Байконур — это не только космодром, но и построенный в казахской степи город, где сейчас живут более семидесяти тысяч человек, большинство из которых не имеет отношения к космосу. Как и территория всего комплекса «Байконур», город находится в аренде у России: главу его администрации назначают совместным указом президентов РФ и Казахстана, здесь две полиции, два ЗАГСа, два суда — а родные братья, живущие в одной квартире, могут оказаться гражданами разных государств. Договор аренды истекает в 2050 году, и что с комплексом будет дальше — неизвестно: свои космические запуски Россия постепенно переносит на космодромы внутри страны. Специально для «Медузы» Катерина Кузнецова и Юлия Паскевич отправились в Байконур, чтобы выяснить, как устроена жизнь города федерального значения в 800 километрах от российской границы — и чего боятся его жители.


Космонавт в шлеме смотрит вниз с плаката, прикрепленного к торцу типовой панельной девятиэтажки. Рядом с ним — надпись большими буквами: «Подними голову!!» (именно так — с двумя восклицательными знаками). Голову, впрочем, поднимать особенно некому — в разгар рабочего дня город Байконур пустеет и выглядит так, будто все давно уже улетели в космос, и остались только кошки, которые печально бродят вдоль домов. К вечеру сильно больше людей на улицах не становится — заняться в городе все равно особенно нечем. Здесь есть несколько общественных пространств — аккуратная пешеходная улица, парки, чистые центральные проспекты. Есть несколько кофеен, бильярдная, пара полупустых клубов, где за 150-200 рублей перед посетителем сурово ставят на стол бутылку пива, не предложив бокала. И есть Парк культуры и отдыха — но работает он только в теплые месяцы. В начале апреля он еще пустовал. Из посетителей здесь — разве что бегающие по территории суслики. В сумерках парк погружается в темноту, из которой тревожно выглядывает местное колесо обозрения.

Город Байконур неразрывно связан с одноименным космодром — вместе они составляют комплекс, который, как ни странно, называется «Байконур». После распада СССР комплекс отошел Казахстану, но уже в декабре 1994 года Борис Ельцин и Нурсултан Назарбаев подписали договор аренды, по которому Россия могла пользоваться этой территорией за 115 миллионов долларов в год. Сперва договор должен был действовать 20 лет, потом срок продлили до 2050 года. На это время Байконур наделили статусом, соответствующим городу федерального значения (других таких всего три — Москва, Санкт-Петербург и — с недавних пор — Севастополь).


Сейчас Байконур живет по российским законам. Глава администрации назначается указом двух президентов по представлению российской стороны. На территории работают две полиции: российская и казахстанская, два суда, два ЗАГСа. Из семидесяти с лишним тысяч человек, живущих в городе, на космодроме (до которого отсюда несколько десятков километров) работают только 12 тысяч, но местных жителей это не смущает: как говорит замначальника отдела по связям со СМИ городской администрации Александр Сорокин, «мы считаем, что все байконурцы трудятся на космос».

Без космоса и без барбершопов

Учитывая специфический статус города, здесь, чтобы никому не было обидно, отмечают и российские государственные праздники, и казахстанские. Гражданка Казахстана и главный голос Байконура Роза Рзаева (руководитель музыкального коллектива Song при местном ДК) поет за всех.

«На День России мы исполняем “Возрождайся, Россия”, “Цвети, моя Россия”, “Родина моя», — рассказывает Рзаева. — А на казахстанские [праздники] исполняем «Туган жер», в переводе на русский это означает «Родной край», «Мой Казахстан» или «Земля Казахстана». Слова очень красивые: “В небе беркут, свободная птица,/ В небе солнце над степью ковыльной./ И хочу я земле в пояс поклониться,/ Той земле, на которой довелось мне родиться”». Песни про Казахстан, впрочем, тоже исполняются на русском — многие дети в хоре на казахском не говорят.


Есть с государственными праздниками и другие проблемы — поэтому торжества и ограничиваются в основном культурной программой. «На Байконуре одинаково празднуются и российские и казахстанские государственные праздники, — объясняет Сорокин. — Торжественное мероприятие и праздничный концерт в городском дворце культуры, по особым случаям — вечерний блок на центральной площади города. Конечно, никто не запрещает нам выходить на улицы города с российскими или казахстанскими флагами, но у нас как-то это не принято. Шествий, демонстраций, митингов на День России и на День независимости Казахстана у нас не бывает».

Вывешиваются на этих концертах сразу три флага — России, Казахстана и Байконура (на полотнище голубого цвета — две ладони, из которых на фоне звездного неба и планеты Земля стартует космический аппарат); порядок зависит от того, кто именно организует мероприятия.

От греха подальше здесь не отмечали даже годовщину крымских событий. «Это же территория Казахстана, — объясняет глава управления культуры, молодежной политики, туризма и спорта Евгений Гертер. — Надо грань соблюдать». Нет здесь и протестов («У нас все работают, некогда глупостями заниматься», — поясняет Гертер и добавляет: «Может, хорошо спецслужбы работают»), да и собственно политики — глава городской администрации назначается сверху, а на федеральных выборах байконурцы голосуют как избиратели Щелковского района Московской области. Бывали там единицы.


Впрочем, это не означает, что не вовлеченные в политику жители всем довольны. «Город не растет и не развивается. Здесь люди [живут], как в дыре, если честно. Дом — работа, дом — работа, — жалуется Рзаева. — Здесь нет даже нормальных развлекательных центров. С магазинами тоже плохо. Никаких брендов! Нам что-то подсунут из одежды, мы уже довольны. В больших деревнях, наверное, и то лучше».

В Байконуре нет не только модных брендов, но и ни одного продуктового ритейлера — по словам еще одного чиновника горадминистрации Елены Митрофановой, местные власти обращались к руководству «Магнита» с предложением открыть магазины сети в городе, однако те отказались: слишком далеко от России. Из-за отсутствия знакомых вывесок и рекламы кажется, что город застрял в 1980-х. «Барбершопы? Что это? — недоуменно переспрашивает сотрудница единственного в городе брачного агентства, а узнав, что это парикмахерские в том числе для бород, отвечает: — Нет, у нас религиозных не очень много».

За модной одеждой местные выбираются в Кызылорду, соседний казахстанский город с населением в 270 тысяч человек. Там и выбор больше, и дешевле. Туда же отправляются, чтобы отдохнуть: сходить в аквапарк или в кино — до недавних пор в Байконуре был один кинозал, где несколько лет подряд крутили «Аватар».


В том, что Байконур не развивается, Роза Рзаева винит исключительно Россию. «Россия ничего не делает, — обиженно говорит она. — Например, аким в Кызылорде все сделал для своего города. А у нас ничего нет, даже травы нормальной [на газонах], дороги ужасные. Наверное, в России думают: “А зачем вкладываться в город, мы же все равно после 2050 года уедем?” А я не понимаю, почему бы не оставить после себя красивый след? Не только же ракеты запускать. Я думаю, если Россия уйдет, то мы, может, и лучше заживем».

Космос в пустыне

Проблемы Байконура во многом связаны с его прошлым. Все силы вкладывались в космодром, а город был хотя и важным, но все-таки придатком. Место для строительства главной советской космической базы (впрочем, изначально речь шла даже не о космосе, а о полигоне для испытаний ракетной техники) выбирали из нескольких вариантов — на Северном Кавказе, Дальнем Востоке и в Казахстане. «[Сергей] Королев в выборе места не участвовал, но были его представители от гражданских, — говорит ветеран космодрома Виктор Кулепетов. — От военных был маршал [Митрофан] Неделин. Мы хлебнули лиха на этом полигончике. Тогда говорили, что где-нибудь на Кавказе рядом с морем было бы легче. Но я думаю, что это место было выбрано объективно».


Участок пустыни у разъезда Тюретам подходил идеально: обширный, малонаселенный район был близок к экватору (это экономически выгодно: ракета-носитель может наиболее полно использовать энергию вращения Земли, тем самым удешевляя вывод полезной нагрузки на орбиту), к тому же рядом проходила железнодорожная магистраль, да и доступ к воде был относительно легким.

Первые строители прибыли в январе 1955 года. Условия на месте оказались тяжелыми: разброс температур в регионе составлял 80 градусов — по сорок в обе стороны от нуля по Цельсию. Коченея, рабочие жили в палатках и землянках. Для начала возвели бетонный завод (это было необходимо для заливки площадки под будущие старты) — и только к весне принялись за «деревянный городок», бараки вдоль реки Сырдарьи. Поселок был необходим: строителей было под две тысячи, еще несколько сотен — рабочих и служащих с семьями, а рядом не было никакого жилья. Вскоре построили школу, заложили парк; через несколько лет открылся и летний кинотеатр.

84-летняя жительница Байконура Мария Яроцкая, участница запуска первого спутника и полета Юрия Гагарина, попала на полигон в октябре 1956 года. «Родом я из села, — рассказывает она. — Поступила на работу в воинскую часть в соседнем Капустином Яре, а ее сюда перевели. Так на Байконуре в 23 года и оказалась. Занималась здесь обработкой траектории ракеты».


В 35 километрах от поселка строителей, получившего название «Заря», вырыли котлован глубиной с двенадцатиэтажный дом под стартовую площадку, с которой потом улетал Гагарин. «Техники поначалу не хватало, — вспоминал в интервью «Российской газете» прораб «Гагаринского старта» Сергей Алексеенко. — Каких-то пять скреперов, два бульдозера, столько же экскаваторов, пять самосвалов. Все равно, что Азовское море вычерпывать ложкой». Тем не менее, справились за четыре месяца.

Космодром строился в строжайшей секретности. Жители окрестных сел думали, что военные поднимают целину; впрочем, не были в курсе того, чем именно они занимаются, и сами строители. «Сюда приезжали в послевоенные годы в добровольно-принудительном порядке, — поясняет главный специалист отдела спецсопровождения космического центра «Южный» Татьяна Джумалина. — Когда рыли первый котлован, они даже не знали, что роют. То ли это большой стадион, то ли просто какой-то бассейн».

«Работали и днем, и ночью, — рассказывает Яроцкая. — Мы ничего не понимали и не знали, что делаем. Очень секретно все было. Формулу дали нам, расписали и считаем. Один считает, другой проверяет. Потом сравнивали результаты – на две руки работали. Когда Гагарина запустили, к нам пришли из политотдела и сказали: окна открывайте и слушайте. Мы не знали, что человек в космос полетит».


Первые годы Яроцкая жила в общежитии: в казармах выделили две комнаты для женщин. Умывальник один был, туалет на улице. Не было даже бани. Потом начали выдавать более комфортное жилье. После замужества Яроцкая переехала в трехкомнатную коммуналку. Удобств не было и там: летом соседи устанавливали во дворе самодельный душ. «Родным абсолютно ничего о своей работе не писали, — вспоминает ветеран. — Особый отдел письма проверял. Обратным адресом у нас Ташкент-90 значился. Когда в отпуск ехали, в поезде всем говорили, мы в Ташкент или из него. Хотя я там ни разу и не была».

Быт более-менее наладился в 1960-х, когда поселок рассекретили. В 1966 году космодром посетил первый иностранный гость — президент Франции Шарль де Голль. К его приезду в поселке установили две стелы с надписью «Звездоград», но красивое название не прижилось. В 1969 году населенный пункт получил статус города и официальное имя — Ленинск. В Байконур его переименовали уже после распада СССР — в 1995-м указом Нурсултана Назарбаева.  

Назад, в СССР 

Нынешним жителям города романтика полетов к звездам близка не слишком. «Мы с космосом никак не связаны. Мы просто живем здесь, мы свидетели, — говорит Роза Рзаева. — Когда мы учились в школе, ходили на пуск [ракеты]. Это было часто, это было надо. Ездили на космодром, смотрели. Ну, полетела и полетела».

Зато байконурцы с тоской вспоминают о советских временах. О том, как изменилась жизнь города за последние тридцать лет, наглядно свидетельствуют брошенные дома с заложенными кирпичами окнами, на которые неизбежно натыкаешься, погуляв по Байконуру хотя бы десять минут. Появляться «законсервированные» здания стали в начале 90-х — когда после распада СССР жители стали массово покидать город. К трудностям новых времен Байконур оказался не готов.


«Мы же были разбалованы. Нам все поставляли сюда, — с ностальгией вспоминает главный архитектор города, начальник отдела архитектуры и градостроительства Малик Муталиев. – Вина были изысканные, вкусные, сейчас таких не найдешь. А в универмаге работал ювелирный магазин. Там было все, и дешевое!».

«Мы не знали, что такое дефицит. У нас были черная и красная икра, шоколад, кофе, баранина, — добавляет Сорокин. — Как нас еще обеспечивали? Летит, допустим, индийский космонавт, Индия заваливает нас своими тканями, одеждой. Летит чех, в магазинах появляется чешская обувь. Готовится к старту поляк, Польша отправляет нам яблоки. Летит Венгрия, у нас в магазинах появляются вина. И магнитофоны с телевизорами у нас продавали, и машины. “Жигули” были по записи, а “москвичи” — в свободной продаже. В магазине стояли. В общем, у нас здесь был как коммунизм!». 

Об СССР в Байконуре с ностальгией говорят все: и русские, и казахи, и даже те, кто в силу возраста просто не может помнить советские времена. «Мне бы хотелось вернуть СССР, честно, — признается 26-летняя Рзаева. — Он был мирный, тихий. Если даже что-то происходило, люди не знали об этом. У всех все было одинаковое, никто друг друга не убивал…»


Спокойная байконурская жизнь закончилась в начале 90-х годов. Город оказался в составе молодой республики Казахстан, которой в те годы было не до освоения космоса. «У нас был очень тяжелый период 1993-1994 годов, когда многие думали, что это конец, — вспоминает директор школы №1 Оксана Гузикова. — Мы тогда без отопления пережили очень суровую зиму. Полы дома помыть было нельзя, они замерзали. Но мы справились».

Справились, конечно, не все. Город, по генплану рассчитанный на 250 тысяч человек, стал пустеть (на 1 апреля 2017 года по данным администрации города население Байконура составило 76 453 человека). Сорокин вспоминает, что приезжие из ближайших сел и городов выбивали двери и занимали брошенные квартиры. Уже к середине 90-х годов количество граждан России и Казахстана в Байконуре примерно сравнялось. 

Поскольку старого жилья предостаточно, новое в Байконуре не строят. Россия, например, с начала 1990-х годов не возвела здесь ни одного здания. На счету Казахстана, по словам Сорокина, одна отремонтированная пятиэтажка (плюс социальная инфраструктура: школа с садиком и медицинский центр). При этом именно Россия поддерживает инфраструктуру города: ремонтирует дороги, коммунальные сети, дома. Деньги на это выделяются из бюджета Байконура (37 его процентов — это помощь федерального правительства).

Главный архитектор города Муталиев надеется, что период без стройки в Байконуре скоро закончится. Несколько лет назад приняли генплан развития города до 2035 года. Его разработали по заказу городской администрации. Согласно плану, в Байконуре должен появиться квартал коттеджей, четыре моста через Сырдарью, новая набережная, пляжи, аквапарк. Правда, инвесторов до сих пор не нашли — а именно на частные деньги собираются в основном реализовывать план.

«Все боятся [вкладывать деньги]. Многих людей, и не только инвесторов, пугает, что Россия сейчас достроит космодром “Восточный” [в Амурской области] и уйдет из Байконура», — признается Муталиев. Жители города опасаются, что тогда про них просто забудут. 

Казахи, русские и бог

Пока Россия и Казахстан бездействовали, развитием города занимались местные жители и офицеры космодрома. Например, на их пожертвования в Байконуре в 1997 году начали строить единственный православный храм (до этого был только молитвенный дом, переделанный из магазина велотоваров). Без помощи федеральных предприятий космической отрасли, впрочем, тоже не обошлось — а открыли церковь в 2005 году на пятидесятилетие космодрома.

Ее настоятель отец Сергий — крупный мужчина с очень быстрой речью. Поверх рясы он носит черную форменную куртку с нашивками «духовник Роскосмоса» и своим именем. С 1998 года он освящает ракеты перед пуском и уже 17 лет благословляет космонавтов. По его словам, пока еще никто не отказывался. «Я составил специальный молитвенный чин, который был одобрен Святейшим Патриархом Алексием», — рассказывает священник. Обычно он произносит такую фразу: «благословляется и освящается корабль сей воздушный». По его словам, не освящал он только белорусский спутник «БелКа» и наш «Протон». Оба аппарата упали.

В православном храме, среди прихожан которого есть и русские, и казахи, царит характерная для Байконура дружба народов. Местным куда проще называть себя байконурцами, чем разбираться, у кого какое гражданство. А с ним здесь полная неразбериха. «У мамы казахстанское гражданство, а у отца российское, — говорит одиннадцатиклассник байконурской школы №1 Айдаулет. — У моего братишки-первоклассника тоже казахское, а у старшего российское. И учимся мы в одной школе».

В ЗАГСах поступают следующим образом: если оба родителя имеют паспорта одного цвета, вопросов не возникает. Если они граждане разных стран, то имеют возможность выбирать за ребенка. «Пока дети живут здесь, это не имеет значения. Они могут ходить в любую школу», — объясняет Митрофанова. Бывает, что выбор гражданства зависит от того, какое образование и где будет получать ребенок после школы.

Случается путаница и среди взрослых: муж может быть этническим казахом с российским паспортом, жена — русской с казахстанским гражданством. По словам Митрофановой, раньше на территории города находилось представительство консульства России, что облегчало решение вопросов с гражданством. Как рассказывает экскурсовод музея истории космодрома Байконур Галия Искакова, в манипуляциях с паспортами был и экономический смысл: «Некоторые меняли гражданство на российское, получали квартиру (отработавшим на Байконуре больше 10 лет выдавали жилье в России — Прим. «Медузы»), потом снова становились гражданами Казахстана». Теперь людям, которые хотят стать сменить гражданство, приходится ехать в одну из столиц — Алматы или Астану. Сейчас в городе граждан Казахстана большинство — около 59 процентов. 

К российско-казахстанским отношениям здесь относятся очень трепетно и стараются никого не обижать. На стене в кабинете директора школы №1 Оксаны Гузиковой висят две фотографии: Владимира Путина и Нурсултана Назарбаева. На столе стоит еще один снимок в массивной позолоченной раме: там два президента запечатлены во время визита на космодром.

В школе, которую возглавляет Гузикова, учатся на русском языке и по российским федеральным образовательным программам. Подобных учебных заведений в Байконуре восемь, местные для удобства называют их «русскими». Еще пять городских школ занимаются по казахстанским образовательным стандартам и на казахском языке. Впрочем, до 2015 года и там учились по российским программам (правда, с добавлением «регионального компонента» в виде преподавания истории Казахстана и казахского языка) — а поначалу и по российским учебникам, переведенным на казахский язык.

«В самых первых учебниках было сказано, что столицей нашей страны является Москва, а президентом Владимир Путин, — рассказывает заведующая сектором Кармакшинского районного отдела образования Анар Саденова. Она в Байконуре курирует казахстанские школы. – Естественно, учителя говорили детям, что на самом деле наш президент Нурсултан Назарбаев, а столица – Астана. И эти учебники быстро исправили».

На казахстанский стандарт образования байконурские школы перешли по просьбам некоторых родителей. Те хотели, чтобы их детей готовили не к ЕГЭ, с которым в казахстанские вузы не поступишь, а к ЕНТ (единое национальное тестирование в Казахстане), куда, среди прочего, входит экзамен по русскому языку.

Впрочем, учеников что российских, что казахстанских школ объединяет и между собой, и с взрослыми одно желание — поскорее уехать с Байконура. Каждый школьник, с котором говорили журналистки «Медузы», упоминал об этом.

«Я точно уеду. Думаю, в Россию. Гражданство у меня казахстанское, но я что-нибудь придумаю, — говорит ученица 10 класса школы №1 Багжан Акансериева. — Я хочу в Москву. Я ее люблю, хотя никогда там не была».

Падение стены  

«Вот наш забор. Если постоять здесь вечером полчаса, то можно увидеть, как ребята из соседних казахстанских поселков Акай и Тюратам перелезают через него и попадают на территорию Байконура». Проработавший больше 10 лет полицейским в Байконуре Артем Балаев (имя изменено по его просьбе), проводя экскурсию по городу, первым делом ведет корреспондентов «Медузы» не к памятникам и не к музею, а к серому бетонному забору, который окружает Байконур по периметру. Его поставили в 1980-х, чтобы жители окрестных поселков не могли пробраться на режимный объект.

Байконур и сейчас является городом с особым режимом функционирования — это значит, что въезжают сюда только с разрешения городских властей (регистрация осуществляется через специальную режимную комиссию). Забор со своей задачей уже давно не справляется — во многих местах он крошится и разваливается. Получать официальное разрешение на въезд долго; перелезть — проще.

«Тут даже бабушки лазают. Внучок ее там подкинет, а здесь люди поймают, — рассказывает Балаев. — Видите, рядом конечная остановка автобусов? Они специально здесь перелезают, чтобы потом сразу сесть в автобус и поехать, куда нужно».

За стену жители казахстанских сел стремятся потому, что работы в Акае и Тюратаме мало (в первом населенном пункте проживает примерно четыре тысячи человек, во втором в два с небольшим раза больше). Во времена СССР в Акае был совхоз, который полностью обеспечивал Байконур. Когда развалился Союз, все закончилось: и совхоз, и работа. Тюратаму повезло чуть больше — там градообразующим предприятием является железнодорожная станция, которая закрыться не может. Равно как и обеспечить работой весь поселок.

В Байконуре средняя зарплата около 25 тысяч рублей, поэтому устроиться в городе можно куда лучше. Особенно повезло с материальными благами полицейским. Офицеры здесь получают около 70 тысяч рублей — при этом полиции в городе две: российская и казахстанская. Первая имеет власть только над гражданами России. Поймав человека с паспортом Казахстана, она должна передать его коллегам из казахстанской полиции.

«Бывает, задержанных выпускают [полицейские РК], либо за деньги, либо по знакомству, — говорит Балаев, уволившийся из органов «по личным причинам». — У них же там все родственники, братья. Россия, чтобы не ругаться с Казахстаном из-за какого-то одного гражданина, просто закрывает на это глаза». 

Периодически стену патрулируют. Но толку от этого мало — к тому же в некоторых местах никакой стены уже и нет: бетонные плиты кое-где просто рухнули. Когда мы подходим к одной из таких дыр, к нам вскоре подъезжают полицейская машина и джип, из которого выходит полицейский форме. Впрочем, он быстро узнает бывшего сослуживца и расслабляется.  

«По территории республики Казахстан дойти до тех дальних гаражей ближе, чем по российской дороге. Наверное, поэтому здесь забора и нет», — поясняет полицейский (свое имя он называть не захотел). Он признает: за всеми не уследишь, и никакого КПП, которое бы давало правоохранителям право останавливать переходящих границу, здесь нет. «Что мы делаем? Смотрим, чтобы никто ничего не украл, воришек ловим», — разводит руками сотрудник полиции. 

«С каждым годом россиян в Байконуре становится меньше, — подхватывает Балаев. — Тут город перебежчиков: пожить, получить какие-то материальные блага, состояние, а потом уехать отсюда. Я тоже уеду. В Подмосковье. Хотя мне этот город нравится больше, чем Россия».

Администрация города верит, что у Байконура богатое туристическое будущее (глава управления культуры и спорта Гертер считает, что бренд города «манит людей»), однако в 2016 году сюда через турфирмы приехали всего 560 туристов — видимо, потому что за двухдневный тур госоператор «БайконурГрандСервис» просит 29 700 рублей, не считая транспортных расходов и питания. К тому же номер в гостиницах города стоит не менее 4000 рублей в сутки (и не во всех есть интернет), а сувениров из Байконура никаких не привезешь. Туристов, которые добираются своим ходом, здесь не считают.

Многие местные не слишком верят в радужные перспективы и ждут, пока им выделят в России квартиры. Тогда они смогут уехать из города. С 1996 года жилье в рамках городской целевой программы «Отселение» выдавали всем горожанам, которые проработали на предприятиях комплекса «Байконур» не менее 10 лет. «Городская администрация закупала квартиры в разных уголках России, заключала договора с застройщиками в Твери, Клину, Ногинске, Йошкар-Оле и так далее», — рассказывает Елена Митрофанова. В середине 2000-х недвижимость стали распределять в рамках федеральной программы «Жилище» — однако с 2013 года Байконур в нее не входит: по словам чиновника, сейчас идет работа над тем, чтобы исправить эту ситуацию.

«Мы надеемся, что эта проблема как-то решится, потому что очень многие у нас сейчас ждут жилья, — грустно говорит Балаев. — Байконур — это город на чемоданах. Здесь все люди с гражданством РФ боятся, как бы Россия не поссорилась с Казахстаном. Если это случится, про нас могут просто забыть». 

Впрочем, есть в городе и оптимисты, которые верят, что даже после 2050-го года Россия из Байконура не уйдет.

«Мое предположение [такое], что аренду продлят, — говорит отец Сергий. — Потому что в любом случае космос нужен. И работы там еще непочатый край. Поэтому мы будем развиваться, потихонечку осваивать его. И город будет жить».

Источник: meduza.io

Социалистическое наследие

Еще несколько десятилетий назад советские школьники грезили стать космонавтами и отправиться в космос с этой удивительной станции. А как вся страна гордилась нашими соотечественниками, которые летали в космос! Известные фамилии наших космонавтов — Ю. Гагарин, А. Леонов, В. Рюмин, Г. Титов, В. Терешкова гремели по всей планете в 60-80-е годы.

А, может, есть те, кто не в курсе событий? Тогда давайте по порядку. Далее информация о космодроме Байконур, интересные факты.

Легенда о Богатой долине

Слово «байконыр» в переводе означает «богатая долина». Правда, очень романтично? А если вдуматься, то и впрямь, сколько в этой долине взрастили прекрасных людей и замечательных космонавтов.

Но прежде легенда. В пустыне этой когда-то жил Черный пастух. Враги постоянно нападали на жителей поселения. Тогда пастух соорудил пращу из шкур животных, наполнил ее верблюжьим жиром и камнями, которые раскалил добела. Эти камни с жиром он бросал во вражеские ряды, когда они приближались к стану.

Камни причиняли немалый урон кочевникам: смерть и страх заставляли их немедленно отступать. А в местах, где падали камни, оставались выжженные отметины, долгое время на этих островках совершенно ничего не росло.

Сейчас с космодрома-«пращи» «вылетают» необыкновенные «раскаленные камни» — современные ракеты и спутники.

Взглянем на карту

Прежде всего нужно знать, что слово «байконур» пришло из казахского языка. Значит, отправляемся в казахские земли.

Там, где находится Байконур, нет буйства красок: великолепия вечнозеленых деревьев, роскошных трав и многочисленности животного мира. В основном это кустарники, травы (только в весенний период), песок – вот и все достопримечательности. Но нельзя, правда, пропустить нежнейший цветок – тюльпан! Он стал неким символом космодрома, о нем слагали даже стихи.

Байконур является административным и жилым центром. До 1995 года город назывался Ленинск, до этого — Ленинский. Он находится не на территории РФ, но наделен статусом, соответствующим городу федерального значения. В Казахстане город и космодром находятся в Кызылординской области, его координаты: 45 градусов северной широты и 63 градуса восточной долготы.

Город и космодром Байконур

Для запуска ракет требуются очень большие специально приспособленные площади. Раньше это была просто пустыня. Встал вопрос о создании и места жительства для людей (город), и комплекса для строительства и запуска ракет на орбиту.

Строительство этих объектов, можно сказать, началось почти одновременно. Возведение города и оборудование площадей космодрома велись параллельно. Люди поначалу ютились в палатках, затем отстроили деревянные бараки, лишь позже появились более прочные дома и постройки. Тот Байконур, где находится город, сейчас не узнать. В этом населенном пункте живут люди из разных государств. Ведь запуски ракет продолжаются и по сей день.

А вот площадь всей этой махины поражает: 90 километров с запада на восток, 75 – с севера на юг. Удивляет размах?

Как добраться

Сегодня на Байконуре проводятся экскурсии для всех желающих. Туда обычно отправляются из Москвы, но туристы могут добраться до космодрома и самостоятельно, любым удобным способом. Из Астаны, например, добраться можно на поезде или самолете с пересадкой в Кызылорде, далее — доехать на автобусе. Из Алматы ехать придется до станции Тюра-Там, далее — на поезде или автобусе до космодрома. Есть прямой авиарейс из Москвы.

Вот теперь мы пролили свет на Байконур, где находится, в какой области, как до него добраться тому, кому это важно и необходимо.

Вы не поверите!

Столько различных запусков спутников и ракет, как там, где находится Байконур, пожалуй, нигде не производилось. Более того, акт приемки космодрома состоялся 5 мая 1957 г., а всего лишь через десять дней был произведен запуск межконтинентальной баллистической ракеты 8К71 № 5Л.

Дальше, больше:

  • 4 октября – запуск первого искусственного спутника Земли;
  • автоматическая станция «Луна-2» отправилась 14 сентября 1959 года;
  • «Луна-3» 4 октября 1959-го сфотографировала обратную сторону Луны;
  • величайшее событие – человек в космосе — Юрий Гагарин, 12 апреля 1961 года, РН «Восток».

Байконур — космодром, где находятся передовая техника, прекрасно обученные ученые и техники, до сих пор поражает воображение обычного человека!

Приоткроем завесу тайны

В любых исторических событиях можно найти интересные факты, тайны. Байконур – не исключение. Даже то, где находится Байконур, было сначала засекречено. Когда строительство космодрома только было начато, для введения в заблуждение вражеских сил был построен деревянный Байконур в Карагандинской области!

А вот еще ряд замечательных фактов:

  1. Аренда космодрома Байконур должна закончиться к 2050 году.
  2. Первый полет вокруг Земли длился всего 108 минут.
  3. Почвы там, где находится станция Байконур, бурые, пустынно-степные, там малое количество растительности.
  4. С космодрома Байконур стартовало более 100 межконтинентальных баллистических ракет, 1500 космических аппаратов разного назначения, испытано около 40 основных видов ракет, более 80 видов космических аппаратов и их модификаций.
  5. Для промывания систем ракеты применяется спирт, заказ был на 12 тонн жидкости. Весь объем не был использован, понадобилось лишь семь тонн. Что делать с оставшимся спиртом? Решили вылить его в котлован и засыпать песком. Но русские не были бы русскими, если бы не прознали про «чашу Грааля». Они разгребли яму и нарушили сухой закон на космодроме. Однако порядок быстро был восстановлен, а остатки спирта сожгли.
  6. Первые столовые находились под открытым небом. Зимой тарелки примерзали к столам, а летом в них засыпался песок. Но люди с этим справлялись: цель – возведение полигона – была важнее.
  7. На Байконуре есть день тишины – 24 октября. В 1960 году был произведен запуск баллистической ракеты. Системы взорвались, унеся 76 жизней.
  8. В космосе побывали и миллионеры, пока один — Денис Тито, в 2001 году Талгат Мусабаев, будучи капитаном пилотируемого корабля, доставил американца на орбиту.
  9. Прежде чем передать на Землю переговоры Юрия Гагарина и Сергея Королева (это имитация), был настоящий полет, о котором не было известно публике. Так сказать, сначала была «репетиция» – полет Гагарина, а затем «концерт» — озвучивание полета для землян.
  10. Еще одну фразу в полете кричал Гагарин: «Я горю, прощайте, товарищи!». Долго об этом никто не знал.
  11. Для ракетных площадей рыли котлованы. Вдруг обнаружили стойбище. При анализе полена, которое отправили на исследование, ученые определили, что находке десять-тридцать тысяч лет. Сергей Королев по этому поводу сказал, что это на удачу. А маленький кусочек экспоната сохранил у себя в коробке из-под спичек.
  12. Полигон, где находится Байконур, сначала назывался «Заря».
  13. Город Байконур имел статус закрытого. В середине 2000-х статус был снят.

Как вы понимаете, за столь долгую историю существования города и космодрома интересных фактов поднакопилось, и все их объять невозможно.

Источник: www.syl.ru

Байконур это где

2 июня 1955 года проект строительства «Научно-исследовательского испытательного полигона № 5» (НИИП-5) был утвержден Генеральным штабом Министерства обороны СССР. Этот день считается днем рождения комплекса «Байконур» который включает в себя город и космодром.

Как возникло это название ? Космодром так назвали по имени ближайшего города ? Или новый построенный город назвали по имени космодрома ?

Оказывается, в самом начале истории города и космодрома ни один и ни второй не назывались Байконуром …

Байконур это где

 

Из воспоминаний В.А.Скробана: «Место, в котором я служил, закрытый город Ленинск, и космодром в его окрестностях в казахской пустыне Тюра-Там называли Байконуром неофициально, из соображений секретности. Мы знали, что на самом деле Байконур — это глухая деревушка севернее, в которой нет никакого космодрома. Надо было, чтобы враги Родины думали, что запуски ракет производятся там, чтобы отвлечь внимание от космодрома настоящего».

Представляете ! У меня не укладывалось в голове, как это легендарное название оказалось «пустышкой»!» Если вы начнете искать на эту тему информацию, то не найдете абсолютно НИ-ЧЕ-ГО!  И вот почему:

«12 февраля 1955 года ЦК КПСС и Совет Министров СССР совместным постановлением утвердили создание Научно-исследовательского испытательного полигона. Этот полигон предназначался для проведения испытаний ракетной техники, способной как доставлять ядерные заряды на огромные расстояния (в частности до США), так и для исследования космического пространства, о чем человечество мечтало с давних времен. Расположение космодрома было выбрано не случайно. Удаленность от больших трасс и ж/д путей, удаленность от границы. С точки зрения климата этот район для стартов ракет благоприятен — более 300 солнечных дней в году, мало осадков, низкая влажность, короткая зима. Место для космодрома было выбрано из трех вариантов — Северокавказского, Дальневосточного и Казахстанского. Размещение космодрома южнее было нежелательным из-за расположения трасс и основных полей падения отработанных ступеней в Китае или густонаселенных районах Средней Азии. Территория космодрома и сопутствующих ему служб оказалась в излучине Сырдарьи, посередине между двумя райцентрами Кзыл-Ордынской области — Казалинском и Джусалами, около разъезда Тюра-Там. Естественно, что все У-2, пролетавшие над Казахстаном, включая самолет Пауэрса, тщательно фотографировали гигантское строительство реального объекта.

Для обеспечения секретности объекта было начато строительство мнимого космодрома. На северных отрогах хребта Алатау в Казахстане есть поселок Бойконыр или, по-русски, Байконур. В начале 50-х годов с большими трудностями туда завезли лесоматериалы и возвели из них макет стартовых устройств космодрома. Как это было во время войны, когда для отвлечения бомбардировочной авиации противника строили ложные аэродромы с фанерными муляжами самолетов. Ни дорог, ни источников водо- и электроснабжения там не было. То есть и прятать было нечего. Американские разведывательные самолеты Байконур вниманием не жаловали. Тем не менее, «космодром» на Байконуре охраняли вплоть до начала 70-х годов. Все сообщения в советской печати о запусках спутников местом запуска указывали Байконур. Постепенно это название стало ассоциироваться с настоящим космодромом. Хотя, «чтоб никто не догадался», этот настоящий космодром и район формирования полигона в первой половине 1955 года имел условное наименование «Тайга».

Строительные работы на полигоне были начаты во второй половине зимы 1955 года военными строителями под руководством Г. М. Шубникова. Поначалу военные строители жили в палатках, весной появились первые землянки на берегу Сырдарьи, а 5 мая было заложено первое капитальное (деревянное) здание жилого городка.

Официальной датой рождения города и полигона считается 2 июня 1955 года, когда директивой Генерального штаба Министерства Обороны СССР была утверждена организационно-штатная структура 5-го Научно-исследовательского испытательного полигона и создана войсковая часть 11284 — штаб полигона. Полигон и посёлок получили неофициальное название «Заря». В 1955 году совместным решением Министерства Связи и Министерства Обороны СССР был установлен условный почтовый адрес для войсковых частей полигона — «Москва-400, в/ч №…».

 

Байконур это где

1970

 

В течение второго полугодия 1955 года продолжалось строительство деревянных административных и жилых зданий (в основном барачного типа) на улицах Набережной и Пионерской, впоследствии за этим районом (южная часть города) закрепилось название «Деревянный городок». Общая численность гражданского и военного персонала, работающего на полигоне, к концу 1955 года превысила 2500 человек.

Летом 1956 года началось строительство кирпичного казарменного городка в квартале, получившем название «Десятая площадка» (ныне ул. Гагарина). Позже этим термином в разговорной речи нередко называли и весь посёлок «Заря» (впоследствии — п. Ленинский и г. Ленинск). В конце 1956 года для военнослужащих полигона был установлен новый почтовый адрес — «Кзыл-Орда-50» (позднее он был сменён на «Ташкент-90», который действовал до конца 1960-х годов). К началу 1957 года численность персонала полигона превысила 4000 человек.

Первоначальным проектом предусматривалось, что посёлок расположится на обоих берегах реки, однако мощное весеннее половодье заставило уже через несколько лет отказаться от этого замысла, тем более что постройка моста через реку потребовала бы значительных финансовых и временных затрат. Строительство посёлка развернулось на правом берегу реки, для защиты от паводковых вод в южной части посёлка была сооружена специальная двухметровая дамба.

29 января 1958 года Указом Президиума Верховного Совета Казахской ССР посёлку на площадке 10, не имевшему названия, а неофициально называвшемуся «Заря», присвоено название Ленинский. По проекту посёлок был рассчитан на постоянное проживание около 5 тысяч человек. Однако, благодаря интенсивному расширению проводимых на полигоне опытно-испытательных работ, уже в конце 1959 года в поселке Ленинский проживало 8000 человек, а к концу 1960 года — более 10000 человек.

В конце 1950-х — начале 1960-х годов проводилась массовая застройка посёлка трёхэтажными кирпичными домами («сталинского» типа с высокими потолками) в границах улиц Осташева — Коммунальная — Носова — Ленина, Носова — Коммунальная — Шубникова — Речная; построены четырёхэтажные здания — штаб полигона и универмаг — на площади Ленина.

Жилой город получил вполне официальное название «Ленинск» и уже намного позже в конце 90-х годов ему  было присвоено его сегодняшнее имя. В связи с чем на карте Казахстана появился второй Байконур. А  5-й НИИП получил открытое название «Космодром Байконур» (для публикаций в прессе и т. п. целей) после первого полёта в космос человека — Ю. А. Гагарина, состоявшегося 12 апреля 1961 года, в этот день космодрому было вручено Боевое знамя.

 

Байконур это где

Байконур из космоса.

 

 

Вот делится своими воспоминаниями  заслуженный строитель России, прораб легендарного «Гагаринского старта» полковник в отставке Сергей Алексеенко.

 

— Сергей Андреевич, понятно, засекреченность строительства космодрома была страшная. Но вы-то, военные строители, знали, что возводили?

— Нет. Знали только, что минобороны создает ракетную базу для защиты своих рубежей, нанесения ответного ядерного удара по США в случае войны. В легендах прикрытия Генштаба она имела название «Стадион». Первые строители прибыли на станцию Тюра-Там в январе 1955 года. Но лишь в сентябре начались работы по рытью котлована под первый старт. Техники поначалу не хватало: каких-то пять скреперов, два бульдозера, столько же экскаваторов, пять самосвалов. Все. И это, чтобы за считанные месяцы вынуть из котлована глубиной 50 метров более одного миллиона кубометров породы! Все равно, что Азовское море вычерпывать ложкой.

А тут еще с глубины полтора-два метра пошел не песок, а ломовые глины, которые не брал ни один ковш. Попробовали рыхлить отбойными молотками — бесполезно. Зато разные представители из инстанций, глядя в чертежи, удивлялись «безделью и лености» тогдашнего прораба. И так довели его, что он, разочарованный в своих способностях «выкопать какую-то яму», слег в больницу. Я тогда работал на других объектах. Помню, еще подумал: не дай бог попасть на котлован. И как сглазил: с января 1956 года меня назначили прорабом на первый космический старт. Так что начал Байконур с нуля и прошел всю стройку. До подписания акта сдачи «Гагаринского комплекса», а потом и прочих в эксплуатацию.

— С Главным конструктором встречались часто?

— Конечно. Мы общались очень тесно. Настолько, что некоторые даже окрестили меня чуть ли не «придворным» прорабом Сергея Павловича Королева: по его командам я выполнял работы в действующем монтажно-испытательном комплексе, на старте и т.д.

— Крутой нрав Королева доводилось испытать на себе?

— Он меня схватил за грудки уже в самую первую встречу. Кстати, его фамилию из-за конспирации не называли, просто сказали: «С вами встретится Главный конструктор». А встретиться нужно было срочно. Мы провели серию мелких взрывов и вдруг вышли на водяной горизонт. Как оказалось, чертежи проектного института были подготовлены без данных по гидрогеологии. Я предложил остановиться и начать устройство фундаментной плиты на достигнутой глубине. Но нужно было «добро» заказчика.

Однако Сергей Павлович буквально стал трясти перед моим носом кулаком: «Нет, ты мне выкопаешь котлован строго по проекту или будешь мыть золото очень далеко отсюда!» Я в сердцах бросил: «Далась вам эта глубина. Метр больше, метр меньше — какая разница?» Королев выругался и уже спокойно сказал: «Я с этим не могу согласиться. Ракетная струя должна иметь длину свободного пробега не меньше половины высоты стартующей ракеты. В противном случае ракета не сойдет со старта или, сойдя, упадет рядом. Поэтому прошу: сделай все по проекту!» Вот тогда я впервые понял, что все-таки мы строим. Потом трения с Королевым, конечно, были, но их можно пересчитать по пальцам одной руки. Взаимопонимание было полным.

 

Байконур это где

 

— И как же удалось выполнить просьбу Сергея Павловича, не затопив котлован?

— Все просчитали и сделали два мощных взрыва, чтобы отжать воду и выбрать породу «по суху» до нужной отметки. Драматизм в чем был? Взрывать-то нам «сверху» запретили. Но выхода иного мы не видели. Действовали на свой страх и риск. Я присутствовал при разговоре начальника строительства космодрома Георгия Шубникова и главного инженера Главка минобороны Михаила Григоренко: мол, если что случится, Алексеенко в тюрьму сажать не будем, но одну звездочку с него снимем, понизим в звании.

Первые шурфы бурили ночью, а на день их маскировали бугорком земли. Чтобы проверяющие ничего не заподозрили. Первый взрыв назначили на 5 утра. А за пять минут до него подходит ко мне бригадир подрывников: «Может, не будем рвать,а? Ну ее к черту, эту яму — пусть стоит недокопанная». Я погрозил ему пальцем и показал на часы. А потом рванули 20 тонн взрывчатки. Первым подошел к краю котлована бригадир. Как закричит: «Молодец, прораб! Никакой воды. Утерли мы нос академикам-контролерам!»

— Вы строили не только космодром Байконур, но и потом Плесецк. Где было сложнее?

— Мне кажется, условия строительства Байконура были идеальными по сравнению с условиями Плесецка. Казахстанский климат прекрасный для жизни и строительных работ. А в Плесецке? Тайга, бездорожье и тучи комаров.

— А какая из встреч с Сергеем Павловичем запомнилась вам особенно?

— За год до его смерти. Я тогда работал в минобороны и в тот день пришел на прием с бумагами к Михаилу Георгиевичу Григоренко, который уже был начальником Главка. И вдруг в приемную заходит Королев. Пожал руку: «Что ты тут делаешь?» Рассказал про «лунник». «Это же моя самая лучшая программа» — весело говорит он. А меня тогда мучили проблемы, связанные с подготовкой стартового комплекса для ракеты Н-1, который проектировался мелко заглубленным, так называемым «трехлепестковым». «Вы разрешали сокращать глубины более поздних «гагаринских» стартов?» — быстро задаю вопрос. «Нет». Спрашиваю про сам старт. «Его проект еще не видел», — отвечает. «Сергей Павлович, вы знаете, что с трехлепесткового старта ракета не пойдет? Мы проверили на макете», — тороплюсь я. «Что надо делать?» — «Запроектировать новый старт по типу «гагаринского» или делать пусковой стакан, как на шахтных вариантах». — «Хорошо, — подводит итог Королев. — Я вызову Бармина. Разберусь. Созвонимся».

Потом в кабинете с Григоренко выпили сухого грузинского вина. Сергей Павлович провозгласил тост: «Ну, що, хлопцы, побалакаем. Побажаю вам счастья!» Первым выпил и разбил бокал об пол. Как попрощался с нами.

— Сергей Андреевич, почему, по вашему мнению, лунную ракету Н-1 преследовали неудачи: аварии следовали одна за другой?

— Я убежден: «лунник» погиб из-за плохой газодинамики стартового сооружения. Трехлепестковый старт лунной программы Н-1, на котором настояли проектировщики, «экономично» сокращал объемы земляных работ. Но за такой «экономичностью» маскировалось отсутствие главного условия нормального старта — не было места для свободного пробега газовой струи ракеты. И она сама себя сжигала при старте.

— Правда, что Королев считал Байконур счастливым местом на земле?

— Да, наряду с Одессой, Москвой и Троице-Сергиевой лаврой. Почему? При рытье котлована под «гагаринский» старт на глубине 35 метров было обнаружено древнее костровище. Несколько поленьев были уже покрыты серебристыми высолами. Мы срочно вызвали археологов из ближайшего города. Но они так и не приехали. Тогда я сложил остатки костра в ящик, а одно полено отправил в столицу. Оттуда через три месяца пришел ответ: находке 10-30 тысяч лет. Узнав об этом, Сергей Павлович резюмировал: «Самое главное, что мы строим сооружение на берегу жизни древней цивилизации, значит, это место будет счастливым и для нас». А небольшой уголек положил в спичечный коробок и унес с собой.

— Скажите, а ракетчики не чувствовали себя на космодроме «белой» костью по сравнению со строителями?

— Никогда! Мы жили в равных условиях: тяжело — так всем. Полегчало — так тоже всем. Главный конструктор говорил: «Наземные стартовые сооружения — это больше, чем ракета. Ракета без них — металл, начиненный оборудованием. И потому мы к строителям относимся так же, как и к ракетчикам, ибо они вместе делают одно большое дело».

— А были в истории космодрома анекдотические случаи?

— Сколько угодно. Скажем, такой. На 1957 год помощник Королева заказал цистерну спирта — 12 тонн для промывки систем и прочее. А израсходовали только 7 тонн. Что делать? Ведь знали, что Госснаб СССР на очередной год выделит не больше «расхода». Помощник вызвал бульдозер, вырыли возле цистерны яму и туда слили оставшийся спирт. Засыпали песком. Но кто-то разнюхал, разгреб песок… Черпали прямо котелками. Так на полигоне, где царил сухой закон, появилась выпивка. Правда, порядок навели быстро — остатки спирта просто-напросто выжгли. А Сергей Павлович потом еще долго вздыхал: «Вот стыд-то какой, такое добро и в землю!»

 

Байконур это где

 

Давайте почитаем, что пишет Директор Института истории естествознания и техники РАН Батурин Ю.М.:

Жизнь в городе, конечно, была очень заманчивой для жителей окрестных посёлков, но всё же отличалась скромностью. До начала 1990-х годов там не было ни одного базара. Продукты можно было купить только в магазинах, причём основные — по талонам. Правда, летом крестьяне привозили и продавали со своих лотков овощи и фрукты. Базар появился стихийно в 1991 году, когда в магазинах абсолютно ничего не осталось. Это место первой, полузаконной тогда торговли нарекли «Полем чудес». 26 сентября 1991 года городской рынок легализовали. Общественных туалетов в городе не было вплоть до начала XXI века. На улицах лежали горы мусора. Машин было мало, они обслуживали в основном объекты космодрома, старые автобусы, именуемые в просторечии «скотовозками», ходили (довольно редко) всего по четырём маршрутам. Летом часть автобусов снимали с маршрута и направляли на перевозку жителей на дачи близ аэродрома «Крайний».

Кстати, добраться до аэродрома было трудно. Но ещё труднее — купить билет в Москву: в неделю было всего два рейса, байконурцы записывались в очередь за месяц и постоянно дежурили у единственной авиакассы. Космонавты и технические специалисты летали на Байконур и обратно специальными, не рейсовыми самолётами. Военным строителям всегда было несладко, но после распада Советского Союза условия их жизни стали и вовсе нетерпимыми: у солдат не было чистого белья, они подолгу не были в бане, даже в морозы умывались на улице ледяной водой; кормить стали и вовсе плохо.

И в феврале 1992 года произошёл бунт военных строителей. Благодаря увещеваниям местных аксакалов  трагедий удалось избежать, и солдат отправили «в отпуск», из которого почти никто не вернулся, но всех оставили в покое, не стали трогать. Через год взбунтовались солдаты-ракетчики, готовившие ракету-носитель «Протон», — из-за неукомплектованности части на каждого выпадало работы втрое больше положенного. Был бунт военных строителей и в 2003 году, причём повод оказался неожиданным. Сообщения о строительстве космодрома «Восточный», на который Россия якобы собирается перевести все свои пуски, включая пилотируемые, вызвали слухи о том, что космодром «Байконур» вскоре закроют, а солдат отправят служить в Сибирь. В результате ухода военных с космодрома освобождались квартиры в городе, причём многие из них были с мебелью и вещами, поскольку контейнеров было очень мало и уезжающие бросали всё, лишь бы уехать. Брошенные квартиры тут же стали захватываться жителями ближайших аулов, которые иногда селились в них вместе с козами и другой живностью. Из пустующих квартир стали воровать сантехнику и газовые плиты.

Как говорят, по этой причине в одном из домов произошли утечка газа и взрыв, унесший 16 жизней. Общежитие, в котором селили технических специалистов, приезжавших в длительные командировки по космическим программам, за неприглядные условия жизни прозвали «Бухенвальдом». При переходе управленческих функций в городе от военных к гражданским начались неразбериха и разгул преступности. Между российской и казахстанской милицией на первых порах не было даже прямой телефонной связи.

Вода подавалась по графику даже в медицинские учреждения. ТЭЦ начали забирать у военных в начале отопительного сезона, в результате чего зимой байконурцы остались вообще без тепла и жили в туристических палатках (у кого были), поставленных прямо в квартире. Казалось, Байконур умирает. Многие специалисты покинули его навсегда. Ситуацию спас договор 1994 года, по которому Россия брала космодром в аренду у Казахстана на 20 лет (впоследствии он был продлен). На возрождение Байконура были выделены немалые деньги, но и они стали использоваться так же, как и везде в наше время: когда в городе не осталось средств на закупку хлеба, последовало странное объяснение, что они якобы ушли на закупку бельгийского мороженого, а затем — голландских сыров и шоколадных конфет.

На самом деле деньги просто прокручивали в банках.

Сегодня ситуация выправилась, и Байконур сейчас представляет собой совершенно необычный и непростой город: его мэра назначают указами сразу двух президентов — Казахстана и России. Там действуют оба законодательства — казахстанское и российское (как? — загадка, учитывая, что во многих острых моментах они расходятся). Там слаженно работают правоохранительные органы Казахстана и России, два суда, два военкомата, два загса и в ходу две валюты.

И главное — живут там и граждане России, и граждане Казахстана. Больше нет проблем с холодной и горячей водой, светом, газом, отоплением. Появились новые гостиницы, дома, больницы, скверы, школы, в которых учат и на русском, и на казахском языках, действуют спортивные клубы, построен спортивно-оздоровительный комплекс, между прочим, с 50-метровым, олимпийским бассейном. Вылили на маршруты новые автобусы, появились частные такси (в такси берут деньги с каждого пассажира, даже если они едут вместе, например семьей). Ожил Байконур и продолжает обеспечивать космические запуски. Нельзя отказать байконурцам в чувстве юмора, без которого вряд ли можно было пережить трудные времена.

Когда на въезде в город установили памятник, внизу которого изображены шахтеры, выходящие из забоя, а стелу венчает первый спутник, ему сразу дали название «Из пещеры — в космос». Некогда горком партии прикрыл огромным щитом с большими буквами «КПСС» некрасивый пустырь, а позже на улице за поворотом поставили магазинчик с большими стеклянными витринами. Буквы тут же стали расшифровывать: «Кому похмелиться — стекляшка справа». Ещё один знаменитый дом с магазинами выглядел так слева — мужская обувь, справа — женская, а посередине — винный магазин, который немедленно окрестили «Между ног». Не использовали это название только футболисты, устраивавшие на поле за магазином турнир «Первенство пятого гастронома».

Отразилась в народной топонимике Байконура и вся история — советская и мировая — времен космической эпохи. Есть там микрорайоны «Малая земля» и «Японские острова», в начале 1970-х годов другой микрорайон нарекли «Даманским».

 

 

 

Вот еще несколько легенд Байконура:

Черный пастух

Байконур – в переводе с казахского означает «богатая долина». Так называется та местность, в которой расположен сам космодром. У древних кочевников, живших в тех пустынных местах, была интересная легенда о Черном Пастухе, который соорудил из шкур огромную пращу, наполнил её раскаленными камнями и верблюжьим жиром и бросал эти камни во врагов, которые приближались к его становищу. Падая, горячие камни и жир поражали врагов, те же, кто уцелел, бежали в ужасе. В тех местах, куда падали камни долгое время ничего не росло, и на земле оставались выжженные отметины. Кочевники считали эту долину «пупом земли». По мнению специалистов, легенде этой больше десяти веков. Теперь же из гигантской «пращи» космодрома вылетают совсем другие «горящие камни» – спутники и ракеты. Так древняя легенда нашла свое отражение в зеркале современности.

 

Мещанин-вольнодумец, которого сослали на Байконур.

А был ли он? Конечно, нет. Эта газетная байка появилась в прессе в семидесятые годы и породила нешуточный отклик читателей, которые приняли её за чистую монету. «Московские губернские ведомости» якобы за 1848 г. сообщали: «Мещанина Никифора Никитина за крамольные речи о полёте на Луну сослать в киргиз-кайсацкую степь, в селение Байконур». Так пошутил один из днепропетровских читателей «Известий», который в 1974 г. взял да и прислал письмо в редакцию, в которое вложил вырезку из газеты «Днепр вечерний». Позднее, когда началась шумиха в прессе, читатель признался, что все выдумал, потому что хотел пошутить. Не было никакого мещанина. Не было никакой ссылки.

 

Байконур это где

 

 

 

Байконур это где

 

 

 

Байконур это где

 

 

 

Байконур это где

 

 

 

Байконур это где

 

 

 

Байконур это где

 

 

 

Байконур это где

 

 

 

Байконур это где

 

[источники]

источники

http://vikent.ru/enc/6563/

http://www.rg.ru/2005/06/02/bajkonur.html

http://www.baikonuradm.ru/index.php?mod=city_1

http://www.kik-sssr.ru/Nesterenko.htm

7 легенд Байконура

http://vpk-news.ru/photographs/gallery/15052#slide-7-field_gallery-15052

 

Ну и конечно раз уж сегодня День Космонавтики, давайте еще что нибудь вспомним по этой теме :  вот например Советские звездные войны глазами американцев  или например вот она — Царь — ракета. А вот трагическая Неделинская катастрофа и  кто еще не знает что такое Операция «Скрепка». А мы с вами вспомним Гиперболоиды Советского Союза , и интереснейшую программу «Спираль»

Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия — http://infoglaz.ru/?p=63183

Источник: masterok.livejournal.com


Categories: Другое

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.