Впервые каменные гаргульи появились на готических соборах в XII веке. Тогда, помимо эстетической функции, они выполняли и функцию утилитарную — служили в качестве водостока.

Но почему именно гаргульи и химеры, а не ангелы и херувимы были избраны в качестве декора храмов? Ответ на этот вопрос кроется в старинной легенде.

Гаргулья на соборе Парижской Богоматери
Гаргулья, Собор Парижской Богоматери

Легенда о драконе Гаргулье

Древняя французская легенда гласит, что в стародавние времена около Руана обитал дракон. А точнее, драконица по имени Гаргулья. Она не давала житья местным и постоянно топила корабли, ходящие по реке. Причём чудище извергало не только огонь, но и воду. Чтобы Гаргулья не трогала город, руанцы приносили ей человеческие жертвы. Но однажды всё изменилось.


За истребление Гаргульи взялся епископ Роман Руанский. Избрав в качестве приманки приговорённого к казни преступника, он отправился к логову драконицы. Та, почуяв добычу, выползла к ним, и тогда епископ с помощью молитв лишил Гаргулью воли и приручил её. Однако руанцы не поверили в перевоспитание чудища и сожгли его. Тело драконицы сгорело полностью, а вот её голова осталась целой и невредимой. Её-то и поместили на карниз местного собора в качестве символа торжества христианской веры над силами зла.

Вскоре жители окрестных городов стали завидовать такой «фишке» руанского собора. Но больше драконов в округе не наблюдалось, и вместо их голов на соборах стали размещать каменные изваяния чудовищ.

Полезные гаргульи на готических соборах

Помня о драконице Гаргулье, которая извергала воду из своей пасти, каменных гаргулий в средневековых храмах использовали в качестве водостока. Во время дождей из пастей каменных чудовищ лилась вода. В этом тоже кроется некий смысл. Гаргульи в христианстве являлись посланниками злых сил, с которыми боролись священники. После победы над чудищем его голову помещали на собор, показывая тем самым превосходство добра перед злом. И укрощённые чудовища вместо того, чтобы извергать из пастей серу и огонь, отводили от храмов дождевую воду. Причём доставалась роль водосточного желоба не только фигурам драконов.


Гаргулья-ливнесток на Вавельском замке в Кракове
Гаргулья-ливнесток на Вавельском замке в Кракове

В готической архитектуре есть несколько видов гаргулий. Например, львы символизируют гордость и отвагу, а их наличие на стене собора служит напоминанием о грехе гордыни. Гаргульи-волки символизировали то, что в стае, то есть в группе, человеку проще противостоять искушениям дьявола. Змеи же во все времена были символами первородного греха, и, размещённые на стенах соборов, они лишний раз напоминают об этом. Напоминанием о ещё одном смертном грехе служат и бараны, и козлы. А ещё на средневековых соборах, помимо гаргулий, можно встретить и каменных химер.

Чем химера отличается от гаргульи


Самым ярким образчиком готической архитектуры по праву считается Нотр-Дам де Пари. И в его наружных украшениях встречаются и химеры, и гаргульи. Гаргульи до недавнего времени были водостоками, лишь в XVIII веке у собора появились отдельные водосточные желобы. И теперь гаргульи Нотр-Дама служат всего лишь украшением.

Химеры на соборе Парижской Богоматери
Химеры, Собор Парижской Богоматери

Служили украшениями и каменные химеры. Они многолики и могут быть самыми разными. Но чаще всего в виде химеры изображается существо, сочетающее в себе характерные черты различных животных и даже людей. На соборе Парижской Богоматери они появились лишь в XIX веке в ходе реставрации. Химеры Нотр-Дама несут в себе только лишь эстетическую функцию и никакой пользы не приносят. Примечательно, что на храмах в разных городах фигуры химер могут повторяться. А вот каждая каменная гаргулья уникальна в своём роде, повторов почти не встречается.

Кстати, среди гаргулий на храмах попадаются и весьма забавные. Например, на Фрайбургском соборе есть каменная фигурка человека, из заднего отверстия которого выливается вода. А на вашингтонском соборе Петра и Павла в качестве гаргульи можно увидеть Дарта Вейдера.


Читайте также: Что означают разные цвета куполов русской православной церкви?

Источник: www.factroom.ru

Гаргульи нотр дам де пари

Собор Парижской Богоматери считается самым посещаемым местом Парижа, принимая 9 млн.туристов ежегодно. Это один из самых разрекламированных храмов в мире. Каждый, впервые попадая в столицу Франции, стремится первым делом увидеть Notre-Dame de Paris, Эйфелеву башню и "заглянуть" в Лувр. Проход в церковь не ограничен и бесплатен. Однако изучение собора не ограничивается несколькими снимками на фоне и посещением самого храма. Существует возможность подняться и на башни Нотр-Дама — места обитания гаргулий и одного хорошо известного горбуна. Но сегодня я вам расскажу как избежать толп туристов здесь, увидеть Париж на закате и получить при этом квалифицированную информацию о Париже, соборе и его башнях.

DSC04324.JPG


Подьем на башни осуществляется круглый год с 10 до 17.30 в холодное время года и с 10 до 18.30 с апреля по сентябрь (вход закрывается за 45 минут до указанного времени). Стоит это удовольствие 8.5 евро — полный билет и 6.5 — льготный. Здесь наплыв туристов меньше, чем в самом соборе, но тоже весьма велик. Узкая винтовая лестница переполнена, полно народу на смотровой площадке. В общем, не очень комфортно. Но можно заказать подьем на башни с гидом после закрытия в составе небольшой привилегированной группы. Обойдется это в 35 евро. Сделать заказ можно на сайте Cultival.fr. Там же можно забронировать и другие индивидуальные туры в Париже.

DSC04194.JPG

DSC04236.JPG

Мы стартовали в 19.00. Всего в группе было от 15 до 20 человек — англичане, американцы, немцы, русские. Гид рассказывает только на английском (как вариант — французский). Но удивительно понятно. Сначала небольшой рассказ о соборе, затем подьем на башню на первую смотровую площадку. Подьем не очень долгий, это вам не Италия или Германия, даже пожилые люди должны справиться.

DSC04279.JPG


Первая смотровая площадка затянута сеткой. Снимать можно только в хорошем фокусе или на телефон. За то здесь находятся те знаменитые гаргульи. В средние века у гаргулий было одно предназначение — водосток. Позже всяких чудовищ стали приспосабливать и для декоративных целей — отпугивать злых духов от церкви. Большая часть гаргулий (истуканов) появилась на Соборе Парижской Богоматери в 19 веке. Дело в том, что во время Французской революции храм перестал быть храмом, а затем просто пришел в запустение. Интерес к главному собору города помог возродить знаменитый роман Гюго — "Собор Парижской Богоматери" с историей о горбуне, живущем под сводами храма. К тому же парижане стали больше интересоваться историей своего города и в итоге собор восстановили, сильно обновив фасад. Сейчас на башнях можно встретить как и старые, затертые и порушенные статуи, так и новые.

DSC04282.JPG

DSC04265.JPG

DSC04260.JPG

DSC04261.JPG

Далее ваш путь следует на колокольню — всего несколько ступеней внутри соседней башни. С другой стороны этой же башни можно подняться на самый верх. Здесь местами тоже присутствует сетка, но так же полно и открытых пространств.


DSC04286.JPG

DSC04309.JPG

Мне с погодой не очень повезло, весь вечер шел небольшой дождь и дул просто жуткий ветер, отдававшийся свирепым воем среди перекрытий башен. Однако это вполне типичная для Парижа погода, а наверху Париж очень красив. Нотр-Дам находится почти в историческом центре и вид отсюда лучше, чем с той же Эйфелевой башни.

DSC04320.JPG

DSC04302.JPG

DSC04361.JPG

DSC04350.JPG


DSC04353.JPG

Вся экскурсия в итоге занимает примерно 1.5 часа. Гид рассказывает как о башнях, там и о всем Париже. Его спокойно можно спрашивать об окружающих вас зданиях — что это за шпиль там такой?а куда течет Сена?а когда этот мост был построен? В итоге вы получаете гида, который готов рассказать вам о всем Париже сразу.

DSC04313.JPG

DSC04340.JPG

DSC04338.JPG

DSC04346.JPG

Кстати, во время нашего подьема мы видели индивидуальных туристов, разгуливающих в районе шпиля собора. Похоже на еще одну индивидуальную экскурсию.

DSC04270.JPG

==================================================================================================

Благодарю за помощь в посещении Парижа менеджера по связям с общественностью туристического офиса города Парижа мадам Benedicte Chupin


DSC04364.JPG

Источник: think-head.livejournal.com

Готическое как иррациональное[править | править код]

Романтизм, впервые заинтересовавшийся Средними веками в их аутентичности, пусть пока ещё очень относительной, обнаружил не только сокровища, которыми раньше пренебрегали, но и потери, которые следовало восполнить. Именно XIX век довёл до завершения брошенные готические колоссы Кёльнского и Миланского соборов, а одним из центральных событий происходившего в Европе «открытия» готики стала занявшая десятилетия реставрация повреждённого Революцией Собора Парижской Богоматери. Однако уже в отношении этого памятника эпоха продемонстрировала интерпретационную широту от романтизации у Виктора Гюго до рационализации у Э.-Э. Виолле-ле-Дюка — реставратора собора, который был вдохновлён именно системной стройностью и конструктивной обоснованностью готической структуры.

Романтический взгляд оказался более востребованным культурой: в самом готическом соборе, очерченном на фоне неба резкими силуэтами пинаклей, краббов и гаргуйлей, видели теперь не отражение христианской космогонии (как в Средние века) или нагромождение безвкусных диспропорциональных масс (как в эпохи барокко[2] и классицизма[3]), а удивительный исполинский организм, состоящий из подчас химерических сочленений[4].


По прошествии веков равнодушного забвения и осуждения реабилитированная готика так и осталась причудливой, непостижимой и, по сути, антигуманистической, её внутренняя логика и стройность, несмотря на достижения исследователей[5], так и не были вполне распознаны и легализованы культурой. В современном понимании готика противостоит таким системам образов, как Ренессанс и классицизм, в качестве иррационального начала. С XIX в. именно образы готики позволяют заинтересованному отношению к прошлому и его памятникам реализовываться в мистическом ключе (ср. готическое направление в искусстве Нового времени, готический роман). Современное восприятие явлений средневековой культуры, к которым относятся, в частности, образы, использовавшиеся в оформлении гаргулий, восходит к той концепции гротескного, которая, по определению М. Бахтина, формирует «страшный и чуждый человеку мир»[6]. Ярким симптомом представления, что готика по-прежнему «мрачный стиль», предстаёт явление (или, как минимум, название) городской субкультуры готов.

Разъяснение о гаргульях и химерах[править | править код]

Вхождение понятия «гаргулья» в контекст культуры Нового и Новейшего времени может быть прослежено из единственного источника, впервые совместившего актуализацию образов демонического с введением в широкий языковой обиход этого изначально архитектурного термина. Этим источником послужила упомянутая реставрация в 1840–1870-х годах парижского собора Богоматери.

Роль, которую в популяризации готической пластики в XIX веке сыграла эта реставрация, также объясняет наблюдаемое сегодня смешение понятий «гаргулья» и «химера» в характеристике экстерьера этого памятника. Подойдя к задаче воссоздания скульптурного убранства собора с творческим размахом, Э.-Э. Виолле-ле-Дюк на основании довольно скудных исторических свидетельств посчитал уместным украсить балюстраду обходных галерей башен сидящими фигурами зверей и чудовищ[7], которые он назвал химерами (фр. chimères[8] — понятие, намекающее на фантастичность этих образов). Выразительные силуэты химер (все разные, выполненные по авторским эскизам самого Виолле-ле-Дюка) сделали их даже более узнаваемыми символами собора, чем соседствующие с ними гаргуйли, а сюжетный параллелизм тех и других способствовал размыванию исходного значения термина гаргуйль. Поскольку ненагруженная практической функцией «химера» соотносится своим названием не с ролью в общей структуре сооружения (роль эта чисто декоративная, подобно античным акротериям), а с сюжетом пластической обработки, понятие «гаргулья», оказавшееся в устойчивом смысловом ряду с ней, также получило тенденцию восприниматься по той же модели: как словосочетание химеры Нотр-Дам представляет собой эллиптированную конструкцию с исходным значением скульптуры химер собора Нотр-Дам (ср. частое Диоскуры в значении статуи Диоскуров), гаргуйли стали трактоваться массовой культурой как своего рода изваяния гаргулий. Это «выравнивание смыслов», мгновенно преодолевшее языковые границы, позволило понятию «гаргулья», в свою очередь, распространиться как на сами химеры собора Нотр-Дам, так и, впоследствии, на всякую вообще готическую скульптуру тератологического характера. И если применительно к готическим элементам выражения типа изображение гаргульи, скульптуры в виде гаргулий остаются логически ошибочными и за ними не признаётся терминологической чистоты, то в более широком культурном контексте этот семантический сдвиг оказался смыслопорождающим, обогатив фантастические миры новым персонажем (см. ниже о горгульях).

Гаргульи XIX века[править | править код]

Популярность «гаргулий» не может быть объяснена лишь интересом к формам готического искусства в собственном смысле. Появление в силуэте Парижа демонических тварей, посматривающих с высоты на человеческие дела — во Франции в это время происходили революции, менялись режимы, торжествовали то гражданская свобода, то реакция (нередко эти потрясения отражались на субсидировании реставрации), — задавало своего рода камертон для осмысления современниками реалий повседневности. Поскольку с точки зрения католического катехизиса профили химер над крышами мегаполиса необъяснимы, их трактовки культурой не были стеснены традицией и могли уходить довольно далеко от христианской проблематики. Тиражируемые средствами эстампа и фотографии, эти образы были хорошо узнаваемы публикой — в первую очередь, конечно, знаменитый «Мыслитель» — и были по-настоящему в моде. В образах чудовищ собора Богоматери кристаллизировались как современные фобии[9] (например, социальных потрясений), так и широко обсуждаемые проблемы эволюционной науки (человек в сопоставлении или противопоставлении прочим тварям), актуальность их поддерживалась употреблением в политическом контексте как карикатурных персонификаций партий и лидеров, наконец, полуантропоморфные химеры оказались выразительной метафорой любого явления на границе человеческого и животного, будь то звериные инстинкты революционной толпы, неприглядные задворки блестящей столичной цивилизации промышленного века или скрываемые уголки индивидуальной психики — все эти темы как раз тогда стали предметом пристального интереса культуры.

Гаргульи[править | править код]

Конечно, химеры не перестали ассоциироваться и со Средними веками, но древность получила через эти образы новое освещение: уже в начале XX века, на волне нового смятения — кризиса позитивизма, вызванного мировой войной, — зафиксировано визионерское представление о готических соборах как сокровищницах дохристианского знания, чей изобразительный язык (включая изваяния чудовищ) — такая же тайна для непосвящённых, как и само это знание (см. Фульканелли). Начиная с этого времени оккультное, «эзотерическое» остаётся обратной стороной, тенью модернизма[10]. Тот же эскапистский императив, что со временем сформировал целые системы антинаучных взглядов на историю, заставил искать в прошлом не рациональные или героические начала, а мифологическое время мудрецов, владевших тайнами природы. Популярное видение средневековья стало включать фигуру одержимого жаждой власти алхимика (ср. её характерное развитие в образе «сумасшедшего учёного» американской массовой культуры XX в.). В его окружении нередко заметны ожившие «гаргульи» (иначе «горгульи»).

Следующая эпоха отмечена ещё большим обособлением этого образа от исторических контекстов. В современном понимании гаргульи (или горгульи) — это такие, как правило, крылатые черти, подобия огромных летучих мышей, редко выступающие поодиночке, их связь с архитектурой скорее сообщает им дополнительные мистические черты (тема окаменения/оживления камня), нежели привязывает к конкретным прототипам. К концу века конкретизации и канонизации образа способствовал, в частности, мультсериал «Гаргульи» (Gargoyles).

В культуре[править | править код]

В серии книг Асприна про корпорацию МИФ один из второстепенных персонажей — гаргул (гаргулья мужского пола) по имени Гэс. В книгах Пратчетта про Плоский мир гаргульи — одна из населяющих его разумных рас. Также гаргулья упоминается в серии книг Дж. К. Роулинг о Гарри Поттере. Там она охраняет вход в кабинет директора в Хогвартсе. Ей нужно сообщить пароль, чтоб она пропустила вас вверх по лестнице, ведущей в кабинет. В компьютерных играх, чье действие происходит в фэнтэзийных мирах, также иногда присутствуют гаргульи. Например, в играх серии Disciples гаргульи — это бывшие солдаты, беспрекословно подчинявшиеся своим жестоким командирам, в адском пламени их тела становились такими же твердыми, как и их сердца. В играх серии Heroes of Might and Magic гаргульи — это существа, выполняющие сразу две функции: эстетическую и практическую (защитную).

Гаргульи также присутствуют в играх Warcraft 3: Reign of Chaos и Warcraft 3: The Frozen Throne, где обладают способностью обращаться в камень, чтобы быстрее исцелиться от ран. В игре Doom 3: Resurrection of Evil главным боссом является гаргулья. Также в серии игр Heretic/HeXen представляют собой подобия очень маленьких драконов, имеющих способность стрелять огненными шарами. Они населяют замок «Хогвартс», а одна из них даже охраняет кабинет директора. В легионах проклятых в игре Disciples 2 гаргулья занимает место стрелка, имеет базовую защиту от урона и не боится яда, однако, в ней она атакует не водой, а землёй.

Гаргульи выступили добрыми, шаловливыми персонажами в мультфильме «Горбун из Нотр-Дама». Каменные изваяния Виктор, Хьюго и Лаверн — единственные друзья горбуна Квазимодо. По идее мультфильма они украшают Собор Парижской Богоматери.

В 3-м сезоне сериала «Секретные материалы» 14 серия под названием «Гротеск» посвящена теме гаргулий.

В фильме «Я, Франкенштейн» (2014) особое внимание уделяется гаргульям, в фильме это воины, созданные архангелами для борьбы с демонами.

Источник: ru.wikipedia.org

Зловещие химеры и гаргульи, участие дьявола в строительстве, могущественный обитатель подземелья. Вокруг собора Парижской Богоматери ходит невероятное количество легенд и мифов. «Вечерняя Москва» собрала самые интересные предания о тайнах мистического храма, который вчера был объят пламенем.

В строительстве ворот помогла нечистая сила

Легенды говорят и о дьявольском участии в строительстве собора. Кузнецу по имени Бискорне приказали выковать для храма самые красивые в мире фигурные ворота. Не в силах исполнить приказ, он призвал на помощь дьявола. На утро кузнеца нашли без чувств, а рядом стоял шедевр с невероятными ажурными узорами. Ворота установили, но оказалось, что открыть их невозможно. Справиться с замками удалось только после окропления их святой водой.

Примечательно, что вспыхнувшие 15 апреля строительные леса были закреплены прямо над этими мистическими воротами.

Наверняка об этой легенде вспомнили и французские пожарные, тушившие пламя несколько часов. 

Услышать колокол Эммануэль — к удаче

В башнях собора — четыре знаменитых колокола. Каждый из них имеет свое собственное имя и индивидуальный вес. Самый тяжелый колол — Эммануэль, расположенный в правой башне, звонит очень редко. Считается, что услышать его — большая удача. Дело в том, что его очень сложно раскачать. Старинное предание гласит, что в процессе создания колокола участвовали парижанки: они щедро бросали золотые и серебряные украшения в расплавленную бронзу. А звонил в него, если верить легенде, самый известный обитатель собора Парижской Богоматери — горбун Квазимодо. Он безгранично любил храм, который заменил ему и семью и друзей.

Зловещие химеры ночью оживают

Невероятное количество мифов и легенд собрали известные всем химеры, установленные на верхней площадке храма. Они символизируют человеческие пороки и силы зла.

Например, дракон Гаргуль. Согласно легенде, он жил в реке Сене и всячески досаждал рыбакам и местным жителям — переворачивал баржи, выводил воду из берегов. Но однажды нашелся смельчак, сумевший найти способ усмирить чудовище. Он выходил на берег и начинал петь. От звуков его пения дракон на время становился добрым слугой.

А рыцарь Святой Роман однажды поймал этого же монстра хитрым способом. Он уговорил преступника, осужденного на казнь, пробраться в логово к чудовищу. Когда Гаргуль учуял человеческий дух и вышел, Святой Роман при помощи молитв и креста лишил дракона воли. Благодарные жители отправили нечисть на огромный костер.

Гаргульи считали злыми духами, пришедшими из подземного мира. Они творили зло на Земле, после чего — исчезали без следа. Но если на них воздействовать чем-то духовным — превращались в камень. Однако по легендам гаргульи на закате оживают. И именно при заходе солнца загорелся Нотр-Дам…

В подземелье Нотр-Дама живет старик Немей

Ходят легенды, что в подземелье собора ведут три двери. В одной каются порочные жрицы, в другой — хранятся невидимые сокровища, а в третьей — глубоко под фундаментами в заточении сидит существо, которое гораздо старше и могущественнее всех химер. Это старик Немей: у него длинная борода, которая постоянно растет. Он ждет, когда она вырастет до такой степени, чтобы обвиться вокруг химер, и тогда он сможет выбраться наружу…

Напомним, 15 апреля в 18:50 по местному времени в соборе Парижской Богоматери случился пожар — загорелись строительные леса, в результате все здание оказалось в огне. Обрушился шпиль храма, пламенем оказалась объята несущая конструкция. Одна из причин возгорания — реставрационные работы. К утру 16 апреля возгорание удалось ликвидировать. В тушении огня были задействованы около 400 пожарных. На место происшествия прибыл президент Франции Эммануэль Макрон. Следователи уже приступили к допросу рабочих, занятых в реставрации собора. 

Читайте также: Пожар в соборе Парижской Богоматери. Реакция политиков в соцсетях

Источник: vm.ru

Назначение горгулий

Эти фигуры размещали на соборе с определенной целью. Они должны защищать стены собора от дождевой воды, стекающей по крышам, не давая ей попадать на стены. Это главное различие между горгульями и химерами. Первые служат для отвода дождевой воды, последние являются чисто декоративным элементом.

Символическая роль горгулий

Они не только защищают здание от непогоды, предотвращая попадание воды на стены. Они также являются символическими защитниками этого места. Довольно устрашающие, они представляют собой монстров, вдохновленных образами фантастических бестиариев, диких или домашних животных и даже человека. Эти монстры призваны удерживать демонов и злые силы подальше от священных стен.

Правильные названия каменных существ Нотр-Дам-де-Пари

Оказывается, большинство людей называют их неправильно. В официальной брошюре о соборе есть все необходимая информация. Полный список существ выглядит следующим образом.

Химера — это только декоративные орнаменты. Это статуи, часто изображающие чудовищ или мифических зверей, птиц и гибридные существ. К наиболее известным типам химер относятся:

  1. Виверна — крылатый двуногий дракон.
  2. Стрига — самая известная химера Нотр-Дама, которую часто неправильно называют «плюющей горгульей». Она расположена лицом к Эйфелевой башне.

Горгульи, с другой стороны, представляют собой резные сливные желоба, предназначенные для отвода дождевой воды. Они украшали собор более 600 лет.

Гротески — это общее название декоративных резных изваяний.

История

Термин «горгулья» происходит от французского слова gargouille, означающего «горло» или «глотка». Родственные английские слова — gargle и gurgle. Они служат практическим целям отвода дождевой воды от здания, предотвращая тем самым разрушение кладки собора.

Горгульи использовались на протяжении веков. В Древнем Египте они практически всегда имели форму головы льва. Их также можно найти в греческих храмах, таких как Храм Зевса. Терракотовые фигуры для отвода воды были даже найдены в руинах Помпеи.

Позже горгульи стали появляться на зданиях в американских городах: Нью-Йорке, Чикаго и Филадельфии, а также на Вашингтонском национальном соборе в Вашингтоне, округ Колумбия.

Современная архитектура заменила горгулий водосточными желобами, потому что они иногда отваливались из-за веса камня. Резные фигурки также пугали некоторых людей. Например, Лондонский закон о строительстве 1724 года требовал, чтобы все вновь возводимые здания в этой стране были оборудованы желобами, а не горгульями.

Источник: FB.ru


Categories: Другое

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.