрономе и по каталогам Внешторга. При таком изначально сегрегированном отношении к советским гражданам даже удивительно, что ГУМ никогда не закрывали, пусть и ради почетных гостей. Например, Никсон в свой визит в Москву ходил по магазину хотя с охраной, но среди других покупателей.

А простым смертным приходилось давиться в очередях, превратившись со временем в героев анекдота, хоть о другом, но не менее популярном магазине: «Десять дней, которые потрясли “Детский мир”? Ответ: очередной съезд колхозников». По официальной статистике ГУМ посещали двести тысяч человек в день. Рассказывали даже, что когда гумовские очереди увидел один из директоров крупных западных универмагов, он чуть не прослезился: «Если бы в моем магазине было столько народа, я был бы самым счастливым человеком на свете!»

Московский гум

Секция головных уборов

Наверное, каждая московская семья сохранила в своей хронике историю, связанную с гумовскими покупками. Не зря наравне с «гостями столицы» томились в очередях, за что получили прозвание «гуманистов». А чего стоят милицейские облавы у того самого подвального туалета, где шла бойкая торговля с рук. Или такие колоритные персонажи, как «утюги» — фарцовщики, высматривавшие платежеспособных иностранцев с верхней галереи.

Вспоминать можно бесконечно. Ограничусь лишь тем, что в 1972-м ГУМ вновь попытались закрыть. На одном из заседаний Политбюро секретарь ЦК и серый кардинал Михаил Суслов заявил, что «торжищу не место рядом с Мавзолеем» и лучше бы открыть на его месте какую-нибудь галерею. Генсек Брежнев находился в отпуске, но именно его семья спасла ГУМ. По одной легенде дочь Галина, «клиентка с трудной фигурой», как раз справляла себе шубу в гумовском ателье и, услышав на очередной примерке, что пошив сворачивают, донесла отцу. По другой — работники ателье сами ей позвонили и нажаловались. В любом случае вернувшийся Леонид Ильич был подготовлен семьей и с места в карьер заявил: «Какой-то дурак выдумал превратить ГУМ в кунсткамеру». Вопрос замяли. Здание в неорусском стиле со сдвоенными башенками на фасаде и ажурной крышей опять в который раз вышло победителем.

Фото: Фотохроника ТАСС, pustvu.com, альбомы Н. А. Найденова/elib.shpl.ru, time.com/photography/life

Источник: moskvichmag.ru


Categories: Другое

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.