13 апреля 1943 года недалеко от Смоленска, в Катынском лесу, немецкими войсками было обнаружено массовое захоронение около 10 тысяч польских офицеров, расстрелянных НКВД СССР весной 1940 года. Советская сторона сразу обвинила в расстреле немецкую сторону, а затем в течение многих десятков лет продолжала отрицать свою вину. Советская пропагандистская машина использовала массовые фальсификации в ходе эксгумаций и прочие стандартные методы.

Только на волне перестройки советское правительство официально признало, что расстрелы действительно были осуществлены силами НКВД. Сейчас, в связи со всем известной ситуацией в современной России, в официальных кругах снова принято отрицать вину чекистов. Однако массовые захоронения в Катыни десятков тысяч советских граждан, расстрелянных сотрудниками НКВД в 1930-х годах, списать на немецких фашистов не получается никак.

Катынь – старинное поселение на берегу Днепра, недалеко от Смоленска. Получило свое название, как и местная речка Катынка, от слова «катить» — здесь корабли по торговому пути «из варяг в греки» перекатывали на бревнах по суше из-за мелкого фарватера. Совсем рядом вдоль Днепра раскинулись сотни, если не тысячи старинных могильных курганов: здесь в районе деревни Гнёздово находился древний Смоленск, прежде чем его перенесли на нынешнее место.


Но во всем мире Катынь известна прежде всего как место расстрела тысяч польских военнопленных во Второй мировой войне.

Менее известно, что еще ранее здесь были расстреляны и захоронены сотни или даже тысячи советских граждан: русских, украинцев, белорусов, латышей, литовцев и др. Причем НКВД расстреливало не только священников и представителей буржуазии, но и простых крестьян и рабочих, критически отзывавшихся о советском режиме.

Катынский лес вдоль поймы Днепра издавна бы известен как урочище Козьи горы.

В 1943 году здесь были обнаружены останки 4500 польских офицеров, расстрелянных сотрудниками НКВД весной 1940 года после раздела Польши нацистской Германией и Советским Союзом. История приобрела громкую огласку во всем мире, причем вплоть до начала 1990-х годов советское руководство отказывалось признать вину и списывало убийство поляков на немецкие войска. Сегодня в виновности советской стороны в данном преступлении уже никто не сомневается.

Однако со временем выяснилось, что это только часть страшной тайны.

Еще в 1928 году лес Козьи горы был выделен под дачи сотрудникам ОГПУ – организации-предшественнице НКВД.


Места здесь действительно подходящие для отдыха: сосновый бор на холмах вдоль Днепра. Однако вместо отдыха тут велась зловещая «работа».

Уже во время эксгумации, производившейся немцами в 1943 году, были обнаружены более 40 захоронений советских граждан. В 1995 году обнаружили более 270 – они находятся на территории так называемой Долины смерти.

Тогда же был установлен закладной камень в память о жертвах политических репрессий. В 1999 году началось строительство мемориала, открывшегося в 2000 году.

Сейчас в Катыни действуют сразу два филиала музея: один рассказывает о польских жертвах, другой – о советских (музей истории ГУЛАГ).

Пик расстрелов в Козьих горах пришелся на 1933 – 1939 годы.

В первую очередь в Катыни расстреливали так называемых кулаков и священников, а также членов их семей.

Сюда привозили в основном жителей западных регионов СССР: русских из Ржева, Вязьмы, Брянска, Сухиничей, самого Смоленска, а также прибалтов, украинцев и белорусов.

Пик репрессий пришелся, как и везде в СССР, на 1937 год, когда по новой Конституции 1936-го Советский Союз был объявлен «страной победившего социализма».

Под репрессии нередко попадали сами палачи своего народа, как, например, Ежов.

Родственники репрессированных писали письма с мольбами о помиловании Сталину, но в большинстве случаев – тщетно.


Печальную известность получила 58-я статья Уголовного кодекса, по которой безвинно были осуждены многие политзаключенные.

Метод физического уничтожения был на официальном уровне признан как «целесообразный».

Польская часть мемориала отстроена и принимает экскурсии потомков погибших здесь поляков.

А Долина Смерти, где покоятся останки советских жертв, пока для свободного посещения закрыта.

О древнем Смоленске, располагавшемся на месте городищ и селищ археологического комплекса Гнёздово (совсем рядом с Катынью), читайте здесь.

Статью по этой теме в историческом журнале "Дилетант" читайте здесь:

К началу апреля все было готово для уничтожения военнопленных: освобождены тюрьмы, вырыты могилы. Приговоренных вывозили на расстрел по 300−400 человек. В Калинине и Харькове пленных расстреливали в тюрьмах. В Катыни особенно опасных связывали, набрасывали на голову шинель, подводили ко рву и стреляли в затылок.

Еще одна статья про преступления НКВД в Катыни — в издании "Коммерсант" :

5 марта 1940 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение о расстреле поляков, взятых в плен во время Польского похода РККА. Согласно обнародованным документам, в течение следующих месяцев было расстреляно 21 857 польских пленных. Ульяна Волохова изучила сохранившиеся документы и составила хронику Катынской трагедии из слов расстрелянных и расстреливавших


Продолжение читайте здесь.

О том, как потомки палачей НКВД пытаются обелить их и очернить их жертв в наше время, читайте здесь.

Со здания бывшего УНКВД в Твери прокуратура требует снять таблички в память об убитых здесь поляках и советских людях. Надписи якобы «не основаны на документах». Скоро 30 лет, как в мире могут прочесть те самые документы, на которых «не основаны» мемориальные доски в Твери. В 1940 году этих документов было достаточно, чтобы в калининской внутренней тюрьме НКВД по ночам расстреливать польских офицеров, полицейских, пожарных, пограничников, мелких чиновников, а потом сбрасывать их тела в ямы у поселка Медное. В 1990-е годы благодаря этим документам Россия и Польша вместе нашли могилы. В 2000 году на могилах в Медном открылся российско-польский мемориал. На гранитной плите памятника над костями убитых поляков их соотечественники выбили имена — все 6311 имен. Шесть тысяч триста одиннадцать. Каждое известно из документов. А теперь этих документов недостаточно, чтоб на месте убийств повесить таблички.

Источник: zen.yandex.ru

Найти, вспомнить, доказать


Какими же источниками располагали эксперты ХХ века и располагают современные историки, изучающие тайну Катыни и Медного?

Первый источник – материалы Нюрнбергского процесса. Они показывают отношение стран-победительниц к Катынской трагедии сразу после войны.

Второй – заключения германской и советской комиссий, работавших в местах захоронений.

Третий – рассекреченные документы: протоколы политбюро, письма Берии Сталину, Шелепина Хрущеву, приказы НКВД, указывающие на определенную хронологию и участников тех событий.

“ Сегодня Катынь – пропагандистское оружие польского истеблишмента в борьбе за политические дивиденды. В ней применяются разные методы, включая фальсификации, ложь, двойные стандарты ”

Четвертый – документы из архива НКВД – КГБ о советских лагерях, где содержались офицеры, оказавшие сопротивление Красной армии в момент входа на территорию Польши.

Пятый – свидетели. Жители Смоленской и Калининской (Тверской) областей, охранники лагерей, конвойные указывали даты расстрелов, места захоронений, исполнителей и прочие важные данные. Есть показания бывших узников лагерей, уцелевших после расстрела.


Шестой – вещественные доказательства и результаты эксгумации покойных в Катыни и Медном. В местах захоронения были найдены гильзы, пули, личные вещи, часть обмундирования, обрывки газет, писем. Все это по крупицам помогает сформировать картину событий.

Седьмой – статьи, книги, фильмы. Среди отечественных историков, политиков и писателей тему Катыни и Медного освещали Дмитрий Волкогонов, Юрий Мухин, Виктор Илюхин, Андрей Караулов, Владислав Швед, Анатолий Вассерман, Сергей Стрыгин, Александр Широкорад, Елена Прудникова, Владимир Абаринов, Виктор Баранец, Борис Ковалев, Николай Стариков и другие. Из зарубежных авторов – Гровер Ферр, Лех Качиньский, Юзеф Мацкевич, Фердинанд Гетль, Ромуальд Святек, Анджей Вайда, Инесса Яжборовская…

Все источники несут в себе хоть и противоречивую, но полезную информацию, которая должна тщательно анализироваться при изучении Катынского и Медновского дел.

Среди фактов и фейков

Интерес представляет ход расследования Катынской трагедии.

В марте 1942 года жители деревни Козьи Горы (Смоленская область), занимаясь строительными работами, обнаружили захоронения людей, о чем доложили немцам. Оккупанты не проявляли к данному факту интереса, пока Красная армия не начала наступление на всех фронтах.


целью антисоветской пропаганды была создана комиссия, в которую фашисты включили 12 ученых из европейских стран. Их вердикт был однозначен – 10 тысяч польских офицеров расстреляны сотрудниками НКВД весной 1940 года. По приказу Геббельса нашли свидетелей расстрела, давших необходимые показания. Данные о расправе, совершенной в Смоленской области, огласили 13 апреля 1943 года. Германская радиостанция сообщила о найденных гитлеровцами местах, где захоронены поляки.

Смоленскую область освободили в сентябре 1943-го. Решением руководства СССР создана специальная комиссия во главе с академиком Николаем Бурденко. И 26 января 1944 года в газете «Правда» опубликовано официальное заключение: в гибели польских военнослужащих виновны гитлеровцы. С этого момента неоднократно делались попытки подвести черту в истории расстрела поляков.

Сразу после войны в Нюрнберге состоялся суд над фашистскими главарями. Решение трибунала по Катынскому вопросу таково: «В сентябре 1941 года в Катынском лесу близ Смоленска были произведены гитлеровцами массовые убийства польских пленных офицеров».

В годы холодной войны и конфронтации двух политических систем катынская тема неоднократно поднималась. Ей давался отпор на уровне ЦК КПСС и Министерства иностранных дел Советского Союза. Но по мере приближения к развалу СССР контрпропаганда становилась все более вялой. Внутренние проблемы страны казались важнее, чем то, что случилось в Козьих Горах полвека назад.


Неожиданно 13 апреля 1990 года по инициативе Михаила Горбачева к официальному визиту Войцеха Ярузельского в СССР состоялось «Заявление ТАСС о катынской трагедии», где расстрел польских офицеров был назван преступлением советских органов госбезопасности.

24 сентября 1992 года в архиве президента РФ была обнаружена «Особая папка № 1». Документы оказались «настолько важными», что по распоряжению Ельцина их передали президенту Польши Леху Валенсе. 25 августа 1993 года в ходе визита в Польшу Ельцин попросил прощения и возложил венок к памятнику жертвам Катыни в Варшаве. После этого правительства России и Польши договорились о строительстве мемориалов в Катыни и Медном.

Но вскоре ученые стали выступать с опровержением вины НКВД. Появились сведения, что некоторые якобы рассекреченные документы, включая «Особую папку № 1», являются подделками. Исследователи выявили свыше 57 признаков фальсификации бумаг. В «Особой папке № 1» – поддельные бланки, штампы и печати. Подписи официальных лиц отсутствуют либо не соответствуют их эталонам, взятым для сравнения из других документов. Есть ссылка на Постановления ЦК КПСС и печать ЦК КПСС в то время, когда высший орган партии еще назывался ЦК ВКП(б).

Решением европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) от 18 июня 2012 года некоторые документы, представленные в качестве доказательств вины России по катынскому делу, были признаны фальшивкой.

Вопросы и многоточия


С течением лет неточности и фальсификации в «официальной» версии Катыни становятся все более очевидными. Особенно, если обе темы рассматривать в комплексе. Именно так поступил американский исследователь Гровер Ферр – человек, явно не заинтересованный в какой-либо подтасовке исторических фактов и предвзятости выводов в пользу России. В 2015 году он написал книгу «Катынский расстрел», а в 2019-м – продолжение – «Тайна катынского расстрела». В них автор доказывает правоту советской версии событий в Катыни и Медном. Он пишет: «Становится все более очевидным, что сталинский режим этого не совершал». К новым фактам, развенчивающим историческую ложь, он относит найденные в мемориальном комплексе «Медное» таблички, указывающие на захоронение поляков, чей прах на самом деле (и это уже доказано) покоится совсем в другом месте. Они убиты фашистами в 1944 году, а не бойцами НКВД в 1940-м! Сколько же в этом захоронении под Тверью таких фейковых табличек? Пока неизвестно.

В августе 2015 года в Твери состоялась презентация документального фильма «Мифы Медного». Картина заставляет усомниться даже в том, что под Медным в могилах лежат поляки. Ведь именно здесь хоронили красноармейцев, умерших в ближайших военных госпиталях. Уже есть данные о 400 таких бойцах РККА.


В целом же захоронения изучены недостаточно подробно. В Катыни, по заявлению немецких СМИ, покоится прах 11 тысяч поляков. Но эксгумировано было всего 1803 тела, а опознано только 22. В Медном, по официальной польской версии, захоронены 6300 человек. Эксгумированы 243. Опознаны 16. И сама идея дальнейшего изучения останков людей, захороненных вблизи поселка Медное, польской стороной категорически отвергается.

Возможно ли по таким данным принять окончательное решение и считать исследование завершенным? Ответ напрашивается отрицательный.

На волне русофобии

Споры о Катыни продолжаются. Их напряжение меняется в зависимости от политической конъюнктуры.

В годы, когда СССР и Польша находились в едином социалистическом лагере и были членами одного военного блока, дискуссии о расстреле в урочище Козьи Горы не принимали антагонистического характера. Но уже в начале 80-х катынские события наряду с событиями 1939 года (раздел Польши между Германией и СССР) заняли важное место в идеологической борьбе. Вскоре Катынь превратилась в общепольскую национальную идею, на волне которой определенные движения рвались к власти.

И сегодня легенда Катыни – это пропагандистское оружие в борьбе за политические дивиденды и в схватке применяются все доступные методы, включая фальсификации, ложь, двойные стандарты.

Стремление российского руководства улучшить отношения с Западом могло мотивировать своеобразный торг: мы раскаиваемся за несовершенное преступление, причем не свое, а сталинское, а Запад и Польша прекращают нагнетать эту тему. Данный расчет, если он был, не удался. Тема Катыни не только не угасла, но набирает силу. А россиян, однажды поддавшихся давлению, пытаются обвинить и в других грехах, например в авиакатастрофе самолета президента Польши в Смоленской области 10 апреля 2010 года.

Позицию современной Варшавы в Катынском конфликте откровенно выразил профессор Ягеллонского университета в Кракове Анджей Новак: «Если историческое направление польской политики не решит проблему Катыни, не добьется признания ее символом одного из двух самых крупных преступлений XX века – преступлением коммунизма, мы не только предадим память об убитых на Востоке, но упустим шанс на получение достойного и стабильного места Польши в Европе».

Для польской элиты не является самоцелью покаяние России. Катынская трагедия стала важной частью общенациональной пропагандистско-идеологической системы. На государственном уровне проводятся траурные мероприятия, поляки переименовывают площади и улицы, увековечивая жертв и героев Катыни. На волне русофобии стирается память о жертвах фашизма. Сносятся памятники благодарности погибшим советским воинам и бюсты полководцев, освободивших страну. На этом фоне некоторые российские политики готовы продолжать каяться за все, что совершили и не совершили наши предки.

Но и в нашем обществе происходит переосмысление истории. Сегодня Россия не только кается. Она обвиняет. На входе в мемориал «Катынь» установлен стенд, посвященный тысячам красноармейцев, замученных в польском плену. Правда, пока что речь идет о советско-польской войне 1919 года. Но лиха беда начало!

Рано или поздно все документы, факты и свидетельства по катынскому делу будут изучены. Правда восторжествует. Однако процесс нормализации отношений между Россией и Польшей должен идти с опережением исторических исследований. Как сказал Войцех Ярузельский: «Да, была в нашей истории такая страница. Была общая трагедия, но потом была общая борьба и общая победа».

Источник: vpk-news.ru

Расстрелы в этом месте начались приблизительно в 1927 году (по данным экспертизы найденных трупов и архива УФСБ по Смоленской области). В это время урочище Козьи горы было обнесено высоким забором и закрыто для посещения местными жителями. Рядом появилась дача НКВД, распространенное прикрытие мест массовых захоронений репрессированных.

В 1927-1938 гг в лесу было захоронено около 2988 советских граждан. Подавляющая часть из них расстреляна в 1937-1938 гг. Расстрелы проводились в здании управления НКВД (ул. Дзержинского 13), трупы вывозились в крытых фургонах, на пол которых сыпали опилки, чтобы кровь не впитывалась в деревянный пол. По словам сотрудников НКВД, под Смоленском было три места, где хоронили репрессированных, урочище Козье горы одно из них.

На этом страшная история этого места не заканчивается. В 1940 году количество похороненных увеличивается на 4 тыс. 421 человека за счет расстрелянных польских военных.

В сентябре 1939 года начинается Вторая мировая война. По секретному соглашению между СССР и Германией СССР оккупирует восточную часть Польши. Надо сказать, что в СССР наличие этого соглашения отрицали, а причину присоединения новых территорий никак не объясняли, Ситуация окончательно прояснилась в 1991 году, когда были опубликованы оригиналы секретного протокола к Советско-Германскому протоколу о ненападении, подписанного 23 августа 1939 года (так официально называется этот документ).

Во время оккупации в советский плен попадает около 250 тыс. солдат и офицеров Польской армии.

В конце 1939- начале 1940 происходит обмен пленными между СССР и Германией, часть низших армейских чинов выпускают из лагерей и отправляют на принудительные работы, разрешают переписку между заключенными и родными, но в начале 1940 года начавшаяся переписка между родственниками и пленными военными, размещенными в трех лагерях(Козельмком, Осташковском и Старобельском), внезапно прекращается. Судьба около 15 тыс. польских офицеров 2/3 из которых были призванными резервистами, среди которых профессора, врачи и инженеры, остается неизвестной.

После 22 июня, когда Германия напала на СССР. Польша и СССР входят в антигитлеровскую коалицию. СССР объявляет амнистию для польских военнопленных, но вестей от военнопленных до сих пор нет!

Польское правительство в изгнании несколько раз обращается к руководству СССР с просьбой прояснить ситуацию с военнопленными, но руководство союза отшучивается. К примеру в, декабре 1941 года Сталин предполагает, что они сбежали в Маньжурию.

В конце 1941 года Смоленская область оккупируется Германской армией. В марте 1942 года польскими рабочими найдены массовые захоронения польских военных в лесу под Катынью. Немцы обнаружили трупы случайно, на месте Козьих гор должна быть расположена улепленная ставка Гитлера "Медвежья берлога" и там шло  массовое строительство. Копая фундаменты под бункеры и наткнулись на могилы. К тому моменту у Германии имеется достаточно информации о судьбе поляков их документов смоленского УНКВД и допросов свидетелей, но расследования не проводят.

Решения о придании публичной огласке преступления в Катыне руководство Германии принимает после поражения германской армии под Сталинградом. И с этого момента начинается политика.

13 марта 1943 года немецкая полевая полиция начинает раскопки личности захороненных в могилах удается идентифицировать практически сразу.

В середине апреля 1943 года информация о преступлении публикуется Германией. Вину за преступление возлагают на СССР. СССР, в ответ, называет это "гнусными клеветническими измышлениями" и обвиняет в расстреле Германию.

После публикации в мировых агентствах, польское правительство в изгнании потребовало расследования вскрывшихся фактов и обращается за помощью в международный касный крест. СССР, как ни странно, разорвало из-за этого отношения с ним.

Германия создает международную комиссию из экспертов союзных и нейтральных стран, с участием польских экспертов. Комиссия проводит эксгумацию трупов, из 8 могил извлечено большая часть из захороненных трупов, 70% из которых идентифицируют на основании имеющихся при них документов. Время смерти было датируется мартом-апрелем 1940 года.

В конце 1943 года Смоленск был освобожден и СССР проводит свое расследование. Комиссий было две: первоначально это была комиссия НКВД, потом была создана Черезвычайная Государственная комиссия. Почти все члены обоих комиссий были гражданами СССР. Только 22 января 1944 в Катынь были приглашены журналисты и дочь американского посла в СССР, которым показали результаты исследований. Комиссия возложила вину за расстрелы на Германию.

В 1946 году Катынский расстрел был включен в обвинительное заключение на Нюрнбергском трибунале, однако суд не подтвердил советское обвинение, указав на явные ошибки в следствии, и в приговоре трибунала этот эпизод отсутствует.

В 1951 году комиссия конгресса США проводит свое расследование и на основании опроса свидетелей, данных архивов повторно возлагает вину за расстрел на СССР.

Еще раз вопрос о расстреле поднимается только в годы перестройки в 1985 году. В Польше и СССР до 1985 года существует негласное табу на обсуждение этой проблемы. СССР отрицает свою причастность к расстрелу. После перестройки ситуация меняется, проблеме начинают уделять большое внимание. В 1990 году ТАСС выпускает заявление, где признает вину СССР за трагедию в Катыни. В 1991 году осуществляется публикация секретной папки №1, содержащей документы подтверждающие вину СССР в расстреле польских военных. Не подвергают сомнению эти документы президент и премьер министр Российской федерации, есть заявление Госдумы РФ о Катынской трагедии.

Казалось бы, на этом можно поставить точку, но до сих пор существует группа публицистов и политиков продолжающих верить выводам комиссии Бурденко. Их версия базируется на том, что опубликованные архивные документы подделка.

Источник: unclejosef.livejournal.com

История Катынского леса

Катынский лес раскинулся на небольших холмах и в заболоченных низинах. Местом, где проводились массовые казни, служило урочище Козьи Горы. В его южной части, возле берега реки Днепр размещался двухэтажный дом, принадлежавший НКВД. Отсюда в сторону шоссе, которое ведет из Смоленска в Витебск, проходила грунтовая дорога, и в стороны уходило множество тропинок. На извилистой дороге, ближе к шоссе и происходили страшные расстрелы.

Местные жители рассказывали, что казни в Катынском лесу начали проводить вскоре после прихода советской власти. Потом на Козьих Горах построили дачу НКВД. Она служила домом отдыха, где любили проводить время сотрудники этой организации. В тот же период лес огородили колючей проволокой, и посторонних в него не пускали. С 1940 года охранный режим усилили – лесной массив стали охранять вооруженные солдаты с собаками.

Зимой 1943 года немцы начали проводить раскопки в Катынском лесу и допрашивать жителей Смоленщины. Немецкие военнослужащие и сотрудники польского отделения международной организации Красный Крест обнаружили восемь групповых могил с 4143 трупами офицеров Польской армии, а также множество останков советских граждан с разной степенью разложения. Почти все погибшие были связаны. По характеру ранений было понятно, что всех их убили выстрелами в затылок. Эксгумационными работами руководил Герхардт Бутц.

Когда Смоленщину освободили, здесь трудились две комиссии СССР. Они вновь вскрыли старые могилы и обвинили в массовых убийствах фашистские войска.

В 1978 году место казней в Катынском лесу огородили, а позже на нем установили мемориальный знак и поминальный крест. В середине 1990-х годов могилы исследовали специалисты из Польши, и через несколько лет началось строительство мемориального комплекса.

Катынский лес в наши дни

В наши дни на месте трагедии находится мемориальный комплекс. В нем существуют места захоронений польских офицеров, которых расстреляли весной 1940 года сотрудники НКВД. Рядом находятся братские могилы граждан СССР, убитых в 1930-е годы, а также места погребения военнопленных Советской Армии, погибших во время оккупации Смоленщины.

Посетители подходят к мемориалу через павильон, напоминающий два могильных кургана. Их соединяют стеклянные ворота – символ хрупкости всего живого на Земле. Проложенная от входа аллея ведет к могиле 500 советских военнопленных. Рядом стоит историческая реконструкция с товарным вагоном. В таких же вагонах перевозили заключенных ГУЛАГа.

Российская часть кладбища отмечена высоким православным крестом. В этой части мемориала можно увидеть девять групповых захоронений. За ее границами расположена Долина смерти, где находится более двухсот пока необустроенных групповых могил.

Польская часть кладбища состоит из шести групповых и двух индивидуальных захоронений, в которых лежат генералы Б. Богатыревич и М. Сморовиньский. Их дополняет католический крест и стена с именами всех заключенных поляков. Две части кладбища объединены скорбной Аллеей памяти. Как дань погибшим в Катынском лесу установлен поминальный колокол.

Информация о работе мемориала

Для посетителей мемориал в Катынском лесу открыт в любой день: в зимний период с 9.00 до 19.00, а летом с 9.00 до 21.00. Вход сюда свободный. Выставки и экспозиции, устроенные в помещениях, работают с 9.00 до 17.00.

Для посещения музейного комплекса и павильона у главного входа нужно покупать билеты. Для детей до 16 лет вход бесплатный. Любительская фото- и видеосъемка оплачивается по 50 рублей. Экскурсионное обслуживание стоит от 800 до 1500 рублей. Билеты продают в кассе, которая находится перед входом в мемориал. Рядом с ней открыта сувенирная лавка.

В павильоне у главного входа можно увидеть материалы о тоталитарном прошлом Смоленской области и тяжелой судьбе детей врагов народа. В музейно-выставочном центре экспонируются документы о событиях Большого террора и истории области в XX веке.

Как добраться

Катынский лес находится в 15 км с запада от города Смоленска. На автомобиле до мемориала добираются по Витебскому шоссе и автотрассе Р-120. Из Смоленска до Катынского леса ходят рейсовые автобусы и маршрутки. Ехать нужно до остановки «Мемориал».

Источник: wikiway.com

КАТЫ́НЬ (Ка­тын­ский лес), уро­чи­ще в 14 км к за­па­ду от г. Смо­ленск, в рай­оне железнодорожной станции Гнёз­до­во, ме­сто мас­со­во­го за­хо­ро­не­ния во­ен­но­слу­жа­щих польской ар­мии, ин­тер­ни­ро­ван­ных на тер­ри­то­рии СССР в ре­зуль­та­те гер­ма­но-поль­ской вой­ны 1939 и со­дер­жав­ших­ся пре­имущественно в Ко­зель­ском ла­ге­ре, а так­же советских гра­ж­дан.

За­хо­ро­не­ние польских во­ен­но­слу­жа­щих бы­ло об­на­ру­же­но в го­ды Ве­ли­кой Оте­че­ст­вен­ной вой­ны 1941–45 в ус­ло­ви­ях ок­ку­па­ции германскими вой­ска­ми Смо­лен­ской области. Его на­шли, по со­об­ще­нию пра­ви­тель­ст­ва гит­ле­ров­ской Гер­ма­нии, по­ля­ки из ра­бо­чих ко­манд, по­лу­чив­шие све­де­ния о за­хо­ро­не­нии от ме­ст­ных жи­те­лей. С 29.3.1943 по 7.6.1943 по рас­по­ря­же­нию германских вла­стей, ор­га­ни­зо­вав­ших мощ­ную про­па­ган­ди­ст­скую кам­па­нию (бы­ло объ­яв­ле­но, что в К. по­ко­ят­ся 12 тыс. тел «поль­ских офи­це­ров, уби­тых ГПУ»), про­из­во­ди­лись вскры­тие мо­гил (из 8 об­на­ру­жен­ных 7 бы­ли вскры­ты пол­но­стью, од­на час­тич­но), иден­ти­фи­ка­ция ос­тан­ков и их пе­ре­за­хо­ро­не­ние. Все­го, по германским дан­ным, бы­ло экс­гу­ми­ро­ва­но 4143, иден­ти­фи­ци­ро­ва­но 2815 тру­пов. Ра­бо­ты по иден­ти­фи­ка­ции осу­ще­ст­в­ля­ла Тех­ническая ко­мис­сия Польского Крас­но­го Кре­ста (9 человек во гла­ве с профессором М. Во­дзин­ским) под на­блю­де­ни­ем германских вла­стей, от ко­то­рых ко­мис­сия по­лу­ча­ла для оз­на­ком­ле­ния ве­щи и до­ку­мен­ты, из­вле­чён­ные из за­хо­ро­не­ния (даль­ней­шая судь­ба этих ве­щест­вен­ных до­ка­за­тельств не­из­вест­на). 28–30.4.1943 в К. ра­бо­та­ла ме­ж­ду­народная ко­мис­сия, в со­став ко­то­рой по при­гла­ше­нию германского пра­ви­тель­ст­ва вош­ли 12 су­деб­ных ме­ди­ков из ок­ку­пи­ро­ван­ных или со­юз­ных Гер­ма­нии стран (Бель­гия, Ни­дер­лан­ды, Бол­га­рия, Да­ния, Фин­лян­дия, Венг­рия, Ита­лия, Фран­ция, Че­хия, Хор­ва­тия, Сло­ва­кия), а так­же Швей­ца­рии. Главной за­да­чей ко­мис­сии бы­ло ус­та­нов­ле­ние вре­ме­ни воз­ник­но­ве­ния за­хо­ро­не­ния. Ко­мис­сия под­твер­ди­ла вер­сию германского пра­ви­тель­ст­ва, от­ме­тив в сво­ём за­клю­че­нии: «Из по­ка­за­ний сви­де­те­лей и су­дя по пись­мам, днев­ни­кам, га­зе­там и т. д., най­ден­ным на тру­пах, сле­ду­ет, что рас­стре­лы про­ис­хо­ди­ли в мар­те и ап­ре­ле 1940 го­да». Ис­поль­зо­ва­ние при про­ве­де­нии рас­стре­лов бо­е­при­па­сов германского про­изводства вла­сти на­ци­ст­ской Гер­ма­нии объ­яс­ни­ли тем, что дан­ный тип бо­е­при­па­сов в 1920-х гг. по­став­лял­ся так­же в СССР и при­бал­тий­ские го­су­дар­ст­ва. В про­цес­се ус­та­нов­ле­ния гра­ни­цы польского за­хо­ро­не­ния, по со­об­ще­ни­ям германских официальных лиц, в К. бы­ли об­на­ру­же­ны так­же бо­лее ран­ние по­гре­бе­ния советских гра­ж­дан, в т. ч. в во­енной фор­ме.

Ин­фор­ма­ция германских вла­стей о рас­стре­ле в К. ор­га­на­ми НКВД СССР польских офи­це­ров бы­ла вос­при­ня­та польским эмиг­рант­ским пра­ви­тель­ст­вом в Лон­до­не как дос­то­вер­ная, что по­бу­ди­ло советское пра­ви­тель­ст­во 25.4.1943 по­рвать с ним от­но­ше­ния.

По за­вер­ше­нии ра­бот по экс­гу­ма­ции (пре­кра­ще­ны, со­глас­но со­об­ще­нию германских вла­стей, в свя­зи с ус­та­нов­ле­ни­ем жар­кой по­го­ды) ос­тан­ки польских во­ен­но­слу­жа­щих бы­ли по­гре­бе­ны в 6 но­вых, а те­ла двух ге­не­ра­лов – в оди­ноч­ных мо­ги­лах. Ре­зуль­та­ты об­сле­до­ва­ния ка­тын­ско­го за­хо­ро­не­ния германское пра­ви­тель­ст­во из­ло­жи­ло в опуб­ли­ко­ван­ной в 1943 «бе­лой кни­ге» «Amtliches Material zum Massenmord von Katyn». В ней был опуб­ли­ко­ван так­же спи­сок лиц, иден­ти­фи­ци­ро­ван­ных в за­хо­ро­не­нии. (Со­глас­но ма­те­риа­лу, пе­ре­дан­но­му в мае 1988 польскими ис­то­ри­ка­ми советской час­ти Ко­мис­сии ис­то­ри­ков Поль­ши и СССР, спи­сок со­дер­жит «ошиб­ки или фаль­си­фи­ка­ции», по­сколь­ку в не­го вклю­че­ны не­ко­то­рые ны­не здрав­ст­вую­щие лю­ди и несколько че­ло­век, уби­тых нем­ца­ми позд­нее на тер­ри­то­рии ок­ку­пи­рованной Поль­ши.)

По­сле ос­во­бо­ж­де­ния Смо­лен­ска от германских ок­ку­пан­тов в сентябре 1943 советское пра­ви­тель­ст­во на­ча­ло рас­сле­до­ва­ние зверств, со­вер­шён­ных нем­ца­ми в Смо­лен­ске и Смо­лен­ской области. 16–23.1.1944 в К. ра­бо­та­ла специальная ко­мис­сия под руководством академика Н. Н. Бур­ден­ко. Со­глас­но её за­клю­че­нию, сде­лан­но­му на ос­но­ве су­деб­но-медицинской экс­пер­ти­зы 925 тру­пов, изу­че­ния из­вле­чён­ных из за­хо­ро­не­ния ве­щест­вен­ных до­ка­за­тельств, а так­же оп­ро­са около 100 сви­де­те­лей, вклю­чая не­ко­то­рых из тех, кто ра­нее дал по­ка­за­ния нем­цам, в К. бы­ли за­хо­ро­не­ны тру­пы польских во­ен­но­слу­жа­щих, со­дер­жав­ших­ся в трёх советских ла­ге­рях для во­ен­но­плен­ных под Смо­лен­ском и ис­поль­зо­вав­ших­ся до ле­та 1941 на до­рож­но-стро­ительных ра­бо­тах. В свя­зи с бы­ст­рым про­дви­же­ни­ем германских войск и дез­ор­га­ни­за­ци­ей ра­бо­ты транс­пор­та ла­ге­ря эва­куи­ро­вать не уда­лось, в ию­ле 1941 они бы­ли за­хва­че­ны нем­ца­ми. В сентябре – декабре 1941 польские во­ен­но­слу­жа­щие бы­ли рас­стре­ля­ны и за­хо­ро­не­ны в К. Их пла­но­мер­ным унич­то­же­ни­ем за­ни­ма­лось специальное под­раз­де­ле­ние, ус­лов­но име­но­вав­шее­ся «шта­бом 537-го стро­ительного ба­таль­о­на». Рас­стре­лы про­из­во­ди­лись пис­то­лет­ным вы­стре­лом в за­ты­лок – спо­со­бом, ко­то­рый при­ме­нял­ся нем­ца­ми так­же при мас­со­вых убий­ст­вах советских гра­ж­дан, в ча­ст­но­сти в Ор­ле, Во­ро­не­же, Крас­но­да­ре, Смо­лен­ске. В свя­зи с ухуд­ше­ни­ем для Гер­ма­нии об­щей во­енно-по­ли­тической об­ста­нов­ки к началу 1943 и учи­ты­вая воз­ник­шие к это­му вре­ме­ни раз­но­гла­сия на пе­ре­го­во­рах ме­ж­ду польским и советским пра­ви­тель­ст­ва­ми по во­про­су о бу­ду­щем тер­ри­то­ри­аль­ном со­ста­ве Поль­ши, германские вла­сти, по за­клю­че­нию ко­мис­сии Н. Н. Бур­ден­ко, ре­ши­ли ор­га­ни­зо­вать про­во­ка­цию, при­зван­ную вне­сти рас­кол в ан­ти­гит­ле­ров­скую коа­ли­цию. Го­то­вя её, нем­цы вес­ной 1943 про­из­ве­ли вскры­тие мо­гил в К. с це­лью из­вле­че­ния изо­бли­чаю­щих их ве­щест­вен­ных до­ка­за­тельств и вло­же­ния до­ку­мен­тов и ма­те­риа­лов, под­твер­ждаю­щих нуж­ную им вер­сию. В К. бы­ли дос­тав­ле­ны и за­хо­ро­не­ны так­же ос­тан­ки польских во­ен­но­слу­жа­щих, унич­то­жен­ных нем­ца­ми в др. мес­тах. На ра­бо­тах в К. германские вла­сти ис­поль­зо­ва­ли до 500 советских во­ен­но­плен­ных, ко­то­рые в мае 1943 так­же бы­ли рас­стре­ля­ны и за­хо­ро­не­ны в Ка­тын­ском ле­су.

По за­вер­ше­нии вой­ны советское пра­ви­тель­ст­во пред­ста­ви­ло свои ма­те­риа­лы по «ка­тын­ско­му де­лу» в Ме­ж­ду­народный во­енный три­бу­нал, за­се­дав­ший в Нюрн­бер­ге, для вклю­че­ния их в при­го­вор, ко­то­рый дол­жен был быть вы­не­сен Г. Ге­рин­гу. Од­на­ко по­сле оп­ро­са ря­да сви­де­те­лей три­бу­нал не на­шёл убе­дительных ос­но­ва­ний для вне­се­ния пред­став­лен­ных советской сто­ро­ной до­ка­за­тельств в об­ви­нительное за­клю­че­ние.

В ус­ло­ви­ях «хо­лод­ной вой­ны» рас­сле­до­ва­ни­ем «ка­тын­ско­го де­ла» ак­тив­но за­ни­ма­лась специальная ко­мис­сия Па­ла­ты пред­ста­ви­те­лей Кон­грес­са США, ко­то­рая в сво­ём за­клю­че­нии, при­ня­том в 1952, воз­ло­жи­ла ви­ну за рас­стрел польских во­ен­но­слу­жа­щих в К. на пра­ви­тель­ст­во СССР.

В 1950–80-е гг. про­бле­ма К. иг­ра­ла важ­ную роль в ме­ж­ду­народных от­но­ше­ни­ях и об­щественно-по­ли­тической жиз­ни Поль­ши. В 1978 в К. был со­ору­жён ме­мо­ри­ал над брат­ской мо­ги­лой по­ля­ков, в 1983, в 40-ле­тие рас­стре­ла гит­ле­ров­ца­ми в Ка­тын­ском ле­су советских во­ен­но­плен­ных, на мес­те их за­хо­ро­не­ния ус­та­нов­лен специальный па­мят­ный знак.

С на­ча­лом пе­ре­строй­ки, в ус­ло­ви­ях по­ли­тических дис­кус­сий, раз­вер­нув­ших­ся в СССР, те­ма К. при­об­ре­ла пер­во­сте­пен­ное зна­че­ние. В апреле 1989 про­ку­ра­ту­ре СССР бы­ло по­ру­че­но про­вес­ти про­вер­ку всех об­стоя­тельств «ка­тын­ско­го де­ла». Советское ру­ко­во­дство во гла­ве с М. С. Гор­ба­чё­вым при­зна­ло от­вет­ст­вен­ность СССР за рас­стрел польских во­ен­но­слу­жа­щих в К. и в за­яв­ле­нии ТАСС от 13.4.1990 ква­ли­фи­ци­ро­ва­ло его как «од­но из тяж­ких пре­сту­п­ле­ний ста­ли­низ­ма», воз­ло­жив ви­ну за «зло­дея­ние в ка­тын­ском ле­су» на «Бе­рию, Мер­ку­ло­ва и их под­руч­ных». Польской сто­ро­не бы­ли пе­ре­да­ны спи­ски польских во­ен­но­слу­жа­щих, со­дер­жав­ших­ся в Ко­зель­ском и других ла­ге­рях НКВД СССР, и другие до­ку­мен­ты. По­сле рас­па­да СССР про­бле­ма К. в 1992 бы­ла вновь под­ня­та в хо­де рас­смот­ре­ния «де­ла КПСС», од­на­ко не по­лу­чи­ла раз­ви­тия, по­сколь­ку за­щи­те уда­лось ос­по­рить ау­тен­тич­ность пред­став­лен­ных об­ви­не­ни­ем до­ку­мен­тов, под­твер­ждав­ших факт рас­стре­ла по­ля­ков ор­га­на­ми НКВД СССР в 1940. По по­ру­че­нию пре­зи­ден­та РФ Б. Н. Ель­ци­на ко­пии этих до­ку­мен­тов 14.10.1992 бы­ли вру­че­ны пре­зи­ден­ту Рес­пуб­ли­ки Поль­ша Л. Ва­лен­се; Б. Н. Ель­цин при­нёс официальные из­ви­не­ния польскому на­ро­ду.

С 1990 рас­сле­до­ва­ни­ем «ка­тын­ско­го де­ла» за­ни­ма­лась Главная во­енная про­ку­ра­ту­ра СССР (с 1992 – РФ; ГВП РФ). Ею бы­ло ус­та­нов­ле­но, что по­сле всту­п­ле­ния Крас­ной Ар­мии на тер­ри­то­рию западных об­лас­тей Ук­раи­ны, Бе­ло­рус­сии и в При­бал­ти­ку, в со­от­вет­ст­вии с по­ста­нов­ле­ния­ми СНК СССР от 5.12.1939 и 2.3.1940, ор­га­на­ми НКВД СССР, по дан­ным на август 1941, бы­ли аре­сто­ва­ны ли­бо ин­тер­ни­ро­ва­ны около 390 тыс. во­ен­но­слу­жа­щих польской ар­мии, со­труд­ни­ков спец­служб, чле­нов по­ли­тических пар­тий и организаций; боль­шин­ст­во из них по­сле про­вер­ки лич­но­сти от­пу­ще­ны. В ла­ге­рях НКВД СССР ос­та­ва­лись толь­ко те польские гра­ж­да­не, в от­но­ше­нии ко­то­рых в ус­та­нов­лен­ном УПК РСФСР (1923) по­ряд­ке рас­сле­до­ва­лись уго­лов­ные де­ла по об­ви­не­нию в со­вер­ше­нии государственных пре­сту­п­ле­ний. Опи­ра­ясь на до­ку­мен­ты, фи­гу­ри­ро­вав­шие при рас­смот­ре­нии «де­ла КПСС», ГВП РФ за­клю­чи­ла, что в начале мар­та 1940 уго­лов­ные де­ла на 14 542 польских гра­ж­дан (на тер­ри­то­рии РСФСР – 10 710 чел., на тер­ри­то­рии УССР – 3832 чел.) бы­ли пе­ре­да­ны на рас­смот­ре­ние вне­су­деб­но­го ор­га­на – «трой­ки», ко­то­рая при­зна­ла эти ли­ца ви­нов­ны­ми в со­вер­ше­нии государственных пре­сту­п­ле­ний и при­ня­ла ре­ше­ние об их рас­стре­ле. В то же вре­мя след­ст­ви­ем бы­ла дос­то­вер­но ус­та­нов­ле­на ги­бель в ре­зуль­та­те ис­пол­не­ния ре­ше­ний «трой­ки» 1803 польских во­ен­но­плен­ных и ус­та­нов­ле­на лич­ность 22 из них. ГВП РФ ква­ли­фи­ци­ро­ва­ла дей­ст­вия ря­да кон­крет­ных вы­со­ко­по­став­лен­ных долж­но­ст­ных лиц СССР вес­ной 1940 по пунк­ту «б» ст. 193-17 УК РСФСР (1926) – как пре­вы­ше­ние вла­сти, имев­шее тя­жё­лые по­след­ст­вия при на­ли­чии осо­бо отяг­чаю­щих об­стоя­тельств. 21.9.2004 уго­лов­ное де­ло в их от­но­ше­нии ГВП РФ пре­кра­ти­ла на ос­но­ва­нии пунк­та 4 ча­сти 1 ст. 24 УПК РФ – за смер­тью ви­нов­ных. В хо­де рас­сле­до­ва­ния «ка­тын­ско­го де­ла» по ини­циа­ти­ве польской сто­ро­ны тща­тель­но ис­сле­до­ва­лась вер­сия о ге­но­ци­де польского на­ро­да, од­на­ко она не под­твер­ди­лась. С учё­том это­го уго­лов­ное де­ло по при­зна­кам ге­но­ци­да бы­ло пре­кра­ще­но на ос­но­ва­нии пунк­та 1 ча­сти 1 ст. 24 УПК РФ – за от­сут­ст­ви­ем со­бы­тия пре­сту­п­ле­ния, и под­чёрк­ну­то, что дей­ст­вия долж­но­ст­ных лиц НКВД СССР в от­но­ше­нии польских гра­ж­дан ос­но­вы­ва­лись на уго­лов­но-пра­во­вом мо­ти­ве и не име­ли це­лью унич­то­жить какую-либо де­мо­гра­фическую груп­пу.

За­вер­ше­ние рас­сле­до­ва­ния ГВП РФ не по­ло­жи­ло ко­нец ост­рым дис­кус­си­ям по «ка­тын­ско­му де­лу». Их уча­ст­ни­ки от­ме­ча­ют, что вне по­ля зре­ния след­ст­вия ос­та­лись мно­го­численные фак­ты, ко­то­рые мо­гут про­лить но­вый свет на эту слож­ную про­бле­му.

В це­лях уве­ко­ве­че­ния па­мя­ти польских во­ен­но­слу­жа­щих, по­коя­щих­ся в К., в 1994 в Кра­ко­ве бы­ло под­пи­са­но со­гла­ше­ние ме­ж­ду пра­ви­тель­ст­ва­ми РФ и Поль­ши о за­хо­ро­не­ни­ях и мес­тах па­мя­ти жертв войн и то­та­ли­тар­ных ре­прес­сий. 4.6.1995 в К. со­стоя­лась це­ре­мо­ния за­клад­ки польского во­ин­ско­го клад­би­ща. 19.10.1996 Пра­ви­тель­ст­во РФ при­ня­ло по­ста­нов­ле­ние «О соз­да­нии ме­мо­ри­аль­ных ком­плек­сов в мес­тах за­хо­ро­не­ний со­вет­ских и поль­ских гра­ж­дан – жертв то­та­ли­тар­ных ре­прес­сий в Ка­ты­ни и Мед­ном (Твер­ская об­ласть)». 28.7.2000 в К. был от­крыт российско-польский ме­мо­ри­ал.

В то же время «катынский вопрос» продолжает постоянно подниматься польской стороной. Более того, особую роль он приобретает в польской политической жизни. Вопрос об отношении к катынскому расстрелу регулярно поднимается на щит в том числе и консервативной польской партией «Право и справедливость», которая опирается на то, что в среде польского истеблишмента имеются родственники расстрелянных в Катынском лесу, а также общим настроем польского общества, вынужденного в течение долгого времени существования коммунистического режима в Польше довольствоваться заведомо ложной информацией о судьбе соотечественников. В 2008 Хамовнический суд Москвы отклонил жалобу членов семей расстрелянных польских военнослужащих на Главную военную прокуратуру, которая отказалась рассматривать вопрос о политической реабилитации польских офицеров. В 2009 Верховный суд РФ подтвердил решение Хамовнического суда. С точки зрения суда, не имеется документальных доказательств, что к польским офицерам применялись репрессии. При этом сам факт расстрелов не оспаривается, но отмечается, что поскольку идентификация трупов произведена не была, то и реабилитировать некого. Будучи недовольными таким решением российского суда, родственники жертв подали иск в Европейский суд по правам человека, который встал на их сторону и объявил катынский расстрел военным преступлением, обязав выплатить российскую сторону штраф и покрыть судебные издержки. В 2010 президент России Дмитрий Медведев в очередной раз признал вину России в этом преступлении и поручил официально опубликовать ключевые документы, связанные с «катынским делом». В апреле года в К. произошла очередная трагедия. Самолёт польского президента Леха Качиньского, который направлялся в Смоленск вместе с польской делегацией, планировавшей отдать дань памяти жертвам катынского расстрела, упал недалеко от города. Погибли все члены польской делегации, в том числе супруга президента, а также практически всё военное руководство Республики Польша. Эта катастрофа тяжёлым грузом легла на всё польское общество, а отголоски новой трагедии практически заслонили горечь старой. Некоторые консервативные польские политики даже пытались возложить вину за авиакатастрофу на Россию. В то же время стоит отметить, что российская сторона сотрудничала с польской на всём протяжении времени работы комиссии по установлению причины падения самолёта, хотя обвинения в намеренном затягивании дела постоянно звучали со стороны части польского общества. За три дня до авиакатастрофы премьер-министр России Владимир Путин встречался в К. с премьер-министром Польши Дональдом Туском. В своей речи премьер-министр России заявил, что в России дана ясная политическая, правовая и нравственная оценка произошедшим событиям. Также им была высказана версия о том, что одной из причин расстрела поляков могла послужить личная месть И. В. Сталина за поражение в советско-польской войне 1920, участником которой он был, и пленение большого количества советских солдат. Однако весь российский народ, по мнению премьера, отвественности за это злодеяние нести не может. В то же время в российских исторических и общественных кругах, несмотря на ту позицию, которую заняли официальные российские власти, сохраняется некоторое число сторонников «советской» версии событий, в которой вина за расстрел возлагается на немецкую сторону, которая потом просто сфальсифицировала результаты экспертизы для очернения Советского Союза. А те документы, что представлены общественности в 1992, в свою очередь, объявляются фальшивкой.  В ноябре 2010 Госдума России приняла постановление «О Катынской трагедии и её жертвах», в котором возложила вину за происшедшее на И. В. Сталина и высшее советское руководство. В октябре 2011 Министерство иностранных дел России объявило о готовности рассмотрения вопроса о реабилитации жертв катынского расстрела. Стоит отметить, что часть документов по-прежнему остаются засекреченными, а польским исследователям довольно трудно получить доступ к ним, поскольку во многие архивы РФ требуется специальный допуск.

Источник: bigenc.ru


Categories: Другое

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.