Назад

Как говорят в питере и москве
1

Бодлон

Понятнее выражаясь — водолазка. А слово «бодлон» произошло от тонкой облегающей трикотажной кофты с высоким горлом под названием Ban-Lon. Водолазки были популярны в 70-е годы благодаря ленинградским перекупам, активно торгующим такой одеждой.

2

Точка

В Москве можно услышать название «башня», а в Северной столице — «точка». Данное слово используют, имея в виду дом всего с одним подъездом.

3

Хабарик


Можно предположить, что это, например, взятка? Но нет, на самом деле так называют самый обычный окурок от сигареты.

4

Парадная

Кстати, о подъездах, точнее о парадных. Ведь для жителей Петербурга подъезд означает процесс, москвичи же уверены, что так называется место, к которому имеется возможность подъехать.

А теперь о том, почему именно «парадная», а не «парадное»? Хотя второе слово взято из словаря (наверное, написанного обитателями столицы), но в старых домах можно заметить таблички с номерами квартир с надписью «Парадная №».

Как говорят в питере и москве
Фото: Роман Везенин
5

Булка

Нет, это не изделие из сдобного теста, а обычный белый хлеб, то есть батон. А когда питерцы говорят «хлеб», то имеется в виду именно черный (ржаной) хлеб. Поэтому выражение «булка хлеба» в Петербурге может прозвучать довольно нелепо.

6

Пышка


Так в городе принято называть пончик — круглое сдобное изделие, обсыпанное сахарной пудрой, с дырочкой в центре. В столице же «пышкой» скорее назовут полненькую женщину.

Как говорят в питере и москве
Фото: radikal.ru
7

Греча с курой

Даже тем, кто слышит эти слова впервые, догадаться несложно, что речь идет о каше из гречневой крупы и о курином мясе. Но вот такой сленг с сокращением — истинно питерский.

8

Поребрик

Поребрик используется для того, чтобы разделить пешеходную и проезжую части. По всей видимости, данное слово произошло от слова «ребро». В столице нашей страны, к примеру, оно не употребляется вообще, там ограничиваются привычным заимствованием с французского — словом «бордюр».

Интересный факт: на самом деле существуют оба слова — и бордюр, и поребрик, причем употребляться они могут как в Москве, так и в Петербурге, а также в любой другой точке планеты. Так как бордюр, в отличие от поребрика, устанавливается вровень с брусчаткой, то есть не возвышается над уровнем мощения.


Как говорят в питере и москве
Фото: shutterstock.com
9

Тэшка

Данным словом в Санкт-Петербурге именуют маршрутные такси. «Маршрутка», разумеется, употребляется тоже.

10

Лентяйка

А этим слово можно назвать, как оказалось, не только ленивую девушку, но и пульт дистанционного управления, а также швабру для мытья полов с приспособлением, которое позволяет не снимать тряпку для полоскания.

Как говорят в питере и москве
Фото: shutterstock.com
11

Посудница

Чтобы тарелки после мытья стекли и высохли, их следуют положить в посудницу, то есть — сушку для посуды. Многие же называют ее просто «сушилкой».

12

Виадук


Этим красивым словом называют мост через автомобильные дороги или железнодорожные пути, как правило, с глубоким оврагом. Столичные жители, в большинстве случаев, используют слово «эстакада».

Как говорят в питере и москве
Фото: daler.ru
13

Переучет

Ни для кого не секрет, что это инвентаризация в магазине. Только в Москве употребляют «учет», тогда как в Петербурге учет — это процесс, проводимый ежедневно, а вот переучет — изредка.

14

Карточка

Имеется в виду не банковская или дисконтная карта, а многоразовый билет на проезд в городском общественном транспорте — «проездной». Обычно карточкой называют проездной документ в метро и наземном транспорте, а вот на месячный билет в электричке говорят «проездной».

Читайте также: Московский сленг.

Источник: saintpetersburg.zagranitsa.com


8 непонятных слов жителей Петербурга, которые введут в ступор любого москвичаИногда приезжие могут столкнуться в Петербурге с непривычными словами

Одной из известных фишек города на Неве является непривычный исторически сложившийся питерский сленг, о котором почему-то всегда в первую очередь вспоминают, когда заходит речь о разности петербуржцев и москвичей, и который не так легко сходу понять, что может привести к некоторому недопонимаю.

В 2000-х российской компанией ABBYY Lingvo был даже составлен специальный словарик, разъясняющий смысл некоторых диалектных слов жителей Петербурга непросвещенным туристам из Москвы и других регионов, который насчитывает около 80 лексических различий. Говорят, что некоторые истинно питерские словечки широко используют на Урале и в Сибири.

Слова жители обеих столиц тоже произносят по-разному: разница: петербуржцы четче выговаривают «ч» (конеЧно) вместо «ш», тверже «ж» (доЖдь), а в речи москвичей часто слышится типичное «аканье».

В системе адресов также есть различия — если в Питере можно встретить линии вместо улиц и литеры после номеров домов, то в Москве у номера дома могут быть не только корпуса, но и строения (причем иногда все вместе), а также владения.


В последнее время языковые различия постепенно стираются за счет большого числа переселенцев из других регионов и мигрантов, которые теперь во многом задают языковые нормы. Также все больше людей вовлечены в межрегиональное общение через форумы в Интернете, соцсети, месенджеры, где грани регионального говора смываются.

Некоторые кафе города («Кура. Греча. Суп», например) обыгрывают известные различия, пытаясь завлечь клиентов, а в туристических местах продают футболки и блокноты с питерской лексикой.

Какие же словечки коренных петербуржцев не поймут москвичи? Представляем вам 7 наиболее ярких примеров лексических различий в речи жителей двух российских столиц (сначала указан питерский вариант, а щатем московский эквивалент).

8 непонятных слов жителей Петербурга, которые введут в ступор любого москвичаТипичная питерская табличка у жилого дома

1.Парадная вместо подъезда

Это самое известное чисто питерское слово, которым называют вход в секцию многоквартирного дома с общей лестничной клеткой (иногда еще говорят парадное). Дело в том, что раньше в старых дореволюционных домах (особенно в Питере) пользовались двумя входами — черным и парадным, от чего и пошло название. Причем парадные в Питере есть не только в домах на Невском проспекте, но и в убитых хрущевках района Купчино. Соответствующие таблички над разрисованной дверью так и гласят: «Парадная N3».


Родившийся в Ленинграде певец Виктор Цой даже пел в одной из своих песен: «Я выхожу из парадной, раскрываю свой зонт».

Москвичам же больше полюбилось слово подъезд, от слова подъезжать. Также питерцы любят говорить «на нашей лестнице», подразумевая «у нас в подъезде».

8 непонятных слов жителей Петербурга, которые введут в ступор любого москвичаРеклама в питерском метро

2.Кура вместо курицы

Так повсеместно называют тушку домашней птицы например на витрине супермаркета и готовое блюдо из нее. Даже соответствующие вывески на улице можно встретить. По аналогии зовут и гречку — греча.

8 непонятных слов жителей Петербурга, которые введут в ступор любого москвичаДля питерца это булка, а вовсе не батон

3.Булка вместо батона

В понимании питерца булка это именно продолговатая буханка обычного белого хлеба, а вот москвичи сразу подумают про сладкую сдобу с корицей или сахаром. А хлебом питерцы именуют лишь черный ржаной хлеб (но не белый), и очень удивляются, зачем москвичи добавляют слово «черный». И так же все понятно…


8 непонятных слов жителей Петербурга, которые введут в ступор любого москвичаВ Питере такие вывески повсюду

4.Шаверма вместо шаурмы

Восточный фаст-фуд из лаваша с рубленым мясом курицы с овощами, ставший популярным в России в 2000-е, снова разделил жителей двух столиц. В Питере интерпретировали арабское слово как шаверма с ударением на втором слоге. Иногда возникают споры, что рецепты приготовления шаурмы и шавермы различаются. В Москве же прижилась шаурма, а также встречаются вывески донер-кебаб, означающие все то же лакомство.

8 непонятных слов жителей Петербурга, которые введут в ступор любого москвичаДля питерца это не иначе как бадлон

5.Бадлон вместо водолазки

Трикотажный облегающий и тянущийся свитер с высоким горлом в Питере зовут бадлоном или бодлоном/банлоном как искаженное название популярного на западе в 60-е бренда синтетической ткани Ban-Lon. Московский вариант связан с водолазами, которые надевали данную одежду под скафандр. Некоторые считают, что бадлон в отличие от водолазки — это верхняя одежда.


8 непонятных слов жителей Петербурга, которые введут в ступор любого москвичаПамятник порбрику в Питере

6.Поребрик вместо бордюра

Ограничитель края дороги в виде уложенного на ребро специального бортового камня в Северной столице принято звать поребриком (скорее всего, от слова «ребро»), в то время как в официальной столице используют французское слово бордюр. Осенью 2017 года в Санкт-Петербурге даже открыли памятник двум синонимам бордюру и поребрику как символу дружеских отношений двух столиц. Аналогичный памятник есть из Бологом, который находится на одинаковом расстоянии от обеих столиц.

8 непонятных слов жителей Петербурга, которые введут в ступор любого москвичаЭто питерский виадук. Найди 10 отличий от эстакады)

7.Виадук вместо эстакады

Виадуком питерцы зовут любой длинный приподнятый над землей путепровод, т.е. эстакаду по-московски, хотя в классическом понимании виадук — это именно мост через глубокое ущелье, долину реки и т.п. с постепенно нарастающей высотой и частыми опорами.


8 непонятных слов жителей Петербурга, которые введут в ступор любого москвичаВот питерец строчит СМС на своей трубе

8.Труба вместо мобильника

С появлением в 90-х портативных телефонов подвижной радиосвязи в двух столицах в обиход вошли разные сленговые названия для сотового. В Москве больше прижилось заимствование из англоязычных стран mobile и его производные: мобила, мобильник, а в Питере взяли за основу телефонную трубку.

 

 

Источник: extremal.mirtesen.ru

«Булошная и «бассэйн»

Ольга Сальникова, SPB.AIF.RU: В Европе — Италии, Испании, Франции — жители соседних регионов могут не понимать друг друга, поскольку наряду с единым «официальным» языком сильно развиты диалекты или даже существуют самостоятельные языки, как, например, в Каталонии. В России, в каком бы регионе вы не оказались, местная речь по большей части будет вам понятна. И, тем не менее, мы говорим по-разному. Почему так происходит?

Макс Минин: С одной стороны, русский язык прочно связывает нас, россиян. С другой — разделяет, точно указывая на особенности речи и давая понять, откуда собеседник родом. По всей России кто-то «гэкает», «окает», «шокает», «акает», «цокает», «чокает», «ыкает» и «якает».

Как говорят в питере и москве

Прокатившись от Питера (кстати, вполне приемлемое название Северной столицы) до Сочи, мы можем услышать разнообразные диалекты и фонетические особенности русского языка. Однако если с вами в поезде устроился коренной петербуржец — считайте, повезло, вы услышите абсолютную языковую норму, четкое проговаривание звуков, литературный стиль и никакого говора. Например, слова «булочная», «бассейн», «конечно» произносятся так же, как и пишутся. Однако москвичи норовят сказать «булошная», «бассэйн», «конешно»…

При этом «лексикон» двух столиц остается неизменным. Вспомним уже приевшиеся всем диалектизмы: парадные и подъезды, поребрики и бордюры, карточки и проездные, сахар и песок, хабарики (что верно) и бычки, труба и мобила…

Но давайте, например, остановимся на слове пышка, которая в Москве — пончик. Берем словарь Ожегова, и видим, что пончик — это круглый, жаренный в кипящем жире пирожок с вареньем или повидлом, а пышка — круглая булочка. Так что здесь петербуржцы правы. А вот столичное мороженое — «вафельный рожок» — безусловно, выигрывает в корректности формулировки по сравнению с абстрактным понятием «сахарная трубочка» в Петербурге. Московский вариант «курица и гречка» и петербургский «кура и греча» являются абсолютными синонимами. Хотя в Ленинграде, к слову, были в хождении оба варианта.

Фото: АиФ/ Вероника Такмовцева

«Чэбурэки и виыно»

— Почему, несмотря на географическую близость, лексика петербуржцев и москвичей исторически так отличается? Хотя, например, между столицей и Сибирью таких заметных различий нет.

— Дело в том, что в регионах остались «старомосковское произношение» и лексика, хотя сама Москва сейчас «исправилась» и вышла на нормы. Петербург же всегда отличался от других. Он был столицей, которая притягивала людей науки и культуры. Соответственно, образовалась элита, а с ней и статусный грамотный русский язык. Речевые обороты, отличный от других лексикон, книжная речь и риторика. В Москве «пошто», а у нас «зачем» — вот пример тех времен!

— А если говорить о юге России, где действительно очень колоритный язык?

— Кто всех понимает с полуслова, так это сочинцы, где замес «южного» говора безграничен: кубанский диалект, украинский язык, армянские юмор и идиомы, абхазские просторечия и сочинские панибратство и открытость, мягкость климата, паломничество со всей страны. Все это придает неповторимый колорит языку, который мы впитываем на отдыхе. Сразу предупрежу, что сочинцы больше всего обижаются, когда мы произносим — в «Сочах». Местные недооценивают, что, возможно, это и безграмотно, но зато с любовью!

«Коняк», «чьяча», «виыно», «чэбурэки», «чйурчхэлла» — именно в такой интерпретации в лабиринтах Адлера мы можем узнать, где продают драгоценные на отдыхе напитки и кушанья.

К слову, об анахроничном слове «кушать», которое вдруг захватило эпидемией все регионы и употребляется почем зря, без оглядки. Если вы не хотите прослыть невеждой, есть одно хитрое правило, говорите только — «кушать подано» и не ошибетесь. В остальном употребляйте слово «есть» и его синонимы.

Еще она отличительная черта — уменьшительно-ласкательная форма, присущая югу России и Уралу. На самом деле, она пришла в города из деревень, а там, в свою очередь, цепочка такой речи тянется еще со времен крепостного права. Коренные москвичи и петербуржцы никогда не скажут — детки, мамочки, донечка, сыночка, доча, дочурка.

Можно провести и аналогию в употреблении слов «дядя» и «тетя» по отношению к взрослым. Переселенцы в Москву послевоенного периода принесли традицию называть так всех посторонних. А ведь если вдуматься, то дяди и тети — исключительно родственники. Говорить на улице: «Посмотри, тетя идет» — фамильярно. Есть море синонимов. Только, умоляю, не «женщина». Это грубое, обидное обращение к любой даме. Я бы сказал «девушка», «дама», «барышня», «мадам», «милое создание» в конце концов. И раз мы заговорили о фамильярности, напомню: ни один москвич или петербуржец не будет тыкать, даже первоклашке. А вот на юге это норма, что скорее не амикошонство (бесцеремонное обращение), а просто люди хотят быть ближе и роднее.

Занятный случай по столкновению диалектов произошел со мной в Туапсе. Глядя искоса на нас с женой, милая девушка из Уфы не выдержала и спросила «А что у вас за странный говор?». Ленинградское чистое и четкое выговаривание звуков вызвало у нее удивление.

Чем вредна брань?

— Сегодня расстояние между Петербургом и Москвой можно преодолеть за считанные часы. Границы стираются. Отражается ли это на языке?

— Действительно, происходит стирание границ между Петербургом и Москвой, а значит, и языковые нормы меняются, но остаются приоритетными для страны. Сегодня в двух столицах каноны разговорной речи задают все же не коренные жители, а прибывшие со всех уголков нашей необъятной Родины. Например, когда в Москве в очереди слышу — «Вы крайний?», я точно знаю, что человек вырос не в златоглавой. Слово «крайний» в русском языке носит специфическое значение. Так, крайний есть в шеренге солдат. Употребляют это слово суеверные летчики и парашютисты — «крайний рейс или прыжок». А вот у очереди есть начало и конец, поэтому единственно правильно спросить: «Вы последний?».

Не скажет петербуржец слово «консерва», потому что его просто не существует — есть консервы. А в регионах это вполне приемлемый вариант. В Москве еще любят говорить «консэрвы».

Теперь о грустном. В последнее время стилистический уровень разговорной речи у нас снизился, грубость и просторечия слышны повсюду. Книжно-литературный стиль уходит в прошлое. В связи с низким словарным запасом в моду вошла обсценная лексика. Экспансия мата обуславливается просто — одним бранным словом можно заменить пять незнакомых литературных, а одним идиоматическим похабным выражением — целый абзац образцового литературного слога!

Пусть простит меня Шнур, но я считаю, что мат разлагает, влияет на здоровье, наносит вред окружающим. Хотя считаю Сергея высокоинтеллектуальным, образованным и начитанным человеком, а мат в его речи — скорее предмет пиара. Русский язык так разнообразен и велик! И наша задача — правильно им распорядиться и поражать богатством речи.

Источник: spb.aif.ru

Основной причиной появления таких различий в лексиконе лингвисты обычно считают особенности истории становления Петербурга. К процессу возведения города на Неве царём Петром I было привлечено большое количество специалистов в различных областях техники, управленцев, купечества из самых разных областей России и из-за границы. Из них позже и сформировался столичный образованный слой, элита.

Мы, не вдаваясь в подробности, разделили бы жителей Петербурга на четыре разряда — на чиновников, офицеров, купцов и так называемых петербургских немцев. Кто не согласится, что эти четыре разряда жителей нашей столицы суть настоящие, главнейшие представители Петербурга, с изучения которых должно начинаться ближайшее физиологическое знакомство с Петербургом?

Для продвижения по карьерной лестнице в свежеотстроенной столице представители всех видных столичных прослоек были заинтересованы не только в изучении иностранных языков, но и в возможно более быстром овладении русским — грамотный русский язык был и остаётся статусной принадлежностью образованного класса.

Однако эти специалисты понимали, что не могут опираться на во многом хаотический конгломерат говоров, отголоски которых они слышали вокруг, так как на тот момент не было и не могло быть уверенности, что простолюдинами воспроизводится именно общерусская языковая норма.

Михаил Ломоносов писал в «Российской грамматике»:

Московское наречие не токмо для важности столичного города, но и для своей отменной красоты прочим справедливо предпочитается…

Однако из-за разницы между читаемым и слышимым вокруг в XVIII веке сложилось парадоксальное положение: одновременно существовало сразу 2 нормы произношения, одна — при чтении книг и газет, другая — свойственная разговорной речи.

Ломоносов продолжал:

Сие произношение больше употребительно в обыкновенных разговорах, а в чтении книг и в предложении речей изустных к точному выговору букв склоняется.

Приходилось во многом доверять прежде всего письменным источникам, а значимый процент последних составляли бумаги канцелярского оборота, и речевым оборотам и лексикону, принятым в тех кругах, где тот или иной неофит надеялся обосноваться — что влекло неумеренные заимствования.

Фёдор Достоевский обыграл эти черты в «Скверном анекдоте»:

Есть два существенные и незыблемые признака, по которым вы тотчас же отличите настоящего русского от петербургского русского. Первый признак состоит в том, что все петербургские русские, все без исключения, никогда не говорят: «Петербургские ведомости», а всегда говорят: «Академические ведомости». Второй, одинаково существенный, признак состоит в том, что петербургский русский никогда не употребляет слово «завтрак», а всегда говорит: «фрыштик», особенно напирая на звук фры.

Вот строки о Санкт-Петербурге Н. Некрасова:

В употреблении там гнусный рижский квас,
С немецким языком там перемешан русский,
И над обоими господствует французский,
А речи истинно народный оборот
Там редок столько же, как честный патриот!

В итоге петербургская речь стала традиционно тяготеть к письменной литературно-канцелярской, а не к устной норме, формироваться на основе первой.

Отмечает доктор филологических наук Владимир Котельников, заместитель директора Института русской литературы РАН:

Мы, петербуржцы, вызвучиваем каждую букву…

Научный сотрудник лаборатории этимологических исследований филфака МГУ имени М. В. Ломоносова Людмила Баш подчеркивает:

На Невском произносили слова более книжно, „буквенно“, под влиянием правописания.

Владимир Котельников пишет:

Сравните: барское московское „пошто“ и классическое петербургское „зачем“…

Эта петербургская традиция имела и свои негативные последствия: опора на письменные образцы. Синтез абсолютистско-бюрократической западной культуры с российскими традициями самодержавия, произошедший в «петербургской» России в конце XVIII — середине XIX веков, привёл её образованный столичный слой к осознанию себя главным источником и проповедником ценностей модернизации и отдельной ценностью — интеллигенцией.

Источник: peterburg.center


Categories: Москва

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.