Кашгар: Как живёт мусульманский Китай

Однажды я просто обратился к полицейскому – и моментально оказался на заднем сиденье патрульной машины!

Как закрутить гайки до состояния Северной Кореи и погрузить целый край в атмосферу тотального страха? Смотрим и учимся.

Полицейские «бобики» распугивают народ сиреной. На каждом перекрестке – коп с оружием. Повсюду – «рамки», обыски, проверки документов, заборы и «колючка». Трое солдат в бронежилетах и касках охраняли вход в мой отель.

А в пригороде, говорят, устроили настоящие концлагеря для недовольных. И это не временная ЧС – это многолетние будни западного Китая! По сути, тут настоящая оккупация, хотя на карте регион красиво закрашен в китайские цвета.

1 Итак, я в Кашгаре и всю эту неделю буду рассказывать про самый проблемный и самый «некитайский» регион Китая — Синьцзян-Уйгурский автономный район (СУАР). Мечеть Ид Ках — главная достопримечательность Кашгара и самая большая мечеть в Китае. Но помолиться в ней не удастся.


Кашгар: Как живёт мусульманский Китай

2 Чтобы войти в мечеть, как и в любое другое общественное здание в городе, нужно пройти проверку, как в аэропорту. Просветить сумку, показать содержимое карманов, а местным жителям ещё и показать документы: их данные аккуратно перепишут в тетрадь. Службы здесь проходят лишь по большим праздникам, и остальное время мечеть больше функционирует как музей для туристов. Те, кто регулярно ходят молиться, состоят на полицейском учёте.
Кашгар: Как живёт мусульманский Китай

3 Не услышите вы и привычного для мусульманских регионов пения музэдзинов, традиционного призыва на молитву. Вместо него, в пять утра вас разбудит полицейская сирена: круглые сутки по городу улицам вот такие «музыкальные» микроавтобусы: в Америке подобные грузовички привозят мороженое детишкам. Только не в Кашгаре, где нашпигованные камерами, датчиками распознавания лиц зарешёченные «маршрутки» служат для устрашения местного населения. Сирены и мигалки здесь включают не потому, что спешат на вызов, полиция использует их постоянно, лишь на несколько ночных часов выключая звук своих «крякалок». Через два дня в Кашгаре я их уже ненавидел, что же говорить про тех, кто вынужден жить в этом городе постоянно.


Кашгар: Как живёт мусульманский Китай

4 На каждом перекрёстке стоит полицейский с «зонтиком» за спиной. Что в чехле, остаётся догадываться, ведь дождь в Кашгаре бывает несколько раз в году. Регулировщик не управляет движением, с этой работой справляются светофоры. Полицейский лишь внимательно вглядывается в глаза пассажиров и водителей, проезжающих мимо.
Кашгар: Как живёт мусульманский Китай

5 Разумеется, все эти сверхжёсткие меры безопасности возникли не из ниоткуда. Власти всерьёз опасаются террористических актов во стороны уйгурского «подполья», и прецеденты уже были. После каждого такого случая гайки закручивали ещё больше.

Так, в феврале 2017 года в уезде Хотан вооруженные ножами преступники напали на местных жителей и убили шестерых. Полицейские прибыли на место происшествия буквально через несколько минут и застрелили двух нападавших. В декабре 2016 в Синьцзян-Уйгурском автономном регионе было совершено нападение у здания уездного парткомитета, погибли два человека. В июне 2015 был атакован полицейский блокпост возле Кашгара, неподалёку от границы с Киргизией. Бандиты убили несколько полицейских, закидали пост бомбами и протаранили КПП. Полиции удалось догнать и уничтожить нападавших.


Кашгар: Как живёт мусульманский Китай

6 В 2014 году произошло сразу три крупных теракта. В апреле произошёл взрыв на вокзале в Урумчи. После того, как сработало взрывное устройство, неизвестные с ножами набросились на разбегавшихся в панике пассажиров. Три человека погибло, 79 получили ранение. Тремя неделями позже два внедорожника без номеров протаранили металлические заграждения и въехали в толпу людей на оживлённой рыночной улице. Погибло 39 человек, почти 100 были ранены. В ноябре преступники напали на жителей одного из городов СУАР с топорами, бойня развернулась в обеденное время на «продуктовой улице». Погибли 15 человек и 14 получили ранения. Полиция застрелила 11 террористов.

В самом Кашгаре теракты тоже происходили неоднократно. В 2012 году группа исламистов устроила резню на рынке, погибло 20 человек. В 2011 силы полиции два дня вели бой с террористами после того как те взорвали два микроавтобуса на улицах Кашгара, желая посеять панику и хаос. В 2008 году, за четыре дня до Олимпиады в Пекине, уйгурские боевики совершили нападение на полицейских.
Кашгар: Как живёт мусульманский Китай

7 «Не мы такие, жизнь такая». Вроде принимаешь позицию властей, одновременно сочувствуешь угнетаемым уйгурам. Хотя понятно, что ни терактами, ни клетками правды не добиться.


Кашгар: Как живёт мусульманский Китай

8 Уйгуры уже не являются большиством в Синьцзян-Уйгурском районе: полвека назад началась масштабная экспансия китайцев национальности хань, которые являются большинством в стране.
Кашгар: Как живёт мусульманский Китай

9 Частично это удаётся, по крайней мере в больших городах, я видел уйгурских и ханьских детей играющих вместе, так и мусульманских детишек, учащихся писать иероглифы в прописях, при том что у уйгуров совершенно иная, арабская письменность. Для будущих поколений, возможно, эта грань и сотрётся.
Кашгар: Как живёт мусульманский Китай

10 Но взрослые и пожилые люди осознают, насколько сильно они отличаются и видят в действиях китайских властей попытку уничтожить их идентичность. Месяц назад СМИ писали о том, что уйгуров начали массово сгонять в образовательные концлагеря, где поют революционные песни, учат идеям коммунизма и славят председателя Си Цзиньпина.

Из каждого двора, из каждой семьи забирают по три-четыре человека, — говорит Омер Кенат (Omer Kanat), председатель комитета всемирного уйгурского конгресса. — В некоторых деревнях на улицах вообще нет мужчин, только женщины и дети, всех мужчин увели в лагеря».


Кашгар: Как живёт мусульманский Китай

11 Концлагерей я не встречал, да и не думаю что они стоят прямо на главной улице оживлённого города, но после всего увиденного не удивлюсь, что это действительно правда. Смотрите и вы!
Кашгар: Как живёт мусульманский Китай

12 Остановки закрыты железными барьерами, чтобы исключить автомобильный теракт.
Кашгар: Как живёт мусульманский Китай

13 Это поликлиника. Здание огорожено двумя периметрами заборов, один с колючей проволокой, другой — против таранов.
Кашгар: Как живёт мусульманский Китай

14 Въезды и выезды на автозаправку охраняются , острые шипы разорвут в клочья вашу резину, если соберётесь заехать без спроса.
Кашгар: Как живёт мусульманский Китай

15 Жилые микрорайоны оцеплены.
Кашгар: Как живёт мусульманский Китай

16 Чтобы попасть во двор, нужно пройти серьёзный (почти как на границе) досмотр, открыть багажник и капот машины, выйти из салона. Пешеходы ставят сумки на ленту рентген-установки, проходят через рамку металлоискателя и предъявляют документы.


Кашгар: Как живёт мусульманский Китай

17 Это вам не миловидная консьержка в подъезде: «Молодой человек, вы к кому направляетесь?»
Кашгар: Как живёт мусульманский Китай

18 Охраняемый вход, как правило, один. Все остальные забаррикадированы, как будто война. Иногда нужно долго идти кругом, но ничего не поделаешь.
Кашгар: Как живёт мусульманский Китай

19 Чтобы войти на базар, тоже нужно пройти через рамки. Да ещё и отстоять в хорошей очереди, минут на двадцать…
Кашгар: Как живёт мусульманский Китай

20 Иногда полицейские кордоны стоят просто посреди улицы. Любого встречного могут пригласить побеседовать, «просветиться» через рамки, показать документы или дать погадать по отпечаткам пальцев. Туристов и ханьцев не трогают.
Кашгар: Как живёт мусульманский Китай

21 А на улицах и городских дорогах совершенно нормально перекрыть одну из полос и поставить там усиленный блокпост, выборочно останавливать подозрительные машины или даже вытряхивать пассажиров из такси, с целью проверить у них документы.


Кашгар: Как живёт мусульманский Китай

22
Кашгар: Как живёт мусульманский Китай

23 Рядом с полицейскими часто можно встретить людей в красных повязках. Да, это дружинники. Они встречаются повсюду в Китае, но здесь такая работа более ответственная, что ли.
Кашгар: Как живёт мусульманский Китай

24 В глубине жилых районов именно они — представители власти. К нарукавной повязке полагается деревянная дубина, которую нужно носить с собой постоянно, ведь ты «при исполнении». Смотрится диковато, но на фоне всех остальных мер безопасности вполне гармонично.
Кашгар: Как живёт мусульманский Китай

25 Хочешь зайти в пиццерию? Пройди через рамку. Нужно отлить? Предъяви паспорт.
Кашгар: Как живёт мусульманский Китай

26 В интернет-кафе собрался, дружок? Принеси справку от участкового.


Кашгар: Как живёт мусульманский Китай

27 Вызвать полицию можно просто дёрнув за верёвочку или дунув в свисток. И минуты не пройдёт, примчатся вооружённые мужики в бронижилетах. Ну или тётки с дубинками.
Кашгар: Как живёт мусульманский Китай

28 Несколько главных улиц могут просто так перекрыть автобусами, оставив один ряд для проезда. Не ради проведения мероприятия или проезда важной шишки, просто потому что могут. Полиция должна быть готова к любому развитию событий, и тренировки проходят регулярно, вот прямо так, посреди города.
Кашгар: Как живёт мусульманский Китай

29 К иностранцам полицейские относятся вежливо и даже почтительно. Если не считать проблем на границе: о том, как по прилёту в Китай меня задержали и целый час не отдавали мой паспорт, ни о чём спрашивая. Не писал об этом в блоге, но улетая из того же Урумчи в Москву, всё снова повторилось, и я чуть не опоздал на рейс. Непрошибаемые пограничники ничего не объясняли и не спрашивали, хотя было бы логично проверять у туристов флешки, не наснимали ли они какой-нибудь жести вроде уйгурских концлагерей.


Кашгар: Как живёт мусульманский Китай

30 Однажды я забрался в отдалённый район Кашгара и не мог выбраться в центр. Автобусов рядом не было, такси в этих краях днём с огнём не сыскать, у местных тоже не спросишь, куда идти. Увидев полицейскую тачку, попросил меня подбросить. «Садись, парень» — сказал полицейский и указал на заднее сиденье. Там уже лежал бронежилет и каска, но коп даже не подумал убрать их в багажник.
Кашгар: Как живёт мусульманский Китай

31 Уверен, мы даже могли поболтать о жизни, знай я китайский чуть получше. Но ехали молча. Сержант довёз до оживлённой улицы, где я и пересел в такси.
Кашгар: Как живёт мусульманский Китай

32 И снова ощутил себя под колпаком.
Кашгар: Как живёт мусульманский Китай

Несмотря на все эти оцепления, кордоны и вооружённую тиранию, Кашгар — древний и интереснейший город Китая да и вообще всей Средней Азии.

Источник: myotpusk.mirtesen.ru


Чтобы попасть в Китайский Каракорум команда должна быть достаточно организованной и отослать туроператору сканы загранпаспортов за 3 месяца до отъезда. У нас было так: данные о паспортах были отосланы 3 апреля, а разрешение на посещение погранзоны было получено за месяц до отъезда — только 25 мая.

Погранзона там строгая. После прохождения заставы вы попадете в обширную область, где на десятки и даже на сотни километров нет ни одного китайского пограничника. Вон перевал в Индию, а вот — в Пакистан…

Поэтому на заставе при входе в зону у вас отберут загранпаспорта. Этим и не только этим обусловлена уникальность погранзаставы Илик, как единственной точки входа в район и выхода из района Китайского Каракорума. Однажды мы поинтересовались о возможности завершения похода в верховьях Раскемдарьи, в районе, который расположен севернее перевала Каракорум. На снимках из Google Earth хорошо заметна идущая туда дорога. Наш гид очень испугался, что мы реализуем такой вариант в случае заболевания одного из участников. Пришлось отказаться от этих идей и долго его успокаивать.

Красная линия на обзорной карте — путь заезда в Китайский Каракорум.

Вся территория в верховьях Раскемдарьи милитаризована и строго закрыта. Военный конфликт между Индией и Китаем 1962г. [1-2] завершился включением в границы Китая большого района Аксай-Чин (северо-западный Тибет), по которому проходит автомагистраль G219 Каргалык — Лхаса. Договора о границе между Индией и Китаем до сих пор не существует. Индия так и не отказалась от права контролировать Аксай-Чин и некоторые прилегающие к нему территории.

В конфликте 1962 г. военные действия велись даже на территории Индии к югу от перевала Каракорум. Впоследствии китайские войска отошли на северную сторону перевала. Естественно предположить, что в верховьях Раскемдарьи китайцы создали линию обороны, и любая информация об инфраструктуре, вплоть до состояния дорог, расценивается как полезная для Индии стратегическая информация.

И, тем не менее, в Интернете существует свидетельство о том, что некая гляцеологическая экспедиция всё-таки проникла в верховья Шаксгама через перевал Шаксгам [3], заехав для этого на джипах под перевал Каракорум. Скорее всего, это была китайская научная экспедиция.

Что касается Китайского Каракорума, то значительная его территория в бассейне реки Шаксгам была передана Китаю Пакистаном 03 марта 1963 г. [4-5], и между этими странами существует договор о демаркации границы. И, тем не менее, эта территория входила в состав Кашмира, а значит, по мнению Индии, передана Пакистаном не правомерно.

24 июня 2010 г. в 22.30 из Московского аэропорта Шереметьево в направлении Урумчи — столицы Синцзянь-Уйгурского автономного района Китая (СУАР) вылетел Боинг 737 Южных китайских авиалиний (China Southern Aerlines).

Как только мы ни заезжали раньше в Китай! Сначала через Бишкек и далее на автотранспорте через перевал Торугарт, потом через Ош и пропускной пункт Иркештам. Но с появлением авиарейса Москва-Урумчи, который в летнее время летает 3-4 раза в неделю, мы неизменно используем воздушный способ заезда. Так и быстрее, и проще, и психологически менее напряженно.

В Китае существует внушительный список пищевых продуктов, которые запрещены для ввоза в страну. Таможенники в Иркештаме и в Торугарте ориентированы на поиск запрещенных продуктов, там их везут фурами, таможенники на чеку, так почему бы и в рюкзаках не проверить? А в самолете много колбасы все равно не провезешь, поэтому в аэропорту таможня вялая, там больше на поиск колюще-режущих инструментов и взрывчатых веществ народ ориентирован.

25 июня. Наш самолет приземлился в Урумчи в 7.30 по пекинскому времени (3.30 по московскому), а по местному Синцзяньскому это получается в 5.30, практически сразу после рассвета. Теперь для пересадки в Кашгар не нужно переходить из одного здания аэропорта в другое. Недавно здесь построен новый терминал, который принимает как местные, так и международные рейсы.

Урумчи. Центр города. Фото автора (2005)

Наш рейс в Кашгар вылетал в 15.05, и у нас было около 5 часов свободного времени, которое мы провели в компании с Джан Хонгом, гуляя по центру Урумчи и выбирая в аутдор-магазинах резиновую лодку.

Тут надо отметить, что в аэропорте нет пунктов по обмену валюты. Юани нужны, прежде всего, для камеры хранения и для такси, если необходимо ехать в центр города. Поэтому некоторое количество китайских денег, скажем, 200 юаней целесообразно привезти из Москвы. Потом уже в банке в центре Урумчи мы поменяли деньги, купили за 900 юаней резиновую лодку и вернулись в аэропорт. Такси из центра в аэропорт стоит около 50 юаней.

Пройдя все формальности, мы уселись около выхода на посадку и от скуки решили попить чайку. На местных авиалиниях уже после контроля стоят такие симпатичные чайные! Так вот, девушки-китаянки очень обрадовались и начали нас угощать чайком. Можете себе представить, как обрадовались мы, когда узнали, что чашечка чая здесь стоит 100 юаней, а это равносильно 15 долларам США.

Будьте бдительны, официантки здесь не предупреждают о цене за чай.

Кстати Кашгар — это уйгурское название города, китайцы же называют его Каши. Поэтому на табло вылета вы не найдете Kashgar, ищите Kashi.

В 16.45 по пекинскому времени мы приземлились в Кашгаре. В аэропорту нас встретил гид, посадил в заказной автобус и проводил до отеля Семан (Seman). Немного передохнув, мы в тот же вечер совершили первый рейд по закупке экспедиционных продуктов питания.

Кашгар. Это второй по высоте памятник Мао в Китае. Фото Т. Беляевой (2003).

Женщины Кашгара. Фото Т. Беляевой (2003).

26 июня. Мы очень хорошо спланировали свой груз и не платили за перегруз ни в Москве, ни в Урумчи. Всего Южные китайские авиалинии разрешают пассажиру провести 40 кг. Из них 35 кг багажа и 5 кг ручной клади.

Чтобы уложиться в отведенные 40 кг еще в Москве мы разработали план закупки продуктов питания. Значительная доля их должна была покупаться в Китае. В Кашгаре из круп можно купить рис, пшенку, кукурузу, геркулес, вермишель. С вермишелью дело обстоит хитро, здесь чаще всего продается белая лапша из риса. Но если постараться, то можно найти желтоватую лапшу из пшеничной муки местного производства и даже спагетти из Италии.

Кашгар, орехи и сухофрукты. Фото А. Жарова (2006)

Мавзолей Абаха Ходжи в Кашгаре. Фото А. Жарова (2006).

Еще в гипермаркетах можно купить сухое молоко и лимоны, которые мы режем и пересыпаем сахаром. Очевидно, что сахар и соль здесь продаются на каждом углу. На рынках Кашгара мы покупаем лук, чеснок, курагу и орехи. Продаваемые в супермаркетах местные шоколадные батончики значительно уступают «Сникерсу» и «Марсу» турецкого производства. Кстати в Кашгаре есть фирменный магазин по продаже этих турецких батончиков.

Весь день до позднего вечера мы закупали и расфасовывали продукты. Перемещаться по городу удобно на такси. Такси здесь много, и очень легко поймать пустую машину. Почти любой проезд по городу стоит 5 юаней, эта цифра включается при посадке и лишь, начиная с некоторого порога, начинает расти. В поездках по городу этот порог обычно не достигается. Однако машина в аэропорт стоит уже 20 юаней (~90 рублей).

В Семане удобно. Это дряхлеющий, но изначально очень красиво построенный отель имеет также красивую территорию, на которой расположено еще и здание бывшего русского консульства.

Здание бывшего русского консульства в Кашгаре. Фото автора (2002).

Персонал отеля в, большинстве своем, понимает по-английски, публика в отеле — туристы и путешественники, на первом этаже есть Интернет. Отель расположен почти в центре города, и недалеко от него имеется несколько супермаркетов.

Обычная цена в Семане — 40 $ за 2-х или 3-х местный номер.

Во дворе отеля Семан. Фото А. Жарова (2006).

27 июня. В 12-м часу мы загрузились на два джипа и поехали в Каргалык. Рюкзаки и мешки с продуктами питания мы разместили на крышах, поэтому в салонах чувствовали себя комфортно. В каждом джипе можно разместить по 4 пассажира. Поэтому оптимальная загрузка пары машин — 7 человек + гид. Для команды из 8 человек наверно нужен еще и грузовичок. Тогда восьмой участник может разместиться рядом с водителем грузовой машины.

Джипы — это непременный атрибут заезда в Каракорум. Думаю, что положение это не изменится даже после окончания строительства шоссейной дороги вдоль Раскемдарьи к западу от Мазара.

Наши джипы. Фото И. Жданова (2010)

От Кашгара до Каракорума нельзя доехать за один день. Поэтому ночуют обычно в городе Каргалык (или Ечэн, как его называют на китайских картах), который раскинулся у подножия Куньлуня в 50 км от его предгорий.

В пригороде Кашгара. Вот такие повозки ездят или по центру, или в левом ряду, и сильно тормозят движение. Фото Т. Беляевой (2003).

Дорога из Кашгара в Каргалык идет, в основном, в юго-восточном направлении по краю пустыни Такла-Макан. Минуя на 65-м километре городок Янгисар, шоссе огибает с востока крупное озеро и, покидая череду прикашгарских оазисов, устремляется в пустыню. Покрытие на дороге хорошее, шоссе прямое, поэтому на этом пустынном участке пути 100 км в час — это норма.

Дорога в Китайский Каракорум. Участок Кашгар — Каргалык.

В следующем крупном оазисе находится древний город Яркенд. От Кашгара до него 200 км. Сейчас он осовременен и имеет стандартный облик обычного городка северо-западного Китая. По крайней мере, с дороги никаких особенных древностей мы не заметили.

В 15 км за городом дорога проходит по 540-метровому мосту через могучую реку с одноименным названием — Яркенд. Вот она, Каракорумская водичка! В горах эта река называется Раскемдарьей, в своем среднем течении она отделяет Каракорум от Куньлуня, а в верхнем течении — Каракорум от Тибетского нагорья. Вода с ледников Гашербрума и К2 течет под этим мостом.

От Яркенда до Каргалыка еще 65 км. Бросается в глаза, что в этом городе живет очень мало китайцев. Точнее, мы видели лишь одного — это был служащий отеля с очаровательным названием Climbing Hotel, в котором мы и заночевали. А на улицах — китайцев нет, одни уйгуры.

Каргалык. На фоне нашего отеля. Фото И. Жданова (2010)

Весь путь от Кашгара до Каргалыка мы проехали за 4 часа, и у нас осталось достаточно времени, чтобы не только отдохнуть, но и сделать кое-какие дела, например, сходить на расположенную рядом автозаправку и залить бензином 19 пластиковых полуторалитровых бутылок.

28 июня. В Каргалыке соединяются три крупных дороги. Первая идет на северо-запад, мы приехали по ней из Кашгара, это магистраль G315. Вторая идет на восток и, минуя оазисы южного края пустыни Такла-Макан, пересекает Цайдамскую котловину и северным берегом озера Кукунор прибывает в Синин — столицу провинции Цинхай. Это продолжение магистрали G315 на восток. Наконец, третья дорога идет на юг — это ведущая в Лхасу транстибетская магистраль G219, она то нам и нужна.

Дорога в Китайский Каракорум. Участок Каргалык — Мазар — Илик

Дорога сначала идет по пустыне, потом по пустынным предгорьям Куньлуня и, наконец, входит в ущелье, где начинается подъем на перевал Аккездаван (3210).

В 2006 у меня была очень задорная (если не сказать — хулиганистая) команда. Это они в объектив песком кидаются. Кстати, кустарник этот называется Гребенщик или Тамарикс — очень характерное в Центральной Азии растение. Оно еще на Шаксгаме на высоте 4000 м растет…

Верблюды в предгорьях Куньлуня. Фото И. Жданова (2006).

Этот перевал находится на 112 км от Каргалыка и ведет через северный отрог главного Куньлуньского хребета, открывая путь в долину Холастандарьи выше её трудных каньонов. Подъем и спуск с перевала Аккездаван проходит по дороге с гравийным покрытием.

Подъем со стороны Каргалыка на перевал Аккездаван (3210). Фото отсюда.

На перевале Аккездаван (3210). Фото И. Жданова (2010).

После хитроумного серпантина дорога спускается в долину реки на высоту 2500 м. Здесь снова начинается асфальт.

На 159-м километре на полицейском посту в поселке Ку-Ди проводится паспортный контроль всех проезжающих. Недалеко от контрольно-пропускного пункта имеется ряд ночлежек и забегаловок, где можно отведать лагмана или шурпы.

На контрольно-пропускном пункте Ку-Ди. Фото отсюда.

Куньлунь. Дети в Ку-Ди. Фото И. Жданова (2006).

В одной из таких ночлежек мы провели ночь на обратном пути, когда возвращались в Кашгар. Вечерний воздух был заполнен гарью и содрогался от треска многочисленных дизельных электрогенераторов. В поселке кипела жизнь. Кто-то ужинал, кто-то готовился ко сну, одни машины уезжали, другие приезжали… Я вошел в наши покои, скинул рюкзак и осмотрелся. Внимание привлекли поддерживающие потолок доски, которые прогнулись дугами под тяжестью толстого слоя грунта — потолок в нашей хибаре был земляной. «Только бы не было землетрясения», — подумал я…

Фрагмент китайской карты с обведенным в зеленый кружок поселком Ку-Ди.

От поселка Ку-Ди до перевала Чирагсалды (Chiragsaldi, 5012) через главный Куньлуньский хребет — 60 км. Дорога плавно поднимается вдоль реки Халастандарья, и по мере подъема окружающая местность становится все более и более безжизненной.

Долина Холастандарьи. Фото И. Жданова (2006).

Пожалуй, что кульминация этого достигается на спуске с перевала в долину Раскемдарьи. Я никогда не видел более безжизненных гор. На протяжении многих километров здесь нет ни одной маленькой травинки или захудалого цветочка. Здесь нет даже ни одного красивого камня! Вокруг только унылый серый сланец и такой же серый песок и придорожная пыль.

Спуск в Мазар с перевала Чирагсалды (5012). Фото отсюда.

На расстоянии 22 км от перевала Чирагсалды на 241-м километре от Каргалыка в долине Раскемдарьи на высоте 3780 находится отмеченный на всех картах поселок Мазар. В нем тоже имеется несколько сараев или палаток, где путникам дают поесть. Однако, в отличие от Ку-Ди, который, хотя бы внешне имеет приличный вид, Мазар — это полная дыра.

В селении Мазар. Фото отсюда.

Отели и рестораны в Мазаре. Фото М. Бертова (2010).

Кругом мусор, грязь, свалка находится прямо за обочиной дороги напротив сараев-столовок. Из-под хибар течет мутный ручей, в который сливают воду после мытья посуды, и в этом ручье копошатся крупные уродливые утки. «Утки-мутанты», — подумал я. Прямо на наших глазах у большого паркующегося грузовика с громким хлопком прокололась камера. Когда он отъехал на место стоянки, я изучил место прокола и ничего особого на земле не обнаружил. «Наверно он наехал на камень уже будучи с гвоздем в покрышке», — задумчиво объяснил Ваня — в автомобильных делах он крупный специалист. Поэтому когда водила подкатил запасное колесо, я обратился к Ивану с таким вопросом: «А как ты думаешь, доедет ли это колесо до Кашгара?». «Думаю, что доедет, с чего бы ему не доехать?» «А до Лхасы доедет?» «А до Лхасы, думаю, нет».

Еще одна фотка мазарских гостиниц. Фото отсюда.

Ведущая в Лхасу магистраль G219 в Мазаре поворачивает на восток, а на запад вниз по долине Раскемдарьи отходит узкая грунтовая дорога с надежностью проходимая только на джипах. До конечного пункта заезда, кишлака Илик, по этой дороге 50 км. Уже на обратном пути, возвращаясь в Кашгар, мы обнаружили масштабную стройку — китайцы задумали превратить эту дорогу в шоссе. Куда оно приведет? Заменит ли оно грунтовку в нижнюю часть долины Шаксгама, в кишлак Упранг? Или его дотянут до Каракорумского шоссе Кашгар-Исламобад? В последнем случае китайцам придется проложить дорогу через известный издревле перевал Упрангдаван (4920). Если такое строительство действительно состоится, то у туристов и альпинистов появится новый альтернативный путь заезда в Китайский Каракорум.

Примерно на 27-м километре от Мазара дорога пересекает по мосту Караярдарью или Базардару — значительный правый приток Раскемдарьи. Пойма реки близ её устья покрыта сочной изумрудной травой — зрелище просто потрясающее для этих пустынных мест. Еще через 800 метров дорога переходит по мосту на левый берег Раскемдарьи.

Раскемдарья между Мазаром и Иликом. Фото А. Жарова (2006).

На 42-м километре ущелье расширяется, Раскемдарья принимает слева крупный приток Зуг-Шаксгам. Дорога серпантином спускается к обрыву к пойме этой реки. Здесь, над обрывом раскинулась территория погранзаставы.

Внимание! Местность около заставы, как и саму заставу, снимать на видео или фотографировать запрещено.

На заставе в ожидании отъехавшего начальника мы потеряли более полутора часов. Здесь не только проверяют разрешение на посещение погранзоны. Здесь запирают в сейф паспорта иностранцев и устраивают досмотр вещей. Чаще всего он формальный, а иногда на него вообще «забивают», как это и произошло в нашем случае. Тем не менее, важно отметить, что спутниковые телефоны и GPS-приемники в погранзоне недопустимы. Если их обнаружат, то отберут.

За мостом через Зуг-Шаксгам дорога серпантином поднимается на дашт — огромное 4-километровое пустынное плато на левом берегу Раскемдарьи. В дальнем конце этого плато справа от дороги уже издалека виднеется кучка пирамидальных тополей. Это кишлак Илик — конечный путь нашего автомобильного путешествия. Здесь формируются караваны верблюдов, отсюда начинаются все экспедиции к K2 и Гашербруму с китайской стороны.

Илик. Во дворе у дома Донияра. Фото М. Бертова (2010).

Нас разместили в доме Донияра — традиционного начальника всех экспедиционных караванов. Высота 3500 м. Следующий день станет первым днем нашего пешего пути.

************************

Ссылки:

1. Китайско-индийский пограничный конфликт

2. Википедия. Китайско-индийская пограничная война

3. Zhang Xiangsong. Glaciers of Himalayas

4. Википедия. Долина Шаксгама

5. Джамму и Кашмир

************************

Переход к следующей части —
Караван. Илик — ледник Гашербрум ( Gasherbrum Glacier ).

Переход
на главную страницу отчета.

************************

24


Источник: risk.ru

Всякий, кто впервые приехал в Кашгар — один из дрейвнейших городов Синцзян-Уйгурского региона, обязательно скажет: "Это не Китай никакой, это Узбекистан!"

Действительно этот регион абсолютно не имеет ничего общего с Китаем и коренное население здесь — это мусульмане-уйгуры.  В средние века Кашгар был важнейшим торговым пунктом на Великом шёлковом пути, откуда шли караваны на запад (в Ферганскую долину), юг (Джамму и Кашмир) и север (Урумчи и Турфан). Этот замечательный город стоит в одном ряду с такими жемчужинами Средней Азии, как Самарканд, Бухара и Хива. И если вам интересна история региона, населеющие ее народы, сложные этнические и культурные проблемы Азии — вам обязательно надо побывать и в Кашгаре тоже.

Вне всяких сомнений, китайская политика "модернизации и китаизации" изменила облик старинного Кашгара. И сегодня, за исключением старой части города, он превратился в самый современный город Шелкового пути.

Вид из моей гостиницы на старую часть Кашгара —

А это новая часть Кашгара, абсолютно современная —

Неизменный Мао возвышается перед нашем отелем, на главной площади города. Для уйгуров этот человек остается символом оккупации и порабощения, поэтому перед памятником постоянно дежурят вооруженные солдаты, чтобы кто-то не выразил свое отношение к вождю, запустив в него тухлыми яйцами —

Самое интересное в Кашгаре, это конечно же старая часть города с глинобитными домиками и узенькими улочками —

Здесь ничего не изменилось за столетия —

Тем не менее, прогресс не остановить и власти активно превращают Кашгар в туристический центр, отстраивая заново крепостные стены и прокладывая туристические маршуты с указателями —

Поэтому спешите, если хотите застать Кашгар таким, каким он был двести и пятьсот лет назад —

Люди здесь не менее колоритны, чем сам город —

Очень много мечетей, причем у уйгуров нет той показушной гигантомании, когда мечети по размерам напоминают металлургический комбинат, как в Стамбуле, или Каире. Здесь все скромнее и аутентичнее —

Так люди живут —

Как уже говорили, китайцы вкладываются во все, кроме сохранения культурного наследия уйгуров. Многие старинные здания стоят заброшенными, в то время как рядом строятся многоуровневые транспортные развязки —

Старый город прекрасен —

В городе много полиции, ведь отношения между уйгурами и китайскими мигрантами остаются напряжеными —

Центральная площадь старого города —

Исламский центр Кашгара —

Забавно, что указатели дублируются еще и на русском —

Что я вам скажу? Спешите! Китайцы активно превращают весь уйгурский регион в подобие любого другого региона Китая. В уйгурах они видят угрозу стабильности и опасность распространения радикального ислама. Трудно судить, насколько опасения китайцев обоснованы. В последние годы в городе было совершено несколько терактов, организованных уйгурским подпольем, но следует ли из-за этого уничтожать культурное наследие древнего народа?

Источник: zen.yandex.ru


Categories: Другое

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.