Полуостров дежнева

Знатоки географии утверждают, что туристический мыс Дежнёва — не мыс Дежнёва. Истинная правда. С географией не поспоришь. Но диалектика жизни — вещь посильнее книжной географии.

Начать нужно с моряков, так как мысы это их начальные и конечные точки системы координат. Если бы человечество не изобрело корабли, понятия мыс не существовало. Сухопутным эти выпуклости в море ни к чему. С моря, земля видится по другому. Настолько по другому, как рентгеновский снимок черепа и фотопортрет.

Не каботируя все закоулки морской навигацкой науки, скажу, что для моряков мыс — это не точка, а отрезок, который характеризуется не столько наличием самого выступа в море, сколько течениями, образующимися от мыса. Поэтому очень долгое время, со времён первых европейских мореплавателей, весь дежнёвский горный массив, был одним большим мысом, имевший в разные времена разные названия: Каменный нос, Чукотский нос, Необходимый нос, Восточный мыс. Детализация береговой линии и появление на дежнёвском отрезке нескольких мысов, в том числе и самого мыса Дежнёва (до 1898 года -мыс Восточный), произошла во второй половине XIX века. Впрочем, детализация дала названия не всем береговым неровностям.


Полуостров дежнева

Мысы, как личности, бывают чётко выраженными, а бывают так себе. Сам мыс Дежнёва, тот что географический, не ярко выраженный мыс — каменная осыпь. Попасть на географический мыс Дежнёва, прям на самую-самую точку, это примерно такая же абстракция, как попасть на Северный полюс. Во-первых, потому что это физически сложно сделать — каменная осыпь, а во-вторых, даже если спуститься по осыпи вниз, то всё равно точки нет. Мыс — это отрезок. Можно себя тешить мыслью, что оказался чуть восточнее, чем Наукан, но это игры разума, не более.

Впрочем, разум с его играми, легко лечится. Когда квартирно-духовное сталкивается с аутдор-физическим, оно, как единорос, очень быстро начинает переобуваться в воздухе и простраивать новый идеологический маршрут: "Вверх-вниз, по камням, потом ещё вверх-вниз. Ну хорошо, дойду, до вершины сопки, начну спускаться и что я там увижу? Камни? А вдруг туман налетит?". Разумеется, в мире существуют перфекционисты от географии которые верят в магию условных линий и красоту географических координат. Но наша великолепная четвёрка перфекционизмом не страдала. Мысы, как и любовь, измеряются не сантиметрами и минутами, а ощущениями. Ощущение мыса Дежнёва, возникает в местечке, которое называется Наукан.


Ощущение места — штука субъективно-эмоциональная, в которой наглядность является основой доказательной базы. А что может быть нагляднее и доказательней для мыса, как не маяк? Кроме того, что маяки прекрасны и восхитительны по определению, они с мысами семантические братья. В окружении сопок, на приметном холме Ингегрук, как на подиуме, с 1956 года возвышается маяк-памятник Семёну Дежнёву. Маяк хотели поставить в 1955 году, даже таблички с этой датой отчеканили, но не срослось. Маяк заработал в год ХХ съезда КПСС.

Полуостров дежнева

Любой маяк, как магнит: тянет, манит, привлекает. А уж дежнёвский маяк, на такой впечатляющей "подставке" как холм Ингегрук, тем более. Ещё более "тем более", что это не простой маяк, а маяк-памятник Семёну Дежнёву. Бюст первопроходца и информационные таблички, описывающие подвиг казака, настолько органично вписаны в экстерьер сооружения, что кажется, лучше и не придумаешь. Особое эстетическое удовольствие вызывает шрифт на табличках — стилизация древнерусского уставного письма, наш ответ нью-йорк таймсовской гарнитуре. Бесшабашная "О" — влюблённая девушка, склонившая голову на плечо согласному парню, "К" — понтовитый казачок, поставивший ногу на приступку, нахальная "а" — гопник, быковато наезжающий на другие буквы.


буквы — песня! Разве можно шрифтом вызвать чувство гордости за родной язык, историю и подвиг? Оказывается можно, потому что именно это чувство возникает, когда видишь такую красоту. Если чуть дольше всматриваться в написанное, современный либерально-демократический туман сознания сдувает архаичным ветром самодержавности, вольности и веры. Сила в правде, а правда в вере.

Полуостров дежнева

Смущают на маяке только две современные таблички из пластика, на которых канцелярским чиновничьим языком написано, что объект, находится под охраной государства. Они как язвы, бородавки, бельмо и авторский копирайт на фотографии — портят красоту. Самое печальное, что сам же и совершил этот бюрократический вандализм пять лет назад. По просьбе комитета охраны памятников прикрутил их на маяк. Тогда мне казалось что это "миссия и нужное дело", сейчас понимаю что лажа и "святотатство". Маяк, как памятник целостен и не нуждается ни в каких дополнительных элементах декора и информативности.

Обязательный обряд на Дежнёва — селфи на фоне маяка-памятника. Маяк хорош со всех ракурсов, но наиболее пафосен и монументален при фотографировании снизу-вверх, из под скалы. Это классика. Красно-оранжевые лишайники на скалах, в тон цвету маяка, вертикальный архитектурный монументализм и физиогномическая патетика — ты не в простом месте, ты фотографируешься на мысе Дежнёва, в начале русской земли. Пафос и мессианство для русского человека здесь более чем уместны. Особенно, когда знаешь историю.


Потом, когда попадёшь в цивилизацию, т.е. место с доступом в интернет, именно эти фотографии, будут доказательной базой и чекином мыса Дежнёва. И всем френдам (на белую зависть) и не френдам (на чёрную) будет ясно и понятно — человек был на мысе Дежнёва, вон и памятник за спиной. Селфи с маяком в Наукане, как в Москве с Кремлём. В Москве тысяча прекрасных мест, но среднестатистический обыватель мыслит штампами: Москва — это Кремль, мыс Дежнёва это маяк-памятник. Соригинальничать, не сфотаться с маяком, не получится. Тщеславие оно конечно грех, но любимый грех. Побывать на Дежнёва и доказательно, фотографически не прокричать об этом всему миру, как минимум странно. Зачем же тогда ехать в такие дали? Можно на машине съездить на Териберку: и ближе, и проще, и пейзажность не хуже.

Полуостров дежнева

Быть как все на Дежнёва не зазорно, потому что речь идёт не о миллиардах и миллионах, а о нескольких тысячах людей, побывавших в этом месте. Несколько тысяч в современном мире — это эксклюзив. Несколько тысяч не за год, а вообще всего. В Антарктиду ежегодно людей ездит больше, чем на Дежнёва.


Полуостров дежнева

из блога Полуостров дежневаbasov_chukotka

Источник: matveychev-oleg.livejournal.com

Это самая восточная точка материковой России и всего континента Евразия. В хорошую погоду отсюда видно Аляску. Всего 86 километров через Берингов пролив — и вот вы уже на территории американского континента!

Эти места до сих считаются дикими. Сейчас на самом мысе живут только моржи, хотя люди здесь жили с незапамятных времен. Древние эскимосские поселения до сих пор встречаются на пути тех, кто отважился посетить эти суровые края. Мыс Дежнева — одно из самых брутальных мест нашей страны, где часто бывают туманы и постоянно дует пронизывающий ветер. Однако суровая красота этого края, практически нетронутого человеком, привлекает сюда искателей со всего света.

История открытия мыса Дежнёва больше напоминает детектив. Официально эти территории открыл знаменитый датчанин на русской службе Витус Беринг, когда искал путь на Аляску в 1720-х годах. Как известно, сейчас его имя носит знаменитый пролив, разделяющий два континента.


нако за несколько десятков лет до него на мысе побывал казачий атаман и путешественник Семен Дежнёв. В 1648 году он впервые в истории прошел пролив между Северным Ледовитым и Тихим океанами. Впрочем, из-за отсутствия сведений об этом открытии в европейских странах приоритет первооткрывателя достался Берингу. Тем не менее, благодаря экспедиции Семена Дежнёва удалось доказать, что Америка — это самостоятельный континент, а из Европы в Китай можно плавать северными морями вокруг Сибири. Это открытие существенно изменило впоследствии торговую политику многих северных стран, в том числе и России. В честь отважного казачьего атамана на мысе Дежнёва установлен маяк-памятник в виде четырехгранного обелиска, находящегося на высоте около ста метров над уровнем моря.

В настоящее время на территории возле мыса Дежнёва проживают семьи эскимосов в чукотских посёлках Уэлен, Лаврентия и Лорино, а также в эскимосских посёлках Новое Чаплино, Сиреники и Уэлькаль. Кстати, поселок Уэлен — самое восточное поселение Евразии. Об этом поселении, а также о том, что еще можно посмотреть на Чукотке, пишет наш блогер Тимур Ахметов!

Источник: radioiskatel.ru


"Лодки резали утренние туманы, из-за которых показывались величественные скалы оконечности нашей страны. Здесь отчетливо понимаешь, что действительно – вот он этот край земли — та самая оконечность, которую искал герой нашего фильма Семен Дежнев."

Миллионы самых разных птиц рассекают во все стороны, на берегах лежат ленивые моржи, а совсем недалеко от лодки вздымается, томно выдыхая, серый кит.

Такого многообразия жизни мне еще не приходилось видеть прежде! Буквально живой уголок между Россией и Америкой, кстати, силуэты гор которой отсюда уже можно разглядеть.

Пользуясь возможностью, предоставленной нам погодой, мы вели съемки практически 20 часов в сутки, кимаря по 3-4 часа в промежуточных балках (домиках), которые иногда можно встретить на берегу. Для более качественной съемки мы предпринимали попытки высадки меня на берег. Здесь это особенно опасное мероприятие, поскольку в основном берега скалистые и обрывистые. Необходимо было на гребне волны, очень быстро работая мотором, подойти к скальному уступу, вместе с оборудованием выпрыгнуть на берег, а лодке энергично отойти на безопасное расстояние. Один раз, прыгнув на скользкие камни, я едва со всем своим электронным скарбом не ушел под воду…


Конечно же я не удержался и решил сделать заплыв на мысе Дежнева. Ну, знаете ли…. При всем при том, что я занимаюсь моржеванием много лет, такого шок-эффекта я не ожидал! Вроде бы и месяц сентябрь, и воздух теплый, и моржи так весело купаются, но вода ПРОСТО ЛЕДЕНЕЦ!))  С учетом того, что она сильно соленая, температура ее близится резко к нулю.

"Погода буквально на считанные дни подарила нам уникальные состояния Берингова пролива. Такого мощного внутреннего ощущения я не испытывал нигде по нашему маршруту. Разве что на Маньпупунере. Мы двигались достаточно интенсивно, чтобы покрыть большое расстояние, и вскоре показался долгожданный мыс Дежнева."

Также, как и отражено в фильме, как, наверное, это было для Дежнева, Чукотка для нас стала апогеем нашего путешествия. От всего увиденного с трудом можно было сдерживать эмоции!

Мыс представляет собой такие же обрывистые скалы, как и весь восточный берег, но с небольшим углублением в виде полки. Здесь длительное время располагалось чукотское поселение Наукан, расформированное в советское время, дабы уменьшить вероятность контакта чукчей с эскимосами с Аляски. До сих пор с воздуха можно увидеть остатки фундаментов из камней, которыми обкладывали чумы. Здесь же недалеко археологами было найдено огромное захоронение, датируемое 1000 г до н.э. Невзирая на лютые климатические условия, люди живут здесь тысячелетиями, благодаря изобилию Берингова пролива.


Сразу за мысом на длинной косе расположен поселок береговых чукчей Уэлен — самое восточное поселение Евразии. До сих пор вспоминаю те ощущения, когда даже поверить не можешь, что ты все еще находишься в своей стране – настолько здесь чувствуется отрыв от остальное цивилизации.

Все чукчи с благодарностью вспоминают времена правления Абрамовича. Хоть сделал он и не самые глобальные вещи, но элементарным жильем людей обеспечил.

Живут здесь в основном на промысловом хозяйстве. В поселке есть очень сильная сувенирная мастерская, где вырезают самые необычные фигурки из моржовых бивней. Занятный тот факт, что издавна бивень использовался по сути, как книга. На нем рисовались различные истории, сказки для детей.

В одном из таких поселков нас едва не развернули со всеми нашими съемками для Географического общества.. Приезжая на Чукотку, необходимо оформлять разрешение на посещение любого места, поскольку округ является пограничной территорией с Америкой. Конечно же мы подали заявку, где были перечислены почти все населенные пункты. В каждом из них есть пограничная застава, и пограничники, как только видели нашу съемочную группу, сразу требовали соответствующую бумагу. И вот, неожиданно для нас, этого поселка не оказалось в списке. “Ну что, пойдемте составлять протокол. Ранее не привлекались?” – смотря железными глазами, спросил меня пограничник. Меня немного передернуло, но вопрос решили достаточно оперативно, позвонив вышестоящим органам…


Самая большая печаль Чукотки – это повальный алкоголизм населения. Причем, различными неформальными методами сюда на регулярной основе попадают новые и новые партии алкоголя, что превращает большинство жителей, вплоть до молодого возраста в хронических алкоголиков. К сожалению факт налицо – дальними поселениями чукчей практически никто не занимается. На этом я еще отдельно далее остановлюсь. В Уэлене нам пришлось переночевать. Пишу пришлось – потому как это отдельное воспоминание о понятии гигиены на Чукотке))

Источник: vozduh2005.livejournal.com

Утреннее Берингово море.
Полуостров дежнева

А, может, уже Чукотское. Собственно, весь Берингов пролив является стыком двух океанов: Тихого и Северного ледовитого. Условной границей считается тот же мыс Дежнева (эск. Тугнехалха), но это очень условное понятие. Равно, как и определение самой восточной точки Евразии. В любой энциклопедии вы найдете, что это и есть мыс Дежнева. Но сам мыс находится гораздо севернее того места, которое обычно называют мысом Дежнева — маяка-памятника Дежневу рядом с Науканом. Саму самую восточную точку можно увидеть только на карте. Ну, возможно, еще и с воздуха. Ни с моря, ни с суши определить ее невозможно. С суши к ней еще и не подойти — это изолированный плосковершинный горный массив высотой до 740 м, круто обрывающийся к морю. Так что будем считать, что Наукан и есть самая восточная точка Евразии. К нему мы, собственно, и направляемся…

Утром мы выдвигаемся в сторону дежневского массива.  Идем по галечной косе вдоль моря в направлении поселка Дежнево. Погода с утра резко испортилась — дует сильный ветер и со стороны моря летят холодные брызги, идет мелкий колючий дождь.

Вот так я выгляжу в полной боевой:
Полуостров дежнева
фото Полуостров дежневаvadaskovich

Около часа пути по косе и мы попадаем в Дежнево:
Полуостров дежнева

Полуостров дежнева

Дежнёво (чук. Кенискун — «находящийся в изгибе», эским. Канискак — «вершина бухты») VI-V вв. до н.э. — 1951 год. Заброшенное чукотское поселение, расположенное на юге перешейка, соединяющего Дежневский массив с материком. Село возникло в конце XIX века, когда американский торговец Олаф Свенсон основал здесь факторию Спасаясь от голода и эпидемий, сюда постепенно стали переселяться чукчи из селений Валкатльан, Тунитлен, Ылэймин. С начала ХХ века до середины 1920-х годов в Дежнёво действовала фактория Караева и американского торговца Ч.Карпенделя. В 1931 году в Дежнёво в 15 ярангах проживало 98 чел, из которых 38 — дети. В 1932 году в посёлке было организовано товарищество «Красная звезда», которое в 1951 году объединяется с колхозом «Красная заря», после чего жителей Дежнёва переселили в Уэлен. В посёлке проживали косторезы — мастера создания сюжетных рисунков на цельных моржовых клыках. Работы умельцев «дежнёвской школы» признаны самыми высокохудожественными чукотскими гравюрами XX века. Коллекция из этих произведений в настоящее время хранится в Дальневосточном художественном музее.

В 1930-1980-е годы рядом с поселением действовала пограничная застава. В настоящее время в Дежнёво сохранилась несколько домов, которая используется уэленскими морзверобоями как промежуточная промысловая база. В одном из них, где мы останавливались, без проблем может расположиться больше 10 человек, есть печь и электричество — во дворе своя мини-подстанция.

Интересные факты о Дежнево и фотографии разных лет можно найти здесь.

Так как Дежнево давно стало пристанищем уэленских морзверохотников, кости и туши животных тут — обычный элемент пейзажа. Равно, как и останки лодок и прочих охотничьих принадлежностей:
Полуостров дежнева

Полуостров дежнева

Полуостров дежнева

Несотря на то,ч то погранзастава давно не действующая, именно в Дежнево мы встретили первых живых людей в тундре — пограничников на вездеходе. Собственно, они заранее знали о нас и ждали нашего прихода. Быстро оценив наши возможности в плане мобильности, командир отряда рассказал, как нам быстрее попасть в Наукан, а также предложил свой вездеход в качестве средства быстрой доставки на вершину дежневского массива, где была стоянка отряда, некоторым членам нашей группы, в которую попали все лица женского полу, а также ваш покорный слуга, накануне повредивший ногу и сильно хромавший. Я сначала пытался возражать, но был запихнут в вездеход, о чем, впрочем, в последствие не особо жалел, так как остальная группа намыкалась в тот день по горам. Обратно мы шли нормальным путем — в обход, через долину, но путь туда basov_chukotka решил проложить напрямик — через дежневский массив.

Этот путь, конечно, ближе (около 10 км "по птичке", т.е. по воздуху), но по факту выяснилось, что дольше. Горы там, отмечу, довольно крутые, повсюду курумник. А главное — в тот день был сплошной туман, в котором группа несколько раз сбивалась с курса, несмотря на наличие ДВУХ навигаторов, в итоге дорога у них заняла больше 6 часов.

Мы же на вездеходе долетели за час. Долетели почти в прямом смысле, т.к. вездеход несся с огромной скоростью, подпрыгивая на ухабах и погружаясь в жидкую грязь, кое-где застревая и ревя мотором, крутясь вокруг своей оси. Грязью этой сразу же залило все окна, так что насладиться красотами природы или просто оценить скорость движения не получилось. Вездеход трясло так, что местами это напоминало советский аттракцион, в котором внутри домика находится капсула, которая вращается так, что находящимся внутри кажется, что дом ходит ходуном.

Наконец мы оказываемся наверху дежневского массива. Здесь стоит полуразрущенный балок, рядом с которым погранцы развели костер и готовят еду. Отсюда можно спуститься прямо в Наукан. Местечко, надо сказать, не очень приятное. Все вокруг покрыто острыми камнями огрмного размера — любое передвижение крайне затруднительно, так что просто сходить в туалет уже испытание. Дует промозглый ветер, и вообще холодно — градусов, хорошо если, 5-6. И сплошной туман. Вернее, как объяснили погранцы — это облако, окутавшее дежневский массив сплошной пеленой. Впрочем, самих погранцов это ни сколько не смущает — они привыкшие. Спокойно стоя на ветру, кипятят чайник, курят, шутят, периодически ходят в вездеход греться.

Приехали мы около пяти. Остальную группу решено ждать до девяти, а в десять, если они не дойдут — идти на поиски. Время летит быстро, и вот уже десять (напоминаю, что полярный день, а здесь в тумане разницы между днем и ночью вообще нет), один из пограничников неохотно натягивает бушлат, чтобы идти вниз. Но тут же появляется basov_chukotka с частью команды — остальные уже внизу в Наукане.

Путь вниз по прямой тоже оказывается испытанием. Идти вниз по курумнику — занятие не из приятных, а учитывая,что камни реально огромные и острые, а вокруг туман, что носу не видно. В общем спускались мы долго, я несколько раз чуть было не загремел вниз на скорости, явно превышающей мои физические способности, но, к счастью, пограничники, для которых, прыжки по этим камням давно стали привычными, пошли нас провожать, и, идя рядом, банально ловили меня, когда я терял равновесие.

И вот мы спустились в Наукан. Об этом я догадался, увидев в тумане постепенно проступающий силуэт маяка-памятника Дежневу:
Полуостров дежнева

Снег на этом склоне не тает никогда. Эту шапку можно увидеть на всех фотографиях этого места (разумеется, летом — зимой в снегу все вокруг):
Полуостров дежнева

Полуостров дежнева

Полуостров дежнева

А вот и табличка на стороне, обращенной к морю — ее повесили, когда построили сам маяк — в 1956 году:
Полуостров дежнева

На одной из четырёх сторон памятника, облицованных мраморной крошкой, в небольшой нише воздвигнут бронзовый бюст Дежнева. На боковых гранях надписи на досках рассказывали о продвижении русского морехода с Индигирки до Алазеи от неё до Колымы, а от Колымы до пролива. К слову, Дежнев — первый известный мореплаватель, прошедший по Берингову проливу, соединяющему Северный Ледовитый океан с Тихим и разделяющему Азию и Северную Америку, Чукотку и Аляску, причём сделал это за 80 лет до Витуса Беринга, в 1648 году. Примечательно, что Берингу не удалось пройти весь пролив целиком, а пришлось ограничиться плаванием только в его южной части, тогда как Дежнёв прошёл пролив с севера на юг, по всей его длине. ИМХО в том, что пролив и море назвали именем Беринга — дичайшая несправедливость…

Полуостров дежнева

Два года я мечтал попасть в это место, и вот, наконец, мечта сбылась. Йеееес, я на мысе Дежнева! До сих пор не могу поверить, что дошел! Заметьте, не долетел, не доехал на мотолыге, не дошел на вельботе, а дошел на СВОИХ ДВОИХ. Немногие люди на этой планете могут этим похвастаться…

Ну, конечно же, надо было сделать селфи:
Полуостров дежнева

Полуостров дежнева

Полуостров дежнева

Полуостров дежнева

Полуостров дежнева

Полуостров дежнева

Когда-то в начале прошлого века там, где сейчас памятник, в честь Дежнева поставили крест. Того креста давно нет, его срубили еще в 30-е, а это  — новодел:
Полуостров дежнева

Еще немного красавца-маяка с разных ракурсов:
Полуостров дежнева

Полуостров дежнева

Полуостров дежнева

А вот так маяк выглядит с "внутренней стороны". Обратите внимание на таблички. Эти таблички мы перли (вместе с дрелью) на себе, ибо имели почетную миссию от министерства культуры прикрутить их к памятнику:
Полуостров дежнева

Кстати, цепь на "внешней" стороне кто-то спилил. Наверное, на цветмет. Это ж надо же  — приехать на край Земли, за цветметом. Это Россия, детка!

К утру туман немного рассеялся:
Полуостров дежнева

Полуостров дежнева

Полуостров дежнева

Полуостров дежнева

До 1980-х годов здесь располагалась пограничная застава и метеостанция. Сейчас от них остались лишь несколько строений:
Полуостров дежнева

Полуостров дежнева

Полуостров дежнева

Полуостров дежнева

Полуостров дежнева

Полуостров дежнева

Полуостров дежнева

Полуостров дежнева

Полуостров дежнева

Полуостров дежнева

Полуостров дежнева

Полуостров дежнева

Полуостров дежнева

Полуостров дежнева

Этот памятник хочется фотографировать и фотографировать:
Полуостров дежнева

Полуостров дежнева

Полуостров дежнева

Полуостров дежнева

Забегая немного вперед — вот так памятник выглядит с севера. На переднем плане — сопка Бегемот.

Полуостров дежнева

Продолжение следует…

Источник: ogneev.livejournal.com

Русский Одиссей – так можно назвать землепроходца, первооткрывателя Семёна Дежнёва. Пятьдесят лет своей жизни он странствовал по северным морям, открыл пролив между материками Евразия и Северная Америка, наладил торговлю с чукчами, был счастливо женат и всё время попадал в необычные истории, выход из которых находил только благодаря своей смекалке. Его открытия добавили бы Руси 1/5 от её территории, но она оказалась не готова, и географические открытия Дежнёва почти век оставались незамеченными. Что толкало Семёна Дежнёва в опасное плавание? Какие земли он открыл? Как сумел пройти северные льды и найти на материке своё эльдорадо? Об этом и многом другом в нашем материале.

Лето 1648 года. Дежнёв и его товарищи открыли мыс в Беринговом проливе – крайнюю северо-восточную точку Азии. Учёные предполагают, что в этом походе атаман Семён Иванович добрался и до Аляски. Посмотреть за границы горизонта было в характере опытного авантюрного моряка. Вот только открытие останется незамеченным. И лишь через 250 лет этот мыс получит его имя, а пролив и вовсе назовут в честь Витуса Беринга, который достигнет его 81 годом позднее.

Шесть кочей экспедиции Дежнёва – Попова вышли из устья реки Колымы, обогнули Чукотский полуостров, вышли из Ледовитого океана в Тихий и практически достигли своей цели – приплыли южнее устья реки Анадырь.

Это был оглушительный успех: в эпоху Великих географических открытий считалось невероятным приплыть именно туда, куда намеревался. Плавание заняло несколько месяцев и осуществилось только со второй попытки, так как годом ранее ему помешали льды.

Коч – поморский корабль, палубное речное судно со скруглённым дном (чтобы избежать вмерзания во льды), длиной около 9 метров, ходившее под парусом. Если ветра не было, шли на вёслах. Изначально эти суда вообще не предназначались для хождения по морю.

В экспедиции участвовало 90 человек, причём там присутствовала и женщина! Это была якутянка – жена Федота Попова. Имя её не сохранилось, как и имена большинства участников того плавания.

Ранние годы

Дежнёв родился, предположительно, в 1605 году, хотя у историков нет документов, подтверждающих этот факт. О месте рождения Семёна Ивановича также нет единого мнения. Немало биографов склоняется к тому, что Дежнёв, как землепроходцы Василий Поярков, Ерофей Хабаров, Владимир Атласов, появился на свет в Великом Устюге. В этом городе сегодня установлен памятник Семёну Дежнёву. Сведения о Дежнёве есть только с 1638 по 1671 год. Когда Семён Иванович попал в Сибирь – точно неизвестно. В Сибири он вначале служил в Тобольске, а после в Енисейске, откуда в 1638 году перебрался в Якутский острог, только что основанный по соседству с ещё не покорёнными племенами инородцев.

Казачья служба

В Якутске Семён Дежнёв служил рядовым казаком, скромное жалованье не выплачивали годами. Не на что было «платьишка и обувь купить». Дежнёв стал заниматься пушным делом и обзавёлся хозяйством. В скором времени он женился на якутянке Абакаяде Сючю. В браке родился сын Любим. Со временем он также стал казаком.

Начиная с 1640 года Дежнёв неоднократно принимал участие в походах по Восточной Сибири. В них он собирал ясак – налог пушниной, при этом нередко приходилось применять оружие против враждовавших между собою племён. За 20 лет службы в Якутске Дежнёв был ранен девять раз.

Так, в 1641 году Семён Иванович с партией из 15 человек собирали ясак на реке Яне. Они смогли доставить его в Якутск, выдержав схватку с шайкой из 40 человек. В следующем, 1642 году он вместе с Стадухиным отправился для сбора ясака на реку Оемокон (Оймякон), откуда он спустился в реку Индигирку, а по ней вышел в Ледовитый океан, затем достиг реки Алазеи и Колымы. Так летом 1643 года Дежнёв в составе отряда землепроходцев под командованием Михаила Стадухина открыл реку Колыму.

Сибирь и её окрестности

В XVII веке Восточная Сибирь бурно развивалась. Здесь создавали предприятия по добыче мехов, экспортировавшие шкурки на мировой рынок. Сибирские прибыли давали до трети государственного дохода России. Естественно, инициативные служилые люди в Сибири и на Севере шли на риск, чтобы заработать и сделать себе имя перед лицом государя.

Русская земля, возникшая на пути «из варяг в греки», расширялась по движению рек. С Русского Севера, раньше всех ставшего частью земли Русской, холмогорцы морскими путями двинулись к Груманту, Оби, Енисею, Мангазее.

В XVII веке в Сибири проводились регулярные ярмарки, в поисках счастливой доли сколачивались невероятные состояния.

Так, в 1645 году якутская таможня отпустила только на подведомственные Колымскому острожку земли 551 человека с товарами на 16 067 рублей. Лошадь в те времена в Сибири стоила 20–30 рублей, а «на Русе» – 2–3 рубля.

Сюда бежали от крепостничества многие русские люди. Восточная Сибирь была далека от центра государства, до Москвы нужно было добираться два года, вести шли очень медленно. Например, часть грамот Дежнёва в Москву адресована царю Михаилу Фёдоровичу, в то время как тот уже умер и в Москве правил новый царь, Алексей Михайлович.

Морская дорога была трудная, но позволяла обойти Уральские горы («Камень»), где купцов поджидали местные, не слишком дружелюбные народы. Каждое путешествие сопровождалось стычками, вооружёнными нападениями и борьбой, местные племена участвовали в осадах русских острогов как на стороне нападающих, так и на стороне осаждённых.

Семён Дежнёв несколько раз участвовал в посреднических миссиях и проявил себя как незаурядный дипломат. Русский царь и его воеводы требовали от служилых людей не причинять притеснений местному населению, которое стало новыми подданными Русского государства. По царскому приказу разбои и грабёж сурово карались, иначе местное население могло уйти вглубь, и подати было бы платить некому.

Иногда русские сталкивались с легендами о землях, битком набитых соболями, «рыбьим зубом» и серебром. Возможно, слухи распространяли местные жители, желающие как можно дальше спровадить первопроходцев.

Дежнёв неоднократно слышал легенду об очень богатой «реке Погычи», берега которой кишат соболями. Было известно только, что речка находится за Колымой, которую недавно открыли и осваивали.

Купцы Усовы поверили в байки про несметные богатства реки Погычи и отправили своего приказчика Федота Попова её найти. Ноздря в ноздрю с ними шли устюжанские купцы Гусельниковы. Усовы и Гусельниковы принимали очень активное участие в сибирской торговле, продавая мыло, сукно, кармазин, сапоги, кожу, ремни и прочее. Два семейства объединились и наняли Дежнёва в качестве официального руководителя экспедиции. Недостатка в храбрых, отчаянных и бывалых людях в тех краях не было, но у Дежнёва, помимо смелости и опыта, имелся дипломатический талант и умение находить взаимовыгодные компромиссы.

Семён Дежнёв пообещал добыть в царскую казну 250 соболей и стал главным государевым человеком в экспедиции, организованной Федотом Поповым.

Экспедиция

Но мечты о лёгкой наживе в богатых землях лелеяли не только купцы. На место Дежнёва претендовал глава разбойничьей шайки Герасим Анкудинов. Когда он понял, что Дежнёв его обошёл, Анкудинов снарядил на свои деньги коч и самовольно присоединился к экспедиции Попова – Дежнёва.

Дежнёв категорически не признавал его как участника экспедиции, упорно писал в своих «отписках», что кочей шесть, а не семь, и пытался жаловаться на него в центр, называя вором и грабителем. Федот Попов в этой ситуации держал нейтралитет.

Летом 1648 года экспедиция Попова в составе шести кочей отправилась в путь. Мореходам повезло, и они не столкнулись со льдами. Экспедиция Дежнёва была оснащена компасом, и Семён Иванович оставил ориентации по сторонам света при описании Большого каменного носа, достаточно прогрессивное для его эпохи. Обогнув мыс, который впоследствии будет назван в его честь, Дежнёв вышел в Тихий океан и доказал существование загадочного «пролива Аниан», о котором только догадывались европейские мореплаватели. Незапланированное Великое географическое открытие совершилось.

Семён Дежнёв:

«А с Ковымы реки итти морем на Анандырь реку, и есть Нос, вышел в море Далеко, а не тот Нос, который от Чухочьи реки лежит, до того Носу Михайло Стадухин не доходил, а против того Носу есть два острова, а на тех островах живут чухчи, а врезываны у них зубы, прорезываны губы, кость рыбей зуб, а лежит тот Нос промеж сивер на полуношник [норд на норд-ост]. А с рускую сторону Носа признака: вышла речка, становье тут у чухоч делано, что башни ис кости китовой. Нос поворотит кругом, к Онандыре реке под лето [зюйд]».

Русские в тот период полагали, что к северу от Руси находится некая «Новая земля». По тогдашним представлениям, она начиналась от одноимённого архипелага и простиралась дальше на восток. Дежнёв доказал на практике, что эта «Новая земля» с Русской не смыкается и есть возможность пройти к устью Анадыри морем.

У Каменного носа коч Анкудинова попал в шторм, и он перебрался на корабль Попова. Позднее Федот Попов и Герасим Анкудинов погибли, как и большая часть их команд. Их корабли разметало по Ледовитому океану. Позже самих их выбросило на берег, где вскоре они умерли от цинги. Об этом Дежнёву рассказала жена Попова, которая выжила и которую он через два года обнаружил в плену у коряков.

Для Дежнёва поход 1648 года тоже едва не закончился гибелью: его коч потерпел крушение в районе Олюторского залива, из 90 участников экспедиции осталось в живых 24. Они пошли по суше вдоль моря к устью Анадыри и шли так десять недель после того, как потерпели крушение зимой в океане. Шли на лыжах, пытаясь добывать себе еду. Из 90 человек, вышедших из устья Колымы до устья реки Анадыри, которая и была целью плавания, добрались в итоге 12 человек.

Семён Дежнёв:

«А шел я, бедной Семейка, с товарищи до Анандиры реки ровно десять недель, и пали на Анандырь реку вниз близко моря, и рыбы добыть не могли, лесу нет. И з голоду мы, бедные, врознь розбрелись. И вверх по Анандыре пошло двенатцать человек».

Эти 12 человек во главе с Семёном Дежнёвым поставили Анадырский острог. Пережив голодную и холодную зиму, путешественники построили новые суда, на которых поднялись по реке на 500 километров, выдержав бой с местным населением – анаулами, в котором Дежнёв был ранен. Всё это время он тщательно изучал неизведанный край. Помимо прочего он обнаружил в вечной мерзлоте залежи моржовой кости. Только за месяц путешественнику удалось добыть 150 пудов уникального материала. 

В 1650 году к Дежнёву пробилась группа русских первопроходцев, которые добрались до Анадырского острога по суше. Но Дежнёв не спешил на родину и продолжал командовать Анадырским острогом еще 12 лет. В Якутск казачий атаман вернулся в 1662 году, спустя 20 лет. Затем он отправился в Москву с гигантской партией рыбьего зуба (289 пудов рыбьего зуба, что по московской цене 60 рублей за пуд составило более 17 тысяч рублей), собранного им.

В Москве он получил свой процент с прибыли, добытой им для государя, – 500 рублей соболями. Дежнёв сразу стал богатым человеком. Кроме того, ему выдали задолженность по денежному и хлебному жалованью: треть – деньгами, две трети – сукном. После этого Дежнёва повысили до атамана с соответствующим окладом. Ещё восемь лет он мирил враждующие роды эвенков-тунгусов на реке Оленёк, а в 1671 году, когда отчаянному атаману перевалило за 60 лет, он поехал в столицу на покой, где скончался в начале 1673 года.

Посмертная слава

Дежнёв был неграмотным, он был, по сути, промысловым администратором. Но он сделал и зафиксировал Великое географическое открытие: дал подробное и узнаваемое до сих пор описание мыса, оставил приметы, указал направления.

В начале XVIII века многих интересовал вопрос: «Соединяется или нет Азия с Америкой?» С просьбой снарядить экспедицию впервые обратилась к Петру I Парижская академия наук, членом которой Пётр формально являлся. В результате 23 декабря 1724 года император дал указание Адмиралтейств-коллегии снарядить на Камчатку экспедицию под начальством достойного морского офицера. Адмиралтейств-коллегия предложила во главе экспедиции поставить капитана Беринга. 6 января 1725 года – всего за несколько недель до своей смерти – Пётр собственноручно написал инструкцию для Первой Камчатской экспедиции. 

Карта же Большого каменного носа была составлена Герхардом Миллером только в 1737 году по показаниям документов Дежнёва, обнаруженных в Якутске. С этого началась и его посмертная слава. Один из первых историков Сибири Герхард Миллер приложил все усилия к тому, чтобы этот русский приоритет стал широко известен. Таким образом, Семён Дежнёв навсегда вписал своё имя в историю и географию.

Возможно, царские чиновники не придали открытию значимости из-за наличия более удобного и безопасного сухопутного пути с Анадыря на Колыму. С лёгкой руки Джеймса Кука, не знавшего о подвиге Дежнёва, пролив получил имя Витуса Беринга, который побывал в этих местах почти на век позже Дежнёва и не прошёл через пролив из Тихого океана в Северный Ледовитый, а лишь приблизился к нему. 

По достоинству географические заслуги Дежнёва были оценены только в XIX веке, когда 1898 году в честь 250-летия похода с Колымы на Анадырь по предложению Русского географического общества крайняя восточная точка Евразии была названа его именем – в 1898 году «мыс Восточный» указом императора Николая II получил имя Дежнёва.

***

Познакомиться с биографией великого землепроходца и увидеть места, по которым он странствовал, можно в кинотеатре на картине Леонида Круглова «Великий северный путь». Этот уникальный фильм снят при грантовой поддержке Русского географического общества. Над его созданием работали четыре года. Редкие документы, удивительные кадры, Русский Север во всей своей первозданной красе.

Расписание показов в разных городах здесь.

Источник: www.rgo.ru


Categories: Остров

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.