Аничков, Анечкин, Невский

 

В начале 18 века Невский проспект уже был одной из важнейших улиц Петербурга, а Фонтанка (тогда именовалась Безымянным Ериком) была существенной преградой между правым и левым берегом прокладываемого проспекта – ее ширина составляла около 200 метров.

Неудобство решил исправить Петр I в 1715 году. За год по приказу императора был возведен первый Аничков мост (ударение на «и»). Название деревянная переправа получила благодаря Михаилу Аничкову. Именно его инженерный батальон строил мост.

Аничков дворец, построенный в 1740-х годах, так назван из-за своей близости к мосту, к подполковнику-инженеру он никакого отношения не имеет.

Позже в народе появился «миф об Анечке». Ее считали любовницей то ли архитектора, то ли одного из строителей переправы. Мост какое-то время даже стали называть «Анечкиным».

В 1739 году комиссия по Петербургским строениям вообще постановила именовать мост «Невским», однако название не прижилось.

Мост то разбирали, то собирали обратно


 

Мост получился вполне внушительным: большая длина, несколько пролетов, крепкие опоры, облицовка под камень. Все как надо. Вот только он не разводился.

Когда Фонтанку очистили и углубили (раньше она была сильно болотистой) и по ней начали ходить суда, Аничков мост приходилось то разбирать, то собирать обратно. К тому он был узким – даже два экипажа с трудом могли на нем разъехаться.

В 1721 году мост значительно расширили (он стал 18-пролетным), а его середину сделали подъемной. Автором проекта реконструкции выступил голландец Герман ван Болес, работу выполнил итальянец Доменико Трезини. В одном из документов того времени говорилось: «Нынешнего 1721 года в январе месяце повелено отпустить из города архитектору Андрею Тризину к строению подъемного мосту, который строится через фонтаную речку, для ящиков дикого камня, из города четырнадцать саженей». Затем мост ремонтировали – в 1726 и 1742 годах. Еще через пару лет Фонтанка обзавелась деревянной набережной.

Мост перестраивали ради слонов

 

По одной из версий, в 1749 году переправа была полностью перестроена Семеном Волковым. Архитектору пришлось отказаться от разводного пролета, чтобы сделать мост более крепким: он должен был выдержать торжественно прошедших по Невскому слонов, подаренных Елизавете Петровне шахом Ирана. Тогда же у моста поставили деревянные столбы с фонарями.


Есть и другая версия: чертеж 1750 года «План и фасад Аничкову мосту» работы ван Болеса представляет мост в виде простой балочной системы с подъемными устройствами-«журавлями» в середине. При реконструкции сохранились 18 пролетов и «представительная» облицовка. Ограда у моста была не особо броской: деревянные балясины (невысокие столбики в виде колонн) стояли между тумбами, украшенными вазами или шарами.

Фонтанка до конца 18 века была границей Петербурга, и Аничков мост выполнял функцию пропускного пункта. То есть Невский проспект не просто был одной из главных артерий города, он еще соединял его с внешним миром. Настолько вот важный был участок.

Из дерева в камень

 

В 1780-1789 годах Фонтанку в очередной раз хорошенько расчистили и углубили, набережные «одели» в гранит, соорудили спуски к воде. Все работы выполнялись по проекту архитектора Андрея Квасова. С тех пор ее облик особо не изменялся.

Мосты через реку оформили однотипно по проекту француза Жан-Родольфа Перроне. Аничков мост тоже перестроили: он стал гранитным, трехпролетным и разводным. В начале 19 века вместо парапетов установили решетки с тумбами в духе оград речных набережных, каменными стали и фонарные столбы.

Все было чудесно, если бы не одно «но»: к 1840-му стало ясно, что мост слишком узок для разросшегося города (он был значительно уже, чем Невский проспект).


этому в 1841 году под руководством генерал-лейтенанта Андрея Готмана по проекту инженер-майора Ивана Буттаца (при участии инженера Александра Редера) и с одобрения Николая I старый мост разобрали и возвели новый. Работы длились семь месяцев. Именно тогда Аничков мост и обрел свой современный вид. Позже его лишь ремонтировали и частично реконструировали, например, в 1906-1908 годах.

Кони клодта на аничковом мосту

Аничков мост в 1830-х годах (коней еще не было). Фото: wikimedia.org
 

Сначала коней было два

 

Аничков мост был крепок и широк. Однако чего-то все же не хватало – украшений. Сначала быки (опоры, между которыми проплывают судна) хотели украсить декоративными вазами, своды (чем соединены быки) – бронзовыми накладками, а устои (на них мост опирается на берегах) – конными группами. В итоге ограничились лишь последней идеей.

Как раз в то время петербуржец Петр Клодт работал (пока что только создал макеты) над двумя скульптурными группами бронзовых коней с их укротителями – братьями-близнецами Диоскурами, героями древнегреческой мифологии. Они должны были украсить Университетскую набережную.

Но спустя некоторое время планы поменялись – на набережной установили древние изваяния двух сфинксов 13 века, доставленных из столицы Египта.


Тогда же над ансамблем Дворцовой площади работал скульптор Карл Росси. Он предложил Николаю I украсить пристань между Зимним Дворцом и Адмиралтейством львами и конными группами, однако император идею не оценил – на пристани разместили львов с шарами и вазы.

Коням Клодта нашли иное применение по инициативе самого автора: в ноябре 1841 года взвод саперов переместил скульптуры из литейной мастерской на Васильевском острове к Аничкову мосту. Их установили на правом берегу реки (со стороны Дворцовой и Адмиралтейства). На другом берегу временно поставили их гипсовые копии, окрашенные под бронзу. Наконец, 20 ноября состоялось торжественное открытие моста после реставрации.

Кони клодта на аничковом мосту

Аничков мост в 1840-х годах. Фото: wikimedia.org
 

Клодт – буквально мастер на все руки

 

Вернемся немного назад во времени, в 1838-ой, когда первые две скульптуры (из запланированных четырех) были реализованы в натуральном размере и готовы к переводу в бронзу. Тогда же скоропостижно умер, не оставив преемника, руководитель Литейного двора Императорской академии художеств Василий Екимов. Без него отливка скульптур была невозможна.

Клодт не отчаялся и решил взяться за работу самостоятельно, тем более, что у него был необходимый опыт после артиллерийского училища и уроков Екимова.


Мастер возглавил Литейный двор, привнеся в работу производства технологические новинки и современные методы. Все было сделано настолько качественно, что большинство отлитых статуй не требовало дополнительной обработки (чеканки или исправлений).

Такого результата удалось достичь благодаря работе над восковым оригиналом с воспроизведением мельчайших деталей и целиковой отливкой композиции (до этого момента столь крупные скульптуры отливались по частям).

Между 1838 и 1841 годами Клонд изготовил в бронзе две композиции и начать подготовку к отливке второй пары скульптур.

Кони клодта на аничковом мосту

Памятник Петру Клодту в саду Академии Художеств. Скульптор Владимир Горевой. Фото: hellopiter.ru
 

Другие копии коней всем раздаривали

 

За год Клодт изготовил две бронзовые копии своих скульптур, однако Николай I подарил их прусскому королю Фридриху Вильгельму IV. Кони отправились в Берлин, где и были установлены.

Тем временем обер-полицмейстер, следивший за состоянием моста, сообщал, что «у алебастровой фигуры лошади оказалась трещина, а алебастр местами начал отваливаться, отчего фигура делается безобразной». Одна из гипсовых копий настолько обветшала, что у нее отвалился хвост.


В октябре 1843-го мастер изготовил другие две бронзовые копии. Они простояли на постаментах Аничкового моста три года, затем были подарены королю Сицилии Фердинанду II и отправлены в Неаполь.

После всех этих раздариваний у Клодта появилась идея: не делать больше копий, а создать две совершенно новые композиции, объединенные с уже установленными единым замыслом. Эскизы были готовы в 1848 году, а в 1850-м солдаты того же Саперного батальона водрузили бронзовые фигуры на пьедесталы. Аничков мост был готов.

Еще три пары таких же скульптурных групп позже были установлены в Стрельне, в Петергофе и в усадьбе Голицыных Кузьминки под Москвой.

Кони клодта на аничковом мосту

Кони Петра Клодта перед Берлинским замком. Фото: wikimedia.org
 

Смысл композиции из коней

 

Скульптуры Клодта отражают этапы покорения коня человеком и символизируют борьбу человека с силами природы. Фигуры специально расположены так, что рассмотреть их все одновременно с какой-либо точки не получится. Их следует изучать, постепенно переходя от одной к другой. Более того, в зависимости от начальной точки, сюжет будет выглядеть по-разному.

В первой группе изображен человек с кордой в руках и напряженное животное, борьба между ними нарастает; во второй – попытка коня вырваться; в третьей – конь почти одолевает человека, от свободы коня отделяет лишь узда в руках юноши (сам он лежит); в четвертой – человек укрощает коня, падая на колено и сжимая обеими руками узду.


Кони клодта на аничковом мосту

Фонтанка у Аничкова моста (не позже 1915 года). Фото: wikimedia.org
 

Подкованы только два коня

 

Кони, что стоят ближе к Дворцовой площади, подкованы. Другие два – нет. Объясняют эту особенность так: в 19 веке на Литейном проспекте и в Кузнечном переулке находились литейные мастерские и кузницы, поэтому оттуда движутся уже подкованные лошади.

Есть легенда, что Николай I на церемонии открытия моста хлопнул художника по плечу и заявил: «Ну, Клодт, ты лошадей делаешь лучше, чем жеребец!»

Почему «там» лицо?!

 

Став по правой стороне моста (спиной к Дворцовой), многие туристы стремятся заглянуть под скакуна, который ближе к Аничкову дворцу.

Есть легенда, что Клодт специально вылепил вместо гениталий коня лицо то ли Наполеона, то ли любовника своей супруги. Правда это или нет – неизвестно. Но звучит и выглядит довольно интересно.

Кони клодта на аничковом мосту

Источник: saint-petersburg.ru

Как военный становится скульптором


Пётр Клодт происходит из небогатой, но весьма аристократичной немецкой семьи, состоящей из доблестных воинов. Его прадед был одним из самых ярких людей в истории Северной Войны, который честно служил Швеции в чине генерал-майора. Отец Петра был генералом, показавшим себя на полях сражений в Отечественной войне 1812 года. Юные годы будущего скульптора прошли в Омске, где служил его отец. Именно здесь, в тихом городе, отдалённом от шумного и блестящего Петербурга с его соблазнами и пороками, Клодт увлекся рисованием и лепкой, оживляя в своих работах образы лошадей, которые у него особенно живописно и реалистично получались.

После обучения в войсковом казачьем училище Клодт вернулся в Петербург. В тот момент ему было 17 лет. Он без проблем поступил в артиллерийское училище, но свободные часы с вдохновением отдавал любимому хобби. При малейшей возможности барон Клодт брался за карандаш или перочинный ножик и рисовал или вырезал фигуры лошадей, одновременно с этим углубленно изучая повадки грациозных животных.

После окончания училища Клодт получил действительный чин подпоручика и даже некоторое время прослужил в учебной артиллерийской бригаде, однако уже в 1828 году ушёл с военной службы, решив отныне заниматься только скульптурой. Двумя годами позднее, не прекращая заниматься самообразованием, он поступил в Академию художеств в качестве вольнослушателя. Он состоял при мастерской известного литейщика Екимова, который руководил отливкой самых знаменательных памятников начала XIX столетия. Именно Екимов посвятил ученика в секреты своего дела.


Также покровительство Клодту оказывал ректор Академии — Мартос Иван Петрович, поощрявший начинания молодого скульптора, жившего в одном из подвалов академии и, как гласит молва, нередко державшего здесь же лошадей, с которых лепил статуэтки, приносившие ему неплохой доход. Нужно отметить дальновидность и простоту Мартоса, который частенько приглашал Клодта в гости и запросто дал согласие на брак с одной из дочерей – Иулианией Ивановной, ставшей Клодту преданной супругой.

Соколов Петр Федорович. «Портрет П.К.Клодта» Фото: Commons.wikimedia.org

Нарвские триумфальные ворота и первые плоды славы

Прилежание и несомненный талант Петра Клодта быстро принесли свои результаты. В 1831 году вместе со скульпторами Пименовым и Демут-Малиновским он получил серьёзный правительственный заказ и начал работу над созданием изящной скульптурной группы из шести коней, впряжённых в колесницу Славы (сейчас она украшает собой арку Нарвских триумфальных ворот ). Кони Клодта — это стремительно мчащиеся и вздымающиеся вверх животные. В них чувствуется дикая неукротимость и сокрушающая энергетика, которая придаёт арке не только торжественный, но и воистину триумфальный вид.


Гениальная работа получила своё признание. Молодого мастера наградили званием академика, а также квартирой при Академии художеств и большой мастерской, где Клодт проводил большую часть своего времени. Нередко он возбуждал в рафинированном петербургском обществе толки да пересуды, в которых он представал как одержимый художник в вечно запачканной блузе, с всклокоченной головой, встречающий в грязной мастерской лучших представителей знати и даже членов династии, не особенно церемонясь и ведя себя крайне просто.

После выполнения этой работы автор получил всемирную известность и покровительство Николая I. Фото: Commons.wikimedia.org/ Ирина Смирнова

Как Николай I дарил коней

Следующей монументальной работой, вознёсшей Клодта на Олимп славы, стал заказ на выполнение двух скульптурных групп «Укротители коней», которыми сначала хотели украсить пристани Адмиралтейского бульвара (сейчас на этом месте находится Александровский сад – прим.). Заказ был получен в 1832 году. Работы продолжались вплоть до 1841 года, когда на Аничковом мосту на западных устоях появились две бронзовые скульптурные группы, а на восточных — их гипсовые копии, выполненные под бронзу. Впрочем, кони простояли на мосту недолго: уже в 1842 году Николай I отправил их в подарок прусскому королю Фридриху Вильгельму IV, в 1846 году вновь отлитых коней подарили королю Сицилии Фердинанду II, а ещё позднее копии «Укротителей коней» были установлены в Петергофе, Стрельне и на Конном дворе усадьбы Кузьминки под Москвой.

Клодт, который к тому времени уже, наверное, должен был почувствовать дурноту от этой вереницы коней, решил больше не делать копий. В 1850 году на Аничковом мосту установили бронзовые статуи, которые были отлиты по новым моделям, в результате чего появилась композиция из четырёх разных скульптурных групп, представляющих драматическую историю с последовательно развивающимся сюжетом: покорение коня человеком, побеждающим в борьбе над беспощадным могуществом природы.

Если внимательно смотреть на скульптуры, то можно увидеть, что в первой группе обнаженный атлет с усилием сдерживает коня, в следующей – осаживает его могучим движением, в третьей – схватка доходит до своего пика – человек повержен на землю, и в последней композиции атлет, припадая на одно колено, хватает коня, и, держа обеими руками корду, всё-таки одерживает верх на животным. Есть и ещё одна любопытная для наблюдательных деталь: статуи коней, «глядящих» в сторону Адмиралтейства подкованы, а статуи тех, что смотрят в сторону площади Восстания – нет. Объясняется это тем, что на Литейном проспекте находились литейные мастерские и кузницы, и потому подкованные лошади «идут» от кузниц, а неподкованные лошади, напротив, следуют в них.

За свой шедевр Пётр Клодт получил профессорское звание и весомую ежегодную пенсию. Казалось бы, теперь он мог не беспокоиться о безбедном будущем, однако скульптор был  неутомим. Следующей значимой его работой стал памятник баснописцу Ивану Крылову в Летнем саду.  Издатель сатирико-просветительских журналов сидит на постаменте, украшенном изображениями животных из знаменитых басен. Последней работой Клодта стал конный монумент императору Николаю I, что стоит на Исаакиевской площади. Скульптура примечательна не только с художественной, но и с технической точки зрения: статуя имеет только две точки опоры без какой-либо вспомогательной подпорки, что не может не приковывать внимание и не вызывать восхищённый возглас.

Первоначальный эскиз, созданный Клодтом, представлял собой всадника на спокойно стоящем коне. Фото: Commons.wikimedia.org

Последний шедевр

Пётр Клодт умер в 1867 году в возрасте 62 лет, проведя последние годы жизни на мызе Халала, в Финляндии. Смерть застигла скульптора в тот момент, когда он начал вырезать картонную лошадку — своё последнее, неоконченное творение, маленький шедевр для любимой внучки.

И. С. Горюшкин — Сорокопудов Портрет П.К.Клодта. Фото: Commons.wikimedia.org

Источник: spb.aif.ru

БОНУС

Став по правой стороне моста спиной к Адмиралтейству, многие туристы стремятся заглянуть под скакуна, который ближе к Аничковому дворцу.


По одной из самых известных баек Клодт вылепил гениталии этого коня в виде лица – то ли Наполеона, то ли любовника своей супруги. К реальности это отношение вряд ли имеет, но туристов забавляет.

Специально для тех, кто интересуется историей и достопримечательностями Санкт-Петербурга самые интересные факты о Медном всаднике, который вовсе не из меди.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Источник: kulturologia.ru

Аничков мост через реку Фонтанка, безусловно, является украшением Санкт-Петербурга. На нем располагаются четыре скульптурные композиции «Укротители коней», изображающие противоборство человека и коня, который изо всех сил стремится вырваться на волю. Автором этих скульптур является барон Петр Карлович Клодт, который в середине XIX века снискал себе славу величайшего «лошадиного» мастера.

Пётр Клодт происходил из небогатой, но весьма аристократической балтийской немецкой семьи, состоявшей из доблестных воинов. Его прапрадед был одним из известных деятелей в истории Северной Войны, который честно служил Швеции в чине генерал-майора. Отец Петра был генералом, показавшим себя на полях сражений в Отечественной войне 1812 года. Портрет прославленного генерала занимает достойное место в галерее Зимнего дворца. Юные годы будущего скульптора прошли в Омске, где служил его отец. Именно здесь, в тихом городе, отдалённом от шумного и блестящего Петербурга с его соблазнами и пороками, Клодт увлекся рисованием и лепкой, оживляя в своих работах образы лошадей, которые у него особенно реалистично получались.

Klodt

Петр Карлович Клодт
(1805-1867)

После обучения в войсковом казачьем училище Клодт вернулся в Петербург. В тот момент ему было 17 лет. Он без проблем поступил в артиллерийское училище, но свободные часы с вдохновением отдавал любимому хобби. При малейшей возможности Клодт брался за карандаш и рисовал фигуры лошадей, одновременно с этим углубленно изучая повадки грациозных животных.

После окончания училища Клодт получил действительный чин подпоручика и даже некоторое время прослужил в учебной артиллерийской бригаде, однако уже в 1828 году ушёл с военной службы, решив отныне заниматься только скульптурой. Двумя годами позже, не прекращая заниматься самообразованием, он поступил в Академию художеств в качестве вольнослушателя. Его учителями стали ректор Академии И. П. Мартос, а также мастера скульптуры С. И. Гальберг и Б. И. Орловский. Он состоял при мастерской известного литейщика Екимова, который руководил отливкой самых знаменательных памятников начала XIX века. Именно Екимов посвятил ученика в секреты своего дела.

Нарвские ворота1

Старая почтовая карточка начала ХХ века

Скоро Клодту поручили выполнить большой правительственный заказ совместно с такими опытными скульпторами как С. Пименов и В. Демут-Малиновский. Так появилась на аттике арки Нарвских триумфальных ворот несущая колесницу богини славы шестёрка коней, выполненная из кованой меди по модели Клодта в 1833 году. В отличие от классических изображений этого сюжета, кони в исполнении Клодта встают на дыбы, но при этом вся скульптурная композиция производит впечатление стремительного движения. После выполнения этой работы автор получил всемирную известность и покровительство царя Николая I. Известна легенда о том, что Николай I произнес фразу: «Ну, Клодт, ты делаешь лошадей лучше, чем жеребец».

Кони клодта на аничковом мосту

Старая почтовая карточка начала ХХ века

Следующее и, пожалуй, самое известное творение Клодта, над которым он трудился около 20 лет — это, конечно, скульптуры укротителей коней на Аничковом мосту. Заказ был получен в 1832 году. Знаменитые «Укротители коней» сначала должны были располагаться совсем не там, где их можно увидеть сегодня. Скульптурами планировалось украсить пристани Адмиралтейского бульвара, у входа на Дворцовую площадь. Место, и сам проект одобрил лично Николай I. Когда все уже было готово для отливки, Клодт решил, что негоже укрощать коней рядом с водой и кораблями. Он стал искать место и довольно быстро его выбор пал на Аничков мост, который и так нуждался в реконструкции и был достаточно невзрачен. Скульптор намекнул о своей идее, и император его поддержал.

Фонтанка

Старая почтовая карточка начала ХХ века

На Невском закипела перестройка Аничкова моста. Архитекторы, путейцы, строители — весь Петербург работал на коней Клодта. Вскоре были отлиты две группы «Укротителей». И к первой и ко второй бронзовым группам Клодт сделал их копии в гипсе, тонировав под бронзу. Царю не терпелось поскорее открыть новый Аничков, поставив скульптуры на все четыре угла моста.

Кони клодта на аничковом мосту

Аничков мост в Санкт-Петербурге в середине XIX века

Торжественное открытие Аничкова моста состоялось 20 ноября 1841 года. То, что увидел Петербург, восхитило всех. «Толпами собираются люди у нового Аничкова моста, — писали газеты. — Жизнь коня и человека на Аничковом представляет новый мир в искусстве. Подобно возничему, осаждающему коня, скульптор Петр Клодт взял-таки часть этого искусства в свои руки и своротил с ложной дороги на настоящую». После установки двух первых конных групп на Аничковом мосту их повторные бронзовые отливы отправили в Берлин в качестве подарка прусскому королю Фридриху Вильгельму IV, который был от скульптур без ума. Николай I подарил их прямо «с моста», и они отправились в Берлин украшать главные ворота Королевского дворца. Их установили на террасе перед порталом Королевского дворца со стороны Люстгартена. Сейчас они отреставрированы и находятся в Кляйст-парке перед  зданием суда. Будут ли они возвращены на прежнее место, когда восстановят королевский дворец — неизвестно.

Кони клодта на аничковом мосту

Терраса Королевского дворца в Берлине в середине XIX века

Король Пруссии в качестве ответного подарка заказал видному немецкому скульптору Х.Д.Рауху изготовление копий двух статуй Победы, созданных этим ваятелем и установленных в парке Эрцгерцогского дворца в Шарлоттенбурге в 1839 году и в Берлине на Белле-Аллианс Плаце в 1843 году. Две парные статуи аллегорических крылатых фигур были отлиты к ноябрю 1844 году в Лаухаммере и отправлены в Петербург, чтобы быть установленными на колоннах Славы, выполненных по проекту архитектора Карла Росси из серого гранита. Высота каждой колонны составляет 12 метров, из которых 2,5 метра занимают две крылатые фигуры богини Славы, венчающие эти колонны. Находится эта композиция в начале Конногвардейского бульвара, возникшего на месте Адмиралтейского канала, когда-то соединявшего Адмиралтейство с Новой Голландией.

Между тем, Клодту пришлось ехать с подарком в Берлин. По доставлении в Берлин, подаренных Государем Императором Его Величеству королю Прусскому двух конных групп, Клодт был пожалован от Его Королевского Величества орденом Красного Орла III степени 14 августа 1842 года. Известно, что находясь в Германии, Клодт ужасно тосковал по родине. Впрочем, «страдания» Клодта были вознаграждены: Фридрих Вильгельм IV, помимо ордена, пожаловал ему еще и бриллиантовую табакерку.

Кони клодта на аничковом мосту

Старая почтовая открытка начала ХХ века

В 1844 году вновь отлитые кони установили на мосту, а через 2 года их Николай I опять подарил теперь монарху Королевства Обеих Сицилий Фердинанду II в знак благодарности за гостеприимство, оказанное русской императрице во время путешествия по Италии. Король Фердинанд II Бурбон, увидев  коней Клодта  пришел в полный восторг. Петр Клодт был награжден Неаполитанским орденом, а местные газеты вышли с заголовками: «В Неаполе находится нынче три чуда: тело Спасителя, снятое с креста, покрытое прозрачной мраморной пеленой, «Снятие Спасителя с Креста» — картина Эспаньолетта, и бронзовые кони русского барона Клодта». До сих пор скульптуры находятся у въездных ворот в Королевский дворец Неаполя — Палаццо Реале, где сейчас располагается Национальная библиотека.

Кони клодта на аничковом мосту

Старая почтовая открытка начала ХХ века

Следующие скульптурные группы коней, отлитые в очередной раз Клодтом, были установлены у павильона Бельведер в Луговом парке Петергофа, построенном Николаем I для своей жены императрицы Александры. Но во время Великой Отечественной войны они безвозвратно исчезли.

Бельведер1

Павильон Бельведер в Петергофе. Довоенная фотография 

Кони авторской отливки Клодта стали также украшением дворцово-паркового ансамбля князя Алексея Федоровича Орлова в Стрельне, установленные на высоких постаментах перед фасадом дворца, обращенного к пруду.Территория была подарена графу, а позднее князю Алексею Федоровичу Орлову императором Николаем I в 1834 году за заслуги в подавлении декабрьского бунта 1825 года. Во время войны и оккупации германскими войсками скульптуры из Орловского парка тоже были похищены немцами.  А сама усадьба сильно пострадала во время боевых действий Великой Отечественной войны, уцелели лишь башня с колодцем.

Кони клодта на аничковом мосту

В усадьбе Голицыных в Кузьминском парке в очередной раз отлитые Клодтом кони были установлены у Конного Двора перед Музыкальным павильоном и сохранились до наших дней.

Кони клодта на аничковом мосту

Музыкальный павильон Конного Двора в усадьбе Кузьминки. Довоенная фотография

Усадьба Кузьминки известна с XVIII века. Ее владельцами были бароны Строгановы и князья Голицыны. В XIX  веке Кузьминки считались одним из красивейших мест в окрестностях Москвы.

Кузминки1

Скульптурная группа в парке Кузьминки. Современное фото

Наивысшего расцвета Кузьминки достигли в первой четверти XIX века при Сергее Михайловиче Голицыне. При нем усадьбу называли московским Павловском.

Кони клодта на аничковом мосту

Вид усадьбы в Кузьминках. Старая почтовая открытка начала ХХ века

Образцовое хозяйство, продуманная планировка, прекрасные архитектурные сооружения, живописные парки с прудами, островами, мостиками привлекали в усадьбу множество гостей.

Кузминки3

Конный Двор в усадьбе Кузьминки. Современная фотография

В 1846 году Петр Клодт решил не делать больше копий коней и продолжил начатую тему «Покорение коня человеком». В 1850 году две новые группы были установлены в восточной части моста, и замысел скульптора был полностью воплощен в четырех скульптурных группах.

Аничков мост в Санкт-Петербурге имеет всемирную известность и его изображение можно видеть не только на фотографиях, но и во многих произведениях живописи. Композиция барона П. Клодта «Укрощение коня» стала одним из символов Санкт-Петербурга.

Друзья, спасибо, что смотрите наш сайт!  Если понравилась публикация, вы можете поддержать нас, пройдя по ссылке ниже…

Источник: www.archivistus.ru


Categories: Мост

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.