В истории эта древняя страна была известна как Персия. Но сегодня она, почему-то, настаивает на названии Иран.

Почему у государства было два имени? Когда и как целая страна решила сменить свое название?

Древние арии и развитые парсы

Нация современного Ирана традиционно связывает свое происхождение с легендарными арийцами или ариями.

Самоназвание ариев предположительно восходит к древнему индоевропейскому корню ar-i̯-o-, означающему «свободные» или «знатнейшие».

В связи с представлениями иранских историков их древние предки вышли из мест их изначального обитания в предгорьях Гималаев и расселились на Ближнем Востоке.

Образованная ими империя была «ровесницей» Древнего Египта и Древней Греции.

Государство было многонациональным. Арии не составляли в ней большинство, но стали политически доминировать. В смешении народов и языков корень в самоназвания арийцев исказился. Так предположительно появилось слово «Иран», то есть «страна ариев».


Но греки называли государство и нацию иначе. Наиболее развитой исторической областью была Парса или Фарса или Парсуаш . Поселения там появились еще в третьем тысячелетии до нашей эры. Корень «парс» предположительно восходит к древнему «богатырь». Он же мог использоваться как самоназвание.

Во время торговли и войн греки, видимо, в большей степени имели дело именно с выходцами из Парсы, поэтому и все государство своих давних соперников называли чуть искаженно Персией или Персидой по созвучию с именем мифического Персея. В частности, от этого появилось название Персидский залив.

Так за страной закрепилось два имени. Внутри жители назвали государство Ираном, понимая, что Парс — только область.

За рубежом же вслед за греками страну стали называть Персией.

Это подобно современной ситуации с тем, что в мире закрепилось название Германия/Allemagne/Germany, хотя сами немцы называют свою страну и государство Deutschland.

Жители древней Персии/Ирана были преданными почитателями культа Зороастры. Многие века они господствовали на Ближнем Востоке и неоднократно боролись с Грецией за гегемонию в Средиземноморье.

Постепенное падение влияния

После Александра Македонского, изменившего карту мира, Персия постепенно стала терять свое влияние.


Период эллинизации сменился приходом новых завоевателей.

С появлением ислама регион стал стремительно мусульманизироваться, хотя некоторые персы/парсы продолжали придерживаться зороастризма.

Через страну прошли арабы, тюрки, монголы, меняя ее облик.

Нового рассвета государство добилось уже при мусульманских правителях. В XVII веке шах Аббас сумел существенно увеличить территорию, сделав Персию-Иран лидером в регионе.

Но затем на страну стали давить турки и Россия, постепенно отрезая от нее куски территории и снижая влияние в регионе.

В начале ХХ века Персия попала в сферу интересов Британии, попытавшейся сделать ее своей колонией вслед за Индией.

В 1919 году был установлен полный британский контроль над территорией Персии.

Но свои интересы в регионе пытался преследовать и СССР. На короткое время здесь была даже попытка создать Советскую республику.

Но национальные силы, устав от иностранного владычества, смогли сплотиться и совершить переворот.

В 1921 году к власти пришел новый лидер — шахиншах Реза Пехлеви. Британцы официально покинули регион. Они предпочли признать нового сильного правителя, рассчитывая, что он сумеет устоять под давлением СССР.

Начать с чистого листа

Пехлеви, как реформатор, во многом хотел подчеркнуть, что с ним начинается новая история страны. Он провел индустриализацию, существенно модернизировал страну и государственную структуру.


Чтобы продемонстрировать, что страна уже другая, свободная от чужеземного влияния, Реза Пехлеви решил сменить официальное название. В представлении шахиншаха Персия слишком прочно ассоциировалась с костной и зависимой державой.

Начиная с национального Нового года — 22 марта 1935 года страна и государство получили официальное название Иран.

Не все были довольны сменой имени, часть граждан считала, что так они могут потерять культурное достояние, доставшееся от древних персов.

Но в дело опять вмешалась история. Во Вторую мировую Иран согласованно оккупируют СССР и Великобритания.

После освобождения новый шах Мохаммед Пехлеви разрешил параллельное равнозначное использование обоих названий — и Иран, и Персия. Страну ждал еще целый ряд потрясений в процессе перехода от монархии к республике.

И нация, проходя путь возрождения и поиска объединяющей идеи в послевоенном мире, стала все чаще вспоминать о древних ариях, как своих легендарных предков. Мысль об арийском происхождении сплачивала нацию. Поэтому в конце ХХ века государство оставила за собой одно имя — Иран, то есть «страна ариев».

Источник: zen.yandex.ru


В течение многих веков Иран называли Персией. Одним из самых крупных племен, проживающих на территории древнего государства Элам, были парсы, поэтому греки стали называть эти земли Персией. Это название через греков распространилось во всем Античном мире, Византии и в Европе.

В 1935-м году Персия официально сменила название на Иран. При этом во многих европейских странах до сих пор используют слово «персидский», когда говорят про жителей Ирана, про язык, литературу, культуру, музыку, и даже предпочитают по-прежнему называть эту страну Персия (например, во французском языке — La Perse). Почему так произошло?

Не все знают, но название «Иран» возникло гораздо раньше, чем «Персия», и его использование исторически обосновано. В древности иранцы называли свой народ Arya (Арии или Арийцы), а свою страну, соответственно, «Aryānām» (земля арийцев), что особенно подчеркивало принадлежность жителей к индо-арийской ветви. Во времена правления династии Сасанидов (III-VII вв. н.э), государство именовалось Erānšahr. Вместо Aryān стали говорить Erān (Эран) из-за изменений в самом языке, а позднее уже пришли к современному варианту слова — «Иран».

Скальный рельеф в зоне Накше-Рустам, изображающий триумф иранского шаха из династии Сасанидов Шапура I над римским императором Валерианом I / wikipedia.org

Считается, что соответствующее предложение поступило шаху Резе Пехлеви от иранского посла в Германии, которая в то время оказывала сильное идеологическое давление на Иран.


обы, немецкие друзья убедили посла в том, что с новым правителем страна перевернула страницу своей истории и должна освободиться от прошлого влияния Персидской империи. Эта идея оказалась настолько своевременна, на сколько могла быть, так как именно в эти годы шах проводил культурно-идеологическую политику под лозунгом «возврата к былому величию», в рамках которой реформировался язык, арабские слова заменялись на персидские, а сознание народа было обращено к доисламскому прошлому государства.

В самом Иране многие историки вели долгие дискуссии о том, действительно ли так необходимо менять известное во всем мире слово «Персия» на мало кому знакомое «Иран». Некоторые европейцы встречали название «Иран» ранее, например, в литературе, но были и такие, кто едва находил связь между Ираном и прежней Персией. На Западе новое название прижилось не сразу. Многие ошибочно считали, что такие перемены произошли вследствие распада Османской империи, в результате чего появились на карте мира Иордания или Ирак; или из-за обретения независимости от кого бы то ни было, как происходило со странами на Африканском континенте; ну и, конечно, созвучность с Ираком сыграла свою негативную роль.

Шли годы, в стране происходили различные события, «Иран» все чаще попадал на первые страницы мировых печатных изданий, и, наконец, получило официальное признание. Название «Персия» постепенно исчезало из речи европейцев и вскоре стало историей.

Источник

 

Источник: dostoyanieplaneti.ru

Официальная смена названия


Таким образом, сами иранцы всегда называли свою страну Ираном. Персией её назвали за границей, и сами персы под влиянием западной традиции в ряде публикаций и книг в новое время. В мире официальное название Персия на Иран сменили в 1935 году, когда первый иранский правитель из династии Пехлеви, Реза, обратился с письмом в Лигу Наций с просьбой использовать для названия своей страны слово «Иран» вместо термина «Персия». Реза-шах Пехлеви обосновал это требованием, тем, что внутри его страны для обозначения государства, которое было известно в мире как Персия, употребляется слово «ирани». А этот термин происходит от древнего самоназвания ариев и «страны ариев».

В самом Иране это решение вызвало сопротивление части общественности. Считалось, что официальная смена названия лишает страну части её великого прошлого. Поэтому в 1959 году правительство разрешило использовать в мировой практике два названия параллельно.

«Страна ариев»

Арийская теория и поиск философского камня

Вы узнали и далее можете узнать о предвзятом характере арийской теории. Ю. Кулаковский в 1899 году писал:


«Не считал я также нужным останавливаться на вопросе о доказательствах принадлежности алан к арийской расе и притом иранской ея ветви, считая этот вопрос окончательно порешенным в трудах языковедов и между ними – проф. Всев. Миллер в его «Осетинских этюдах»».

Предубеждения – не доказательства. Было выявлено, что эта псевдоаксиома основывается лишь на домыслах и предубеждениях. Теперь я приведу еще факты проясняющие арийскую иторию.

Слово arya (РВ – र्य, र्यं, र्या; санск. – आर्य) среди самих арийцев и индийцев означало «преданный», «религиозный». Как ни странно, лингвисты определили значение этого слова как «благородный», «знатный», исходя из древнеирландского языка, на котором говорил народ, живший за 6000 км от арийцев. Заметны тенденциозные подходы в интерпретациях всего, что касается термина «арийский». Например, кочевые аланы не относящиеся к индоиранской культуре вдруг через столько лет начали искаженно называть себя арийцами (вместо aryana alan). Ведийское слово ария означает «тот, кто верен своей религии», что вполне соответствует семантике Ригведы и Авесты. Ведь оба они религиозные тексты, где центральное положение занимает народ, который придерживается ведийской или зороастрийской религии. Аланы не были зороастрийцами, тогда как арийцами называли именно приверженцев зороастризма.

Источник: comunicom.ru


Что приходит на ум большинству людей, когда они слышат название государства Иран? Революция, ядерная программа, противостояние Западу? К сожалению, многие судят об Иране по сообщениям прессы последних тридцати лет, а говорится в ней именно об этом. Однако любой иранец охотно расскажет вам, что у его родной страны – совсем другая история. Документированная история государства охватывает примерно 2500 лет, вплоть до современной Исламской Республики Иран. Республика основана в 1979 году в результате революции, главным вдохновителем которой было консервативное духовенство. Это, вероятно, первая в мире современная конституционная теократия и величайший эксперимент: могут ли эффективно управлять страной религиозные лидеры, которые обязывают жить будто бы по закону Аллаха народ, у которого за плечами – богатейшая история Персии? Иранский характер невозможно разложить на составляющие – в нем сочетается и персидское, и исламское, и западное. Причем персидские нотки не имеют ничего общего с исламской культурой.

В VII веке Персия стала частью Арабского халифата. С тех пор наследники империи прилагают все усилия, чтобы сохранить свой национальный характер, свою самобытность.

Борьба за право быть рабом. В Иране я была гостем, а у гостя здесь высший статус. За столом ему отводят лучшее место, угощают самыми сочными фруктами. Это одно из правил сложной системы вежливости – таароф.


а определяет всю здешнюю жизнь. Гостеприимство, ухаживание, семейные отношения, политические переговоры – таароф является неписаным кодексом, определяющим, как люди должны вести себя друг с другом. Это слово пошло от арабского «арафа», что переводится как «знать», «получать знания». Но сама идея таарофа – принижать себя, возвеличивая другого, – персидского происхождения, утверждает Уильям Биман, лингвист-антрополог из Университета Миннесоты. Он назвал это «борьбой за право быть рабом положения», но борьбой изысканно-утонченной. В иранском обществе с его сложнейшей иерархической структурой такое взаимодействие, как ни парадоксально, позволяет людям общаться на равных. Правда, порой иранцы так увлекаются, стараясь угодить друг другу (по крайней мере с виду) и отказываясь от предложений (тоже с виду), что становится сложно понять, чего же они хотят на самом деле. Они непринужденно болтают, поочередно то обращаются с просьбами, то отказываются – и так до тех пор, пока не постигают всех замыслов собеседника. Обходительность и внешняя искренность при скрывании истинных чувств – искусное притворство! – считаются вершиной таарофа и огромным социальным достижением. «Никогда нельзя показывать своих намерений или своей истинной сущности, – объясняет бывший иранский политический заключенный, ныне живущий во Франции. – Нужно быть уверенным, что не подвергаешь себя опасности. А опасностей в Иране всегда предостаточно». Конфликт по территориальному признаку. Действительно, долгая иранская история изобилует войнами и вторжениями.

ичина всех конфликтов – территориальная. Богатства и удачное стратегическое расположение провоцировали одно нашествие за другим. Персия пережила несколько падений и возрождений. Среди завоевателей были турки, монголы и, что особенно важно, арабы, воодушевленные новой религией – исламом. Им-то и удалось в VII веке окончательно усмирить Персию, которая стала частью Арабского халифата. С тех пор наследники империи прилагают все усилия, чтобы сохранить свой национальный характер, свою самобытность. Сердца и дух этих людей не так-то просто изменить. При любом вторжении персияне умудрялись оставаться собой, передавая традиции завоевателям. Так, Александр Македонский, разрушив покоренную Персию, позже перенял ее обычаи и принципы устройства государства. Он даже взял в жены персиянку (Роксану) и приказал тысячам своих воинов последовать его примеру. Иранцы гордятся умением ладить с чужаками. Те обычаи захватчиков, которые им нравятся, они принимают, но и от собственных не отказываются. Культурная гибкость – вот основа персидского характера. В руинах древней столицы, Персеполя, сожженного Александром Македонским, сохранились изображения на каменных стенах. Рисунки указывают на царившую тогда дружескую атмосферу: представители разных народов преподносят друг другу дары, приветливо кладут руки на плечи. Похоже, что в то время, в эпоху варварства и жестокости, Персеполь демонстрировал космополитизм. Территория сегодняшнего Ирана была обитаема уже десять тысяч лет назад. Арийцы, которым Иран обязан современным названием (оно происходит от слова аиранам, что означает «страна арийцев»), стали заселять эти края приблизительно в 1500 году до нашей эры. Ученым предстоит совершить еще много открытий, связанных с историей страны. В Иране уже десятки тысяч археологических площадок. На одной из них, на юго-востоке страны, возле города Джирофт, начали работать в 2000 году. Она появилась благодаря ливневому паводку на реке Халиль, обнажившему тысячи древних гробниц. Раскопки ведутся там всего несколько сезонов, но уже найдены интереснейшие предметы. Среди них – бронзовая голова козы, которой предположительно пять тысяч лет. Возможно, Джирофт – центр цивилизации времен древней Месопотамии.

В VI веке до нашей эры царь Кир Великий из династии Ахеменидов основал Первую персидскую империю, ставшую впоследствии крупнейшим и могущественнейшим царством древности. На пике расцвета при преемнике Кира Дарии владения империи простирались от Средиземноморья до реки Инд.

Раскопками здесь руководит известный археолог Юсеф Маджидзаде. Некоторое время тому назад он заведовал кафедрой археологии Тегеранского университета, после революции потерял работу и уехал во Францию. Но за последние годы, по его словам, в Иране многое изменилось, – например, возродился интерес к археологии. И вот он прибыл на родину для исследования гробниц близ Джирофта. Территория сенсаций. К какой же эпохе относится находка? Юсеф считает, что это могут быть следы мифической Аратты, существовавшей примерно в 2700-х годах до нашей эры. Некоторые исследователи полагают, что именно в Аратте были созданы дивные ремесленные изделия, которые затем попали в Месопотамию. Но доказательств пока нет, и другие ученые настроены скептически. В VI веке до нашей эры царь Кир Великий из династии Ахеменидов основал Первую персидскую империю, ставшую впоследствии крупнейшим и могущественнейшим царством древности. Царь был храбрым, скромным, добрым правителем. Созданную им империю называют первой державой, где существовала религиозная и культурная терпимость. Она объединила более двадцати трех народов, мирно соседствовавших при единой центральной власти, которая первое время концентрировалась в Пасаргадах. На пике расцвета при преемнике Кира Дарии владения империи простирались от Средиземноморья до реки Инд. Выходит, Персия была первой мировой супердержавой! «Мы хотели бы вернуть те времена, – говорит Саид Лейлаз, тегеранский экономист и политолог. – За века границы сузились, но память о супердержаве и былом величии осталась». Мысли о грандиозных достижениях прошлого подкрепляют находки археологов. Среди них – цилиндр Кира, быть может, самый потрясающий предмет, найденный в Иране. На глиняном цилиндре (подлинник хранится в Лондоне, в Британском музее) клинописью высечен декрет, который можно рассматривать как первую хартию прав человека, и этот документ почти на два тысячелетия старше Великой хартии вольностей. Декрет устанавливает религиозную и этническую свободы, запрет рабства и любых притеснений, отъема собственности силовым путем или без компенсации. А завоеванные земли сами решали, подчиняться ли власти Кира. «Цилиндр – далеко не единственный пример того, как Иран удивляет мир, – рассказала Ширин Эбади, иранский юрист, лауреат Нобелевской премии мира 2003 года. – Многие иностранцы изумляются, когда узнают, что шестьдесят пять процентов учащихся наших колледжей – девушки. А когда видят иранскую живопись, архитектуру, то не верят своим глазам! Они судят о нас лишь по тому, что слышали на протяжении последних тридцати лет».

«Кроме персов в Иране сегодня проживает много разных народностей, – рассказывает археолог Юсеф. – Но все они знают фарси, один из древнейших живых языков на свете».

Когда я спрашивала людей, что мир должен знать о них, они с ходу отвечали: «Мы не арабы!» И тут же добавляли: «Мы не террористы!» Арабов, завоевавших Иран, здесь многие считают кем-то вроде бедуинов, у которых не было собственной культуры кроме той, что они переняли у персов. Иранцы до сих пор говорят о них с такой неприязнью, будто прошло не четырнадцать веков, а пара месяцев. Спасительные строки. Чтобы сохранить себя, персы продолжали говорить на родном языке. Уберечь его от растворения в иноземной речи помогла поэзия. Иранцы боготворят Руми, Саади, Омара Хайяма, Хафиза. Но все же главный национальный поэт – Фирдоуси, живший в Х веке. Когда арабы только завоевали Персию, ее жители не могли открыто выражать свои мысли, к тому же на родном языке. Фирдоуси делал это за них. Поэт был правоверным мусульманином, но противился арабскому влиянию. Стараясь использовать поменьше арабских слов, он на протяжении тридцати лет создавал стихотворный эпос «Шахнаме» («Книгу царей»). В этом шедевре мировой литературы описаны истории полусотни монархий: восшествие царей на престол, их смерть, частые отречения от власти и перевороты. Заканчивается эпос арабским завоеванием, описанным как катастрофа. В сказаниях «Шахнаме» фигурируют враждующие цари и герои-воины, причем последние почти всегда оказываются нравственно выше правителей, которым служат. Эти истории поднимают проблему праведных людей, попавших под власть злых или некомпетентных. С тех пор как была написана «Шахнаме», язык несколько арабизовался, но его основой остается древнеперсидский. «Кроме персов в Иране сегодня проживает много разных народностей: туркмены, арабы, азербайджанцы, белуджи, курды и другие, – рассказывает археолог Юсеф. – Но все они знают фарси, один из древнейших живых языков на свете». Оригинал «Шахнаме» давно утрачен. Одна из копий хранится в музее дворца Голестан в Тегеране и датируется примерно 1430 годом. Ее мне показала смотрительница, миловидная девушка Бехназ Табризи. Иллюстрации – всего их двадцать две – сделаны чернилами из каменной пыли, смешанной с соком цветочных лепестков. Сегодня эта книга считается одной из главных реликвий Ирана. Говорят, любой иранец, образованный или нет, может процитировать Фирдоуси. Регулярно проходят чтения – в колледжах, у кого-то дома или в традиционных персидских чайханах. В одной из таких чайхан, «Азари» (на юге Тегерана), где стены расписаны сюжетами из «Шахнаме», я слушала чтеца, декламирующего отрывки из великой книги. Потом музыканты исполнили традиционные песни, под которые танцевали дети. А наблюдавшие за танцем родители попивали чай из изящных стаканчиков, закусывая финиками и печеньем.

Когда арабы пришли с новой, как им казалось, идеей поклонения единому богу, персы знали единобожие уже более тысячи лет.

Праздником единым. Поэзия – не единственное средство, с помощью которого персам удалось сохранить свою культуру. Взять, к примеру, Навруз – весенний праздник равноденствия, он же – Новый год. Сегодня его отмечают не только в Иране, но и в республиках Средней Азии и Закавказья. Это тринадцатидневная феерия, во время которой все закрывается, а люди гуляют, танцуют, читают стихи. Традиция Навруза восходит к зороастризму, древней религии персов. Учение Заратустры (греч. – Зороастр) повлияло на многие верования, в том числе основные мировые религии: иудаизм, христианство и ислам. Когда арабы пришли с новой, как им казалось, идеей поклонения единому богу, персы знали единобожие уже более тысячи лет. «Нам навязывают небеса!» А что происходит с древними персидскими традициями в наши дни? До 1979 года страной правил шах Мохаммед Реза Пехлеви, который, прикрываясь великими идеями Кира, насаждал музыку, одежду, стиль поведения и бизнес-интересы Запада. В 1971 году он попытался искусственно привить людям национальную гордость, устроив показной праздник в честь 2500-летней годовщины Персидской империи. У входа в Персеполь развернули роскошный палаточный городок, еду привезли из Парижа, а в число приглашенных входили важные персоны со всего света. Но иранцам идея шаха пришлась не по душе. В 1979 году в результате революции к власти пришли консервативные исламисты, не желавшие возрождать персидский дух, – даже наоборот! Так, они попытались приуменьшить значение Навруза, предлагая перенести Новый год на день рождения имама Али, исторического лидера шиитов, к которым относится большинство иранцев. «Власти даже прибегали к арестам, – рассказал мне мой приятель Али. – Но наш праздник не отменить – ведь ему более двух с половиной тысяч лет!» Сегодня священники-реформаторы, один из очагов власти Ирана, призывают иранцев быть мусульманами, не будучи арабами, а еще – не забывать о древней истории. После революции первое время люди воспринимали возрождение ислама как очищение от влияния Запада. Между тем многим иранцам по природе ближе учение зороастризма, согласно которому цель духовных исканий – самопознание. И хотя поначалу иранцы не возражали против усиления роли ислама в жизни общества, они оказались не готовы к тому, что новые порядки будут насаждать так сурово. Люди никак не ожидали, что религиозные деятели начнут вмешиваться и в судебную систему, и в повседневную жизнь. Были введены наказания в духе Средневековья (они сохранились до сегодняшнего дня): виновных забрасывали камнями, вешали, им отрубали пальцы и даже конечности. Сейчас центральные власти препятствуют некоторым из таких ритуалов, но в провинциях консервативные муллы непреклонно соблюдают традиции. Мотивируется все это праведной целью служить Аллаху и готовить себя к жизни в раю. «Нам навязывают небеса!» – считает Али. Вперед в прошлое. После революции двери на Запад закрылись на десятилетие. Правящее консервативное духовенство свело к минимуму любые проявления культуры, восходящие к доисламскому периоду (во всех мусульманских странах его называют джахилия, эпоха невежества). Зороастрийские символы были заменены на исламские, улицы переименованы, а из учебников пропали упоминания Персидской империи. Одно время люди опасались и за судьбу захоронения Фирдоуси – большого мавзолея из светлого камня в пригороде священного города Мешхед, с изумительным зеркальным прудом, над которым разносится гомон птиц, вьющихся вокруг колонн. Даже Персеполь грозились сровнять с землей. «Но они поняли, что тогда народ восстанет, и оставили все на своих местах», – рассказал Али. Похоже, исламская революция – «второе арабское нашествие», как ее называют, – лишь укрепила связь с прошлым, которую так старалась искоренить. Память о славном персидском прошлом хранят и юные иранцы. Один из них – андерграундный рэп-исполнитель Яс, паренек с черным ежиком волос и стильными длинными баками. На шее у него красуется серебряный фравахар – зороастрийский крылатый диск, символизирующий возвышение души через благочестивые мысли, слова и деяния. Юноша принадлежит к поколению революции, выросшему после 1979 года, которое составляет свыше двух третей 70-миллионного населения страны. Он поет о персидских поэтах, о древних предках, об истории Ирана. А еще Яс критикует сограждан за то, что те лишь почивают на лаврах великого прошлого. В последние годы у иранцев стала пробуждаться та часть национального самосознания, которая связана с представлением: они – прямые потомки едва ли не самого древнего человеческого рода. Так, мне рассказали о недавней акции у могилы Кира. Примерно две тысячи человек в один день купили многократные входные билеты, желая поддержать реставрацию захоронения. Акция была неофициальной – без речей и торжественных церемоний. А вот новые археологические раскопки, к сожалению, пока продвигаются медленно. «У страны много забот, и археология – не на первом месте», – говорит исследователь Юсеф Маджидзаде. Впрочем, по его словам, после открытий близ Джирофта все провинции загорелись раскопками. Теперь самый крошечный городок мечтает поведать миру свою собственную историю Ирана.

Источник: nat-geo.ru

Иран персия

Однажды Пётр I наведался в компании Алексашки Меншикова в покои своей супруги, и поделился с двумя самыми близкими людьми пока ещё тайным планом: "В Персию пойдём!". Далёкая Персия определённо казалась императору лёгкой добычей, ведь на примере родины он знал, чем чревато слишком долго сидеть в Средневековье. Вскоре, однако, планы государя обсуждал весь дворец, и первым делом монарх, как водится, отходил Меншикова своей тростью. Ну Меншиков вычислил изменника быстро — в покоях императрицы в клетке сидел попугай, и радостно повторял голосом государя — "В Персию пойдём!".

Поход, однако, состоялся, и я знал, что часть нынешнего Ирана — Гилян, Мазендеран и Астрабад, — в 1721-34 годах была частью Российской империи. Оказавшись в мае в Азербайджане и поняв, что 4-х недель на него хватит с излишком, я решил съездить в эти края. Но собирая информацию по персидской википедии через веб-переводчик, я обнаружил, что тема Русской Персии куда как сложнее и шире. И в первой части рассказа про Иран — о том, ради чего я в принципе покинул свою постсоветскую "зону комфорта". Многое здесь — эксклюзив, впервые представленный на каком-либо языке, кроме фарси.

Слова "Персия" и "Иран" — не синонимы. Персия — это пустыни и оазисы меж расходящихся под острым углом нагорий Эльбурса и Загроса, а Иран — огромная территория, на которую простиралось её культурное и политическое влияние. Свойством многих великих держав являются "шлейфы", простирающиеся далеко за их пределами — как Англосаксонский мир, Русский Мир или Большой Иран. Последние два накладываются друг на друга в Средней Азии и на Кавказе, ну а Исламская республика Иран, чьи границы почти не менялись уже без малого 200 лет — она побольше Персии, но куда меньше Большого Ирана. В древности по своему культурному уровню и военной мощи Иран был страной масштабов Китая, Индии или Эллады-Рима-Византии, дал миру зороастризм и манихейство, Авиценну и Алгоритма, царя царей Кира Великого и непобедимую даже для римлян Парфию… а позже пошёл в разнос. Сельджуки, монголы и Тамерлан сожгли персидские сады, сравняли с землёй города, затоптали караванные дороги, оставив вдоль них высокие башни из отрубленных голов. Тюрки, бывшие важной силой в истории Ирана с момента своего появления, теперь заселяли северные провинции, а тамошние персы переходили на их язык — их потомки ныне известны как азербайджанцы. Они и пересобрали Иран в первые годы 16 века: тюрок-кызылбаш Исмаил Хатаи из Ардебиля огнём и мечом объединил персидские земли от Кавказа до Индийского океана, и принял древний титул "царя царей" шахиншаха. Принёс он персами ещё кое-что — шиизм, на века ставший в Иране одной из основ идентичности.

2.
Иран персия

С севера над Персией нависает Эльбурс (в местном произношении Альборз) — длинный горный хребет, по высоте вполне сравнимый с Эльбрусом — на кадре выше маячит над Тегераном вулкан Демавенд (5610м), высшая точка страны. За горами, узкой полосой вдоль Каспийского моря — тот самый "Иран, но не Персия" — древняя Варкана (Земля Волков), в греческом варианте Гиркания, а в арабском Джурджания. От Кавказа до Каракум её имя звучит по сей день, переиначенное на разные лады — Ургенч, Горган, Гилян, Грузия… Поначалу Варкана входила в Туран — тёмную половину Ирана, где жили кочевники, нам известные как скифы. Берег Каспия населяло их племя дахи, которых в "Шахнаме" покорил легендарный царь Кей-Кавус. В достоверной истории Гирканией правили Мидия, Ахемениды со времён Кира Великого, Селевкиды со времён Александра Македонского, Парфия на пути экспансии Рима, и Сасаниды, с которыми был связан с Иране последний доисламский расцвет. А арабское вторжение раскололо древний край на части.

3.
Иран персия

В юго-западном углу Каспийского моря лежит Гилян — маленькая, но самая в Иране густонаселённая и самая плодородная, крайне самобытная провинция. Густые горные леса, рисовые поля в низинах и чайные плантации на крутых склонах — всё это кажется похожим на Индокитай, а вовсе не на пески Ближнего Востока, с той лишь разницей, что обильные здешние дожди зимой сменяются катастрофическими снегопадами.

4.
Иран персия

В местном "скансене" — высокие деревянные дома с соломенными крышами, и скорее европейские, чем азиатские платья местных женщин, вплоть до Исламской революции не знавших многожёнства.

5.
Иран персия

Гиляки (не путать с сахалинским тёзками!) в древности успели принять несторианство (под 533 годом упоминается даже епископ), а в 760-х годах так и не покорились арабам — мусульмане заняли равнину на морском побережье, а вот лесистые горы остались для воинов Аллаха неприступны. С ослаблением халифата дейлемиты (как арабы называли гилянцев) расселились на Армянское нагорье и Загрос, оставив там значительный след. Ислам они всё-таки приняли — но мирно. К единому Ирану их ненадолго пристегнули монголы, а окончательно это сделали лишь Сефевиды, причём до 1592 года Гилян оставался вассалом и не раз бунтовал.

6.
Иран персия

Иначе складывалась судьба земель на юго-востоке Каспия. В последние века доисламского Ирана на место дахов пришли другие кочевники тапуры, а потому арабам эта земля была известна как Табаристан. Здесь тоже зелёные горы и плодородная земля, но климат ближе к средиземноморскому, а в полях растёт пшеница.

7.
Иран персия

Вдобавок, через Табаристан проходили важные пути из Европы в Индию и Китай, давшие жизни древним городам, как античная Задракарта, древнеперсидский Горган, современные Сари и Астрабад, лишь в ХХ веке ставший новым Горганом. Типичный пейзаж — глухие глиняные фасады, как в Бухаре или Хиве, и покатые замшелые черепичные крыши, как в Крыму или Турции.

8.
Иран персия

Над Табаристаном сменялась власть лояльных арабам династий, а с упадком Халифата этот край больше смотрел на восток, на Таджикистан (в смысле — владения Саманидов) и Хорезм. Ислам здесь уже в те времена укоренился в шиитском варианте, но ещё не забылся зороастризм, и вот для одного из царей династии Зияридов потомки построили первую в мире ракету. Башня Кавуса считается первым шатровым мавзолеем, и из Табаристана эта архитектура попала в Хорезм, оттуда — в Золотую Орду, и далее на Русь в виде шатровых храмов., на мой художественный взгляд бывших прототипам космических ракет.

9.
Иран персия

И именно в Табаристане впервые встретились рус и перс. Где-то в 870-х годах на прибрежный остров Абескун, служивший базой иноземных купцов, вдруг напали ранее незнакомые бородатые варвары, чей язык не был похож на арабский и тюркский. Были они дики и свирепы, но довольно малочисленны и так и полегли в бою всей дружиной. Тот же финал ждал набеги в 909 и 910 годах, хотя масштаб их был уже куда как больше — прежде, чем погибнуть в дайламитской засаде, русы успели разграбить Абескун и множество деревень на побережье. Однако слабым местом дайламитов было отсутствие на Каспии сильного флота, и вот в 913 году со стороны устья Волги на Табаристан и Гилян обрушилось несколько десятков кораблей, каждый из которых вёз сотню воинов. Русы опустошили прибрежные города и земли, сожгли Сари, затем вторглись в Ширван и на несколько месяцев укрепились на островах Бакинского архипелага, ставших этакой Каспийской Тортугой. Иные арабские историки даже спустя сотню лет считали русов народом островитян, у которых дочери наследуют отцовское богатство, а сыновья — мечи. По некоторым сведениям, русская колония на Каспии в 913 даже успела креститься, а после задуматься о переходе в ислам. Достовернее лишь то, что вскоре "пираты Каспийского моря" покинули острова и решили прорываться домой. Но вновь увидеть родные луга довелось немногим — поредевшее в набегах войско с богатой добычей разгромили хазары и добили булгары выше по Волге. Позже русы ходили на Каспий ещё не раз, но в Табаристане более не появлялись. О том же, что это вообще было, есть неимоверное количество гипотез от попыток экспансии викингов по волго-балтийском пути до политических тёрок Табаристана с Хазарией, последним аргументом которой становился "зелёный коридор" для варваров.

10а.
Иран персия

Дальше и Русь, и Персию опустошили монголы, а на смену Табаристану как-то незаметно в хрониках пришло другое название — Мазендеран. Всё это время здесь частым гостем были русские купцы, как например Афанасий Никитин, чей путь от первого (Каспийского) до второго (Индийского) моря пересекал Персию от Сари до остров Ормуз у нынешнего Бендер-Аббаса. Однако покорив свою бывшую метрополию Золотую Орду, Россия стала отодвигать свои границы всё ближе к Ирану, и в 1651-53 годах царь и шах, вернее их дальние подданные, впервые столкнулись на Тереке. Персы со второй попытки взяли русский Сунженский острог на территории нынешней Чечни, но короткая русско-персидская война так и не вышла за рамки пограничного конфликта. Обе страны тогда были заинтересованы в сотрудничестве: Индийский океан и морские пути вокруг Африки тогда ещё крепко держала Потругалия, и персы всерьёз рассматривали возможность торговать с Европой через Архангельск или Прибалтику. Шах Аббас I ещё Михаилу Фёдоровичу в 1626 году прислал в подарок фрагменты Ризы Господней — библейскую реликвию, захваченную персами в Тбилиси, и именно с получением этого дара связан церковный праздник Ризоположения. Теперь её фрагменты можно увидеть в Храме Христа Спасителя и Христорождественском соборе Рязанского кремля. И именно для персидского торгового пути строились голштинский "Фредерик" (1636, на фото) и отечественный "Орёл" (1667) — первые в России корабли европейского типа.

10б.
Иран персия

А весной 1668 года "из-за острова на стрежень" вновь заявились бородатые варвары, общей свирепостью весьма похожие на тех древних русов. Это были мятежные казаки Степана Разина, с Волги ушедшие на юг, подальше от царёвых воевод. Быстрее них к шаху Сефи II пришло письмо от русского царя, предупреждавшего, что на Персию идут повстанцы, и Россия не отвечает ни за действия этих бандитов, ни за их жизни. Шах, однако, счёл, что приручить русских казаков — не самая плохая идея, и показав силу в бою, персы перешли к переговорам и пропустили казаков в гилянскую столицу Решт. Там разинцы ходили на базар торговать награбленное, да только заполоняла кручинушка их буйны головы — не за тем бежали казаки на вольно волюшку! Словом, в итоге диковатые гости разграбили винный амбар, и выпив его содержимое, с боями прорвались к своим стругам. Тех, кто не смог вырваться из Решта, персы заковали в кандалы и бросили собакам, но Разин со товарищи ушли в Мазендеран, разграбили Астрабад и осели всё на том же Абескуне (к тому времени известном как Ашур-ада), срубив там небольшой острог. С окончанием зимних штормов разинцы решили возвращаться в Россию, и где-то у берегов Азербайджана, у Свиного острова (что именно так называли казаки — не ясно по сей день) их нагнал шахский флот из Астары. В распоряжении казаков было 2-3 десятка небольших и вёртких стругов с парой пушек на каждом — против 50-70 бусов, то есть достаточно крупных парусных кораблей. Но морской державой Иран не был никогда, а астаринский наместник Мамед-хан принял весьма странное решение соединить суда цепями, чтобы ни одно из них не могло утонуть. Но эффект оказался прямо противоположным: казаки, конечно, не могли не знать, что одиночка может обратить в бегство ватагу, если верно вычислит вожака да как следует врежет ему промеж глаз. Юркие струги прошли сквозь линии обороны и стаей атаковали шахский флагман. Начав тонуть, тяжёлый корабль увлёк за собой соседей, а дальше по цепочке и весь флот. Бой у Свиного острова стал первой морской победой в истории России, и пожалуй так и остался самой триумфальной: потеряв около 200 человек (в основном поражённых из луков) и сохранив все струги, разинцы почти полностью уничтожили флот, втрое превосходивший их личным составом (3700 персов против 1200 казаков) и в десятки раз — тоннажем. Из цепи спаслось лишь 3 корабля, на одном из которых бежал Мамед-хан, а среди пленных оказалась единственная на бусах женщина — ханская дочь, ставшая теперь любовницей атамана. Это её, по преданию, пьяный Стенька Разин и бросил "в набежавшую волну" — уже на Волге, куда казаки благополучно вернулись, чтобы ненадолго помириться с властями и вскоре взбунтоваться вновь.

10в.
Иран персия

Регулярная русская армия же впервые вторглась в Персию в 1722 году: прорубив "окно в Европу", Пётр I задумался об окне ещё и в Азию, тем самым возродив древний торговый путь "из латин в басурмане". Построив флот в Казани и Астрахани, при поддержке казаков, кавказских горцев, грузин и армян, император двинулся на юг, и взятие Дербента стало последним военным походом, в котором Пётр I участвовал лично. В это же время русская эскадра подошла к деревне Пирбазар на берегу Гиляна, и молниеносный десант под руководством полковника Николая Шипова занял Решт (в тогдашнем произношении Рящ) — торговый город не был укреплён, зато каменный караван-сарай прекрасно подошёл на роль цитадели. В Ряще русские окопались на зиму, отбили несколько персидских атак, а в следующую навигацию взяли штурмом Баку. В это же самое время с запада в Закавказье вторглись турки, а с востока пришли афганцы, взяли Исфахан и свергли последнего сефевидского шаха Султана Хусейна, чьё имя в Персии по сей день считается нарицательным в значении "руководитель-тряпка". Его посланники к тому моменту уже ехали в Петербург и Константинополь просить мира: по итогам Персидского похода России отошли Ширван, Гилян и Мазендеран. Последний, впрочем, был "нашим" только на бумаге — русских войск там не стояло, да и сам Иран фактически снова рассыпался, так что и неясно было, с кем там вообще вести дальнейшие дела. За Ширваном и Гиляном же приглядывал Низовой корпус, но фактически и там русская власть свелась к военной оккупации — новые южные пределы не входили ни в один из регионов страны, там не появилось гражданского населения, да и солдаты в знойной сырости тысячами мёрли от эпидемий. Смута не оставила надежд и на торговый путь, теперь упиравшийся в горы Эльбурса, и в 1732-35 годах Россия возвратила шаху покорённые земли, чтобы вместе дружить против турок. От десятилетия русской власти в Гиляне не осталось следа. Участвовавший в том походе капитан Фёдор Соймонов, позже первый русский гидрограф, в 1763 году опубликовал "Описание Каспийского моря и чиненных на оном Российских завоеваний" — на кадре ниже одна из его иллюстраций.

10г.
Иран персия

В те времена грозный Надир-шах чуть не восстановил Большой Иран, да в Индии и Средней Азии задал шороху. Но его смерть принесла новую смуту, по итогам которой к власти пришла династия Зендов. И всё же идея "в Персию пойдём!" никуда не ушла, а на рубеже 18-19 веков, когда Россия обладала мощнейшими в мире промышленностью и армией, обрела новый смысл: Персия должна была стать плацдармом для сухопутного вторжения в Индию. В 1782 году граф Марко Войнович занял всё ту же многострадальную Ашур-аду (Абескун), чтобы сделать там военный порт и факторию, и даже русское название ей дал — полуостров Потёмкина. Однако Мазендераном к тому времени правил Ага-Мухаммед из очередного азербайджанского племени каджаров, в детстве оскоплённый зендским шахом и потому, видать, неимоверно злой. Войновича он обманом взял в плен, и хотя позже отпустил, заселять факторию так никто и не решился. Ага-Мухаммед же вскоре пересёк с войском Эльбурс, и за десятилетие покорив весь Иран, положил начало новой династии Каджаров и перенёс столицу в Тегеран, тогда бывший по сути дела мазендеранский торговой колонией за горами. В 1796 году Каджары вторглись в Грузию, но последовавшую за тем небольшую войну 1796 года прервали петербургские интриги. Всерьёз Россия взялась за Персию позже: в 1804-13 годах были покорены полунезависимые тюркские ханства на территории нынешнего Азербайджана, а в 1826-28 годах — Восточная Армения и Нахичевань. Далёкая колониальный война для нас, для Персии эти войны стали одними из самых тяжёлых и трагических в её истории. Вот например в Медресе Сердаров в Казвине, которое построили в 1815 году братья Хасан и Хусейн в благодарность за то, что Аллах дал им уйти от русских пуль.

11.
Иран персия

Туркманчайский договор 1828 года, подведший черту эти войнам, в Иране до сих пор служит именем нарицательным — "я заключил Туркманчай" значит "мне навязали крайне плохие условия". Обе войны выпали на долю Фетх-Али-шаха, второго из Каджар, и хотя договор заключался пафосно и льстиво, вскоре персы чуть не накликали ещё одну войну.

11а.
Иран персия

В переулках тегеранского базара ещё несколько лет назад стояло здание первого русского посольства, открывшегося осенью 1828 года. Послом был назначен небезызвестный Александр Грибоедов, "Горе от ума" писавший в свободное время, а вообще-то бывший крупным чиновником и дипломатом. Из Тифлиса в Иран он уехал с мрачным настроем: Александр Сергеевич много участвовал в предшествовавших Туркманчаю переговорах, и в общем понимал, какую злобу затаили персы за своими восточным улыбками, равно как и то, что своего поражения они не простят русским и через тысячу лет. Поначалу посольство располагалось в Тебризе, откуда и до России было рукой подать, но с осени перебазировалось в Тегеран. Обстановка там накалялась день ото дня: на Иран была наложена огромная контрибуция, у сановников под её выплату изымались богатства, да вдобавок в Россию массово уезжали армяне, на которых во многих персидских городах держалась вся торговля. Многие из этих армян служили при шахском дворе и знали его секреты, а визиря Аллаяра окончательно доканал отъезд двух армянок, входивших в его гарем. Ещё поговаривают, что Грибоедов хаживал к его жене (но это не точно!) и совершенно не чтил традиций, позволяя себе, например, сидеть в присутствии шаха. Словом, русский посол был самым ненавидимым человеком во всей персидской столице. Грибоедов это понимал, и даже подал шаху ноту о том, что в связи с угрозами своей жизни отбывает в Россию. А на следующий день у посольства собралась толпа, которую повёл на штурм глава духовенства мирза Месих. Силы были неравны — в бою погибли все дипломаты и охранявшие их казаки, спасся лишь секретарь Иван Мальцов, завернувшийся в приставленный к стенке ковёр, за что до конца жизни остался изгоем в русской элите. Но поджечь новую войну у сановников не получилось: шах, конечно же, знал историю и помнил, что делали монголы или Тамерлан с теми, кто посмел убить посла. Устрашение Персии самовольно организовал генерал-адъютант Иван Паскевич-Эриваньский, стянувший в Астрахань войска и не пропускавший новоназначенного русского посла к границе. Примерив на себя все ужасы древних карателей, шах казнил без разбору несколько десятков человек по одному лишь подозрению в причастности к погрому, низложил Месиха, отправил Аллаяра в дальний угол страны, а в Петербург отослал покаянное письмо, принца Хосров-мирзу и огромный бриллиант, когда-то захваченный у Великих Могол Надир-шахом — как "Шах" он и хранится по сей день в Алмазном фонде. Но более выгодного мира, чем Туркманчай, всё равно было уже не заключить, а Николай I не был настроен продолжать экспансию, да и наверное, в глубине души был рад гибели очередного вольнодумца.

12. первоисточник неизвестен
Иран персия

Грибоедовское посольство могло бы стать важнейшим памятником Русской Персии, но пару лет назад, на волне потепления отношений, в Тегеран приезжал один наш депутат, посетил историческое место да пожурил встреающих, что неплохо бы тут сделать музей. Конечно же, для гордых персов это было пощёчиной, и здание снесли подчистую. Чуть позже один знакомый знакомого (нижнее фото — его) нашёл заваленные мусором ворота, я же не обнаружил в указанном месте ничего даже отдалённого схожего.

12а.
Иран персия

Зато стоит ещё армянская церковь Сурб-Татевос (1768), в те годы единственный христианский храм Тегерана. Поэтому при ней хоронили любых умерших здесь европейцев, и не стали исключением казаки из охраны посольства. В целом, нынешние персы Грибоедова не помнят, а скорее — помнить не хотят.

13.
Иран персия

Памятник Грибоедову же поставили в Тегеране аж в 1912 году, вот только не на месте его гибели — к тому времени посольство получило огромную новую территорию в предместьях.

14.
Иран персия

И всё же после Туркманчая торговля почти на век возобладала над войной. Традиционно русскими воротами в Персию служила Астрахань, через которую туда ходили ещё разинцы и Афанасий Никитин. Именно в середине 19 века там были построены важнейшие памятники уже не Русской Персии, но Персидской Руси — как огромное Персидское подворье (1852-63), шиитская Персидская мечеть (1859) или маленкое изящное Персидское консульство.

15.
Иран персия

О персидском наследии Астрахани, среди других народов, я когда-то рассказывал отдельно.

16.
Иран персия

В 1837-42 годах Россия наконец закрепилась на Ашур-аде — ещё до основания Форта-Шевченко и экспансии в Туркестан здесь была создана Астрабадская станция Каспийской флотилии, помогавшая персам отражать набеги туркмен. По факту островок оставался русским владением вплоть до революции, и в его густой траве ещё лежат руины маленькой крепости.

17.
Иран персия

Хотя бы один корабль из этого "персидского Порт-Артура" постоянно дежурил в гилянском порту Энзели, который современние всё чаще называли "Персидский Харбин". Он и поднялся ещё в 1720-е годы как база снабжения Низового корпуса:

18.
Иран персия

А к началу ХХ века в Энзелях жило до 2 тысяч русских подданных, работавших в основном на икорных промыслах, основанных в 1860-х годах астраханскими братьями-армянами Георгием и Степаном Лианозовыми. Последний больше прославился как нефтяной магнат, со съедобного чёрного золота переключившийся на горючее, однако именно армянин, разбогатевший в Иране, продвигал на Западе чёрную икру как русский гастрономический "бренд". В нынешних Энзелях об этом напоминает несколько типично русских домиков. Другой колонией армянских купцов из России был Бендери-Гез недалеко от Ашур-ады, и там вроде бы тоже сохранилось что-то подобное, но Бендери-Гез я видел лишь с поезда.

19.
Иран персия

Помимо армян, в персидской торговле активно участвовали евреи. Лазарь и Яков Поляковы из Ростова-на-Дону, потомки выходцев из Беларуси, основали в 1889 году "Товарищество промышленности и торговли Персии и Средней Азии", а в 1891 году — Ссудно-учётный банк Персии, три года спустя выкупленный Министерством финансов. Не знаю, сохранилось ли его здание в Тегеране…

19а.
Иран персия

…но мне сложно отделаться от ощущения, что застраивался город тех лет по его образцу:

20.
Иран персия

Впрочем, русская экспансия была не только торговой. Ведь помимо армян в Персии есть и другие христиане — ассирийцы, чья церковь представляет собой последнюю ветвь некогда влиятельного в Азии несторианства. Они живут по обе стороны персо-турецкой границы между огромных озёр Ван и Урмия. Урмийская община не отличалась фанатизмом, и в 1896 году с подачи епископа Мар-Ионы присоединилась к Русской православной церкви. Два года спустя в Урмии была основана православная миссия, а в 1901 году к древней церкви Мат-Мариам был пристроен Никольский собор. Мар-Иона умер в 1910 году в своей резиденции в селе Супурган, и хотя Урмийский округ был повышен до епископии Урмийской и Сальмасской, фактически уже в начале ХХ века началось возвращение ассирийцев к несторианству и изгнание православных священников. После 1917 года Урмийская духовная миссия перешла в Русскую Православную Церковь за границей, а окончательно сошла на нет в 1946 году. Никольский собор где-то в это время был разобран, а в Урмии (куда я не доехал) о былом напоминают надгробия православных священников в крипте да популярная в местном рационе картошка.

20а.
Иран персия

Другая Никольская церковь (1905) по сей день стоит в Казвине на пол-пути из Решта в Тегеран:

21.
Иран персия

А вокруг ещё пара русских зданий и одинокая водонапорная башня — всё вместе слагает квартал Кантур, а по-нашему говоря — Контора:

22.
Иран персия

Контора чего? Русский Иран удивительно похож на Русский Китай в миниатюре, а значит в нём не обошлось без Персидской КВЖД. В древнем степном Казвине, успевшем побыть столицей Сефевидов между Тебризом и Исфаханом, на рубеже веков жили русские инженеры, строившие Энзели-Тегеранское шоссе от Каспийского моря к столице:

23.
Иран персия

И на крыше какого-то здания у рештской объездной — не арба, а фаэтон. Строительство железной дороги через горы представлялось тогда делом слишком сложным, но те же братья Поляковы, договорившись с визирем, в 1893-1900 годах проложили от столицы до Каспия гужевой тракт.

24.
Иран персия

Но самое интересное было дальше — фактически, Энзели-Тегеранское шоссе стало первой русской автодорогой! Грузовик в его нынешнем смысле, в тогдашней терминологии "автопоезд", разработала в 1903 году берлинская фирма NAG, а вскоре первые дальнобойщики возили грузы по пыльным дорогам германской Намибии. Россия так же использовала немецкую технику, но в её внедрении отставала лишь на считанные годы.

25.
Иран персия

И как часто бывает, начиналось это внедрение там, где оно было возможно с чистого листа, без конкуренции с традиционной инфраструктурой: первая в России автобусная линия Севастополь-Ялта появилась в 1911 году, первый городской автобус в Архангельске — в 1907, а вот из Энзелей в Тегеран первая автоколонна под двуглавым орлом отправилась уже в 1906 году.

25а.
Иран персия

Кадры выше, впрочем — с другой дороги. На Энзели-Тегеранском шоссе движение не задалось из-за очередной смуты — Конституционной революции, по масштабу беспорядков больше похожей на гражданскую войну. Под предлогом охраны границ Россия ввела войска из Закавказья в Западный Азербайджан, а для их снабжения проложила Джульфа-Тавризское шоссе, по факту начинавшееся в Тифлисе, и вот на нём движение автобусов и автопоездов шло уже без перебоев. Более того, с 1879 года Россия обладал монопольным правом на строительство в Персии железных дорог, что выходило шахской стране скорее боком — воспользоваться этим правом мы сподобились лишь в 1914-15 годах, когда Джульфу и Тевриз связала первая в Иране железная дорога:

26. вид иранской Джульфы из Азербайджана
Иран персия

ПРОДОЛЖЕНИЕ и КОММЕНТАРИИ — ЗДЕСЬ.

Источник: varandej.livejournal.com


Categories: Другое

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.