5 апреля 1722 года

Почему остров пасхи так назвали
Остров Пасхи (Разсиа) известный вулканический остров в восточной части Тихого океана, на расстоянии 3000 км от чилийского побережья Южной Америки. Площадь 165,5 км2, максимальная высота до 539 м, население около 2 тысяч человек. Имеет форму треугольника, по бокам которого возвышаются вулканы.
Остров открыт голландским мореплавателем Я. Роггевеном в 1722 году в день Пасхи и в честь этого праздника назван.
Тогда же на острове были обнаружены остатки исчезнувшей культуры полинезийцев, покрытые письменами дощечки (большую их часть европейцы сожгли) и большие каменные статуи высотой до 8 м. Все последующие попытки расшифровать письменность прежних жителей острова кончились неудачей. Только в начале 1996 года в Москве было впервые объявлено о том, что все 4 сохранившиеся текстовые дощечки расшифрованы. Прежнее название острова на языке полинезийцев Рапануй (Rapa Nui). До сих пор огромную загадку для историков представляют сотни огромных голов, покрывающих остров.


ходе нескольких натурных экспериментов было убедительно доказано; что полинезийцы с помощью самых примитивных технических средств вполне могли транспортировать статуи из каменоломни к месту установки на берегу океана. В легендах сказано, что головы сами шли к океану, и, действительно, во время экспериментов установленные вертикально головы раскачивали веревками за верхнюю часть и попеременно продвигали вперед правое и левое пяечо каменного бюста, что на посторонних наблюдателей производило впечатление самостоятельной ходьбы . Тем не менее простые расчеты показывают, что за сотни лет небольшое население (остров не в состоянии прокормить большое количество людей) не смогло бы вытесать, перевезти и установить даже половину имеющихся статуй. До сих пор идут споры о предназначении каменных голов: почему часть изваяний бросили на каменоломне, зачем сами строители повалили часть уже установловленных статуй, а на некоторые из оставшихся стоять водрузили каменные шапки? Наиболее достоверным признано объяснение, что статуи устанавливались островитянами из-за того, что долгое время каменные истуканы представляли собой предмет гордости и зависти у разных кланов и групп. В результате непродуманного земледелия и массовой охоты на многочисленных когда-то животных флора и фауна острова резко пришли в запустение и нарушилось экологическое равновесие. Из-за исчезновения больших деревьев древние полинезийцы потеряли способность строить надежные лодки для плавания в океане, и остров оказался фактически отрезанным от остальной части суши на сотни лет. Полуголодное население острова несколько раз начинало кровопролитные гражданские войны, во время которых противоборствующие кланы занимались каннибализмом, мародерничали, грабили, сбрасывали на землю статуи своих врагов.


Почему остров пасхи так назвали

Еще в 1687 году флибустьер Девис заметил землю на этой широте, но лишь в 1722 году Роггевен, командующий флотилией из трех кораблей, открыл остров.

ТАЙНЫ И ЗАГАДКИ ОСТРОВА ПАСХИ

Почему остров пасхи так назвали

Ещё здесь много полезной информации

Источник: otvet.mail.ru

Факт 1. Когда на остров Пасхи впервые прибыли европейцы, местная цивилизация находилась в упадке, хотя самым первым поселенцам он достался в первозданном виде. Но вскоре аборигены вырубили все деревья, а животные были съедены или вымерли без привычной флоры. Рыбу в прибрежных водах тоже выловили довольно быстро, есть стало совсем нечего.

Хотели бы аборигены уплыть с острова, но для строительства лодок к тому моменту уже не было древесины. Цивилизация докатилась до каннибализма. Прибывшим европейцам остатки местного общества смогли рассказать только лишь обрывки о той цивилизации, которая здесь когда-то была.


Факт 2. Исследования показали, что ранее на острове царили параллельно сразу две цивилизации. Одна из них верила в духов, и якобы общалась с ними. Её представители умели обрабатывать камень, и именно они вытесали всех истуканов.

Аборигены другой цивилизации не умели работать с камнем, но истуканов тоже хотели иметь. Поэтому племена производили взаимовыгодный обмен: припасы меняли на каменные фигуры.

Письменность у племён тоже была разная: одни писали слева направо, другие – наоборот. Археологи нашли на острове две разновидности табличек с письменами, которые до сих по не расшифрованы.

Факт 3. Около пяти веков назад на острове проживало до 20 тысяч человек. Это был максимум за всю историю. Когда европейцы сюда добрались, здесь было не более 4 тысяч местных, которые ютились в пещерах. Сегодня на Рапа-Нуи – так называют остров его жители – уже почти 6 тысяч человек, но только половина из них – коренные рапануйцы.

Факт 4. Однажды европейцы привезли кур и овец на остров, чтобы разводить их, потому что местным практически нечего было есть. Однако инициатива не увенчалась успехом, так как вся живность была съедена, не успев размножиться. Сегодня положение вещей обстоит лучше, на острове даже есть лошади – на них туристов катают за деньги.


Факт 5. На самом деле истуканы не такие тяжёлые, как кажутся. Они сделаны из лёгких вулканических горных пород. Всего их 397 и почти все они стоят вдоль берегов, обращая лица на остров, чтобы защищать его.

Интересно, что многие из статуй не закончены, и всё говорит о том, что работа над ними прекратилась резко и одномоментно. Наиболее старым статуям почти 1000 лет. Их вес не более 5 тонн, хотя среди незаконченных есть одна, которая по идее должна была быть около 20 метров и весить 270 тонн.

Факт 6. Остров Рапа-Нуи – самый удалённый от любого материка на Земле, хотя сегодня добраться до него несложно. Принадлежит остров государству Чили, и авиасообщение к нему налажено.

Факт 7. Уже давно исследователи ищут ответ на один интересный вопрос: каким образом платформа, на которой когда-то стоял истукан, попала на небольшой островок Моту-Нуи, что находится к югу от острова Пасхи? Ведь лодок у местных не было.

Факт 8. Ранее на острове правили вожди, последний из которых ушёл в мир иной при странных обстоятельствах в 1898 году. За 10 лет до происшествия чилийцы объявили остров Пасхи своими владениями и начали там хозяйничать.

Вождь отправился в Чили, чтобы подать жалобу на поведение вновь прибывших, но назад не вернулся. Он умер в городе Вальпараисо по непонятным причинам (о которых, впрочем, можно догадаться).


Факт 9. Современное название острова Пасхи на самом деле происходит от праздника Пасхи. Именно в этот день в 1722 году первый европеец – мореплаватель Якоб Роггевен родом из Нидерландов – ступил на Богом забытый островок, который оказался размером как Княжество Лихтенштейн – всего 163,6 км².

Спасибо за ваши лайки 👍 и подписывайтесь на канал «Границы условные». Здесь ещё больше интересной, а иногда и полезной информации.

Источник: zen.yandex.ru

МОСКВА, 18 окт — РИА Новости, Владислав Стрекопытов. Остров Пасхи — одно из самых загадочных мест на Земле. Кто и зачем поставил там множество гигантских статуй, из-за чего погибла древняя цивилизация, причем столь внезапно, что многие изваяния так и остались незавершенными, — на этот счет есть разные гипотезы. Новые научные методы помогли внести некоторую ясность. Только за последний год опубликовано несколько новых работ, приоткрывающих тайны Рапа-Нуи, как еще называют остров.Откуда родом рапануйцыНекоторые ученые полагают, что в 800-900-х годах нашей эры остров Пасхи уже был заселен — об этом свидетельствуют обгоревшие пни того времени. Заселить его могли и раньше, но подтверждений этому пока нет.


но лишь, что к 1200 году остров уже точно был освоен.О том, откуда прибыли люди, ученые спорили. Большинство указывали на другие острова Восточной Полинезии. Местный язык относится к малайско-полинезийской ветви и близок к тонганскому, таитянскому и гавайскому. По другой гипотезе, предки рапануйцев приплыли из Южной Америки. Так считал, например, знаменитый норвежский исследователь и писатель Тур Хейердал. Чтобы подтвердить это, в 1947 году он вместе с товарищами доплыл на плоту «Кон-Тики» от берегов Перу до атолла Рароиа в архипелаге Туамоту, преодолев 6980 километров.В пользу южноамериканской версии — и характерная инкская кладка ряда сооружений на Рапа-Нуи, и культ человека-птицы. К тому же когда в 1722 году на острове появились первые европейцы, здесь уже активно возделывали сладкий картофель и бутылочную тыкву — сельскохозяйственные культуры, известные тогда только в Южной Америке.Но откуда бы ни прибыли первые поселенцы, им пришлось проделать длинный путь. Остров Пасхи — один из самых удаленных и труднодоступных на планете: 3514 километров до Южной Америки на востоке и 2075 километров до ближайшего обитаемого острова Питкэрн на западе. Местная легенда гласит, что люди приплыли сюда на двух огромных пирогах вместе с семьями и домашним скотом.Генетика дает ответРасшифровки ДНК из захоронений доевропейского периода, выполненные в 2017-м, никаких признаков прямого смешения с южноамериканскими народами в генах коренных жителей не продемонстрировали.

то же время ученые не выявили и «чистой линии» островитян. Исследователи пишут, что с генетической точки зрения самые первые рапануйцы были потомками смешанных браков различных народов Полинезии, Океании, а возможно, и Южной Америки. В новой работе специалисты Медицинской школы Стэнфордского университета в США и Института биомедицинских наук Чилийского университета вместе с коллегами из Великобритании, Мексики и Норвегии изучили ДНК 807 человек, принадлежащих к 15 различным группам американских индейцев и 17 островным сообществам Полинезии. Составили схему генетических связей между Полинезией и Южной Америкой, охватывающую 32 поколения.Выяснилось, что полинезийцы все же пересекались с древними народами Южной Америки, но произошло это всего однажды, примерно 800 лет назад, предположительно, на Маркизских островах, где оказались представители народа зену, жившего на территории современной Колумбии.Кто прибыли туда первыми, неизвестно. Если индейцы, то Тур Хейердал был отчасти прав. Только заселение началось не с Рапа-Нуи, а с Маркизских островов. И это вполне логично. Хотя они дальше от континента, чем остров Пасхи, добраться до них проще благодаря попутным пассатам и океанским течениям.Позднее, в XIII веке, потомки смешанной линии полинезийцев и индейцев расселились по архипелагу Туамоту, а в XIV веке достигли острова Пасхи, на котором в это время уже жили «чистые» полинезийцы, считают ученые.Не исключено, что рапануйцы могли сами плавать к берегам Южной Америки как до прихода представителей смешанной линии, так и после.

им, по мнению ученых, и объясняется то, что на острове нашли артефакты и сельскохозяйственные культуры южноамериканского происхождения.Миграция из Юго-Восточной Азии в Полинезию началась примерно три тысячи лет назад. Веками предки нынешних обитателей островов Тихого океана осваивали новые земли, пока не достигли таких удаленных уголков, как Гавайи, Маркизские острова и остров Пасхи. Продолжив движение на восток, они легко могли проплыть еще несколько тысяч километров и достичь Южной Америки.Кто и когда создал статуиГлавная загадка острова Пасхи — кто автор монументальных каменных изваяний моаи. Достоверно определить их возраст пока невозможно. Считается, что их начали создавать не ранее 1000 года нашей эры, а к началу XVII века прекратили, причем многие незавершенные статуи так и остались в каменоломне. По ним сегодня историки изучают мегалитические технологии.Всего за шесть веков сделали около 800 статуй. Более 230 установлены на каменных ритуальных платформах аху в прибрежной зоне острова, почти 400 не завершены, среди них одна гигантская — высотой 21 метр и весом более 200 тонн.Когда сюда прибыли европейцы, население острова не превышало трех тысяч человек. Вряд ли столь небольшая община туземцев, находящихся на весьма примитивном уровне развития, могла построить сотни гигантских статуй и платформ для них.Предположили, что в древности на острове Пасхи была цивилизация с развитой социальной структурой и сложными религиозными культами.

потом исчезла. Сохранились только статуи.Выдвигали самые разные гипотезы причин гибели цивилизации Рапа-Нуи. Главные — экологическая катастрофа, вызванная хищническим истреблением лесов, и военный конфликт, в котором враждующие племена перебили друг друга. Более экзотические — чрезмерное увлечение изваяниями в ущерб хозяйственной деятельности, активность крыс, уничтоживших все семена растений. Есть и другие.Американские антропологи во главе с Робертом ди Наполи из Орегонского университета собрали все радиоуглеродные анализы, по которым можно косвенно оценить дату начала и окончания изготовления статуй, подкрепили их этноисторическими свидетельствами и данными архитектурной стратиграфии и обработали с помощью методов байесовской статистики. Результаты опубликовали в апреле этого года в журнале Journal of Archaeological Science.Оказалось, что строительство культовых монументов продолжалось намного дольше, чем считалось, — вплоть до 1750-х годов. Когда прибыли европейцы, островитяне еще активно возводили новые платформы. Об этом упоминают хроники голландских, испанских и английских мореплавателей.Значит, не было никакого коллапса в начале XVII века. Не нашли и признаков племенной розни. Наоборот, все статуи изготавливались в одной каменоломне посредством общих орудий труда.Изучив 11 платформ аху, исследователи установили, что все они сделаны по одному принципу. Это говорит о культурной и технологической преемственности, сохранявшейся на острове веками, что никак не увязывается с гипотезой внезапного краха.

иматическая гипотезаЦивилизация острова Пасхи пришла в упадок из-за климатических изменений, считают ученые из Чили, Испании и Норвегии, недавно опубликовавшие статью в журнале Proceedings of the Royal Society B.Авторы работы — 11 экспертов в области экологии, истории и археологии — применили междисциплинарный подход, основанный на палеоклиматических реконструкциях. Это позволило понять причинно-следственные связи природных и социальных событий на острове.То, что до прихода европейцев островитяне жили в единстве с природой, а европейцы все разрушили — миф. Ситуация там никогда не была идиллической. На маленьком и удаленном острове в центре Тихого океана небольшая изолированная популяция постоянно боролась за выживание. Численность ее то уменьшалась, то увеличивалась в зависимости от природных условий.Дело в том, что на этот район сильно влияет Южная осцилляция — долгосрочное метеорологическое явление, выражающееся в периодических колебаниях температуры поверхности Тихого океана в его восточной тропической части. Теплая фаза осцилляции известна как Эль-Ниньо, а холодная — Ла-Нинья.Исследование показало, что сокращение населения, как правило, совпадало с холодной фазой, когда количество осадков было минимальным. Это приводило к неурожаям и голоду. Палеоботанические данные указывают на то, что остров покрывала обильная растительность. Однако со временем расчистка земель под сельскохозяйственные угодья уничтожила леса и это усугубило и без того тяжелую экологическую ситуацию.По мнению исследователей, жители Рапа-Нуи пережили по крайней мере три социальных кризиса. Первый, в 1450-1550 годах, очевидно, был связан с климатическими изменениями. В Европе на это время приходится столетнее похолодание, известное как Малый ледниковый период. Еще один упадок случился между прибытием первых европейцев и серединой 1770-х годов. Причина неизвестна. Третий кризис — в XIX веке из-за распространения эпидемических болезней и работорговли.В любом случае в популяционной истории островитян признаков одной отчетливо выраженной социальной катастрофы не обнаружили. Численность населения менялась плавно, достигая в лучшие времена десяти-пятнадцати тысяч, а в худшие уменьшаясь до двух-трех.

Источник: ria.ru

Иорана

«Иорана!» — так здесь встречают вновь прибывшего. В следующий миг ты уже утопаешь в пестрой гирлянде из живых цветов: ярче всех — бугенвиллея, ароматнее — таитянский цветок тиаре. До самого Таити — четыре тысячи километров на запад. Расстояние до чилийского берега на востоке ближе всего на 200 километров. Они и решили судьбу загадочного острова.

Для проверки географической эрудиции есть один беспроигрышный метод. Попросите человека назвать страну, где находится остров Пасхального Воскресенья (или Рапа-Нуи в оригинале). Большинство опрошенных теряется и выдвигает теории про независимое островное государство. Самим островитянам рапануи такое предположение по вкусу, так как галантно вторит их чаяниям.

Но ответ неверный — с 1888 года этот крошечный кусок суши входит в состав Республики Чили. «Van pa’l conti?» — спрашивает меня смуглое кудрявое создание лет пяти и протягивает кулон с моаи. Считается, что если рапануи вручил такой кулон, ты обязательно вернешься на остров. Конти — так называют рапануи материк, то есть остальную часть Чили. На 166 квадратных километрах, отрезанных от цивилизации синевой океана на многие километры, люди делятся на своих — рапануи и пришлых — с конти. Это не уничижительно, разве что немного. Это констатация факта.

Ожидаемая островная психология, которая многое объясняет. Рапа-Нуи — это точка в океане, один из самых труднодоступных и удаленных островов мира. Сюда даже летает лишь одна компания-монополист cо стороны Американского континента — элегантная чилийская формула коррупции. «Да ладно, в смысле, одна компания? — опешили на кухне гостевого дома мои новые знакомые, американцы Эндрю и Кэти. — В Штатах бы за такое нарушение антимонопольного законодательства посадили».

Днем раньше ребята прошлись поверху кратера вулкана Рано-Кау. Часть кратера обрывается и устремляется отвесной стеной прямиком в океан. Шли по полуметровой тропинке, которая крошилась под ногами. Отваги им придавали перспективы, от которых захватывало дух: Тихий океан — справа, затопленная лагуна кратера глубиной в десять метров — слева. В конце пути их поджидала смотрительница деревни Ронго с поджатыми губами и скрещенными руками — многообещающая поза предстоящей кары на их гринго-головы.

«В следующий раз попробуйте воспользоваться здравым смыслом!» — на прощание посоветовала смотрительница в ответ на робкие объяснения пары, что, мол, в начале протоптанной, но порядком заросшей тропы указатели были, а запрещающих знаков не было, и понять, что проход запрещен, было нельзя. Нет, западный человек может даже не пытаться понять Рапа-Нуи.

Материковые чилийцы на правах согражданства делают робкие попытки. По статистике, коренных жителей на острове лишь половина от общего числа: из восьми тысяч обитателей острова лишь 3,5 тысячи — коренные рапануи. Найти настоящее полинезийское лицо на острове сегодня не так просто — почти в каждой семье есть родственники с материка.

Но когда такое лицо встречается — глаз не оторвать. Есть какая-то тонкая химия между материковыми чилийцами и островом. Ибо многие «попадают в его сети, пропадают навсегда». Неочевидный выбор для внутренней эмиграции, но сердцу не прикажешь.

Чилийцы приезжают на каникулы, влюбляются в остров и остаются здесь жить. Работают администраторами гостевых домов и в сфере туризма, других вариантов тут нет. При этом среди самих рапануи немало тех, кто бежит с острова на Большую землю в поисках возможностей за пределами туризма и гостевых домов. Но это про самых амбициозных и стойких к соблазнам запрещенных веществ, а их на острове в достатке.

К тому же на материке приходится вспомнить диковинные для местных вещи. Например, частная собственность. По индейскому закону землю на острове Пасхи могут купить только рапануйцы — остальные вправе ее лишь арендовать, включая материковых чилийцев. Доход от входных билетов в археологический комплекс острова идет напрямую местной индейской общине Мауэнуа, а смотрителями в археологическом парке могут работать только коренные рапануи. Остальные индейские коммуны страны лишь завидуют такой административной самостоятельности и независимости. Словом, это чилийская территория с большими и вескими «но».

— Тото, — спрашиваю у водителя, — почему у вас тут на берегу палатки? Их же запрещено ставить!
— Это вам, туристам, запрещено. А нам, рапануи, можно. Остров чей? Наш!
— Тото, а залазить на пальмы и собирать кокосы разрешено? Пальмы на пляже кому принадлежат?
— А кто нам запретит? Анастácья, соберись — остров чей? Будто в первый раз приехала!

Куранто

Бью по тормозам и выбегаю из машины. Мимо меня только что промелькнуло куранто невиданных размеров — человек на пятьсот. Куранто — это традиционное блюдо из мяса, рыбы и корнеплодов, которое томят на раскаленных камнях под листьями банана. Из глубокой ямы в земле клубятся столбы пара. Над пиршеством кружат жирные мухи, которые, впрочем, никого не смущают. Дородный мужчина в татуировках лениво сгребает в руку кусок мяса с подноса и молча протягивает мне.

«Нет-нет, мауруру, — бормочу я. — Спасибо за угощение, но я не ем мясо». Рапануи смотрит на меня немигающим взглядом. Я повторяю вегетарианское заклинание, на что он театрально закатывает глаза к небу и вздыхает. Что с них, этих гринго, взять? Пир состоялся в честь, как ни странно, двух из них — американцы записали легенды и сказания острова, которые до них никто не удосужился облачить в письменную форму. Теперь они возвращаются на Большую землю, и провожают их всем островом, как и подобает, праздничным куранто.

Во время официальной речи «мэр» острова победоносно помахивает в воздухе талмудом с американскими трудами во время нескончаемой торжественной речи — сперва на рапануи, потом на испанском. По толпе рубах гавайских расцветок пробегает шепот одобрения.

Тут я вспомнила про куранто еще большего масштаба, о котором мне рассказал знакомый из Сантьяго — представитель типичной золотой чилийской молодежи: католический университет за плечами, отличный дом в Витакуре — престижном районе столицы. Но теперь он живет на острове и руководит ананасовыми грядками. Глава принявшей его семьи — большой человек: раз в год он проводит в своем доме куранто для всего острова. Батат начинают чистить едва ли не за неделю. По этому адресу я и поспешила.

Коро

В поездках по Южной Америке я всегда впитываю в себя отрывки разговоров с местными жителями. У меня есть стойкая латиноамериканская привычка — фиксировать услышанное в памяти, чтобы позже облачить это в строчки на письме. Настоящее путешествие немыслимо без бесед с местными жителями, этой робкой попытки подержать руку на пульсе страны. Популярные локации и звучные геотеги в социальных сетях вторичны.

Вот я прихожу на имбирный чай к тому самому радужному коро — так рапануи уважительно называют пожилых мужчин. В моих глазах он носитель тайных знаний: коро помнит остров до того, как белые «боинги» перенесли с большой земли первую сотню восторженных туристов, а археологи восстановили платформы с поваленными истуканами. Мой собеседник — исчезающая натура. Он может похвастаться чистой полинезийской кровью и говорит, по его собственному определению, на «распаньоле» с заметным и неотличимым акцентом, как бывает, когда испанский язык факультативный и используется для общения с внешним миром, а дома все разговоры ведутся исключительно на рапануи.

Семья владеет плантацией крошечных полинезийских ананасов, которые здесь не режут кольцами, а очищают и, держа за хвостик, поглощают как сахарную вату. Летом Анга-Роа и пляж украшают лотки с таким лакомством. Отрывки из нашей беседы проливают свет на островное бытие не в пример лучше «Википедии».

«Взлетно-посадочную полосу на острове построили американцы в 1960-х, когда размещали здесь объекты NASA. Чтобы можно было приземлиться на остров». «Мы использовали лангустов в качестве наживы для рыбалки. Больше в окрестных водах острова лангусты не водятся». «Когда археолог Уильям Мюррей ставил поваленных моаи на платформы, то сперва сровнял с землей остатки оригинальных платформ бульдозером и выложил заново на свой вкус».

«Когда американцы снимали фильм Рапа-Нуи в 1990-х, жизнь острова круто изменилась. Прекратились перебои с электричеством. Многие рапануи хорошо заработали в это время и построили дома. Вы должны понимать, что до того, как Рапа-Нуи превратился в туристическую Мекку, чилийскому правительству не было до нас особого дела».

Под шорох с Таити

Красивый пляж Анакена с белым песком и лазурными волнами оглашает шорох пальм, завезенных с Таити. Своих пальм на острове никогда не было, как и прочей тропической растительности. На фотографиях пляжа полувековой давности взору предстает лысая песочная полоса. Вся растительность острова завезена из Полинезии или материковой части Южной Америки.

Остров Пасхи — это аскетичный кусок земли вулканического происхождения. По логике природы, тропическим растениям здесь не место, им не хватает влаги, поэтому островитяне издавна строят манабай — ограды из вулканических камней.

Грунтовых вод и рек тоже нет, единственный источник питьевой воды — дождь. Поэтому дождь — это жизнь. При этом рапануи тщательно подчеркивают свое отличие от остальных соотечественников и принадлежность к полинезийскому миру — это заметно и в пристрастии к тканям с крупными цветочными принтами в гавайском стиле, и по нежности в голосе, с которой они отзываются о соседнем острове.

Съездить на Таити — это все равно что припасть к отчей земле. Намекнуть на родственную связь двух островов — попытка выстроить свою идентичность и подчеркнуть отличие от остального, материкового Чили. Географически имеют полное право — остров примостился на периферии полинезийского треугольника. Этнически тоже — первые люди приплыли на остров с других полинезийских островов.

Остров Пасхи напоминает мне бунтующего подростка с упорным желанием быть не таким. Но при этом он воспринимает как данность преимущества, которые дает принадлежность к отчему дому, вроде паспорта, открывающего безвизовый режим в 176 стран мира. А пальмы на пляже Анакена и правда красивые.

Прошлое, настоящее, будущее

Удаленность от материка определяет многие аспекты жизни на острове. Будем честны — она их диктует. Блага цивилизации дошли до Рапа-Нуи куда позже, чем голландец Якоб Роггевен обвел на корабельном календаре Пасхальный день 1722 года. Еще полвека назад электричество в Ханга-Роа, столице острова, давали с перебоями и строго до наступления темноты. Асфальтированных дорог и аэропорта не было. Попасть на остров можно было лишь два раза в год с военным чилийским кораблем.

Бунтарство у рапануи в крови. Достаточно вспомнить, что именно в результате межплеменной войны закончилась эпоха каменных статуй моаи, а самих моаи восставшее племя «коротких ушей» повалило наземь. Восстановили великанов археологи 300 лет спустя. Но восстановили не всех, и многие истуканы по сей день предстают в таком виде — в обломках, поверженные ниц.

— Вы же ничего не делаете для сохранения статуй, они круглый год под дождями и солнцем! — говорю я Тото. Он задумался, а потом хитро улыбнулся смешному гринго-любопытству.
— Вот соберем достаточно денег, тогда и возьмемся за работы по консервации. Ты думаешь, почему входные билеты такие дорогие?

К слову, средств, которые поступают от этих билетов, хватит на содержание всех прочих парков Чили. Но чем рапануи занялись с энтузиазмом, так это возвращением статуй из различных музеев на родную землю. Главный объект желания — базальтовый моаи с фигурной резьбой по спине, который сегодня проживает в собрании Британского музея. Уникальный и единственный экземпляр, других таких нет.

Но если переговоры с Британским музеем — всем очевидная утопия ввиду опасности самого прецедента, то национальные музеи оказались сговорчивее. Скоро на остров вернутся моаи из музеев Ла-Серены и Винья-дель-Мар. Зачем привозить «новые старые» статуи, когда для уже имеющихся не создали толковые меры для консервации Всемирного наследия ЮНЕСКО? Вопрос риторический, а скорее — политический.

Сегодня на остров прилетает несколько рейсов в день, но дождевую воду по-прежнему бережно собирают, пусть уже не в каменные пиалы, а в пластиковые бочки. Газовые баллоны, как и почти все продукты, привозят на кораблях с материка. При этом выбор продуктов в Ханга-Роа столь удручающий, а цены столь высокие, что невольно воспользуешься правилами перевозки, которые милостиво разрешают везти два чемодана в обычном тарифе, и забьешь чемодан едой.

Рассветы-закаты

Малиновый закат растекается по небу, огненный диск падает за горизонт и вычерчивает силуэты гигантских лайнеров, которые медленно покачиваются на волнах. Исторгнутые из чрева лайнера пассажиры заняли места в амфитеатре театра, имя которому платформа Тахаи. Все в предвкушении спектакля со смартфонами наготове. Репертуар не меняется, но в его постоянстве — наше зрительское счастье. Насупленные и отстраненные актеры замерли на сцене. Окаменели в их случае — каламбур, но весьма меткий. Едва пылающий шар скрылся за горизонтом, как на остров падает тьма, будто тяжелый бархатный занавес.

На рассвете остров дает еще одно представление. Меняется локация — зрители перемещаются в другую часть острова, к платформе Тонгарики. Из кромешной тьмы проглядывают первые контуры: сперва видны квадратные макушки с пучками пукао и без, спустя минуту из предрассветной синевы выступают и прочие контуры массивных глыб в длинном ряду. Чернильный синий сменяется на темный кобальт, а на смену ему спешит бледное золото первых лучей.

Меж могучих спин лучи тянутся к кратеру вулкана Рано-Рараку, откуда и вышли каменные исполины из-под тесака неизвестного из племени «длинных ушей». Океанский прибой нагоняет волну, насылает бриз. Вместо аплодисментов — восторженное молчание. Когда я спускаюсь к платформе с моаи Тахаи встречать закат под лай бездомных собак, нет-нет да задумаюсь: не будь у острова такого противоречивого характера и туманного прошлого, украшали бы горизонт белые лайнеры?

Источник: lenta.ru

Почему остров пасхи так назвали

У нас уже было несколько историй на эту тему. В частности мы обсуждали Истуканов острова Пасхи и последний пальмовый побег, а так же рассматривали вопрос Где рождались статуи острова Пасхи.

А что вам известно про название острова? Почему оно такие и не случайно ли его созвучие с христианским праздником?

Почему остров пасхи так назвали
Жители острова Пасхи. Гравюра 1860 года

Первым делом стоит отметить, что остров Пасхи – далеко не единственное название. Вторым широко распространенным именем считается Рапануи – именно так остров называют местные жители. Но также ему неоднократно присваивали и другие названия: Ваиху, Хититеаираги, Сан-Карлос и прочие. В частности любили придумывать новые наименования различные мореплаватели, которые бывали на этом острове. Рапануи стал островом Пасхи одновременно с тем, как его открыли европейцы.

Дело в том, что в истории существовало много споров относительно того, кто же первым обнаружил остров. Основной конфликт разгорелся между голландцами и англичанами. Англия настаивала на том, что это выходец из их страны, Эдвард Дэвис, нашел остров первым. Но он не смог там задержаться, поскольку вынужден был убегать от испанского флота. Потом путешественники пытались снова отыскать неизвестный континент, но так и не смогли этого сделать. Зато вместо Рапануи они обнаружили множество других островов.

Почему остров пасхи так назвали

Очередную попытку найти «Землю Дэвиса» предпринял голландский мореплаватель по имени Якоб Роггевен. Он начал путешествие с несколькими суднами из Амстердама в 1721 году. Почти через год – 5 апреля 1722 экипаж, который находился на основном корабле, заприметил на горизонте сушу. Было принято решение максимально приблизиться к ней. Этот же день стал официальным днем открытия острова, а название выбрал сам Якоб Роггевен. Дело в том, что по календарю того времени 5 апреля как раз отмечалась католическая Пасха. Так Рапануи и заполучил свое европейское название.

Примечательно, что попасть на сушу голландцы смогли не сразу. Пока их корабли стояли рядом с островом, 6 апреля к ним приплыл местный житель на каноэ и с удивлением рассматривал большое судно. Высадка состоялась только через четыре дня. В своих записях путешественник Роггевен сделал подробное описание самого острова, а также местных жителей. Рапануйцы были не рады вторжению и вступили в сражение с голландцами, но, естественно, потерпели поражение.

Почему остров пасхи так назвали

В дальнейшем на остров Пасхи прибывало множество иностранных кораблей из Испании, Америки и даже России. Испанцы пытались подчинить остров себе, и рапануйцы были не против протектората. Но потом об острове забыли. Некоторые иностранные путешественники демонстрировали агрессию по отношению к местному населению, поэтому рапануйцы тоже начали относиться ко всем прибывшим корабля враждебно.

19 век стал переломным в истории существования рапануйцев, когда остров находился в юрисдикции Перу. Местных жителей использовали в качестве бесплатной рабочей силы. Другими словами, коренных обитателей острова Пасхи превратили в рабов, в результате чего численность островитян существенно снизилась.

Последующие исторические и религиозные события привели к тому, что остров Пасхи стал частью Чили. С 1995 года Рапануи считается наследием ЮНЕСКО – то есть, принимаются существенные меры по сохранению местной культуры.

Это копия статьи, находящейся по адресу https://masterokblog.ru/?p=50804.

Источник: masterok.livejournal.com


Categories: Остров

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.