Этно-социальные особенности формирования населения Брянской области

Состояние и проблемы развития гуманитарной науки в Центральном регионе России. Брянск. 2003. С.51-61.

Уникальность этнической истории Брянской земли заключается в том, что фактиче-ски во все исторические периоды на ее территории проходили различные этнические про-цессы, население подвергалось этническим воздействиям, ассимилируясь одно другим и создавая свою местную самобытную культуру. Данная территория является местом, где во все времена соприкасались племена и народы — носители разных культур, что освящается в изданных в последнее время научных трудах по истории заселения края (1). Результатом различных влияний и было формирование местных традиций, которые отражали различ-ные этапы развития тех или иных элементов культуры населения на протяжении веков. Изучая современную народную культуру, мы можем наблюдать, например, элементы де-кора жилища, воплотившие некоторые мифологические представления славянских пле-мен, заселявших Брянщину еще в глубокой древности; мотивы вышивки, восходящие к языческим временам и др.


Освоение славянами среднего Подесенья, частью которого была и Брянская земля, проходило волнообразно, причем движение этих волн объясняется не только увеличением численности племен и, соответственно, потребностью жизнеобеспечения за счет новых территорий, но и внешними причинами.

Двигавшиеся в южной половине Восточно-европейской равнины во II — IX вв. мощ-ные миграционные потоки неоднократно захлестывали и древнеславянские племена, вы-нуждая их оставлять территорию прежнего пребывания и искать более спокойные места. Переселившись в конце II — первой половины III вв. нашей эры с низовьев р. Вислы в се-веро-западное Причерноморье готские племена проходили через места, издавна связанные с венедами — теми славянскими племенами, которые позже стали основой формирования западнославянских народов. Какая-то часть венедов под давлением готов вынуждена бы-ла передвигаться на север, к среднему течению р. Неман, где венеды потеснили кривичей. От р. Неман через северо-запад современной Белоруссии в бассейн верховья Днепра — та-ков вероятный путь кривичей, которые в начале VIII в. появились на севере будущей Брянщины.(2)

Зона расселения кривичей на Брянщине ограничивалась бассейном рек Габьи и Сно-поти. Продвижение кривичей на юг, как по правому, так и по левому берегу р. Десны, шло достаточно равномерно и остановилось примерно на линии междуречья рр. Сещи и Бе-лизны (правые притоки Десны) — левый берег р. Ветьмы (левый приток р. Десны).


Еще одна волна славянских переселенцев в среднее Подесенье могла появиться в конце IV — начале V вв. н. э., когда из-за нашествия гуннов некоторые славянские племена лесостепной зоны Приднепровья искали спасения в придеснянских лесах. Нашествия ава-ров в конце VI — начале VII вв. явилось причиной нового переселения славянских племен из лесостепных районов на север, северо-восток. По-видимому, именно в это время, юг Брянщины был занят частью северян, основная масса которых расселялась несколько юж-нее. Наконец, последняя, наиболее значительная волна славянских переселенцев нахлы-нула на территорию среднего Подесенья, в бассейн р. Ипути и другие прилегающие места в VIII-IX веках. Это были племена вятичей и радимичей. Если кривичи прибыли на Брянщину с севера, северяне — с юга, то радимичи и вятичи, вероятнее всего, с юго-запада. Район первоначального расселения радимичей (Верхнее Приднестровье) на основании гидронимов был очерчен .(3)

В летописях часто упоминается о происхождении радимичей и вятичей от ляхов (поляков) (4), объясняющееся тем, что эти племена когда-то проживали вблизи террито-рии, где позднее возникло Польское государство.

Весьма вероятны родственные связи радимичей и вятичей. Вятичи ассимилировали проживающие на территории среднего Подесенья балтские племена, а в междуречье рр.


сны и Оки частью и финно-язычные племена, что привело к появлению в их физиче-ском облике черт, свойственных облику финно-угров Северного Поволжья. Характер взаимоотношений славян и коренного населения определяется по : " При расселении славян…..местное население в массе оставалось на своих старых землях, века-ми жило чересполосно с пришельцами-славянами и мало-помалу смешалось с ними." (5) Русские летописи упоминают о существовании в течение долгого времени на территории Брянщины балтского племени голядь. С помощью топонимов, происходящих от названия " голядь " можно выделить 2 района расселения этого племени: междуречье Десны и Бол-вы (деревни Взголяжье , Гляднево, Глаженка, с. Голяжье — все на территории Рогнедин-ского, Дубровского, Дятьковского, Брянского районов) и территория, ограниченная с се-вера р. Навля, с юга — нижним течением р. Нерусса и р. Усож (деревни Глашево, Глад-ское, Глоднево, Глядино, Голынь — на территории Навлинского, Брасовского, Комарич-ского и Севского районов). Историки и лингвисты отмечают у населения этой части края сохранение диалектов СЂСѓСЃСЃРєРѕРіРѕ языка в сочетании с элементами, близкими языку племе-ни голядь (6). Племена балтов-голяди могли составлять часть древнерусского полона, вы-веденного русскими князьями с западных земель и расселенных на территории края, как, например, балтийские племена, расселенные на реке Москве(7). При определении в Подесенье границ расселения радимичей, вятичей, северян и кривичей следует иметь в виду, что они не были очень устойчивыми в силу того, что славяне еще продолжали ос-ваивать эту территорию. Не были племенные границы и долговечными, поскольку все еще шел процесс образования единой древнерусской народности.


Таким образом, в X-середине XII веков край был заселен представителями шести эт-нокультурных групп, причем для северян Подесенье являлось главным центром рассе-ления. Наиболее пестрым в этнокультурном плане являлась северная часть края(8), где проживали племена радимичей, вятичей, кривичей, племена балтов — голядь и частично финно-угорские племена.

В природно-хозяйственном плане край сочетает в себе разные типы полесий, степь, лесостепи, полосу ополий и леса левого берега р. Десны между лесостепью и полосой ополий, а также ряд переходных ландшафтов и пойменные земли. Наиболее специфичным типом ландшафта являются ополья — островки лесостепной растительности и почв внутри лесной зоны. Ландшафтная пестрота породила разные способы обработки земли и разно-образие пахотных орудий, применяемых в местном земледелии. Через Подесенье прохо-дила граница распространения плуга, разных типов рала (полозного, бесполозного, кри-вогрядильного) и сохи. Именно в районах наиболее плодородных почв и наибольшей концентрации сельскохозяйственного населения — опольев — и возникли древние средне-вековые города.


XI-XII века отмечены созданием на территории края удельных княжеств. Наиболее крупные из них — Вщижское, Брянское, Трубчевское. Долгое время княжества находились на окраине славянских земель, соприкасаясь с землями кочевых народов, воспринимая элементы культуры степных районов. Оседали на территории края и половецкие племена. Одним из мест возможного расселения половецкого племени являлась территория г. Ка-рачева и близлежащих поселений, расположенных в пойме р. Снежеть. Что косвенно под-тверждается анализом антропологических черт населения района. Жизнь княжеств была прервана монгольским завоеванием. Многие города были разорены или разрушены. Од-нако сам край не особо пострадали, так как, болота и леса не позволили пройти татарской коннице. Более того, численность населения среднего Подесенья даже увеличилась за счет людей, бежавших от монгольского нашествия из районов верхнего течения Оки, Посемья и нижнего Подесенья, что способствовало заметному возвышению образовавшегося в се-редине XIII в. Брянского княжества (9).

В 1-й половине XIV в. Брянский край являлся ареной острого политического и во-енного соперничества между различными князьями. В этой борьбе князья часто обраща-лись за помощью к татарам, что приводило к разорению края.

Политическая нестабильность в Брянском княжестве завершилась установлением чужеземного господства: утвердилась власть литовских князей. В XIV в. Великое княже-ство Литовское объединяло литовские и русские земли. Но жизнь людей под властью ли-товских феодалов не оказала существенного влияния на формирование культуры края. Русский язык был государственным наравне с литовским, при этом все делопроизводство и законодательство велось только на русском языке. Не было ущемления прав русского населения по этническим или религиозным мотивам.


История Брянщины во 2-й половине XIV в. не богата внутренними или внешними политическими событиями. Развитие шло сравнительно спокойно, что способствовало хо-зяйственному освоению населением земель края, появлению новых городов и селений.

В XVI в. Брянщина была возвращена в состав Русского государства.

В начале XVII в. Брянский край входит в состав Северской земли, занимавшей в Русском государстве пограничное юго-западное положение. Смута XVIIв. затронула Брянщину напрямую. Массовые выступления крестьян прошли в Комарицкой волости. Особенность данной волости состояла в том, что крестьяне, проживавшие в ней, никогда не знали крепостного права. Само название волости указывает на ее особое положение. С середины XIV в. волость находилась под властью Великого княжества Литовского. Ли-товские князья получали с этой территории доходы, которые шли в их собственную казну — камору. После присоединения к России московские князья содержали эту волость в сво-ем дворцовом владении.(10)

Во второй половине XVII в. Комарицкая волость включала в свой состав 68 сел и 160 деревень, слобод и починков, в которых проживало около 22 тыс.


ловек мужского пола. (11) В 1640 г. правительство создало в Комарицкой волости укрепленный район с центром в г. Севске. Местные крестьяне были превращены в военнослужащих драгун, ис-полнявших государственные обязанности по обороне страны. За ними были оставлены их прежние наделы. Они освобождались от налогов и повинностей, обучались драгунскому строю и несли службу. От каждого двора выставлялся один драгун со всем необходимым снаряжением. Число таких служилых достигало пяти с половиной тысяч. Эта повинность сохранялась до конца XVII в.

В г. в Северский край из Украины, находившейся под властью Польши, из-за обострения этнических, а также религиозных противоречий пошел поток переселен-цев. Порой группы выходцев с Украины достигали нескольких тысяч человек. Миграци-онный поток усиливался в годы неурожаев в Польше. Большинство мигрантов оседало в окрестностях г. Севска. Кроме этого, в окрестностях Севска правительство проводило раз-дачу земель случайным людям " по прибору " (по набору). Это были рядовые русской ар-мии, которые за свою службу получали земельные наделы, но не в личную собственность, как помещики, а в коллективную. Например, своя земля была у слобод, где жили пушка-ри, своя у солдат и т. п. Все они обрабатывали полученные участки земли и не пользова-лись наемным трудом.

Особое положение занимала территория запада края. Эта часть его в XVII в.


одила в состав Украины. Здесь сочеталась полковосотенная система административного управ-ления с органами государственной власти — магистратов и ратуш. Территория входила в состав Стародубского полка, разделенного на 10 сотен. Структура населения края была сложной в сословном отношении. Городскую верхушку составляла казацкая старшина, предпочитавшая жить в городах и занимавшая должности в полковых и сотенных канце-ляриях, затем следовали члены магистратов и ратуш, купцы, которые вели русско-украинскую и зарубежную торговлю, а также высшее духовенство, имевшее недвижимую собственность в городах. Вторую социальную группу составляли посадские люди средне-го достатка (цеховые мастера, торговцы мелким товаром, пашенные люди, разночинцы) основная масса казаков, имевших в городах и местечках земельные участки и занимав-шихся ремеслом, промыслами и торговлей: третью группу составляли городские низы — работные люди промыслов (казацких и посадских), поденщики, наймиты, подмастерья, ученики, безземельные крестьяне и бобыли.

Особый статус получали города, имевшие грамоты по магдебургскому праву. Ма-гдебургское право давало определенные налоговые льготы и распространялось в основ-ном на посадских людей, составлявших примерно половину населения города. Оно не да-валось казакам, которые тоже занимались ремеслами, промыслами и торговлей, т. е. вида-ми производственной деятельности, бывшими привилегиями мещан и находившимися в ведомстве магистрата. Это часто создавало острые конфликтные ситуации в городах.


Особое внимание следует обратить на старообрядцев, проживающих и в настоящее время на территории края. Сведения о появлении первых раскольников здесь относятся к концу XVII века. Во время правления царевны Софьи, а потом и Петра 1 происходило массовое бегство старообрядцев на окраинные земли Российского государства, в том чис-ле на территорию Стародубья. Начальство Стародубского полка поощряло заселение края. Раскольники селились на землях, получая определенные льготы (освобождение от нало-гов на несколько лет). Так на Брянщине появилось около 30 старообрядческих поселе-ний, 13 из которых к началу XVIII века получили статус посадов, а три (Зыбкое, Клин-цы, Злынка) стали городами. Старообрядцы развивали кустарные промыслы, что объяс-няется рядом объективных предпосылок. Особенно важным было то, что старообрядцы на новом месте проживания не знали форм крепостной зависимости. Это облегчало решение задач предпринимательства и обеспечение купеческих предприятий вольнонаемными ра-бочими. Кроме того, необходимо учитывать, что места для поселений отводились на ма-лопригодных для земледелия участках (малоплодородные почвы, леса, болота).

Большую роль оказывало и наличие в крае сырьевых ресурсов для промышленной деятельности (железные руды, стекольные пески, глина, древесина), близость к слабо ох-ранявшейся границе государства, что способствовало налаживанию хозяйственных и тор-говых связей с соседними и другими зарубежными странами.


Как показали исследования этнографов, в результате обособленности быта старооб-рядцев, они сохранили подлинно народные формы традиционной культуры.

В XVIII в. началась промышленная разработка полезных ископаемых края. Строи-лись рудни — шахты, вокруг которых образовывались новые поселения. Основным заняти-ем поселян была работа на этих разработках. Так, в 1672 г. была построена рудня Унеча, положившая начало поселку (ныне районный центр).

На формирование материальной и духовной культуры населения влияло и то, где, в каком населенном пункте они проживали. В зависимости от социально — экономической разновидности того или иного поселения формировались локальные черты культуры, ха-рактерные для определенной местности. Здесь необходимо учитывать и величину посе-ления (количество дворов), его социальный статус, форму землевладения.

Сельские поселения были разнообразны. Во второй половине XVIII в. самым рас-пространенным типом сельского поселения в крае, как и вообще в русских землях, была деревня. Это слово как обозначение крестьянского поселения появилось в XIV в. и озна-чало совокупность дворов, усадеб, полевой пашни и прочих угодий. До XVI в. деревни на Брянщине были малодворными. В XVIII веке укрупнению деревень способствовал пере-ход от подворного обложения государственными налогами к подушному. В этих условиях вновь образованные молодые семьи уходили из родительской семьи и строили свой дом. При этом не нарушались общинные связи. Крестьянская община регулировала земельные владения между дворами, пользование лесом, выгонами для скота, которые оставались общими. Община строго следила и за соблюдением принятых норм: и в этике, поведении, в пользовании землями, в строительстве жилища, его расположении, украшении, в со-блюдении обрядов, обычаев и во многом другом.

Разновидностями деревни были починки. Это были новые поселения, которые пер-воначально освобождались от налогов. Причиной появления починков была нехватка земли вокруг старых поселений. Прежде, чем стать постоянным поселением, починок был местом, куда переселялись только на время сезонных работ.

Сравнительно крупными населенными пунктами были села. Уже к X веку это были крупные поселения. Еще с XV-XVI вв. на Руси название "село" закрепилось за теми посе-лениями, которые были центрами поместий, в отличие от деревни, не имевшей внутри себя господских дворов. В зоне государственного землевладения село стало администра-тивным центром волости. На Брянщине в XVIII в. села были значительно больше деревень по количеству дворов. В селе обычно строилась церковь, если село становилось приходом. В селах размещались различные общественные заведения: мирские избы, вотчинные правления (если село — центр волости), больницы, богодельни, школы. Там же заводили предприятия по переработке сельскохозяйственного сырья, продукты которых продава-лись на рынках. Села были центрами рыночных связей. Сельский торг привлекал к себе жителей близлежащих деревень.

В XVIII в. продолжали существовать слободы, имевшие ранее разные функции. К этому времени они стали земледельческими и промысловыми поселениями.

На жизнь того или иного поселения, на его внешний облик, хозяйственную направ-ленность занятий его жителей и их благополучие накладывало отпечаток его юридиче-ское положение. Поселения могли быть дворцовыми (владение царского двора — до XVIII в.), монастырскими, частновладельческими (княжеские, боярские вотчины, имения поме-щиков).

Дворцовые поселения находились на востоке Брянщины и входили в состав Кома-рицкой волости. Эти поселения принадлежали царскому дому и население их продолжало нести воинскую повинность. Но уже в XVIII в. край перестал быть пограничным и необ-ходимость в воинской службе отпала. Поэтому большая часть дворцовых поселений была пожалована Павлом 1 частным лицам; а сами дворцовые селения в XIX в. были подчине-ны Удельному ведомству.

В 60-х гг. XVIII века появилась новая категория земель, получившая название эко-номических. Они образовывались в результате секуляризации церковного и монастырско-го имущества и превращения их владений в государственные. Такая реформа была про-ведена в правление Екатерины II в 1764 г. По этой реформе в государственный земельный фонд вошли владения Севского Спасо-Преображенского, Брянского Свенского Успен-ского, Борщевского Николаевского монастырей и т. д. Эти земли поступали под управле-ние специально организованной Комиссии Экономии. Поэтому и земли, и живущих на них крестьян стали называть экономическими; в XIX в. они слились с категорией государ-ственных крестьян.

Следующую самую малочисленную категорию населения составляли бывшие слу-жилые люди " по прибору " (по набору), из которых в XVIII в. был образован особый слой жителей под названием однодворцы, занимавший промежуточное положение меж-ду мелкими помещиками и государственными крестьянами. К ним примыкали и ямщики.

Однодворцы в начале XVIII века были причислены к государственным крестьянам. считал, что долгое время однодворцы сохраняли свою обособленность от крестьян и составляли особую этнографическую группу населения (12). , напротив, считает, что особенности в духовной и материальной культуре однодворцев не могут являться свидетельством наличия специфического этнографического типа, так как среди самих однодворцев не наблюдается единства, а выделяемые особенности их культу-ры свойственны культуре многих категорий южнорусского крестьянства (13).

Таким образом, в течении XVI-XIX вв. население Брянщины было не однородно в сословном, конфессиональном и социальном отношениях. Такая диффиренцация не мог-ла на сказаться на многих сторонах культуры ее населения.

Этнографы в составе населения южнорусского региона выделяют отдельные этно-графические группы. Одной из них является полехи — жители Полесья. Состав населения Полесья очень сложный. По мнению историков, на данной территории могли сохраниться и потомки древнего населения домонгольского периода, сохраняя свою культуру, язык и обычаи (14).

История заселения края и его пограничное положение способствовало сохранению в культуре полехов как основных южнорусских особенностей, так и белорусско-украинских компонентов.

C XIX в. и особенно к началу XX в. в крае усилились ассимиляционные процессы. В 60-90-гг. XIX в. на территории России "обрусели" 1 млн.400 тысяч украинцев, около 1 млн. белорусов (15). Подобные процессы наблюдались и на территории Брянщины. Мно-гие украинцы, белорусы стали считать русский язык родным языком. Ассимиляционные процессы способствовали повышению удельного веса русских среди жителей края, хотя темпы их естественного прироста были ниже, чем у других народов. По данным переписи 1920 г. (16) процент русских среди населения будущей Брянской области был самым вы-соким в сельской местности, нежели в городской: сельского — 70-99%, городского — 41-94%. Среди городов низкий процент их в г. Стародубе ( 41,6% ) , г. Новозыбкове (61,2%), г. Клинцы (68,8%) , г. Почепе (65,54%), — эти города находились на границе с Украиной; самый высокий — в гг. Трубчевске (95,21%), Севске (93,96%), Карачеве (94,27%). По этой же переписи, самый высокий процент украинцев в г. Стародубе ( 19%), а среди сельских жителей уезда около 40%, в Новозыбковском уезде (в городе — 0.8%, сельское население — ок.52%). В западных районах, таким образом, доля украинского населения значительно выше, чем в восточных, где он не превышает 1%.

По данным переписи 1959г., русские на территории Брянской области составляли — 97% , украинцы — 1.1% , белорусы — 0.5%. Миграционные процессы, проходившие на про-тяжении 30-50-х гг., нашли отражение и в национальном составе населения Брянщины: появляются представители народов, ранее не упоминаемых в статистических материалах — грузины, курды, цыгане, латыши и другие. Многие из них считают русский язык родным (17). В эти годы проходила значительная миграция населения, особенно из деревень в го-рода.

С 20-х годов XX века начал изменяться внешний облик поселений. В соответствии с проектными планами советских архитекторов в них стал выделяться технический и куль-турный центр, менялась планировка, уничтожались культовые сооружения, старинные здания, а вместе с ними часто погибал и домовой декор.

Большой урон нанесла и Великая Отечественная война. Боевые действия дважды проходили на территории края: в 1941 г. и при освобождении Брянщины в 1943 г. Дере-вянный жилищный фонд сильно пострадал. Многие поселения после окончания военных действий так и не смогли восстановить своего прежнего значения. Так, бывший волост-ной центр с. Фошня (до 1920г.), насчитывавший к 1941 г. более тысячи дворов, ныне име-ет не более десятка хозяйств. Кроме того нельзя не учитывать и два миграционных пото-ка: эвакуация в начале войны и возвращение после освобождения.

Уменьшению числа населенных пунктов способствовала и политика укрупнения на-селенных пунктов и сокращения числа " неперспективных " деревень в 1х гг. Так на территории Брянской области только с 1964 по 1970 гг. прекратили существование 562 населенных пункта из более трех с половиной тысяч (18).

Рассмотренные статистические данные показывают, что этническая картина края очень сложна, постоянно развивается, усложняется — что накладывает определенный отпе-чаток на формирование традиционной культуры.

В настоящей работе при определении причин, оказавших влияния на формирование населения Брянской области, не привлекаются данные переписи населения 1989 года, так как эти данные отражают последствия изменений в результате аварии на Чернобыльской РђР­РЎ. Юго-западные районы области попали в зону заражения радиацией. Многие насе-ленные пункты прекратили свое существование, население переселено в северные и вос-точные районы области. В этой зоне произошли и потери людских ресурсов и утрата культурного достояния.

Исходя из истории Брянщины и путей развития ее населения, рассматривая мест-ную материальную культуру, можно выделить влияние следующих факторов:

1. Этнический фактор: Край находится на границе трех славянских народов и его на-селение всегда испытывало влияние народной украинской и белорусской культуры. На протяжении веков проходили ассимиляционные процессы. Русское население ассимилировало группы украинцев и белорусов, а в древности, в славянской массе растворились балтские и, частично, финно-язычные племена. В результате этих процессов была создана народная культура, включающая элементы не только рус-ской, но и украинской, и белорусской культуры. Возможно также и сохранение бо-лее древних культурных традиций, отразивших мировоззрение славянских племен, населявших край в далеком прошлом.

2. Конфессиональный фактор: Основная религия на территории края — православие. Особо выделяется вклад в формирование культуры края, сделанный старообрядца-ми, принадлежащим к одной из ветвей православной религии. Замкнутость общин позволила сохранить особенности быта, характерные для XVII — XVIII вв. Среди жителей Брянщины присутствуют и представители других конфессий: католики, протестанты, иудеи. Однако, их численность очень незначительна. В религиозных представлениях любого народа сохраняются архаичные формы еще языческих ве-рований. Жители Брянщины не составляют исключения в этом отношении.

3. Социальный фактор: Территория края исторически складывалась сложными путя-ми. Можно выделить три района, развитие которых заметно отличается друг от друга: юго-восточный — с XVII в. входил в состав Северской земли, находившейся на границе Русского государства, затем регион вошел в состав Комарицкой волости. Его территорию с XIX в. составляли преимущественно государственные и двор-цовые земли. В северной части края можно отметить преобладание в XVIII-XIX вв. владельческих хозяйств. В западной части еще в XVI-XVII вв. — сочетание пол-ково — сотенной системы административного управления с органами государствен-ной власти — магистратов и ратуш. В крае существовала сложная сословная струк-тура населения. Разнообразны были и типы сельских поселений: села, деревни, сло-боды, починки и др. На жизнь поселения оказывало влияние его социально-экономический статус. В более раннее время в XVII — XVIII вв. здесь были и двор-цовые поселения (с XIX в. — удельные), церковные и монастырские (с XVIII в. — экономическими), владельческие (помещичьи и с конца XVIII в. владения различ-ных ведомств). Особую категорию в XVIII в. составляли земли, принадлежащие людям " по прибору ", из которых был образован особый слой — однодворцы.

Приведенные выше исторические материалы свидетельствуют о сложной истории формирования населения края. Здесь развивались культурные традиции, сохранявшие элементы возникшие в разные эпохи. Наряду с общерусскими чертами, в этой культуре появились локальные варианты, характерные для Украины и Белоруссии и отличающиеся друг от друга некоторым своеобразием.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Например: Деснинские древности. Брянск. 1995. Падин Брянского края в происхожде-нии славян Подесенья.// Брянский краевед. Вып.5. Брянск, 1973; Крашенинников через столетия. Тула, 1990; Седов славяне в вв. М., 1982; Археологическая кар-та России. Брянская область. М., 1993.

2. Крашенинников . соч. Тула. 1990. C.12.

3. Седов . соч. C.143-182; Седов этап славянского расселения в области днепровских балтов. // Балто-славянские исследования 1980. М.,1981. C. 45-52; Седов -вяне в древности. М., 1994. C.303,306-309.

4. Крашенинников соч. C.9-23.

5. По следам древних славянских племен. Л.,1982.

6. К реконструкции фонологических систем языков голяди и днепро-двинских бал-тов.// Балто-славянские исследования 1980. М., 1981. C. 52-61; Балто-славянские исследования 1981. М., 1982. C.88-97.

7. Попов народов СССР. Л.1973.С.94-95.

8. От пращи до срамасакса: на пути к державе Рюриковичей. Брянск. 1995. C.27-58.

9. Тихомиров в 16 столетии. М., 1962. C.407-412.

10. , Иванин уезд во второй половине 18 века: поселения, землевладе-ние, крестьяне и землепашцы. Локоть. 1994. C.3-7.; Ефремов родной Комаричский. Брянск. 2001. С.18-21.

11. Новосельский крестьяне Комарицкой волости во второй половине 17 в. // Во-просы истории сельского хозяйства, крестьянства и революционного движения в России. М., 1961. C.65.

12. Зеленин говоры с неорганическим и непереходным смягчением задненебных согласных в связи с течениями позднейшей великорусской колонизации. СПб., 1913. C.42-52.

13. Чижикова история южнорусского населения. // ЭО. 1998. N5. C.40.

14. Чижикова . соч. C.36.

15. , Кабузан численности и расселения русского этноса (1// СЭ. 1982. N4. C.9-12.

16. Брянская губерния в цифрах. Краткий статистический справочник. Орел. 1924. C.32-35. Госу-дарственный Архив Брянской Области (далее ГАБО). Ф.102., Оп.1,Д.56.

17. ГАБО. Ф. 2419. Оп. 2, Д. 805. ГАБО. Ф.2419.Оп.1,Д.1438.

18. ГАБО. Ф.1620.Оп.2,Д.52; Административно-территориальное деление Брянского края за гг. т.2, Брянск.1972. C.290-320.

Источник: pandia.ru

БРЯНСКАЯ ОБЛАСТЬ располагается в центральной части Восточно-европейской равнины на водоразделе двух крупных речных систем – Днепровской и Волжской. Граничит на западе с Республикой Беларусь, на юге — с Украиной, на севере — с Калужской и Смоленской областями, на востоке — с Орловской и Курской областями. 

Согласно Переписи населения 2010 года население региона составляет  1 278 217 человек.

Русские 1 328 448 96,34%
Украинцы 20 214 1,47%
Белорусы 7 733 0,56%
Армяне 3 618 0,26%
Цыгане 3 572 0,26%
Азербайджанцы 2 376 0,17%
Евреи 2 339 0,17%
Лица, не указавшие национальность 1 851 0,13%
Татары 1 173 0,09%
Молдаване 1 157 0,08%
Грузины 752 0,05%
Немцы 569 0,04%

 

Основные полезные ископаемые – торф, сапропель, фосфориты, кварцево-глауконитовые пески, глауконит, мел, мергель и трепел.

Основные отрасли промышленности: машиностроение и металлообработка.

Развито животноводство – молочно-мясное скотоводство и птицеводство. Основная специализация растениеводства – выращивание зерновых культур (рожь, пшеница), картофеля, льна, овощей, сахарной свеклы. В последние годы в области стабильно растет производство зерна, расширяются посевы сахарной свеклы.

В области находятся три крупных железнодорожных узла: ст. Брянск-I пассажирская, ст. Брянск-II сортировочная, ст. Унеча участковая. Через область проходят пять важных железнодорожных магистралей, осуществляющих выход в Польшу, Германию, Словакию, Венгрию, Румынию, Болгарию, страны Балтии и СНГ. Общая протяженность железных дорог на Брянщине 979 км, автомобильных дорог — 13 тыс. км. В 1995 г. статус международного получил аэропорт Брянск.

Почти все реки Брянщины относятся к бассейну Днепра. Наиболее крупной рекой Брянской области является Десна. Реки северо- и юго-запада — Беседь, Ипуть и Снов. В северо-восточной части Брянского района проходит линия Волго-Днепровского водораздела, где расположены истоки рек бассейна Оки: Рессеты, Вытебети, Лубны и Цона.

Климат умеренно-континентальный.

Источник: Сайт администрации Брянской области

Источник: nazaccent.ru

015
Славяне жили в окружении других народов, их ближайшими родственниками по языку были балтийские племена, или балты,— предки литовцев, латышей и пруссов. Балты расселялись от Пруссии в юго-восточной Прибалтике до верховьев Оки на востоке. На юге и на западе соседями славян были германцы, которых славяне называли общим именем «немцы»; в степях — сарматы, или аланы, кочевники, родственные древним скифам и говорившие на иранских языках. В отличие от других кочевников, говоривших на тюркских языках и пришедших в Восточную и Центральную Европу из Центральной Азии — авар, хазар и др., сарматы были по языку родственны и славянам, и германцам. Все вместе они входили в огромную индоевропейскую семью. Эта семья языков и была названа так потому, что говорившие на индоевропейских языках народы расселились от Европы до Индии. К ним относились индийцы, или индоарии (всех индоевропейцев иногда неточно называют арийцами), иранцы, древние хетты и армяне, греки и римляне, кельты и другие народы.
Общие черты в культуре индоевропейцев восстанавливаются по общим словам. Это прежде всего слова, в которых обозначены хозяйственные понятия индоевропейских народов. Древнейшие занятия индоевропейцев — скотоводство и земледелие. Поэтому индоевропейские слова, которыми были названы коза, овца, корова, свинья, скот, а также исконные орудия труда, работы по сбору урожая (молотьба, пахота), сохранились и в славянских языках. Из других древнейших достижений славянские языки сохранили название колеса. Колесо имело особое значение в развитии индоевропейцев: с того времени, когда человечество открыло металлургию (медный век), индоевропейцы стали использовать колесный транспорт, что способствовало их быстрому расселению по Евразии. Колесо и колесница стали важнейшими культовыми символами индоевропейцев: у всех народов распространены представления о колеснице солнца.
Индоевропейцы первыми стали возводить курганы в Причерноморских степях еще в медном веке — в III тысячелетии до н.э. Своих умерших они хоронили зачастую вместе с повозками. Тогда же в области Карпат распространяется обряд кремации — сожжения останков и захоронения пепла в специальных керамических сосудах — погребальных урнах. Традиция таких захоронений была характерна для культур «полей погребальных урн» бронзового века, дожила до железного века и эпохи Великого переселения народов. Считается, что так хоронили своих умерших предки родственных индоевропейских народов — кельтов, германцев, балтов и славян.
Археологи настойчиво пытаются отыскать такую группу археологических памятников железного и даже бронзового века, которую можно было бы связать с предками славян и вычленить эту культуру среди других, близких ей. Сделать это сложно. Даже накануне первых упоминаний о славянах в раннесредневековых хрониках, в первой половине I тысячелетия н.э., археологические культуры, распространенные к северу от Дуная, между Вислой и Днепром — там, где ищут славянскую прародину, — очень похожи. Они имеют не только сходный погребальный обряд, но и сходные вещи. Дело в том, что к третьему веку н.э. Римская империя утвердила свои границы — лимес — на Дунае. На лимесе встали не только римские легионы, но поселились и римские мастера. Они стали делать одинаковую посуду, которую лепили не вручную, а на быстро вращающемся гончарном круге, одинаковые застежки для одежды и т.п. Среди местных племен, которых римляне и греки называли варварами, распространялись римские формы быта. Это еще более осложняет задачу археологам — выявить племенные особенности той или иной культуры. Загадку прародины славян нельзя решать, не учитывая данных языкознания: ведь славяне — это, прежде всего, люди, говорившие на понятном для них, общем языке. Языковеды (лингвисты) выделили не только большую семью родственных — индоевропейских — языков, но и нашли группу языков, самую близкую к славянским. Это языки непосредственных соседей славян — балтов. Племена, говорившие на балтском и славянском языках, представляли собой некогда единую общность. Поэтому выделить самостоятельную славянскую или балтскую культуру среди археологических памятников первой половины 1-го тыс. н.э., расположенных на территории между Вислой и Окой, трудно. Славяне стали самостоятельным народом тогда, когда выделились из балто-славянской общности. Когда и почему это могло произойти?

016Большая часть народов современной Европы сформировалась в эпоху Великого переселения народов. В середине 1-го тыс. н.э. «варварские» племена, обитавшие на огромных пространствах от границ Римской империи до далекой Центральной Азии, пришли в движение и обрушились на Рим. Это движение затронуло и Восточную и Северную Европу. Германские племена готов, чье имя сохранилось в названии нескольких областей в Швеции и острова Готланд на Балтийском море, двинулись по Висле к Дунаю и в Северное Причерноморье. В III—IV вв., пройдя через территории балтов и славян, они основали Готскую державу в Северном Причерноморье. Славяне многое заимствовали у воинственных германцев: прежде всего это названия вооружения: меч, шлем, щит; не менее важны и заимствования более «мирных» слов: «плуг», «хлеб». Готский историк Иордан писал, что создатель Готской державы Германарих (Херманарик) двинул свое войско на венетов и подчинил этот плохо вооруженный, но многочисленный народ. От венетов произошли анты и склавины — славяне, которые во времена Иордана (в VI в.) свирепствовали повсюду, но при Германарихе (в IV в.) подчинялись готам. Наследник Германариха Винитарий напал на непокорных антов и распял их правителя Боза с сыновьями и семьюдесятью знатными людьми. Но готы недолго господствовали в Восточной Европе. Уже при Германарихе на Готскую державу обрушились гунны, кочевые племена, пришедшие из Центральной Азии. Они разгромили готов и навели ужас на весь европейский мир: лишь объединенным силам римлян и варваров удалось остановить продвижение гуннов во главе с Аттилой на запад. Это произошло в битве при Каталаунских полях в 451 г., уже в Галлии (Франции). Гуннская держава, созданная в Подунавье, распалась после смерти Аттилы. Местные племена Подунавья, подвластные Аттиле, греческий автор Приск называл скифами,— этим именем древнего ираноязычного народа, обитавшего в VII—III вв. до н.э. в Северном Причерноморье, называли всех северных варваров греческие, а затем и византийские писатели. Но Приск в середине V в. н.э. сам видел этих «скифов», участвуя в посольстве к Аттиле. Он рассказал, что скифы перевезли посольство через Дунай в своих челноках-долбленках, в своих селениях доставляли посольству хлеб, испеченный не из пшеницы, а из проса, а вместо вина угощали послов медом. Хлеб из проса и особенно мед — традиционные блюда славянской кухни, да и питье Приск назвал по-славянски: «медос». «Мед» — первое славянское слово, известное из древних источников. Значит, скифами этот автор мог называть славян. Почему древние историки часто называли славян и другие народы не своим именем, а чужим — «скифы» и кто такие венеты, от которых, согласно Иордану, произошли славяне и анты? Кто такие анты и почему Иордан считал и венетов, и славян, и антов представителями одного народа? Над этими проблемами трудится не одно поколение ученых.

017 Древние и средневековые авторы черпали сведения об окружающих и отдаленных народах не столько из материалов собсвенных наблюдений и странствий, сколько из книг, из предшествующих традиционных представлений, которые почитались священными. Одним из самых почитаемых авторов был «отец истории» Геродот, который сам видел скифов в Северном Причерноморье. Со времен Геродота многие племена, обитавшие к северо-востоку от Греции, а затем и от Византии именовались скифами. Некоторые историки нового времени, следуя этой древней традиции, даже считали славян потомками скифов. Но славяне и скифы не только говорили на разных языках, но и были разделены почти тысячелетием в истории Восточной Европы. Так же в древности на славян было перенесено имя другого народа — венетов, или венедов. Этим именем греки со времен великого певца Гомера называли народ, обитавший на севере Италии,— от этого имени возникло название города Венеция. Вся Италия оказалась под властью Рима, но представление о том, что где-то к северу от римских границ обитает народ венеты, сохранилось в римской традиции. Имя другого знаменитого города Европы, уже за пределами Италии, — Вена — свидетельствует об этом представлении. Римский историк Тацит в конце I в. н.э. писал о том, что между германцами и сарматами (сменившими скифов в степях Восточной Европы) живут венеты Когда неизвестный ранее народ — славяне — появился между германцами и сарматами (в эпоху Великого переселения народов они назывались также аланами), он, естественно, был отождествлен с венетами. Так называл славян не только Иордан,— до сих пор германоязычные народы, австрийцы и немцы, называют своих славянских соседей вендами. Сами славяне никогда так себя не называли. Не называли себя славяне и антами. Само это имя считается иранским или тюркским по происхождению и означает «союзники». Были ли славяне «союзниками» ираноязычных сарматов-аланов в составе Готской державы или Иордан следовал более древней, дославянской традиции, сказать трудно. Во всяком случае, во времена самого Иордана в VI в. антами называлась группа славянских племен, обитавших между Днестром и Днепром. Археологи приписывают антам многочисленные памятники и «клады» VI—VII вв., которые свидетельствуют о том, что славяне жили здесь смешанно, вместе с кочевыми народами Восточной Европы — аварами, аланами, болгарами. Возможно, кочевники и именовали славян «союзниками».
Лишь имя «склавины», или «склавены», у древних авторов отражает настоящее самоназвание славян — «словене». Название, данное себе, имеет колоссальное значение: оно утверждает, что у людей появилось осознание своего единства, что народ уже выделяет себя среди других народов. Когда и почему славяне стали считать себя самостоятельным народом? Славяне жили вместе с балтами, когда через их земли по реке Висле в III в. прошли готы. Возможно, это переселение германцев было началом разделения балтов и славян. Славяне до сих пор называют германоязычные народы немцами, что означает «немые», говорящие на непонятном языке. Может быть, славяне-словене, «владеющие словом, членораздельной речью», противопоставили себя германцам, как впоследствии, при расселении на северо-восток, они противопоставляли себя «чуди» — чужим, неродственным финно-угорским народам. В исторической памяти славянских народов запечатлелся другой этап, связанный с выходом славян на Дунай, к границам Византии.
Славяне могли впервые появиться на Дунае еще при готах и гуннах, — от готов они и заимствовали название этой реки. Но простор для расселения славян появился после распада Гуннской державы. Неслучайно Прокопий Кесарийский описывает первое появление на Дунае славян вместе с гуннами в 537 г.; правда, гунны, склавины и анты были тогда союзниками византийцев в войне с готами. Но вскоре славяне хлынули к дунайской границе империи и смели стоявшие там укрепленные города. С VI в. славяне в союзе с кочевниками — гуннами, болгарами, аварами — или самостоятельно переходят Дунай и заселяют Балканы — области Иллирию и Фракию на севере полуострова и Грецию. По словам ученого VI—VII вв. Исидора Севильского, «славяне отняли у ромеев (римлян,— так называли себя сами византийцы) Грецию«. Как всякое завоевание, переселение славян сопровождалось разрушением городов, истреблением и обращением в рабство местных жителей. За Дунаем была страна древней цивилизации, полная богатств и чудес,— такой оставалась Византия в представлениях славян на протяжении всей их ранней истории. Дунай для славян стал границей между своим и иньм миром, на Дунае они вступили в контакт с высшей цивилизацией.

018Здесь они включились во всемирную историю, сначала как варвары-разрушители, потом как ученики и продолжатели византийской культурной традиции. Поэтому и сама история славян, написанная в начале XII в. русским летописцем Нестором, начинается с Дуная. Как и всякий средневековый автор, Нестор в своей истории — Начальной русской летописи, которая называлась «Повесть временных лет», опирался на Священное писание — Библию. Он возводил славян к одному из тех народов, которые были рассеяны по земле после Вавилонского столпотворения. Но их самостоятельная история началась тогда, когда «по прошествии многих времен славяне сели по Дунаю, где ныне (то есть во времена летописца) земля Венгерская и Болгарская«. От Дуная славяне стали расселяться по всей земле и получили свои племенные имена.
Те славяне, которые осели на реке Мораве, прозвались морава (или мораване); рядом с ними расселились чехи. Здесь же Нестор упоминает хорватов, сербов и хорутан — жителей Карантании, словенцев. На Дунае, согласно Начальной летописи, происходит и первое событие славянской истории: на славян нападают волохи и притесняют их, поэтому расселение славян от Дуная продолжилось. Те славяне, что осели по Висле, прозвались ляхами — поляками; к ляшским племенам Нестор отнес полян, лютичей, жителей Мазовии — мазовшан и жителей Польского Поморья — поморян. Славяне пришли и на Днепр, где также прозвались полянами, а те, что осели в лесах, — древлянами. Славяне, поселившиеся между Припятью и Двиной, назвались дреговичами, осевшие по Двине и ее притоку Полоте — полочанами (их другое название — кривичи). На крайнем севере славянского мира славянские переселенцы назвались своим именем — «словене» и основали Новгород на озере Ильмень. За Днепром по Десне расселились северяне, но их имя происходит не от слова «север», а от области «Север», или «Северия».
Племенные имена славян часто ясны по значению — славяне называли себя по областям или рекам, где они расселялись, по характерным чертам ландшафта: живущие в поле — поляне, среди деревьев — древляне, среди болот (дрягва) — дреговичи. Эти названия свидетельствуют о кровнородственных связях всех членов племени и похожи на русские отчества: по летописной легенде, племя вятичей, расселившихся по Оке, происходит от их родоначальника по имени Вятко; предком радимичей, живших по реке Сож, притоке Днепра, считался Радим. Самым неясным кажется имя притеснителей славян, вынудивших их к дальнейшему расселению, — «волохи». Это имя, как и многие названия народов в древних хрониках, имеет древние корни: так назывались еще кельтские племена вольки, перешедшие под властью Римской империи на латинский язык, — романизированные. С тех пор людей, говоривших на романских (восходящих к латыни) языках славяне называли влахами, волохами и т.п.: так могли называть древних румын, итальцев, французов. Но в «Повести временных лет» Нестор называл волохами всех западных соседей славян: римлян (жителей Рима), немцев, итальянцев и прочих. Эти народы входили в XI в. в Германскую Римскую империю, а еще ранее в империю Каролингов — те средневековые государственные объединения, которые стремились восстановить древнюю Римскую империю. Первыми эту попытку осуществили франки, правитель которых Карл Великий провозгласил себя императором. Франки в VIII в., до Карла, и в начале IX в., в правление императора, действительно притесняли славян. Это время настолько запомнилось славянам, что имя Карла вошло в общеславянский (праславянский) язык как обозначение высшего западноевропейского титула — «король». Значит, под волохами русской летописи надо понимать франков. 019Славяне сохраняли единый праславянский язык в VI—VIII вв., до франкского вторжения и дальнейшего расселения по Восточной Европе. Археологам известна культура VI—VII вв., которая по форме вещей, типу жилищ и погребальному обряду предшествует исторически известным раннесредневековым славянским культурам. Памятники этой культуры распространены к северу от Дуная, от Эльбы (Лабы) до Среднего Днепра. Характерные ее памятники обнаружены у Праги, столицы Чехии, и села Корчак на Украине,— по ним эта древнейшая, праславянская культура и получила свое наименование: культура Прага — Корчак, или пражская культура. Самые ранние поселения этой культуры найдены на территории Моравии и Словении — там, где, по Нестору, начали расселяться первые славяне, пришедшие на Дунай. Лишь к VII в. славяне стали заселять Балканы, двинулись на Эльбу, Вислу и к Днепру.
Значит, древнейшая, праславянская культура сформировалась в Подунавье, а предание, донесенное Нестором, о «дунайской прародине» славян действительно отражало реальную славянскую историю. Самые отдаленные от Средней Европы племена славян также были связаны с Подунавьем. На северо-восточной окраине балто-славянского мира, отделенные от других славян балтскими племенами, обитали кривичи и ильменские словене. Кривичи, по русской летописи, сидели в верховьях Днепра, Десны и Волги: само их название может означать «край», окраину славянского расселения. И на другой окраине славянского мира, на юго-западе, на Балканах, расселилось племя, называвшее себя кривичами. Значит, и кривичи до расселения были племенем, обитавшим где-то в центре славянского мира. Ильменские, или новгородские словене, согласно Нестору, сохранили то имя, которым называли себя славяне на Дунае.
Не только Нестор помнил о Дунае как о центре славянских земель, откуда пошло расселение славянских племен. В той же русской летописи приводятся слова русского князя Святослава, сказанные в 969 г.: «Не любо мне сидеть в Киеве, хочу жить в Переяславце на Дунае, — там середина земли моей, туда стекаются все блага: из Греческой земли — золото, паволоки, вина, различные плоды, из Чехии и из Венгрии — серебро и кони, из Руси же меха и воск, мед и рабы«. С тех пор многие русские правители, включая и последних российских императоров, мечтали о Дунае и власти над всеми славянскими народами. В памяти самих славянских народов, в их устном творчестве — фольклоре Дунай также представал как центр мира. О Дунае пелось в свадебных песнях, былинный богатырь носил имя Дунай. Герой позднейшей русской истории и фольклора лихой атаман Степан Разин в песне просит своих удальцов похоронить его на Дунае у перекрестка трех дорог — Питерской, Владимирской и Киевской. Дело не в том, что атаман знал географию хуже, чем киевский князь Святослав, — Дунай в народном сознании оставался главной рекой, местом, где происходят главные события человеческой жизни и истории.
Итак, Дунай — граница, выйдя на которую славяне отделились от балто-славянской общности. За Дунаем лежала Византия, столкнувшись с которой славяне обрели самосознание как самостоятельный народ. Перейдя Дунай, славяне попали на страницы византийских хроник и во всемирную историю. Поэтому Дунай стал главной рекой в народной культуре славян.

Источник: brbuklet.wordpress.com

Органы государственной власти

Со­сто­ят из Брян­ской об­ла­ст­ной ду­мы, ад­ми­ни­ст­ра­ции об­лас­ти, иных ор­га­нов гос. вла­сти, об­ра­зуе­мых в со­от­вет­ст­вии с Ус­та­вом об­лас­ти (1996). Брян­ская об­ла­ст­ная ду­ма – выс­ший за­ко­но­дат. (пред­ста­ви­тель­ный) ор­ган гос. вла­сти об­лас­ти. На­счи­ты­ва­ет 50 де­пу­та­тов, ко­то­рые из­би­ра­ют­ся на 4 го­да. Ор­ган ис­пол­нит. вла­сти Б. о. – ад­ми­ни­ст­ра­ция об­лас­ти. Гла­ва ад­ми­ни­ст­ра­ции (гу­бер­на­тор) – выс­шее долж­но­ст­ное ли­цо об­лас­ти, на­де­ляе­мое пол­но­мо­чия­ми об­ла­ст­ной Ду­мой по пред­став­ле­нию Пре­зи­ден­та РФ.

Природа

Тер­ри­то­рия Б. о. рас­по­ло­же­на в центр. час­ти Во­сточ­но-Ев­ро­пей­ской рав­ни­ны на стыке трёх оро­гра­фич. струк­тур, не имею­щих в рельефе чёт­ко вы­ра­жен­ных гра­ниц: от­но­ситель­но пло­ской При­дне­пров­ской низ­мен­но­сти на юге и за­па­де, Смо­лен­ско-Мо­с­ков­ской воз­вы­шен­но­сти на се­ве­ре (выс­шая точ­ка Б. о. – 288 м) и Сред­не­рус­ской воз­вы­шен­но­сти на вос­то­ке. В рель­е­фе Б. о. со­че­та­ют­ся низ­мен­ные пло­ские зан­д­ро­вые и мо­рен­но-эро­зи­он­ные рав­ни­ны и воз­вы­шен­ные эро­зи­он­ные рав­ни­ны с по­кро­вом лёс­со­видных кар­бо­нат­ных суг­лин­ков, гус­то рас­чле­нён­ные ов­раж­ноба­лоч­ной се­тью. В вост. час­ти об­лас­ти рас­про­стра­нён карст.

Гео­ло­ги­че­ски Б. о. рас­по­ло­же­на в центр. час­ти Рус­ской пли­ты древ­ней Вос­точ­но-Ев­ро­пей­ской плат­фор­мы, в зо­не со­чле­не­ния При­пят­ско-Днеп­ров­ско-До­нец­ко­го про­ги­ба (на юго-за­па­де), Мо­с­ков­ской си­нек­ли­зы (на се­ве­ре) и Во­ро­неж­ской ан­тек­ли­зы (на вос­то­ке). Мес­то­ро­ж­де­ния осн. по­лез­ных ис­ко­пае­мых (фос­фо­ри­тов, мер­ге­лей, тре­пе­ла, разл. ти­пов пес­ков, глин) свя­за­ны с ком­плек­сом оса­доч­ных по­род ме­зо­кай­но­зой­ско­го воз­рас­та. Наи­бо­лее важ­ные ме­сто­ро­ж­де­ния – Пол­пин­ское ме­сто­рож­де­ние фос­фо­ри­тов и Фо­кин­ское ме­сто­ро­ж­де­ние це­мент­но­го сы­рья. Зна­чи­тель­ные за­па­сы тор­фа (св. 1000 ме­сто­ро­ж­де­ний).

При­род­ные ус­ло­вия бла­го­при­ят­ны для жиз­ни на­се­ле­ния. Кли­мат Б. о. уме­рен­но кон­ти­нен­таль­ный. Зи­ма от­но­си­тель­но мяг­кая и снеж­ная, ле­то тёп­лое. Ср. темп-ры ян­ва­ря от –7,4 до –9 °С, ию­ля от 18,1 до 19,1 °С. Осад­ков в год 560–600 мм, мак­си­мум осад­ков при­хо­дит­ся на лет­ний пе­ри­од. Про­дол­жи­тель­ность ве­ге­тационного пе­рио­да 180–200 дней.

Реч­ная сеть Б. о. до­ста­точ­но гус­та. Б. ч. тер­ри­то­рии при­над­ле­жит бас­сей­ну Днеп­ра, за ис­клю­че­ни­ем край­не­го се­ве­ро-во­сто­ка, где бе­рут на­ча­ло ре­ки бас­сей­на Оки (в т. ч. р. Ре­се­та). Осн. ре­ка об­лас­ти – Дес­на (дли­на в пре­де­лах Б. о. 413 км) с при­то­ка­ми Бол­ва, Су­дость, Не­ру­са, На­вля и др. В зап. час­ти про­те­ка­ют ре­ки Ипуть и Бе­седь – притоки р. Сож.

Бо́льшая часть тер­ри­то­рии Б. о. рас­по­ло­же­на в зо­не ши­ро­ко­ли­ст­вен­ных ле­сов, край­ний се­ве­ро-вос­ток – в зо­не сме­шан­ных ле­сов. В поч­вен­ном по­кро­ве на б. ч. тер­ри­то­рии Б. о., в пре­де­лах зан­д­ро­вых рав­нин и пес­ча­ных тер­рас ле­во­бе­ре­жья рек Дес­на и Су­дость, пре­об­ла­да­ют дер­но­во-под­зо­ли­стые поч­вы. На воз­вы­шен­ных, хо­ро­шо дре­ни­ро­ван­ных уча­ст­ках с по­кро­вом лёс­со­вид­ных кар­бо­нат­ных суг­лин­ков – ополь­ях (При­судо­сть­ском, Труб­чев­ском, Брян­ском) раз­ви­ты пло­до­род­ные се­рые лес­ные поч­вы; на край­нем юго-вос­то­ке Б. о. на воз­вы­шен­ных во­до­раз­де­лах – опод­зо­лен­ные чер­но­зё­мы. В до­ли­нах круп­ных рек на вы­со­ких пой­мах с от­но­си­тель­но ко­рот­ким ре­жи­мом за­то­п­ле­ния сфор­ми­ро­ва­лись ал­лю­ви­аль­ные дер­но­вые поч­вы, на сред­них и низ­ких пой­мах – ал­лю­ви­аль­ные дер­но­вые глее­вые.

Ле­са за­ни­ма­ют ок. 32% тер­ри­то­рии Б. о. (ши­ро­ко­ли­ст­вен­ные и мел­ко­ли­ст­вен­ные ле­са – 54%, хвой­ные – 46%). Сре­ди ле­со­об­ра­зую­щих по­род рас­про­стра­не­ны со­сна, бе­рё­за, оси­на; ре­же встре­ча­ют­ся ель, дуб, чёр­ная оль­ха, ли­па. Ши­ро­ко рас­про­стра­не­ны пой­мен­ные и су­хо­доль­ные лу­га, яв­ляю­щие­ся цен­ны­ми кор­мо­вы­ми угодь­я­ми; ни­зин­ные тра­вя­ные бо­ло­та.

В ле­сах Б. о. со­хра­ни­лись лось, ко­су­ля, ка­бан, бу­рый мед­ведь, волк, ли­си­ца; ши­ро­ко рас­про­стра­не­на бел­ка. Боб­ры рас­се­ли­лись по р. Ипуть, Бе­седь и др.; по реке Ипуть и её при­то­кам оби­та­ет вы­дра. Мно­го­чис­лен­ны про­мы­сло­вые пти­цы – глу­харь, те­те­рев-ко­сач, вальд­шнеп, ряб­чик, бе­кас. В ре­ках обыч­ны лещ, ка­рась, окунь, щу­ка и др. В Крас­ную кни­гу РФ вне­сён 31 вид ред­ких и на­хо­дя­щих­ся под уг­ро­зой ис­чез­но­ве­ния жи­вот­ных, оби­таю­щих на тер­ри­то­рии об­лас­ти (2003).

В Б. о. – 20 ох­ра­няе­мых при­род­ных тер­ри­то­рий, за­ни­маю­щих ок. 6% пло­ща­ди, в т. ч. гос. при­род­ный за­по­вед­ник Брян­ский Лес.

При­род­ные ланд­шаф­ты Б. о. зна­чи­тель­но пре­об­ра­зо­ва­ны в ре­зуль­та­те ан­тро­по­ген­ной дея­тель­но­сти. На б. ч. тер­ри­то­рии вслед­ст­вие пром. за­гряз­не­ния ат­мо­сфе­ры и по­верх­но­ст­ных вод, с.-х. за­гряз­не­ния почв сло­жи­лась ост­рая эко­ло­гич. си­туа­ция, в юго-зап. час­ти – очень ост­рая, обу­слов­лен­ная ра­дио­ак­тив­ным за­гряз­не­ни­ем вслед­ст­вие ава­рии на Чер­но­быль­ской АЭС. Вы­бро­сы в ат­мо­сфе­ру от ста­цио­нар­ных ис­точ­ни­ков со­став­ля­ют 55 тыс. т; во­до­за­бор 134 млн. м3, объ­ём за­гряз­нён­ных сточ­ных вод 96,4 млн. м3 (2003). Поч­вы с.-х. уго­дий с плот­но­стью ра­ди­ац. за­гряз­не­ния св. 1 Ku/км2 за­ни­ма­ют 476,4 тыс. га; ра­дио­нук­ли­да­ми за­гряз­не­но ок. 30% ле­сов Б. о. (2003). По­тен­ци­аль­ную уг­ро­зу эко­ло­гич. безо­пас­но­сти пред­став­ля­ют скла­ды хи­мич. ору­жия на тер­ри­то­рии об­лас­ти.

Население

По­дав­ляю­щее боль­шин­ст­во на­се­ле­ния Б. о. со­став­ля­ют рус­ские (96,3%); ос­таль­ные – ук­ра­ин­цы (1,5%), бе­ло­ру­сы (0,6%), ар­мя­не (0,3%), цы­га­не (0,3%) и др. (2002, пе­ре­пись). Ха­рак­тер­на ес­теств. убыль на­се­ле­ния: смерт­ность (19 на 1000 жит., 2004) пре­вы­ша­ет ро­ж­дае­мость (9,2 на 1000 жит.); мла­ден­че­ская смерт­ность 9,4 на 1000 жи­во­ро­ж­дён­ных (2003). До­ля жен­щин 54,4%. До­ля на­се­ле­ния мо­ло­же тру­до­спо­соб­но­го воз­рас­та 17,1% (близ­ка к сред­ней по РФ), на­се­ле­ния стар­ше тру­до­спо­соб­но­го воз­рас­та 23,3% (вы­ше сред­ней по РФ). В 2004 ср. ожи­дае­мая про­дол­жи­тель­ность жиз­ни 64,2 го­да (муж­чи­ны – 56,8, жен­щи­ны – 72,8). Ми­гра­ци­он­ная убыль 10 чел. на 10 тыс. жит. Об­ласть от­но­сит­ся к гус­то­на­се­лён­ным ре­гио­нам Рос­сии. Ср. плот­ность нас. 38,6 чел./км2 (2005; бо­лее чем в 4,5 раза вы­ше сред­ней по РФ). Наи­бо­лее плот­но за­се­ле­ны при­ле­гаю­щие к Брян­ску сев.-вост. рай­оны: Дять­ков­ский, Жу­ков­ский, По­гар­ский, Ка­ра­чев­ский и Брян­ский. Гор. нас. 68% (2005; 34,8% в 1959; 67,3% в 1989). Ок. 1/3 на­се­ле­ния Б. о. про­жи­ва­ет в Брян­ске (424,1 тыс. чел., 2005). Др. круп­ные го­ро­да (тыс. чел.) – Клин­цы (74,1), Но­во­зыб­ков (42,7).

Религия

В Б. о. дей­ст­ву­ют: 145 при­хо­дов и 7 мо­на­сты­рей Рус. пра­во­слав­ной церк­ви (в т. ч. Брян­ский во имя Свя­тых апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла жен­ский мон., ос­но­ван ра­нее 1288; Од­рин во имя Свт. Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца жен­ский мон., ос­нован как мужской, сер. 15 в.; Площан­ский в честь Казанской иконы Бо­жи­ей Ма­те­ри муж­ской мон., 15 в.; Свен­ский в честь Ус­пе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы муж­ской мон., 1288), 3 об­щи­ны Рус. пра­во­слав­ной ста­ро­об­ряд­че­ской церк­ви, 5 об­щин и 1 мо­на­стырь Древ­ле­пра­во­слав­ной церк­ви, 1 при­ход Рим­ско-ка­то­лич. церк­ви, 5 иу­даи­ст­ских об­щин, 2 об­щи­ны Пре­сви­те­ри­ан­ской церк­ви и св. 35 об­щин др. про­тес­тант­ских ис­по­ве­да­ний, об­щи­на Но­во­апо­столь­ской церк­ви и об­щи­на сви­де­те­лей Ие­го­вы (2005).

Исторический очерк

За­се­ле­ние тер­ри­то­рии совр. Б. о. от­но­сят к эпо­хе му­стье. Позд­ний па­лео­лит пред­став­лен мно­го­числ. сто­ян­ка­ми, в т. ч. со ста­цио­нар­ны­ми жи­ли­ща­ми, па­мят­ни­ка­ми пла­сти­ки (Хо­ты­лё­во и др.). В ме­зо­ли­те вы­де­ля­ют неск. групп па­мят­ни­ков, близ­ких по куль­ту­ре. В ран­нем не­оли­те, на­ря­ду с ме­ст­ны­ми тра­ди­ция­ми, фик­си­ру­ют­ся влия­ния бо­лее юж. и сев. куль­тур. Сев. эле­мен­ты лег­ли в ос­но­ву дес­нин­ской куль­ту­ры раз­ви­то­го и позд­не­го не­оли­та, про­сле­жи­ва­ет­ся так­же влия­ние ша­ро­вид­ных ам­фор куль­ту­ры и ниж­не­дон­ской куль­ту­ры. Брон­зо­вый век в Б. о. свя­зан с рас­про­стра­не­ни­ем в кон. 3-го – нач. 2-го тыс. до н. э. сред­не­днеп­ров­ской куль­ту­ры, на ос­но­ве ко­то­рой сло­жи­лась со­сниц­кая куль­ту­ра 15–9 вв. до н. э. В ран­нем же­лез­ном ве­ке на б. ч. со­вре­мен­ной Б. о. су­ще­ст­во­ва­ла юх­нов­ская куль­ту­ра, а в её сев. час­ти – днеп­ро-двин­ская куль­ту­ра. К 1–2 вв. н. э. от­но­сят­ся па­мят­ни­ки ти­па По­чеп, сфор­ми­ро­вав­шие­ся под влия­ни­ем тра­ди­ций за­ру­би­нец­кой куль­ту­ры, а к 3–5 вв. – дес­нин­ско­го ва­ри­ан­та ки­ев­ской куль­ту­ры, на ос­но­ве ко­то­рых фор­ми­ро­ва­лась ко­ло­чин­ская куль­ту­ра, с ко­то­рой свя­зан клад 7 в. из Труб­чев­ска, ана­ло­гич­ный Мар­ты­нов­ско­му кла­ду. В 9–10 вв. в ре­гио­не рас­про­стра­ни­лись па­мят­ни­ки ро­мен­ской куль­ту­ры, свя­зы­вае­мой с ле­то­пис­ны­ми се­ве­ря­на­ми, во­шед­ши­ми в со­став Др.-рус. гос-ва по­сле по­хо­да ки­ев­ско­го кн. Оле­га в 884. До кон. 9 в. жи­те­ли края пла­ти­ли дань Ха­зар­ско­му ка­га­на­ту, за­тем – ки­ев­ским князь­ям. В 11–12 вв. б. ч. Брян­щи­ны вхо­ди­ла в со­став Чер­ни­гов­ско­го кня­же­ст­ва, край­ний се­вер – в со­став Смо­лен­ско­го кня­же­ст­ва. Из др.-рус. го­ро­дов Б. о. в ле­то­пи­сях пер­вым упо­мя­нут Ста­ро­дуб (1096), с 1140-х гг. – Вщиж, Севск, Ка­ра­чев, Брянск и др., хо­тя б. ч. из них ос­но­ва­на ра­нее. В 1238–39 ре­ги­он под­верг­ся мон­го­ло-та­тар­ско­му на­ше­ст­вию и по­пал под власть Зо­ло­той Ор­ды. В сер. – 2-й пол. 13 в. из со­ста­ва Чер­ни­гов­ско­го кн-ва вы­де­ли­лись Брян­ское кня­же­ст­во и Ка­ра­чев­ское кн-во, во­шед­шие во 2-й пол. 14 – нач. 15 вв. в со­став Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го. По­сле рус.-ли­тов. вой­ны 1500–03 по Мо­с­ков­ско­му пе­ре­ми­рию 1503 Брян­щи­на вклю­че­на в со­став Рус. гос-ва. Ре­ги­он иг­рал важ­ную роль в от­ра­же­нии на­па­де­ний поль­ско-ли­тов. войск и крым­ских та­тар, силь­но ра­зо­рён в пе­ри­од Смут­но­го вре­ме­ни. Зап. часть совр. Б. о. по Де­улин­ско­му пе­ре­ми­рию 1618 пе­ре­шла под власть Ре­чи По­спо­ли­той и бы­ла воз­вра­ще­на в со­став Рус. гос-ва лишь по Ан­д­ру­сов­ско­му пе­ре­ми­рию 1667. Со­глас­но адм.-терр. де­ле­нию, б. ч. со­вре­мен­ной Б. о. вхо­ди­ла в со­став Ки­ев­ской губ. (1708–27), за­тем её вост. часть – в со­став Бел­го­род­ской губ. (1727–78), Ор­лов­ской губ. (1778–1920; до 1796 – Ор­лов­ское на­ме­ст­ни­че­ст­во) и Брян­ской гу­бер­нии (1920–29), зап. часть – в со­став Ки­ев­ской (1727–64), Ма­ло­рос­сий­ской (1764–81; 1796–1802) гу­бер­ний, Нов­го­род-Се­вер­ско­го на­ме­ст­ни­че­ст­ва (1781–1796), Чер­ни­гов­ской (1802–1919) и Го­мель­ской гу­бер­ний (1919–26).

В 17–18 вв. зна­чит. ме­сто в эко­но­ми­ке ре­гио­на при­об­ре­ла пром-сть: ра­бо­та­ли «руд­ни», «гу­ты», «бу­ды», про­из­во­див­шие же­ле­зо, стек­ло и по­таш, а так­же др. пред­при­ятия. Ус­пеш­но за­ни­ма­лись пред­при­ни­ма­тель­ст­вом ста­ро­об­ряд­цы, чьи сло­бо­ды поя­ви­лись на за­па­де Брян­щи­ны в кон. 17 – нач. 18 вв. В 1830-х гг. куп­ца­ми-ста­ро­об­ряд­ца­ми в Клин­цах по­строе­но св. 20 тек­стиль­ных фаб­рик. К сер. 19 в. пром. рай­он с цен­тром в Дять­ко­во соз­да­ли про­мыш­лен­ни­ки Маль­цо­вы. Че­рез Брян­щи­ну про­шли ли­нии Ор­ло­во-Ви­теб­ской (1868), По­лес­ской (1887), Мо­с­ков­ско-Кие­во-Во­ро­неж­ской (1896–1899) же­лез­ных до­рог. Поя­ви­лись но­вые ра­бо­чие по­сёл­ки, сре­ди ко­то­рых са­мым зна­чи­тель­ным стал пос. Бе­жи­ца, где с 1873 ра­бо­тал один из наи­бо­лее круп­ных в Рос. им­пе­рии Брян­ский за­вод (ны­не Брян­ский ма­ши­но­стро­ит. за­вод). Во вре­мя Ре­во­лю­ции 1905–07 в ре­гио­не про­шли за­бас­тов­ки и де­мон­ст­ра­ции, име­ли ме­сто раз­гро­мы по­ме­щичь­их име­ний, чер­но­со­тен­ные по­гро­мы. В 1916 со­стоя­лась круп­ней­шая в Рос­сии за­бас­тов­ка ра­бо­чих Брян­ско­го за­во­да. По­сле под­пи­са­ния Бре­ст­ско­го ми­ра 1918 в ап­ре­ле зап. часть совр. Б. о. ок­ку­пи­ро­ва­ли герм. вой­ска и час­ти С. В. Пет­лю­ры, из­гнан­ные от­ту­да Крас­ной Ар­ми­ей в но­яб­ре – де­каб­ре. Осе­нью 1919 в Сев­ском у. шли упор­ные бои ме­ж­ду час­тя­ми Крас­ной и Бе­лой ар­мий в хо­де Мо­с­ков­ско­го по­хо­да Де­ни­ки­на 1919.

В 1929–37 ре­ги­он вхо­дил в со­став За­пад­ной об­лас­ти, в 1937–44 – Ор­лов­ской об­лас­ти. В 1920–30-е гг. в крае по­стро­ен ряд но­вых пром. пред­при­ятий, со­ци­аль­но-куль­тур­ных уч­ре­ж­де­ний, в Брян­ске, Бе­жи­це и Но­во­зыб­ко­ве на­ча­ли ра­бо­ту пер­вые ву­зы. В авг. – окт. 1941 Брян­щи­на ок­ку­пи­ро­ва­на герм. вой­ска­ми. Здесь вплоть до ос­во­бо­ж­де­ния (авг. – сент. 1943) ак­тив­но дей­ст­во­ва­ли круп­ные пар­ти­зан­ские фор­ми­ро­ва­ния (ок. 60 тыс. чел.). 5.7.1944 ука­зом Пре­зи­диу­ма ВС СССР об­ра­зо­ва­на Б. о. Тер­ри­то­рия Б. о. серь­ёз­но по­стра­да­ла в ре­зуль­та­те ава­рии на Чер­но­быль­ской АЭС в апр. 1986. В 1991 по­сле рас­па­да СССР она ста­ла по­гра­нич­ной об­ла­стью РФ с Бе­ло­рус­си­ей и Ук­раи­ной.

Хозяйство

Б. о. вхо­дит в Центр. эко­но­мич. рай­он. В эко­но­ми­ке стра­ны вы­де­ля­ет­ся про­из-вом ма­нев­ро­вых и пром. те­п­ло­во­зов ши­ро­кой ко­леи (61% в РФ, 2003), ра­диа­то­ров и ото­пит. кон­век­то­ров (36,7%), кра­нов на ав­то­мо­биль­ном хо­ду (11,8%), це­мен­та (8,7%), эти­ло­во­го спир­та из пи­ще­во­го сы­рья (4%), а так­же льна (4,2%) и кар­то­фе­ля (2,9%). В 1990-х гг. глав­ные от­рас­ли хо­зяй­ст­ва об­лас­ти пе­ре­жи­ва­ли кри­зис, уси­лен­ный по­след­ст­вия­ми ава­рии на Чер­но­быль­ской АЭС в 1986. На зна­чит. час­ти тер­ри­то­рии дей­ст­ву­ет ре­жим ог­ра­нич. ис­поль­зо­ва­ния зе­мель (в зо­не за­ра­же­ния ока­за­лись с.-х. рай­оны на юго-за­па­де об­лас­ти) и от­се­ле­но на­се­ле­ние.

В струк­ту­ре ВРП (%, 2003) до­ля пром-сти 18,2, с. х-ва 15,1, не­ры­ноч­ных ус­луг 14,7, транс­пор­та 13,5, тор­гов­ли и ком­мерч. дея­тель­но­сти по реа­ли­за­ции то­ва­ров и ус­луг 12,6, строи­тель­ст­ва 6,3, др. от­рас­лей 12,4. Со­от­но­ше­ние пред­при­ятий по фор­мам соб­ст­вен­но­сти (по чис­лу ор­га­ни­за­ций, %): ча­ст­ная 61, гос. и му­ни­ци­паль­ная соб­ст­вен­ность 21, об­ществ. и ре­лиг. ор­га­ни­за­ций 12.

Эко­но­ми­че­ски ак­тив­ное нас. 660 тыс. чел. (2003), в эко­но­ми­ке за­ня­то 92,7%. От­рас­ле­вая струк­ту­ра за­ня­то­сти (%): пром-сть 20, тор­гов­ля и об­ществ. пи­та­ние 20, с. х-во 15,5, об­ра­зо­ва­ние 8,9, здра­во­охра­не­ние 7,1, транс­порт 6,3, жи­лищ­но-ком­му­наль­ное хо­зяй­ст­во 4,9, строи­тель­ст­во 4,8. Уро­вень без­ра­бо­ти­цы не­мно­го ни­же ср.-рос. по­ка­за­те­ля – 7,3%. Де­неж­ные до­хо­ды на ду­шу на­селе­ния 5,03 тыс. руб. в ме­сяц (2005, ок­тябрь; 61,5% от сред­не­го по РФ); ок. 28% нас. име­ет до­хо­ды ни­же про­жи­точ­но­го ми­ни­му­ма.

Про­мыш­лен­ность. Объ­ём пром. про­дук­ции 32,45 млрд. руб. (2004). В струк­ту­ре пром. про­из-ва ли­ди­ру­ет ма­ши­но­строе­ние и ме­тал­ло­об­ра­бот­ка (29,4%); до­ля пи­ще­вой пром-сти 23,2%, элек­тро­энер­ге­ти­ки 18,2%, пром-сти стро­ит. ма­те­риа­лов 10,2%, лес­ной, де­ре­во­об­ра­ба­ты­ваю­щей и цел­лю­лоз­но-бу­маж­ной 7,1%, му­ко­моль­но-кру­пя­ной и ком­би­кор­мо­вой от­рас­ли 4%, сте­коль­ной и фар­фо­ро-фа­ян­со­вой 3,3%, лёг­кой 2,3%, хи­ми­че­ской и неф­те­хи­ми­че­ской 1%.

Б. о., прак­ти­че­ски не имею­щая собств. то­п­лив­но-энер­ге­тич. ре­сур­сов (кро­ме тор­фа), от­но­сит­ся к чис­лу де­фи­цит­ных ре­гио­нов по про­из-ву элек­тро­энер­гии (бо­лее 90% по­треб­ляе­мой элек­тро­энер­гии по­сту­па­ет из др. об­лас­тей). Осн. про­из­во­ди­тель элек­тро­энер­гии – «Брянск­энер­го» (вклю­ча­ет 2 ус­та­рев­шие и ма­ло­мощ­ные элек­тро­стан­ции – Брян­скую ГРЭС и Клин­цов­скую ТЭЦ сум­мар­ной мощ­но­стью 62 МВт).

В ве­ду­щей от­рас­ли пром-сти – ма­ши­но­строе­нии и ме­тал­ло­об­ра­бот­ке вы­де­ля­ет­ся про­из-во транс­порт­ной, с.-х. и строи­тель­но-до­рож­ной тех­ни­ки, элек­тро­ни­ки и ра­дио­тех­ни­ки (табл. 1). Ве­ду­щие пред­при­ятия: «Брян­ский ма­ши­но­строи­тель­ный за­вод» (ма­нев­ро­вые те­п­ло­во­зы, ло­ко­мо­ти­вы, ди­зе­ли для су­дов и ло­ко­мо­ти­вов и др.), «Брян­ский ав­то­мо­биль­ный за­вод» (спец. ко­лёс­ные шас­си, ко­лёс­ные тя­га­чи), «Ра­диц­кий ма­ши­но­строи­тель­ный за­вод» (экс­ка­ва­то­ры и др.), «Но­во­зыб­ков­ский стан­ко­строи­тель­ный за­вод» (обо­ру­до­ва­ние для пер­вич­ной пе­ре­ра­бот­ки дре­ве­си­ны), «Брян­ский Ар­се­нал» (раз­но­об­раз­ные ма­ши­ны и обо­ру­до­ва­ние, за­пас­ные час­ти, уз­лы и де­та­ли к ним и др.), «Клин­цов­ский ав­то­кра­но­вый за­вод». В струк­ту­ре ма­ши­но­строе­ния в про­шлом бы­ла вы­со­ка до­ля круп­ных и уни­каль­ных пред­при­ятий ОПК (осо­бен­но в об­лас­ти элек­тро­ни­ки и тя­жё­ло­го ма­ши­но­строе­ния), под­верг­ших­ся ре­ст­рук­ту­ри­за­ции и пе­ре­про­фи­ли­за­ции. Сре­ди них – «Груп­па-Крем­ний» (Брянск; элек­трон­ные ком­по­нен­ты), Брян­ский элек­тро­ме­ха­нич. за­вод (сцеп­ная ар­ма­ту­ра, изо­ля­то­ры), «Элек­тро­де­таль» (г. Ка­ра­чев; элек­тро­тех­нич. из­де­лия). В хи­мич. пром-сти раз­ви­то про­из-во фос­фор­ных удоб­ре­ний (на ба­зе Пол­пин­ско­го ме­сто­ро­ж­де­ния фос­фо­ри­тов), взрыв­ча­тых ве­ществ. Ве­ду­щие пред­при­ятия – Брян­ский фос­фо­рит­ный за­вод (удоб­ре­ния) и Брян­ский хи­мич. за­вод им. 50-ле­тия СССР (г. Сель­цо; взрыв­ча­тые ве­ще­ст­ва, ла­ки, ли­но­ле­ум). Лес­ная, де­ре­во­об­ра­ба­ты­ваю­щая и цел­лю­лоз­но-бу­маж­ная пром-сть пред­став­ле­на ши­ро­кой се­тью де­ре­во­об­ра­ба­ты­ваю­щих пред­при­ятий, рас­по­ло­жен­ных поч­ти во всех рай­онах об­лас­ти. Ве­ду­щие пред­при­ятия: «Бе­лая Бе­рёз­ка» (пос. Бе­лая Бе­рёз­ка, Труб­чев­ский р-н; дре­вес­но-во­лок­ни­стые пли­ты, фа­не­ра), «Дять­ко­во-ДОЗ» (дре­вес­но-стру­жеч­ные пли­ты, ме­бель), «Бра­сов­ская ме­бель­ная фаб­ри­ка» (пос. Ло­коть, Бра­сов­ский р-н), «Про­ле­та­рий» (г. Су­раж; тех­нич. кар­тон), «Брян­ская бу­маж­ная фаб­ри­ка». Пром-сть стро­ит. ма­те­риа­лов ба­зи­ру­ет­ся на ме­ст­ных ме­сто­ро­ж­де­ни­ях пес­ков, глин, ме­ла, мер­ге­ля. Осн. про­дук­ция: це­мент, ас­бо­це­мент­ные из­де­лия, кир­пич, ши­фер, жел.-бе­тон. из­де­лия и др. Круп­ней­шее це­мент­ное про­из­вод­ст­во – «Маль­цов­ский порт­ланд­це­мент». В сте­коль­ной пром-сти вы­де­ля­ет­ся про­из-во вы­со­ко­ху­до­жеств. из­де­лий из хру­ста­ля и стек­ла (за­вод «Дять­ков­ский хру­сталь»). Пред­при­ятия лёг­кой пром-сти вы­пус­ка­ют тка­ни, шер­стя­ные, ко­же­вен­но-обув­ные, три­ко­таж­ные и швей­ные из­де­лия.

Таблица 1. Основные виды промышленной продукции

Круп­ней­шие пред­при­ятия пи­ще­вой пром-сти: кон­ди­тер­ская фир­ма «Брян­кон­фи» (один из ве­ду­щих рос. про­из­во­ди­те­лей ва­фель и пе­че­нья), «Пи­ще­ком­би­нат Бе­жиц­кий» (Брянск), «Брян­ск­спирт­пром», «Са­хар-Кри­сталл» (про­из-во са­ха­ра; Ко­ма­рич­ский р-н), «Сыр Ста­ро­дуб­ский», «Брян­ский мя­со­ком­би­нат» и др. Про­из­во­дят­ся овощ­ные кон­сер­вы, кру­пы и др. В об­лас­ти на­хо­дит­ся круп­ней­ший в РФ за­вод кар­то­фель­но­го гра­ну­ля­та (пос. гор. ти­па По­гар).

Гл. пром. цен­тры об­лас­ти – го­ро­да Брянск, Клин­цы, Дять­ко­во.

В экс­пор­те пре­об­ла­да­ет про­дук­ция ма­ши­но­строе­ния, про­до­вольств. то­ва­ры, дре­ве­си­на, про­дук­ция де­ре­во­об­ра­ба­ты­ваю­щей пром-сти; в им­пор­те – про­до­вольств. то­ва­ры, ма­ши­но­стро­ит. про­дук­ция и др.

Сель­ское хо­зяй­ст­во. Стои­мость ва­ло­вой про­дук­ции с. х-ва 14,5 млрд. руб. (2004). В от­рас­ли от­сут­ст­ву­ет чёт­ко вы­ра­жен­ная спе­циа­ли­за­ция. В стои­мо­ст­ном вы­ра­же­нии пре­об­ла­да­ет про­дук­ция рас­те­ние­вод­ст­ва (57%). Пло­щадь с.-х. уго­дий 1767,2 тыс. га (св. 50% пл. об­лас­ти), из них ок. 62% за­ни­ма­ет паш­ня. Вы­ра­щи­ва­ют кор­мо­вые (48,5% по­сев­ных пло­ща­дей), зер­но­вые (38,1%), тех­нич. (1,2%; лён, ко­но­п­ля, са­хар­ная свёк­ла, та­бак, хмель, рапс) куль­ту­ры, кар­то­фель и ово­щи (12%) (табл. 2). Б. ч. сбо­ра зер­но­вых при­хо­дит­ся на юж. и центр. рай­оны; са­хар­ную свёк­лу вы­ра­щи­ва­ют на юго-вос­то­ке об­лас­ти, где рас­по­ло­жен един­ст­вен­ный в ре­гио­не Ло­пан­дин­ский са­хар­ный за­вод.

Таблица 2. Основные виды продукции растениеводства, тыс. т

Жи­вот­но­вод­ст­во ин­тен­сив­но-экс­тен­сив­но­го ти­па, пре­им. со стой­ло­вым со­дер­жа­ни­ем жи­вот­ных. Осн. от­рас­ли: мо­лоч­но-мяс­ное ско­то­вод­ст­во, сви­но­вод­ст­во и пти­це­вод­ст­во (табл. 3, 4). Тра­ди­ци­он­но раз­ви­то ко­не­вод­ст­во (гос­плем­за­вод «Ло­кот­ской» в с. Бра­со­во) и пче­ло­вод­ст­во. Близ г. Уне­ча – страу­си­ная фер­ма.

Таблица 3. Поголовье скота, тыс. голов

* 2003.

Таблица 4. Основные виды продукции животноводства

* 2004.

 

Бо́льшая часть с.-х. уго­дий (84,7%) от­но­сит­ся к зем­лям с.-х. ор­га­ни­за­ций, в лич­ном поль­зо­ва­нии гра­ж­дан 7,1%, кре­сть­ян­ские (фер­мер­ские) хо­зяй­ст­ва за­ни­ма­ют 1,4%. С.-х. ор­га­ни­за­ции обес­пе­чи­ва­ют 84,8% про­из­во­ди­мо­го зер­на и 67,5% яиц, хо­зяй­ст­ва на­се­ле­ния – 92,1% кар­то­фе­ля, 84,8% ово­щей, 72,9% ско­та и пти­цы на убой, 60,5% мо­ло­ка.

Транс­порт. Б. о. рас­по­ла­га­ет раз­ви­той транс­порт­ной се­тью. Брянск – круп­ный транс­порт­ный узел. Дли­на же­лез­ных до­рог 1010 км (2004). По тер­ри­то­рии об­лас­ти про­хо­дят ма­ги­ст­ра­ли: Мо­ск­ва – Ки­ев, Брянск – Смо­ленск, Брянск – Орёл, Брянск – Го­мель. Дли­на ав­то­до­рог с твёр­дым по­кры­ти­ем 6495 км. Гл. ав­то­ма­ги­ст­ра­ли: Мо­ск­ва – Ки­ев, Брянск – Го­мель и Орёл – Брянск – Смо­ленск – Ви­тебск. Ме­ж­ду­нар. аэ­ро­порт «Брянск». По тер­ри­то­рии Б. о. про­хо­дят неф­те­про­вод «Друж­ба» (Ниж­не­вар­товск – Са­ма­ра – Уне­ча – Мо­зырь – Брест, да­лее, в стра­ны Зап. Ев­ро­пы, от­ветв­ле­ние Уне­ча – По­лоцк – Вент­с­пилс), га­зо­про­во­ды: Мо­ск­ва – Брянск – Ки­ев – Да­ша­ва; Смо­ленск – Брянск – Курск – Бел­го­род – Ше­ба­лин­ка.

Образование. Учреждения науки и культуры

В об­лас­ти функ­цио­ни­ру­ют (2005) 235 до­шко­ль­ных уч­ре­ж­де­ний, 855 об­ще­об­ра­зо­ват. школ, 25 дет­ских до­мов и школ-ин­тер­на­тов, 10 школ ис­кусств, 5 муз., 1 ху­дож. шко­ла, 4 шко­лы сме­шан­но­го про­фи­ля, св. 30 учеб­ных за­ве­де­ний на­чаль­но­го и сред­не­го спец. проф.-тех­нич. об­ра­зо­ва­ния, св. 20 ву­зов (вклю­чая фи­лиа­лы и пред­ста­ви­тель­ст­ва), в т. ч. Тех­нич. ун-т (ве­дёт ис­то­рию с 1929, ста­тус ун-та с 1996), Пе­да­го­гич. ун-т им. ака­де­ми­ка И. Г. Пет­ров­ско­го (ос­но­ван в 1930 в г. Но­во­зыб­ков; с 1976 – в Брян­ске), Ин­же­нер­но-тех­но­ло­гич. ака­де­мия (ос­но­ва­на в 1930 как Ле­со­тех­нич. ин-т), С.-х. ака­де­мия (с 1930). Ок. 200 биб­лио­тек; круп­ней­шая – Об­ла­ст­ная на­уч. б-ка им. Ф. И. Тют­че­ва (1944). Дей­ст­ву­ют ок. 20 му­зе­ев, в т. ч.: Гос. объ­е­ди­нён­ный крае­ведч. му­зей (ос­но­ван в 1921; 17 фи­лиа­лов), Об­ла­ст­ной ху­дож. му­зей (1968), му­зей «Брян­ский лес» (ос­но­ван в 1983, от­крыт в 1989), Му­зей Дять­ков­ско­го хру­сталь­но­го за­во­да (от­крыт в 1976), ме­мо­ри­аль­ный ком­плекс «Пар­ти­зан­ская по­ля­на» в Бе­ло­бе­реж­ском ле­су (1969), Му­зей уро­жен­цев Б. о. – ху­дож­ни­ков брать­ев С. П. и А. П. Тка­чё­вых в Брян­ске (1995), Му­зеи-усадь­бы Ф. И. Тют­че­ва (1957, с. Ов­стуг) и А. К. Тол­сто­го (1967, с. Крас­ный Рог), Нар. ме­мо­ри­аль­ный му­зей Ге­роя Сов. Сою­за Д. Н. Мед­ве­де­ва (1975), Лит. му­зей (с От­де­лом «му­зей Козь­мы Прут­ко­ва») в Брян­ске. Ар­хео­ло­гич. за­по­вед­ник в с. Юди­но­во.

Средства массовой информации

Наи­бо­лее влия­тель­ны­ми СМИ Б. о. яв­ля­ют­ся га­зе­ты «До­б­рый день, Брян­щи­на», «Брян­ский пе­ре­крё­сток», «Брян­ская не­де­ля», «Брян­ская прав­да», «Наш го­род – Брянск», «Брян­ские фак­ты», «Брян­ские буд­ни», «Дес­ни­ца», «Рос­сий­ский Чер­но­быль» и др. Сре­ди ре­гио­наль­ных те­ле- и ра­дио­ком­па­ний: те­ле­ком­па­нии – ТРК «Брянск», «60-й ка­нал», «Рен-ТВ-Брянск», ра­дио­стан­ции – «Чис­тые клю­чи», «Дес­на», «Го­род-24».

Здравоохранение

В Б. о. на 10 тыс. жит. при­хо­дит­ся 32,7 вра­ча, лиц ср. мед. пер­со­на­ла – 103,4, ко­ли­че­ст­во ко­ек – 119,1 (2003). Наи­бо­лее рас­про­стра­не­ны бо­лез­ни ор­га­нов ды­ха­ния, кро­во­об­ра­ще­ния и ко­ст­но-мы­шеч­ной сис­те­мы. Осн. при­чи­ны смер­ти – сер­деч­но-со­су­ди­стые за­бо­ле­ва­ния, не­сча­ст­ные слу­чаи, трав­мы и от­рав­ле­ния, но­во­об­ра­зо­ва­ния.

Aрхитектура и изобразительное искусство

К древ­ней­шим ар­хео­ло­гич. на­ход­кам на тер­ри­то­рии Б. о. от­но­сят­ся па­лео­ли­тич. ста­ту­эт­ки из бив­ня ма­мон­та (сто­ян­ки Хо­ты­лё­во-1 и 2), Труб­чев­ский клад 7 в. н. э., славянские и древ­не­русские го­ро­дища 9–13 вв. с ва­ла­ми и рва­ми у современных сёл Си­нин, Кве­тунь, Вщи­же и др. Рас­коп­ка­ми от­кры­ты хра­мы чер­ни­гов­ской шко­лы ар­хи­тек­ту­ры в Труб­чев­ске и Вщи­же. Пер­вый ка­мен­ный храм был воз­ве­дён в сер. 16 в. в Свя­то-Ус­пен­ском Свенском мон. С 16 в. в по­ру­беж­ной Б. о. шло во­ен­но-обо­ро­нит. строи­тель­ст­во. Со­хра­ни­лись ос­тат­ки зем­ляной кре­по­сти в Севске, по­стро­ен­ной по зап.-ев­роп. об­раз­цу, ук­ре­п­ле­ний в Ста­ро­ду­бе. «Ва­лы» в По­че­пе построены на мес­те фор­та с 5 бас­тио­на­ми, воз­ве­дённого по ука­зу Пет­ра I в 1706–07.

К 17–18 вв. от­но­сят­ся: ан­самбль Свя­то-Ус­пен­ско­го Свен­ско­го мон. (см. в ст. Брянск), церк­ви в фор­мах рус. и укр. ба­рок­ко (Ро­ж­де­ст­ва Хри­сто­ва в Ста­ро­ду­бе; Вос­кре­се­ния на Бе­реж­ке; Вве­ден­ская, По­кров­ская в Брян­ске; Пре­об­ра­же­ния в с. Хо­ты­лё­во; со­бор Ка­мен­ско­го Ус­пен­ско­го мон. и др.). Тро­иц­кий со­бор в Труб­чев­ске (1784, ко­ло­коль­ня 1824) вклю­ча­ет под­клет нач. 16 в. с ро­до­вой усы­паль­ни­цей кня­зей Тру­бец­ких. Па­мят­ник ран­не­го клас­си­циз­ма – Вос­кре­сен­ский со­бор в По­че­пе (нач. 1760-х гг., арх. А. Ри­наль­ди; ба­роч­ный ико­но­стас пред­по­ло­жи­тель­но вы­пол­нен по ри­сун­ку Б. Ф. Рас­трел­ли, по пре­да­нию, пе­ре­не­сён из церк­ви с. Пе­ро­во под Мо­ск­вой, где имп. Ели­за­ве­та Пет­ров­на тай­но вен­ча­лась с А. Г. Ра­зу­мов­ским). Со­бор Ус­пе­ния Бо­го­ма­те­ри в Мгли­не воз­ве­дён в па­мять Отеч. вой­ны 1812 (1815–30). Сре­ди гражд. зда­ний – «ка­ме­ни­ца» 18 в. (по­строй­ка для хра­не­ния вой­ско­вой каз­ны), гор. до­ма 19 в. в Труб­чев­ске, Сев­ске и др. Уце­лел ряд па­мят­ни­ков де­рев. зод­че­ст­ва 17–19 вв., воз­ве­дён­ных на ос­но­ве укр. (церк­ви в Ста­ром Ропс­ке и Но­вом Роп­ске) и рус­ских тра­ди­ций (в т. ч. про­дол­жав­ших­ся ста­ро­об­ряд­ца­ми). Об­ра­зец де­рев. ам­пи­ра – ц. Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца в с. Си­нин (1826). В псев­до­го­тич. сти­ле по­строе­ны ц. Пре­об­ра­же­ния в с. Ве­ли­кая То­паль (1780, воз­мож­но, ар­хи­тек­тор кру­га Ю. М. Фель­те­на), ц. Спа­со-Пре­об­ра­жен­ская в с. Твори­щи­чи (1-я треть 19 в.) с мо­де­лью горы Фа­вор в ин­терь­е­ре. Не­орусский стиль пред­став­лен Спа­со-Гро­бов­ской ц. в Брян­ске, ц. Воз­не­се­ния в Клин­цах (обе нач. 20 в.).

Ос­тат­ки круп­ных уса­деб­ных ан­самб­лей 18 – 1-й пол. 19 вв. со­хра­ни­лись в Ве­ли­кой То­па­ли, Ля­ли­чах (про­ект арх. Дж. Ква­рен­ги), Гри­нё­во, По­ну­ров­ке (пред­по­ло­жи­тель­но оба соз­да­ны по про­ек­ту Ква­рен­ги), в с. Мир­ко­вы Уты. В Хо­ты­лё­ве уце­лел парк усадь­бы В. Н. и М. К. Те­ни­ше­вых (в кон. 19 в. бы­ла ме­стом твор­че­ст­ва рус. ху­дож­ни­ков). Ан­самбль за­го­род­но­го име­ния в ду­хе ср.-век. ар­хи­тек­ту­ры – в с. Вьюн­ки (1910–1912). Сре­ди совр. по­стро­ек – ц. Не­опа­ли­мой Ку­пи­ны с воз­ро­ж­дён­ным хру­сталь­ным ико­но­ста­сом в Дять­ко­ве (худ. Е. И. Воль­но­ва; 2003), до­ма со­б­ра­ний еван­гель­ских хри­сти­ан-бап­ти­стов в Сель­це, Дять­ко­ве, Брян­ске.

Тра­диц. ре­мёс­ла пред­став­ле­ны тка­че­ст­вом, вы­шив­кой, стек­ло­де­ли­ем (Дять­ков­ский хру­сталь­ный за­вод), гон­чар­ст­вом (чер­но­ло­щё­ная по­су­да, с. Си­ний Ко­ло­дец), злын­ков­ской де­рев. резь­бой (рез­чик Л. М. Гар­бу­зов и др.). Вид­ны­ми совр. ху­дож­ни­ка­ми яв­ля­ют­ся жи­во­пис­цы Ю. А. Ма­хо­тин, В. В. Ла­ворь­ко, Е. Н. Вос­ко­бой­ни­ков, гра­фи­ки В. Ф. Си­до­ров, Е. А. Ко­жев­ни­ков, сце­но­граф Л. А. За­ха­ров.

Музыка

Ос­но­ва муз. куль­ту­ры – пе­сен­ный и ин­ст­ру­мен­таль­ный фольк­лор зап.-рус. тра­ди­ции. Его изу­че­ние на­ча­то в кон. 1930-х гг., сре­ди фольк­ло­ри­стов – Л. В. Ку­ла­ков­ский, Н. М. Са­вель­е­ва. Известностью пользовался фольк­лор­ный хор с. До­ро­жо­во Брян­ско­го р-на (1936–2000). Цер­ков­но-певч. тра­ди­ция свя­за­на с ду­хов­ной се­ми­на­ри­ей, от­кры­той в 1778 при Сев­ской епар­хии, с певч. шко­лой при Бе­ло­бе­реж­ской пус­ты­ни (с 1820–30-х гг.). В сер. 18 – нач. 19 вв. ме­ст­ны­ми цен­тра­ми проф. му­зы­ки бы­ли кре­по­ст­ные ка­пел­лы, сре­ди них – хор, ор­кестр и ро­го­вой ор­кестр К. Г. Ра­зу­мов­ско­го в По­че­пе, хор и ор­кестр П. В. За­ва­дов­ско­го в с. Ля­ли­чи (под упр. ка­пель­мей­сте­ра-италь­ян­ца здесь ис­пол­ня­лись сим­фо­нии), боль­шая опер­но-ба­лет­ная труп­па Д. И. Ши­рая в с. Спи­ри­до­но­ва Бу­да (ста­ви­лись франц. и итал. ко­мич. опе­ры и ба­ле­ты), в 1801 и 1805–09 вы­сту­пав­шая в Кие­ве. В сер. 19 – нач. 20 вв. в усадь­бах кня­зей Те­ни­ше­вых (с. Хо­ты­лё­во), гр. А. К. Тол­сто­го (име­ние Крас­ный Рог) и др. куль­тиви­ро­ва­лись тра­ди­ции до­маш­не­го му­зи­ци­ро­ва­ния, в по­ме­стье Мас­ло­вых в Се­ли­ще (ны­не На­влин­ско­го р-на) жил и ра­бо­тал С. И. Та­не­ев. С 1880-х гг. в го­ро­дах на­ча­ла на­ла­жи­вать­ся кон­церт­ная жизнь, со­стоя­лись пер­вые по­ста­нов­ки клас­сич. опер, га­ст­ро­ли­ро­ва­ли А. Д. Вяль­це­ва (уро­жен­ка Брян­щи­ны), хор Д. А. Аг­ре­не­ва-Сла­вян­ско­го и др. Бы­ли ор­га­ни­зо­ва­ны кон­церт­ные об­ще­ст­ва, в т. ч. Об-во лю­би­те­лей муз. и дра­ма­тич. ис­кусств, от­де­ле­ния ко­то­ро­го от­кры­лись в Сев­ске (1902), Ста­ро­ду­бе (1903), Брян­ске (1904), Труб­чев­ске (1907). Зна­чит. роль в ис­то­рии муз. куль­ту­ры Брян­щи­ны сыг­рал фольк­ло­рист и ком­по­зи­тор А. И. Ру­бец (с 1890-х гг. до 1913 жил в Ста­ро­ду­бе).

В 1919–20 де­ла­лись по­пыт­ки ор­га­ни­за­ции муз. об­ра­зо­ва­ния, при брян­ском Те­ат­ре дра­мы (ос­но­ван в 1926) неск. лет су­ще­ст­во­вал ор­кестр. В 1930-х гг. раз­ви­ва­лась клуб­ная са­мо­дея­тель­ность (из­вест­ность при­об­ре­ли сим­фо­нич. и опер­но-хо­ро­вая сту­дии ДК за­во­да «Крас­ный Про­фин­терн» в Бе­жи­це). В 1944 в Брян­ске об­ра­зо­ва­ны Кон­церт­ное бю­ро (с 1950 Кон­церт­но-эс­т­рад­ное бю­ро, с 1960 Фи­лар­мо­ния), Дом нар. твор­че­ст­ва, при ко­то­ром с 1961 ра­бо­та­ет СК. Сре­ди ком­по­зи­то­ров – М. Е. Бе­ло­дуб­ров­ский, Ю. А. Фор­мин.

В Б. о. – ок. 60 фольк­лор­ных кол­лек­ти­вов (2005). Сре­ди из­вест­ных са­мо­дея­тель­ных кол­лек­ти­вов – опер­ная сту­дия ДК Брян­ско­го ма­ши­но­стро­ит. за­во­да. В Брян­ске ре­гу­ляр­но про­во­дят­ся Ме­ж­ду­нар. фес­ти­валь совр. иск-ва им. Н. А. Ро­слав­ца и Н. Га­бо (с 1986; оба – уро­жен­цы Брян­щи­ны), Ме­ж­ду­нар. фес­ти­валь-кон­курс «Сла­вян­ские пе­ре­бо­ры» (с 1995), Кон­курс во­ка­ли­стов-лю­би­те­лей им. А. Д. Вяль­це­вой «Го­ри, звез­да при­вет­ная» (с 2001 все­рос­сий­ский) и др.

Театр

По­сто­ян­ные те­ат­раль­ные пред­став­ле­ния в Брян­ске на­ча­лись с 1880-х гг. Спек­так­ли разл. ан­тре­приз про­хо­ди­ли на сце­не Об­ще­ст­вен­но­го со­б­ра­ния. В 1926 был соз­дан Те­атр дра­мы (с 1996 им. А. К. Тол­сто­го). С 1989 в Брян­ске по ини­циа­ти­ве те­ат­ра про­во­дит­ся Ме­ж­ду­нар. фес­ти­валь «Сла­вян­ские те­ат­раль­ные встре­чи». Так­же в Брян­ске ра­бо­та­ют Об­ла­ст­ной те­атр ку­кол (1972), ТЮЗ (1981).

Источник: bigenc.ru


Categories: Край

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.