Предвоенный экономический бум

Важной частью жизни любой страны является ее экономическая составляющая. Особенно интересно, что происходит в экономике Сирии. Несмотря на войну, частичную разруху и удушающие страну международные санкции она продолжает вести строительство, выплачивать зарплаты и пособия, участвовать в ряде международных выставок. Сегодня я расскажу немного о том, что происходит в сирийской экономике и какие у нее перспективы в случае окончания военных действий.

Для начала стоит сказать о том, что в последние предвоенные годы экономика Сирии была на заметном подъеме. В бурно развивающуюся страну вкладывали деньги иностранные инвесторы. Сама же Сирия инвестировала в соседние государства, например, много совместных проектов было в Иордании. Благодаря тому, что сирийцы вовремя вывели по крайней мере какую-то часть крутившихся в иорданской экономике денег, им удается до сих пор держаться на плаву.

Многие экономисты в Сирии особенно подчеркивают тот факт, что несмотря на девальвацию национальной валюты и ее обесценивание, зарплаты служащим и чиновникам продолжают выплачиваться своевременно.


Что производит сирия

Несмотря на войну, частичную разруху и удушающие страну международные санкции Сирия продолжает вести строительство, выплачивать зарплаты и пособия, участвовать в ряде международных выставок

Иорданская же экономика несмотря на то, что на территории этой страны никаких боевых действий непосредственно не ведется, испытывает очень сильные экономические трудности. Там на сотрудничество с Сирией во многом был ориентирован банковский сектор, сфера грузовых и пассажирских перевозок, торговля.

Сирия до сих пор продолжает оставаться одним из важных региональных поставщиков сельскохозяйственной продукции и промышленных товаров, например, в Ливан. Из-за присутствия в приграничных с Иорданией районах Сирии боевиков и полного закрытия сирийско-турецкой границы прекратился сухопутный транзит грузов через Иорданию в страны Персидского залива, являвшийся заметным источником пополнения иорданского бюджета.

Промышленность уничтожена

Однако вернемся к Сирии. В докризисные годы курс доллара к сирийской лире колебался между 45-54 лирами за одного «мертвого американского президента» (так в стране называют американскую валюту). К сегодняшнему дню за один доллар дают на черном рынке уже около 400 лир. То есть те, у кого не был произведен пересчет зарплат в связи с инфляцией и падением курса национальной валюты, в долларовом эквиваленте теперь получают раз в 8-9 меньше прежнего. Но это только часть проблемы.

Удивительное дело, но боевики часто захватывают и превращают в арену для боев индустриальные промышленные районы. Уничтожаются малые и крупные предприятия по производству, ремонту. Сирия, которая еще недавно практически полностью себя обеспечивала, вдруг осталась без львиной доли своей промышленности.


Что производит сирия

Уничтожаются малые и крупные предприятия по производству, ремонту. Фото anhar.ru

А выпускалось тут практически все. Здесь производили хорошие и очень дешевые лекарства. Попробуйте за полтора доллара купить в России сироп от кашля по американской лицензии или мазь от мышечных болей за 10 (!!!) рублей. Домашний текстиль, брендовая одежда некоторых мировых марок, которая шилась в Сирии (Benetton, Stefanel, Ted Lapidus, был завод Adidas в Дамасской области). Выпускалась мебель, ткани, предметы быта. Наладили производство бытовой техники, мопедов, даже лицензионные автомобили – и те производились в Сирии (иранский завод).

Турецкий след

Сегодня большинство сирийских производителей потеряли свой бизнес. Заводы в Алеппо, как рассказывают очевидцы, просто разбирались боевиками и… вывозились в соседнюю Турцию. Отмечу, что Алеппо давно уже было достаточно успешным конкурентом турецким компаниям в производстве товаров, и турки теряли весомую часть потенциальных прибылей. Называют цифру в 1600 полностью украденных предприятий. А то, что не украли, разрушили.


Понятно, что без доходов остались и хозяева предприятий, и рабочие, и торговые агенты, и продавцы. А потребители в Сирии вместо покупки товара отечественного производства вынуждены покупать более дорогие товары, произведенные за границей. Это также не могло не отразиться на бюджете простых граждан страны.

Продовольственный кризис

То, что в ряде случаев боевиками захвачены обширные анклавы в сельской местности, также нанесло и наносит значительный ущерб как экономике страны, так и простым жителям Сирии. К примеру, год назад в стране почти нигде нельзя было купить такой традиционный продукт, как фисташки. Дело в том, что в районе города Хамы, где находятся основные сады с этими деревьями, шли ожесточенные бои.

Что производит сирия

Обстреливаемые дороги и поля, подорожание транспортировки привело к увеличению стоимости всего и вся. Фото anhar.ru

А в прежние годы случалось так, что уже собранный и упакованный урожай у крестьян отбирали подоспевшие вооруженные боевики. В ряде районов, например, в блокированных боевиками шиитских поселках в районе Алеппо, крестьян, выходящих на свои поля и в свои сады, обстреливают бандиты, чтобы еще больше ухудшить в этих анклавах ситуацию с продовольствием.

В результате всего этого еще несколько лет тому назад бывшая одной из насыщавших регион продуктами стран Сирия сама резко ощутила нехватку продовольствия и отдельных видов товаров. Обстреливаемые дороги и поля, подорожание транспортировки привело к увеличению стоимости всего и вся. К примеру, в прошлом месяце в Дамаске килограмм кабачков стоил больше 2 долларов. Раньше на эти деньги можно было купить этих самых кабачков целый ящик.


В Сирии вообще привыкли все покупать ящиками. Раньше это было доступно любому. Сейчас реально почти никому ни на что не хватает.

В связи с этим хотелось бы отметить, что не надо везти в Сирию продукты – они там есть и обойдутся куда дешевле, чем привозимая по воздуху гуманитарка. Людям куда больше нужны деньги на покупку дешевых товаров и продуктов, произведенных в самой Сирии. А они уж себе купят то, что действительно необходимо. Кушать одни гуманитарные рис и макароны надоедает, я пробовала. Особенно детям хочется вместо опостылевших макарон яблок, винограда, помидор и арбузов.

Что производит сирия

Достаточно приличная зарплата у сирийцев нынче – у тех, у кого есть работа – долларов 50-60. Фото anhar.ru

Теперь $50 – приличная зарплата

Дамаск и Латакия приняли большинство вынужденных переселенцев из других районов страны. Тут спокойно, военные действия не ведутся. Но нет и работы. На побережье вообще предприятия практически никогда не строились. Поэтому многие молодые люди из этого региона шли в военные: хоть какая-то, да профессия и кусок хлеба.


Достаточно приличная зарплата у сирийцев нынче – у тех, у кого есть работа – долларов 50-60. Это при одном кормильце, если старшие сыновья не выросли и не подрабатывают. Женщины в Сирии в подавляющем большинстве случаев не работали, сидели дома или трудились вместе с мужем в поле, если речь идет о крестьянах. В городах процент работающих женщин больше, но до кризиса оно им не было нужно – хватало заработков мужчин.

Детей в большинстве семей много. У некоторых в сельской местности их по 10-12. Кстати, это одно из лучших доказательств того, что до кризиса население жило достаточно хорошо: большие семьи не жировали, но и не особо бедствовали. Иначе были бы вынуждены задумываться об ограничении рождаемости. Сейчас эти семьи в случае, если им пришлось бежать от боевиков в города, вместо собственных просторных домов ютятся в маленьких квартирах (аренда подорожала).

По неофициальной информации, население Дамаска и Дамасской области в результате переселения сюда беженцев со всей страны увеличилось почти вдвое и теперь достигает цифры примерно в 9 миллионов человек (это чуть менее половины населения всей страны). Денег, как уже писалось выше, не хватает.

Сирия, несмотря ни на что, остается достаточно дешевой страной, но все же не тем государством, где можно жить семьей на 50 долларов в месяц. Особенно если еще приходится платить за аренду крыши над головой. Многие уже давно не в состоянии найти работу, выручают продовольственные пакеты с самым необходимым, выдаваемые вынужденным переселенцам государством и подразделениями Всемирной продовольственной программы при ООН.


Что производит сирия

Несмотря на пугающую картинку из телевизора, страна уже сейчас вполне может стать объектом инвестирования. Фото anhar.ru

Шанс для инвесторов

Несмотря на огромное количество погибших (неофициальные источники говорят о более чем миллионе жертв, причем большинство из них – именно сторонники действующей власти), несмотря на большой процент вынужденных переселенцев и утраченную львиную часть промышленных мощностей и средств производства, Сирия все еще остается страной с огромным производственным потенциалом. Квалифицированные кадры в большинстве своем никуда не делись.

В случае получения инвестиций и более современных, чем были ранее, технологий страна достаточно быстро сможет решить и проблему занятости населения, и насытить рынок товарами собственного производства, а также стать поставщиком своей продукции на рынки Ливана, Иордании, Ирака и, возможно, России. Есть шансы на то, что в результате значительной потери устаревших средств производства выпускаемая в новой Сирии продукция будет более востребована потребителем. Снижение уровня жизни и зарплат на начальном этапе позволят быстро окупить вложенные в производство средства.

Уход из Сирии западных и арабских инвесторов дает шансы на передел рынка странами, оставшимися дружественными Сирии. К примеру, поговаривают о колоссальных контрактах на постройку новых современных жилых комплексов на месте бывших незаконно построенных трущоб (по нынешним меркам, большинство из них находятся совсем близко к центру Дамаска).


Несмотря на пугающую картинку из телевизора, страна уже сейчас вполне может стать объектом инвестирования: просто вместо сосредоточения предприятий в одном отдельной взятом Алеппо производственные мощности можно размещать в других – безопасных уже сейчас – районах страны, в которых нет опасности диверсий и присутствует большое количество незанятого квалифицированного населения. Именно помощь в восстановлении экономики, насыщении средствами производства и необходима сейчас стране в первую очередь.

Что производит сирия

Именно помощь в восстановлении экономики, насыщении средствами производства и необходима сейчас стране в первую очередь

Источник: realnoevremya.ru

сирия, терроризм, промышленность, нефтепроводы, энергетический кризис Фото Ajnj Omar Alwan/Anadolu Agency/Getty Images

Боевики «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ) и другие незаконные вооруженные формирования (НВФ) приступили в Сирии к осуществлению крупных терактов на промышленных и транспортных объектах страны. В понедельник в провинции Хомс между населенными пунктами Аль-Феджва и Аль-Бусейра они взорвали железнодорожные пути и пустили под откос товарный состав, следовавший на фосфатный рудник Хнейфис. В результате пожара принесен значительный материальный ущерб электровозу и локомотивной бригаде, а транспортировка фосфатов на переработку и экспорт парализована.


До этого случая 14 июля там же, в провинции Хомс, боевики вывели из строя трубопровод, который соединял месторождение «Эш-Шаер» с газоперерабатывающим заводом «Эбла».  

А 22 июня неизвестные террористы взорвали пять линий подводных нефтяных трубопроводов, идущих в прибрежных водах Сирии из Тартуса на нефтеперерабатывающий завод в Баниясе (подробнее см. «НГ» от 08.07.19). В немалой степени именно эти случаи влияют на энергетический кризис в Сирии, который продолжается до сих пор. Затруднена работа промышленных предприятий, производящих удобрения и осуществляющих газо – и нефтепереработку.

Добыча и переработка фосфатов, а также нефти и газа – это одни из немногих отраслей промышленности Сирии, доходы от которых пополняют бюджет страны. Восемь лет назад, то есть до начала гражданского конфликта, Сирия входила в пятерку крупнейших экспортеров фосфатов (это сырье для производства фосфорных удобрений). На двух расположенных неподалеку от Пальмиры месторождениях «Эш-Шаркия» и «Хнейфис» тогда, по данным Forbes.ru, добывалось около 3,5 млн т фосфатов, из которых 3 млн т отправлялось на экспорт. Добыча фосфатной руды на сирийских месторождениях прекратилась в мае 2015 года – после захвата их отрядами ИГ. Лишь в 2017 году они были освобождены. И тогда же российская кампания «Стройтрансгаз» (принадлежит бизнесмену Геннадию Тимченко) по договору с Дамаском начала работы по их восстановлению, одновременно был восстановлен в Хомсе и завод по производству минеральных удобрений.


Много лет, во время гражданской войны, «Стройтрансгаз» был единственным известным российским инвестором в Сирии. Компания построила и ввела там в эксплуатацию в 2009 году газоперерабатывающий завод (ГПЗ-1 – «Эбла») и трубопроводы, соединяющие его с месторождениями Пальмиры. Аналогичный ГПЗ-2 мощностью 1,3 млрд куб. м в год вот уже более шести лет с перерывами строится в окрестностях города Ракки, находящегося под оккупацией сил коалиции во главе с США. Судьба ГПЗ-2 пока неизвестна. В то же время ГПЗ-1 играет важную роль в энергетическом обеспечении страны. А возможность производить на нем сжиженный газ помимо внутреннего потребления дает шанс продажи его на экспорт. Но пока это запрещено санкциями Евросоюза. ГПЗ-1 и идущие к нему трубопроводы не раз были объектами диверсий со стороны НВФ. Последняя такая диверсия, которая способствовала сбою в поставках электроэнергии от газовой электростанции, произошла на газопроводе, как сообщалось выше, 14 июля.

В то же время экспорт фосфатной руды и удобрений из Сирии не подпадает под санкции Евросоюза, и от него режим Башара Асада может получать доход. Но ИГ и другие оппозиционные группировки, враждебные Дамаску, этому препятствуют.


Сирийские официальные источники и СМИ считают, что к диверсиям на промышленных и транспортных объектах Сирии причастны НВФ, которых негласно спонсируют США. «НГ» уже писала (см. номер от 12.07.19), что террористические НВФ обучаются и снабжаются оружием со стороны США. Турецкое государственное информационное агентство Anadolu также информирует о том, что США на своей военной базе Ат-Танф «возобновили подготовку радикалов Сирийской свободной армии». Военная база Ат-Танф находится всего в нескольких десятках километров от тех мест, где происходят диверсии на трубопроводах и транспортных путях в провинции Хомс.

Заметим, что, несмотря на заявления президента США Дональда Трампа о скором выводе американских войск из Сирии, они остаются там и вместе с частными военными компаниями продолжают играть важную роль в поддержании оппозиционных режиму в Дамаске сепаратистских органов власти. В то время как в Анкаре в настоящее время спецпредставитель США по Сирии Джеймс Джеффри ведет переговоры с турецким руководством о дальнейших действиях в борьбе против террористов, в самой Сирии глава Центрального командования США генерал Кеннет Макензи встретился с заклятыми врагами президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана из состава Сирийских демократических сил (СДС).

Основу СДС, как известно, составляют курдские отряды, которые в Анкаре считают террористическими. Чтобы создать против них заслон, Турция требует от США разрешить ей создание безопасной зоны на востоке Евфрата шириной 40 км, уходящей в глубь территории Сирии. Судя по результатам последних переговоров Джеймса Джеффри с турецкими представителями, к консенсусу они не пришли. Вашингтон продолжает защищать курдов, а глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу заявил о том, что если Анкаре не удастся договориться с США о создании зоны безопасности вдоль сирийской границы, то она «начнет военную операцию в Сирии». При этом, на какую глубину хотят действовать турецкие войска в Сирии, глава МИД Турции не сказал. Но о серьезности таких намерений свидетельствуют сообщения о том, что Турция продолжает концентрировать свои войска у северных границ Сирии, которые сейчас контролируют силы СДС и США.

Турецкие источники утверждают, что курдские боевики патрулируют границу с Турцией в районе города Рас Аль-Эйн под флагом Соединенных Штатов. По мнению источника, курды пытаются запугать турецкую сторону, имитируя присутствие американских военных в районе возможной операции армии Турции.

Таким образом, напряженная обстановка в Сирии сохраняется. Укреплению власти Башара Асада мешают не только оккупационные силы и контролируемые ими НВФ, но и реальные действия боевиков, стремящихся до конца подорвать промышленный потенциал страны и посеять там очередную гуманитарную катастрофу. При этом Москва остается как бы единственным и надежным помощником режима Асада. И она помогает Дамаску не только в военном плане. По утверждению чрезвычайного и полномочного посла РФ в Сирии Александра Ефимова, «несмотря на фактор экономической изоляции и давления на Сирию извне, Москва и Дамаск прилагают активные и, главное, результативные усилия по развитию двустороннего материального сотрудничества». Это, по его словам, видно на показателях товарооборота, который по сравнению с предшествующим годом увеличился на 42% и составил в 2018 году 401,4 млн долл. Посол рассказал, что Россия внесла 1 млн долл. в бюджет Службы ООН по разминированию и ее миссии в Сирии. «В мае этого года был запущен проект Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН по восстановлению сельского хозяйства в провинции Алеппо, на что нами было выделено 3 млн долл. Отдельно прорабатывается прямая поставка правительству САР 100 тыс. т пшеницы в качества безвозмездного дара от России», – отметил Ефимов. 

Источник: www.ng.ru

Эффект войны

Оценки размера ущерба, причинённого Сирии войной, разнятся. Например, саудовское издание Asharq Al-Awsat ссылается на данные Экономической и социальной комиссии для Западной Азии (ЭСКЗА), согласно которым война, шедшая в стране с 2011 года, стоила сирийской экономике $327,5 млрд, из которых $100 млрд приходится на материальный ущерб. По мнению экспертов ЭСКЗА, наибольшим разрушениям подвергся жилищный сектор: в стране оказалось разрушено примерно 30% строений. В сельскохозяйственной сфере убытки составили только 7%.

Союз промышленных палат САР в начале 2017 года пришёл к выводу, что наибольший ущерб был нанесён промышленности — на сумму $100 млрд. Такую цифру в интервью РИА-Новости назвал председатель союза Фарис аш-Шахаби. По его словам, уничтожение промышленного потенциала САР велось целенаправленно.

По мнению старшего советника Всемирного банка по реконструкции и модернизации в странах Ближнего Востока и Северной Африки Абдаллы аль-Дардари, чтобы вернуться хотя бы к довоенным показателям ВВП в $60 млрд, сирийская экономика нуждается $200 млрд инвестиций. В настоящее время ВВП САР составляет примерно $24 млрд.

Живучесть экономики 

Напомним, в довоенный период сирийская экономика активно развивалась. ВВП страны с 2003 по 2010 год утроился, увеличившись с 21,7 млрд до 60,4 млрд. Этому способствовали меры по либерализации экономики.

По оценкам экспертов, накануне войны Сирия была готова начать переход на принципиально новый этап экономического развития, покинув ряды бедных стран. Согласно «дорожной карте» «Сирия-2025», страна должна была выйти на новый уровень в течение трёх пятилетних планов, но начавшаяся в 2011 году война обнулила все расчёты.

Только за 2013 год ВВП страны обрушился на 30,9%, за 2014-й — на 36,5%. Однако начиная с 2015 года ситуация начала стабилизироваться, и в 2016-м деградация экономики остановилась, такую статистику приводит CIA World Factbook.

Уровень госдолга САР за 2016 год составил 57,5% ВВП страны. Для сравнения, соотношение внешней задолженности Украины к национальному ВВП приближается сегодня к 80%.

В целом эксперты оценивают экономическое положение САР как крайне тяжёлое, но не безнадёжное. Правительству удалось, например, сохранить функционирующую банковскую систему. По данным экспертов, сегодня в САР действует большая часть отделений Народного кредитного банка. Разумеется, в стране отмечается крайне высокая инфляция (30—40% в год), однако рекордным такой уровень назвать нельзя. 

С 2012 года Сирия оказалась под экономическими санкциями, введёнными ЕС и США. Ограничения были наложены на торговлю топливом и нефтепродуктами, инвестиции, а также передачу технологий. Однако страна продолжает внешнеторговые отношения, хотя, конечно, объёмы экспорта и импорта снизились в разы.

По советским лекалам

По данным портала «Экспортёры России», в 2014 году объём общего товарооборота между Россией и Сирией составил $589,5 млн. Основные статьи российского экспорта в САР — нефтепродукты, древесина, медь.

Сирийская Арабская Республика занимает 33-е место в мире по разведанным запасам нефти. По данным British Petroleum, суммарный объём нефтяных залежей составляет около 2,5 млрд баррелей. Месторождения преимущественно находятся в провинции Хомс, а также в провинции Дейр эз-Зор.

Российско-сирийское сотрудничество в энергетической сфере имеет давнюю историю: ещё в 1950-х годах Дамаск пригласил советских специалистов для проведения геологической разведки и разработки нефтегазовых месторождений. Именно в этот период и была составлена подробная геологическая карта страны.

Впоследствии интерес к нефтегазовым месторождениям САР проявляли энергетические компании из разных стран. В 1995—2005 годах Сирийская нефтяная компания заключила договоры с хорватскими, канадскими, индийскими, кувейтскими и норвежскими нефтяниками.

Нефтеперерабатывающие заводы, расположенные в городах Хомс и Банияс, функционируют, снабжая топливом другие районы САР, освобождённые от террористов. Напомним, «Исламское государство» стремилось максимально контролировать нефтяные месторождения страны.

В районе Дейр эз-Зора ИГ удалось продержаться практически до осени 2017 года. Именно в эту нефтеносную провинцию террористическая организация перенесла свою «столицу» после сдачи Ракки. Кроме того, на месторождения нефти претендуют курды из Сирийских демократических сил (СДС). По оценкам экспертов, осенью дело вполне могло дойти до вооружённого противостояния. 

Однако в первых числах декабря в истории появился новый поворот: курдские отряды самообороны YPG, входящие в структуру СДС, выразили на своём сайте благодарность России и США за «воздушную поддержку, логистику и советников на земле». Эксперты связывают обращение курдской стороны с недавним решением американского руководства пересмотреть военную поддержку YPG.

«Российские нефтяные компании могут сейчас начать работу на многих месторождениях в Дейр эз-Зоре, в районе Евфрата, на шельфе, — пояснил Ионов. — Кроме того, речь может идти о крупных нефтеперерабатывающих объектах: заводе в Хомсе, где нужно произвести реконструкцию, заводе в Баниясе. В Сирии живут двадцать с лишним миллионов человек. Все пользуются транспортом, пользуются генераторами на дизеле и закупают топливо, поэтому вести бизнес там сейчас очень перспективно. Также мы должны участвовать в развитии железной дороги в Сирии, транспортной индустрии».

По мнению директора Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семёна Багдасарова, особого внимания заслуживает гидроэнергетическая сфера. Советский Союз в своё время построил в Сирии две ГЭС, в Табке и Тишрине, сейчас эти районы контролируются не сирийским правительством, а Демократической федерацией Северной Сирии — курдами.

«Но в перспективе эти ГЭС могут стать основными источниками электроэнергии для Сирии, после модернизации», — подчеркнул эксперт.

Конкуренты из Пекина и Минска 

Однако Москва не одна заинтересована в сотрудничестве с Дамаском. Сегодня Китай и Белоруссия продвигают в стране свои экономические интересы. 

«Сейчас в Сирии активно действуют белорусы, а китайцы готовы даже были послать свои спецподразделения на охрану объектов, чтобы показать, что они тоже участвуют в обеспечении безопасности», — рассказал Ионов.

Как сообщил в интервью РИА-Новости посол Сирии в КНР Имад Мустаф, на Китай приходится 80% всей внешней торговли САР.

«Китай был крупнейшим торговым партнёром Сирии до кризиса. Сейчас же из-за практически отсутствующих торговых отношений между нами и странами Запада роль Китая возросла ещё больше и продолжает расти», — отметил сирийский дипломат.

Кроме того, Пекин готов вкладывать средства в восстановление разрушенной во время войны инфраструктуры республики. В июле 2017 года стало известно, что китайская сторона намерена выделить на эти цели $2 млрд. Ранее Дамаск и Пекин заключили контракты на $10 млрд, а китайская корпорация Huawei планирует заняться восстановлением телекоммуникационной инфраструктуры в Сирии.

Также китайские власти планируют инвестировать в создание в САР индустриального парка. К проекту может подключиться около 150 китайских компаний. Как недавно отметил представитель Минкоммерции КНР Гао Фэн, Пекин поощряет участие китайского бизнеса в восстановлении САР.

Белоруссия, конечно, уступает Китаю по размаху экономических связей с Сирией, однако только за первое полугодие 2017 года Минск поставил в САР молочной продукции на $1 млн. Кроме того, как заявили в МИД Белоруссии, страна готова поставлять сирийской стороне автомобильную технику и медицинские препараты. В апреле 2017 года Минский автомобильный завод подписал контракт на поставку в Сирию 157 самосвалов, техника необходима Дамаску для восстановительных работ.

«Бизнес есть бизнес»

Москва ведёт сегодня консультации на высшем уровне по вопросам восстановления Сирии, прокомментировал ситуацию Ионов.

«Сирия сегодня с точки зрения экономики — это большой рынок. И российские компании должны там работать, — подчеркнул Ионов. — Мы пользуемся привилегиями, но пока не можем похвастаться какими-то большими успехами в этом направлении».

Как пояснил Ионов, в настоящее время формируется список российских компаний, которым оказывается государственная поддержка для торговли с Сирией.

Эксперты считают, что и у Сирии есть шансы выйти на российский рынок.

«Сирийская продукция конкурентоспособна и может потеснить на российском рынке турецкие и израильские овощи и фрукты, так как обладает очень хорошим качеством при низких ценах», — отметил Ионов. 

По словам Багдасарова, хотя Башар Асад дал команду оказывать преференции российским компаниям, это не мешает сирийцам развивать сотрудничество и с другими странами, включая Турцию, Иран, Китай и Белоруссию.

«Бизнес есть бизнес. Конкуренция в Сирии достаточно жёсткая, а мы, вероятно, не очень хорошо знаем этот рынок. А ведь именно Россия понесла самые большие издержки, чтобы спасти Асада», — напомнил эксперт.

По мнению Ионова, речь идёт не только о возмещении издержек, но также об имидже России.

«Помните, когда СССР вошёл в Афганистан, он оставил после себя школы, инфраструктурные объекты? Потом, конечно, это забылось, после того как в стране появился «Талибан»*, а затем США, — напомнил эксперт. — Сейчас мы можем всему миру показать, что Россия — хороший партнёр, что Россия после войны может даровать ещё и нормальный мир».

* «Исламское государство» (ИГ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.

* «Талибан» — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 14.02.2003.

Источник: russian.rt.com


Categories: Другое

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.