В июне 1982 года в небе над Ливаном развернулось крупнейшее со времен Второй мировой войны воздушное сражение, в котором с обеих сторон участвовали сотни боевых самолетов.В ходе сражения израильские ВВС буквально стерли с лица земли системы ПВО советского производства, в воздушных боях сбили более восьмидесяти вражеских МиГов, не потеряв ни одного своего самолета и захватили господство в воздухе.

Сирийская ЗРК «Квадрат», недалеко от шоссе Бейрут-Дамаск. Долина Бекаа (1982 год)

Тактические и технические методы ведения воздушной войны, разработанные и успешно апробированные израильским командованием в ходе этой широкомасштабной операции, во многом предопределила пути развития в 21 веке военной авиации, систем ПВО, средств радиоэлектронной борьбы(РЭБ), беспилотных самолетов.

В конце 70-х север Израиля стал обьектом непрерывных террористических атак палестинцев. Палестинскими террористами, проникшими с территории Ливана, были осуществлены крупномасштабные терракты в Израиле — захват в заложники и убийство 21 школьника в Маалоте, нападение на пассажиров автобуса на шоссе Тель-Авив-Хайфа, приведшее к убийству 38 израильтян. С территории Ливана палестинцы из полученных от СССР реактивных установок вели постоянный обстрел северных районов Израиля.


На территории Ливана, примыкающей к израильской границе, возникла самостийная террористическая «республика», получившая по имени главной палестинской террористической организации ФАТАХ название «Фатахлэнд». Лидер террористов Ясир Арафат воспользовался гражданской войной в Ливане, и фактически захватил власть в приграничных районах. На подвластной Арафату территории Ливана сконцентрировались десятки тысяч террористов, в многочисленных лагерях и учебных центрах шла подготовка бандформирований для последующей заброски в Израиль, были созданы огромные арсеналы оружия.

Вооружение, подготовку кадров и политическое прикрытие террористов Арафата взял на себя СССР. В Кремле рассчитывали с помощью Арафата расширить свое влияние в арабском мире, сильно пошатнувшееся после тотального разгрома сателлитов СССР — Сирии и Египта в войнах 1967 и 1973гг., и потому не скупились: к палестинцам шел поток русских вооружений: танки, артиллерия, переносные ракеты, стрелковое оружие. По данным немецкого журнала «Шпигель» полученного палестинцами советского оружия хватило бы на вооружение 500-тысячной армии.

Подготовка палестинских боевиков проходила в СССР: в 165-ом Учебном центре по подготовке иностранных военнослужащих (УЦ-165) Генштаба в Крыму, на Высших офицерских курсах «Выстрел» в подмосковном Солнечногорске, диверсионных школах КГБ и ГРУ под Москвой (в Балашихе), Николаевым (поселок Привольное), Оренбургом (Тоцкие лагеря), в туркменском городе Мары.


м прошли учебу тысячи палестинских террористов. За спиной палестинцев стояла сирийская армия, полностью оснащенная советским оружием и управляемая тысячами русских военных советников, во главе с Главным военным советником — советником министра обороны Сирии генерал-полковником Г. Яшкиным, прибывшим в Сирию с поста заместителя главнокомандующего Группой советских войск в Германии. Ему подчинялись заместители по ВВС — генерал-лейтенант В.Соколов, ПВО — генерал-лейтенант К. Бабенко, РЭБ – генерал-майор Ю.Ульченко. Тысячи советских офицеров находились на всех звеньях управления сирийскими войсками – от батарей и рот до министерства обороны Сирии. Среди них стоит отметить начальника Главного управления, первого заместителя начальника Генерального штаба Вооружённых Сил СССР генерала В.Варенникова, в недалеком будущем — члена ГКЧП и бессменного депутата от КПРФ в Государственной Думе России.
Сирийские войска под командованием русских военных советников оккупировали стратегически важные районы Ливана

Сотни танков и самолетов СССР передал сирийцам в соответствии с договором между СССР и Сирией о дружбе и сотрудничестве от 1980г. Всего СССР подарила сирийцам вооружений на 28 миллиардов долларов.


В 1981 году началось новое обострение обстановки в Ливане, связанное с нападением сирийских войск на христианский город Захле в долине Бекаа. Сирийские войска продвинулись на север в горные районы к северу от шоссе Дамаск — Бейрут и к северо-востоку от Бейрута. В июле 1981 года боевики ООП подвергли обстрелу из 130-мм дальнобойных советских орудий и систем залпового огня «Град» 33 израильских города (Кирьят-Шмона, Нахария, Метула, …) и сельскохозяйственные поселения вдоль северной границы Израиля. Всего с 10 по 20 июля 1981 ООП выпустила по северу Израиля 1970 «катюш», в результате погибло 6 израильтян, а 111 было ранено. Жизнь в ряде северных городов была парализована, многие жители были вынуждены покинуть свои дома. 5 апреля 1982 года в Париже был убит израильский дипломат Яаков Бар-Симантов. Тремя днями раньше лица в масках обстреляли из автоматического оружия израильскую торговую миссию, расположенную вблизи посольства. Террористам удалось скрыться. 3 июня 1982 года израильский посол в Великобритании Шломо Аргов вышел из отеля «Дорчестер» в Лондоне. Поджидавший его палестинский террорист выстрелил и тяжело ранил Аргова в голову. Израиль решил, что в этой ситуации он не может более оставаться равнодушным.

«Шлом а-Галиль» (Мир Галилее) – так Генштаб ЦАХАЛа назвал вторжение израильских войск в Ливан, начавшееся 6 июня 1982г.
На ливанской границе Израиль сконцентрировал 11 дивизий, обьединенных в три армейских корпуса. Каждому корпусу была выделена своя зона ответственности или направление: Западным направлением командовал генерал-лейтенант Екутиель Адам, Центральным направлением — генерал-лейтенант Ури Симхони, Восточным направлением — генерал-лейтенант Януш Бен-Галь.


оме того, на Голанских высотах, в непосредственной близости от Дамаска, были развернуты две дивизии под командованием генерал-лейтенанта Моше Бар-Кохба. В составе бронетанковых дивизий было 1200 танков. Общее командование операцией было возложено на начальника Генштаба генерал-полковника Р. Эйтана и командующего Северным военным округом генерал-лейтенанта А.Дрори.

Согласно боевым планам, израильские войска должны были полностью ликвидировать палестинские террористические формирования в южном Ливане, а затем, наступая к столице Ливана – Бейруту, перерезать стратегически важную дорогу Бейрут-Дамаск, окружить части сирийской армии в долине Бекаа и в северном Ливане после чего все эти окруженные группировки сирийских войск и палестинских террористов должны были быть уничтожены одна за другой.

В ходе операции "Мир Галилее" перед израильскими ВВС была поставлена задача захвата абсолютного господства в воздухе. Воздушное наступление израильской авиации получило название
операция "Медведка 19".

Подготовка операции проводилась генштабом ЦАХАЛа на протяжении многих лет, с учетом боевого опыта, полученного в ходе Войны Судного дня 1973г.

В составе находившейся в Ливане группировки сирийских войск были четыре бригады ПВО, оснащённые советскими зенитно-ракетными комплексами(ЗРК) «Квадрат», С-75М «Волга» и С-125М «Печора». В ночь с 9 на 10 июня 1982 года на территорию Ливана были дополнительно введены 82-я смешанная зенитно-ракетная бригада и три зенитно-артиллерийских полка.


Теперь в Ливане находилось 24 сирийских зенитно-ракетных дивизиона, развернутых плотным боевым порядком протяжённостью 30 км по фронту и 28 км в глубину. По свидетельству советских военных специалистов, такой плотной концентрации ракетных и артиллерийских сил ПВО не было нигде в мире.Основным назначением этих сил было прикрытие сирийских войск в ливанской долине Бекаа, где было сконцентрировано не менее 600 танков.

Решение об уничтожении группировки сирийских войск в Ливане было принято на совещании командования ЦАХАЛа, проходившем с участием министра обороны Ариэля Шарона и начальника генштаба Рафаэля Эйтана 9 июня 1982 года. На проведение столь масштабной боевой операции было получено разрешение правительства Израиля. Операция началась в 4 часа утра 9 июня.

Ливан. 1982 год
В соответствии с оперативными планами генштаба ЦАХАЛа, начались разведывательно-демонстративные полеты больших групп израильских самолетов в непосредственной близости от боевых порядков сирийских средств ПВО. За 4 часа до первого удара израильская авиация усилила ведение всех видов разведки (радиотехнической, радиолокационной, телевизионной) специально оборудованными самолетами. Они засекали рабочие частоты радиолокационных станций(РЛС) и аппаратуры наведения сирийских ракетных комплексов. Самолеты — разведчики, вызывая на себя огонь сирийских ЗРК, тем самым отводили его от боевых самолетов.


Впервые в мире израильтяне широко использовали беспилотные самолеты-разведчики AQM-34, Мастиф и Scout. Летая над позициями противника, они вели прямую телевизионную трансляцию изображения на командные пункты. Получая такую наглядную информацию, израильское командование принимало безошибочные решения на нанесение ракетных ударов .

БПЛА использовались для разведки поля боя и наблюдения. Для выполнения этой задачи некоторые модификации дронов были оборудованы ТВ-камерой и системой связи, способной передавать диспетчеру на земле непрерывный поток изображений.

Другие модификации были оборудованы отражателями РЧ-излучения, которые отражали излучение РЛС такой интенсивности, как будто это были ударные самолеты.

Беспилотники также перехватывали и анализировали излучение РЛС противника и ретранслировали их на наземные станции или самолеты в воздухе.

И, наконец, некоторые из БПЛА были оборудованы лазерными целеуказателями для подсветки целей, предназначенных для атаки ракетами с лазерным наведением.

Один из первых израильских БПЛА дрон Scout, использовавшийся в воздушном сражении в Ливане в 1982г.

Операция подавления ЗРК началась серией разведывательных полетов БПЛА оснащенных ТВ-камерами. Как только один из них обнаруживал батарею ЗРК и передавал ее изображение наземному командованию, в воздух поднимались еще два БПЛА, один — в качестве ложной цели, имитирующей атакующий самолет, чтобы заставить батарею ЗРК включиться на излучение, второй — оснащенный аппаратурой для перехвата излучения РЛС ЗРК, его анализа и ретрансляции на борт самолетов E-2C Hawkeye, оборудованные РЛС раннего обнаружения и средствами РЭБ.


Полученная информация о параметрах излучения обрабатывались бортовыми компьютерами самолетов, чтобы выдать в реальном масштабе времени данные наведения противорадиолокационных ракет. После этого осуществлялся пуск противорадиолокационной ракеты по выявленному обьекту.

Когда противник выключал свои РЛС, лишая израильские ракеты электромагнитного луча самонаведения, израильтяне поднимали в воздух БПЛА с лазерным целеуказателем и ударные самолеты, вооруженные ракетами с лазерной ГСН AGM-65 Maverick. Сразу же после поражения РЛС, ослепшая батарея ЗРК атаковалась кассетными бомбами, которые уничтожали и ЗУР, и средства их транспортировки.

В группу радиолокационного обеспечения входили самолеты раннего предупреждения E-2C Hawkeye, оборудованные огромными РЛС раннего обнаружения, патрулировавшие ливанское побережье. Они выполняли обнаружение и контроль активности действий сирийских самолетов. Самолеты «Боинг-707»,вертолеты CH-53, самолёты IAI-202 «Арава», оборудованные для ведения радиоэлектронной борьбы(РЭБ), прослушивали радиосети сирийских ВВС и ПВО и забивали их помехами. Пеленгуя работающие сирийские РЛС, они уточняли их координаты и передавали на командный пункты, что способствовало нанесению точных ударов.


В начале операции Израиль использовал ложные цели «Шимшон» (Tactical Air-Launched Decoy). 9 июня были сброшены десятки таких ложных целей.На экране РЛС они создают отметку полноразмерного самолёта.

За час до удара израильтяне начали постановку пассивных радиоэлектронных помех на фронте 150-200 км; за 12 минут — интенсивных помех системам связи и управления средствами ПВО; за 5-7 минут — активных помех большой мощности, подавивших средства радиолокационной разведки противника.

Затем началось тотальное уничтожение сирийских средств ПВО. Удары по сирийским позициям наносились ракетами класса «земля-земля», дальнобойной и реактивной артиллерией, при этом использовались боеприпасы, обладающие способностью наводиться на цель с помощью инфракрасного и лазерного луча.

Через 10-12 минут после ракетного удара по сирийским позициям, был нанесен удар силами около 100 самолетов. Израильская авиация действовала группами в 2-6 истребителей бомбардировщиков. «Скайхоки», «Кфиры», «Фантомы» и F-16 наносили удары с применением обычных и кумулятивных бомб, а также управляемых и самонаводящихся ракет AGM-78 «Стандард-АРМ» («Эгроф Саголь»), «Шрайк», «Мейверик», специально доработанными под рабочие частоты сирийских РЛС.

Израильские самолеты уничтожали оставшиеся сирийские РЛС и пусковые установки, причем с дальностей, превышающих радиус действия сирийских зенитных ракет средней дальности (с рубежа 60-80км). Эти были самолеты, предназначенные для подавления системы ПВО. На них были установлены двигатели, которые не оставляли за собой следа конденсата, что затрудняло визуальное обнаружение самолета.


Таким образом, за сутки ведения операции израильтяне уничтожили подавляющее большинство сирийских зенитно-ракетных бригад.

Г.П. Яшкин — главный военный советник в вооружённых силах Сирии, командующий группой советских военных специалистов в Сирии свидетельствует:
"Все приемники сирийских комплексов подавлялись помехами очень высокой плотности во всем диапазоне частот. И чтобы с ними бороться, надо было не менее, чем в 20-30 раз ослабить их мощность. К сожалению, таких возможностей сирийцы не имели. Не имели их и мы. Средства радиоэлектронной разведки и помех ВС САР в то время не могли обеспечить ни нарушение управления войсками и оружием противника, ни даже минимальную защиту своих самолетов, ЗРК и других своих сил и средств ПВО только по одной причине — ограниченного частотного диапазона подавления.
В этой войне израильтяне создали хорошо действующую и оснащенную современной техникой систему РЭБ. Средства РЭБ были установлены даже на танках, кораблях, не говоря уж о боевых самолетах, и тем более специальных, таких как «Боинг-707», С-97 «Хокай», «Фантом»(АФ-4джи).
Комплексное и массированное применение средств РЭБ, ракет и управляемых бомб с оптико-электронными и радиолокационными головками самонаведения явилось решающим условием успеха Израиля по подавлению сирийской группировки средств ПВО в Ливане и завоевания господства авиации в воздухе.


ыт показал, что без современной автоматизированной системы управления, устойчивой помехозащищенности радиолокационных средств и средств связи , создания необходимого радиолокационного поля для самолетов управлять современной авиацией и средствами ПВО невозможно."

В эти же дни израильские ВВС уничтожали сирийскую авиацию .

ВВС Израиля
Одновременно в небе Ливана разворачивалось крупнейшее воздушное сражение. С обеих сторон в нем участвовало около 350 самолетов, причем одновременно в воздушных схватках вели бой по 120-200 самолетов. Сражение превратилось в настояющую бойню. Как пишет военный историк О.Грановский, 9 июня израильские летчики-истребители сбили 29 сирийских самолетов, 10 июня счет воздушных побед израильтян вырос еще на 30 вражеских самолетов, а 11 июня противник потерял еще 19 своих самолетов. Всего сирийцы потеряли в воздушных боях 7-11 июня 82 своих самолетов МиГ-21, МиГ-23 и Су-22. Это была абсолютная победа израильтян в воздухе.«Оглушенные» и «ослепленные» сирийские летчики попадали под внезапные удары израильских ракет класса «воздух-воздух» типа «Сайдуиндер», «Питон-3», способных поражать цели с больших дальностей и под различными ракурсами.

В течение всего сражения израильтяне интенсивно использовали передатчики дезориентирующих помех для увода ракет с РЧ-наведением и ИК-ловушки для увода ракет с ИК ГСН. Как только израильский летчик обнаруживал сирийский МиГ на своем ИЛС, все, что он должен был сделать, так это наложить символ целеуказания ИЛС на самолет противника, нажать кнопку применения оружия для задействования наиболее соответствующей, выбранной компьютером, системы оружия. Вся остальная работа делалась ИК-датчиком ракеты Sidewinder.

Абу Джихад (Дайяб Абу Джахья) — уроженец Ливана и бывший активист ХАМАСа, — глава Арабской европейской лиги ( AEL) свидетельствует:
"Все смотрели в воздух. Я тоже посмотрел наверх — и увидел одно из самых захватывающих дух зрелищ, которые мне когда-либо доводилось наблюдать. Прямо над нашими головами развернулось сражение сотен истребителей. Израильские воздушные атаки никогда не наносили нам существенного ущерба, но на этот раз речь шла не о бомбардировках: борьба шла между израильскими и сирийскими истребителями. Израиль бомбардировал сирийские ракеты, размещенные в долине Бека, и теперь сирийские истребители пытались предотвратить уничтожение остатков сирийского ПВО израильтянами. На наших глазах разворачивалась весьма трагическая картина. Израильские истребители подстреливали сирийские самолеты один за другим, как мух, и поддержка Объединенных Вооруженных сил с земли была бесполезной. Сионисты имели в своем распоряжении современные F-14, F-15 и F-16, в то время как у сирийцев были по большей части старые русские МИГи. Это было похоже на автогонку между новой Феррари и старой Тойотой: каким бы хорошим водителем ты ни был, у тебя нет ни малейшего шанса на победу."

У израильских пилотов был особый счет к сирийцам — во время Войны Судного дня в октябре 1973г. несколько сбитых израильских летчиков оказались в сирийском плену, где подверглись чудовищным пыткам и истязаниям. В допросах и пытках израильских военнопленных принимали участие русские офицеры — "наставники" сирийцев.Потому пощады сирийцам не было. Израильтяне в этих боях потерь не понесли.

Израильская армия добилась столь впечатляющей победы в воздухе и на земле за счет целого комплекса факторов: мастерства пилотов боевой авиации, комплексного ведения всех видов разведки (радиотехнической, радиолокационной, телевизионной) и радиоэлектронной борьбы, слаженных действий наземного и воздушного командований, умелого применения высокотехнологичного оружия.

Израильская победа обозначила и техническую отсталось советских вооружений, значительно уступавших израильскому и американскому оружию и боевым технологиям, а также показала порочность советской тактики воздушной войны и построения систем ПВО.

Катастрофа в долине Бекаа произвела шоковое впечатление на руководство СССР. Уже в сентябре 1982г. в Москве был собрано совещание в ЦК КПСС, посвященное разбору прошедших в Ливане боев, куда на "ковер" было вызвано командование Советской Армии и руководители ВПК. Им пришлось дать ответ за провальную неготовность русского оружия к современной войне. Тогда же по итогам этого "разбора полетов" было принято постановление ЦК КПСС и СМ СССР. Однако, судя по всему, должных выводов из катастрофы в Ливане сделано не было…

И в заключение — цитата:

"До сих пор мало кто в нашей стране знает, что одной из главных причин перестройки стал разгром, который израильская авиация учинила сирийской системе ПВО в ливанской долине Бекаа 9—10 июня 1982 года. Система была, разумеется, советской на сто процентов, причем новейшей на тот момент. Списать катастрофу на обычную недееспособность арабов было нельзя: даже израильтяне признавали, что сирийцы воевали на этот раз хорошо, кроме того, в кабинах уничтоженных ЗРК сидели рядом с сирийцами и советские инструкторы. Просто противник воевал уже по-новому, а мы — еще по-старому."
(Александр Храмчихин.Военное строительство в России. «Знамя» 2005, №12)

Источник: ekabu.ru

Статья из «Мир оружия» март 2006
Вопрос Хану и другим летчикам: Какие именно ошибки допустили здесь сирийцы? Вроде как использования истребителей-бомбардировщиков соответсвует озвученной на форуме тактике — подошел низенько и сбросил бомбы по зрячему.
И можно ли было в озвученных в статье условиях прикрыть ИБ истребителями?

Виктор Марковский

Особый оттенок военному строи¬тельству придавало обязательство богатых соседей (в первую очередь — Саудовской Аравии) компенсировать потерю в боях каждой единицы воен¬ной техники. Такая «затратная эконо¬мика», помноженная на государствен¬ную идеологию и десятилетиями длив¬шуюся конфронтацию, сделала войну образом жизни, оправдывавшим не¬высокий уровень жизни (особенно на фоне соседних нефтяных стран), дик¬таторский режим бессменного прези¬дента и даже известное пренебреже¬ние исламскими традициями, которые заменяла наводимая правящей социа¬листической партией БААС жесткая дисциплина.

Как и во многих ближневосточных странах, военная авиация обладала приоритетом и даже была престижна (Асад, как и президент Мубарак, ко¬роль Иордании Хусейн и многие чле¬ны саудовской династии Фейсалов, был военным летчиком). До половины ВВС составляла ударная авиация, представленная истребителями-бом¬бардировщиками и боевыми вертоле¬тами. Компенсируя понесенные в ок¬тябрьской войне 1973 г. потери (Сирия лишилась 106 боевых самолетов, из них 54 истребителей-бомбардиров¬щиков),* СССР начал поставку новых машин уже в следующем году, причем ввиду срочности поддержка ближне¬восточных партнеров опережала даже перевооружение современной техни¬кой союзников по Варшавскому дого¬вору, а то и собственную армию.

Первые МиГ-23БН вместе с истре¬бителями МиГ-23МС прибыли в порт Латакия в 1974 г., причем Сирия, по примеру СССР, не ограничилась одним типом истребителей-бомбарди¬ровщиков. Она получала параллельно Су-20 (а затем и Су-22М), хотя они практически не отличались по боевым возможностям. Передача сирийцам первой партии Су-20 состоялась вес¬ной 1973 г., еще до того, как эти ис¬требители-бомбардировщики стали получать советские ВВС. Экспортные МиГ-23БН и «сухие» сирийского зака¬за в «исполнении Б» отличались обо¬рудованием, не имели комплекса уп¬равляемого вооружения и могли ис¬пользовать только обычные авиабом¬бы и НАР. Соответствующее внима¬ние было уделено освоению новой техники, причем переучиванию спо¬собствовало хорошее взаимопонима¬ние, уважительное отношение сирий¬цев к нашим инструкторам (нечастое в арабских странах) и, в значительной мере, как отмечалось в их характери¬стиках, «…хорошо развитое мышле¬ние, решительность и высокая про¬фессиональная направленность».

Популярное (и поддерживаемое противной стороной) мнение о том, что основной причиной многих неудач и слабой результативности арабских летчиков являлась их низкая техничес¬кая грамотность, безволие и отсутствие боевого настроя мало соответствует действительности. Не отрицая специ¬фики восточного менталитета, совет¬ские инструкторы при обучении си¬рийских летчиков и техсостава отно¬сили их к наиболее подготовленной группе, отзываясь следующим обра¬зом: «Уровень профессиональной выучки достаточно высокий. Группа дисциплинированная и организован¬ная. Чистоплотны и опрятны. В большинстве хорошо развиты физически. Вежливы, общительны, скромны, гос¬теприимны. Самолюбивы и обидчи¬вы, не прощают обид. Критику вос¬принимают правильно, но склонны переоценивать свои силы. Эмоцио¬нальны, не всегда умеют сдерживать себя, некоторые вспыльчивы. Уро¬вень психических функций достаточ¬но высокий, хорошо развито логичес¬кое и аналитическое мышление. В обучении проявляют любознатель¬ность и усидчивость, но инициативу проявляют редко. С желанием изуча¬ют технику. В полете могут допускать отклонения от полетных заданий. В полете и при проверках держатся уверенно. В сложных ситуациях решительны, но напряжены. Летную нагрузку выдерживают хорошо и быстро адаптируются к смене об¬становки».

Весной 1982 г. сирийские ВВС на юге страны располагали ударными машинами в составе 3-х авиабригад (формирований, близких к полку со¬ветских ВВС и насчитывавших 2 — 4 эскадрильи). 34-я истребительно-бом-бардировочная авиабригада (Су-22М и МиГ-23БН) дислоцировалась на ба¬зе в Насрийя, 68-я {Су-20, Су-22М и МиГ-23БН) — на базе Хомс, а сме¬шанная 17-я (помимо 2-х эскадрилий МиГ-23БН, имела 2 эскадрильи истребителей МиГ-23МФ) — на базе Сигаль.

Всесторонне поддерживая союзни¬ка, Минобороны содержало в Сирии крупнейший советнический контин¬гент. Авиаторами руководил главный советник по ВВС генерал-майор В. А. Соколов, знаменитый летчик и герой Отечественной войны. К каж¬дой бригаде была прикреплена группа из 10 — 12 советских советников и специалистов из числа летного и технического состава (советников имели сирийские командиры бригад, комэски и инженеры бригад). Не огра¬ничиваясь советским Курсом боевой подготовки, сирийцы расширяли его за счет новых приемов, часто на пре¬деле возможностей самолета. Этого требовала боевая обстановка. Про¬грамма подготовки ИБА включала по¬леты на предельно малых высотах и с огибанием рельефа местности с обязательной отработкой бомбоме¬тания и пусков ракет, а также освое¬ние противоракетных маневров — «змейки», «винта», «реверса» и «ко¬локола».

К лету 1982 г. все шло к очередной войне. С июня 1976 г. сирийские вой¬ска находились в охваченном граж¬данской войной Ливане, разместив¬шись на востоке и юге страны, где не без их помощи пролегла настоящая линия фронта между палестинцами и Израилем. По базам палестинцев израильской авиацией наносились от¬ветные удары, периодически в бой вступали развернутые здесь же ЗРК сирийцев. 6 июня израильтяне начали операцию «Мир для Галилеи», двинув войска через ливанскую границу. Вторжение на контролируемую сирий¬цами территорию тут же вызвало от¬ветную реакцию, и развернулись пол¬номасштабные боевые действия на земле и в воздухе.

Израильтяне в буквальном смысле шли «ва-банк» — им предстояло иметь дело не только с палестинскими группировками, имевшими свою ар¬тиллерию и бронетехнику, но и с регу¬лярными частями армии Сирии и ее авиацией, наиболее мощными и под¬готовленными на Ближнем Востоке. Мощный кулак из нескольких танко¬вых и моторизованных бригад сирий¬цев, развернутый в Ливане, прикры¬вался 19 зенитными ракетными диви¬зионами, оснащенными вполне совре¬менной техникой — ЗРК «Квадрат» и «Печора-М». Группировка ПВО в до¬лине Бекаа обеспечивала 3 — 4-крат¬ное взаимное огневое перекрытие и высокую плотность огня во всем ди¬апазоне высот и представлялась бо¬лее чем надежным щитом против из¬раильской авиации.

В первые дни конфликта сирий¬ская ИБА не была задействована — сказалось слабое представление о си¬лах и намерениях противника. К исхо¬ду 7 июня стало ясно, что идут не ря¬довые приграничные стычки. Изра¬ильские войска быстро продвигались на север, танковыми клиньями выдви¬гаясь во фланг сирийской группиров¬ке в Ливане. Разведданных по-преж¬нему не хватало, приходилось пола¬гаться, в основном, на донесения от сухопутных войск, то и дело запазды¬вавшие из-за быстро меняющейся об¬становки. В бой предстояло вступать в крайне невыгодных условиях, имея дело с сильным противником и дей¬ствуя на территории третьей страны. Израильские войска двигались к Бей¬руту по приморским долинам, воздуш¬ное пространство над которыми не просматривалось сирийскими РЛС, отсутствовала и надежная связь с КП (мешали высокие горные хребты, тя¬нувшиеся вдоль всей границы по ли¬ванской территории). 2 передовых ра¬диолокационных поста сирийских войск в долине Бекаа имели очаговое ограниченное поле обзора. В этих ус¬ловиях сирийской ударной авиации предстояло действовать вслепую, связь и проводка на высотах менее 2500 м исключались.

Вместе с тем, сухопутные войска сирийцев крайне нуждались в под¬держке ИБА: противник наступал пре¬восходящими силами 5-ти дивизий (против примерно 2-х у сирийцев), в составе которых имелось более 1000 танков. Контрудары и встречные танковые сражения носили ожесто¬ченный характер, и своевременные удары с воздуха могли бы изменить ситуацию. Части израильтян продви¬гались вперед, с боями с темпом 15 — 20 км в сутки. Их авиация, дей¬ствовавшая в интересах наступающих войск, выполняла по 350 — 400 выле¬тов в сутки. Сирийцы ограничивались вылетами истребителей, стремивших¬ся не допустить удары по своим войскам. Использовать для непосред¬ственной поддержки МиГ-23БН и «су¬хие» не позволяла слабость боевого управления (нарушение связи, мо¬бильный характер столкновений и от¬сутствие подготовленных авианавод¬чиков делали ее малоэффективной), но оставалась возможность нанесе¬ния ударов по заранее намеченным целям (скоплениям и колоннам танков и мотопехоты), поражения выдвигаю¬щихся резервов и ближних тылов.

Су-22М поначалу в бой не вводили и использовали только для разведки, привлекая для выполнения боевых за¬дач более подготовленные части ударных «мигов». Каждой эскадрилье МиГ-23БН назначили 2 — 3 «своих» маршрута к выбранным районам. Маршруты загодя были просчитаныс учетом данных о радиолокационном поле противника, чтобы полеты прохо¬дили в затененных зонах с использо¬ванием лощин и горных распадков, не просматриваемых израильскими РЛС. Предварительно с пилотами бы¬ли проведены тренировки в схожих ус¬ловиях на своей территории, выполня¬лись полеты с огибанием рельефа на скоростях 850 — 900 км/ч. Это обеспе¬чивало МиГ-23БН наилучшую манев¬ренность, быстрый разгон перед ата¬кой и возможность ответной реакции при встрече с вражескими истребите¬лями.

8 июня в районе Джезин была об¬наружена крупная группировка изра¬ильских танков и мотопехоты, проби¬вавшихся к ключевому шоссе на Бей¬рут. Для удара по ним на аэродроме Сигаль подготовили восьмерку МиГ-23БН майора Муниба. Самолеты группы несли ФАБ-500, ФАБ-250 и ОФАБ-100-120 на многозамковых держателях. С учетом небольшого расстояния до цели, машины ушли с предельными нагрузками: в коман¬дирском звене на первую пару подве¬сили по 6 «пятисоток», на вторую — по 8 ФАБ-250, все самолеты второго звена несли по 16 ОФАБ-100-120.

Взлетев, восьмерка прижалась к земле и на высоте 100 м пошла к це¬ли. В воздухе сразу же сильные поме¬хи прервали радиосвязь. В «память» бортовой системы управления был за¬ложен просчитанный маршрут с тремя изломами, обеспечивавший макси¬мальное использование извилистых ущелий. Прячась в горных проходах, группа шла вытянутой колонной, дер¬жась острыми пеленгами в паре и рав¬няясь по ведущему. Плотная облач¬ность выше 500 м позволяла рассчи¬тывать на скрытность, но и обещала трудности при заходе на цель. Уже на 9-й минуте группа вышла к месту на несения удара, затянутому пеленой пыли и дыма. Тем не менее, отыскав внизу скопление техники, «миги» бое¬вым разворотом набрали высоту 1200 м и довернули для атаки. Бомбо¬метание выполняли парами с полого¬го пикирования с углом 100. Выйдя из атаки, командир решил повторить за¬ход, используя оставшиеся бомбы. Однако внезапность была утеряна, и пару встретил зенитный огонь. МиГ-23БН Муниба был подбит, а лет¬чику пришлось катапультироваться. Самолет его ведомого также получил повреждения, но летчик сумел отвер¬нуть машину и покинул ее через не¬сколько минут уже над своей террито¬рией. Такая же судьба постигла пред¬последний самолет восьмерки — не сбросив бомбы сразу, летчик пред¬принял второй заход, попал под огонь и катапультировался из подбитой ма¬шины.

На свой аэродром вернулись толь¬ко 3 МиГ-23БН. Ведомый командира второго звена потерял группу в обла¬ках, однако сумел самостоятельно отыскать цель и сбросить бомбы. Пос¬ле атаки он выскочил к морю, удачно увернувшись от израильских истреби¬телей, сориентировался по береговой черте и повернул обратно, взяв курс домой строго на восток. Из-за малого остатка топлива он сел на аэродроме истребителей в Блейре. Из 3-х ката¬пультировавшихся летчиков один ока¬зался в плену, 2 других получили ра¬нения и попали в госпиталь.

В районе цели бомбовым ударом были уничтожены около 20 танков и 2 роты израильской мотопехоты. Бо¬евая задача была выполнена, но слишком дорогой ценой. Впредь решили на задание посылать группы меньшего состава, не более звена МиГ-23БН. Это хоть и снижало эф¬фективность, но провести большую группу на малых высотах, скрываясь по ущельям и обходя горы, оказалось невозможно: растянувшись в колон¬не, летчики теряли друг друга при ма¬неврах, затягивалось и время нанесе¬ния удара, из-за чего замыкающие пары встречал огонь зенитчиков. Кро¬ме того, выяснилось, что все задачи приходится выполнять под наблюде¬нием отлаженной противником систе¬мы радиолокационного контроля. Со стороны моря за воздушной об¬становкой следили израильские ра¬диолокационные дозорные «хокаи», оборудование которых позволяло ви¬деть самолеты и на фоне земли, а юг Сирии, где находилось большинство используемых аэродромов, просмат¬ривали радиолокационные посты с Голанских высот. Так же активно ра¬ботала служба подслушивания и ра¬диоперехвата, хотя соблюдению скрытности и секретности сирийцы уделяли должное внимание. Израиль¬ская техника была очень эффектив¬на: случалось, что и телефонные рас¬поряжения и переговоры через счи¬танные минуты расшифровывались противником.

В свою очередь, ведущийся сирий¬цами встречный радиоперехват при¬водил к неутешительным выводам: отлаженная организация боевого уп¬равления израильтян в сочетании с непрерывным сбором информации позволяла им гибко «дирижировать» боевыми действиями, используя каж¬дую минуту в свою пользу. Дежурив¬шие вблизи района воздушные КП контролировали обстановку в возду¬хе, тут же реагируя на попытки сирий¬цев ввести в дело авиацию, переда¬вая данные своим истребителям и ударным группам, предупреждая их о возможной опасности и давая целе¬указания. Попутно ВКП помогали лет¬чикам ориентироваться, распреде¬лять усилия в группе и даже контро¬лировали остаток топлива, подавая своевременные команды (садится на вынужденную в этих местах было просто негде, и забывчивость не раз приводила к потере самолета). Под их «присмотром» практически в каждом вылете и приходилось действовать сирийцам. По результатам радиопе¬рехватов команды на занятие рубе¬жей для их встречи истребители про¬тивника получали за 5 — 10 мин до выхода «мигов» в назначенный район. На беду, в тот же день 8 июня комбинированным ударом вертолетов с моря и самолетов «Кфир» израиль¬тянами был разрушен передовой си¬рийский пункт авианаведения Хальда в 10 км южнее Бейрута. Израильтяне определенно старались не оставить противнику никаких шансов. Внезап¬ность, обеспечивающая успех, для си¬рийцев тем самым сводилась «на нет».

10 июня продолжались танковые бои в долине Бекаа вдоль сирийской границы. Израильтяне вышли к юж¬ным окраинам Бейрута и грозили пе¬ререзать шоссе на Дамаск. Для удара по их группировке в районе Маасаф-Шуф с аэродрома Сигаль около по¬лудня взлетело звено МиГ-23БН. По¬лет выполнялся на предельно малой высоте с огибанием рельефа, однако

; на маршруте произошла непредви¬денная встреча со своими вертолета-

• ми «Газель», выполнявшими противо¬танковые задачи. Уклоняясь от столк¬новения, летчики разошлись, а на вы¬ходе из межгорья, где предстояло с набором высоты осмотреться и до¬вернуть на цель, слева появились F-16. Первая пара энергичным разво¬ротом с перегрузкой до 5 ушла из-под удара, при этом летчики успели заме¬тить дымные следы прошедших рядом ракет. После маневра они обнаружи¬ли внизу танки и БТР с яркими оран¬жевыми кругами на крышах — опоз¬навательными знаками израильтян в ливанской операции.

Для обеспечения скрытности си¬рийцы звеном ушли за гору и вновь зашли на цель с другой стороны. Пер¬вой паре удалось атаковать внезап¬но — разогнавшись, «миги» прицель¬но сбросили бомбы. Второй паре не повезло: оба самолета, задержав¬шись с выполнением маневра, были сбиты над целью. Доложить о проис¬ходящем летчики не сумели — связь полностью прервалась из-за сильных радиопомех.

Спустя полтора часа для удара по обнаруженным танкам по тому же маршруту к озеру Карун ушла следу¬ющая пара МиГ-23БН. Связь с ними была быстро потеряна, и с задания они не вернулись.

Еще одна пара взлетела следом, направившись в район Эль Ауди для бомбардировки группы танков. Подхо¬дя к цели на бреющем полете, летчи¬ки по сигналам системы предупреж¬дения СПО-10 обнаружили работу РЛС израильских истребителей. Оста¬валось только 20 с полета до расчет¬ной точки, и летчики начали боевой заход. На боевом курсе прошло опо¬вещение о захвате — противник был готов к стрельбе. Атаковать с пикиро¬вания помешала плохая видимость (в воздухе висела гарь и пыль, подня¬тые огнем и гусеницами десятков бое¬вых машин), из-за чего бомбы при¬шлось сбросить «с горизонта». На вы¬ходе из атаки ведущий уклонился от зенитной трассы, но тут же заметил впереди самолет противника. Летчики легли на обратный курс, огибая гор¬ную гряду. Над ней появились еще два вражеских самолета. Чтобы оторвать¬ся, сирийцы включили форсаж, пере¬вели крыло в положение 72° и стали выполнять противоракетную «змей¬ку». Однако противник шел вдогонку, и уже после выхода на свою террито¬рию ведомый ощутил удар сзади — разрыв ракеты, повредивший двига¬тель. Летчик все же дотянул до аэро¬дрома Меззе и сумел сесть. Уже на пробеге дымящийся МиГ загорелся. Пилот успел выключить двигатель и включить пожаротушение перед тем, как выскочить из кабины, но МиГ-23БН сгорел на полосе. Ведущий же благополучно вернулся на свой аэ¬родром.

Вечером перед заходом солнца с аэродрома Сигаль на ту же цель был совершен еще один вылет. Пара МиГ-23БН, несших по 4 ракетных бло¬ка УБ-32, направилась по прежнему маршруту, прижимаясь к земле. Обе машины с задания не вернулись. Одна из них была сбита над дорогой Бей рут-Дамаск расчетом ПЗРК «Ред Аи»: заметив низколетящий самолет, изра¬ильские зенитчики выпустили 2 раке¬ты, одна из них прошла мимо, а вто¬рая поразила цель.

Больше МиГ-23БН из 17-й авиа¬бригады к боевой работе не привле¬кались. Потери за 2 дня были слиш¬ком ощутимы — в 18 самолето-выле¬тах бригада лишилась 10 самолетов. Противник быстро обнаружил ис¬пользовавшуюся сирийцами пару горных проходов, по которым удар¬ные группы выходили к долине Бе¬каа. На пути к цели потерь не было — укрываясь в распадках, сирийские самолеты скрытно преодолевали гор¬ный хребет, но на выходе их уже жда¬ли истребители. Свою роль играла эффективная служба радиоперехва¬та и радиотехнической разведки из¬раильтян, не ограничивавшихся по¬мехами связи, а вмешивавшихся в радиообмен, давая ложную инфор¬мацию. В одном из таких случаев летчик МиГа, подчиняясь указаниям «наводчика», оказался вдалеке над горами, спохватился, когда стало за¬канчиваться топливо, но все же су¬мел дотянуть домой.

Сковывающей становилась и сама разученная тактика использования рельефа местности и прорыва на пре¬дельно малых высотах, вынуждавшая летчиков использовать одни и те же горные проходы. При этом пройти к району удара иначе как по одному из двух маршрутов оказывалось невоз¬можно, и эта шаблонность была на ру¬ку противнику.

Источник: forums.airbase.ru

История

Археологическая история долины восходит к VI тысячелетию до н. э. .Первое древнее государство, которое римские историки связывают отчасти с Бекаа, — Финикия, города-государства которой оказали огромное влияние на развитие всей Передней Азии. Расцвета финикийская цивилизация достигла к 1200-800 гг до н. э. Сохранились свидетельства того, что именно тогда финикийцы начали торговать вином из долины Бекаа. Другим доказательством древности жизни в ней можно считать ее рельеф. Долина представляет собой в этом плане широкий естественный коридор в окружении гористых регионов Ближнего Востока. В обозримом прошлом этот коридор использовался для прохода торговых караванов и армий и древними персами, и войсками Александра Македонского, и легионами Рима, и крестоносцами, но это вполне могло происходить и ранее.
Главные же свидетели прошлого в долине и всемирно известные ее достопримечательности археологические комплексы в Анджаре и Баальбеке. Когда в XX в. археологи открыли Анджар, они искали Хапцис, столицу итуреев, народа, говорившего на древнеарамейском языке. Нашли же другой их город — Герру. в I в. переименованную турками в Анджар, однако некоторые археологи полагают, что это именно Халцис, существовавший еще во II тысячелетии до н. э. В Анджаре, во время правления династии Омейядов (661-750 гг.), был возведен комплекс зданий и укреплений по образу и подобию римских, в сочетании с некоторыми византийскими и восточными традициями архитектуры. Дворец был резиденцией халифа Вал и да I. В 750 г Анджар перешел под власть Аббасидов, которые многое в Республке Ливан разрушили, но на этот город у них рука все-таки не поднялась. Заброшенный ими, он сам по себе пришел в упадок, но его руинами, изящными даже в этом состоянии, любуются туристы, здесь продолжают работать археологи, благо неисследованных участков культурного слоя осталось еще немало.Долина Бекаа на карте, Ливан.
Первое упоминание о Баальбеке относится к XIV в. до н. э. (древнеегипетские источники). Главным храмом города было святилище бога Солнца и плодородия Хадада, или Баал-Лабнана, покровителя Финикии. Греки переименовали Баальбек в Гелиополис Город Солнца, возможно по аналогии с городом в Египте. С тем же именем, но, скорее всего, следуя традиции финикийцев. Окончательный облик Баальбеку придали в I в. до н. э. — III в. н. э. римляне, построившие здесь несколько храмов, столь грандиозных, что кратким рассказ о них не получится. Лучше самостоятельно почитать об этом античном ансамбле, вернее, его руинах, открытых заново в начале XX в. немецкими археологами.
Древний Баальбек оставил много загадок. Главная из них — как финикийцы доставляли сюда и укладывали гранитные блоки весом в сотни тонн, да так, что между ними иголка не войдет? Уфологи, как у них заведено, ссылаются на «ноу-хау» инопланетных цивилизаций. Но подобные аргументы слишком уж невероятны, не имеют под собой серьезных доказательств. В научном мире существует другое предположение: возможно люди земные в глубокой древности владели такими технологиями, о которых мы не знаем ровным счетом ничего? Поэтому даже толковых гипотез сформулировать не в силах. Пока,..
Объяснение же тому, почему тысячелетние традиции виноделия в долине были прерваны примерно на 400 лет, есть — это произошло при османах. Возрождение «правил виноделов» началось на закате Средневековья, когда в Бекаа появились первые французские монахи-миссионеры. Мало-помалу к этому занятию подключились и местные жители. В 1857 г братья-иезуиты основали знаменитую винодельню «Ксара», названную так в честь селения, которое дало приют христианам, бежавшим от преследования мусульман. Сегодня «Ксара» — крупнейшая винодельческая компания Ливана, а туристов приглашают на дегустацию в ее природные подвалы-коридоры внутри пещеры.


Общая информация

Регион Ливана (провинция Бекаа) в восточной части страны.
Язык: арабский.
Этнический состав: арабы — 95%, армяне — 4% другие — 1 %.
Религии: ислам (шииты и сунниты), христианство (марониты и прихожане Армянской апостольской церкви).
Денежная единица: ливанский фунт.
Крупнейшие города: Захла, Баальбек, Райат.
Крупнейшие реки: Литани Оронт (Аси).
Крупнейшее озеро: Караун.
Крупнейшие горные хребты: Ливан, Антиливан.
Ближайший аэропорт: международный аэропорт Рафик Харири (Бейрут).

Цифры

Площадь: 4429 км2.
Население: 750 000 чел (2010 г.).
Плотность населения: 169.3 чел/км2.
Средняя высота над уровнем моря: 900 м.
Самая высокая точка: 1130 м (Баальбек).

Экономика

Сельское хозяйство: выращивание картофеля, винограда, фруктов, овощей, овцеводство, птицеводство.
Виноделие.
Сфера услуг: торговля, туризм.

Климат и погода

Средиземноморский, субтропический, с жарким сухим летом и холодной снежной зимой.
Средняя температура января: + 7°С.
Средняя температура июля: +24°С.
Среднегодовое количество осадков: 400 мм.
С подветренной стороны хребта Ливан осадков выпадает значительно меньше, чем в центре долины (до 585 мм).
В северных районах долины Бекаа часты песчаные и пылевые бури.

Достопримечательности

Объекты Всемирного наследия ЮНЕСКО: храмовый комплекс Баальбека, Анджар — развалины дворца Валида I и прилегающая к ним территория;
Захла: Кафедральный католический собор Богоматери Спасения (1720 г.), часовня Богоматери, над ней башня высотой 54 м с 10-метровой статуей Девы Марии, или Богоматери Захла и Бекаа (1968 г.). Ратуша (Старый сераль, османская архитектура. 1850 г.), парк Менши, Сук эль Блатт (Плиточный базар);
■ Винодельня «Шато Ксара».

Любопытные факты

■ Площадь долины Бекаа составляет 42,4% площади всего Ливана (10 452 км2).
■ Храм Юпитера в Баальбеке окружали 54 беломраморные колонны. К нашему времени из них уцелело лишь шесть. Но когда арабы завоевали Баальбек, они увидели этот храм во всем его величии и были уверены, что построить его могли только всемогущественные джинны.
■ Анджар был обнесен двухметровыми стенами с 40 башнями, имел дренажную и канализационную системы.
■ В мечети Карак-Ну, в 30 км к югу от Баальбека, по местным легендам, захоронена… нога библейского Ноя, и она гигантского размера. Но установлено, что там на самом деле «покоится» фрагмент древнего водостока.

Источник: geosfera.org

Цитата сообщения herodot_10 События в долине Бекаа. 1982 г.

0A4952D2-F2F2-4908-B146-2CDA1B53B421_w650_r0_s
Леонид Брежнев и Хафез Асад, СССР, 1980 год

 

Когда в июне 1982 года израильские ВВС полностью уничтожили в долине Бекаа мощную сирийскую группировку сил и средств противовоздушной обороны "Феда", едва ли не больший, чем сами сирийцы, шок испытали в Москве. Ведь, по свидетельству советских военных специалистов, принимавших непосредственное участие в формировании этой группировки, такой плотной концентрации ракетных и артиллерийских сил ПВО не было нигде в мире, даже в СССР. Причем с полным основанием ее можно было именовать именно советской, поскольку советским там было все: зенитно-ракетные комплексы (ЗРК) С-75М "Волга", С-125М "Печора", "Куб" ("Квадрат") и входившие с ними в комплект самоходные установки разведки и наведения (СУРН), стационарные радиолокационные станции (РЛС), несколько комплексов войсковой ПВО "Оса", зенитные самоходные установки (ЗСУ) "Шилка", средства ведения радиоэлектронной борьбы (РЭБ).

Более того, вместе с сирийским персоналом эту технику обслуживали советские офицеры. В сирийской армии работало тогда порядка тысячи советских военных специалистов и инструкторов, значительная часть которых служила и в сирийской группировке, оккупировавшей Ливан. Однако уже за первые два часа операции были уничтожены 15 из 19 имевшихся у сирийцев зенитно-ракетных дивизионов, оснащенных советскими ЗРК, еще три-четыре дивизиона были выведены из строя. На другой день уничтожено еще четыре зенитно-ракетных дивизиона. За неполные двое суток операции израильтяне полностью уничтожили 19 сирийских зенитно-ракетных дивизионов и еще четыре вывели из строя. Причем при нанесении этого массированного удара не был потерян ни один израильский самолет.

Не меньший шок вызвали и результаты воздушного сражения, развернувшегося над долиной Бекаа: так же не потеряв ни одной своей машины, израильские летчики сбили десятки сирийских самолетов.

"Сирийские ВВС разбиты, ракеты "земля-воздух" бесполезны, без прикрытия с воздуха армия не может сражаться", – констатировал в своем докладе Хафезу Асаду министр обороны Сирии генерал Мустафа Тлас. Как 12 июня 1982 года сообщил министру обороны СССР Дмитрию Устинову в своей шифровке главный советский военный советник в Сирии генерал-полковник Григорий Яшкин, "ВВС и ПВО, части РЭБ, радио- и радиотехнические подразделения, оснащенные нашей техникой, делали и делают все возможное, для выполнения задач. Но надо признать: наша техника уступает технике США и Израиля. В этих видах ВС, родах войск и спецвойсках ВС САР много уязвимых мест…" [Григорий Яшкин, "Под жарким солнцем Сирии", "Военно-исторический журнал", 1998, № 4].

Как следует из той же шифровки, оперативно-стратегическое руководство тоже "осуществлялось и продолжается при помощи наших советников при центральном аппарате министерства обороны Сирии. Верховный главнокомандующий – президент Х. Асад и министр обороны Сирийской Арабской Республики М. Тлас работают в тесном контакте с нами. Решения по военным вопросам вырабатываются совместно". Выходит, аппарат советских военных советников нес свою долю ответственности за случившееся, и немалую, ведь именно их советами, установками, штабными разработками руководствовались сирийцы. Впрочем, сирийский генералитет и офицерский корпус тоже можно считать "советским изделием": сирийцы либо учились в советских военных училищах и академиях, либо были подготовлены советскими инструкторами на месте, в Сирии. Получается, поражение потерпела советская военная школа – со всеми ее доктринальными установками, методами организации и ведения боевых действий.

Но вот что самое важное: разгром в долине Бекаа полностью переворачивал едва ли не все устоявшиеся представления советского генералитета о современной войне. Он наглядно показал, что вооруженные силы СССР вопиюще отстают по части наиболее передовых военных технологий. Много позже даже высказывалось предположение, что именно этот разгром и стал "одной из главных причин перестройки" ["До сих пор мало кто в нашей стране знает, что одной из главных причин перестройки стал разгром, который израильская авиация учинила сирийской системе ПВО в ливанской долине Бекаа 9–10 июня 1982 года". Александр Храмчихин, "Военное строительство в России", "Знамя", 2005, № 12].

На мой взгляд, ближе к реальности более сдержанное суждение, высказанное американским экспертом в сфере современных военных технологий Ребеккой Грант: "Разгром в долине Бекаа стал частью того каскада событий, который привел к коллапсу Советского Союза".

С "сухим" счетом

Сирийские войска оккупировали большую часть Ливана еще в 1976 году, а к 1982 году в Ливане находилось свыше 25 тысяч сирийских солдат и порядка 600 танков. Прикрытие их от ударов с воздуха обеспечивала группировка сил и средств ПВО "Феда", которую сирийцы развернули в долине Бекаа с апреля 1981 года. К началу войны 1982 года там находилось четыре сирийские зенитно-ракетные бригады – 19 дивизионов, непосредственное прикрытие группировки осуществляли 47 отделений ПЗРК "Стрела-2", 51 зенитная самоходная установка "Шилка" и 17 батарей зенитной артиллерии. Уже после начала боевых действий группировку в Бекаа усилии еще одной зенитно-ракетной бригадой и тремя зенитно-артиллерийскими полками, общее количество зенитно-ракетных дивизионов группировки "Феда" было доведено до 24, они были развернуты на участке 30 на 28 км. Все "эти соединения и части занимали плотный боевой порядок, – писал в 2007 году генерал-лейтенант Александр Маслов, начальник штаба войсковой ПВО, – что обеспечивало 3-4-кратное взаимное прикрытие".

B016CDDA-86CB-40F0-BA30-3AD33514E657_w650_r0_s
Операция "Мир Галилее", 2 августа 1982 года. Последствия ударов израильской авиации по Бейруту

Когда 6 июня 1982 года израильские войска с целью уничтожения баз палестинских террористов вошли в южный Ливан, приступив к операции "Мир Галилее", решению этой задачи препятствовало наличие мощной сирийской группировки возле Бейрута и в долине Бекаа. Поскольку столкновение с сирийцами было неизбежно, израильтянам необходимо было обеспечить воздушное прикрытие своих войск, лишив противника возможности отразить удар с воздуха. С этой целью израильское командование 9 июня 1982 года и начало операцию "Арцав 19" ("Медведка 19"), за ошеломительно короткий срок полностью разгромив сирийскую группировку ПВО.

Более того, одновременно развернулось и воздушное сражение, за первый день которого израильские летчики сбили 29 сирийских истребителей, тоже не потеряв ни одного своего самолета. 10 июня в воздушных боях над Ливаном израильские ВВС сбили еще 30–35 сирийских МиГов, а 11 июня – еще 19. Данные по общему количеству сирийских потерь в воздухе расходятся, хотя и не слишком значительно: если одни источники утверждают, что к концу июля 1982 года Сирия потеряла 82 самолета [Rebecca Grant, The Bekaa Valley War // Air Force Magazine, June 2002.], другие увеличивают счет сирийских потерь до 85 [Benjamin S. Lambeth, Moscow's Lessons from the 1982 Lebanon Air War // The Rand Corporation Report, September 1984, p.10.], третьи полагают, что израильтяне довели счет уничтоженных ими боевых сирийских самолетов до 87, а уничтоженных зенитно-ракетных дивизионов – до 29 [См.: Matthew M. Hurley, The Bekaa Valley Air Battle, June 1982: Lessons Mislearned? // Airpower Journal, Winter 1989.]. Сами сирийцы вынуждены были признать потерю 60 самолетов и гибель 19 своих пилотов [Adam J. Hebert, The Wars of Eighty-Two // Air Force Magazine, April 2007].

При этом потери ВВС Израиля от огня с земли составили два сбитых вертолета, один штурмовик А-4 "Скайхок" был сбит – но не сирийцами, а палестинцами, также потерян один истребитель-бомбардировщик F-4 "Фантом". Но все это было в иное время и других местах, и к операции "Арцав 19" отношения не имело.

Война в прямом эфире

Самой большой неожиданностью для сирийцев и советских военных стало массированное применение беспилотных летательных аппаратов (БПЛА). Именно их применение и стало одним из основных факторов успешного и надежного подавления сирийских средств ПВО. Израильские военные активно использовали беспилотники Tadiran Mastiff (две модификации), IAI Scout и даже архаичный БПЛА американского производства AQM-34 Firebee. Что для советских генералов могло быть сюрпризом, если тот же Firebee, летающий с 1951 года, активно и весьма эффективно применялся американцами во время войны во Вьетнаме? Да и "Мастиф" со "Скаутом" не могли быть особым секретом для советских военных – эти БПЛА еще в 1979 году демонстрировались на международном авиасалоне в Ле-Бурже. Но чтобы понять их ценность и жизненную необходимость для армии, советской военной мысли понадобилось почти тридцать лет.
Как вспоминал один из разработчиков ЗРК "Куб", командированный вместе с группой специалистов в зону боевых действий для установления причин разгрома, "решающими в установлении истинных причин значительных потерь средств ПВО Сирии стали сведения о полетах над их позициями каких-то небольших летательных аппаратов. Поначалу им не придавалось никакого значения [курсив мой. – Авт.]. "Оператор, находящийся на Голанских высотах, на экране своего телемонитора видел всю обстановку в районе действия БПЛА", – изумлялся специалист-ракетчик. Еще больше его поразило применение в единой связке с беспилотниками ракет с телевизионным наведением: при обнаружении зенитного средства оператор давал команду на пуск телеуправляемой ракеты, "ракеты эти обладали небольшой скоростью полета, что позволяло оператору точно наводить их на цель".

C0E8AB94-9A24-4B62-AD75-8C73D773F0A1_w650_r0_s
Руины сирийского города Эль-Кунейтра, расположенного в районе Голанских высот и долины Бекаа, 1984

Впрочем, беспилотники использовались и в интересах наземных войск. Распознанное изображение немедленно передавалось на командные пункты, и армейские командиры получали возможность практически в режиме онлайн вести наблюдение за полем боя, анализировать обстановку и незамедлительно вносить необходимые коррективы, координировать совместные действия, выдавать данные для нанесения ударов авиации, артиллерии. В наиболее интенсивные периоды боевых действий беспилотники постоянно висели над полем боя, а поступавшие с их бортов данные были столь точны и оперативны, что без дополнительного уточнения их сразу же использовали для управления артиллерийским огнем. Министр обороны Израиля Ариэль Шарон самолично наблюдал на экране своего телемонитора за ходом боевых действий с их детализацией до ударов по позициям отдельных сирийских зенитно-ракетных комплексов.

Как вспоминал генерал Яшкин, "летая над позициями ЗРК САМ-6, они [израильские БПЛА. – Авт.] вели прямую телевизионную трансляцию изображения на командный пункт. Получив такую наглядную информацию, израильское командование принимало безошибочные решения на нанесение ракетных ударов. Кроме того, эти же беспилотные самолеты ставили помехи. Они засекали рабочие частоты РЛС и аппаратуры наведения сирийских ракетных комплексов. Более того, играя роль "приманки", вызывая на себя огонь сирийских ЗРК, самолеты-разведчики отводили его от боевых самолетов".
В общем, БПЛА делали почти все: осуществляли разведку, поиск и вскрытие позиций, наведение на цель, постановку помех, оценивали результаты налета, использовались в качестве ложных целей, вызывая на себя огонь ЗРК. В том "израильском комплекте" много чего еще оказалось интересного и неизвестного для советских военных. Помимо беспилотников, их впечатлило, как образцово-показательно были задавлены постановкой активных и пассивных помех РЛС, а работу воздушной группы радиолокационного обеспечения, куда входили самолеты раннего предупреждения E-2C Hawkeye, вообще сочли едва ли не за чудо – ничего подобного "Хокаю" в советской армии еще и близко не было. И ведь все это работало не по отдельности, а в едином комплексе, что вообще выглядело для советских военспецов совершенной фантастикой. Боевые действия в Ливане наглядно показали, что исход будущих войн уже в большей степени зависит не от количества танков, а от совершенно новых технологий, о которых советская военная мысль ничего толком не знала. Зато наиболее продвинутые и образованные из советских маршалов и генералов быстро поняли, сколь катастрофично для СССР это превосходство западных технологий, ведь на Европейском театре военных действий советскую армию ждало практически то же, что и сирийцев в долине Бекаа. Правда, осознали это буквально единицы, да и первым делом стали искать не выход из тупика, а виноватых.

Психическая атака "иудейской мафии"

Как записал про события в Ливане в своем дневнике Анатолий Черняев, в ту пору сотрудник международного отдела ЦК КПСС, "там мы, конечно, нарвались… И арабская пресса, включая ООП, западноевропейская, иранская усиленно обс… нас. Мол, кроме грозных слов ничего не сделали…"

Информация о реакции Москвы на разгром в Бекаа весьма противоречивая. Утверждается, что в сентябре 1982 года в ЦК КПСС состоялось специальное совещание, куда вызвали руководство Минобороны, Генштаба и Военно-промышленного комплекса, а по итогам совещания вроде даже было принято специальное постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР.
Ввиду закрытости соответствующих архивных фондов проверить это пока не представляется возможным. Не обнаружено и следов упомянутого постановления ЦК. Тем не менее реакция Кремля, разумеется, последовала: как утверждал доктор технических наук Юрий Ерофеев, работавший в закрытом военном НИИ ("108-й институт"), сразу после израильской операции "для оценки политического резонанса этого события было собрано экстренное заседание Военно-промышленной комиссии (ВПК) – так называли Комиссию по военно-промышленным вопросам при президиуме Совета Министров СССР. В воздухе витали глухие угрозы об исключении из партии за "дискредитацию советской военной техники".

Больше всего военных тогда шокировало, что были разбиты даже комплексы, находившиеся в походном, нерабочем состоянии – они были зачехлены и ничего не излучали. Вот группе специалистов-разработчиков и приказали срочно лететь в Сирию, "и ездить по боевым позициям, разгадывая эту тайну на месте". Специалистов включили в комиссию, прибывшую в Дамаск уже вечером 13 июня 1982 года. Возглавлял делегацию первый заместитель Главкома войск ПВО страны генерал-полковник артиллерии Евгений Юрасов [Moscow's Lessons from the 1982 Lebanon Air War. United States Air Force Report, September 1984, page 13]. Разумеется, это была не единственная комиссия. Как раздраженно заметил в своих воспоминаниях генерал Яшкин, "особую досаду вызывало то, что и в Москве далеко не все разобрались в сложившейся обстановке. Из различных видов вооруженных сил и родов войск в Дамаск, не спрашивая согласия руководства САР, начали приезжать одна комиссия за другой. Интересовались, в частности, причинами уничтожения зенитно-ракетных комплексов.
Причем виновников, как ни странно, искали прежде всего среди своих" [Военно-исторический журнал, 1998, № 4]. Поскольку, по словам генерала Яшкина, "мириться с таким положением больше было невозможно", он по телефону "решил обратиться к министру обороны СССР Маршалу Советского Союза Д. Ф. Устинову" с жалобой на командированных. А "в продолжение и подкрепление телефонного разговора с Д. Ф. Устиновым" генерал накатал еще и шифровку на его имя на предмет того, что "от лиц, которые были далеки от реально происходящих событий, делаются выводы о каком-то поражении и даже полном разгроме сирийских вооруженных сил в Ливане при отражении израильской агрессии. Такие заключения полностью смыкаются с желанием США и всей мировой иудейской мафии: дискредитировать советское оружие, наше оперативное искусство и тактику…" [Военно-исторический журнал, 1998, № 4].

01BCAE06-F925-4D92-AED4-FDCD79E7F273_w650_r0_s
Маршал Советского союза Дмитрий Устинов, 1980 год

Яшкин даже доложил, что "сирийскими войсками была отражена в Ливане и психическая атака". Какая психическая атака в 1982 году? Либо в аппарате главного военного советника слишком часто смотрели фильм "Чапаев", либо злоупотребляли крепкими напитками, либо, что скорее всего, и то и другое…

Тем не менее шифровку Яшкина об "иудейской мафии" и ее "психических атаках" Устинов принял благосклонно, велев Яшкину передать сирийскому руководству, чтобы оно немедленно высылало в Москву делегацию, дабы "определить, какую технику, оружие и боеприпасы надо поставить в первую очередь".

Урок не впрок

Разгром в долине Бекаа все же встревожил Москву: пошла непрестанная череда совещаний и заседаний на самом высоком уровне. Сирийское руководство потребовало срочно поставить самые современные средства ПВО и самолеты, причем воевать на этой технике, по мнению сирийцев, тоже должны были советские военные! Андропов предложил потери Сирии новейшим оружием восполнить, но с размещением там советских военных баз не спешить и уйти от ответа на просьбы сирийцев направить советский военный персонал. От имени Брежнева, как пишет дипломат Олег Гриневский, Асаду решили направить ответ, "что арабы сами должны больше делать".

Однако в высшем эшелоне власти никто не спешил делать выводы относительно уничтоженного вооружения – его качества и соответствия реальным требованиям современной войны. Никто даже не задумался (по крайней мере, не высказался на эту тему вслух), что речь идет уже не просто о тяжелых и обидных для престижа СССР потерях из-за чьего-то недосмотра, неумения или трусости, а о катастрофе, переворачивающей прежние представления о военной мощи и современной войне. Битва в долине Бекаа наглядно показала, сколь велик отрыв Запада в сфере военных технологий, и это катастрофическое отставание не поправить наращиванием количества танков, ракет, самолетов и живой силы.

28 июня 1982 года на расширенном заседании Секретариата ЦК министр обороны Устинов, цитирую Олега Гриневского, "долго и зло сетовал, что с подачи вероломного Асада по арабскому миру распространяются лживые вымыслы о неэффективности советского оружия: "Оружие прекрасное, – горячился Устинов, – солдаты у них хреновые – трусы!"

Но "замылить" вопрос качества советского оружия не удалось. Первыми его публично подняли ливийцы. Джеллуд, ближайший соратник Каддафи, вызвав ночью советского посла, чуть ли не кричал на него: "Сирийская авиация и ПВО фактически уничтожены. Советское оружие оказалось неэффективным против самого современного американского оружия". Затем и сам Каддафи, собрав у себя послов соцстран, заявил: "Оружие, которое мы у вас покупаем, – детские игрушки. Танки и ракетные установки горят, как картонки".

28 июня 1982 года первый заместитель Главкома войск ПВО страны генерал Юрасов сделал доклад у министра обороны о положении в Сирии и Ливане. Как в своих мемуарах уточнил генерал-полковник авиации Вольтер Красковский [тогда – первый заместитель начальника Главного штаба Войск ПВО. – Прим. авт.], Юрасов доложил Устинову, что "в нашей технике АСУ [автоматизированных систем управления. – Прим. авт.], поставляемой за рубеж, ничего не доведено до конца, приходится в спешке дооборудовать, доукомплектовывать комплексы, на что уходит много времени и труда. Военные конфликты за рубежом как бы испытывали нас". А к концу августа 1982 года Главкомат войск ПВО, уже учтя "уроки Бекаа", представил Устинову доклад о состоянии дел во всей системе ПВО страны. "Говорилось, – вспоминал генерал Красковский, – о появлении новых средств нападения, в частности, высокоточного оружия, способного проникать на любую глубину нашей территории и с любого направления (БРСД [баллистические ракеты средней дальности. – Прим. авт], крылатые ракеты), о сложности борьбы с ними".

FBB864AF-8099-450E-9E29-46937830A6B4_w650_r0_s
Техника противовоздушной обороны Сухопутных войск на Красной площади, 1976 год

Но дальше слов дело не двинулось. Как с горечью пишет генерал Красковский, "войска ПВО как вид Вооруженных Сил недооценивались Генеральным штабом. Трудно объяснить стремление Генерального штаба к раздуванию Сухопутных войск в ущерб Войскам ПВО. Ведь опыт всех современных войн и локальных конфликтов говорил о возрастающей роли средств воздушного нападения и необходимости сильной противовоздушной обороны". Тем не менее "военное руководство ослабляло систему ПВО, зато продолжало наращивать Сухопутные войска", опыт же современных войн, "где средства воздушного нападения выступали как главная ударная сила, способная решать стратегические цели в войне", Генштабом по-прежнему недооценивался, и "на всех крупных учениях продолжали отрабатывать действия войск преимущественно в наступательных операциях… Замалчивались недостатки нашего вооружения, применяемого в локальных конфликтах".

ПВО продолжали реформировать, но весьма странным образом: по словам генерала Красковского, целые полки ПВО были перевооружены на истребители-бомбардировщики! Выходит, все вернулось на круги своя и советские маршалы продолжали готовиться к войне вчерашнего и даже позавчерашнего дня: на земле – даешь танки для наступления и прорыва к Ла-Маншу, а в воздухе – их аналог, истребители-бомбардировщики, для нанесения ракетно-бомбо-штурмовых ударов по танкам противника, а не для завоевания господства в воздухе и воздушного прикрытия своих войск…

Преподанный урок не пошел впрок. Несмотря на то что этот урок был преподан еще не раз. 1 сентября 1983 года над Сахалином сбили южнокорейский пассажирский "Боинг-747", который хваленая советская система ПВО так и не смогла идентифицировать как гражданский самолет. А в марте и апреле 1986 года, когда американская авиация нанесла удары возмездия по Ливии, ливийские комплексы ПВО советского производства, обслуживаемые советскими специалистами, так и не смогли ни отразить удар, ни нанести существенный урон американским самолетам. Затем был полет Руста в мае 1987 года, тоже наглядно продемонстрировавший ущербность советской модели ПВО. Когда в январе 1991 года в рамках операции "Буря в пустыне" многонациональные силы начали воздушное наступление на Ирак, иракская система ПВО, построенная советскими специалистами по советскому образцу и оснащенная советскими ЗРК, советскими самолетами и советскими РЛС, тоже оказалась недееспособна.

Вплоть до краха СССР его экономику продолжали истощать выпуском сотен и даже тысяч новых танков, самолетов, ракет. Нельзя сказать, что преодолеть технологическую пропасть вовсе не пытались – в попытке догнать Запад по части военной электроники в топку тоже ухнули немалые средства. Но сотворить и поставить на поток свои аналоги "Авакса" и "Хокая" так и не удалось. Ведь военная промышленность продолжала работать в основном на производство танков, которых у СССР к середине 1980-х оказалось больше, чем во всех остальных странах мира, вместе взятых.

А про беспилотники, благодаря которым была вчистую разгромлена сирийско-советская группировка в долине Бекаа в июне 1982-го, просто забыли вплоть до войны 2008 года против Грузии.
источник 

Источник: www.liveinternet.ru


Categories: Другое

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.