Структура внешней торговли Северной Кореи сильно отличается от привычного нам советского образца. В стране давно фактически отменена госмонополия на внешнюю торговлю — и ею теперь занимаются все вплоть до ЦК и Генштаба, экспортируя самые разнообразные товары, которые часто никак не связаны с их основной деятельностью. Профессор университета Кунмин в Сеуле, кореевед Андрей Ланьков на сайте Московского Центра Карнеги  объясняет, чем (и с кем) торгуют северокорейские предприниматели. 

Несмотря на постоянные разговоры об экономической самодостаточности и «революционном духе опоры на собственные силы», на практике Северная Корея всегда зависела от внешней торговли. Это было наглядно продемонстрировано в 1990-е годы, когда северокорейская промышленность фактически остановилась после того, как страна внезапно лишилась возможности вести торговлю с СССР и соцлагерем (впрочем, торговля КНДР с Советским Союзом всегда щедро субсидировалась Москвой и была скорее не торговлей, а формой помощи).


Торговцы из Генштаба

Распад социалистического лагеря привел к полной перестройке всего внешнеторгового аппарата КНДР, который был окончательно децентрализован. На роль главного торгового партнера однозначно выдвинулся Китай, на который сейчас приходится почти 90% северокорейского оборота.

При этом бόльшая часть китайско-северокорейской торговли осуществляется не в столицах, а в приграничье. Вот уже два десятилетия главными центрами северокорейской внешней торговли являются два города в китайской Маньчжурии — Шэньян, столица провинции Ляонин, и Даньдун, расположенный на пограничной реке Амноккан (китайское название — Ялу). При этом Даньдун, который значительно меньше по размерам, чем Шэньян, в этой паре, кажется, играет ведущую роль даже в легальной торговле. А уж если речь идет о контрабанде, то его доминирование неоспоримо.

Вызвано это в первую очередь географическими обстоятельствами. Даньдун располагается на китайском берегу реки Ялу и соединен шоссейно-железнодорожным мостом с находящимся на другом берегу реки северокорейским городом Синыйджу. Через этот узкий (всего одна полоса) и старый (1943 года постройки) мост проходит более двух третей всего внешнеторгового оборота Северной Кореи. Учитывая такую близость к границе и такое стратегическое значение Даньдуна, неудивительно, что именно здесь в основном и действуют северокорейские предприниматели.


Сейчас внешней торговлей в КНДР в основном занимаются полусамостоятельные операторы, которые обычно известны как «внешнеторговые представители» северокорейских предприятий и организаций. Структура внешней торговли Северной Кореи очень отличается от привычного нам советского образца. Еще в конце 1970-х годов в стране была фактически отменена государственная монополия на внешнюю торговлю. Тогда многие государственные и партийные учреждения, включая и сам ЦК партии, равно как и крупные предприятия, получили право выходить на внешний рынок самостоятельно, через специально созданные под их эгидой внешнеторговые фирмы. Министерство внешней торговли формально сохранилось, но с течением времени его роль постоянно уменьшалась.

Любопытно, что во многих случаях внешнеторговым фирмам предоставлялась возможность торговать любыми товарами, в том числе и такими, которые никак не были связаны с тем, чем занимались предприятия-учредители. Впрочем, и так понятно, что никакого «производственного профиля» у управления Генштаба или министерства охраны государственной безопасности не может быть по определению, а фирмы у этих почтенных организаций имеются. На практике такие фирмы просто скупают соответствующий товар — например, уголь или корни женьшеня — на внутреннем рынке и, пользуясь лицензией, продают его за границу.

Сейчас в Даньдуне насчитывается несколько сотен северокорейских торговых представителей.
ждый из них должен регулярно сдавать своему начальству — госучреждению или промышленному предприятию, учредившему фирму, — определенную, заранее фиксированную сумму денег. Размер этой суммы зависит от конкретных условий, но в большинстве случаев колеблется около отметки 30 тысяч долларов. Фактически речь идет о налоге, который фиксирован, потому что руководство, как правило, не может контролировать сделки, которые заключает торговый представитель.

Все, что заработано представителем сверх этой суммы, уходит как на поддержание фирмы, так и на его собственное потребление. Некоторые из торговых представителей, проработавшие в Даньдуне и Шэньяне по 10–15 лет, уже давно стали долларовыми миллионерами. На такое смотрели сквозь пальцы даже во времена Ким Чен Ира, а сейчас, когда Ким Чен Ын активно, хотя и без лишнего шума, поощряет рыночную экономику, подобное поведение вообще не вызывает никаких вопросов в Пхеньяне (вдобавок торговые представители, помимо официальных выплат в бюджет, не забывают делиться с руководством и неофициально).

Однако в последние годы северокорейские торговые представители стали вести себя куда более осторожно, чем раньше. С одной стороны, сама по себе их экономическая деятельность только приветствуется, но с другой — сообщения об арестах и расстрелах высокопоставленных чиновников их совсем не воодушевляют. Тем более что многие из этих чиновников были их покровителями. Заметно осторожнее стали вести себя и те китайцы, которые занимаются бизнесом с северокорейцами.


Мафия и концентрация

В Даньдун из Северной Кореи поступают не только полезные ископаемые. Важную роль играет торговля морепродуктами (рыба, трепанги, моллюски), большими любителями которых китайцы являются с давних времен. Даньдунская ассоциация торговли морепродуктами, в обиходе также известная как рыботорговая мафия, жестко контролирует эту торговлю и требует, чтобы все торговцы, ввозящие из Кореи дары моря, платили им определенный процент. Это, конечно, торговцев возмущает, но не мешает им делать неплохие деньги на северокорейском минтае и морских моллюсках. Особо дерзкие возят трепангов и гребешков контрабандно, спрятав ящики в тюках с вывозимой из КНДР одеждой. Однако это рискованное дело: о печальной судьбе тех, кто бросил вызов рыботорговой мафии, ходит немало слухов, так что большинство предпочитают платить.

Кроме того, в последнее время в Китай из КНДР во все больших количествах стала поступать продукция легкой промышленности. Экономика Северной Кореи приходит в себя после почти двух десятилетий жесточайшего экономического кризиса. Зарплаты в КНДР хотя и выросли в последнее время, но по-прежнему остаются невысокими, так что даже на успешном частном или смешанном, частно-государственном, предприятии легкой промышленности девушки, сидящие у швейных машинок, получают 30–40 долларов в месяц. Сейчас, когда рабочая сила в Китае быстро дорожает, низкие зарплаты превратились в конкурентное преимущество, которым пользуются северокорейские предприниматели.


Еще Даньдун держит первенство среди китайских городов по количеству находящихся там северокорейских рабочих. Точное их число неизвестно, но, скорее всего, их от 15 до 20 тысяч человек. Заняты они в основном в рыбоперерабатывающей, швейной и легкой промышленности. В отличие от России и стран Ближнего Востока, практически никто из северокорейских рабочих в Даньдуне не трудится на стройках.

В одном аспекте положение северокорейских рабочих в Даньдуне отличается от ситуации, знакомой жителям российского Дальнего Востока, где работяг из КНДР сейчас тоже хватает. В России северокорейские рабочие обычно без особых ограничений ходят по улицам и вообще ведут себя очень свободно, а вот в Даньдуне их коллеги практически не имеют права выхода в город. В основном рабочие живут в специальном общежитии на территории того предприятия, где они трудятся, и в город могут выходить только группами, под присмотром, пару раз в месяц, да и только тогда, когда их начальство считает выход целесообразным. В чем причины таких строгостей, не всегда понятно. Видимо, свою роль играет то, что в Даньдуне полно южнокорейцев, да и бежать оттуда легче, чем, скажем, из Южно-Cахалинска.

Из Даньдуна или, говоря точнее, из Китая через Даньдун в Северную Корею поступают самые разнообразные товары.
тели КНДР сейчас практически поголовно одеты в китайский ширпотреб и носят китайскую обувь. Идет в Северную Корею кухонная утварь, домашние электроприборы, бытовая электроника. Особо надо отметить поставки портативного энергетического оборудования, жизненно необходимого в стране, где дела с электричеством обстоят крайне плохо. В Даньдуне можно купить небольшие генераторы, которые в Северной Корее устанавливают во дворах домов или даже на городских балконах, а также солнечные батареи, в последние годы стремительно распространяющиеся в КНДР. Все более заметную роль играет и поставка автомобилей — не столько легковых, сколько малоразмерных грузовиков и микроавтобусов, а также запчастей к ним.

Торговля всем этим идет на так называемом Северокорейском рынке, расположенном напротив таможни, рядом с мостом, соединяющим Даньдун с Синыйджу. В былые времена, то есть лет десять назад, на этом рынке можно было увидеть большие группы северокорейских покупателей, но сейчас ситуация изменилась и покупатели уже не бродят толпами по рынку, а большая их часть — это серьезные оптовики, которые приезжают, чтобы разместить крупные заказы. Появляются на рынке и упомянутые выше торговые представители.

В Даньдуне сложился довольно узкий круг фирм, которые работают с Северной Кореей — всего их около тридцати, из них пять-шесть занимают лидирующее положение в этом специфическом бизнесе. Среди предпринимателей среднего масштаба очень много этнических корейцев Китая, но вот среди верхушки бизнеса их нет — там доминируют ханьцы.


Специфическую и важную роль в китайско-северокорейской торговле играют так называемые хвагё (корейское произношение двух китайских иероглифов, более знакомое российским читателям как «хуацяо»). Хвагё — это граждане КНР, которые из поколения в поколение живут на территории Северной Кореи и имеют северокорейский вид на жительство. Хвагё — единственная группа иностранцев, живущих в КНДР на постоянной основе. Еще в 1980-е годы хвагё получили возможность свободно, то есть фактически по своему желанию, и с минимальными формальностями пересекать границу между двумя странами — привилегия, о которой граждане КНДР в подавляющем большинстве не могут мечтать. Эту привилегию они стали активно использовать для того, чтобы заниматься бизнесом и неплохо зарабатывать. Так что сейчас в КНДР хвагё по определению считается богатым или, по меньшей мере, обеспеченным человеком.

Источник: meduza.io

Колониальная и послевоенная экономика

Начиная с середины 1920-х годов японская колониальная администрация прилагала усилия к развитию промышленности сравнительно богатой полезными ископаемыми и малонаселённой северной части страны, что привело к большому притоку населения на север Корейского полуострова из южных сельскохозяйственных провинций.


Этот процесс закончился после Второй мировой войны, когда после разделения Кореи на зоны оккупации СССР и США около 2 миллионов человек перешли в американский сектор. Тенденция сохранилась после формирования КНДР в 1948 году и после Войны в Корее 1950—53 годов. Население Северной Кореи сейчас[когда?] составляет 22,5 млн человек, тогда как население Республики Корея — около 50 миллионов.

Послевоенное разделение Корейского полуострова создало дисбаланс между природными и людскими ресурсами в обеих странах. Большая часть экономических оценок сводится к тому, что КНДР обладала большим промышленным потенциалом, тогда как в Южной Корее было сосредоточено две трети всей рабочей силы. В 1945 году около 65 % тяжёлой промышленности Кореи находилось на севере, тогда как доля лёгкой промышленности составляла 31 %, доля сельского хозяйства и торговли — 37 % и 18 % соответственно.

После победы коммунистов в КНДР все виды частной деятельности были ликвидированы. С 1957 года в стране была введена карточная система, а с конца 1960-х годов она стала тотальной. С конца декабря 1957 года был введён запрет на торговлю зерновыми на частных рынках.[3]

Попытки модернизации

В начале 1970-х годов Северная Корея начала широкомасштабную программу модернизации экономики с помощью импорта западных технологий, особенно в тяжёлой промышленности. К тому времени страна находилась на грани дефолта ввиду сокращения спроса на её товары за рубежом, а также нефтяного кризиса 1970-х годов.


В 1979 году Северная Корея была способна покрыть свой внешний долг, однако уже в 1980 году в стране случился дефолт: страна была признана банкротом по всем обязательствам, исключая долг Японии. К концу 1986 года долг страны западным кредиторам превысил 1 миллиард долларов. Долг странам социалистического лагеря, в основном СССР достиг 2 миллиардов долларов. Примерно в то же время Япония также объявила о дефолте КНДР. К 2000 году внешний долг КНДР включая проценты и штрафы составлял 10-12 миллиардов долларов США.

В конце XX века рост экономики КНДР замедлился, а во многих отраслях стал отрицательным. К концу 1979 года ВНП на душу населения в Северной Корее был втрое меньше, чем в Южной Корее. Причин этому было множество, включая проблемы с внешним долгом, уклон экономики в сторону тяжёлой промышленности и ВПК, политическая и, как следствие, экономическая изоляция страны, плохой инвестиционный климат и т. д.

В апреле 1982 года Ким Ир Сен объявил о строительстве новой экономики, в которой упор делался на развитие сельского хозяйства путём рекламации земель и развитию государственной инфраструктуры — в особенности электростанций и транспортной сети.

В сентябре 1984 года Северная Корея приняла закон о совместных предприятиях, основной целью которого было привлечение иностранного капитала и технологий. В 1991 году Северная Корея объявила о создании Специальной Экономической Зоны (СЭЗ) в северо-восточном районе страны (Чхонджин). Инвестиции в СЭЗ потекли с трудом — им препятствовала плохая инфраструктура, бюрократия и невозможность получить гарантии инвестиционной безопасности.


После холодной войны финансовая поддержка со стороны СССР прекратилась, а через несколько лет его примеру последовал Китай. Это, вместе с природными катаклизмами, явилось причиной серьёзного экономического кризиса в северокорейской истории. По оценкам международных экспертов в период между 1992 и 1998 годом северокорейская экономика сократилась вдвое, а несколько сот тысяч человек погибло от голода.

В декабре 1993 года КНДР объявила о трёхлетнем периоде переходной экономики, в течение которого предполагалось смягчить дисбаланс между отраслями промышленности, направив усилия на развитие сельского хозяйства, лёгкой промышленности и международной торговли. Однако в силу ряда причин планы правительства провалились, а ежегодный недостаток различных видов крупы, прежде всего риса, составил около миллиона тонн. Вдобавок в стране разразился энергетический кризис, что привело к остановке многих промышленных предприятий.

В 2002 году Ким Чен Ир заявил, что «деньги должны обеспечивать стоимость товаров потребления», после чего были проведены некоторые небольшие рыночные преобразования, создан промышленный регион Кэсон, проведены первые эксперименты по введению на предприятиях хозрасчёта. Китайские инвестиции в северокорейскую экономику выросли с 1 миллиона долларов в 2003 году до 200 миллионов в 2004.

До середины 1990-х гг. частная рыночная торговля была крайне слабо развита в КНДР, отчасти из-за исторических традиций (торговцы в конфуцианстве рассматривались как наименее престижная группа населения), отчасти из-за хорошо функционировавшей системы снабжения по карточкам. Однако в связи с экономическим кризисом середины 1990-х, когда неурожаи совпали с остановкой многих промышленных предприятий, начала расти полулегальная рыночная торговля. Попытки властей свернуть её не увенчались успехом из-за растущей коррупции. С конца 1990-х гг. растёт торговля в приграничных с Китаем районах, через которые в КНДР попадает немало южнокорейской продукции, официально до сих пор запрещённой.[3] Наказания частным торговцам, по сравнению с периодом 10-летней давности, существенно смягчились; исключением можно считать лишь громкий процесс в 2007 г., закончившийся публичной казнью нескольких десятков торговцев — их вина заключалась в том, что их посылки с подарками родным превысили по объёму традиционные ежегодные «подарки вождя», рассылавшиеся от имени Ким Чен Ира в том же месяце.

Денежная реформа 2009 года была призвана укрепить плановую экономическую систему и уменьшить влияние рынка. Однако, по некоторым данным, реформа привела к резкому росту инфляции и дефициту товаров первой необходимости. В начале 2010 года ответственный за эту реформу председатель государственного планового комитета КНДР Пак Нам Ки был уволен, а в середине марта — расстрелян.[4][5]

Экономические связи с Южной Кореей

В послевоенной истории экономические связи между Северной и Южной Кореей то ослаблялись, то снова налаживались. В начале XXI века отношения между странами потеплели, что привело к значительному росту инвестиций южнокорейских фирм в северокорейскую промышленность. Однако, несмотря на это, экономические связи между двумя странами всё ещё довольно слабы.

После того, как правительство Южной Кореи в 1988 разрешило торговлю с северным соседом, в Южную Корею стали импортироваться северокорейские товары. Прямая торговля между странами началась после 1990 года (этому предшествовало совещание премьер-министров обеих стран). Объём торговли между странами вырос с 18,8 миллионов долларов в 1989 до 333,4 миллионов в 1999.

В начале XXI века президент южнокорейской корпорации Daewoo посетил Северную Корею и достиг договорённости о строительстве промышленного комплекса в Нампхо. Другая крупная корпорация, Hyundai Asan получила разрешение на туристический бизнес в Северной Корее — туристы доставляются в прибрежный район Кымгансан (см. Туристический регион Кымгансан). Кроме того, в районе города Кэсон на площади в 3,2 км² около Демилитаризованной зоны был возведён промышленный регион Кэсон стоимостью более 1 млрд долларов США.

После саммита между Ким Чен Иром и Ким Дэ Джуном в 2000 году Северная и Южная Корея договорились восстановить железнодорожный участок Сеул-Пхеньян, пересекающий ДМЗ. Также две стороны заявили о планах постройки четырёхполосной автострады, проходящей мимо деревни Пханмунджом, где была закончена Корейская война. После окончания этого проекта промышленный парк в Кэсоне получит прямой доступ к рынкам и портам Южной Кореи.

Кроме Кэсона и района Кымгансана, в КНДР были созданы и другие особые зоны, такие как Регион специального управления Синыйджу на северо-западе страны (у границы с Китаем) и Расон на северо-востоке страны (у границ с Китаем и Россией).

Однако в 2010 году после ряда военных инцидентов и особенно обстрела южнокорейского острова артиллерией КНДР экономическое сотрудничество было практически прекращено.

ВВП

ВВП по паритету покупательной способности в 2009 году составил 40 млрд долларов США, на душу населения — 1800 долларов. По сравнению с 2008 годом ВВП упал на 0,9 %.[1]

сельское хозяйство: 30,2 %
промышленность: 33,8 %
сфера услуг: 36 %

Данные от: 2003, оценка

Рабочая сила

Рабочая сила страны составляет 9,6 миллиона человек.

Рабочая сила по секторам экономики:

  • сельское хозяйство 36 %
  • прочие 64 %

Данные о безработице недоступны.

Бюджет

Данные о бюджете страны недоступны. По данным Международного института стратегических исследований доля оборонных расходов КНДР относительно ВВП составляет 43 % (около 7,7 млрд долларов, по информации за 2007 год)[6].

Известно, что КНДР имеет счета за границей. 15 июня 2007 года США подтвердили перевод денег с северокорейских счетов из банка в Макао в российский банк. Как сообщает японская телекомпания NHK, представитель американской администрации заявил, что перевод более 20 миллионов долларов был осуществлен через Федеральную резервную систему США и российский ЦБ. Средства переведены в «Далькомбанк» в Хабаровске.[7]

Промышленность

Основные отрасли промышленности: машиностроение, производство электроэнергии, химическая промышленность, добыча полезных ископаемых (каменный уголь, железная руда, магнезиты, графиты, медь, цинк, свинец), металлургия, текстильная промышленность.

Производство электроэнергии

30.01 Тв-ч (2003)

Источники электроэнергии:

  • Ископаемое топливо: 34,4 %
  • ГЭС: 65,6 %
  • АЭС: 0 %

1998

Потребление электроэнергии: 29.91 ТВ-ч (2001)

Экспорт электроэнергии: 0 кВ-ч (1998)

Импорт электроэнергии: 0 кВ-ч (1998)

Сельское хозяйство

Основные сельскохозяйственные культуры: рис, кукуруза, картофель, соя. В животноводстве: свиноводство, птицеводство. Сбор урожая проходит в основном вручную, механизация низкая, велики потери. Урожайность риса — 2,8 тонн с гектара, что составляет около половины от урожайности в других странах[8].

С 1995 года КНДР помогает Всемирная продовольственная программа ООН ввиду сокращения выпуска сельскохозяйственной продукции. В 2004 году по этой программе в страну поступило 484 000 тонн продовольствия.

Производимого и ввозимого продовольствия хронически не хватает и население КНДР голодает. По данным ООН в северной части страны более 45 % детей в возрасте до 5 лет страдают от недоедания, по стране в целом — голодает одна треть таких детей. В целом по мнению представителя гуманитарной миссии ООН в стране не хватает 1 млн тонн пищи из 5,3 млн тонн необходимых, причины видятся в политике правительства КНДР[8].

Внешняя торговля

КНДР поддерживает торговые связи более чем со 100 странами. Объём товарооборота в 2008 году составил 2,8 млрд долларов[6].

Экспорт

Объём экспорта — 1,997 млрд доллларов США (2009)[1].

Основные статьи экспорта КНДР — полезные ископаемые и металлы, в первую очередь свинец и цинк[9].

Основные торговые партнёры: Южная Корея 28,5 %, Китай 28,4 %, Япония 24,7 %. (2003, оценка)

Импорт

Объём импорта — 3,096 млрд доллларов США (2009)[1]

Главные предметы импорта: нефть, каменный уголь, машиностроительное оборудование, потребительские товары, злаковые культуры.

Основные торговые партнёры: Китай 40,6 %, Алжир 34,2 %, Индия 8,9 % (2010)[1].

Внешний долг

12,5 миллиардов долларов (2001)[1]

Нет точных данных об объёме экономической помощи, оказываемой КНДР. По различным оценкам гуманитарная помощь, поступающая в страну, составляет от 200 миллионов до 300 миллионов долларов в год (в основном из США, Южной Кореи, Японии и Евросоюза). Государственный долг перед СССР составил 11 млрд.долларов[10], более 90% долга Россия списала[11].

Валюта

Валюта страны — северокорейская вона, равная 100 чонам.

Код валюты — KPW.

Фискальный год совпадает с календарным.

США неоднократно обвиняли Северную Корею в производстве и сбыте фальшивых американских долларов. Бежавший на Запад зять северокорейского премьера Кан Мун То ещё в 1995 году заявил, что КНДР ежегодно печатает от 8 до 19 млн фальшивых американских долларов и дипломатической почтой отправляет их в Китай и на Ближний Восток, где эти деньги вводятся в оборот[12]. В заявлении Министерства юстиции США (2005) говорится, что «высококачественные фальшивые купюры, которые стали появляться в мировом обороте, начиная с 1989 г., были изготовлены в КНДР при содействии местных властей. Подделки распространялись по всему миру лицами, действующими под прикрытием официальных представителей Пхеньяна»[13]. По данным правительства США, КНДР приступила к подделке долларов в 1989 году и к 2006 году успела напечатать банкноты на общую сумму 50 млн долларов. (По некоторым данным (на 2005 год), Пхеньян зарабатывал на сбыте фальшивой американской валюты около $250 млн в год[13]. По информации Guardian на 2003 год КНДР ежегодно производит 500 млн фальшивых долларов высокого качества[14].)[15] Руководство КНДР опровергло эти утверждения.[16][17] В 2008 году в Южной Корее была задержана партия стодолларовых фальшивок на сумму около 1 млн[18]. В 2010 году отмечали широкое распространение поддельных стодолларовых купюр в приграничных районах КНДР и Китая[19]. Андрей Ланьков в своей статье 2001 года указывал: «в последние годы спецслужбы КНДР стали активно заниматься нелегальной экономической деятельностью. Северокорейцы производят высокачественные фальшивые доллары, которые потом реализуются через страны ЮВА… подобные операции являются для КНДР важным источником валюты»[20].

30 ноября 2009 года КНДР объявила деноминацию с ограниченным обменом старых вон на новые по курсу 100:1.[21]

Библиография

  • Reese, D., The prospects for North Korea’s survival, Лондон, Международный Институт стратегических исследований, 1998, 95 стр.

Примечания

См. также

  • Экономика Южной Кореи
  • КНДР
  • Пхёнхва Моторс

Источник: partners.academic.ru

Промышленность КНДР

Предприятия Северной Кореи направлены на удовлетворение внутренних нужд государства. Выпускают, преимущественно, одежду и обувь, бытовую химию, мебель. Сложности возникают при производстве продуктов питания. Климат и природные условия КНДР приводят к низкой урожайности: засуха чередуется с наводнениями, а 80 % территории занято скалистыми неплодородными почвами.

В последние тридцать лет в стране делают упор на развитие тяжелой промышленности. Из-за низкого экономического уровня и ограниченности ресурсов движение в этом направлении замедлено.

Внимание уделяют таким отраслям:

  • энергодобывающей;
  • угольной;
  • машиностроительной.

Однако ни одно из направлений не развито настолько хорошо, чтобы продукцию можно было отправлять на экспорт. Лучше обстоит ситуация с товарами легкого производства.

В этом плане КНДР преуспела в таких сферах:

  • текстильная и галантерейная отрасль;
  • переработка бокситов в алюминий;
  • изготовление фурнитуры для обиходных целей.

Остальные нужды КНДР обеспечивается за счет иностранных поставок – преимущественно, китайских. В страну необходим ввоз продуктов питания, медикаментов, топлива. Из-за разногласий с мировой общественностью и введением санкций против страны прекратились поставки гуманитарной помощи.

Официальный экспорт в Северной Корее

Всемирный банк предоставил сведения, по которым товарооборот КНДР на 2011 год составляет 3,7 млрд. долларов. Более 60 % торговых операций производится с Китаем, но в последнее десятилетие этот показатель снижается. Страна входит в двадцатку крупнейших экспортеров морепродуктов – четверть всех денег вывоза приходится на эту отрасль.

Следующие позиции занимает легкая промышленность, техника, металлы и полезные ископаемые. Спрос находит также продажа женьшеня, оленьих рогов, лечебных трав и других специфических продуктов, использующихся в народной медицине.

Северная Корея осуществляет крупные поставки оружия в страны третьего мира, преимущественно африканские. Так как они тоже попадают под санкционную политику, такой экспорт нельзя назвать незаконным.

Мировые политические силы, тем не менее, высказываются негативно по поводу сделок такого рода. Северная Корея не производит новое оружие в достаточных объемах, поэтому на экспорт отправляются модернизированные модели китайских и советских образцов.

Черный рынок

Помимо официальных поставок, КНДР осуществляет теневую экономическую деятельность. Правительственных заявлений по том поводу, разумеется, не поступало. Однако на мировом подпольном рынке встречается товар, условно маркированный «сделано в КНДР», и далеко не всегда он законный.

Чаще всего упоминают такие категории:

  • Лекарства, в том числе наркотики. На черном рынке перепродают препараты, предназначавшиеся жителям в рамках гуманитарной программы, а также средства, изъятые для наживы из государственных больниц. По слухам, из Северной Кореи незаконно поставляется метамфетамин, который отличается 99-процентной «чистотой».

Наркотики

  • Дешевая рабочая сила. Жители КНДР на добровольных условиях выезжают в соседние страны – Китай и Россию. Заработная плата мизерная, но по меркам страны стоит риска. При этом до 80 % суммы забирает государство.
  • Торговля людьми. Беженцы подтверждают слухи о том, что в Китай регулярно переправляются партии женщин, которых принуждают заниматься проституцией. До 40 % беженок в Южную Корею решились незаконно эмигрировать именно по этой причине.

Кроме того, КНДР имеет сомнительную репутацию в сфере фальшивомонетничества. Официальных подтверждений этим фактам нет, но в западных СМИ появляются заявления о том, что из оборота изымаются крупные суммы поддельных купюр, произведенных в КНДР.

 

Автор статьи: Яна Белоус 

30.10.2017

 

Источник: www.koreya24.ru

Машиностроение

Высокотехнологичных предприятий в стране мало, и большая их часть направлена на производство в военной сфере. По этой причине информации о военном машиностроении очень мало — сведения скрываются от прессы и аналитиков.

Однако Северная Корея вкладывает средства в заводы, которые изготавливают автомобили и тяжелое оборудование. И хотя на технологическом уровне конкурировать с другими странами КНДР полноценно не может, прогресс в модернизации заметен.

Предприятие КНДР

Так, в стране производят станки с числовым программным управлением. До принятия санкций их импортировали в Россию, но теперь в соответствии с международными постановлениями, официально делать этого нельзя. Однако в прессе утверждают, что страны продолжают торги в обход постановлений Совбеза ООН.

Северная Корея получила права на выпуск автомобилей Fiat собственной сборки, которые не идут на экспорт. Автомобиль в стране — все еще роскошь, недоступная большей части граждан.

Позволить себе машину могут крупные военнослужащие, работники в политической сфере, состоятельные частные предприниматели. Однако при высоком уровне достатка покупают, в основном, автомобили иностранной сборки, которые перегоняют на территорию КНДР контрабандой.

Завод в Северной Корее

Для общественных нужд работает машиностроительный завод «Сынри», который выпускает грузовики, предназначенные для торговой и сельскохозяйственных сфер. Также в стране производят троллейбусы — в этом задействован столичный машиностроительный завод.

Добыча полезных ископаемых

По геологическим показателям Северная Корея не отличается особым богатством. В стране не добывают сырья, которое могло бы стать надежным источником дохода — например, газа или нефти. Однако на территории КНДР находится второе в мире по размерам месторождение магнезита. При этом его добыча усложнена из-за высоких затрат электроэнергии, с которой в провинциальных районах случаются перебои.

Фабрика в Северной Корее

Помимо магнезита добывают цинк, вольфрам, известняк, золото и железо, но в меньших количествах. Развитие промышленности замедлено из-за недостаточного финансирования сферы.

Без вложений не удается провести модернизацию, которая ускорила бы добычу ископаемых и повысила качество продукции. Крайне негативную роль играет также торговое эмбарго, введенное Совбезом ООН против КНДР.

Главные отрасли добычи ископаемых в Северной Корее направлены на черные и цветные металлы, уголь и минеральные ресурсы. Главными торговыми партнерами при этом являются Китай и Южная Корея. Условий для полномасштабной торговли нет, поэтому экспорт продукции в другие страны сильно ограничен.

Швеи КНДР

Электроника

Рост доли в сфере электроники начался с 2010-х годов. В стране стали производить персональные карманные компьютеры и системные блоки с оригинальной северокорейской операционной системой. В 2012 году прессе представили первый планшет северокорейского производства, и с тех пор модель модернизировали трижды. Последняя версия устройства называется «Рёнхын».

Компьютеры, разработанные в КНДР, стали применять, преимущественно, на производственных объектах. В учебном секторе и в частном пользовании остались модели, закупленные заграницей. В основном используются японские и южнокорейские устройства.

Компьютеры в Северной Корее

С 2013 года в Северной Корее выпускают смартфоны «Ариран», названные в честь знаменитой песни и национального фестиваля. Вопреки распространенному мифу, в КНДР мобильный телефон давно не считается роскошью или дефицитным товаром. В стране используют импортные устройства или одну из шести моделей местного производства.

Обслуживает смартфоны национальный мобильный оператор, который также предоставляет доступ к местному интернету — информационной сети «Кванмён».

Легкая промышленность

На нее правительство решило делать главный упор. В условиях санкционного давления в страну уменьшился приток товаров первой необходимости — средств бытовой химии и гигиены, одежды, продуктов питания. Политика правительства направлена на то, чтобы свести к минимуму неудобства для населения. Текстильная отрасль в Северной Корее развивалась еще с середины 60-х годов и считалась одной из наиболее прибыльных в стране.

Однако с притоком на рынки дешевых китайских товаров ее популярность снизилась. Правительство заинтересовано в том, чтобы повысить спрос среди покупателей.

Текстильная промышленность КНДР

Пищевая отрасль — еще одна сфера, от развития которой зависит благополучие страны. Продовольственная обстановка Северной Кореи усложняется природными особенностями — большую часть страны занимают горы, поэтому плодородных земель не хватает. Это привело к тому, что КНДР стала зависимой от поставок соседних государств. Эта особенность экономики учитывалась и при разработке пакета санкций западными государствами. Торговые ограничения были выстроены таким образом, чтобы свести к минимуму перебои в гуманитарной сфере.

Важным источником дохода в сфере экспорта для Северной Кореи считается продажа морепродуктов.

Однако санкции повлияли и на эту сферу — Россия и Китай, два главных торговых партнера КНДР, поддержали торговые ограничения и сократили уровень закупок морепродуктов. 

 

Автор статьи: Наталья Надъярная 

17.01.2018

Источник: www.koreya24.ru

начало тут

Общая характеристика внешнеэкономических связей КНДР

Учитывая специфику КНДР, внешняя торговля и инвестиции никогда не играли центральной роли в экономике государства.
Распад Советского Союза и социалистического блока в начале 90-х гг. существенно разрушил внешнеэкономические связи Северной Кореи.
Статистика, касающаяся торговли и притока иностранных инвестиций в КНДР достаточно скудна, однако даже на основании имеющихся данных можно в общих чертах обрисовать особенности экономических отношений Северной Кореи с остальным миром.

Северо-Корейская внешняя торговля сильно пострадала в 1991 г. и продолжила сокращаться вплоть до 1998 г. Как результат внешнеторговый оборот упал с отметки 4,170 миллиарда долларов в 1990 до 1,442 в 1998. Начиная с 1999 г., начался период некоторого оживления торговых сношений, в итоге к 2004 г. размер оборота практически удвоился (2,857 миллиарда). Динамика экспорта и импорта описывает практически идентичный тренд.
Для примера, в 2003 г. объем торговли Сеула превысил северокорейский аналог в 155,9 раз.

Еще одной важной характеристикой торговли Пхеньяна можно считать хронический дефицит. Размер импорта стабильно превышал размер экспорта в 90-х и достиг значительных размеров с 2000 года.

Понятно, что упадок торговли Северной Кореи вызван развалом социалистического лагеря и прекращением сотрудничества с бывшими партнерами. С другой стороны, обмен с южным соседом неуклонно увеличивался все эти годы и возрос в 1990-2004 гг. с 13 до 697 миллиардов долларов. При этом до 1998 года КНДР имел профицит торгового баланса по отношению к Южной Корее, однако с 1998 г. наблюдалась обратная ситуация.

Статистика торговли Пхеньяна с остальным миром не столь обширна, однако можно предположить, что способность и в этом случае поддерживать дефицит базируется на значительном размере некоммерческих транзакций и скрытых операций, что обусловлено внешнеполитическим положением страны и давлением на нее со стороны США.

Современное положение
В последнее время главными статьями экспорта КНДР являются: рыба, основные металлы, минералы, продукция машиностроения и электроприборы, транспортное оборудование и продукты питания (местные экзотические, например водка, экспортируемая даже в США).

Основным торговым партнером КНДР стал Китай, который в 2001 г. осуществлял более 27% всего торгового оборота страны (включая и внутрикорейские отношения) и в 2004 г. еще увеличил свою долю до 39%. Япония, второй по величине партнер Пхеньяна в 2001 г., откатилась лишь на четвертое место, а ее доля в общей совокупности упала более чем вдвое (с 17,8 до 7,1%).

Для преодоления масштабного кризиса, усугубленного голодом 1996-99 годов, Пхеньян задействовал свои валютные фонды, что помогло поддержать положительные тенденции импорта продуктов питания и энергоносителей, а это, в свою очередь, вылилось в интенсификацию торговых отношений с Таиландом и Россией.

Еще одной чертой развития внешнеторговых связей КНДР стало восстановление сектора тяжелой промышленности, осуществленное в том числе и посредством роста импорта химической продукции и машиностроения.

По данным «Банка Кореи» (Южная Корея), ВВП КНДР в 2003 году вырос на 1,8%. К тому времени, экономика Севера росла пятый год подряд. Правда, этот рост происходит медленными темпами, которые еще долго не могли компенсировать потерь, понесенных Северной Кореей в предыдущие годы.
Если верить южнокорейским источникам, положительный прирост ВВП был впервые после затяжного кризиса зафиксирован в КНДР в 1999 году и составил сразу 6,2%. В последующие годы отмечались более умеренные показатели роста: 2000 г. – 1,3%, 2001 г. – 3,7%, 2002 г. – 1,2%.

Размер ВВП Севера в 2003 году Банк Кореи оценил в 21,887 триллиона южнокорейских вон, или примерно 15,7 млрд. евро по текущему курсу. Для сравнения размеров экономики КНДР в разные годы с учетом инфляции Центробанк привел и показатель ВВП Северной Кореи в ценах 1995 года. Он в последние годы менялся следующим образом: 2000 г. – 16,465 трлн. вон, 2001 г. – 17,068 трлн. вон, 2002 г. – 17, 275 трлн. вон, 2003 г. – 17,582 трлн. вон. Следует отметить, однако, что в теперь уже далеком 1990 году ВВП КНДР был намного выше – 20,95 трлн. вон (тоже в ценах 1995 года). Минимум же валового внутреннего продукта пришелся в Северной Корее на 1998 год, когда его размер составил лишь 15,299 трлн. вон.

По данным Банка Кореи, 2003 год был примечателен для КНДР и тем, что впервые за многие годы рост, хоть и незначительный, наблюдался буквально во всех отраслях. При этом увеличение промышленного производства, включая горнодобывающую отрасль, составило 2,8%, а объединенные Центробанком в одну графу внутренние поставки электроэнергии, воды и газа выросли на 4,2%. Сельскохозяйственное производство, чей вклад в ВВП на Севере (27,2%) превышает вклад промышленности (26,8%), выросло в 2003 году на 1,7%.

Внешнеторговый оборот Северной Кореи в 2006 году достиг 4,29 млрд. долларов, что на 4,6% больше, чем в предыдущем году ($4,1 млрд.). В том числе экспорт составил $1,467 млрд., а импорт – $2,87 млрд. Такие цифры можно получить, суммируя ранее опубликованную статистику межкорейской торговли с данными по внешнеторговым связям Севера, которые были обнародованы 14 мая 2007 г. Южно-Корейским агентством по содействию торговле и инвестициям (эти данные не учитывают экономических связей между Сеулом и Пхеньяном, так как Республика Корея и КНДР не признают друг друга в качестве независимых государств).

Рост северокорейского внешнеторгового оборота произошел главным образом за счет значительного расширения торговли с Китаем и Южной Кореей на фоне сокращения экономических связей Пхеньяна с рядом других стран. Так, экспорт товаров в Японию упал за год на 41%, импорт оттуда – на 30%. Экспорт в страны Европейского Союза сократился на 23%, импорт европейских товаров в Северную Корею – на 18%. Торговых сделок с Соединенными Штатами у Пхеньяна в 2006 году практически не было. Всё это – негативные последствия напряженных отношений Севера со многими странами и санкций, введенных против КНДР в связи с испытаниями ею ракет и ядерного оружия.

Вместе с тем, потери Северной Кореи в торговле со странами Запада и Японией были компенсированы ростом товарооборота с Китаем и Южной Кореей. Межкорейская торговля, например, в 2006 году увеличилась на 28% и составила $1,3 млрд. В эту сумму входят и гуманитарные южнокорейские поставки Северу.

Доля Китая в северокорейском товарообороте превысила 40%. Южная Корея является вторым по значению торговым партнером Севера, ее доля составляет около 30%. Еще 9,4% приходится на Таиланд.

Иностранные инвестиции
Сектор инвестиций Северной Кореи весьма своеобразен, что объясняется нежеланием правительства КНДР, в отличие от Китая или Вьетнама, «открывать» свою экономику для иностранцев. Это порождает неуверенность в состоянии экономической сферы страны и отпугивает внешних кредиторов. Более того, ведение бизнеса в Корее осложняется слабой инфраструктурой (не лучшее состояние железных дорог, недостаток телефонных линий, низкая оснащенность портов).

Тем не менее, еще в 1984 г. в КНДР был принят закон о «Совместных предприятиях», а в 1992 г. в Раджин-Сонбонге открыта свободная экономическая и торговая зона, с целью привлечь иностранные инвестиции. Однако ожидаемого результата достичь не удалось. Согласно иностранной статистике размер инвестиций в экономику КНДР вырос с 572,3 миллионов в 1990 г. до 1022 миллионов долларов в 2003 г., а аналогичный показатель Вьетнама в тот же период подскочил с 260, 1 до 18574,1 миллионов долларов США (т.е. ранее уступаю более чем в 2 раза, превысил северо-корейский в 18 раз).

Подавляющее большинство инвестиционных средств поступало в страну от компаний, принадлежащих корейской диаспоре в Китае и Японии, в то время как участие других государств было незначительным. Это вполне наталкивает на мысль о доминировании политического фактора над соображениями экономической целесообразности при ведении бизнеса в КНДР.

Широко известный в мире ядерный вопрос ухудшил и без того напряженный инвестиционный климат.

С другой стороны, 57 южнокорейских проектов экономического сотрудничества получили разрешение от властей Сеула после 1995 г. Более половины из них появились после 2000 г. а года и лишь один был отменен в 2004. Такой подъем в инвестиционной деятельности Южной Кореи связан с открытием промышленного комплекса Кэсон и рядом иных программ. Совокупный размер осуществленных 56 проектов превысил 5,6 миллиарда долларов США.

Китайское экономическое проникновение в Северную Корею
Общий объем торговли между Северной Кореей и Китаем во второй половине 2000 года равнялся 172,83 миллиона долларов, что на 14,9% выше показателя предыдущего года. Продемонстрированный рост импорта с влиятельным соседом шел вразрез с тенденцией постепенного затухания торговой активности страны в 90-х. Однако динамика величины экспорта продукции КНДР в Китай сохранила снижающийся характер (на 20,8% по сравнению с 1999 г.), что объясняется тем фактом, что товары, имеющие какую-либо коммерческую ценность для внешнего рынка, в Северной Корее производятся в незначительных объемах.

Основными статьями экспорта в 2000 г. являлись пиломатериалы ($2,54 миллиона), железо и сталь ($2,89 миллиона), бензин ($1,12 миллиона) и рыбная продукция ($570 тысяч).

В то же самое время динамика импорта преодолела отрицательную тенденцию (его размер сократился с 1998 по 1999 на 17%) и приобрела стабильный возрастающий характер (рост на 19,8%). Более других вырос в 2000 году импорт зерна (48,6%), продукции органической химии (28,5%), машиностроения (62,9%), электроприборов (73,3%) и оружия (356,1%). На оружие стоит обратить отдельное внимание.

Импорт зерна был во многом спровоцирован обширной экономической помощью Китая, оказанной Пхеньяну, а увеличение ввоза машин, электрических приборов и органической химии свидетельствует о последовательном возрождении тяжелой промышленности Северной Кореи. В то же время (2000 г.) усиление сотрудничества КНДР с Сеулом в области сельского хозяйства стало причиной спада в торговле с Китаем удобрениями (падение на 58,4%), а также растительными и животными жирами (52,3% спад).

В 2003 году Ким Чен Ир посетил Китай, чтобы ознакомиться с Шеньчженской экономической зоной для разработки модели собственной СЭЗ.

Однако, иностранными наблюдателями были замечены активные действия китайцев с целями не допустить возможный переток иностранных инвестиций из Японии и Южной Кореи в потенциальные СЭЗ КНДР.

Одновременно с этим, китайское присутствие в Северной Корее увеличивается с каждым годом. В 2004 г. размер прямых инвестиций из КНР в экономику КНДР достиг 50 миллионов долларов США, а в 2005 г. возрос до отметки 85-90 миллионов. В 2005 объем торговли между странами составлял приблизительно 1,5 миллиардов долларов, что не является, естественно, астрономической суммой по стандартам мирового товарооборота, но делает Китай крупнейшим партнером Севера на современном этапе развития. Доля в совокупной иностранной торговли КНДР его могущественного соседа равняется почти 48% и неуклонно растет. Если взять во внимание еще и поток инвестиций, тогда участи Китая в экономических связях Кореи к концу первого десятилетия XXI века и того выше – 85%.

Китайские торговцы составляют подавляющую массу народа на рынках и казино, открытых лишь для иностранцев, они же участвовали в открытии в Пхеньяне первого супермаркета, главного торгового центра в Северной Корее. Такой подъем китайско-корейских взаимоотношений с беспокойством воспринимают на Юге, так как экономическая деятельность в КНДР никогда не была прибыльной и потому определялась политическими мотивами. Неудивительно, что активность Китая видится в Сеуле в качестве способа расширить влияние в регионе, и было окрещено южнокорейскими и японскими журналистами «постколониальным толчком» Китая в направлении Северной Кореи.

У этой тревоги есть серьезные основания. Во-первых, у Китая существуют причины поддерживать экономику КНДР на плаву, а во-вторых, способность к этому. Объяснить такое поведение можно лишь противостоянием с Соединенными Штатами, которое хоть и не принимает размаха Холодной войны, но все же имеет место.

Кроме упомянутого вовлечения Китая в экономику КНДР заметным аспектом отношений двух стран стала проблема незаконной миграции северо-корейского населения через китайскую границу. Правительство КНДР долгое время закрывало глаза на это явление в период неурожая и голода в середине 90-х гг. ХХ века.
Количество незаконных мигрантов в Манчжурии приближалось в 1999 г. к 150-200 тысячам человек, и лишь в последние годы эта цифра сократилась до 70000.
Ситуация с мигрантами усугублялась наличием в Китае весьма обширной корейской диаспоры, проживающей преимущественно вдоль границы с КНДР/

РФ и КНДР
Во второй половине ХХ века торговля КНДР с Советским Союзом составляла значительную часть всего товарооборота Северной Кореи (26,1% в 1960 г., 56,8% в 1989 г.). СССР был не только крупнейшим внешнеэкономическим партнером, но и поставщиком важных стратегических материалов и технологий.
Теперь Россия является лишь пятым по величине партнером Северной Кореи (с долей в общем товарообороте менее 4,9%) после Таиланда и чуть выше Нидерландов.

В начале 90-х годов торгово-экономическое сотрудничество России с КНДР было практически свернуто как вследствие политических изменений в бывшем СССР, так и в следствии внутрихозяйственных трудностей и дефицита валютных средств у обеих стран. Экспорт ограниченных по номенклатуре и объемам северокорейских товаров и приобретение корейской стороной энергоносителей, сырья и материалов, машин и оборудования были существенно ограничены.

С 1992 по 1997 год товарооборот между Россией и КНДР сократился почти в 10 раз – с 600 млн. долларов до 65 млн. долларов США. Фактически приостановилось инвестиционное сотрудничество, осуществлявшееся путем оказания технического содействия. В итоге Россия утратила роль ведущего торгово-экономического партнера КНДР (на рубеже веков на долю России приходится лишь 5-6 % северокорейского товарооборота).

После визита в Пхеньян в июле 2000 года Президента РФ В.Путина и ответного визита в Россию в августе 2001 года руководителя КНДР Ким Чен Ира торгово-экономические связи стабилизировались и приобрели некоторую положительную динамику. С 2000 по 2005 год объем взаимной торговли увеличился со 105 млн. долларов до 234,8 млн. долларов США.

В 2006 году впервые с конца 1990-х годов наблюдалось падение объема взаимной торговли между Россией и КНДР. Товарооборот за 2006 год сократился (на 11% и составил около 209 млн. долларов).

Свыше 85% российского экспорта в КНДР приходится на энергоносители (нефтепродукты, коксующийся уголь). Доля машинотехнической продукции составляет не более 4%, древесины и изделий из нее — 3,5%. В импорте преобладают электротехнические изделия (44 %), химволокно (12 %).

Неурегулированность проблемы задолженности КНДР перед Россией является одной из основных причин замедления развития всего комплекса двустороннего торгово-экономического и научно-технического сотрудничества.
На начало 2007 г. долг Северной Кореи перед Россией составлял порядка 8 млрд. долларов, хотя у КНДР были свои более низкие цифры оценки этого долга. В настоящий момент долг реструктуризирован.

На протяжении последних лет российская компания «Востокэнерго» и Министерство угольной и электроэнергетической промышленности КНДР ведут переговоры о поставках в Северную Корею электроэнергии из дальневосточного региона России. В августе 2006 года корейская сторона подтвердила заинтересованность в сооружении ЛЭП напряжением 500 кВт в северные провинции КНДР. В Пхеньяне готовы рассмотреть возможность создания совместного предприятия по освоению месторождения полиметаллических руд с передачей доли своей прибыли российской стороне, либо передачи других предприятий на принципах соглашений о разделе продукции.

В 2005 году начались переговоры о налаживании сотрудничества в нефтегазовой отрасли между ОАО «Газпром» и Министерством нефтяной промышленности КНДР, в том числе в области создания в КНДР нефтегазовой инфраструктуры, поиска нефтегазовых месторождений на шельфе Японского моря, строительства газопровода на Юг Корейского полуострова.

Российские регионы в последние годы играют все более важную роль в восстановлении двустороннего экономического сотрудничества, обеспечивая до 80% всего объема товарооборота между нашими странами. Администрациями Хабаровского и Приморского краев, Сахалинской и Амурской области созданы совместные рабочие группы с Комитетом по содействию международной торговле КНДР в целях реализации двусторонних перспективных экономических проектов.

В России, главным образом на Дальнем Востоке, действует несколько предприятий с северокорейским капиталом. Важным направлением экономического взаимодействия России и КНДР традиционно является использование северокорейской рабочей силы (лесозаготовки, выращивание сельхозпродукции, рыбная отрасль). Общая численность занятых в России северокорейских специалистов превышает 15 тыс. человек. Есть и иные оценки, по которым, например, только в Московском регионе работает свыше 10 000 граждан КНДР.

Слабым звеном в наших взаимоотношениях с КНДР остается договорно-правовая база. В настоящее время ведутся переговоры о подписании соглашений о временной трудовой деятельности; международном автомобильном сообщении; ветеринарно-санитарных условиях экспорта, импорта продукции животного происхождения. Только в 2006 году ратифицировано межправительственное соглашение о поощрении и защите капиталовложений от 1996 года.

Военно-промышленный комплекс КНДР и его роль во внешней экономике Северной Кореи
Государство, общество и экономика в КНДР отличаются крайне высокой милитаризацией. По иностранным оценкам в КНДР действует 17 заводов по производству огнестрельного оружия и артиллерии, 35 заводов по производству боеприпасов, 5 заводов по производству танков и бронемашин, 8 авиазаводов, 5 заводов по производству военных судов, 5 заводов по производству управляемых ракет, 5 заводов по производству средств связи, 8 заводов химического и биологического оружия. Помимо этого, многие гражданские заводы могут быть с минимальными затратами переоборудованы для производства продукции военного назначения. Свыше 180 оборонно-промышленных объектов построено под землёй в горных районах.

Собственное производство позволяет КНДР содержать многочисленные вооружённые силы при относительно низких военных тратах. Оборонная промышленность имеет три направления производства: производство оружия, обеспечение военных поставок и производство продукции двойного назначения.

На текущий момент ВПК КНДР в целом находится на техническом уровне конца 70-х — начала 80-х годов ХХ века.

Тем не менее, активно развивающаяся ракетная техника КНДР позволяет не только обеспечивать свою армию ракетами класса «земля-земля», но и экспортировать их в другие страны. Активно ведутся работы в области создания межконтинентальных баллистических ракет и атомных технологий, что позволило успешно создать и испытать ядерное взрывное устройству и провести пуски баллистических ракет.

В целом, несмотря на тяжелое экономическое положение, КНДР способна производить большую часть необходимого для ведения боевых действий вооружения. Вместе с тем, КНДР нуждается в поставках высокотехнологичной техники, запасных частей и узлов, а также технологий из-за рубежа, в частности из стран СНГ.

Продукция ВПК КНДР экспортируется в ряд стран мира, преимущественно Африки и Ближнего Востока. Так, в 2008 году, по данным российских военных экспертов, за границу было продано вооружений и военной техники на сумму около 100 млн. долларов (преимущественно это были ракетные технологии, установки залпового огня и боевые корабли). Данная сумма валютной выручки является достаточно крупной для экономики КНДР.

Здесь необходимо добавить, что обладание ракетно-ядерным потенциалом неоднократно позволяло властям КНДР добиваться для себя заметных уступок от влиятельных держав, добиваясь увеличения экономической помощи и иных преференций.

«Нетрадиционные» внешнеэкономические связи КНДР
В связи со специфическим международным положением КНДР использует некоторые «нетрадиционные» сферы внешнеэкономической деятельности. От абсолютно «неконвенциональных» до вполне легитимных. К первым, например, относится выпуск фальшивых банкнот США (в чем КНДР неоднократно обвинялась Соединёнными Штатами, но все попавшие в публичный доступ данные носят явно пропагандистский характер). К последнему относится тот факт, что КНДР негласно занимает достаточно большую долю на мировом рынке мультипликации. Минимум уже два десятка лет, как европейские и даже американские мультипликационные и кино-компании (в частности Disney) негласно используют качественный и дешевый труд северо-корейских художников-мультипликаторов, работающих не западные компании непосредственно в КНДР.
Однако, по понятным причинам узнать статистику такой «нетрадиционной» внешнеэкономической деятельности едва ли не сложнее, чем международную статистику северо-корейского ВПК.

Источник: alter-vij.livejournal.com


Categories: Другое

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.