Почти сразу после выезда из Чернобыля мы приближаемся к очередному КПП. Это Лелёв, когда-то деревня с тысячей жителей на берегу пруда-охладителя ЧАЭС, а сейчас граница 10-километровой зоны отчуждения, территории, пострадавшей от катастрофы сильнее всего. Впереди ЧАЭС, железнодорожная станция «Янов», город-призрак Припять. Onliner.by продолжает серию репортажей из Чернобыля, Припяти и Славутича.

На туристов здесь смотрят с опаской, так как бед от них натерпелись уже немало. Многие воспринимают поездку в Чернобыльскую зону как увеселительную прогулку, доходит до анекдотичных случаев, которые, правда, едва не заканчиваются трагедией.

— Чего мы здесь только не насмотрелись! — вздыхает наш проводник Сергей Чернов. — Наверное, чемпионкой по глупости стала туристка из Москвы, которая приехала в Припять загорать. Я вел экскурсию, оглядываюсь, одного человека не хватает, молодой женщины. Начали искать, видим — она разделась до купальника и легла на мох, место, где радиация больше всего скапливается. Дозиметр, когда я его поднес ко мху, зашкаливает. А туристка наотрез с места сдвинуться отказывается, говорит, что ей подруги сказали, что чернобыльский загар, особенно если лежать на мху, не смывается целый год.


Еще один турист из России, подпив, потерялся в Припяти. Искали несколько часов, в конце концов группа, с которой он приехал, села в автобус и поехала в Киев, где был забронирован самолет.

— А как же ваш товарищ? — спросил я.

— Пусть Ваня сам как хочет, так и выбирается.

Искали мы этого «сталкера» целый день, подключили пожарных, милицию. Вечером увидели в районе, где он пропал, стаю волков, переживали, что встретились они не только нам. Нашелся турист лишь около двух часов ночи — на одной из улиц заброшенного города случайно увидели вдалеке отблески костра. Оказалось, что, отстав от группы, наш Ваня «употребил еще немного» и заснул. Проснулся — вокруг нет никого. Вечер, холод, пустой город. Развел костер и грелся.

Ваню привезли в гостиницу, он лег в горячую ванну отогреться и чуть там не утонул. В общем, сказали мы ему: «Ты, пожалуйста, больше сюда не приезжай».

Через пару километров после КПП очередная остановка. На горизонте показался один из самых интересных объектов зоны. Он известен как «Чернобыль-2», «Дуга», а в странах «вероятного противника» — как Russian Woodpecker, «Русский дятел», за характерный звук, издаваемый при работе в радиоэфире. В культовой игре S.T.A.L.K.E.R. он упоминается не иначе как «выжигатель мозгов».


Загоризонтная радиолокационная станция «Дуга», гигантская антенная решетка высотой более 100 метров, предназначенная для раннего обнаружения запусков агрессивной военщиной капиталистических стран межконтинентальных баллистических ракет, была принята на боевое дежурство незадолго до катастрофы 26 апреля 1986 года. Поражающий даже на таком расстоянии комплекс, судя по всему, обошедшийся Советскому Союзу в астрономическую сумму, простоял на боевом дежурстве около года, затем был законсервирован, частично демонтирован, но до сих пор остается пусть и недействующим, но режимным объектом. Наш проводник рассказывает о ходящих среди работающих в зоне отчуждения слухах, что один из энергоблоков Чернобыльской АЭС работал исключительно для обеспечения энергией объекта «Дуга».

Пересекаем технологическую железнодорожную ветку, ведущую на площадку третьей очереди ЧАЭС, так и не законченного строительства 5-го и 6-го энергоблоков станции. По путепроводу через водосбросный канал спокойно бежит по своим делам лиса — очередное свидетельство бурлящей в зоне дикой жизни, с которой приходится сталкиваться как командированным сюда специалистам и рабочим, так и самоселам.

— Зверья расплодилось действительно много, — рассказывает по дороге Сергей Чернов. — Я дважды видел стада кабанов по 50 голов. Знаменитые огромные сомы, которые водятся в канале, ведущем от пруда охлаждения реактора, до таких размеров выросли не от радиации. А потому что их никто не ловит, а туристы кормят на убой — рыбы, считай, уже почти ручными стали. Да что говорить — по Припяти постоянно животные гуляют, сам видел и косуль, и оленей, и зайцев, и волков.


Единственное изменение, которое заметил, — увеличились в размере насекомые. Несколько раз уже мы здесь видели огромных жуков, величиной, наверное, с половину моей ладони.

А впереди уже она, станция, источник жизни для одних и смерти для сотен и тысяч энергетиков, ликвидаторов и обычных жителей окрестных сел, поселков и городов. Четвертый энергоблок, на котором и случилась катастрофа, крайний слева, выделяется высотой объекта «Укрытие».

В январе 1967 года Госплан Украинской ССР определил место возведения первенца украинской атомной энергетики. Выбранная площадка находилась в 110 км севернее Киева (и всего в 11 км от границы с БССР), на берегу Припяти, на малопригодных для сельского хозяйства землях возле села Копачи Киевской области. Будущей станции-гиганту по ближайшему районному центру было присвоено название, как показала последующая история, пророческое — Чернобыльская. В мае 1970 года начинается разметка и выемка котлована под первый энергоблок. Так начиналась эта стройка, которую, естественно, тут же объявили «ударной», «всесоюзной» и «комсомольской».

Строительство станции затянулось. Первый энергоблок, планировавшийся к пуску в 1975 году, приняли в эксплуатацию только двумя годами спустя (14.12.1977), следующие сдавались примерно каждые два года.


чально известный четвертый был самым новым — на проектную мощность его вывели весной 1984-го. К моменту катастрофы ЧАЭС была одной из крупнейших атомных электростанций Советского Союза, установленная мощность составляла 4000 МВт, активно строилась третья очередь — энергоблоки №5 и №6. На момент аварии готовность пятого составляла около 80%, конечно же, достроить его было не суждено. Они так и стоят до сих пор в том виде, в котором их застало утро 26 апреля 1986 года. Справа видна градирня, достроенная примерно до половины высоты.

Традиционная для всех экскурсий на ЧАЭС остановка на ее обзорной площадке. Отсюда хорошо просматривается взорвавшийся четвертый энергоблок, спустя 7 месяцев после аварии накрытый саркофагом. Здесь же стоит памятник жертвам Чернобыля. Две руки обнимают саркофаг под раскачивающимся колоколом.

В этом году объекту «Укрытие» исполнится 27 лет. Огромная конструкция, на сооружение которой ушло 400 тысяч кубометров бетона, дряхлеет. В феврале этого года над машинным залом четвертого энергоблока произошел обвал площадью несколько сотен квадратных метров. В настоящее время по соседству со старым саркофагом идет возведение нового защитного сооружения, так называемого «конфайнмента».

В конце прошлого года был снят любопытный time-lapse процесса подъема арки нового саркофага.


Интернациональный проект, генподрядчиком которого выступает консорциум NOVARKA, куда входят 2 крупнейшие французские строительные корпорации Vinci и Bouygues, должен обеспечить безопасное для населения, персонала и окружающей среды функционирование объекта «Укрытие» на следующие 100 лет. Возведение огромной стальной арочной конструкции длиной 150 метров, высотой 108 и шириной пролета 257 метров планируется закончить к 2015 году, и обойдется оно, по некоторым данным, в сумму до миллиарда евро.

Неподалеку от ЧАЭС находится железнодорожная станция «Янов». Отсюда 27—28 апреля 1986 года эвакуировалась часть жителей города Припять и окрестных населенных пунктов, в дальнейшем станция долгое время не использовалась, а на ее путях хранилась пораженная радиацией железнодорожная техника.

Среди обывателей «Янов» слывет опасным местом, говорят, что туристам тут удается побывать очень редко, в основном станцию показывают с близлежащего моста. Но наш проводник спокойно направляет машину прямо к железнодорожным составам.

Весенний паводок, поднявший воды Припяти до рекордного за двадцать лет уровня, добрался и сюда. Талая вода образовала неподалеку полноценное озерцо, и вода медленно и неумолимо подступает к станционным зданиям. Туалет уже подтопило, чтобы добраться к нему, приходится балансировать на шатких мостках.

Нам навстречу выбегает собака и заливисто лает. Из темноты дверного проема одного из зданий появляется грузный мужчина. Пытаемся завязать беседу.


— Давно здесь работаете?

— Уже много лет, даже в момент взрыва на энергоблоке…

— Расскажите подробнее.

Мужчина, увидев диктофон и фотоаппараты, сразу теряет к нам интерес, с досадой машет рукой и, не говоря ни слова, возвращается в темноту комнаты.

Приходится осматривать станцию самостоятельно. В настоящее время жизнь сюда вернулась. Один из путей был реконструирован, сюда осуществляется подвозка грузов, использующихся при строительстве нового саркофага. Около покрашенного темно-серой краской типового вокзальчика 1950-х, бывшего когда-то основным для соседнего атомограда, работает строительная техника, лежат ярко-желтые фермы башенного крана.

Чтобы попасть к покинутому жителями городу Припять, необходимо пересечь автомобильный путепровод через железную дорогу, ведущую к Янову. Его называют «Мостом смерти», и это одна из самых известных легенд, связанных с зоной.

— Я, конечно, считаю ее байкой; возможно, определенная доля истины есть, как и во всем народном творчестве, — говорит наш проводник. — Говорят, мол, что после взрыва, утром 26 апреля, над станцией было удивительное свечение, и чтобы рассмотреть его получше, сюда пришло много народу. В основном женщины и дети — несчастные получают смертельную дозу облучения. Другие рассказывают, что 26-го здесь стояли милиционеры, которые охраняли мост. Наряд, стоящий ближе к Припяти, выжил, а вот те, что несли службу на другой стороне моста, у Рыжего леса, все погибли.


О легендарном Рыжем лесе сейчас напоминает лишь несколько высохших деревьев. Говорят, что раньше это была высушенная радиацией обширная территория, из-за характерного цвета мертвой хвои лес и прозвали Рыжим.

Перед третьим за день КПП мы останавливаемся у бывшего городского автовокзала и уже здесь начинаем ощущать непередаваемую никакими фотографиями припятскую атмосферу большого города, в одночасье оставленного людьми и теперь находящегося в полном распоряжении природы. Сегодня Припять — «охотничьи угодья» сталкеров.

— Они действительно сюда часто заходят, — признает Сергей Чернов. — Но честно говоря, до сих пор не понимаю, кто это такие и отчего этим так бахвалятся. Слово звучное, конечно, только за ним — пустой звук. Я вот по зоне уже не десять лет хожу, считай, каждый день. Я что — сталкер? А вот прыщавый пацан, нацепивший камуфляж, один раз тут пройдется (сдуру может еще и радиации хватануть) и в интернете фотографии выкладывает, показывает, какой он герой. Хотя грозил ему максимум штраф — 50—60 долларов.

Нет тут никакой романтики. Дома в Припяти разграбили мародеры, их отчего-то тоже некоторые сталкерами называют. А ведь произошло это за первые четыре года после аварии, когда в городе еще работали люди. Вот некоторые из них и не гнушались лазить по оставленным квартирам и выносить ценные вещи. Сейчас мародеры лишь изредка в Припяти появляются, пытаются металл отсюда вывозить.


Благодаря старым советским альбомам с фотографиями Припяти мы можем попытаться хотя бы примерно представить, каково это было — жить в атомограде до той самой роковой апрельской ночи.

Теперь в месте, откуда когда-то ежедневно отправлялись десятки ЛАЗов и «Икарусов» по пригородным и междугородным маршрутам, разруха и запустение.

Новый город для работников станции начал строиться 4 февраля 1970 года, когда неподалеку от железнодорожной станции «Янов» и одноименного поселка был забит традиционный «первый колышек» и вынут символический «первый ковш грунта» на площадке будущего атомограда. Быстро сдаются первые дома, административные и служебные здания, прокладывается инженерная инфраструктура. 14 апреля 1972 года выходит указ Президиума Верховного совета УССР, гласящий: «Присвоить нововыстроенному населенному пункту Чернобыльского района Киевской области наименование — поселок Припять». Так на картах появляется топоним, которому спустя всего 14 лет наряду с Чернобылем предстояло стать известным на всю планету.

Здравствуй, город атомостроителей!

Теперь въездной знак, по-прежнему аккуратно покрашенный, приветствует разве что персонал зоны отчуждения и не таких уж частых туристов.

Вместе со станцией рос и город-спутник. Генеральный план атомограда был разработан в 1968—1970 годах институтом «УралТЭП» («Уралтеплоэлектропроект»), с начала 1970-х проектирование Припяти осуществлялось архитектурно-планировочным отделом ВНИИ «Гидропроект» творческой группой во главе с архитектором В. Григорьевым. Первые эскизы застройки Припяти, разработанные институтом «Уралтеплоэлектропроект» в 1968-м. Спорткомплекс планировалось назвать «Уран».


Как и любой новый советский город 1960-х—1980-х, Припять фактически представляет собой один большой жилой район, застроенный преимущественно крупнопанельными 5—16-этажными домами типовых серий. Спальные микрорайоны (всего их в Припяти в той или иной степени успели построить пять) окружают сформированный в центре города на пересечении основных его магистралей (просп. Ленина и ул. Курчатова) общественно-административный центр, выходящий одной из своих сторон к реке Припять и речному вокзалу. Макет общегородского центра и первых трех микрорайонов.

На фотографии 1985 года, всего за год до аварии, Припять смотрелась не иначе как городом светлого социалистического будущего.

А теперь это же место выглядит так.

На строительстве собственно атомограда не экономили. За короткое время, всего за 15 лет, в полях местного колхоза им. Калинина был возведен полноценный город на 50 тысяч жителей, обеспеченный всем необходимым для комфортной по тем меркам жизни. Современные многоэтажки сопровождались многочисленными магазинами, включая специализированные, столовыми и кафе. В Припяти успели построить развитый общественный центр с Дворцом культуры, гостиницей и рестораном, бассейн «Лазурный», стадион «Авангард», кинотеатр «Прометей», музыкальную школу, больницу и профилакторий, пять средних школ, пятнадцать детских садов и одно ПТУ, свой парниково-тепличный комбинат.


Город был прекрасно благоустроен, при его строительстве старались максимально сохранить существовавший на части его территории лес, многие общественные здания получили щедрое художественное оформление, мозаики, витражи, улицы были украшены декоративными скульптурами. 1 мая 1986 года планировалось открыть городской парк культуры и отдыха с аттракционами, которые так и не успели заработать.

Как и любой атомоград, Припять хорошо снабжалась продуктами питания и промтоварами, работники АЭС получали отличную по советским меркам зарплату, город был молодым, молодым было его население. На старых фотографиях Припяти его улицы переполнены детьми.

Где сейчас эти маленькие футболисты с надписью «Припять» на груди?

— Я Припять строил вместе с будущей женой, работая в студенческом отряде. Здесь же мы расписались, — вздыхает Сергей Анатольевич. — Конечно, очень грустно, вспоминая, каким этот город был, наблюдать, во что он превратился.

Буквально физическое ощущение человеческой трагедии не покидает, вероятно, никого из тех, кто приезжает в этот город-призрак. Дом книги, главный книжный магазин Припяти на ул. Дружбы народов.

Он же спустя 27 лет из-за забора с колючей проволокой, которой Припять обнесена по периметру. Справа — первая городская девятиэтажка, на крыше которой сохранился фрагмент лозунга «Слава труду».

Памятник Дружбе народов в начале одноименной улицы.

Сейчас за деревьями его уже почти не разглядеть.

КПП на въезде в город охраняют два человека в камуфляже. Наш проводник передает одному из них документы, и шлагбаум, перекрывающий дорогу в мертвый город, поднимается.

Проехав по проспекту Ленина, оказываемся на центральной площади города. Так главная улица города выглядела раньше.

А так она выглядит сегодня.

Улица Курчатова, на перекрестке которой с проспектом Ленина был создан главный общественный центр Припяти. Справа так называемый «Белый дом», где проживало начальство города и станции, на первом этаже магазин «Радуга».

Начальства здесь уже давно нет, магазин разграблен, и только две желтые телефонные будки на углу напоминают о старом снимке из той жизни, что была до катастрофы.

Масштабы обрушившейся на Припять катастрофы понимаешь, сравнивая архивные фото города с его нынешним состоянием. К примеру, вот дворец культуры «Энергетик» в середине 1980-х.

Поражаешься тому размаху, с которым природа взяла обратно отвоеванное, казалось бы, навсегда человеком. Деревьев перед ДК на снимке 1985 года нет вовсе.

Рядом с дворцом расположена гостиница «Полесье».

Поднимаемся на смотровую площадку, расположенную на последнем этаже, минуя фойе, заполненное битым стеклом и обветшалой мебелью, провалы лифтовых шахт, лестничные пролеты с выбитыми стеклами и стенами, краска на которых облезает как при лучевой болезни. Вот, наконец, открытое пространство, где, кажется, вся Припять как на ладони. На голом цементе, пробив кафель, здесь выросло несколько берез.

Горисполком. Обратите внимание на 3 маленькие елочки, растущие перед центральным входом в здание.

Прошло 27 лет.

Городская школа искусств, украшенная монументальной мозаикой.

Кинотеатр «Прометей».

Комбинат бытового обслуживания.

Магазин «Светлячок» и комплекс общежитий.

Бассейн «Лазурный».

Это был последний объект, более-менее полноценно действовавший по первоначальному назначению. До середины 1990-х им пользовались работавшие в зоне вахтовики.

Уже несколько лет одной из достопримечательностей Припяти стали «Тени Хиросимы» — граффити, изображающие силуэты людей, живших здесь когда-то.

Проектировщики постарались избавить Припять от участи моногорода, вся жизнь которого сконцентрирована вокруг одного градообразующего предприятия. Кроме ЧАЭС, здесь успели возвести загадочный завод «Юпитер», формально числившийся в производителях бытовой электроники, но на самом деле, скорее всего, работавший на всемогущую советскую оборонку. Еще больше построить не успели. Планировалось, что с введением в строй пятого и шестого блоков ЧАЭС население Припяти вырастет в конечном итоге до 80 тысяч жителей. До конца 1980-х здесь предполагали возвести еще два крупных торговых центра, Дворец пионеров (это здание на проспекте Строителей успели начать строить), новый двухзальный кинотеатр, дворец искусств «Юбилейный» и вторую гостиницу («Октябрь»), еще два спортивных комплекса. К северо-востоку от существовавшей застройки успели даже намыть новую площадку для размещения будущих микрорайонов.

Все это грандиозное будущее и относительно безоблачное настоящее идеального города-сада оборвалось в 1:23, в ночь с 25 на 26 апреля 1986 года, когда бетонная крышка реактора РБМК-1000 четвертого энергоблока АЭС была подброшена тепловым взрывом на высоту 20 метров, перевернулась в воздухе и упала ребром обратно, разворотив всем своим железобетонным 3000-тонным весом верхнюю часть активной зоны реактора.

Решение об эвакуации населения Припяти было принято только спустя более чем сутки после аварии, утром 27 апреля, когда окончательно стали понятны масштабы произошедшей катастрофы. В 13:10 по радио было объявлено о сборе всех жителей у своих подъездов в течение часа. В городе находилось около 47 тысяч человек, включая 17 тысяч детей. Практически всех их вывезли сконцентрированными заранее вокруг атомограда 1200 автобусами в течение следующих двух с половиной часов на пункты дезобработки и размещения. Эвакуация была объявлена жителям как временная мера, с собой разрешали брать только необходимые вещи и продукты питания. Уезжая из своих домов, а для многих уже и родного города, обратно абсолютное большинство припятчан не вернулось.

Спустя 2 года работники Чернобыльской АЭС и члены их семей стали заселяться в новый город-сад, Славутич, а Припять превратилась для кого-то в кошмарное настоящее, для кого-то — в атмосферную локацию популярной компьютерной игры. Но для десятков тысяч бывших ее жителей — это по-прежнему светлое прошлое, оставшееся лишь в воспоминаниях и старых снимках.

Рассказ о Славутиче, последнем советском городе атомщиков, строили который всем миром, силами восьми советских республик, вы сможете прочитать завтра.

Источник: realt.onliner.by

Что нужно знать о Чернобыльской АЭС

26 апреля 1986 года в 01:23:47 по московскому времени на четвертом энергоблоке Чернобыльской атомной электростанции, или ЧАЭС, произошел взрыв. Активная зона реактора была полностью разрушена, и в атмосферу попали тонны радиоактивных веществ.

Уже на следующий день население Припяти эвакуировали. В течение месяца власти отселили 116 тысяч человек. Тогда же в радиусе 30 километров от станции установили зону отчуждения, где до сих пор действует контрольно-пропускной режим.

В бассейне в Припяти кто-то переставил время на часах на момент взрыва

Для меня стало сюрпризом, что вскоре после аварии остальные три энергоблока станции продолжили работать и производить электричество. Первый из них ввели в эксплуатацию уже в октябре 1986 года, второй — в ноябре. Третий, технически связанный с четвертым, снова заработал в декабре 1987, а в 1988 году персонал станции стали переводить на безвахтовый метод работы.

В 1995 году Украина подписала соглашение со странами «Большой семерки» об остановке работы ЧАЭС. Станция функционировала вплоть до 2000 года и за это время произвела больше электроэнергии, чем до аварии.

Процесс может затянуться из-за нехватки финансирования и технических трудностей: в интервью Deutsche Welle заместитель генерального директора ЧАЭС Валерий Сейда говорил, что до сих пор нет технологии безопасного извлечения графита из реакторов.

Это саркофаг — купол над четвертым энергоблоком Чернобыльской атомной электростанции. Он защищает окружающую среду от выхода радиации. Купол построили в 2019 году над саркофагом «Укрытие» 1986 года, потому что боялись его разрушения

Украинские власти поощряют развитие туризма в ЧЗО. Президент Украины Владимир Зеленский заявил, что зона отчуждения должна превратиться в зону возрождения и стать магнитом для внутренних и иностранных посетителей. Поэтому сейчас украинские власти стараются популяризировать Чернобыль как туристический объект.

Безопасно ли посещать Чернобыльскую зону отчуждения

Туроператоры говорят, что в маршруты экскурсий включены только безопасные места. Ежегодно дозиметристы замеряют уровень радиации в зоне и местах, которые посещают путешественники. Уровень не превышает критический — если отправиться в тур на несколько дней, последствий для здоровья не будет. «Чернобыль-тур» пишет, что общая доза облучения за десять часов тура по ЧЗО равна дозе за часовой полет на самолете и в 160 раз меньше дозы за одну флюорографию. Безопасный уровень радиации — до 30 микрорентген в час, а при полете на высоте 10 километров в средних широтах доза за час полета в среднем составляет 300 микрорентген.

Благодаря времени и усилиям ликвидаторов радиационный фон сильно повышен только рядом с АЭС. Пример такого места — известный Рыжий лес. Это сосновый массив, который принял на себя значительную дозу радиации и из-за этого сменил цвет на красно-бурый. Те самые деревья снесли бульдозерами и захоронили, на их месте выросли новые. Но фон в этих местах по-прежнему повышен.

Наш пеший нелегальный маршрут пролегал через Рыжий лес. Мы замеряли показатели радиации дозиметром, и прибор показывал несколько сотен микрорентген, поэтому мы больше часа шли без привала, пока его не миновали.

Другое радиоактивное место — медсанчасть № 126 в Припяти. Именно туда привозили первых пострадавших от аварии — сотрудников станции и пожарных, которые тушили возгорание. Их фонящую одежду и обувь сбрасывали в подвал, где показатели дозиметра зашкаливают даже сейчас. Основной вход вниз засыпали песком, но сталкеры продолжают пробираться туда на свой страх и риск.

Чтобы отслеживать радиационный фон в режиме реального времени, экскурсантам на время поездки предлагается взять в прокат дозиметры-радиометры от турагентства. Цена у разных операторов отличается, в среднем это стоит 7 $⁣ (523 Р).

У нас с собой тоже был дозиметр, который подавал звуковой сигнал при значительном превышении радиации. Радиофобии во время похода я не испытывала. Меня успокаивало, что в зоне работает несколько тысяч человек и ежедневно бывает множество туристов — это было бы невозможно, если бы риски были слишком высоки.

Самым радиоактивным местом, которое я видела, стал грейферный ковш, который использовали при разгребании завалов после аварии. Сунув внутрь дозиметр, мы зафиксировали 5240 микрорентген в час при норме до 30 микрорентген в час, хотя, уверена, могли бы и больше. The Sun пишет, что в нем замеряли до 39 800 микрорентген в час — его называют «ковшом смерти». Мы шли к ковшу на свой страх и риск и провели рядом с ним мало времени
Так выглядит могильник «Песчаное плато» — место захоронения радиоактивных отходов. Если бы не дозиметр с зашкаливающими показателями и не карта, легко можно подумать, что идешь по ничем не примечательному полю

Правила въезда на Украину

Из-за напряженных отношений между правительствами России и Украины въехать в последнюю для россиян не так-то просто. Все осложняет пандемия и коронавирусные ограничения.

На Украину россиян пускают, если у них есть:

  1. приглашение от частного лица, например друга, которое оформлено у нотариуса;
  2. приглашение на лечение в местной клинике;
  3. родственник, который живет на Украине.

Выехать из России по земле разрешат, только если есть основания, например родственники-украинцы или приглашение от клиники.

Через российско-украинскую границу. В первый визит на Украину этим летом мы со спутником пересекали границу с приглашениями от стоматологической клиники. Кроме документа у нас при себе была медицинская страховка, которая покрывает лечение от коронавируса, свежий ПЦР-тест, бронь отеля и выписка с банковского счета. На границе нас заставили сделать еще один ПЦР-тест — это обошлось нам в 2100 Р с человека. Сейчас эту практику отменили.

По моим наблюдениям и чужим рассказам, на границе к мужчинам придираются сильнее, чем к женщинам. Например, меня пропустили, просто сфотографировав приглашение. Моему спутнику задали несколько провокационных вопросов: не воевал ли он в Донбассе, не был ли в Крыму и так далее.

Через белорусско-украинскую границу. В августе 2021 года Украина ввела обязательный 14-дневный карантин для тех, кто въехал из России и находился там больше семи дней за последние две недели. На самоизоляцию не должны уходить только те, кто привит вакцинами, одобренными ВОЗ. Если путешественник въедет на Украину из Беларуси или любой другой страны, кроме Индии, карантин продлится 10 дней. Его можно не проходить, если получить отрицательный результат ПЦР-теста.

Чтобы не сидеть на карантине, во второй раз мы с товарищем въезжали через Беларусь. Из-за того, что страна не ставит в загранпаспорт печать о дате въезда, отследить длительность пребывания там невозможно.

Когда вы загрузили результат ПЦР в приложение, не удаляйте его. На выезде пограничники могут попросить его запустить, чтобы проверить, соблюдал ли ты карантин и на каком основании его отменил.

Как легально посетить Чернобыльскую зону отчуждения

Единственный легальный способ посетить ЧЗО как туристу — заказать экскурсию в одной из лицензированных компаний. Они предлагают групповые и индивидуальные туры. Продолжительность визита — до пяти дней, таковы требования радиационной безопасности. Средняя цена однодневного тура для неграждан Украины — около 100 $⁣ (7474 Р).

Чтобы отправиться в тур, нужно сообщить туроператору свои данные: ФИО, дату рождения, серию и номер загранпаспорта. Если едете с индивидуальным туром на своей машине, также нужны ее марка и номер.

На дрон оформляют отдельный пропуск с его серийным номером, маркой и моделью. Использовать его можно не везде. Разрешенные места подскажет сопровождающий.

Зачем путешественники едут в Припять нелегально

Кроме легальных посетителей в Припяти бывают и нелегальные — те, кто попадает в Чернобыльскую зону отчуждения без разрешения. Они называют себя сталкерами — по аналогии с героями повести братьев Стругацких. Их манит возможность самостоятельно исследовать разные места, в том числе закрытые для посещения, без ограничений по времени и без других туристов. Для сталкеров такой поход — это отдельное приключение: они проходят десятки километров, чтобы добраться до Припяти, ночуют в заброшенных деревнях и квартирах, скрываются от полиции и пограничников.

До недавнего времени сталкерам грозил незначительный штраф — в среднем 800 UAH⁣ (2152 Р). Еще иностранные граждане получали в паспорт печать об ограничении пребывания и были обязаны покинуть страну в обозначенный срок, например через 5 дней. Впоследствии такая печать может стать причиной для отказа во въезде в страну.

Украинские власти планируют принять законопроект № 4156, согласно которому за незаконное проникновение в зону отчуждения будут штрафовать на 3400⁠—⁠5100 UAH⁣ (9146⁠—⁠13 719 Р). Штраф за повторное правонарушение в течение года — 13 600 UAH⁣ (36 584 Р). На момент написания материала законопроект находится на втором чтении в Верховной раде.

Как я пересекла границу зоны отчуждения

Я изначально планировала посетить зону нелегально. Мне хотелось спокойно пофотографировать Припять и увидеть не только главные достопримечательности, но и непопулярные места.

Жители деревни сразу понимают, что в такой глуши забыл незнакомец с большим рюкзаком, и запросто могут сдать его в руки правоохранительных органов. Поэтому оба раза мы со спутниками предпочли ехать до поселения на такси, а не на общественном транспорте. Номером проверенного таксиста, который уже много лет возит сталкеров к границе зоны и обратно, со мной поделились друзья. Поездка от Киева до точки старта стоила нам 1500 UAH⁣ (4035 Р) за машину. Мне рассказывали, что есть и другой таксист, который окольными путями может довезти чуть ли не в саму Припять, но стоит это 5000 UAH⁣ (13 450 Р).

Большая часть пути в Припять пролегает по остаткам дорог, но есть и менее комфортные участки — например поле. По нему особенно неприятно идти ночью, учитывая, что фонарь включать нельзя: его будет видно издалека. Мы разве что подсвечивали путь экраном телефона.

В первый поход я несколько раз чуть не подвернула ногу: в траве попадаются ямы. Во второй раз было легче: светила полная луна. К тому же за сезон нелегальные посетители зоны протоптали в поле тропинки — настолько широкие и отчетливые, что мы в шутку называли их сталкерскими магистралями.

Пожалуй, самый неприятный участок пути — переход через реку Уж. Она течет у самой границы зоны отчуждения. Речка не очень широкая и глубокая, но переходить ее надо вброд. За два похода я пересекла Уж в трех точках. Глубина варьировалась от «по колено» до «по нижнюю кромку трусов». Также на уровень воды влияет сезон: весной, когда тает снег, даже через брод приходится идти по шею в воде, держа рюкзаки над головой. В летнюю жару пересекать реку нетрудно, а вот осенью, стуча зубами от холода, — неприятно.

Переправа всегда была одним из самых напряженных моментов похода. Здесь высокий риск столкнуться с патрулем. В этот момент сталкер особенно уязвим: требуется время, чтобы раздеться и одеться. Именно у реки многие попадаются. Так произошло и с нами во вторую поездку.

Мы с товарищами выбрали самый популярный брод в окрестностях, хорошо известный службам правопорядка. Когда мы уже разделись по пояс и готовились проверять глубину, чтобы убедиться, что правильно нашли точку, из темноты выступили два силуэта.

Они довольно дружелюбно спросили: «А ви що, сталкеры, что ли?»

Я уж было решила, что мы столкнулись с коллегами по увлечению, но незнакомцы зажгли фонари — и в их свете я увидела пограничный камуфляж и автоматы. У меня душа ушла в пятки: я испугалась, что больше не смогу въехать на Украину.

Совладав со страхом, я решила попробовать убежать. Я была ближе к реке и, предположив, что по воде меня догонять не станут, рванула через брод. К счастью, преследовать меня и правда не стали. Я около часа пряталась в зарослях, а после через другой брод перешла обратно и договорилась с таксистом, что он меня заберет.

Моего же спутника доставили в отделение полиции, где продержали всю ночь, а после выпустили со штрафом в 800 UAH⁣ (2152 Р) и печатью в паспорте об ограничении пребывания до пяти дней. Оказалось, кто-то из местных жителей увидел наше такси на подъезде к точке старта и пожаловался пограничникам.

Арест моего спутника даже попал в российские новости

Мы с товарищем заранее договаривались, что при риске ареста каждый сам за себя: какой смысл попадаться вдвоем, если у кого-то есть шанс удрать? Поэтому на меня он не обижался. Мы оба были очень подавлены случившимся. Но учитывая, что с такой печатью у моего товарища, скорее всего, будут проблемы с въездом, решили, что ему нельзя упускать шанс посетить Припять. Поэтому на следующий день предприняли еще одну попытку — на этот раз успешную.

Другое место, где риск попасться правоохранителям особенно высок, — конечно, сама Припять. Полицейские устраивают засады в популярных у сталкеров точках, ловят их, когда замечают на крышах и улицах, находят по свету фонарей. Иногда они организовывают рейды по домам в поисках квартир, где обосновались нелегальные посетители ЧЗО. К счастью, за оба визита в Припять я ни разу даже издали не видела полицейского — только припаркованные на дороге машины. Но они могли принадлежать гидам или туристам, приехавшим на индивидуальную экскурсию.

Припять

Молодая Припять была обеспеченным городом. Со всего Союза в город съезжались специалисты, которые верили в силу мирного атома: здесь их ждали высокие оклады и отсутствие дефицита. По данным последней переписи, там жило 47,5 тысячи человек.

В Припяти была продуманная инфраструктура. В пяти кварталах возвели 160 жилых домов и 26 общежитий, 15 детских садов и пять школ, медсанчасть и три поликлиники, 25 магазинов, 27 заведений общепита и четыре предприятия. Кроме того, здесь построили кинотеатр на 1220 мест и Дворец культуры, а к причалу Припяти приставали прогулочные «Метеоры» и речные трамваи. Осмотреть все это путешественнику за один или даже за несколько визитов просто нереально — приходится выбирать.

Еще я заглянула в бассейн и парк аттракционов — пожалуй, самые узнаваемые локации Припяти. По словам знакомых сталкеров, именно здесь чаще всего устраивают полицейские засады, поэтому мы осматривали оба места спешно. Но я испытывала восторг, даже снимая на бегу. Меня поражали локации, которые я до этого десятки раз видела на снимках. Больше удовольствия получат только фанаты игры «Сталкер»: многие места Припяти отражены в ней довольно точно.

Мы снимали парк развлечений быстро еще и потому, что там повышенный радиационный фон
Знаменитый бассейн «Лазурный». Он работал даже после катастрофы, вплоть до 90-х — сюда приходили заниматься спортом работники атомной станции и ликвидаторы

В Припяти я поднялась на несколько крыш, в том числе на отель «Полесье» и одну из двух шестнадцатиэтажек с гербом. С «гербового шестнаря» — так это место называют сталкеры — открывается лучший вид на город.

На крышах я встречала рассветы и закаты. Панельки с зияющими оконными проемами, алые в лучах солнца, вовсе не выглядели печально — наоборот, я чувствовала покой и умиротворение. Сначала я мысленно пожалела легальных посетителей зоны, которым доступ в здания и на крыши запрещен, но потом видела не одну явно туристическую группу на крыше в дневное и сумеречное время. Очевидно, их гиды каким-то образом договаривались с полицией и охраной.

Несмотря на запреты, встречали мы туристов и в зданиях. Однажды нам пришлось прятаться от индивидуальной экскурсии, которая зашла в один с нами подъезд пятиэтажки. Мой товарищ укрылся на кухне за плитой, а я залезла в шкаф.

И мы, и экскурсанты пришли в этот дом, чтобы увидеть восстановленную квартиру. Группа сталкеров, которые уже много лет ходят в зону, реконструировала несколько помещений в Припяти. Теперь они выглядят как на момент аварии.

В первый поход я увидела восстановленную комнату в детском саду, во второй — гостиную и кухню. Найти их самостоятельно в огромном городе едва ли получилось бы — места подсказали знакомые. Я обещала им ни с кем не делиться геолокацией, поэтому в статье могу показать только фото.

Особенно меня впечатлила комната в детском саду. Кровати застелены, на стенах висят плакаты, на полках расставлены игрушки — кажется, будто на дворе 28 апреля 1986 года. Пожалуй, если бы я наткнулась на это место случайно, стало бы жутко. Восхищает труд ребят, которые десятки километров тащили в рюкзаках краску для стен и собирали по всему городу сохранившиеся игрушки, чтобы восстановить облик помещения.

В целом посещать жилые помещения менее интересно, чем общественные здания. В квартирах почти ничего не сохранилось, кроме крупногабаритной мебели и техники. То, что сразу не украли мародеры, выбросили из окон и захоронили ликвидаторы, чтобы лишить расхитителей добычи и избавить жителей города от соблазна вернуться за своим имуществом.

Вандалы не пощадили восстановленную комнату и оставили на стене матерную надпись, которую пришлось замазать в «Фотошопе». К моему второму визиту ее уже закрасили
Куклы на кроватях выглядят жутко
Так выглядит типичная комната в Припяти. Батареи стали добычей черметчиков. Осталось только то, что бесполезно или невозможно украсть

Учреждения сохранились намного лучше. Прежде я уже бывала в заброшенных школах и детских садах, но в современных. Те, что я посетила в Припяти, словно перенесли меня в прошлое, в советские фильмы, которые я смотрела в детстве.

На стенах учреждений висели плакаты с коммунистическими лозунгами, на полках стояли книги, по которым учились мои родители, а с портретов смотрели партийные лидеры. Я ощущала себя археологом на руинах цивилизации, о которой много читала и смотрела, но которую не застала.

Еще меня сильно впечатлило то, как изменилась Припять за 35 лет почти без людей. Природа здесь постепенно, но настойчиво берет свое. Густые кроны почти скрыли за собой многоэтажки, а дворы превратились в настоящие джунгли.

В Припяти я чувствовала себя так, словно попала на картины Владимира Манюхина — художника, чьи изображения постапокалиптической Москвы разлетелись по сети. Глядя на панельки, привычные глазу всех живущих на постсоветском пространстве, я легко представляла такое в любом российском городе, в том числе в своем родном, и от этого по спине пробегал холодок.

Силуэты панелек, выглядывающие из зарослей, заставили меня задуматься о суетности жизни

«Дуга»

Одна из главных достопримечательностей зоны отчуждения — радиолокационная станция «Дуга». Эта металлическая конструкция, построенная для раннего обнаружения пусков межконтинентальных баллистических ракет, впечатляет своими масштабами.

«Дуга» входит в программу большинства туров в зону, но легальным туристам, конечно, нельзя на нее подняться. Для меня это было самым интересным, и я рискнула. Нижний уровень лестницы спилили, поэтому первые несколько метров пришлось карабкаться по металлическому тросу с плашками, на которые можно опираться. Дальше шла череда лестниц, которые, несмотря на возраст и отсутствие ухода, сомнений в своей прочности у меня не вызвали. Хотя наверняка сказать, конечно, нельзя — так что лучше не повторять мой опыт.

С высоты 135 метров открывается вид на бесконечные массивы деревьев, саркофаг и Припять вдали. Особенно здорово встречать здесь рассвет и наблюдать, как солнце постепенно озаряет лесное море. Но в целом «Дуга», в отличие от Припяти, показалась мне местом, которое достаточно увидеть однажды, — второй раз я согласилась пойти туда только из-за уговоров товарища.

«Дуга» расположена в отдалении от Припяти и других населенных пунктов. Выросшая посреди леса гигантская металлическая конструкция впечатляет масштабами
В первый раз на «Дугу» я пошла одна: мои спутники торопились на автобус из Киева в Россию, так что мы разделились. Поэтому фотография наверху у меня появилась только во вторую поездку

Поселки в зоне отчуждения

В домах мало что сохранилось, у некоторых обвалились крыши. Но заглядывать в них все равно любопытно: где-то найдешь пластиковую игрушку на окне, где-то — газету об Олимпиаде-80, а где-то — фотографию бывшего жильца. Правда, по сравнению с Припятью в поселках не ощущаешь масштаба произошедшего: мало ли заброшенных деревень на постсоветском пространстве.

В одном из сельских домов сталкеры обустроили приют для отдыха. Сюда со всего села стащили мебель, украсили стены плакатами и надписями, а на столе оставили тетрадь, где посетители могут записать свои имена. Те, кто выходит из зоны, оставляют там лишние припасы.

Ночевать в подобных местах небезопасно: о них знает много людей, в том числе и охрана, поэтому могут нагрянуть с проверкой. Но во время походов мы все равно ненадолго заглядывали в этот дом, чтобы выпить чаю. Оба раза встречали там других сталкеров. Это очень радостное ощущение — словно посреди океана встречаешь другое судно. Можно обменяться новостями и опытом, обсудить впечатления и чем-нибудь друг друга угостить.

Ночевки и быт во время нелегального похода

В Припяти сталкеры живут в квартирах. Те, кто ходит в ЧЗО часто, стараются сделать свое пристанище уютным, насколько это возможно: притаскивают мебель и предметы интерьера из других домов, заклеивают окна черной пленкой или мусорными пакетами, чтобы можно было зажигать свет. Увы, такого обустроенного жилья я ни разу не видела, оба раза мы останавливались в обычных квартирах. В первой мы спали на полу на туристских ковриках. Во второй был диван — я разместилась на нем, тоже предварительно постелив коврик.

Осенью ночевать в квартире было холодно даже в зимнем спальнике. В нашей комнате сохранилось остекление, но в соседней окна были выбиты — и оттуда дуло. По ночам температура опускалась ниже нуля, у нас замерзала вода в бутылках. Удивляюсь, что некоторые сталкеры ходят в ЧЗО даже зимой.

Во время нашего осеннего похода пару ночей стояла минусовая температура, листья покрылись инеем
Для отдыха в поселке по пути мы выбрали чердак одного из домов, где нас вряд ли бы кто-то нашел

Во время пребывания в Припяти мы ложились спать, когда становилось темно, а как только светлело — выбирались на прогулку. Это самое безопасное время для исследования города: легальных посетителей нет, а риск встретить полицию или охрану минимален. Гулять можно и днем, но с большей осторожностью. Приходится избегать встреч не только с правоохранителями, но и с туристическими группами: гиды могут доложить, что видели сталкеров.

С собой мы брали горелку и еду на все четыре-пять дней пребывания: сублиматы, лапшу и каши быстрого приготовления, колбасу и паштеты, хлеб и шоколадные батончики. Оба раза мы перестарались с запасами. В первый раз оставшийся провиант я забрала с собой, во второй — спрятала в заброшенной квартире для друзей, которые собирались посетить Припять после нас.

Обязательным пунктом ежедневного расписания был поход за водой. В самом городе и по пути в Припять есть лишь несколько точек, где ее можно набрать. Их я заранее узнала у друзей. Мы пополняли запасы в трубном коллекторе, где скапливалась дождевая вода. Для этого нужно открыть люк, спуститься по ржавой лесенке и наполнить бутылки, стоя враспор на трубе и лесенке. После мы пропускали воду через фильтр, чтобы очистить ее от сора и возможных радиоактивных частиц, и кипятили.

Я фильтрую воду, которую мы набрали в коллекторе

Люди

За два похода я встретила шесть групп сталкеров: четыре украинских, одну французскую с местным проводником и двух венгров. С последними мы столкнулись ночью на подходе к Припяти. Ребята устроили привал на сталкерской тропе, чтобы дождаться, пока немного рассветет, и продолжить путь. Люки в Припяти давно отправились в чермет, и венгры боялись провалиться. Наткнувшись на двоих лежащих посреди леса камуфлированных парней, я в первые секунды очень перепугалась. Но когда я услышала английскую речь и увидела ошарашенные лица 19-летних ребят, то поняла, что это коллеги по увлечению. Мы разговорились с ними, в итоге остановились в одной заброшенной квартире и вместе исследовали город.

Во второй раз по дороге к «Дуге» мы встретили двух местных сталкеров. Мы вместе залезли на антенну, а потом добирались до Киева на машине их друга, который приехал встречать их у границы зоны.

Фото на память: я, мои спутники и двое венгров — справа

Животные

Периодически мы встречали в зоне отчуждения животных. Когда я продиралась через заросли во дворе в Припяти, видела, как от меня убежал заяц. Однажды в окно квартиры на четвертом этаже, где мы ночевали, постучались — оказалось, что это белка.

Оба раза нам встречались лошади Пржевальского. В 90-е годы тридцать особей завезли на территорию зоны в рамках эксперимента, и они размножились — сейчас их уже больше ста. Дикие лошади оказались очень робкими: они убегали, едва нас завидев.

А вот встреча с лосем испугала уже нас. Мы неожиданно столкнулись с ним, когда заходили в Припять. Животное встало во весь рост, а я вздрогнула от неожиданности. Стало досадно: если мы не сразу заметили лежавшую в двадцати метрах от нас гигантскую тушу, то и в засаду можем угодить!

Опытные сталкеры рассказывали, что встречали опасных животных — кабанов, оленей, рысей, волков и даже медведей. Волчий вой мы однажды слышали издали, но, к счастью, близкого знакомства избежали.

Я едва успела сфотографировать этих двух лошадей: спустя пару мгновений они уже ускакали
Вид на город с портовых кранов

Как подготовиться к походу

Тем, кто отправляется в зону в составе туристических групп, организаторы экскурсий рекомендуют надевать удобную туристскую одежду и обувь по сезону, желательно — на толстой подошве. Обязательное требование — длинные рукава, штанины и закрытая обувь. Запрещены шорты, бриджи, платья, юбки и открытая обувь. С собой советуют взять накидку или зонтик на случай дождя, личную походную аптечку и перекус.

Мои сборы в поход, конечно, отличались от подготовки легального посетителя зоны. Помимо дозиметра, сменной одежды и фототехники мы взяли с собой фильтр для воды, горелку и газ, запас еды на несколько дней и батарейные блоки для подзарядки.

В осенний поход я брала с собой теплый спальник. Летом я с комфортом спала на туристском коврике, укрывшись кофтой. Еще взяла с собой спреи от комаров. К счастью, они нам не понадобились — но товарища, который был там за пару недель до нас, кровососущие совсем измучили.

В итоге

Хотя я с детства хотела увидеть Припять, мне казалось, что она не особенно меня впечатлит: я уже видела покинутые поселки, посещала заброшенные дома и учреждения. Кроме того, я думала, что место утратило свою атмосферу, когда стало популярной туристической локацией. Но я очень ошибалась. Целый заброшенный город, который постепенно зарастает лесом, поражает. Особенно когда знаешь, что послужило этому причиной.

Да, из-за мародеров и времени Припять выглядит далеко не так, как в первые дни после аварии. Но здесь каждая деталь — будь то советская бутылка из-под масла на кухне или башмачки в раздевалке в детском саду — повествует о трагедии красноречивее, чем книги.

Нелегальный поход в Припять — это непростой, но незабываемый опыт: стертые ноги, недосып, постоянное нервное напряжение, когда прислушиваешься к каждому шороху и пугаешься тени от куста. Но в процессе все трудности сливаются в одно грандиозное приключение, а потом превращаются в приятные воспоминания.

Если вы готовы к приключениям, я рекомендую побывать в Припяти. Сама я собираюсь вернуться туда еще раз — уже с легальной экскурсией.

В общей сложности на два похода я потратила 16 141 Р. Сэкономить получилось, потому что большую часть пути я преодолела автостопом и только пару раз пользовалась общественным транспортом. Расходы на такси до зоны отчуждения делила с друзьями.

На первый поход в июне 2021 года в зону отчуждения потратила 5138 Р

ПЦР-тест на границе Украины 2100 Р
Такси 500 UAH⁣ (1334 Р)
Еда 300 UAH⁣ (800 Р)
Симкарта 180 UAH⁣ (480 Р)
Газ для горелки 159 UAH⁣ (424 Р)

Источник: journal.tinkoff.ru

Автор: Александр Старостин

Продолжаем выставлять декорации к аварии. На сей раз два слова о местности, которую задело аварией. Прошу простить за поверхностность, но всё-таки про Полесье можно говорить бесконечно. Здесь же сосредоточимся на небольшом (относительно) куске региона, который имел длинную историю, которую изменил 1966 год (и, нет, это не опечатка).

Затронем историю и условия строительства блоков атомной станции и города при ней.

Текст написан в рамках моего цикла об аварии на Чернобыльской АЭС.

Часть 1

Какие тут красивые места!

Сергей Мирный. «Живая сила. Дневник ликвидатора»

До ЧАЭС

На всём протяжении украинско-белорусской границы, от Польши до России раскинулся весьма специфичный и интересный Полесский край. Историю он имеет долгую. Считается, что вдоль реки Припять около 3.5 тысяч лет назад проходила северная граница восточношинецкой археологической культуры, которая, как предполагают учёные, стала истоком праславянского этноса. Первые упоминания о том, что в этом регионе проживают люди, есть у Геродота, который называет их «неврами». Позже местность нередко упоминалась в различных летописях и стала свидетелем становления Руси. Национальный состав здесь тоже был пёстрым, так как в регионе обитали племена древлян, полян и дреговичей.

Ну для общего представления
Ну для общего представления
И ещё вариант
И ещё вариант

Первые упоминания Чернобыля относятся к XII веку. В 1127 году город назывался Стрежев. Позднее город засветился в Ипатьевской летописи, согласно которой в этом районе в 1193 году охотился сын Киевского князя Рюрика Ростиславича, от которого (сына в смысле) и получил своё нынешнее название. В XIII веке неподалёку от устья Припяти произошло сражение, в котором, по мнению некоторых историков, монголы потерпели первое крупное поражение на Руси. В дальнейшем регион перешёл сначала под литовскую, а затем, в XV столетии, польскую власть. В эти времена рядом с городом был построен замок, реконструированный затем в крепость.

С польским периодом связана одна интересная история. В Чернобыле в 1768 году на свет появилась Розалия Ходкевич-Любомирская. Малоизвестная у нас, она успела отметиться своими достаточно яркими политическими действиями в разделяемой Речи Посполитой и Франции. Девушка, как считалось, была хорошо знакома с Марией-Антуанеттой, да и вообще открыто поддерживала роялистов, что в якобинской Франции хорошо кончиться не могло. Розалию гильотинировали 21 июня 1794 года. Как Розалия Чернобыльская она упоминалась в записях современников и потомков.

Розалия Любомирская-Ходкевич ака Чернобыльская. На любителя.
Розалия Любомирская-Ходкевич ака Чернобыльская. На любителя.

В середине XVIII веке, незадолго до перехода города в состав Российской империи (1793 год), город стал центром хасидизма – течения иудаизма, широко распространённого среди еврейских подданных Речи Посполитой. Тогда была основана чернобыльская хасидская династия. В ходе революций и гражданской войны еврейское население, составляющее большинство жителей города (из 10800 человек евреев было 7200 по состоянию на 1898 год), серьёзно пострадало от погромов, после чего 1920 году чернобыльская династия покинула город. Оставшихся евреев уничтожили в годы ВОВ. В ходе Советско-польской войны на какое-то время Чернобыль перешёл в руки поляков, однако был отбит Красной армией, после чего включён в УССР.

Менахем Нахум Тверский, основатель чернобыльской династии хасидов. Считается, что именно Тверские, выходцы из Чернобыля, вплоть до революции занимали главенствующее положение среди украинского еврейства
Менахем Нахум Тверский, основатель чернобыльской династии хасидов. Считается, что именно Тверские, выходцы из Чернобыля, вплоть до революции занимали главенствующее положение среди украинского еврейства

Географически Полесская низменность представляет из себя болотистые леса. Если взглянуть на карту в районе Припяти, то можно увидеть, что река постоянно петляет, образуя множество стариц. Такие условия обусловили удобство действий партизан (тяжёлой технике здесь не проехать). Кроме того, именно обилие лесов и болот позволило до сегодняшнего дня сохранить уникальную полесскую культуру. Местные жители больше жили охотой, рыбалкой и собирательством. Легенда о вовкулаке, то есть об оборотне, пришла через Куприна в классическую литературу. Полесские оборотни отличались от своих западноевропейских собратьев меньшей жестокостью, а также рядом других особенностей.

Вполне естественно, что Полесье серьёзно пострадало в ходе Великой Отечественной войны. В 1941 году здесь развернулась битва за Киев, закончившаяся Киевским котлом. Очень быстро начали организовываться партизанские отряды, самым знаменитым из которых был, конечно, отряд Сидора Ковпака. Восточное Полесье превратилось в самый настоящий партизанский край.

Лесопилка в селе Вильча. От АЭС оно удалено на 50 км, сейчас расселено.
Лесопилка в селе Вильча. От АЭС оно удалено на 50 км, сейчас расселено.

АЭС

После войны в соответствии с планом Совмина в 1966 году начался выбор площадки для будущей первой АЭС на территории Украины. В результате было выбрано место в 4 километрах от села Копачи. Причин тому было несколько. Во-первых, местность была признана малопродуктивной для сельского хозяйства. Во-вторых, рядом находилось несколько крупных магистралей – это и Припять с Днепром, и железная дорога Чернигов-Овруч со станцией Янов прямо рядом с будущей АЭС. Следующие несколько лет были потрачены на создание техзадания, уточнение плана и прочие формальности. В итоге 14 декабря 1970 года, когда уже началось строительство первого энергоблока и города атомщиков, Совет министров СССР утвердил (спустя полтора года) совместное постановление Минэнерго и Минсредмаша об использовании на станции реактора типа РБМК-1000. Причин выбора именно этого реактора было две: во-первых, страна не могла обеспечить серийного производства необходимого количества корпусов для реакторов ВВЭР, которые, во-вторых, тогда не могли обеспечить мощность в 1000 МВт, требуемую от каждого блока станции. Именно поэтому для быстрого роста количества вырабатываемой энергии РБМК казался наиболее удобным вариантом. Более того, его мощность можно было относительно легко и быстро увеличить. В мае 1970 года началась разметка будущего энергоблока, а 4 февраля были начаты работы по постройке города атомщиков – Припяти. Директором станции был назначен Виктор Брюханов.

При строительстве АЭС и Припяти с карты исчезли три населённых пункта — сёла Нагорцы и Семиходы и хутор Подлесный. Первый и последний были затоплены при строительстве пруда-охладителя АЭС, а Семиходы были съедены городом атомщиков. Впрочем, от них осталась память — сейчас сотрудники АЭС приезжают на одноимённую ж/д станцию.

Строительство ожидаемо столкнулось с проблемами в виде нехватки материалов и постановки невыполнимых планов. Доходило до того, что первый секретарь ЦК Компартии Украины Владимир Щербицкий подал докладную записку председателю Совмина СССР Алексею Косыгину после срыва плана по запуску первого энергоблока ЧАЭС в 1975 году.

Не раз встречал в печати и по Чернобыльской АЭС, что из-за досрочной сдачи — низкое качество строительства и монтажа. Не знаю. Я приехал на станцию в сентябре 1973 г. На здании столовой — лозунг о пуске первого блока в 1975 г. Прошел срок — пятерку переписали на шестерку. Фактически первый энергоблок ЧАЭС был запущен 26 сентября 1977 г. Второй блок — в декабре 1978 г., но, надо полагать, срок его был сдвинут из-за задержки пуска первого. Также и два последующие блока. О досрочной сдаче говорить не приходится. Интересно, что до 31 декабря говорить вслух о невозможности пуска в этом году нельзя. Потом приезжает эмиссар и начинается составление новых нереальных планов и графиков. Составили, подписали, уехал эмиссар. И тут в первое время начинается нервотрепка из-за жесткого контроля выполнения графика, невыполнимого с момента составления. Жесткие оперативные совещания, ночные вызовы на работу. Неизбежное отставание увеличивается, контроль спадает, начинается нормальная работа. До следующего приезда руководителя…

А графики. Их, оказывается, можно составлять по всяким разным поводам, и все это без обоснования обеспечения рабочими, материалами и оборудованием. Только исходя из срока, названного приехавшим начальником. Нечего и говорить, что они не соблюдались. Кроме второго блока, на остальные штук по десять было графиков сдачи помещений. Приезжает начальник «Главатомэнерго» Невский и появляется график сдачи систем трубопроводов. График составляется в июне, а в августе, исходя из назначенного срока пуска, уже идет промывка КМПЦ первого контура. Трубы контура диаметром 800 мм, сварка ответственная, аттестовано всего несколько сварщиков. На каждое сварное соединение по технологии уходит семь дней. И что интересно: Невский, в недавнем прошлом монтажник, не мог не видеть нереальности сроков. Приезжает работник ЦК Марьин, кажется, в прошлом электромонтажник, и график уже составляется другой — наладки электрифицированных задвижек. И так далее.

(из воспоминаний Анатолия Дятлова)

Параллельно начали вести обоснования по расширению станции до четырёх блоков и повышению её мощности до 4000 МВт. Между тем 14 декабря 1977 года был подписан акт приёмки первого энергоблока, хотя реально на полную мощность он вышел только 24 мая 1978 года. Спустя год и 4 дня на проектную мощность вышел уже второй блок, а 5 октября 1979 года оба блока были полностью выведены на номинальную мощность К этому моменту станция уже успела выработать больше 10 миллиардов кВт·ч. Третий блок полную мощность в 1000 МВт освоил 9 июня 1982 года, а его брат-близнец четвёртый — 28 марта следующего года. Уже в августе того же года ЧАЭС преодолела рубеж в 100 миллиардов кВт·ч. Параллельно велось строительство пятого (начало строительства – 1 января 1981 года, ожидаемый пуск в 1986 году) и шестого блока (начало строительства – 1 января 1983 года). По итогам одиннадцатой пятилетки (1981-1985) ЧАЭС была представлена к получению ордена Ленина.

Источник: habr.com


Categories: Другое

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.