В 80-е гг. XVIII в. крупным политическим событием явилось основание в Осетии крепости Владикавказ. Идея создания такой крепости, способной обезопасить Осетию от военных набегов со стороны соседей, принадлежала осетинским старшинам. Еще в 1782 году старшины Алагирского, Тагаурского и Туальского обществ обратились к российской администрации с просьбой о постройке на предгорной равнине крепости и предоставлении им права на поселение в ней.

Осенью 1783 г. командующий Кавказской линией получил от правительства указание о строительстве на Центральном Кавказе русской крепости. Командующий П.С.Потемкин посчитал, что наиболее подходящим местом для основания крепости станет урочище Эльхотово. Еще раньше такого же мнения придерживался астраханский губернатор П.Н.Кречетников. Осетинские старшины предлагали построить крепость в преддверии Куртатинского ущелья, на территории равнинного Дзуарикау. Не приняв доводы осетинской стороны, П.С.Потемкин в 1783 г. воздвиг крепость на левом берегу Терека уЭльхотово, назвав ее в честь своего дяди Г.А.Потемкина-Таврического «Потемкинской».


коре, однако, обнаружилась непривлекательность крепости для поселения в ней осетин. Выявилось также, что она недостаточно эффективна в военно-стратегическом отношении для самого российского командования.
Осетинские старшины продолжали настаивать на строительстве новой крепости, которая располагалась бы поближе к горам — местам, освоенным переселенцами. К их мнению присоединился картли-кахе-тинский царь Ираклий II, также ставивший вопрос о возведении русской крепости в преддверии Дарьяльского ущелья. Учитывая просьбы осетинских старшин и грузинского царя, а также собственные интересы, российское правительство решилось на постройку новой крепости. Она была основана в 1784 г. и называлась Владикавказ. Об этом 25 апреля того же года командующий Кавказской линией сообщал генерал-фельдмаршалу князю Г.А.Потемкину: «…При входе гор предписал я основать крепость на назначенном по обозрению моему месте под именем Владикавказ».

2. Возведение русской крепости у осетинского села Дзауг

Крепость Владикавказ была основана у осетинского поселения Дзауг, Дзауджикау. До ее появления в этом селе располагался русский военный форпост, называвшийся Капкай. Поэтому осетинское село, основанное в свое время ДзаугомБугуловым, имело два названия — Дзауджикау и Капкай. В отдельных исторических документах и изданиях осетинское поселение Дзауг, Дзауджикау упоминается и как Капкай.


пример, журнал «Всемирное обозрение» в середине XIX в. сообщал своим читателям: «Крепость Владикавказ заложена в 1784 г. при реке Терек у самого почти подножия Кавказских гор, в превосходнейшей низменной долине на месте бывшего осетинского аула Капкай». Некоторые авторы путают внешне созвучные названия двух разных населенных пунктов — Дзауга и Заурово, принимая их за одно поселение. На самом деле Зау-рово — осетино-ингушское поселение, располагавшееся на значительном отдалении от Дзауга и Владикавказской крепости. По свидетельству путешественников XVIII в. (Штедер, Клапрот), Заурово находилось южнее Дзауга на расстоянии более 4,5 верст, то есть около шести километров.

Строительство крепости Владикавказ в преддверии Дарьяльского ущелья — ключевом месте дороги, ведшей в Закавказье, — было продиктовано также заключением накануне между Россией и Картли-Кахетией Георгиевского дружественного договора. Однако ни Россия, ни Картли-Кахетия в пору основания Владикавказской крепости не связывали с ней сколько-нибудь масштабных геополитических задач, которые возникли позже. Ираклий II, обращаясь к российской императрице с просьбой о постройке крепости у входа в Дарьяльское ущелье, ссылался на необходимость установления между правительствами двух государств «почтовой связи». В XVIII в. военно-стратегическая и экономическая роль крепости Владикавказ ограничивалась главным образом пределами Осетии. Выгодное географическое положение Осетии на Северном Кавказе, ее богатые залежи полиметаллических руд придавали Владикавказу особое значение для России.


Крепость владикавказ

Источник: studopedia.org

Часть II. Владикавказ. История.

1.

Крепость владикавказ
Фото начала XX века.

В каком-то смысле предком Владикавказа был древний и полулегендарный ясский город Дедяков (Тютяков) о котором летописи отчетливо упоминали дважды. В 1278 г. он был разграблен войском Менгу-Тимура, причем с участием и русских войск, а в 1319 (1328?) г. здесь был убит князь Михаил Тверской.

«Того же лета убил царь Озбяк в Орде великого князя Михаила Яраславича Тферского на реце Наи, у города у Дедякова, и привезоша его из Орды в Москву». Симоновская летопись крайне доходчива и информативна.

Где именно был этот город никому не известно. Может быть и на этом месте.

Насчет даты основания современного поселения у историков сомнений нет — 12 марта 1784 г. генералом-аншефом Толмачевым было заложено укрепление и 6 мая того же года оно было освящено.

2. Современный памятный камень.

Крепость владикавказ

Первая крепость.

24 июля (4 августа) 1783 года в Георгиевской крепости (ныне город Георгиевск) П.С.


темкин от России, И.К. Багратион и Г.Р. Чавчавадзе от Картли и Кахетии, был подписан трактат, по которому Грузия принята под Российское покровительство. Для обеспечения безопасного передвижения людей и грузов в Закавказье Екатерина II повелела основать цепь крепостей от Моздока до входа в Дарьяльское ущелье.  Путь пролегал так – Моздок — Григориополисское укрепление — Камбелей — Потемкинское укрепление — Владикавказ и далее по Военно-Грузинской дороге.

У В.А. Потто прекрасно описаны и условия заложения – «29 апреля Селенгинский пехотный полк и два егерских батальона с артиллерией, …выступили из Моздока к Григориополисскому редуту. К нему присоединились еще 70 Гребенских и 70 Семейных казаков, находившихся в Моздоке для содержания форпостов. Казаки пошли в авангарде и держали боковые цепи, дабы оградить отряд от возможного нападения со стороны Чечни или кабардинцев. Кругом царило однако полное спокойствие, и отряд, дойдя до осетинского селения Зауров, остановился у входа в Кавказские теснины. Здесь, 6 мая 1784 года, после торжественного молебствия с водоосвящением, при громе русских пушек заложено четвертое, последнее в новой линии укрепление, названное Владикавказом».

3. Вот на фото дорога из аэропорта. Вход в те самые Кавказские теснины.

Крепость владикавказ


А вот возле чего он был основан – возле осетинского селения Дзауг, возле бывшего русского укрепления Капкай или возле ингушского селения Заур? Выяснение этого вопроса является серьезной дисциплиной Специальной национальной олимпиады :). Хотя конечно Дзауг и Заур звучит похоже…

Были насыпаны древоземляные редуты, получены 12 артиллерийских орудий и даже, по именному указу императрицы, построена церковь. «В построенной крепости при входе в горы Кавказские позволяем мы соорудить православную церковь… при том наблюдать, чтобы церковное духовенство в крепости, при входе в горы построенной, не употребляло народам тамошним притеснений, или принуждений».

4.

Крепость владикавказ

Но «в связи со сложной военно-политической обстановкой» а именно открытой подготовкой Турции к войне было принято решение пойти на некоторые уступки. Поэтому 15 октября 1788 г. комендант Л. Штедер по приказу П. Потемкина «предав огню все строения и забрав всех поселян» перебрался в крепость Моздок, на старую Кавказскую оборонительную линию.

Современными чечено-ингушским историками принято писать, что убоялись тогда вовсе не какой-то далекой Турции, а бесконечных нападений местных горцев. Возможно.

Первое основание города не удалось. Так бывает. Оренбург вон вообще только на третий раз получился.


Вторая попытка.

Война все же разразилась но закончилась для Турции крайне неудачно. Потерпев крупную неудачу под Кинбурном в 1791 г. между воюющими сторонами был заключен Ясский мирный договор и в 1793 году вся линия укреплений стала восстанавливаться заново в том числе и Владикавказская крепость.

Но само укрепление восстановили уже на новом месте. К 1803 г. работы были закончены. Рядом сразу же возникло поселение осетин — Осетинский форштадт, Дзауджикау, Владикавказский аул – так называли место близ крепости аборигены, но на русских картах существовал только один вариант написания – Владикавказ.

5. Памятник заложению. И стилизованная новодельная крепость.

Крепость владикавказ

Батальон при орудиях, казаки (живущие вне крепости) собственно говоря и были всем населением крепости в первые десятилетия ее существования. «Гарнизон, несколько мелочных торговцев и маркитантов… и несколько осетинских семейств вне укреплений являются ее единственными жителями». Но жизнь шла и постепенно все менялось. 1827 г. — первый бульвар, 1836 г. — первый основательный Чугунный (или Ольгинский) мост через Терек на каменных быках.

Это было большим событием, поскольку в паводок перебраться через Терек — невозможно. Конструкции для него заказывали в Лондоне, кстати.

6. Такой он был.


Крепость владикавказ

7. Сейчас от него осталась только каменная кладка на берегу.

Крепость владикавказ

А количество войск все увеличивалось. На 1840 г. это уже были 77-ой Тенгинский, 78-ой Навагинский, Виленский егерский полки, 6, 7 и 8-го Кавказские линейные полки и артиллерийской команды. Неудивительно, ведь Кавказская война была в самом разгаре и Владикавказ (как и через 160 лет впрочем) был ближайшим тылом войск.

В 1852 г. население составляло 3653 человека + 1038 человек в самом Форштадте, проживавших в 909 домах и имеющие 125 лавок.

Главный город на Кавказе

В марте 1861 г. Владикавказ административно из крепости стал городом, а с 1863 г. – столицей Терской области, входящей в Кавказское наместничество. До этого он административно был «крепостью левого крыла Кавказской оборонительной линии». С этих же лет город стал все больше обрастать поденщиками, ремесленниками, торговцами и прочими мещанами. Заканчивалась Кавказская война и набеги горцев уже не так беспокоили людей, можно было жить (номинально окончательное замирение произошло в следующем 1864 г). Да и расположение на основной транспортной артерии — Военно-Грузинской дороге – идущей в Закавказье тоже способствовало расцвету.


«Находясь у подножья Главного Кавказского хребта, Владикавказ служит естественным и ближайшим рынком как для сбыта произведений горцев: сукон сыров, пушного товара, овчин, горского овса и других, так и для приобретения необходимых предметов».
(Из доклада Владикавказской городской управы об экономическом и культурном состоянии г. Владикавказа от 24 октября 1889 г.)

Из самодержцев крепость-город посещал Николай I (1837 г.), Александр II (1871 г.), Александр III (1888 г.), Николай II (1914 г.), Н. Хрущев (1964 г.). И. Сталин тоже бывал тут еще при царском режиме но тогда он был никем.

«Край везде спокоен. Все ездят без конвоя, даже по самой границе и до Владикавказа»
Николай I. 1837 г.

Император конечно несколько выдавал желаемое за действительность, но подобная близорукость в смысле «спокойствия края» будет преследовать и всех остальных правителей.

Также Владикавказ был столицей Терского казачьего войска (с резиденцией его наказного атамана) и местом расквартирования 21-ой Пехотной дивизии Русской армии. В самом Владиквказе находился самый прославленный ее полк — 81-й Апшеронский пехотный.

Это именно тот полк, которому помимо прочих коллективных наград, были высочайше пожалованы…

«Красные отвороты на голенища сапог в память Кунерсдорфского сражения 2-го Августа 1759 года офицерам и нижним чинам 81-го пехотного Апшеронского Императрицы Екатерины Великой, ныне Его Императорского Высочества Великого Князя Георгия Михайловича полка».
Приказ по военному ведомству № 153 от 6.03.1914 г.

Согласно легенде в той битве полк сражался по колено в крови.

8. Крепостная улица в начале XX в.


Крепость владикавказ

Мирная жизнь.

По итогам Всеобщей переписи населения 1897 г. в г. Владикавказе проживает 43.740 человека (31.435 православных и 3.986 староверов-молокан). Дело в том, что «присутствие …. осетин во Владикавказе служит причиной разного рода укрывательств, воровства и даже разбоев… и что оставление этих осетин близ Владикавказа будет вредно для города». Это рапорт из другого времени (17 сентября 1860 г., комендант крепости Окольничий) – но причины, по которому осетин и прочих аборигенов в главном городе Терской области немного из него понятны.

Вообще за 60 более менее спокойных лет (1852-1912) население города выросло в 22 раза. Крестьяне после 1861 г. активно переезжали на благодатный Кавказ из внутренних малоземельных губерний.

Сама область с 1905 г. административно делилось на Пятигорский, Кизлярский, Сунженский, Моздокский отделы Терского казачьего войска и Грозненский, Владикавказский, Нальчикский, Хасав-Юртовский, Веденский, и с 10 июля 1909 г. Назрановский округа.

Была даже собственная частная акционерная железная дорога (Владикавказская, 1884-1918) делающая очень неплохой бизнес по доставке курортников «на воды» в Пятигорск и грузов в черноморские порты.  Да и вообще, рельсы и паровозы город увидел необычайно рано для этих мест – движение поездов началось 2 июля 1875 г.


Ростова (через Кавказскую, Армавир, МинВоды) был за три года проложен путь что очень сказалось и на жизни и, как следствие, на доходах жителей. Дорога, помимо всей железнодорожной инфраструктуры, владела пристанями, элеваторами, складами, кораблями, ледоколом(!) и даже нефтеперегонным заводом в Грозном. Неудивительно, что по доходности она была одной из первых в империи (наряду с Варшавско-Венской).

9. Современный вид вокзала таков.

Крепость владикавказ

На фото не видно но милиционеры стоят и перед входом (досмотр) и по углам здания. Само здание видимо историческое, но информации по нему у меня нет.

Образование было представлено одной мужской гимназией и почему-то двумя женскими (Ольгинской и Второй). Плюс прогимназии (не знаю, что это) и разнообразные училища — реальные, городские, ремесленные и прочие.

10. Женская Ольгинская Гимназия.

Крепость владикавказ

К концу империи «племенной состав» (именно так тогда говорили) города крайне пестр – русские (53220 чел., из них духоборов-молокан 4319 чел.), кавказские горцы (10215 чел.), армяне (6593 чел.), грузины (3491 чел.), персы (2429 чел.), поляки (1584 чел.), евреи (833 чел.). Здесь даже есть собственное диппредставительство – консульство Великого шаха Персидского, располагавшееся на ул. Горького д. 28 (здание снесено).

Новейшие времена.

«Город казарм, город церквей и духанов, город картежных домов и притонов. Таким он оставался вплоть до Великой Пролетарской революции и окончательного установления советской власти на Северном Кавказе».
Из послереволюционного путеводителя. Г. Апресян.

Многие города в послереволюционное время подвергались переименованиям и Владикавказ не стал исключением. Со 2 сентября 1931 г. – Орджоникидзе (в честь Георгия (Серго) Орджоникидзе), с 1944 г. – Дзауджикау (в честь местного, осетинского названия данного места), с 1954 г. опять Орджоникидзе и с 1990 снова Владикавказ. Примечательно, что осетины как звали это селение по родовому имени Дзауг (Дзауга Бугулова) – Дзауджикау – так и зовут до сих пор. Это некоторым переименователям в Кремле все не сидится спокойно.

Административное деление менялось еще более причудливо. С марта 1918 г.  Владикавказ – столица Терской Советской Республики, потом длительное безвременье гражданской войны, с 20 февраля 1921 г. – столица Горской Автономной Советской Социалистической Республики, с 1924 г. – Северо-Осетинской Автономной Области (и одновременно Ингушской АО, по 1934 г.), с 1936 г. – Северо-Осетинской Автономной Советской Социалистической Реcпублики ну и с 1991 г. — республики Северная Осетия-Алания в составе РФ.

11. Мозаика на революционную тему.

Крепость владикавказ

Маршрутка на фото ходит в г. Беслан. Отправляются они отсюда, если кому понадобиться. Но учтите г. Беслан и аэропорт Беслан – разные вещи. В аэропорту общественного транспорта найти не удалось.

Война сюда докатилась не сразу. К осени 1942 г. немцы, желая отрезать СССР от грозненских и, в перспективе, бакинских нефтяных полей заняли совсем близкий Нальчик. Город готовился к  городским боям, основными силами в которых должна была стать 12-я дивизия войск НКВД (сформированная из курсантов местного училища внутренних войск и пограничного).

12. Бойцы на фоне главной городской достопримечательности – суннитской (или это шиитская?) мечети.

Крепость владикавказ

1 ноября в результате бомбардировки погибли начальник штаба Закавказского фронта генерал-лейтенант П. И. Бодин, член Военного совета фронта А. Н. Саджая, Нарком внутренних дел Северо-Осетинской республики Заделава. К 2 ноября немцы вышли к пригороду Владикавказа – селу Гизель.

13. Уличные бои в Гизели.

Крепость владикавказ

На фото у одного бойца ПТР (видимо для поражения бронированных машин в условиях города) а у второго два (!) автомата на плече. Интересная деталь при том что ППШ не слишком легкий. Боец разумно предполагает, что одним не обойдется.

Из спецсообщения и. о. Наркома Внутренних Дел СОАССР майора Тегкаева от 10 ноября 1942 года: «…батальон, состоящий из курсантов-выпускников и младших командиров — пограничников, занимал оборону г. Орджоникидзе 7 ноября 1942 года три роты батальона (наиболее боеспособные) по приказу комбата Киселева были сняты с обороны и брошены в наступление на с. Гизель. В кровопролитных боях рота лейтенантов понесла тяжелые потери — 15 убитых, 75 пропавших без вести и 48 раненых. 8 ноября остатки батальона вновь были брошены в наступление».

В сам Владикавказ немцы не вошли. А 10 ноября и вовсе началось их общее отступление. Немецкая летняя компания 1942 г., поставившая СССР на грань катастрофы (Сталинград и Кавказ), закончилась и больше этим местам немцы не угрожали.

14.

Крепость владикавказ

И о культуре.

Несмотря на то, что во Владикавказе бывали ВСЕ великие русские поэты и писатели почему-то о городе они не оставили ни строчки. Ну Грибоедов черкнул функциональное «Владикавказ на плоском месте; красота долины. Контраст зеленых огородов с седыми верхами гор. Ворота, надпись; оно тут неглупо. Фазаны, вепри, серны…»

Хотя вот от этих людей – А.С. Грибоедов (впервые бывал во Владикавказе в 1818 г.), А.С. Пушкин (дважды в 1829 г.), М.Ю. Лермонтов (в 1837 г.), Л.Н. Толстой (в 1850-х гг.), А.Н. Островский (в 1889 г.), М. Горький (1928 г.), А. Чехов (С 1888 г. неоднократно), В. Маяковский (1924 г.) – можно было бы ожидать чего-нибудь более интересного и содержательного. Видимо перебивали впечатления о Военно-Грузинской дороге и местная экзотика – горцы, кинжалы, шашлыки и все такое. А сама крепость Владикавказ была лишь скучным пыльным городом с офицерами и чиновниками.

«Певцом» города (причем в весьма отрицательном смысле) стал Михаил Афанасьевич Булгаков. Его сюда занесло в 1919 г. с деникинцами. Пережив эволюцию из военврача в журналиста он стал даже деканом театрального факультета в Горском народном художественном институте. И город ему не нравился.

«Между нами произошел разговор. Привожу его здесь стенографически.
– Что ж это вы так приуныли? (это Гензулаев.)
– Придется помирать с голоду в этом вашем паршивом Владикавказе…
– Не спорю. Владикавказ — паршивый город. Вряд ли даже есть на свете город паршивее. Но как же так помирать?»

В автобиографическом произведении «Богема. Записки на манжетах» Михаил Афанасьевич описывает как он занимался  написанием всяких халтур на национальную тему. Вершиной его падения стала пьеса из жизни революционных ингушей «Сыновья муллы» (текст ее сохранился, можно оценить).

«Но Гензулаев назубок знает туземный быт, если, конечно, бытом можно назвать шашлычные завтраки на фоне самых постылых гор, какие есть в мире, кинжалы неважной стали, поджарых лошадей, духаны и отвратительную, выворачивающую душу музыку».

Пьеса с успехом шла вот в этом театре.

15. Русский театр во Владикавказе. Здание построено опять же нетипично рано для этих мест, в 1872 г.. Фото 20-х годов XX века.

Крепость владикавказ

16. Вот так он выглядит сейчас.

Крепость владикавказ

Об истории советского периода (времен Орджоникидзе и Дзауджикау) рассказать мне особенно нечего поэтому перейдем сразу к современной жизни города.

В следующем посте пройдемся по основной городской улице – Проспекту Мира.

Нетуристический Кавказ. Часть I. Перелет Москва-Владикавказ.

Источник: yapet.livejournal.com

 

ИЗ ИСТОРИИ ОСНОВАНИЯ КРЕПОСТИ ВЛАДИКАВКАЗ

 

Основание Владикавказской крепости связано с эпохой сближения России и Грузии. Дорога, шедшая от Моздока в Закавказье и пересекавшая Главный Кавказский хребет, приобрела в то неспокойное время важное стратегическое значение.

Первая российская военная команда через Дарьяльское ущелье прошла в Грузию в 1769 г. Это был небольшой отряд под командованием Тотлебена. Важное стратегическое значение этого пути ясно осознавали в правительственных кругах. Во время русско-осетинских переговоров, связанных с добровольным присоединением Северной Осетии к России в 1774 г., возникла идея строительства укрепления у входа в Дарьяльское ущелье. Одним из условий подписания акта было обеспечение безопасности осетин. В качестве гарантии осетинские представители просили восстановить «подворье» – место пребывания Осетинской духовной комиссии – и определить в нём русскую военную команду.

В декабре 1775 г. астраханский губернатор П.Н. Кречетников представил правительству доклад об Осетии. В нём упоминалось и о строительстве русской крепости. Кречетников коснулся также вопроса о восстановлении осетинского подворья, которое ранее размещалось в районе современного селения Дзуарикау и было разрушено в 1769 г. Он высказал мнение, что на том же месте следует учредить русскую военную крепость. Она могла бы, как считал губернатор, не только гарантировать безопасность Северной Осетии, но и стать «центром горных работ», а также местом для строительства «плавильного завода».

Наиболее подходящим местом губернатор считал берег Терека у Эльхотовских ворот. При этом он ссылался на политические мотивы, полагая, что возведение этой крепости позволило бы активизировать русско-грузинские дипломатические отношения: «ближний способ возымеем и о Грузии помыслить… ибо от Татартупа до меретинских границ только два дня езды».

Помимо этого, необходимость строительства укрепления в районе Эльхотово П.Н. Кречетников подкреплял другой идеей – превращения городка в торговый центр Северного Кавказа. «…Необходимо оной город сделать знаменитым, и завести торги, коим удовольствием народ тамошний обольстить разными привозными товарами», – отмечал он. Впоследствии были разработаны обстоятельные планы развития экономики края. Упор был сделан на организацию в Осетии горнодобывающей промышленности, что позволило бы восполнить имевшийся тогда в экономике России острый дефицит в цветных металлах, особенно в свинце.

В «Рассуждениях» российской коллегии иностранных дел от 14 августа 1774 г. говорилось о построении в удобном месте, «вверх по Тереку для осетинцев крепости, хотя и небольшой, и только земляной». Далее сообщалось о предполагаемом строительстве в крепости церкви, светлиц для коменданта и офицеров, казарм для гарнизона. Об основании на предгорной равнине крепости или городка просили и последующие депутации горцев и даже указывали место его размещения. Горцы хорошо понимали, что под защитой гарнизона можно будет переселиться на пустующие плоскостные земли, активно торговать и обменивать продукты сельского хозяйства на фабричные изделия.

В первые годы правления Екатерины II подобным центром в Петербурге уже видели основанную в 1763 г. крепость Моздок. Именно в ней начались политические, торговые и культурные контакты обширной империи с патриархально-феодальными обществами осетин. Но ни кабардинский князь Кургоко Кончокин – первооснователь Моздока, ни знаменитый Александр Суворов, укреплявший крепость, ни заселившие новое поселение казаки, горцы, армяне не ведали, что пройдёт два десятилетия и на Тереке появится крепость Владикавказ.

В 1783 г. Грузия, которой угрожали Турция и Персия, вступила под протекторат России. В связи с этим возник вопрос о строительстве удобного пути для сообщения между этими двумя государствами. Русское правительство намеревалось использовать путь, который пролегал в Грузию по долине Терека через Дарьяльское ущелье и Крестовый перевал, т.к. он был наиболее коротким и безопасным. Впоследствии он был назван Военно-Грузинской дорогой.

Для строительства дороги и мостов через Терек летом 1783 г. в Дарьяльское ущелье было направлено 800 солдат и батальон гренадёров для прикрытия. Через три месяца солдаты проложили достаточно удобный колёсный путь. Для его охраны в конце того же года на правом берегу Терека по направлению к Моздоку были заложены три укрепления. П.С. Потёмкин построил крепость на левом берегу Терека у Эльхотово, назвав её в честь своего дяди Г.А. Потёмкина-Таврического «Потёмкинской». С переселением сюда части осетин-горцев было создано осетинское поселение. Одновременно русская команда произвела реконструкцию вьючного пути, превратив его в проезжую дорогу по Дарьяльскому ущелью. Со своей стороны, грузинский царь Ираклий II учредил у себя почту и, тем самым, установил регулярное сообщение с Россией.

Открытие дорожного сообщения – «русского пути» – через Главный Кавказский хребет явилось событием огромной важности в жизни грузинского и других народов Центрального Кавказа. Вторым укреплением стало Камбилеевское на реке Камбилеевке, а третьим – Григориополисское, недалеко от Моздока, на правом берегу Терека в Малой Кабарде.

Вскоре, однако, выяснилось, что принятые меры не могут обеспечить беспрепятственное движение по дороге от Моздока до Тифлиса. Ираклий II продолжал настаивать на необходимости строительства городка у входа в Дарьяльское ущелье. Об этом же ходатайствовали и осетины. Учитывая это, а также политические интересы России на Кавказе, было решено построить новую крепость.

25 апреля (6 мая) 1784 г. командующий Кавказской линией генерал-поручик Павел Потёмкин сообщил в рапорте генерал-фельдмаршалу князю Григорию Потёмкину: «…При входе гор предписал я основать крепость на назначенном по обозрению моему месте под именем Владикавказ».

Ранее Селенгинский пехотный полк и два егерских батальона с артиллерией под командованием полковника Нагеля выступили из Моздока к Григориополисскому редуту. По дороге к нему присоединились ещё 70 гребенских и 70 семейных казаков, находившихся в Моздоке для охраны и обеспечения форпостов. Казаки шли в авангарде и в боковых шеренгах, ограждая, таким образом, отряд от возможного нападения со стороны горцев. Однако отряд благополучно преодолел расстояние до осетинского селения Зауров и остановился у входа в «Кавказские теснины».

Строительные работы начались 13 марта, а 6 мая 1784 г. крепость была освящена.

Императрица Екатерина II в своём указе от 2 мая 1785 г. на имя П.С. Потёмкина повелевала: «В построенной крепости при входе в горы Кавказские позволяем мы соорудить православную церковь… при том наблюдать, чтобы церковное духовенство в крепости, при входе в горы построенной, не употребляло народам тамошним притеснений или принуждений». Императрица отмечала также необходимость в «приведении в прочность дороги, сделанной через Кавказские горы в столицу Картлинского царя и о построении каменных мостов», не сомневаясь, что «сие распоряжено будет без всякого отягощения людей».

Полное строительство крепости было законченно достаточно быстро, к осени 1784 г. Гарнизон нёс службу во Владикавказе 4 года. За это время были возведены новые сторожевые посты по дороге в Грузию: Редант, Балта, Джерах, Ларс и Дарьял. Все эти укрепления строились не только в оборонительных, но и в наступательных целях. Они служили надёжной опорой не только внутренней политики на юге России, но и позволили осетинам спуститься с гор на равнину.

Основание Владикавказа, как и заключение годом раньше Георгиевского трактата, вызвало недовольство шаха Ирана, султана Турции, а также ряда протурецки и проирански настроенных деятелей Кавказа. Турецкое правительство пыталось склонить осетинское население к участию в войне против Грузии и России. Однако, несмотря на все старания, турецкие эмиссары в Осетии не смогли добиться успеха.

В 1786 г. Турция стала открыто готовиться к войне. Пытаясь выиграть время, российское правительство пошло на некоторые уступки. В частности, в 1788 г. было решено срыть крепостные валы Потёмкинского, Камбилеевского, Владикавказского и Григориополисского укреплений, находившиеся в них воинские команды вывести на Кавказскую линию, строения взорвать и предать огню. Принятые наряду с этим дипломатические и другие меры позволили не только оттянуть начало войны, но и избежать в дальнейшем военных действий на Кавказе.

Решение правительства о ликвидации Владикавказской крепости не распространялось на осетинское поселение около неё (т.н. Владикавказский аул). Оно не только продолжило своё существование, но его жители сами возвели новые защитные сооружения взамен разрушенных и тем самым укрепили своё поселение.

Вся линия укреплений от Моздока до Дарьяла стала восстанавливаться в 1793 г., спустя два года после окончания русско-турецкой войны. Сведения о восстановлении Владикавказской крепости очень разноречивы. В ряде источников указываются различные даты – 1795, 1800, 1803 гг.

Как бы там ни было, с учётом военной обстановки в ней был размещён гарнизон и для большей безопасности установлены связи с дополнительными, Константиновским и Елизаветинским, укреплениями. Крепость сделалась основным пунктом прочного утверждения владычества русских в ближайших от неё территориях. В районе современного Реданта на возвышенном месте был построен редут «Новый», укреплённый палисадом с бойницами и снабжённый одним орудием. После вторичного возведения крепости гарнизон был усилен.

В 1804 г. был учреждён Владикавказский гарнизонный батальон, командир которого одновременно являлся и комендантом крепости. В приказе о его создании говорилось, что необходимо «к составлению оного назначить две роты из Астраханского батальонного полка и одну из Моздокского гарнизонного батальона, во всём их числе людей, вооружении и обмундировании без малейшей перемены, которым и состоять в готовности к дальнейшему отправлению, на месте же их в том полку и батальоне сформировать другие роты из доставленных остающихся разместить некомплект в каждый сколь можно уравнительнее».

На следующий год гарнизон был усилен дополнительным батальоном. В его состав вошли две роты Кизлярского гарнизонного полка, по одной – из Царицынского и Саратовского гарнизонов. Названные подразделения со своим вооружением и снаряжением были сначала перемещены в Моздок в распоряжение генерала от инфантерии Цицианова. После того, как все формальности, связанные с переподчинением личного состава рот были улажены, недостающее по штату количество солдат восполнили за счёт резервных армейских полков Кавказской инспекции. Вновь сформированный батальон был передислоцирован в крепость. С этого времени он стал «именоваться Владикавказским гарнизонным полком на полевом содержании».

Принятые меры по усилению Владикавказского гарнизона способствовали надёжному прикрытию регулярного сухопутного сообщения между Кавказской линией и Грузией. Начиная от Екатеринограда, дорога получила название Военно-Грузинской. При определении названия дороги за основу было взято так называемое грузинское положение, в соответствии с которым войска и гражданский персонал, обеспечивавшие её охрану и обслуживание, получали повышенное содержание.

Осетинское селение, к которому примыкала крепость и с которым позже слилась, называлось Дзауджикау (осет. Дзæуджыхъæу): в честь его основателя Дзауга (Дзауага) Бугулова, выходца из селения Тменикау Геналдонского ущелья. В то же время, русская администрация некоторое время называла крепость «Капкай», что в переводе с тюркского означает «горные ворота».

Журнал «Всемирное обозрение», в частности, в середине XIX в. сообщал читателям о том, что крепость Владикавказ заложена в 1784 г. около реки Терек, почти у самого подножия Кавказских гор, в прекраснейшей низменной долине на месте бывшего осетинского аула Капкай. Официальное название крепости – Владикавказ – закрепилось лишь в XIX в., но первоначально не получило распространения среди местного населения.

В русскоязычной среде Капкай был быстро вытеснен Владикавказом, а название Дзауджикау живёт в осетинском языке и сегодня, как и в XVIII в. А.С. Пушкин, побывавший в крепости в 1829 г., записал: «Мы достигли Владикавказа, прежнего Капкая, преддверия гор. Он окружён осетинскими аулами».

Согласно осетинскому историческому преданию, Дзауг Бугулов убил оскорбившего его феодала Канукова и, боясь кровной мести знатной фамилии, скрылся в с. Коби Трусовского осетинского общества. Через год он поселился на правом берегу Терека в девяти вёрстах ниже выхода реки из Балтинского ущелья. Постепенно к нему начали подселяться его односельчане и родственники: Баевы, Смайлиевы, Кабановы и другие, образовав, таким образом, небольшое селение, названное по имени первопоселенца – Дзауджикау, т.е. селение Дзауга.

Крепость Владикавказ, основанную у этого села, и город Владикавказ, выросший из крепости, вместе с селением осетины всегда называли и продолжают называть Дзауджикау, несмотря на неоднократные переименования. М.В. Рклицкий писал: «При всей необходимости Владикавказской плоскости до появления русских отрядов на ней всё же здесь именовались уже кое-где населённые пункты, расположенные недалеко от гор. Так, на месте нынешнего города Владикавказа существовала осетинская деревня, возле которой и устроено было ещё в 1767 году русское укрепление. Кроме того, было ещё 9 посёлков в 215 дворов…». Это подтверждается и сохранившимися официальными документами. В одном из них говорится, что во время сближения с Грузией российское правительство сочло необходимым в 1784 г. учредить на пути сообщения с Грузией ряд небольших военных укреплений. В их числе тогда же был устроен и Владикавказский пост, «имевший назначением служить охранным пунктом наших сообщений… Он назывался также и Капкайским постом – от имени расположенного близ него осетинского аула Капкай».

Впервые в российском кавказоведении о местности, на которой возник Владикавказ, писал немецкий врач, академик И.А. Гюльденштенд. В своих воспоминаниях о путешествии по Кавказу в 1770-1773 гг. он отмечал: «4 ноября <1772 г.> мы ехали от Чима <с. Чми> до Темыр-Султана <Балты> в течение 2 часов, откуда путь до лагеря <против Балты на правом берегу Терека> занял всего четверть часа… по моему прибытию мы в тот же день отправились в обратный путь <из Тифлиса в Моздок> до селения Саур <Дзауг>, которое мы достигли через полтора часа».

Это, пожалуй, первое упоминание в кавказоведении селения Дзауджикау с искажённой в устах иностранца транскрипцией – Саур вместо Дзаур, но его топографическое расположение бесспорно верно. Через девять лет после Гюльденштенда со специальными задачами, в том числе и разведывательными, кавказская военная администрация командировала дивизионного квартирмейстера Л. Штедера, проложившего трассу будущей Военно-Грузинской дороги. Им же была составлена первая подробная карта Центрального Кавказа и, наконец, поставлена отметка на собственной карте рядом с осетинским селением Заур.

Таким образом, Л. Штедер первым обозначил на карте местоположение крепости Владикавказ. В 1781 г. в «Дневнике одного путешествия из пограничной крепости Моздок в центр Кавказа» он писал: «Наконец я покинул ингушей, перешёл через Кумбулей <Камбилеевку> и пошёл на запад… на седьмой версте вышел к деревне Зауров. Она расположена на правом высоком берегу Терека… Это первая осетинская деревня». Штедер, не будучи лингвистом, как и его предшественник И.А. Гюльденштенд, также не справился с написанием топонима Дзауджикау и зафиксировал место как «Зауров». Документальное описание крепости Владикавказ у селения Дзауджикау-Заурово имеется также и у крупнейшего кавказоведа В.А. Потто.

Последнее из сохранившихся письменных свидетельств о Дзауге относится к июню 1784 г. Это название указано в «Отношении Ираклия II коменданту Моздока», в котором он ходатайствовал о помощи тбилисскому купцу Якову Аустрову получить долги за поставленные им в кредит товары в Кабарду и Тагауру (Восточная Осетия). В перечне долгов, составленном самим Аустровым, значится: «Дзаугова брат Агата должен мне за одну лошадь 20 рублей». «Дзаугова брат Агата» – это, по всей вероятности, старшина Гетта Л. Штедера, которому Дзауг доверил официальное «старшинство», чтобы самому остаться в тени, опасаясь Кануковых.

В этом документе впервые в истории указано неискажённое имя Дзауга. Изученные документы позволяют уверенно говорить о том, что в данном случае речь идёт о Дзауге Бугулове. По историческому преданию, Дзауг обосновался недалеко от нынешней Осетинской церкви именно со своим братом. Для убедительности наших аргументов в пользу осетинского происхождения деревни Заурово (Дзаугово) достаточно указать на один факт, до сих пор не учитывавшийся историками. Некоторые авторы путают внешне созвучные названия двух разных населённых пунктов – Дзауга и Заурово, принимая их за одно и то же поселение.

На самом деле Заурово – осетино-ингушское поселение, располагавшееся на значительном отдалении от Дзауга и Владикавказской крепости. По свидетельству путешественников XVIII – начала XIX вв. (Штедер, Клапрот), Заурово находилось южнее Дзауга, на расстоянии более 4,5 вёрст, т.е. около 6 км. Г.Ю. Клапрот в дневниковых записях о крепости Владикавказ и окружающих её населённых местах писал: «24 декабря мы отправились по правому берегу Терека и оставили Владикавказ. Через 4 версты от нас налево оказалось ингушское селение Сауква, которое русские называют теперь Саурова. Оно расположено на крутом берегу Терека, примерно в двух вёрстах ниже предгорий. От этого селения из долины видна только высокая коническая башня, построенная из очень белого известняка». По его данным, в «Саурове живут ингуши вместе с осетинскими беглецами, почти все в деревянных домах, осетины по количеству превышают ингушей, так что это селение можно считать настолько же осетинским, насколько ингушским».

Далее он описывает, что «в одной версте к востоку в горах находится селение Бушуа, от которого считается ещё 7 вёрст до Больших ингушей <Ангушт – Тарское>. Ещё через 5 вёрст, то есть в 9 вёрстах от Владикавказа, мы достигли осетинского селения Балташ, называемого русскими Балта, на левом берегу Терека, на склоне известняковых гор».

Оба указанных населённых пункта отмечены на карте XVIII в., хранящейся в РГВИА. К сожалению, старый городской архив Владикавказа не сохранился. Он сгорал дважды – в XIX в. и во время гражданской войны. В известных планах крепости и города Владикавказа со дня основания до начала XX в. селение Дзауга Бугулова обозначалось под различными названиями: «деревня Заурова», «Осетинский аул», «Ассетинский аул», «Владикавказский осетинский аул», наконец – «Верхне-Осетинская слободка».

Однако, несмотря на это, оно на картах неизменно обозначалось в одних и тех же топографических координатах, на единственном правом притоке Терека. В тех же самых границах Зауров-Дзауджикау был обнесён знаменитой «Владикавказской оборонительной стеной», спешно возведённой гарнизоном и жителями форштадтов в 1858 г. в ожидании нападения Шамиля. Два фрагмента этой стены до сих пор сохранились недалеко от школы №1 и в районе улицы Кольцова. В XVIII в. военно-стратегическая и экономическая роль крепости Владикавказ ограничивалась, главным образом, пределами Осетии.

История становления и развития Владикавказской крепости имела и другое, во многом более важное значение. Она стала скрепляющим элементом зарождавшейся дружбы между Россией и Осетией, которая объединила братские народы.

 

Феликс Киреев,

кандидат исторических наук, старший научный сотрудник

института истории и археологии РСО-А

 

 

 

Источник: parliament-osetia.ru

По улицам этого города гуляли Булгаков и Шаляпин, здесь начинал свой путь Вахтангов. Владикавказ не раз менялся внешне, но сохранил атмосферу уюта и гостеприимства. Мы заглянули в историю города и показываем, каким он был и каким стал.

Крепость Владикавказ

Русскую крепость Владикавказ построили в 1784 году у входа в Дарьяльское ущелье, недалеко от осетинского селения Зауджикау. Крепость росла, и в 1860 году Владикавказ получил статус города, а еще через три года стал административным центром Терской области. Вскоре не стало крепостных стен, а в 1870-х Владикавказ соединили железной дорогой с центральной Россией. Из небольшого провинциального городка он превратился в крупный экономический, научный и культурный центр. Первый на Северном Кавказе театр (Русский драматический) появился во Владикавказе в 1869 году. Национальный состав центра Терской области тоже менялся: помимо русских, осетин, армян, грузин и представителей прочих кавказских народов, свои предприятия в городе открывали немцы, греки, евреи и поляки. Владикавказ и сегодня сохраняет статус многонационального города. Первые фотографии Владикавказа, которые дошли до наших дней, появились как раз в 1860-х годах.

 

 

Проспект Мира

Одна из старейших улиц Владикавказа — Проспект Мира. Здесь небольшие старые дома XIX – начала XX века соседствуют с высокими постройками советского периода и современными зданиями. За полтора века своего существования улица не раз меняла названия. Изначально проспект назывался Нестеровским бульваром в честь генерала-коменданта Петра Нестерова, а после посещения Александром II стал Александровским проспектом.

В конце XIX века Александровский проспект расширился. Именно тогда он приобрел привычный для нас вид: по обеим сторонам проспекта построили здания, которые стоят и сегодня, появились трамвайные пути, расширился городской парк, перестроился Русский драматический театр.

Владикавказцы по праву могут гордиться Русским театром. Когда-то здесь ставили свои пьесы Михаил Булгаков (кстати, он начал свой творческий путь именно во Владикавказе), Евгений Вахтангов, который здесь родился, и основоположник осетинской литературы Коста Хетагуров. Всем троим на проспекте установлены памятники.

Крепость владикавказ

В начале 1920-х годов Александровский проспект переименовали в Пролетарский. Его облик на протяжении десятилетия мало изменился. В годы НЭПа проспект оставался одним из экономических центров Северного Кавказа, здесь функционировал банк и коммерческие организации. В это время на площади Ленина возвели первый памятник вождю — не такой массивный, как его более поздний аналог.

В 1938 году проспект, как это часто происходило в те годы, переименовали в проспект Сталина. Свое нынешнее название Проспект Мира получил в 1961 году. К этому моменту проспект претерпел изменения: здесь построили высокие здания, поставили огромный памятник Ленину на одноименной площади, изменилась аллея.

На сегодняшний день проспект — центр Владикавказа и всей Осетии во всех смыслах. Уже давно нет ни памятников Архипу Осипову и Серго Орджоникидзе, ни киноконцертного зала «Октябрь», но суть проспекта осталась прежней.

Крепость владикавказ

Крепость владикавказ

Крепость владикавказ

Суннитская мечеть

В 1908 году завершилось строительство одной из визитных карточек Владикавказа — суннитской мечети. Инициаторами строительства мечети выступили мусульманские общины города (татарская, ингушская, в меньшей степени осетинская). Значительную часть средств на строительство мечети выделил азербайджанский нефтепромышленник Муртуза Мухтаров, который хотел назвать ее в честь жены. Оставшуюся часть средств собрали верующие.

В годы сталинских репрессий мечети угрожал снос. Советские власти приняли решение уничтожить здание, но благодаря стойкости 25-й татарской роты 84-го кавалерийского полка, мечеть удалось отстоять. Она получила статус памятника архитектуры и до 1996 года была филиалом краеведческого музея. Менее 20 лет назад мечеть вернули верующим. Уже на протяжении века она украшает Владикавказ и привлекает туристов.

 Крепость владикавказ

Удивительно, что за вековую историю мечети ее внешний вид практически не изменился.

Армянская церковь

Армянская церковь — одно из старейших строений города. Ей без малого 150 лет. Церковь выходит на Армянскую улицу, исторически населяемую армянами. На расстоянии нескольких сотен метров стоит дом, в котором родился и вырос Евгений Вахтангов. Практически на территории храма ему установлен памятник.

В 1902 году церковь частично перестроили, и она приобрела современный вид. Как и большинство храмов, в 1930-е годы Армянскую церковь могли разрушить, но благодаря верующим историческое здание было спасено. Сегодня армянская церковь принимает прихожан.

Осетинская церковь

Здание Осетинской церкви Владикавказа — самое старое строение в городе. Деревянную церквушку на Осетинской горке построили больше 200 лет назад. В то время Владикавказ был небольшой крепостью. Каменное здание церкви построили в 1823 году. Долгое время настоятелем Осетинской церкви был священник, поэт и просветитель Аксо Колиев. Официально церковь называется храмом Рождества Пресвятой Богородицы, а осетинской ее называют потому, что она построена на территории осетинской слободки. К церкви не раз пристраивались приделы и пристройки, в 1896 году территорию храма обнесли каменной стеной.

На территории церкви разрешили хоронить уважаемых горожан. На кладбище Осетинской церкви покоятся поэт и писатель Коста Хетагуров, профессор-филолог Василий Абаев, градоначальник Гаппо Баев и многие другие офицеры, политики, публицисты и общественные деятели.

Крепость владикавказ

В 1930-е годы территория церкви сильно пострадала от сталинских репрессий. Часть церковного кладбища отдали для постройки 13-ой городской школы. Были потеряны могилы многих горожан. С 1940 по 1991 год в здании Осетинской церкви размещался литературный музей имени Коста Хетагурова.

Крепость владикавказ

В 1993 году, благодаря просьбам верующих и деятельности священников-альтруистов, в числе которых был первый в постсоветскую эпоху настоятель церкви Мануил Бурнацев, отреставрированный храм вернули верующим.

Крепость владикавказ

Осетинская церковь — сакральное место не только для верующих, но и для всех осетин. А еще с осетинской горки, на которой расположен храм, открывается вид на весь город.

Многие религиозные учреждения в постсоветский период так и не смогли вернуть себе первоначальную функцию. Полностью уничтожен католический собор, хотя в конце XIX века в Осетии проживало больше двух тысяч католиков.

Крепость владикавказ

В здании старой немецкой кирки сегодня располагается Северо-Осетинская Государственная филармония.

А в здании городской шиитской мечети — планетарий.

Крепость владикавказ

Парк имени Коста Хетагурова

Парк имени Коста Хетагурова — любимое место отдыха владикавказцев вот уже более 150 лет. На территории современного парка в 30-х годах XIX века располагался Комендантский сад. После того, как Владикавказ приобрел статус города, сад стал называться городским парком. Территория старого парка была в разы меньше нынешней. На протяжении десятилетий парк рос и благоустраивался. В 1890-х годах в парке появился велодромом, который назвали треком. В него можно было войти с Александровского проспекта.

Крепость владикавказ

Здесь также была открыта лодочная станция, где можно было арендовать лодку или катамаран, чтобы поплавать по парковому пруду. В сезон открывались летние купальни. В те годы появился знаменитый маленький фонтан, работающий в парке до сих пор.

 

В 1900-х здесь открыли небольшой зоопарк. Тогда во Владикавказе появились известные горожанам белые лебеди — незаменимый талисман городского парка.

 

В целом, в начале XX века Владикавказ рос и развивался. В дореволюционное время Владикавказ был развитым и процветающим городом. Здесь проживали ученые, писатели, актеры, частым гостем города был Федор Шаляпин. Мягкий климат и покой привлекали пожилых офицеров. В начале XX века в городе проживало 75 отставных генералов, а отставных военных более низких чинов было в разы больше. Дом-особняк отставного генерала Штейнгеля и сегодня украшает городской парк. Какое-то время в здании находился детский дом, позже в нем разместилась администрация парка. В 1939-ом году в Осетии праздновали 80-летие Коста Хетагурова, и парк назвали его именем.

 

В советские годы облик парка заметно изменился, со стороны набережной установили аттракционы для детей, для них же был вырыт детский пруд «лягушатник», и территория парка немного расширилась. Сегодня парк выглядит как и раньше, только без детского пруда, зато здесь есть аттракционы и рестораны.

 

 

Владикавказ меняется, но одно остается на века — он, как и раньше, рад гостям.

Фотографии взяты с сайта oldvladikavkaz.ru

 

Михаил Абоев

Источник: papahastories.ru


Categories: Крепость

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.