Победа Асада в Сирии недемократична. По мнению Запада. Который итогов только что прошедших в этой стране выборов не признал. Хотя более 95% голосов, отданных за действующего президента, сами по себе явление, подтверждения не требующее. Ибо в только что вышедшей из огня гражданской войны стране просто не найти столько людей и ресурсов, чтобы устроить фальсификацию подобного масштаба.

Да и сами явно искренние празднования в сирийских городах и провинциях, включая те, что несколько лет были агрессивно-оппозиционными, говорят о поддержке сирийским народом тех результатов войны, что имеются на сей день. И которые добыты вмешательством России, трудом, подвигами и кровью её сынов и дочерей.

Война с терроризмом и война гражданская

Здесь очень важно не путать эти две разные войны. Кризис в Сирии возник задолго до появления ИГИЛ*. Причин для него было много – и объективных, и субъективных. Среди первых – бурная рождаемость в «сытые» годы стабильного правления отца Башара Асада Хафеза, растущий уровень жизни, как ни парадоксально; а главное – опустошительная засуха, прежний уровень жизни подорвавшая. А уже это прискорбное событие и подняло на мятежи многочисленную, но в соответствии с возрастом бестолково-агрессивную молодёжь. Для которой и так не было в достатке рабочих мест, а тут ещё и кризис подрубил вообще все перспективы.


А в повстанческих «бригадах» и «армиях» кто-то щедро раздавал стабильное жалованье.

Из субъективных причин выделяются две: обострившаяся грызня в семейном клане Асадов (когда, скажем, дядя, брат отца, был убеждён, что куда более достоин высшей власти в стране, нежели жалкий докторишко племянничек) и – действия США и Запада в целом по устроению «арабской весны» в странах Магриба и Ближнего Востока.

Для чего нужна эта справка? А для того, чтобы показать: ИГИЛ* пришла в Сирию, как гангрена, – когда ткани государственного организма начали уже разлагаться. Основные беды начались хоть и  при участии американцев, но всё же как классическая гражданская война на фоне экономических бедствий народа.

И потому оппозиций разных в те годы было много. Фактически и не сосчитать. Часть из них сколачивала свои вооружённые отряды, часть занималась заседаниями в Женевах и Эр-Риядах, часть интриговала в Дамаске, переманивая на свою сторону военных и силы безопасности.

Асад с этим не справлялся. И потому создание разведками Израиля и США такой жестоко-боеспособной силы как ИГИЛ* было, как ни парадоксально, громадным подспорьем для него.


ли бы сирийский лидер не решился обратиться к России, то на том его власть, возможно, что и вместе с жизнью, была бы окончена. Но Асад обратился – и выиграл. И потому нынешние его 95% – не только по самой цифре выше тогдашнего результата, но и, главное, выше по содержанию: эти проценты – проценты и прежних мятежных регионов. Это – голоса Даръа, где всё вначале полыхнуло, голоса мухафазы Хама, где режим Асада якобы травил людей газами, голоса Алеппо, захваченного было оппозицией на три четверти, голоса, наконец, половины провинции Идлиб, где на другой половине до сих пор толкаются непримиримые.

Вопросы к демократии

Были ли эти выборы честными? С точки зрения Запада – нет. Да, можно ухмыльнуться: в Сирии не голосовали по почте, там за ночь не прибавлялось тысяч бюллетеней на участках, откуда пинками выгоняли наблюдателей от оппонента, там не учитывались голоса мёртвых. Но это, понятно, так, для риторического словца.

Интереснее другое. Вот американцы держат под своей оккупацией примерно треть территории Сирии. Ну, формально там правят какие-нибудь «Сирийские демократические силы» или вообще «Революционные коммандос». Однако что характерно – ни про какие демократические выборы на тех территориях никто ни разу не слышал. Даже более того: пока курды самостоятельно отбивались от игиловских* бармалеев, какие-то свои местные выборы они проводить умудрялись. Но после того как они спелись с янки и при их помощи и поддержке отбили у ИГИЛ* земли за Евфратом, не дав завершить освободительный поход законной правительственной армии, – нет там никакой демократии! В местные органы и органчики власти людей просто и грубо назначают американцы. Причём часто – из тех же бывших игиловцев*. Свои же агенты, чего там…


Примечательно и то, что в этой части Сирии у власти нет ни одного из тех прежних оппозиционеров, что начинали гражданскую войну и уже делили в женевских конференц-румах будущие кресла в правительстве. И то – американцы достаточно богаты пока, чтобы не штопать дырявые носки, а прикупать новые.

И вот по тому, что мы сегодня видим в восточной Сирии, можно достаточно близко к реальности реконструировать, что было бы, не приди Россия в октябре 2015 года на помощь Сирии. По просьбе её законного правительства, ещё раз подчеркнём для себя.

Итак, к 2013 году западным кукловодам постепенно становится ясно, что, во-первых, режим Башара Асада оказался сильнее, нежели они рассчитывали, и, хотя и потерял контроль над рядом городов, продолжает удерживать за собою самые «кормящие» территории, а во-вторых, их прежняя террористическая креатура «Аль-Каида»* из-под их контроля вышла окончательно. История с перерождением этого инструмента долгая и для другого рассказа, но в любом случае в Вашингтоне задумались о новом инструменте – уже для террористического захвата власти в Сирии. Вот тут тайное творение Израиля и пригодилось.


Заботливо выпестованной в Ираке «чёрной» армии указали цель – Дамаск. Куда она и ринулась. И достаточно быстро – за два года – захватила четыре пятых территории страны.

Маленькая деталь: «чёрные», где им удавалось достать представителей «умеренной» оппозиции, резали их с животным удовлетворением…

Но далее вмешалась Россия, и, как очень точно выразился пресс-секретарь её президента Дмитрий Песков, Дамаску с её помощью «удалось избежать сдачи всей страны целиком в руки исламистов и террористов».

А если бы не вмешалась?

Смотрим на восток Сирии и на Ирак. Вполне вероятно, что ИГИЛ* взял бы Дамаск – в условиях, когда США отчитывались о победах в борьбе с ним отчётами о двух разбомблённых экскаваторах, это было Западом обеспечено. Террор, резня, уничтожение иноверцев и вообще всех не-суннитов – это тоже было бы Западом политически и информационно прикрыто. Ибо демократия – это не когда побеждают демократы, а когда побеждают западные ставленники, будь они хоть четырежды террористами. После приведения к власти в Германии Гитлера Западу в этих вопросах никаких берегов уже не писано.


Однако бармалеи – плохой инструмент. В том же Ираке они не удовлетворились уже даденным, но попытались захватить всё. Мосул взяли, чуть до Багдада не дошли. Потому, надо было ожидать, в Вашингтоне быстро сварганили бы нечто вроде «демократического правительства». Типа иракского или афганского. Поскольку ни одна террористическая армия с современной регулярной армией справиться не может по определению, далее Сирию ждало бы нечто похожее на Афганистан: в Дамаске сидели бы вашингтонские марионетки, «демократичные» в той же мере, как афганский маршал Дустум, а на местах правило бы «чёрное» вороньё.

Против него проводились бы операции правительственных войск и устраивались бы бомбо-штурмовые удары западной авиации. С теми же ничтожными боевыми последствиями, что потерпели талибы в Афганистане, но с теми же громадными трагическими потерями для гражданского населения.

Впрочем, подлинно гражданского через пару лет уже не оставалось бы. Все воевали бы со всеми. А в Хмеймиме сидели бы американские солдаты и не казали бы носа за пределы базы.

Ну, и автономию курдов – до кучи – тоже задавили бы. Разбомбив для начала. Кому нужны курды, если они не будут инструментом американской интервенции и американской оккупации? 

И только русские ребята, в военной форме и гражданские, подчас ценою своих жизней избавили Сирию и мир. От террористической диктатуры США и Запада.

Вопросы к России

Остаётся ответить на вопрос, который часто задают не в Сирии, но в самой России – а нам-то зачем это было нужно? Что приобрела Россия, спасая Сирию от «бармалеев» и американцев?


Ответ военных хорошо известен: армия приобрела неоценимый настоящий боевой опыт и опыт использования современных вооружений, в том числе и негативный – недавно министр обороны Сергей Шойгу отметил, что в Сирии было опробовано не менее 300 различных образцов вооружений, и полтора десятка из них после апробации были сняты с производства.

Это что касается тактики. Стратегические выгоды России стали абсолютно ясны после того как на авиабазе Хмеймим появились русские бомбардировщики, способные контролировать всю акваторию Средиземного моря и уничтожить 6-й флот США ракетами «Кинжал».

Ответ политический ещё более сложен. Кратко его можно было бы сформулировать так: без решения взять на себя ответственность за ситуацию на Ближнем Востоке Россия сегодня имела бы меньше прав на статус великой державы. Это помимо того, что Сирия сейчас была бы похожа на Ирак – полностью разрушенная и терпящая нескончаемую гуманитарную катастрофу, управляемая бандами фанатиков, безо всякого признака не то что демократии, а нормальной жизни.


Если этого мало, то, last but not least, как говорят «наши западные партнёры», нельзя не отметить, что с первого дня участия России в сирийской войне аналитики говорили, что, помимо всего прочего, это война за нефть. Точнее, за стабильность нефтяного рынка, которую как раз стремились подорвать американцы: демократия демократией, но вот переход нефтяных месторождений под контроль исламистов и исчезновение с большой территории самого понятия «государство» были нам совершенно не выгодны. Если, как говорят эксперты, «война в Сирии по большому счёту не оказала влияния на стабильность нефтяных цен», то это потому, что на саму войну решающее влияние оказала Россия.

*Террористическая организация, деятельность которой в Российской Федерации запрещена.

Источник: tsargrad.tv

Эффект войны

Оценки размера ущерба, причинённого Сирии войной, разнятся. Например, саудовское издание Asharq Al-Awsat ссылается на данные Экономической и социальной комиссии для Западной Азии (ЭСКЗА), согласно которым война, шедшая в стране с 2011 года, стоила сирийской экономике $327,5 млрд, из которых $100 млрд приходится на материальный ущерб. По мнению экспертов ЭСКЗА, наибольшим разрушениям подвергся жилищный сектор: в стране оказалось разрушено примерно 30% строений. В сельскохозяйственной сфере убытки составили только 7%.


Союз промышленных палат САР в начале 2017 года пришёл к выводу, что наибольший ущерб был нанесён промышленности — на сумму $100 млрд. Такую цифру в интервью РИА-Новости назвал председатель союза Фарис аш-Шахаби. По его словам, уничтожение промышленного потенциала САР велось целенаправленно.

По мнению старшего советника Всемирного банка по реконструкции и модернизации в странах Ближнего Востока и Северной Африки Абдаллы аль-Дардари, чтобы вернуться хотя бы к довоенным показателям ВВП в $60 млрд, сирийская экономика нуждается $200 млрд инвестиций. В настоящее время ВВП САР составляет примерно $24 млрд.

Живучесть экономики 

Напомним, в довоенный период сирийская экономика активно развивалась. ВВП страны с 2003 по 2010 год утроился, увеличившись с 21,7 млрд до 60,4 млрд. Этому способствовали меры по либерализации экономики.

По оценкам экспертов, накануне войны Сирия была готова начать переход на принципиально новый этап экономического развития, покинув ряды бедных стран. Согласно «дорожной карте» «Сирия-2025», страна должна была выйти на новый уровень в течение трёх пятилетних планов, но начавшаяся в 2011 году война обнулила все расчёты.

Только за 2013 год ВВП страны обрушился на 30,9%, за 2014-й — на 36,5%. Однако начиная с 2015 года ситуация начала стабилизироваться, и в 2016-м деградация экономики остановилась, такую статистику приводит CIA World Factbook.


Уровень госдолга САР за 2016 год составил 57,5% ВВП страны. Для сравнения, соотношение внешней задолженности Украины к национальному ВВП приближается сегодня к 80%.

В целом эксперты оценивают экономическое положение САР как крайне тяжёлое, но не безнадёжное. Правительству удалось, например, сохранить функционирующую банковскую систему. По данным экспертов, сегодня в САР действует большая часть отделений Народного кредитного банка. Разумеется, в стране отмечается крайне высокая инфляция (30—40% в год), однако рекордным такой уровень назвать нельзя. 

С 2012 года Сирия оказалась под экономическими санкциями, введёнными ЕС и США. Ограничения были наложены на торговлю топливом и нефтепродуктами, инвестиции, а также передачу технологий. Однако страна продолжает внешнеторговые отношения, хотя, конечно, объёмы экспорта и импорта снизились в разы.

По советским лекалам

По данным портала «Экспортёры России», в 2014 году объём общего товарооборота между Россией и Сирией составил $589,5 млн. Основные статьи российского экспорта в САР — нефтепродукты, древесина, медь.

Сирийская Арабская Республика занимает 33-е место в мире по разведанным запасам нефти. По данным British Petroleum, суммарный объём нефтяных залежей составляет около 2,5 млрд баррелей. Месторождения преимущественно находятся в провинции Хомс, а также в провинции Дейр эз-Зор.


Российско-сирийское сотрудничество в энергетической сфере имеет давнюю историю: ещё в 1950-х годах Дамаск пригласил советских специалистов для проведения геологической разведки и разработки нефтегазовых месторождений. Именно в этот период и была составлена подробная геологическая карта страны.

Впоследствии интерес к нефтегазовым месторождениям САР проявляли энергетические компании из разных стран. В 1995—2005 годах Сирийская нефтяная компания заключила договоры с хорватскими, канадскими, индийскими, кувейтскими и норвежскими нефтяниками.

Нефтеперерабатывающие заводы, расположенные в городах Хомс и Банияс, функционируют, снабжая топливом другие районы САР, освобождённые от террористов. Напомним, «Исламское государство» стремилось максимально контролировать нефтяные месторождения страны.

В районе Дейр эз-Зора ИГ удалось продержаться практически до осени 2017 года. Именно в эту нефтеносную провинцию террористическая организация перенесла свою «столицу» после сдачи Ракки. Кроме того, на месторождения нефти претендуют курды из Сирийских демократических сил (СДС). По оценкам экспертов, осенью дело вполне могло дойти до вооружённого противостояния. 

Однако в первых числах декабря в истории появился новый поворот: курдские отряды самообороны YPG, входящие в структуру СДС, выразили на своём сайте благодарность России и США за «воздушную поддержку, логистику и советников на земле». Эксперты связывают обращение курдской стороны с недавним решением американского руководства пересмотреть военную поддержку YPG.

«Российские нефтяные компании могут сейчас начать работу на многих месторождениях в Дейр эз-Зоре, в районе Евфрата, на шельфе, — пояснил Ионов. — Кроме того, речь может идти о крупных нефтеперерабатывающих объектах: заводе в Хомсе, где нужно произвести реконструкцию, заводе в Баниясе. В Сирии живут двадцать с лишним миллионов человек. Все пользуются транспортом, пользуются генераторами на дизеле и закупают топливо, поэтому вести бизнес там сейчас очень перспективно. Также мы должны участвовать в развитии железной дороги в Сирии, транспортной индустрии».

По мнению директора Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семёна Багдасарова, особого внимания заслуживает гидроэнергетическая сфера. Советский Союз в своё время построил в Сирии две ГЭС, в Табке и Тишрине, сейчас эти районы контролируются не сирийским правительством, а Демократической федерацией Северной Сирии — курдами.

«Но в перспективе эти ГЭС могут стать основными источниками электроэнергии для Сирии, после модернизации», — подчеркнул эксперт.

Конкуренты из Пекина и Минска 

Однако Москва не одна заинтересована в сотрудничестве с Дамаском. Сегодня Китай и Белоруссия продвигают в стране свои экономические интересы. 

«Сейчас в Сирии активно действуют белорусы, а китайцы готовы даже были послать свои спецподразделения на охрану объектов, чтобы показать, что они тоже участвуют в обеспечении безопасности», — рассказал Ионов.

Как сообщил в интервью РИА-Новости посол Сирии в КНР Имад Мустаф, на Китай приходится 80% всей внешней торговли САР.

«Китай был крупнейшим торговым партнёром Сирии до кризиса. Сейчас же из-за практически отсутствующих торговых отношений между нами и странами Запада роль Китая возросла ещё больше и продолжает расти», — отметил сирийский дипломат.

Кроме того, Пекин готов вкладывать средства в восстановление разрушенной во время войны инфраструктуры республики. В июле 2017 года стало известно, что китайская сторона намерена выделить на эти цели $2 млрд. Ранее Дамаск и Пекин заключили контракты на $10 млрд, а китайская корпорация Huawei планирует заняться восстановлением телекоммуникационной инфраструктуры в Сирии.

Также китайские власти планируют инвестировать в создание в САР индустриального парка. К проекту может подключиться около 150 китайских компаний. Как недавно отметил представитель Минкоммерции КНР Гао Фэн, Пекин поощряет участие китайского бизнеса в восстановлении САР.

Белоруссия, конечно, уступает Китаю по размаху экономических связей с Сирией, однако только за первое полугодие 2017 года Минск поставил в САР молочной продукции на $1 млн. Кроме того, как заявили в МИД Белоруссии, страна готова поставлять сирийской стороне автомобильную технику и медицинские препараты. В апреле 2017 года Минский автомобильный завод подписал контракт на поставку в Сирию 157 самосвалов, техника необходима Дамаску для восстановительных работ.

«Бизнес есть бизнес»

Москва ведёт сегодня консультации на высшем уровне по вопросам восстановления Сирии, прокомментировал ситуацию Ионов.

«Сирия сегодня с точки зрения экономики — это большой рынок. И российские компании должны там работать, — подчеркнул Ионов. — Мы пользуемся привилегиями, но пока не можем похвастаться какими-то большими успехами в этом направлении».

Как пояснил Ионов, в настоящее время формируется список российских компаний, которым оказывается государственная поддержка для торговли с Сирией.

Эксперты считают, что и у Сирии есть шансы выйти на российский рынок.

«Сирийская продукция конкурентоспособна и может потеснить на российском рынке турецкие и израильские овощи и фрукты, так как обладает очень хорошим качеством при низких ценах», — отметил Ионов. 

По словам Багдасарова, хотя Башар Асад дал команду оказывать преференции российским компаниям, это не мешает сирийцам развивать сотрудничество и с другими странами, включая Турцию, Иран, Китай и Белоруссию.

«Бизнес есть бизнес. Конкуренция в Сирии достаточно жёсткая, а мы, вероятно, не очень хорошо знаем этот рынок. А ведь именно Россия понесла самые большие издержки, чтобы спасти Асада», — напомнил эксперт.

По мнению Ионова, речь идёт не только о возмещении издержек, но также об имидже России.

«Помните, когда СССР вошёл в Афганистан, он оставил после себя школы, инфраструктурные объекты? Потом, конечно, это забылось, после того как в стране появился «Талибан»*, а затем США, — напомнил эксперт. — Сейчас мы можем всему миру показать, что Россия — хороший партнёр, что Россия после войны может даровать ещё и нормальный мир».

* «Исламское государство» (ИГ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.

* «Талибан» — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 14.02.2003.

Источник: russian.rt.com

Кампания «Год пшеницы», проводимая президентом Сирии Башаром Асадом, оказалась под угрозой из-за того, что, по предварительным оценкам официальных лиц и экспертов, дефицит импорта зерновых в арабскую республику составил не менее 1,5 миллиона тонн. Сельскохозяйственный удар и нехватка средств для финансирования импорта усилят давление на сирийскую экономику, которая продолжает сталкиваться с последствиями десятилетнего вооружëнного конфликта и рушится под давлением санкций США, финансового краха соседнего Ливана и пандемии коронавирусной инфекции Covid-19, передаëт Reuters.

Россия, один из крупнейших мировых экспортëров пшеницы и верный союзник Башара Асада, заявила, что будет продавать один миллион тонн зерна Сирии в течение года, чтобы помочь ей удовлетворить четырëхмиллионный годовой внутренний спрос.

Должностные лица и эксперты находящейся в Риме Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) подсчитали, что необходимо импортировать не менее 1,5 миллиона тонн пшеницы для удовлетворения спроса в САР. По их словам, нынешний план государственных закупок в 1,2 миллиона тонн, выглядит «крайне нереалистичным».

49-летний Абдулла Хадер, землевладелец и фермер из провинции Ракка, сказал в беседе с корреспондентом Reuters, что из-за отсутствия дождя его нынешний урожай составил только четверть от прошлогоднего сбора.

По словам министра сельского хозяйства Сирии Мохаммеда Хасана Катана, огромное влияние оказывают климатические изменения, все неорошаемые плантации в последние годы были лишены инвестиций, и «даже производство орошаемых площадей пшеницы снизилось на 50%».

По мнению двух экспертов ООН, это может означать, что по крайней мере половина сирийских посевных площадей в 1,5 миллиона гектаров может быть уничтожена.

Финансовые проблемы Сирии уже вылились в нехватку хлеба в прошлом году: жители страны жалуются на длинные очереди в подконтрольных правительству Асада районах.

Всемирная продовольственная программа сообщила, что в марте рекордные 12,4 миллиона сирийцев, более 60% населения страны, страдают от отсутствия продовольственной безопасности и находятся на грани голода, что вдвое больше, чем в 2018 году.

По данным Всемирного банка, сирийцы всë больше зависят от субсидированного хлеба, поскольку безудержная инфляция привела к росту цен на продукты питания более чем на 200% в прошлом году, отмечает Reuters.

Как сообщало EADaily, несмотря на продовольственный кризис, с которым сталкиваются жители районов, находящихся под контролем правительства президента Башара Асада в Сирии, курдские «Отряды народной самообороны» (YPG), поддерживаемые американскими войсками в регионе, продолжают переправлять тонны пшеницы с хранилищ в провинции Хасаке в Ирак. Согласно информации некоторых ближневосточных СМИ, YPG хранила пшеницу на своих складах, закупив её у фермеров в прошлом году «по дешёвке, и теперь получает прибыль, продавая товар в Ирак». По тому же сирийско-иракскому маршруту при поддержке войск США в регионе происходит и разграбление нефти Дамаска.

Источник: eadaily.com


Categories: Другое

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.