Империи древности сложно образовывались и быстро (в историческом масштабе) сменяли друг друга. В истории Кореи таких смен было несколько. Согласно «Хронике трёх королевств» («Самгук Юса», собравшая национальные мифы и легенды, записана в XIII в.), основателем первого из трех раннефеодальных корейских королевств Кочосон, т. е. Древний Чосон (2333-108 гг. до н. э.), считается Тангун Вангон — сын небожителя Хвануна и обратившейся в женщину медведицы. Разумеется, далеко не все ученые поддерживают эту датировку. Столица Тангуна была приблизительно в том же месте, где позднее возникла современная столица Корейской Народно-Демократической Республики, сменившая в ходе истории много названий.
Официальная столичная история будущего Пхеньяна началась в 427-668 гг. н. э. в королевстве Когуре, которое существовало с 37 г. до н. э. до объединения с третьим раннекорейским государством Силлой в 668 г. н. э. После падения Силлы столицей королевства Коре (935-1392 гг.) вновь был Пхеньян — правда, под названием Согён (Содо).
енно от «Коре» (сокращенное Когуре) происходит известное европейцам современное название полуострова и государств Северная Корея и Южная Корея.
В 1392 г. на смену династии Коре пришла последняя корейская королевская династия Чосон, правившая страной до 1897 г.
Корейцам довольно долго удавалось сохранять свою независимость и самобытную культуру. Этому способствовала политика самоизоляции, которую страна сознательно проводила с XVI по XIX в. В конце XIX в. на корейские территории стали претендовать Китай и Япония (война 1894-1895 гг.). С 1899 г. Пхеньян стал открытым для торговли с иностранцами, в городе появились иностранные производства по переработке с/х сырья, в подавляющем большинстве японские.
После победы над Китаем и в русско-японской войне в 1905 г. Япония фактически аннексирует Корею. 26-го главу дома Чосон императора Коджона (1852-1919 гг.) в Пхеньян парад1907 г. вынуждают отречься от престола в пользу сына Сунджона (1874-1926 гг.), который в 1910 г. подписал отказ Кореи от национальной независимости. В 1910 г. после официальной аннексии корейский императорский двор переехал в Кэйсе (территория современного Сеула, тогда территория Японии), наследника трона женили на японской принцессе, а Корея превратилась в японскую колонию (1910-1945 гг.). Самые массовые антияпонские.


а южная — США. В 1948 г. это разделение окончательно закрепилось и на карте мира появились капиталистическая Республика Корея (юг) и социалистическая КНДР (север). Пхеньян является столицей КНДР, а также представляет собой самостоятельную административную единицу, равную по статусу провинции. Здесь находятся все основные руководящие органы власти и, конечно, резиденция президента. Титул «Вечного президента» КНДР принадлежит ее основателю — Ким Ир Сену (1912-1994 гг.). Вокруг самой крупной (75 000 м2) городской площади его имени в Пхеньяне (создана в 1954 г.) сосредоточены все важнейшие архитектурные сооружения столицы: правительственные здания, Большой театр, Дворец национальной культуры, Дворец спорта и Центральная библиотека Пхеньяна, Центральный исторический музей и Художественная галерея Кореи. Чтобы руководителям было комфортно обозревать парады, построены специальные трибуны. Целый ряд достопримечательностей города связан с именем Ким Ир Сена. Так, в его 49-й день рождения город получил символический монумент коня «Чхоллима» (высота 46 м), или «Тысяча ли в час», а 70-летний юбилей Ким Ир Сена город отметил возведением Триумфальной арки (общая высота 60 м) и Монументом идей чучхе (высота 170 м) — северокорейской версии марксизма.
хорошо просматривается с площади Ким Ир Сена, находящейся чуть ниже на другом берегу реки, и как бы составляет с ней единый ансамбль. Тем более что вечером верхушка имитирующего факел гранитного монумента подсвечивается, что должно символизировать торжество идей чучхе. Перед ним стоит скульптурная группа, в которую, в отличие от советского монумента «Рабочий и колхозница», входят не только рабочий с молотом и крестьянка с серпом, но и третий персонаж — интеллигент с кистью. Прославляющие идеи партии гигантские монументы, придающие центральным ансамблям города ноту официоза и тяжеловесности, призваны создавать у жителей ощущение стабильности и постоянства правящего режима.
О прошлом города напоминают восстановленные после разрушения во время Корейской войны (1950-1953 гг.) древние восточные ворота Тэдонмун (III в., перестроены в XVII в., восстановлены в 1950-х гг.), западные — Потхонмун (X в., перестроены в XV в., восстановлены в 1956 г.), наблюдательная вышка (павильон Енгванджон, 1111 г., перестроен в XVII в., восстановлен в 1950-х гг.) и другие.
Город застроен в основном типовыми зданиями (20-40 этажей), напоминающими позднюю советскую жилую архитектуру. В этом нет ничего удивительного, ведь Советский Союз помогал его восстанавливать.

рактерную черту «разрешенных к посещению» кварталов города составляют многочисленные скульптуры и фонтаны в помпезном стиле, а в кварталы с трущобами, находящиеся в стороне от «туристических троп», иностранцев попросту не допускают: специально разработанные для гостей маршруты движения по городу окружены сетью КПП.
Между нашими странами с 2000 г. восстановлены дружественные отношения, которые были закреплены особым «Планом культурного и научного обмена на 2005-2007 гг. между правительствами КНДР и РФ». А в 2009 г. РФ и КНДР связала совместная работа по реконструкции ж/д Туманган-Раджин. РФ периодически оказывает КНДР гуманитарную помощь. Пхеньян является одним из городов-побратимов Москвы. Пхеньян — административный, культурный и промышленный центр страны, а туризм в силу изоляции КНДР в целом развит очень слабо.

Источник: geosfera.org

ПХЕНЬЯ́Н, сто­ли­ца и круп­ней­ший го­род КНДР, адм. ста­тус – го­род пря­мо­го под­чи­не­ния. Нас. 3417,2 тыс. чел. (2012). В адм. гра­ни­цы (об­щая пл. 2,7 тыс. км2) вклю­че­ны ближ­ние при­го­ро­ды П. и при­ле­гаю­щие сель­ские тер­ри­то­рии. Рас­по­ло­жен в зап. час­ти стра­ны, в цен­тре сев.-зап. низ­мен­но­сти, на р. Тэ­дон­ган и её пра­вом при­то­ке По­тхон­ган. Круп­ней­ший в стра­не узел ав­то­мо­биль­ных и же­лез­ных до­рог; ско­ро­ст­ны­ми ав­то­ма­ги­ст­ра­ля­ми со­еди­нён с го­ро­да­ми Кэ­сон, Намп­хо и Вон­сан. Реч­ной порт (свя­зан с мор. пор­том Намп­хо в устье р. Тэ­дон­ган). Ме­ж­ду­нар. аэ­ро­порт Су­нан (са­мый круп­ный в стра­не). Мет­ро­по­ли­тен (1973).


Один из древ­ней­ших го­ро­дов Ко­реи. Со­глас­но ср.-век. ле­ген­де, ос­но­ван в 2333 до н. э. под назв. Ван­гом­сон ге­ро­ем-по­лу­бо­гом Тан­гу­ном. Пер­вые ар­хео­ло­гич. па­мят­ни­ки да­ти­ру­ют­ся 4–2-м тыс. до н. э. В 5–7 вв. сто­ли­ца Ко­гу­рё. В 7 в. во­шёл в со­став гос-ва Сил­ла. В пе­ри­од су­ще­ст­во­ва­ния гос-ва Ко­рё счи­тал­ся его зап. сто­ли­цей и на­зы­вал­ся Со­гён. При ди­на­стии Чо­сон адм. центр пров. Пхё­нан­до, в 1885–96 – р-на Пхень­ян, в 1896–1945 – пров. Пхё­нан-Нам­до. С 1899 от­крыт для иностр. тор­гов­ли. В 1910–45 ок­ку­пи­ро­ван Япо­ни­ей. В 1945–56 врем. сто­ли­ца КНДР, с 1956 офиц. сто­ли­ца. Силь­но по­стра­дал во вре­мя Ко­рей­ской вой­ны 1950–53, по­сле неё прак­ти­че­ски пол­но­стью пе­ре­стро­ен.

В цен­тре П. (ген­план 1953, арх. Кан Чо Хван и др.): ком­плекс ж.-д. во­кза­ла (1957), зда­ние Пхень­ян­ско­го Боль­шо­го те­атра (1960, арх. Ким Чон Хи и др.), гл. про­спект с Центр. му­зе­ем ре­во­лю­ции (1960) и мо­ну­мен­том Чхол­ли­ма (1961, скульп­тор Пак Чи Хон и др.), пл.
м Ир Се­на с адм. зда­ния­ми. В П. так­же: Пхень­ян­ский дво­рец спор­та (1968–73), Ле­до­вая аре­на (1982), Нар. дво­рец учёбы (в зда­нии раз­ме­ща­ет­ся Нац. центр. б-ка, 1982), Три­ум­фаль­ная ар­ка в па­мять нац.-ос­во­бо­дит. борь­бы про­тив япон. за­хват­чи­ков, Мо­ну­мент идей чуч­хе (выс. 170 м; все три – 1982), пар­ные не­бо­скрё­бы гос­ти­ни­цы «Ко­рё» (1985), отель «Рю­гён» (1987–2013, ар­хит. бю­ро «Baik­doosan Architects & Engineers»; выс. 330 м, са­мое вы­со­кое зда­ние П.), ста­ди­он им. 1-го Мая на о. Рынра­до (1989; 150 тыс. мест). Усы­паль­ни­цы 4–7 вв. пра­ви­те­лей и зна­ти гос-ва Ко­гу­рё, Кым­су­сан­ский дво­рец Солн­ца (1977; до 1994 ре­зи­ден­ция Ким Ир Се­на, ны­не его мав­зо­лей, с 2011 так­же мав­зо­лей Ким Чен Ира).

Сре­ди на­уч. уч­ре­ж­де­ний – Гос. АН КНДР (1952), ака­де­мии: ко­рё­ских мед. на­ук (1961, н.-и. центр тра­диц. кор. ме­ди­ци­ны), с.-х. на­ук (1963), об­ществ. на­ук (1964) и др.; Ин-ты: мед. ис­сле­до­ва­ний (1963), нац. обо­ро­ны (ве­ду­щий н.-и. ин-т КНДР в об­лас­ти во­ен. тех­но­ло­гий). Ун-ты: им. Ким Ир Се­на (1946), по­ли­тех­ни­че­ский им. Ким Чхэ­ка (1948), на­уч.-тех­но­ло­ги­че­ский (2009; пер­вый не­го­су­дарств. вуз стра­ны); ин-ты: ме­ж­ду­нар. от­но­ше­ний, во­ен­но-ме­ди­цин­ский им. Ким Хён Чжи­ка и др. Пхень­ян­ская на­уч. б-ка (1978). Му­зеи: Эт­но­гра­фич. му­зей Ко­реи (1946), по­бе­ды в Отеч. ос­во­бо­дит. вой­не (1953), ос­но­ва­ния Тру­до­вой пар­тии Ко­реи (1970), воо­ру­же­ний Кор. нар. ар­мии (2012) и др. Кор. ху­дож. га­ле­рея (1954). Вы­став­ка дос­ти­же­ний трёх ре­во­лю­ций (идео­ло­гич., тех­нич. и куль­тур­ной; 1993).


Пхеньянский Боль­шой те­атр (1960; муз. спек­так­ли); «Мо­ран­бон» (1946), Гос. дра­ма­тич. те­атр (1947), Ху­дож. те­атр «Ман­су­дэ» (1977), Вос­точ­но­пхень­ян­ский Боль­шой те­атр (1989) и др. Гос. ба­лет­ная сту­дия (1946). Кон­сер­ва­то­рия (1949). Гос. фи­лар­мо­ния (1955). Гос. сим­фо­нич. ор­кестр «Унхасу» (1945). Пхеньян­ский цирк (1989) и Цирк Нар. ар­мии. Кор. ки­но­сту­дия ху­дож. филь­мов (1947). Про­во­дит­ся Ме­ж­ду­нар. ки­но­фес­ти­валь (с 1987 раз в два го­да; с 2010 еже­год­но).

Фут­боль­ные клу­бы: «25 ап­ре­ля» [«4.25»; 1949; 13-крат­ный чем­пи­он стра­ны; при­ни­ма­ет со­пер­ни­ков на ста­дио­не «Ян­гак­до» (1989; 30 тыс. мест)] и «Пхень­ян си­ти спортс клаб» [1956; 5-крат­ный чем­пи­он стра­ны; до­маш­ний ста­ди­он им. Ким Ир Се­на (пер­во­на­чаль­но воз­ве­дён в 1926; пе­ре­ст­ро­ен в 1969 и 1982; 70 тыс. мест)].

П. – круп­ней­ший эко­но­мич. центр КНДР. Ве­ду­щие от­рас­ли пром-сти: ма­ши­но­строе­ние, хи­мич., лёг­кая и пи­ще­вку­со­вая. Про­из-во ра­кет­ной тех­ни­ки, гор­но­до­бы­ваю­ще­го, энер­ге­тич. и подъ­ём­но-транс­порт­но­го обо­ру­до­ва­ния, ме­тал­ло­ре­жу­щих стан­ков, транс­порт­ных средств [гру­зо­вые ав­то­мо­би­ли и ав­то­бу­сы (на пред­при­ятии со­вме­ст­ной сев.-кор.-кит.
м­па­нии «Пхёнъ­ун-Чун­сон»), трол­лей­бу­сы, элек­тро­во­зы, ве­ло­си­пе­ды], тек­стиль­ных и с.-х. ма­шин, элек­тро­тех­нич. изделий (ак­ку­му­ля­то­ры, ка­бель­ная про­дук­ция и др.) и элек­трон­ной тех­ни­ки (ра­дио­при­бо­ры, сред­ст­ва ав­то­ма­ти­за­ции, DVD-плей­е­ры и др.). Про­дук­ция хи­мич. пром-сти: ор­га­нич. и ор­га­но­ми­нер. удоб­ре­ния, ре­зи­но­тех­нич. (вклю­чая ши­ны) и пла­ст­мас­со­вые из­де­лия, пар­фю­мер­но-кос­ме­тич. сред­ства и фар­ма­цев­тич. пре­па­ра­ты (в т. ч. на фаб­ри­ке со­вме­ст­ной сев.-кор.-швейц. ком­па­нии «PyongSu Phar­ma Joint Venture Company»). Дей­ст­ву­ют тек­стиль­ный ком­би­нат; фаб­ри­ки: неск. тек­стиль­ных, швей­ных и обув­ных, три­ко­таж­ная и чу­лоч­но-но­соч­ная. Сре­ди пред­при­ятий пи­ще­вку­со­вой пром-сти – неск. пи­ще­вых ком­би­на­тов (вы­пуск разл. про­дук­тов пи­та­ния, в т. ч. для спорт­сме­нов); за­во­ды: по пе­ре­ра­бот­ке зер­на, кар­то­феля и ово­щей, пи­во­ва­рен­ный; фаб­ри­ки: та­бач­ная, по произ-ву дет­ско­го пи­та­ния, же­ва­тель­ной ре­зин­ки. Де­ре­во­об­ра­ба­ты­ваю­щая (в т. ч. ме­бель­ная), цел­лю­лоз­но-бу­маж­ная, стро­ит. ма­те­риа­лов, фар­фо­ро-фа­ян­со­вая и по­ли­гра­фич. пром-сть. Про­из-во муз. ин­ст­ру­мен­тов и раз­но­об­раз­ных ху­дож. из­де­лий. Две ТЭЦ об­щей мощ­но­стью 700 МВт. В П. на­хо­дят­ся го­лов­ные офи­сы Центр. бан­ка Ко­реи, Тор­го­во­го бан­ка КНДР, ря­да др. де­неж­но-кре­дит­ных уч­ре­ж­де­ний. П. – круп­ней­ший в стра­не центр СМИ; здесь ба­зи­ру­ют­ся Центр. те­ле­граф­ное агент­ст­во Ко­реи, Центр. те­ле­ви­де­ние КНДР, ра­дио­стан­ция «Го­лос Ко­реи».


Источник: bigenc.ru

Некоторые проспекты, зазывающие туристов в КНДР, рекламируют предстоящую поездку как "возвращение в СССР" или даже "возвращение в прошлое". Но на самом деле все несколько иначе.

В Корейскую Народно-Демократическую Республику я приехал в середине апреля 2013 года – в самый разгар "напряженности на Корейском полуострове". В первые же дни я отметил, что в столице страны — Пхеньяне — эта самая "напряженность" совершенно не заметна. Город живет обычной жизнью.

Я был в КНДР не в качестве обычного туриста, а в роли общественника-журналиста. В это же время в Пхеньян слетелись представители различных зарубежных "обществ дружбы с Кореей" и "изучения чучхе", среди которых были и российские делегаты. Моей постоянной спутницей, выполнявшей роль переводчицы и гида, стала товарищ Мун (она сама попросила ее так называть, полушутливо-полуофициально) – сотрудник местной ассоциации работников общественных наук. В первый же день она с улыбкой оповестила меня: "У вас, наверное, думают, что скоро начнется война? Но это не так, войны не будет".


Контраст реальной жизни с картинкой, которую рисуют мировые СМИ, был действительно разительный. По телевизору в гостиничном номере можно было посмотреть японский NHK, британский BBC, российский RT и другие зарубежные каналы. Некоторые информационные выпуски начинались с "тревожных новостей с Корейского полуострова": какие-то ракетные установки; Ким Чен Ын, машущий руками то ли приветственно, то ли угрожающе; эксперты, с суровыми лицами вещающие о неизбежности войны. Это резко диссонировало с залитым солнцем Пхеньяном, по улицам которого шли обычные корейцы, озабоченные повседневными делами.

Из Владивостока в Пхеньян я прилетел самолетом компании Air Koryo – "Туполев 204-100". Большинство пассажиров составляли корейцы, возвращавшиеся на родину после трудовых вахт в России. Корейский самолет в аэропорту Владивостока выглядел довольно скромно на фоне других авиалайнеров. Я тогда еще подумал, что если бы я был Ким Чен Ыном, то посылал бы в другие страны самолеты размером побольше, чтобы поразить иностранцев "размахом корейской души". Но корейцы, как оказалось, совсем не склонны к показухе.

Аэропорт в Пхеньяне кто-то из россиян метко назвал "провинциальным аэровокзалом". Действительно, обстановка и отделка довольно скромные. Но в настоящее время вокруг идет стройка, поэтому, думаю, через несколько лет картина изменится.

Проход таможенной зоны был ненавязчивым. Никто не ощупывал и не обыскивал прилетевших или входивших в здание людей – в отличие от Владивостока, где посетителей аэропорта в буквальном смысле "облапывали" на входе. Потом, когда я улетал, не требовалось снимать одежду и обувь. Очевидно, что северокорейцы совершенно не опасаются терактов.

По рассказам россиян, бывавших в КНДР, раньше при прилету в страну нужно было сдавать мобильники. Теперь этого не требуется. В Северной Корее действуют несколько сетей мобильной связи, одна из которых предназначена для иностранцев. Купив сим-карту, можно перезваниваться с другими туристами, имеющими такую же симку, а также звонить за рубеж. Поскольку я пробыл в стране всего неделю, то пользовался гостиничным телефоном.

В первые дни я действительно не мог отделаться от ощущения, что прилетел в столицу какой-то азиатской республики СССР. Но это не было возвращением в 1970-е или 1980-е годы — я как будто очутился в 2013 году в стране, где не было "перестройки" и по сей день сохранился социалистический строй. В этой "параллельной советской республике" за два десятилетия многое изменилось: появились мобильные телефоны и компьютеры, на улицах выросли небоскребы, по дорогам ездят иномарки. Но "советский дух" сохранился. Особенно сильно я его ощутил на выставке в павильоне "Космос" – аналоге советского ВДНХ. Общая атмосфера напомнила времена моего детства: словно я в школьные годы вместе с классом пришел на просмотр фильма о достижениях советской космонавтики.

Итак, Пхеньян и северокорейцы. Какие они?

На мой взгляд, жителям Северной Кореи свойственна некая "провинциальность" или даже "деревенскость". Сразу же подчеркну, что эту черту каждый вправе оценивать по-своему – положительно или отрицательно. В апрельские дни шли активные работы по обустройству городских клумб, что вызывало еще больше ассоциаций с сельской жизнью.

В весеннем гардеробе жителей Пхеньяна преобладает сдержанный стиль. Мужчины носят одежду серых и темно-синих тонов. Популярны строгие костюмы. Джинсов не видел, хотя кроссовки распространены. Женщин я разделил бы на два типа. Одни одеты по-городскому, прически явно сделаны в парикмахерских. Другие ходят в платках, могут носить за спиной какие-то мешки-баулы (а иногда — и поклажу на голове, как это принято во многих азиатских странах). Дети, не в пример взрослым, одеты ярко.

Очень часто можно встретить людей в военной форме. Но не все они – армейцы. Это могут быть как военнослужащие Корейской народной армии, так и народные ополченцы, и члены молодежной красной гвардии. Товарищ Мун заверила меня, что она, как и все северокорейцы, "тоже военный" и в случае опасности готова выступить на защиту родины.

Пхеньян не является туристическим центром, поэтому власти и жители совсем не стремятся к наведению внешнего лоска или "гламура", рассчитанного на приезжих. На улицах можно увидеть как современные автобусы, так и старенькие трамваи с облупившейся краской. Рядом с новыми, свежепокрашенными зданиями могут стоять старые обшарпанные дома. В Пхеньяне я услышал фразу: сначала – удобства для людей, а эстетика – потом. Ну а иностранные туристы могут либо фотографировать старые дома и транспортные средства, преподнося Корею отсталой, либо, наоборот, снимать все самое новенькое, представляя страну суперсовременной.

Как бы то ни было, Пхеньян поражает невероятной для россиянина чистотой, подтверждая поговорку: чисто не там, где убирают, а там, где не мусорят. При этом я не сказал бы, что стремление к чистоте – национальная черта корейцев. Скорее, им мешает мусорить дисциплинированность. Поддержание чистоты в городе – это один из элементов сохранения своей "среды обитания".

Многочисленные ларьки, торгующие различной снедью, напитками, курами гриль и т.п., опровергают домыслы о якобы царящем голоде. Довелось мне бывать и в современном универмаге — "Раквон". Позднее я узнал, что пару десятков лет назад он был валютным, но сейчас все цены указаны в северокорейских вонах.

Кроме меня других иностранцев там не было — более того, мой визит стал полной неожиданностью для персонала, и когда я сфотографировал продуктовый отдел, то работники запротестовали, потребовав прекратить съемку (увидев "Российское шампанское", я все же не удержался от нарушения правил и запечатлел на память). Возможно, если бы северокорейцы знали про слухи о "массовом голоде", они бы все же предоставили возможность сфотографировать полные прилавки продуктов.

Впрочем, в других местах тоже существуют ограничения на фотосъемку. По моим наблюдениям, причин тому две. Первая – военная. Например, не разрешается фотографировать вид на Пхеньян из вращающегося ресторана на крыше гостиницы Koryo: фотографии с небоскреба равноценны аэрофотосъемке, и "почти воюющая" страна не может позволить иностранцам делать такие снимки. Вторая — чисто субъективная. Корейцы, а особенно кореянки, категорически не любят фотографироваться. Они так и норовят отвернуться, закрыть лицо или спрятаться за какой-нибудь столб. Если же ты фотографируешь "исподтишка", издали, то на тебя могут посмотреть вот таким взглядом:

На лицах людей, заметивших фотосъемку, можно прочитать немой вопрос: "Зачем этот иностранец нас фотографирует? Шпион, что ли?.."

Но если количество туристов будет расти, то горожанам волей-неволей придется привыкать к такому "бесцеремонному" поведению европейцев и американцев. Кстати, о последних. Хотя мировые новости разрывались сообщениями о якобы предстоящей войне, в гостинице проживало немало американцев. Численность гостей из России в КНДР, по сравнению с туристами из других стран, за последние десятилетия резко снизилась. По этой причине персонал той же Koryo практически не знает русского языка, а общается с иностранными постояльцами только на английском.

Туристы, бывавшие в КНДР в прошлом, рассказывали, что по городу шагу нельзя было ступить без сопровождения гида. Теперь этот контроль ослаб или стал менее заметен. Во всяком случае, я и другие россияне отправлялись самостоятельно гулять по окрестностям, и никто нас не останавливал.

Стоит отметить, что с наступлением позднего вечера жизнь на улицах замирает. И в этом смысле Пхеньян похож на советские города, в которых не было ночной жизни — население ложилось спать пораньше, чтобы утром с бодрыми силами идти на работу.

Одним из моих соседей по гостинице оказался блогер Артем Самсонов. Он был в Пхеньяне три года назад и заметил перемены в облике города. Например, увеличилось количество автомобилей — если раньше пешеходы гуляли по мостовой, то теперь они строго придерживаются тротуаров. При этом у пхеньянцев еще не выработалась культура поведения на дорогах. Автомобилисты яростно сигналят пешеходам, требуя их пропустить, даже если те идут по нерегулируемому переходу. А пешеходы "вдруг" замечают едущий автомобиль и с неохотой уступают дорогу. Если численность автопарка в Пхеньяне продолжит расти, то у корейских пешеходов возникнут трудности с переходом улиц, как это произошло в России. Но в КНДР эта проблема наверняка будет разрешена благодаря дисциплинированности.

По словам Самсонова, три года назад на улицах Пхеньяна не было видно такси — сейчас их довольно много, причем самых разных марок.

Общепризнанной приметой Пхеньяна считают регулировщиц уличного движения. Но если раньше они регулировали движение вместо светофоров, то теперь – вместе со светофорами.

А в дни, когда я находился в столице КНДР, у подземных переходов установили указатели, светящиеся по ночам — раньше их не было.

Из всего увиденного можно сделать вывод, что КНДР явно находится на подъеме, а Пхеньян динамично преображается, приобретая черты города, внешне привычного для взора европейца.

Но в целом Северная Корея — страна, как говорится, "на любителя". Если вам нравится шум машин по ночам, запах автомобильных выхлопов, сумасшедший темп жизни, то КНДР — не для вас. Если же вы любите отдохнуть от шума современного города, от коммерческой суеты, хотите ощутить размеренность и сравнительное спокойствие жизни, свойственные СССР в годы его стабильного существования, — то вам здесь понравится.

Нельзя, конечно, гарантировать, что Северная Корея сохранит нынешний облик в будущем. Но пока обстановка именно такая, какой я ее описал. Если меня попросили бы выбрать из моих фотографий ту, которая лучше всего передает атмосферу КНДР, то я бы остановил свой выбор вот на этой:

Дмитрий Ремизов

http://www.rosbalt.ru/main/2013/05/09/1126194.html

Источник: hanber.livejournal.com


Categories: Другое

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.