В жизни любого человека обязательно есть какие-либо трудности. У всех они разные, но не все могут с ними справиться. Но что помогает людям выстоять в тяжелые времена? На это влияют многие факторы, один из них – сила духа. Ведь часто именно она помогает преодолеть человеку его жизненные трудности.

Рассуждая над этой темой, Сапронов в своем тексте поднимает актуальную проблему силы духа.

Он приводит пример из жизни известного русского писателя В.П.Астафьева. Этот человек прошел «через сиротство, бездомность, кровь, раны и грязь войны, через цепь нескончаемых битв, перенеся всю боль и каторжные муки писательского труда». Он искренне соболезнует его судьбе, ведь жизнь, казалось, «делала все, чтобы не было у нас такого писателя». И вместе с этим Сапронов с восхищением пишет о силе духа Астафьева: «Он выстоял!». И даже в последние годы жизни писатель «каждое утро садился за рабочий стол», чтобы успеть дописать задуманное и обеспечить жизнь себе и своей семье.


Позиция автора в тексте ясна и понятна. Сапронов убежден, что сила духа способна помочь человеку преодолеть жизненные трудности. Он восхищается, что при такой сложной жизни Астафьев «всегда оставался собой, не считаясь с пустыми и бездарными мнениями, с «веяниями» времени, с навязываемыми нормами».

С позицией автора нельзя не согласиться. Сила духа необходима человеку, чтобы суметь выстоять перед сложностями. Часто люди сдаются, им не хватает именно ее. Но так же есть и те, кто остается сильным, несмотря ни на что. В подтверждение своих слов приведу два примера.

Сила духа – это то, что помогло пережить войну и потерю близких в ее годы герою рассказа М.А.Шолохова «Судьба человека». Андрей Соколов мужественно прошел через военные годы, постоянно оставаясь храбро защищающим свою Родину человеком. На его долю выпало множество испытаний, но он мужественно преодолел их. Соколов ни разу не предал свою страну во время войны, не стал злым, не потерял свое человеческое достоинство. Он потерял жену и дочерей, сын умер в сам День Победы. Но даже после этого Андрей не сломался. После войны он усыновил маленького Ванюшу. Именно сила духа помогла пережить мужчине ужасные испытания, выпавшие на его долю.

Герояине романа Ф.М.Достоевского «Преступление и наказание» Соне Мармеладовой тоже пришлось пережить немало. Она выросла в нищете, пережила смерть родителей, ей приходилось обеспечивать свою семью, несмотря на унижения и страдания. Но при этом Соня не сдавалась. Даже после суда над Раскольниковым она по собственному желанию поехала за ним в Сибирь. Но при всех этих трудностях девушка осталась той же доброй и милосердной Соней, жизненные испытания не смогли сломить ее и ее силу духа.


Подводя итог, можно сказать, что сила духа имеет важное значение в преодолении трудных времен, ведь это именно то качество, которое способно помочь все перенести и пережить.

Источник: www.kritika24.ru

Недостатки

1. Здания в центре города покрасили в цвет депрессии и безнадежности. Серьезно. Все стало серым. По указу местного правительства. Жителей, естественно, никто не спрашивал.

2. Транспорт. Дикие пробки в часы пик и отсутствие метро. Выделенка под автобусы не спасает, потому что ее просто игнорируют. Да и есть она не везде. В некоторые районы (Покровка, Водники, Солонцы, Калинина, например) ходят крайне мало автобусов.

3. Воздух в городе ужасный. Экология тоже. Очень многие люди заболевают раком.

4. Климат мерзко-континентальный. Зимой бывает так холодно, что сводит дыхательные пути (-30 и ниже). А летом можно схватить тепловой удар (+30 и выше).

5. Работу найти не проблема. Но платят в большинстве мест копейки. Много вакансий с зарплатой 15-20 тысяч, тогда как на аренду однокомнатной квартиры уходит от 16 тысяч (в большинстве случаев).


6. Некоторые районы города — настоящее гетто. С частными деревянными домами. И это очень медленно исправляется.

7. По улицам города бегают агрессивные стаи бродячих собак. Нападают на людей.

8. Отсутствует разнообразие в ресторанах. Есть итальянская, русская, европейская, японская, китайская, кавказская кухня. Мексиканской, например, нет.

9. Зимой на тротуарах очень скользко. Лед стараются убирать, но ходить все равно опасно.

10. В городе существует огромная проблема с мусором. Мусор вывозит компания-монополист, задирает ценники, поэтому из баков и урн он чуть ли не вываливается. Помимо этого местные жители очень любят мусорить. Кидать окурок на тротуар тут — чуть ли не норма. Бумажки — тоже. Даже в заповеднике оставляют мусор.

Вердикт

Переезжать в Красноярск стоит только из маленьких умирающих городов или деревень. То есть оттуда, где точно живется хуже. Из Красноярска переезжать стоит в более крупные города или в аналогичные, но с метро или с более мягким климатом и благоприятной экологией.

Источник: zen.yandex.ru

Виктор Астафьев

Нет мне ответа…


Вечно наш

Когда бываю в Красноярске, я всегда еду в Овсянку к Виктору Петровичу – пройтись по его селу, заглянуть в его домик, зайти в его библиотеку, в его церквушку… И обязательно поднимаюсь к нему на Манскую гору, где у подножья раскидистых берёз, растущих из одного корня, на бывшей крестьянской пашне, окружённый красотой енисейских гор нашёл он упокоение рядом с дочерью и с земляками посреди России.

Виктор Петрович явился на свет 1 мая 1924 года, в день памяти воина-мученика Виктора, а пройдя через сиротство, бездомность, кровь, раны и грязь войны, через цепь нескончаемых наших «гражданских» войн, перенеся всю боль и каторжные муки писательского труда, оставил нас поутру 29 ноября 2001 года, в день памяти евангелиста Матфея. И каждый раз, глядя на полированную черноту каменного надгробия, где золотом озорной извилистой линии такого родного почерка высечен его автограф, а внизу, на отдельной плите, указаны годы его жизни, возвращаюсь к мысли, уколовшей меня в тот далёкий студёный день прощания с ним, когда я впервые увидел эти стоящие рядом даты: 1924—2001. Мысли о том, что жизнь человека – это и есть маленькая чёрточка между двумя датами и что нет в ней ничего случайного – всё исполнено глубокого смысла: и каждая дата, и длина этой чёрточки. Вот и эта книга, которая составлялась все восемь лет после его ухода, тоже есть эта чёрточка, вместившая в себя его жизнь, его боли и радости, сомнения, разочарования и открытия.

Он никогда не вёл дневниковых записей.


него была изумительная память, поражавшая своей глубиной и необъятностью. В ней умещались не только полчища имён и дат, но и названия сотен земных существ и растений, их краски и запахи, несчётное количество поэтических строк и мелодий музыкальных шедевров, глубинное знание быта людей, природных явлений – все детали и оттенки жизни. «У меня до войны была редкостная память, – писал он в одном из писем Валентину Курбатову, – которая меня избаловала до того, что я ничего другого делать не хотел – ни учиться, ни трудиться – мне всё давалось «просто так». Маленький, совсем малограмотный, я уже сочинял стихи и разного рода истории, за что в ФЗО и на войне меня любили и даже с плацдарма вытащили, но там, на плацдарме, осталась половина меня – моей памяти, один глаз, половина веры, половина бездумности, и полностью остался мальчик, который долго во мне удобно жил, весёлый, глазастый и неунывающий. Работа в литературе, огромное перенапряжение самого себя (ведь одновременно и грамоту, и всё-всё надо было постигать самостоятельно) так меня износили, что потекли остатки памяти, но и с половиной того, что было, что не отшибло на войне, жил я вольно и припеваючи – никогда много не записывал, сочинённое в лесу год-полтора назад восстанавливал до звука, когда доходило в писанине именно до этого, где-то сочинённого места».

Помню, Виктор Петрович доставал иногда крохотный блокнотик, в котором лишь одному ему понятным «шифром», буквально несколькими буквами отмечал только что увиденное, услышанное или что-то вспомнившееся. Этих словесных крючочков вполне хватало ему, чтобы при необходимости выудить из памяти нужную деталь или точное слово.


Когда в 2002 году вышла книга переписки В. Астафьева и В. Курбатова «Крест бесконечный», меня, составившего её, и Валентина Яковлевича, давшего согласие на публикацию своих писем, не все тогда поняли. Говорилось, что не надо было столь поспешно публиковать эти письма, что прошло ещё крохотно мало времени, удаляющего нас от дня кончины Виктора Петровича, что должно отойти поколение, когда в дело вступит история, и тогда – всё можно и ничего не страшно… Но я понимал, что переписка этих двух замечательных людей, за нас несущих крест бесконечных поисков причин бед и горестей, происходящих с нами, поисков ответов на вопросы, мучающие нас, будет важна не только литературоведам. Она будет важна, может быть, в первую очередь простым людям, пока ещё что-то читающим, над чем-то ещё размышляющим в этой слетевшей со всех колёс и опор жизни. И широкий читательский интерес к книге, не ослабевающий и по сей день (о ней по-прежнему говорят, спорят, цитируют её авторов), подтвердил это и всё расставил на свои места, а многие наши бывшие оппоненты согласились, что с поколением уйдём и мы, знавшие и любившие Виктора Петровича, и пытливый литературный исследователь никогда не заменит нас, сегодня сохраняющих живую память о нём, искренне желающих поделиться первоисточным знанием, честно выполнить свой долг перед навсегда ушедшим другом.


Сразу после выхода в свет «Креста бесконечного», а вслед за ней книги «Твердь и посох» (переписки Виктора Петровича с его другом и критиком Александром Николаевичем Макаровым) ко мне из многих уголков России начали стекаться астафьевские письма от людей, с которыми у Виктора Петровича в разные годы была большая иль малая переписка. Иногда это могло быть всего лишь одно письмо, как, к примеру, Валентину Непомнящему, которое Виктор Петрович написал, не будучи с ним лично знаком, а просто по-человечески неравнодушно откликнулся на его публикацию о Пушкине в «Литературной газете». И таких «разовых» посланий было немало. Люди присылали копии писем Астафьева, как, может, самую дорогую в их жизни реликвию, нередко сопровождая их полезным и душевным пояснением. Я понимал, что это был и отклик на выход «Креста бесконечного», и что люди делают это не из желания отметиться в тени знаменитого имени, а искренне хотят мне помочь в многотрудной работе по собиранию эпистолярного наследия классика.

И когда объём этих писем достиг некой «критической» массы, разместив их по полочкам-годам в хронологическую шеренгу, я увидел – это и есть дневник Виктора Петровича, который он по листочку изо дня в день, из года в год посылал разным людям во все концы страны, да и за её пределы тоже. Сам был не раз свидетелем тому, как он, отложив свои литературные дела, разгребая завалы накопившейся почты, отвечал в день сразу на несколько писем. А иногда и само писание письма приносило ему удовлетворение – отвлекало от тяжкого труда, «переключало» что-то внутри, настраивая на дорогие воспоминания, на желание поделиться с близким человеком радостью, а то и огорчением.


Казалось, жизнь делала всё, чтобы не было у нас такого писателя, – изувечила его детство, кинула в мясорубку войны, добивала вернувшегося с фронта солдата послевоенной нищетой и голодухой, мучила сознание идеологическими догмами, кромсала безжалостным цензурным скальпелем лучшие строки. Он выстоял! Не сделался ни озлобленным обывателем, ни диссидентом с кукишем в кармане, ни литературным барином вроде тех, чьи имена как-то мгновенно исчезли и забылись в наши дни. Он всегда оставался самим собой, не считаясь с пустыми и бездарными мнениями, с «веяниями» времени, с навязываемыми нормами. Астафьев сам по себе был и норма, и правило и, как доказало время, стал истинно национальным писателем в самом высоком смысле этого трудного понятия.

Все мы, кто знал его, был в переписке с ним, дружил с ним, как-то привыкли к тому, что есть вот такой у нас Виктор Петрович – мудрый, весёлый, рассудительный, горячий. Мы могли написать ему письмо и быть уверенными, что обязательно получим ответ. Могли запросто позвонить или зайти в гости, порой забывая, что отвлекаем его от работы, ломаем творческий настрой. Ибо мы всегда знали, что есть человек, на которого хотелось равняться, доверять ему свои сомнения, перед которым может быть стыдно и который всегда ответит на твои «глобальные» вопросы. Хотя знаю, что жаждой своей услышать от него однозначный ответ на мучившие всех вопросы многие люди смущали его: «Кабы знал я ответ на вопрос, как жить, я бы написал его на листовках и разбросал с вертолёта…»


И всё же пока он был на земле, меня не покидало ощущение духовного порядка. Съездить к нему в Красноярск, поговорить в тиши писательского кабинетика, посидеть под его любимым кедром в маленьком овсянском дворике – как причаститься, прочитать его новую повесть или рассказ – как глаза промыть и заново почувствовать жизнь с её реальными ценностями и заботами. И потому именно к нему, в Овсянку, словно к жившему в свете Евангелия оптинскому старцу, устремлялись все – от провинциальной учительницы, тащившей из иркутской дали своих учеников, до академиков, народных артистов и президентов. Просто он был Астафьевым – чьим именем, без всяких регалий и званий, называлась эпоха, в которой все мы жили.

Источник: online-knigi.com

Любовь Михайловна ,здравствуйте.
Проверьте ,пожалуйста , мое сочинение сочинение. ( на этом сайте впервые ,не знаю куда нужно прикреплять свой вариант)

ТЕКСТ
(1)Когда бываю в Красноярске , я всегда еду в Овсянку к Виктору Петровичу:пройтись по его селу ,заглянуть в его домик ,зайти в его библиотеку , в его церквушку …
(2)Виктор Петрович Астафьеф явился на свет 1 мая 1924 года и , пройдя ч.


Он выстоял! (6) Не сделался ни озлобленным обывателем , ни диссидентом , ни литературным барином вроде тех , чьи имена как-то мгновенно исчезли , канули в лету.(7) Он всегда оставался самим собой , не считаясь с пустыми и бездарными мнениями , с «веяниями » времени , с навязываемыми нормами . (8) Астафьев сам себе был и норма , и правило,и ,как доказывало время , стал истинно национальным писателем в самом высоком смысле этого трудного понятия.(9)Все мы, кто знал его,был в переписке с ним ,дружил с ним. как-то привыкли к тому , что есть вот такой у нас Виктор Петрович-мудрый , веселый,рассудительный, горячий.
(10) Астафьев, учил нас прежде всего свободе и сам был свободным — в жизни, и в творчестве . (11) Помню, на одной из встреч его спросили : » Как стать свободным человеком?»(12) Виктор Петрович с улыбкой ответил:»(13)Начните с того , что перестаньте врать самому себе и прогибаться перед начальником».
(14)Усталый , больной , иструдивший душу до дна , он каждое утро садился за рабочий стол ,чтобы не только успеть дописать задуманное (сколько еще осталось новорожденных сюжетов и героев , с которыми нам уже никогда не встретиться!) , но и для того,чтобы честно заработать свой хлеб, кормить семью,поднимать сирот-внуков , помогать сыну и его семье.(15) Какая же тяжкая , сжигающая нас, как на огне.наша работа!-пишет он в одном из писем.(16)А в другом письме :»… даже кувалда ,которой в свое время орудовал в литейном цехе, не брала столько здоровья и не выматывала так , как «легонькое » писательское перо.(17) Но и , конечно же ,ни одна моя работа не приносила столько восторга ,как это литературное дело.(18)Когда вдруг из ничего , из обыкновенного пузырька с чернилами извлечешь что-то похожее на жизнь , воссоздаешь из слов дорогую себе , а иногда и другим людям картинку или характер и замрешь , как художник перед полотном . пораженный этим волшебством -ведь з ничего получилось!
(19) Господи!(20) Да неужели это я сделал?»
(21)Безусловно , душа Астафьева ,звезда Астафьева будет вечно светить настоящим и будущим его читателям . (22)Да.(23)И он вечно будет наш.
( по.Г.К.Сапронову)
*Геннадий Константинович Сапронов(1952-2009)= журналист ,издатель , член Ассоциации книгоиздателей России.

СОЧИНЕНИЕ
У каждого из нас бывают моменты ,когда кажется,что жизнь состоит лишь из тяжких испытаний ,разочарований и боли.Го не каждый способен преодолеть жизненные трудности ,не утратив при этом любовь к жизни и оставаясь самими собой .
Именно проблему сильного человека поднимает в предложенном мне тексте представитель Ассоциации книгоиздателей России Г.К.Сапронов .
В качестве примера жизненной стойкости журналист рассказывает историю известного писателя В.П .Астафьева , который , несмотря на всю перенесенную боль,сумел остаться собой и достиг почетного звания национального писателя.
Позиция автора предельно ясна: человек, насколько сложным ни был его жизненный путь , никогда не должен отчаиваться и только благодаря упорному труду можно достичь успеха.
В качестве аргумента к этой проблеме мне хотелось бы привести роман известной английской писательницы Шарлотты Бронте » Джейн Эйр». Это история о бедной осиротевшей девушке ,которая сталкивается с голодом, физической болью, но которой все же удается обрести счастье. Конечно, это произошло благодаря сильной натуре Джейн:она прилежно училась в школе и всегда стремилась к большему.Но даже став богатой ,героиня остается все той же доброй , честной, благородной девушкой с чистым сердцем.
Вспомним также произведение М.Шолохова «Судьба человека».Главный герой Андрей Соколов ,несмотря на огромную потерю близких людей: жены и сына, находит в себе силы жить дальше . Только в трагедии можно познать настоящую цену человека. Уничтожив счастье Андрея Соколова,война не смогла разрушить его человечность . Любовь к жизни, к людям ,доброта и сочувствие оказались настолько большими ,что Андрей сумел усыновить Мишку , маленького , обездоленного мальчишку.
Таким образом , можно с уверенностью утверждать , что отступать перед жизненными обстоятельствами не стоит. И помните :»Иногда черная полоса может оказаться взлетной»-Эльчин Сафарли.

Источник: www.xn—-7sbanj0abzp7jza.xn--p1ai


Categories: Другое

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.