Старый город Софии выполнен в духе болгарского возрождения. Большинство зданий были построены в конце 19 — начале 20 века, когда болгары обрели независимость от Османской империи. Хотя есть в Софии достопримечательности и памятники гораздо более древние. 

Собор Александра Невского
Собор Александра Невского

Собор Александра Невского — одна из самых известных достопримечательностей Софии и второй по величине христианский храм на Балканском полуострове, способный вместить 10 000 верующих. Эта православная церковь была построена между 1882 и 1912 годами в стиле неовизантийской архитектуры, чтобы почтить память 200 000 русских солдат, погибших во время русско-турецких войн за освобождение болгарского народа от власти Османской империи. Внутри собор украшен замысловатыми мозаиками, росписями и изображениями святых.


Церковь Святого Георгия
Церковь Святого Георгия

Церковь Святого Георгия — небольшое религиозное сооружение из красного кирпича, построенное в 4 веке в самом сердце древней Сердики. Это старейшее здание современной Софии, которое удивительным образом сохранилось в целости и сохранности на протяжении более чем полутора тысяч лет. Внутри можно увидеть детальные средневековые фрески, которые были нарисованы османами после преобразования церкви в мечеть.

Ещё больше древностей можно увидеть в национальном институте археологии, где собраны все самые важные археологические находки, найденные в Болгарии. Также рекомендуем посетить национальный мужей истории, который содержит более 650 000 экспонатов и является одним из крупнейших исторических музеев на Балканах. 

Бульвар Витоша
Бульвар Витоша

Бульвар Витоша — главная улица Софии, выполненная в элегантном стиле модерн как напоминание о ранних годах болгарского возрождения. Славится магазинами и захватывающими видами на одноимённый горный массив. 


Гора Витоша
Горный массив Витоша

Витоша — живописный горный массив, на окраине которого расположена София. Самая высокая точка — Черни-Врых (2290 м). Витоша включает национальный парк и горнолыжный курорт.

Софийская церковь
Софийская церковь

Софийская церковь — скромное здание из красного кирпича, которое, собственно, дало название болгарской столице. История базилики восходит к византийским временам, а именно к 6 веку. Церковь была построена на вершине древнего некрополя Сердики и фундаменте ещё более старого религиозного сооружения. В османский период была преобразована в мечеть и заброшена в 19 веке после землетрясения.

Боянская церковь
Боянская церковь 

Боянская церковь — средневековая православная церковь, включённая в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. Была основана в 10 веке и расположена в 8 км от Софии. Самой примечательной её особенностью являются великолепные старые фрески. Помимо первого слоя фресок 11-12 столетий, из которых сохранились только фрагменты, и знаменитого второго слоя фресок 13 века, церковь также имеет несколько более поздних фресок 14, 16 и 17 веков.

Национальный театр имени Ивана Вазова
Национальный театр имени Ивана Вазова

Национальный театр имени Ивана Вазова — грандиозная неоклассическая структура, построенная в 1909 году. Это здание с красиво возвышающимся портиком является культовой достопримечательностью для Болгарии и фигурирует на её банкнотах. Театр знаменит своими драматическими постановками. 

Собор Святой Недели
Собор Святой Недели

Собор Святой Недели (Кириакии Никомидийской) — кафедральный собор в неовизантийском стиле, построенный между 1856—1867 годами. Первая церковь на этом месте была основана в 10 веке. Она была повреждена пожаром и разобрана в 1856 году для строительства текущего собора.


София славится своими минеральными источниками. Довольно примечательным сооружением являются центральные минеральные ванны — здание в неовизантийском стиле с большим куполом и впечатляющим вестибюлем.

Амфитеатр
Амфитеатр 

Амфитеатр был построен в античной Сердике в римский период и являлся одним из крупнейших подобных построек во всей Римской империи. Сначала это сооружение выполняло функции театра, потом было перестроено в амфитеатр, который был заброшен в 5 веке после разорения гуннами. Амфитеатр был обнаружен совсем недавно. Представляет собой фрагменты руин, встроенных в дизайн современного отеля.

Синагога
Синагога

Синагога в Софии — крупнейшая на Балканском полуострове и третья по величине в Европе. Она была построена в 1909 году.


Мечеть Баня Баши
Мечеть Баня Баши

Мечеть Баня Баши была построена в 1576 году. В настоящее время является единственной действующей мечетью Софии. 

Источник: traveller-eu.ru

Отрывок, характеризующий София

Письмо Сони к Николаю, бывшее осуществлением его молитвы, было написано из Троицы. Вот чем оно было вызвано. Мысль о женитьбе Николая на богатой невесте все больше и больше занимала старую графиню. Она знала, что Соня была главным препятствием для этого. И жизнь Сони последнее время, в особенности после письма Николая, описывавшего свою встречу в Богучарове с княжной Марьей, становилась тяжелее и тяжелее в доме графини. Графиня не пропускала ни одного случая для оскорбительного или жестокого намека Соне.
Но несколько дней перед выездом из Москвы, растроганная и взволнованная всем тем, что происходило, графиня, призвав к себе Соню, вместо упреков и требований, со слезами обратилась к ней с мольбой о том, чтобы она, пожертвовав собою, отплатила бы за все, что было для нее сделано, тем, чтобы разорвала свои связи с Николаем.
– Я не буду покойна до тех пор, пока ты мне не дашь этого обещания.
Соня разрыдалась истерически, отвечала сквозь рыдания, что она сделает все, что она на все готова, но не дала прямого обещания и в душе своей не могла решиться на то, чего от нее требовали.
до было жертвовать собой для счастья семьи, которая вскормила и воспитала ее. Жертвовать собой для счастья других было привычкой Сони. Ее положение в доме было таково, что только на пути жертвованья она могла выказывать свои достоинства, и она привыкла и любила жертвовать собой. Но прежде во всех действиях самопожертвованья она с радостью сознавала, что она, жертвуя собой, этим самым возвышает себе цену в глазах себя и других и становится более достойною Nicolas, которого она любила больше всего в жизни; но теперь жертва ее должна была состоять в том, чтобы отказаться от того, что для нее составляло всю награду жертвы, весь смысл жизни. И в первый раз в жизни она почувствовала горечь к тем людям, которые облагодетельствовали ее для того, чтобы больнее замучить; почувствовала зависть к Наташе, никогда не испытывавшей ничего подобного, никогда не нуждавшейся в жертвах и заставлявшей других жертвовать себе и все таки всеми любимой. И в первый раз Соня почувствовала, как из ее тихой, чистой любви к Nicolas вдруг начинало вырастать страстное чувство, которое стояло выше и правил, и добродетели, и религии; и под влиянием этого чувства Соня невольно, выученная своею зависимою жизнью скрытности, в общих неопределенных словах ответив графине, избегала с ней разговоров и решилась ждать свидания с Николаем с тем, чтобы в этом свидании не освободить, но, напротив, навсегда связать себя с ним.
Хлопоты и ужас последних дней пребывания Ростовых в Москве заглушили в Соне тяготившие ее мрачные мысли.
а рада была находить спасение от них в практической деятельности. Но когда она узнала о присутствии в их доме князя Андрея, несмотря на всю искреннюю жалость, которую она испытала к нему и к Наташе, радостное и суеверное чувство того, что бог не хочет того, чтобы она была разлучена с Nicolas, охватило ее. Она знала, что Наташа любила одного князя Андрея и не переставала любить его. Она знала, что теперь, сведенные вместе в таких страшных условиях, они снова полюбят друг друга и что тогда Николаю вследствие родства, которое будет между ними, нельзя будет жениться на княжне Марье. Несмотря на весь ужас всего происходившего в последние дни и во время первых дней путешествия, это чувство, это сознание вмешательства провидения в ее личные дела радовало Соню.
В Троицкой лавре Ростовы сделали первую дневку в своем путешествии.
В гостинице лавры Ростовым были отведены три большие комнаты, из которых одну занимал князь Андрей. Раненому было в этот день гораздо лучше. Наташа сидела с ним. В соседней комнате сидели граф и графиня, почтительно беседуя с настоятелем, посетившим своих давнишних знакомых и вкладчиков. Соня сидела тут же, и ее мучило любопытство о том, о чем говорили князь Андрей с Наташей. Она из за двери слушала звуки их голосов.
ерь комнаты князя Андрея отворилась. Наташа с взволнованным лицом вышла оттуда и, не замечая приподнявшегося ей навстречу и взявшегося за широкий рукав правой руки монаха, подошла к Соне и взяла ее за руку.
– Наташа, что ты? Поди сюда, – сказала графиня.
Наташа подошла под благословенье, и настоятель посоветовал обратиться за помощью к богу и его угоднику.
Тотчас после ухода настоятеля Нашата взяла за руку свою подругу и пошла с ней в пустую комнату.
– Соня, да? он будет жив? – сказала она. – Соня, как я счастлива и как я несчастна! Соня, голубчик, – все по старому. Только бы он был жив. Он не может… потому что, потому… что… – И Наташа расплакалась.
– Так! Я знала это! Слава богу, – проговорила Соня. – Он будет жив!
Соня была взволнована не меньше своей подруги – и ее страхом и горем, и своими личными, никому не высказанными мыслями. Она, рыдая, целовала, утешала Наташу. «Только бы он был жив!» – думала она. Поплакав, поговорив и отерев слезы, обе подруги подошли к двери князя Андрея. Наташа, осторожно отворив двери, заглянула в комнату. Соня рядом с ней стояла у полуотворенной двери.
Князь Андрей лежал высоко на трех подушках. Бледное лицо его было покойно, глаза закрыты, и видно было, как он ровно дышал.
– Ах, Наташа! – вдруг почти вскрикнула Соня, хватаясь за руку своей кузины и отступая от двери.
– Что? что? – спросила Наташа.
– Это то, то, вот… – сказала Соня с бледным лицом и дрожащими губами.
Наташа тихо затворила дверь и отошла с Соней к окну, не понимая еще того, что ей говорили.
– Помнишь ты, – с испуганным и торжественным лицом говорила Соня, – помнишь, когда я за тебя в зеркало смотрела… В Отрадном, на святках… Помнишь, что я видела?..
– Да, да! – широко раскрывая глаза, сказала Наташа, смутно вспоминая, что тогда Соня сказала что то о князе Андрее, которого она видела лежащим.
– Помнишь? – продолжала Соня.
Я видела тогда и сказала всем, и тебе, и Дуняше. Я видела, что он лежит на постели, – говорила она, при каждой подробности делая жест рукою с поднятым пальцем, – и что он закрыл глаза, и что он покрыт именно розовым одеялом, и что он сложил руки, – говорила Соня, убеждаясь, по мере того как она описывала виденные ею сейчас подробности, что эти самые подробности она видела тогда. Тогда она ничего не видела, но рассказала, что видела то, что ей пришло в голову; но то, что она придумала тогда, представлялось ей столь же действительным, как и всякое другое воспоминание. То, что она тогда сказала, что он оглянулся на нее и улыбнулся и был покрыт чем то красным, она не только помнила, но твердо была убеждена, что еще тогда она сказала и видела, что он был покрыт розовым, именно розовым одеялом, и что глаза его были закрыты.
– Да, да, именно розовым, – сказала Наташа, которая тоже теперь, казалось, помнила, что было сказано розовым, и в этом самом видела главную необычайность и таинственность предсказан.
ица проходила мимо нее. – Соня, ты не напишешь Николеньке? – сказала графиня тихим, дрогнувшим голосом, и во взгляде ее усталых, смотревших через очки глаз Соня прочла все, что разумела графиня этими словами. В этом взгляде выражались и мольба, и страх отказа, и стыд за то, что надо было просить, и готовность на непримиримую ненависть в случае отказа.
Соня подошла к графине и, став на колени, поцеловала ее руку.
– Я напишу, maman, – сказала она.
Соня была размягчена, взволнована и умилена всем тем, что происходило в этот день, в особенности тем таинственным совершением гаданья, которое она сейчас видела. Теперь, когда она знала, что по случаю возобновления отношений Наташи с князем Андреем Николай не мог жениться на княжне Марье, она с радостью почувствовала возвращение того настроения самопожертвования, в котором она любила и привыкла жить. И со слезами на глазах и с радостью сознания совершения великодушного поступка она, несколько раз прерываясь от слез, которые отуманивали ее бархатные черные глаза, написала то трогательное письмо, получение которого так поразило Николая.

На гауптвахте, куда был отведен Пьер, офицер и солдаты, взявшие его, обращались с ним враждебно, но вместе с тем и уважительно. Еще чувствовалось в их отношении к нему и сомнение о том, кто он такой (не очень ли важный человек), и враждебность вследствие еще свежей их личной борьбы с ним.
Но когда, в утро другого дня, пришла смена, то Пьер почувствовал, что для нового караула – для офицеров и солдат – он уже не имел того смысла, который имел для тех, которые его взяли. И действительно, в этом большом, толстом человеке в мужицком кафтане караульные другого дня уже не видели того живого человека, который так отчаянно дрался с мародером и с конвойными солдатами и сказал торжественную фразу о спасении ребенка, а видели только семнадцатого из содержащихся зачем то, по приказанию высшего начальства, взятых русских. Ежели и было что нибудь особенное в Пьере, то только его неробкий, сосредоточенно задумчивый вид и французский язык, на котором он, удивительно для французов, хорошо изъяснялся. Несмотря на то, в тот же день Пьера соединили с другими взятыми подозрительными, так как отдельная комната, которую он занимал, понадобилась офицеру.
Все русские, содержавшиеся с Пьером, были люди самого низкого звания. И все они, узнав в Пьере барина, чуждались его, тем более что он говорил по французски. Пьер с грустью слышал над собою насмешки.
На другой день вечером Пьер узнал, что все эти содержащиеся (и, вероятно, он в том же числе) должны были быть судимы за поджигательство. На третий день Пьера водили с другими в какой то дом, где сидели французский генерал с белыми усами, два полковника и другие французы с шарфами на руках. Пьеру, наравне с другими, делали с той, мнимо превышающею человеческие слабости, точностью и определительностью, с которой обыкновенно обращаются с подсудимыми, вопросы о том, кто он? где он был? с какою целью? и т. п.
Вопросы эти, оставляя в стороне сущность жизненного дела и исключая возможность раскрытия этой сущности, как и все вопросы, делаемые на судах, имели целью только подставление того желобка, по которому судящие желали, чтобы потекли ответы подсудимого и привели его к желаемой цели, то есть к обвинению. Как только он начинал говорить что нибудь такое, что не удовлетворяло цели обвинения, так принимали желобок, и вода могла течь куда ей угодно. Кроме того, Пьер испытал то же, что во всех судах испытывает подсудимый: недоумение, для чего делали ему все эти вопросы. Ему чувствовалось, что только из снисходительности или как бы из учтивости употреблялась эта уловка подставляемого желобка. Он знал, что находился во власти этих людей, что только власть привела его сюда, что только власть давала им право требовать ответы на вопросы, что единственная цель этого собрания состояла в том, чтоб обвинить его. И поэтому, так как была власть и было желание обвинить, то не нужно было и уловки вопросов и суда. Очевидно было, что все ответы должны были привести к виновности. На вопрос, что он делал, когда его взяли, Пьер отвечал с некоторою трагичностью, что он нес к родителям ребенка, qu’il avait sauve des flammes [которого он спас из пламени]. – Для чего он дрался с мародером? Пьер отвечал, что он защищал женщину, что защита оскорбляемой женщины есть обязанность каждого человека, что… Его остановили: это не шло к делу. Для чего он был на дворе загоревшегося дома, на котором его видели свидетели? Он отвечал, что шел посмотреть, что делалось в Москве. Его опять остановили: у него не спрашивали, куда он шел, а для чего он находился подле пожара? Кто он? повторили ему первый вопрос, на который он сказал, что не хочет отвечать. Опять он отвечал, что не может сказать этого.
– Запишите, это нехорошо. Очень нехорошо, – строго сказал ему генерал с белыми усами и красным, румяным лицом.
На четвертый день пожары начались на Зубовском валу.
Пьера с тринадцатью другими отвели на Крымский Брод, в каретный сарай купеческого дома. Проходя по улицам, Пьер задыхался от дыма, который, казалось, стоял над всем городом. С разных сторон виднелись пожары. Пьер тогда еще не понимал значения сожженной Москвы и с ужасом смотрел на эти пожары.
В каретном сарае одного дома у Крымского Брода Пьер пробыл еще четыре дня и во время этих дней из разговора французских солдат узнал, что все содержащиеся здесь ожидали с каждым днем решения маршала. Какого маршала, Пьер не мог узнать от солдат. Для солдата, очевидно, маршал представлялся высшим и несколько таинственным звеном власти.
Эти первые дни, до 8 го сентября, – дня, в который пленных повели на вторичный допрос, были самые тяжелые для Пьера.

Х
8 го сентября в сарай к пленным вошел очень важный офицер, судя по почтительности, с которой с ним обращались караульные. Офицер этот, вероятно, штабный, с списком в руках, сделал перекличку всем русским, назвав Пьера: celui qui n’avoue pas son nom [тот, который не говорит своего имени]. И, равнодушно и лениво оглядев всех пленных, он приказал караульному офицеру прилично одеть и прибрать их, прежде чем вести к маршалу. Через час прибыла рота солдат, и Пьера с другими тринадцатью повели на Девичье поле. День был ясный, солнечный после дождя, и воздух был необыкновенно чист. Дым не стлался низом, как в тот день, когда Пьера вывели из гауптвахты Зубовского вала; дым поднимался столбами в чистом воздухе. Огня пожаров нигде не было видно, но со всех сторон поднимались столбы дыма, и вся Москва, все, что только мог видеть Пьер, было одно пожарище. Со всех сторон виднелись пустыри с печами и трубами и изредка обгорелые стены каменных домов. Пьер приглядывался к пожарищам и не узнавал знакомых кварталов города. Кое где виднелись уцелевшие церкви. Кремль, неразрушенный, белел издалека с своими башнями и Иваном Великим. Вблизи весело блестел купол Ново Девичьего монастыря, и особенно звонко слышался оттуда благовест. Благовест этот напомнил Пьеру, что было воскресенье и праздник рождества богородицы. Но казалось, некому было праздновать этот праздник: везде было разоренье пожарища, и из русского народа встречались только изредка оборванные, испуганные люди, которые прятались при виде французов.
Очевидно, русское гнездо было разорено и уничтожено; но за уничтожением этого русского порядка жизни Пьер бессознательно чувствовал, что над этим разоренным гнездом установился свой, совсем другой, но твердый французский порядок. Он чувствовал это по виду тех, бодро и весело, правильными рядами шедших солдат, которые конвоировали его с другими преступниками; он чувствовал это по виду какого то важного французского чиновника в парной коляске, управляемой солдатом, проехавшего ему навстречу. Он это чувствовал по веселым звукам полковой музыки, доносившимся с левой стороны поля, и в особенности он чувствовал и понимал это по тому списку, который, перекликая пленных, прочел нынче утром приезжавший французский офицер. Пьер был взят одними солдатами, отведен в одно, в другое место с десятками других людей; казалось, они могли бы забыть про него, смешать его с другими. Но нет: ответы его, данные на допросе, вернулись к нему в форме наименования его: celui qui n’avoue pas son nom. И под этим названием, которое страшно было Пьеру, его теперь вели куда то, с несомненной уверенностью, написанною на их лицах, что все остальные пленные и он были те самые, которых нужно, и что их ведут туда, куда нужно. Пьер чувствовал себя ничтожной щепкой, попавшей в колеса неизвестной ему, но правильно действующей машины.
Пьера с другими преступниками привели на правую сторону Девичьего поля, недалеко от монастыря, к большому белому дому с огромным садом. Это был дом князя Щербатова, в котором Пьер часто прежде бывал у хозяина и в котором теперь, как он узнал из разговора солдат, стоял маршал, герцог Экмюльский.
Их подвели к крыльцу и по одному стали вводить в дом. Пьера ввели шестым. Через стеклянную галерею, сени, переднюю, знакомые Пьеру, его ввели в длинный низкий кабинет, у дверей которого стоял адъютант.
Даву сидел на конце комнаты над столом, с очками на носу. Пьер близко подошел к нему. Даву, не поднимая глаз, видимо справлялся с какой то бумагой, лежавшей перед ним. Не поднимая же глаз, он тихо спросил:
– Qui etes vous? [Кто вы такой?]
Пьер молчал оттого, что не в силах был выговорить слова. Даву для Пьера не был просто французский генерал; для Пьера Даву был известный своей жестокостью человек. Глядя на холодное лицо Даву, который, как строгий учитель, соглашался до времени иметь терпение и ждать ответа, Пьер чувствовал, что всякая секунда промедления могла стоить ему жизни; но он не знал, что сказать. Сказать то же, что он говорил на первом допросе, он не решался; открыть свое звание и положение было и опасно и стыдно. Пьер молчал. Но прежде чем Пьер успел на что нибудь решиться, Даву приподнял голову, приподнял очки на лоб, прищурил глаза и пристально посмотрел на Пьера.
– Я знаю этого человека, – мерным, холодным голосом, очевидно рассчитанным для того, чтобы испугать Пьера, сказал он. Холод, пробежавший прежде по спине Пьера, охватил его голову, как тисками.
– Mon general, vous ne pouvez pas me connaitre, je ne vous ai jamais vu… [Вы не могли меня знать, генерал, я никогда не видал вас.]
– C’est un espion russe, [Это русский шпион,] – перебил его Даву, обращаясь к другому генералу, бывшему в комнате и которого не заметил Пьер. И Даву отвернулся. С неожиданным раскатом в голосе Пьер вдруг быстро заговорил.
– Non, Monseigneur, – сказал он, неожиданно вспомнив, что Даву был герцог. – Non, Monseigneur, vous n’avez pas pu me connaitre. Je suis un officier militionnaire et je n’ai pas quitte Moscou. [Нет, ваше высочество… Нет, ваше высочество, вы не могли меня знать. Я офицер милиции, и я не выезжал из Москвы.]
– Votre nom? [Ваше имя?] – повторил Даву.
– Besouhof. [Безухов.]
– Qu’est ce qui me prouvera que vous ne mentez pas? [Кто мне докажет, что вы не лжете?]
– Monseigneur! [Ваше высочество!] – вскрикнул Пьер не обиженным, но умоляющим голосом.
Даву поднял глаза и пристально посмотрел на Пьера. Несколько секунд они смотрели друг на друга, и этот взгляд спас Пьера. В этом взгляде, помимо всех условий войны и суда, между этими двумя людьми установились человеческие отношения. Оба они в эту одну минуту смутно перечувствовали бесчисленное количество вещей и поняли, что они оба дети человечества, что они братья.
В первом взгляде для Даву, приподнявшего только голову от своего списка, где людские дела и жизнь назывались нумерами, Пьер был только обстоятельство; и, не взяв на совесть дурного поступка, Даву застрелил бы его; но теперь уже он видел в нем человека. Он задумался на мгновение.
– Comment me prouverez vous la verite de ce que vous me dites? [Чем вы докажете мне справедливость ваших слов?] – сказал Даву холодно.
Пьер вспомнил Рамбаля и назвал его полк, и фамилию, и улицу, на которой был дом.
– Vous n’etes pas ce que vous dites, [Вы не то, что вы говорите.] – опять сказал Даву.
Пьер дрожащим, прерывающимся голосом стал приводить доказательства справедливости своего показания.
Но в это время вошел адъютант и что то доложил Даву.
Даву вдруг просиял при известии, сообщенном адъютантом, и стал застегиваться. Он, видимо, совсем забыл о Пьере.
Когда адъютант напомнил ему о пленном, он, нахмурившись, кивнул в сторону Пьера и сказал, чтобы его вели. Но куда должны были его вести – Пьер не знал: назад в балаган или на приготовленное место казни, которое, проходя по Девичьему полю, ему показывали товарищи.
Он обернул голову и видел, что адъютант переспрашивал что то.
– Oui, sans doute! [Да, разумеется!] – сказал Даву, но что «да», Пьер не знал.
Пьер не помнил, как, долго ли он шел и куда. Он, в состоянии совершенного бессмыслия и отупления, ничего не видя вокруг себя, передвигал ногами вместе с другими до тех пор, пока все остановились, и он остановился. Одна мысль за все это время была в голове Пьера. Это была мысль о том: кто, кто же, наконец, приговорил его к казни. Это были не те люди, которые допрашивали его в комиссии: из них ни один не хотел и, очевидно, не мог этого сделать. Это был не Даву, который так человечески посмотрел на него. Еще бы одна минута, и Даву понял бы, что они делают дурно, но этой минуте помешал адъютант, который вошел. И адъютант этот, очевидно, не хотел ничего худого, но он мог бы не войти. Кто же это, наконец, казнил, убивал, лишал жизни его – Пьера со всеми его воспоминаниями, стремлениями, надеждами, мыслями? Кто делал это? И Пьер чувствовал, что это был никто.

Источник: wiki-org.ru

Видео: путешествие в Софию

История

Улица Графа Игнатьева в Софии

Еще в III тыс. до н.э. на месте Софии существовало поселение. Так что Софии около пяти тысяч лет. В I тыс. до н.э. здесь обитало фракийское племя сердов, которое основало город Сердика. Но в IV в. город был разрушен Филиппом II Македонским. На рубеже I-II вв. н.э. римский император Траян дал Сердике свое родовое имя — Ульпия. В III в. н.э. Ульпия стала главным городом римской провинции Дакии. В IV в. император Константин Великий говорил о нем: «Сердика — мой Рим», и даже собирался перенести в нее столицу Римской империи.

Памятников архитектуры фракийской и римской поры в Софии уцелело немного.

София

В IV в. римская Ульпия-Сердика была разрушена готами, а в V в. — гуннами. При императоре Юстиниане город был восстановлен. Нынешнее свое название — София — город получил приблизительно в 1382 году. В эпоху Средневековья здесь побывали и печенеги, и сербы, и венгры, и рыцари-крестоносцы Фридриха Барбароссы. В 1880 году София стала столицей Болгарии.

Достопримечательности Софии

Собор Святой Софии

Богатая история города не могла не оставить многочисленных напоминаний о себе. София поражает численностью и красотой архитектурных и исторических памятников.

Один из древнейших памятников Болгарии — собор Святой Софии — один из главных христианских храмов. По имени этого храма болгарская столица и получила свое нынешнее название. За свою долгую историю собор не раз разрушался и восстанавливался. Был сооружен еще в римские времена, в VI-VII вв. Раньше на месте собора стояли две церкви, разрушенные при нашествии готов и гуннов. Полы обеих маленьких церквей были выложены мозаикой, частично сохранившейся до сих пор. Собор Святой Софии — уникальное архитектурное сооружение. Храм представляет собой трехнефную купольную базилику, крестообразную в плане, что очень необычно для столь раннего периода. Здание увенчано плоским куполом. Подвальная часть предназначалась для захоронений. После всех перипетий истории древнего внутреннего убранства не сохранилось. Около Софийского собора установлен памятник болгарскому просветителю XVIII в. Паисию Хиландарскому.

Собор Александра Невского в Софии

Самый знаменитый храм Софии — собор Александра Невского. Символ освобождения от османского ига. Воздвигнут в память русских солдат, павших в боях за освобождение Болгарии. Архитектор — А.Н. Померанцев. Строительство началось в 1912 году и продолжалось восемь лет. Собор воздвигнут на самом видном месте в центре Софии. Высота храма — 50 м 52 см, площадь — 2 600 м2. Сложен из гранита и белого камня и украшен скульптурно-декоративными элементами: карнизами, фризами, колоннами и т.д. Так же в убранстве храма присутствуют элементы русского церковного зодчества. Над украшением собора трудились такие художники как В Васнецов, М. Мясоедов, А Киселев, Д. Киплиг, А. Митов, С. Иванов и другие. Всего они создали около 400 произведений.

Докторский памятник

Кроме этих двух великолепных соборов на центральной площади Софии, площади Александра Невского, расположено здание библиотеки имени Кирилла и Мефодия. Это крупнейшее в Болгарии книгохранилище, насчитывающее более 1800 рукописных и старопечатных книг. Перед библиотекой установлен памятник Кириллу и Мефодию.

К востоку от Софийского собора располагается небольшой уютный парк, в центре которого возвышается так называемый Докторский памятник, посвященный русским военнослужащим — врачам и другим медицинским работникам, погибшим в русско-турецкую войну 1877-1878 гг. Памятник создан по проекту архитектора А. И. Томишко итальянцем Луиджи Фарабоско в 1882-1884 гг.

Русская церковь на площади Александра Батенберга

Богата памятниками и площадь Александра Батенберга. Здесь располагается церковь Св. Николая, или Русская церковь. Храм возведен в 1912-12914 гг. под руководством архитектора Преображенского и посвящен русским воинам, павшим во время Русско-турецкой войны. Так же, на этой площади находится бывший царский дворец. Во времена турецкого владычества здесь был конак — административное здание, резиденция турецкого правителя. Сейчас здесь находится Национальная картинная галерея и Этнографический музей.

Церковь Св. Георгия в Софии

Церковь Св. Георгия — наиболее значительный дошедший до нас памятник древней Сердики. За свою полуторатысячелетнюю историю это здание неоднократно перестраивалось и меняло свое предназначение. Первоначально это был мавзолей, потом баня. С принятием христианства оно было превращено в баптистерий (крещальню), а впоследствии в обычную церковь. В начале XVI в. турки устроили в ней мечеть. Сегодня церковь славится своими великолепными фресками.

Мечеть Баня Баши

Так как во времена османского господства запрещалось строить христианские церкви, люди вынуждены были строить неприметные храмы без куполов и башен. Примером такой архитектуры служат три сохранившиеся в Софии церкви XV-XVI вв.: Св. Петки, Св. Параскевы Самарджийской и Св. Николая. Внешне эти здания совсем неприметны, но внутри они богато украшены старинными иконами, резными иконостасами и древними росписями.

Национальный театр Ивана Вазова

При турках в Болгарии построено много мечетей. В Софии было 15 крупных мечетей, но осталось только три. Из них лишь одна сохранилась до наших дней почти в первоначальном виде — Баня-баши-мечеть. Рядом с мечетью находится минеральный источник. Разноцветные изразцы украшают стены Минеральной бани. Перед зданием в скверике бьют фонтанчики горячей минеральной воды, обладающей лечебным действием.

На рубеже XIX-XX вв. множество зданий в Софии было сооружено по проектам австрийских архитекторов. Например, архитекторы Герман Хельмер и Фердинанд Фельнер создали в 1907 году проект Национального театра имени Ивана Вазова. С тех пор здание неоднократно перестраивалось, но изменения не исказили его неоклассический облик.

Сумерки в городе

Музеи

Боянская церковь

София славится не только историческими памятниками, но и своими музеями. В столице их насчитывается более двадцати. Следует посетить Археологический музей, Национальную художественную галерею, Церковный историко-археологический музей. Можно побывать в Галерее Союза болгарских художников. Здесь на нескольких этажах представлены основные направления современного искусства, прежде всего — живописи.

Из центра столицы ходят экскурсионные автобусы в пригород Софии, где находится одна из главных культурно-исторических достопримечательностей Болгарии — Боянская церковь, включенная ЮНЕСКО в число памятников всемирного культурного значения. Так же можно посетить Гору Витоша.

Источник: wikiway.com

Я много видела российских городов и совсем мало европейских. Вживую. Иначе, я как и все жители интернета, исследовала всю нашу планету насковозь ?

София
София произвела на мена впечатление с первого раза. Она оказалось очень простой. Этакой провинциальной столицей. Ее скромность, неумытость и полное отсутствие пафоса подкупает на корню. Во всяком случае меня это покорило сразу. Более ненавязчивого и доброго города, имеющего многовековую историю и культуру, я не знаю.

 

10

Все фото в этой записи сделаны мною в ноябре 2013 года.

Население Софии насчитывает чуть более одного миллиона человек, а на самом деле два — ведь нелегальных мигрантов  с каждым годом все больше. Эти два миллиона на территории 492 км² совершенно незаметны. София не кажется перенаселенной, если не попасть в пятиминутную пробку в час пик в центре города. В софийском метро никогда не бывает таких столпотворений как в московском — лично я, как человек живущий в широком центре, в метро спускаюсь крайне редко и всегда радуюсь как в нем чисто и просторно.

1

Впервые я увидела Софию в ноябре 2006-го и была поражена отсутствием снега и грязи, зелеными лужайками, парками, летающими полиэтиленовыми пакетами и ярким солнцем. Теперь пакеты летают реже, потому что их «запретили».
Второй удар по моим шаблонам был в ресторане — простая, на мой тогдашний вкус, деревенская еда, очень большие блюда и страшно дешево! Тогда, после тесного контакта со Скандинавией, в России, а уж тем более в Болгарии, мне все казалось даром. Конечно, это лечится проходит. Теперь я так не думаю, потому что живу по болгарским представлениям и средствам.

2

Следующим удивлением были цены на брендовые вещи и косметику. Я даже не поверила, что это настоящее. Разумеется, сейчас я знаю где все это можно купить еще дешевле.
В общем, как известно, первое впечатление самое важное — София встретила меня приветливо и я прилюбила этот город именно за незамысловатость и простоту.
Однако, оказалось, что весной и осенью она просто великолепна, что история этого места вовсе не соответствует скромности города, что Софии есть о чем рассказать, что показать и дать любому желающему ее понять.

3

Город образовался в результате слияния римской крепости Ульпия Сердика и близлежащих поселений, расположенных на расстоянии 13-17 км друг от друга. Конечно это произошло не сразу. Я просто хочу сказать, что в Софии не только центр древний и интересный, но и окраины. Такие кварталы как Княжево, Горна Баня и тому подобное. Есть и центральные молодые (по отношению к крепости) кварталы, которые тесно связаны с белогвардейской историей и по сей день хранят много тайн.

4

Столицей Болгарии София стала в 1879 году, однако и до этого статуса у этого поселения была очень насыщенная культурная жизнь, начиная аж с VI века до н. э.  Об этом свидетельствуют музейные экспозиции и сама крепость Улпия Сердика, выставленная с прошлого года на всеобщее обозрение. Частично, конечно. Если задаться целью раскопать ею всю, то весь новый центр надо сносить.

5

София, находится в очень интересном и живописном месте — внутри Софийской котловины между горами Люлинские и Витоша, в подножии последней на высоте 550 метров над уровнем моря. В результате такого положения тут своеобразный климат (который мне очень подходит) и виды. Буквально из каждого окна софийской высотки видны вершины гор.

А еще город стоит на термальных водах, которыми, кстати, можно совершенно бесплатно пользоваться, но местное более продвинутое население предпочитает отъезжать подальше от мегаполиса и принимать минеральные ванны на термальных пляжах в Панчарево, Банкя, Сапарева Баня, Железница, Велинград и так далее…

6

Самым холодным месяцем в Софии считается декабрь. Температура может падать до -20С. Максимально теплым принято считать июль — +35С. Однако, это крайности и в целом можно сказать, что в Софии лето прохладнее, чем на побережье и зима не такая сырая и промозглая, хотя тоже неприятная и я ее не люблю. Я, вообще, не люблю зиму, а в Софии она какая-то недоделанная, потому что ни рыба ни мясо: температура в основном плюсовая, сильный ветер, снега нет и часто гололед.

Правда последние три года мы тут сильно удивились: были обильные снегопады и даже морозы держались неделю или больше. Это тоже очень плохо, потому что болгары не умеют убирать снег, а просто ждут когда он растает. А еще софийское городское жилье к морозам не приспособлено: оно не утепленное и не отапливаемое. Несмотря на то, что нам «повезло» и в нашем доме есть паровое отопление — от жары мы не страдаем, работает оно не на полную мощь, да и стоит так дорого, что и сам предпочтешь замерзнуть.

7

Зато весной, осенью и летом в Софии просто сказка. В нашей квартире целый день солнечно, но поскольку мы имеем панорамы на все горы, то и ветры отовсюду выдувают из наших апартаментов жару и сырость, и мы живем как в пентхаусе с природным кондиционером.
Зимой воздух в Софии пахнет гарью, потому что многие отапливаются углем и дровами, а весной и летом он пахнет цветами, кофе и помидорами.

8

Лично для меня в Софии есть занятие в любое время года. Всю осень, зиму и весну можно ходить в театры и на выставки. По ночным клубам мы не ходим — не можем больше ?  Летом в самой Софии и особенно в окрестностях есть минеральные пляжи и куча достопримечательностей и парков для прогулок. Я уже несколько лет не устаю о них писать в своем блоге в ЖЖ. Я не большой поклонник музеев, но их тут тоже предостаточно.
Огромное количество ресторанов и кафешек. Конечно, мы давно уже ими не злоупотребляем, но все таки их наличие весьма радует.

9

Для меня в сравнении с побережьем местные цены и ассортимент всегда выигрывают. Да и софиянцы более толерантны и лояльны к иностранцами и россиянам. В то время, как в приморских городах уже случаются неприятности из категории «понаехали тут».
Да, русскоговорящих в Болгарии становится все больше и больше и это не может не пугать болгар. Если бы не свои внутренние проблемы и неприятности с «сирийскими» нелегалами, я думаю, болгары бы обратили внимание на этот факт и что нибудь, да придумали, чтоб нам жизнь сказкой не казалась. Однако… у нас все еще впереди. С каждым годом все более усложняются и дорожают условия получения вида на жительство и глядя на своих западных соседей, Болгария придумает как ограничить себя от засилья влияния «не европейских» соседей.

11

Конечно, это только лишь мои личные размышления, но основаны они на моем семилетнем опыте проживания в Болгарии и наблюдении за соотечественниками, живущими или уехавшими отсюда по разным причинам.

Но я записываю все эти причины и истории.

По ссылкам в статье есть другие виды Софии.

Предлагаю посмотреть очень интересную насыщенную подборку софийских видов с комментариями кинорежиссеров и актеров. София удивительно сочетает в себе хаос и порядок — это город для кино.

Еще больше о Софии

Кварталы Софии

Недвижимость в Софии

Отели в Софии

Болгария

Источник: varyadavydova.com

В какой стране находится город София?

Город София находится на территории государства (страны) Болгария, которая в свою очередь расположена на территории континента Европа.

К какому региону относится город София?

г.София входит в регион: Юго-Западный.

Регион — укрупнённая территория, состоящая из нескольких субъектов Болгарии.

В какой области находится город София?

Город София является частью области София.

Характеристикой области или субъекта страны является обладание целостностью и взаимосвязью её составных элементов, в том числе городов и других населённых пунктов, входящих в состав области.

Область София является административной единицей государства Болгария.

В какой общине находится город София?

Город София является частью общины Столична.

Община Столична является административно-территориальной единицей государства Болгария.

Численность населения города София.

Численность населения в городе София составляет 1 350 009 человек.

В какому часовом поясе расположен город София?

Город София расположен в административном часовом поясе: UTC+2, летом UTC+3. Таким образом, можно определить разницу во времени в городе София, относительно часового пояса в вашем городе.

Телефонный код города София

Телефонный код города София: (+359) 2. Для того, что позвонить в город София с мобильного телефона, необходимо набирать код: (+359) 2 и затем непосредственно номер абонента.

Официальный сайт города София.

Сайт города София, официальный сайт города София или как его ещё называют «Официальный сайт администрации города София»: http://www.sofia.bg/ .

Флаг города София.

Флаг города София является официальным символом города и представлен на странице в виде изображения.

Герб города София.

В описании города София представлен герб города София, являющимся отличительным знаком города.

Метрополитен в городе София.

Метро в городе София носит название Софийский метрополитен и является средством общественного транспорта.

Пассажиропоток метро города София (загруженность метро София) составляет 132.00 миллионов человек за год.

Количество линий метро в городе София составляет 2 линий. Общее количество станций метрополитена в г.София равно 34. Протяжённость линий метро или длина путей метро составляет: 39.00 км.

Схема метро (карта метро) города София: Ссылка

Источник: geogoroda.ru


Categories: Население

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.