10 марта 2009 г. – своего рода юбилей: 50-летие крупнейшего восстания тибетцев против китайской власти. Почему оно произошло? Как его подавили? Как сделали частью Китая страну, никогда ранее в него не входившую? На китайских Интернет-сайтах, посвященных истории Тибета, здесь некоторый пробел. Постараюсь восполнить его.

2 сентября 1949 г. агентство Синьхуа сообщило, что Народно-освободительная армия Китая (НОАК) освободит всю территорию Китая, включая Тибет. А ведь он никогда не был частью Китая (1)… 1 октября 1949 г. была провозглашена КНР. И сразу началась подготовка к военному вторжению (2). Его наметили на весну 1950 г. Собственно, «освобождать» предстояло не всю страну. Почти половина (области Кам и Амдо) была аннексирована задолго до этого. Теперь отсюда двинулись главные китайские силы. Они имели подавляющее превосходство над тибетской армией в живой силе и вооружении. Тибетские войска отступали и сдавались. 19 октября 1950 г. китайцы заняли г. Чамдо.


К северу от него развернулись бои. Тибетцы были разбиты. 25 октября появилось заявление, что частям НОАК приказано продвигаться вглубь Тибета, чтобы освободить его от империалистического гнета и укрепить оборону границ Китая (3). В ответ руководители Тибета издали манифест. В нем говорилось, что это захват и оккупация страны свободных людей под предлогом освобождения. 7 ноября Тибет послал в ООН обращение, призывая остановить агрессию. Но обсуждение отложили. Далай-ламе пришлось направить в КНР делегацию для переговоров. Их итогом стало Соглашение о мероприятиях по мирному освобождению Тибета, известное как Соглашение из 17 пунктов (4). Оно было подписано 23 мая 1951 г. в Пекине. И вот при каких обстоятельствах.

На тибетских делегатов оказывалось давление, они не имели с собой правительственных печатей, необходимых для заключения договора Тибетом (5). У них были личные печати, но перед китайцами они отрицали это, чтобы выразить свое несогласие. Тогда печати с их именами смастерили в Пекине и они их приложили к документу (6). В Соглашении не были указаны границы территории, на которое оно распространялось. Тибетцы под ней понимали все свои земли, в том числе Кам и Амдо, а китайцы – только то, что не было включено в их провинции. Тибетцев обязали помочь движению НОАК по их территории. По инструкциям, тибетские делегаты должны были по всем важным вопросам консультироваться с Тибетским правительством и Далай-ламой (7). Им такой возможности не дали, фактически, предъявив ультиматум. Оставался лишь один выбор: подписать Соглашение или отвечать за немедленное начало военной операции против Лхасы. Тибетцы предупредили, что они подписывают документ лишь от собственного имени, не имея на это полномочий от Далай-ламы или правительства.


9 сентября 1951 г. в Лхасу вошли передовые части НОАК. На подходе были главные силы. Чтобы избежать худшего, тибетцам оставалось лишь надеяться на выполнение Соглашения. 24 октября китайский представитель генерал Чжан Цзиньу от имени Далай-ламы послал телеграмму Мао Цзэдуну с поддержкой Соглашения (8). Этот документ есть в Интернете (9). Он не заверен печатью Далай-ламы – а ведь в те времена в Тибете ни один документ, даже в захолустье, не обходился без печати! Эту телеграмму нельзя считать актом ратификации. Позже Далай-лама, имея возможность свободно выразить свою волю, не признал Соглашение из 17 пунктов.

В Лхасе китайские войска заняли много места, требовали продовольствия и снаряжения (2). Поначалу платили, потом стали требовать в долг. Запасы иссякали, цены взлетели, началась инфляция. С 1956 г. китайцы стали формировать Подготовительный комитет по образованию ТАР. На местах появились его структуры. Комитет стал фасадом представительства тибетцев при фактической власти китайцев. Все это нарушало Соглашение из 17 пунктов. Но демократическую реформу здесь пока отложили.

Зато в Каме и Амдо ее запустили полным ходом. Основа этой реформы – в словах известного персонажа: «Взять все, и поделить».
форма не встречала сочувствия народа – ни «верхов», ни «низов». Началось принуждение, в ответ – сопротивление. Большинство тибетцев остались верными своим традициям. Тогда стали собирать митинги, где людей делили на «крепостников» и «рабовладельцев», с одной стороны, «крепостных» и «рабов» – с другой (10). Последних пытались заставить «бороться» с первыми. Это не выходило, тогда китайцы сами проводили реформу, репрессии и казни. Большие поместья конфисковали, богатых крестьян выгоняли из домов, землю перераспределяли, вводили новые налоги, религиозные организации разгоняли, монастыри закрывали, монахов заставляли жениться, кочевой образ жизни объявили варварством и т.д. Марксисты ошибаются, что «у сопротивления была очень узкая опора в Тибете» (11). В действительности, «узкая опора» была у маоистов.

В августе 1954 г. восстали тибетцы в южном Каме. Восстание расширялось. Начались ожесточенные бои. Китайцы приступили к артобстрелам и воздушным бомбардировкам населенных пунктов и монастырей, массовым репрессиям. Например, в 1956 г. во время празднования тибетского Нового года в Батанге с воздуха разбомбили крупный монастырь. Погибло более 2 тыс. монахов и паломников (12). В августе 1956 г. восстание распространилось и среди тибетцев Амдо. НОАК добивалась успехов, но не сразу. В «освобожденных» районах вождей и лам арестовывали, пытали и убивали, потом проводили реформу.


тайцы сгоняли жителей смотреть на расправы над их земляками, причем самыми уважаемыми. Между тем, маоистская пропаганда врала миру о всеобщей любви тибетцев к Центральному правительству КНР, об их требованиях провести реформу и т.п. Это до сих пор находит поддержку некоторых левых авторов (11). А ведь тогда, видя провал реформы в Каме и Амдо, китайские руководители сами заявляли, что в центральном Тибете не надо спешить с ее проведением…

Между тем, повстанцы создали базу в южном Тибете. К лету 1958 г. уже несколько десятков тысяч партизан объединились и стали действовать все ближе к Лхасе (5). В основном они были вооружены легким оружием. Кое-что захватили у китайцев, кое-что – в результате налета на склад Тибетского правительства. Немного устаревшего оружия получили от ЦРУ. В лагере ЦРУ тренировали партизан. Целью было давление на КНР: Америка не собиралась делать Тибет независимым. Тибетцы принимали эту помощь не потому, что поддерживали планы США, а потому, что больше никто не помогал. Не стоит забывать, что и КПК пришла к власти благодаря иностранной (советской) помощи.

В центральном Тибете появлялось все больше беженцев. Далай-лама и его правительство оказались в трудном положении: они сочувствовали повстанцам, но вынуждены были советовать сложить оружие и вернуться, в связи с явным превосходством НОАК. Повстанцы пользовались помощью земляков в Лхасе. Китайские власти потребовали от Правительства Тибета подавить восстание военной силой. Но оно не выполнило это требование, да и не смогло бы. К концу 1958 г. армия повстанцев в 80 тыс. чел. контролировала уже все округа южного Тибета и часть восточного. А к марту 1959 г. ее численность, возможно, достигла 100–200 тыс. чел. (10).


В Лхасе к марту 1959 г. скопилось до 100 тыс. беженцев и паломников. Распространился слух (вероятно, небеспочвенный), что китайцы хотят задержать Далай-ламу во время театрального представления, на которое его пригласили в китайский штаб. 9 марта вокруг летнего дворца Далай-ламы стала скапливаться толпа. Далай-лама и министры пытались мирно разрешить конфликт, вели переговоры с китайским командованием и восставшими. Безуспешно. Собравшиеся 10 марта выбрали Комитет свободы, который объявил недействительным Соглашение из 17 пунктов. Китайцы между тем стянули к городу большие силы, в том числе танки и артиллерию. Готовился штурм. Далай-лама и его приближенные в ночь на 17 марта 1959 г. тайно покинули Лхасу и направились в Индию.

Между тем, восставшие призвали к борьбе за свободу: «Поскольку Компартия хочет уничтожить нашу религию и нацию, все люди нашего снежного края, которые едят цампу и начитывают мани (т.е. тибетцы – авт.), должны объединиться, взяться за оружие и бороться за независимость» (13). Они мобилизовали мужчин 18–60 лет. В ночь на 19 марта восставшие напали на штаб и другие китайские органы. А в ночь на 20 марта НОАК начала артобстрел столицы. К 22 марта китайцы взяли под контроль всю Лхасу. Погибло 10–15 тыс. тибетцев. 28 марта вышел приказ Госсовета КНР в связи с восстанием в Тибете (14). Тибетское правительство распустили, на него необоснованно возложили вину за случившееся, а власть передали Подготовительному комитету по созданию ТАР. Китайская сторона разорвала Соглашение из 17 пунктов.


Подавляя восстание, китайцы применяли разные виды казни, причем не только к партизанам. Тибетцев обезглавливали, избивали до смерти, отрубали конечности, распинали на кресте, топили, жгли, резали на куски, закапывали, вешали, варили и т.д. (5). За пытками и казнями заставляли наблюдать членов семьи, детей заставляли стрелять в родителей. Монахов убивали особыми способами, перед пытками старались унизить. Таких масштабов пыток и казней не было при феодальном строе. Согласно секретному докладу НОАК, захваченному партизанами, только с марта по октябрь 1959 г. в Лхасе и окрестностях было уничтожено 87 тыс. тибетцев (15). Еще 25 тыс. было арестовано (5). Заключенных стало во много раз больше, чем при феодализме. Их избыток вызвал трудности в содержании (16). Еще бы: в тюрьмы и концлагеря попало 10–15% населения Тибета (17). Там большинство умерло от голода и лишений.

Одновременно маоисты уничтожали феодально-теократический строй, религию, перераспределяли землю, разрушали саму цивилизацию тибетцев. Партруководство, наконец, добилось своего: в тибетском обществе удалось организовать раскол и создать прослойку активистов из самых темных слоев населения. С 1960 г. началась ударная коллективизация крестьянства. Естественно, она привела к развалу сельского хозяйства. В 1961–1964 гг. невиданный голод охватил Тибет. А ведь при феодалах голода там никогда не было. Коллективизацию пришлось приостановить.


В 2009 г. в КНР поднялся шум из-за двух антикварных предметов, которые были выставлены на аукцион во Франции (18). Эти предметы были украдены европейцами в XIX в. из дворца в Пекине. А вот что делали маоисты в ХХ в.

По китайским данным, в начале 1960-х гг. в будущем ТАР было 2469 монастырей со 110 тыс. монахов и послушников (19). Всего же в Большом Тибете было свыше 6 тыс. монастырей. После демократической реформы осталось около 70 монастырей примерно с 7 тыс. монахов. Всего за несколько лет! Уничтожение религиозных построек проводилось по следующей схеме (20). Приезжали специальные команды китайских минералогов, чтобы определить и изъять драгоценные камни. Потом являлись металлурги с той же целью, затем все ценное вывозилось грузовиками. Стены взрывали, деревянные балки и опоры забирали. Глиняные скульптуры разрушали в надежде найти драгоценные камни. Сотни тонн ценных статуй, икон-тханка, изделий из металла и других сокровищ вывезли в Китай. Туда шли целые караваны военных грузовиков с металлическими статуями (21).

Это мародерство называлось перераспределением богатства в период демократической реформы. Наиболее ценные предметы были переданы в китайские музеи, проданы на международных аукционах, разворованы китайскими чиновниками. Такие предметы время от времени всплывают на аукционах и сейчас. Для иностранцев власти дают разрешения на вывоз (21). Но большинство произведений искусства было уничтожено. Тханки сожгли, металлические изделия переплавили. Лишь одна литейня около Пекина закупила ок. 600 тонн тибетского металла «в виде ремесленных работ». А всего таких литейных было не менее пяти… С тех пор старые произведения тибетского искусства – редкость на своей родине.


Цепляясь за власть, Мао Цзэдун начал в 1966 г. Великую пролетарскую культурную революцию. Целью была ликвидация старых парткадров, а реальным содержанием – уничтожение культурного наследия, традиций, создание конфликта поколений. В Тибете это должно было увековечить китайское господство. Армия и чиновники должны были обеспечивать успех хунвэйбинам (красным охранникам) и цзаофаням (бунтарям). В мае 1966 г. из Пекина в Лхасу доставили первую группу хунвэйбинов. Началось зомбирование молодежи. Хунвэйбины объявили войну «четырем старым»: идеям, культуре, привычкам и обычаям (10). Составили программу из 20 пунктов по уничтожению религии – запретили практически все, даже перебирать четки. Тибетцев заставляли менять национальную одежду на «маоцзэдуновки» полутюремного фасона, запретили носить косы, кланяться, использовать традиционные приветствия и т.д. Фактически, все тибетское подлежало уничтожению. Учебные заведения не работали: учащихся приобщали к «бунту».


Банды хунвэйбинов и цзаофаней терроризировали население, врывались в дома, ломали все, в чем усматривали местные традиции. Бывших аристократов, лам и всех, кого подозревали в нелояльности, подвергали сеансам «тамцинга» – «критики». Она состояла в принародном избиении человека, сопровождаемом издевательствами. Сеансы «критики» могли быть ежедневными или более редкими, на сцене или на улице. Их регулярно повторяли, иногда много месяцев подряд. Жертвы часто становились калеками или умирали.

В период Культурной революции были разрушены почти все оставшиеся монастыри. В итоге в Большом Тибете осталось то ли 7, то ли 13 монастырей (23). Разрушать старались руками местных: кто отказывался участвовать, подвергался «критике». Среди разрушенных оказались величайшие святыни и памятники мировой культуры: первый тибетский монастырь – Самье (VII в. н.э.), главные монастыри конфессий Тибета: Ганден (главный монастырь школы Гэлуг), Сакья (школы Сакья), Цурпху (школы Кагью), Миндролинг (школы Ньингма), Менри (религии бон) и т.д. Подвергся разгрому главный храм Тибета – Джокханг. Находившиеся там святыни, шедевры религиозного искусства были в основном разломаны. В храме сделали «штаб» хунвэйбинов и свинарник. Были осквернены и уничтожены святыни местных мусульман. К нашему времени в Тибете восстановлена лишь половина разрушенного… Но современные «леваки» превозносят Культурную революцию и оправдывают ее преступления (24).


Уничтожая религию и культуру, «бунтари» не забывали о ликвидации старых парткадров. Но те дали отпор: организовали собственные банды цзаофаней (10). Пошли стычки, перешедшие в многодневные бои с применением оружия. В них гибли тысячи людей. В 1968 г. в Пекине признали, что события в Тибете равнозначны гражданской войне. Власть передали армии, стали повсеместно создавать ревкомы. Взять «бунтарей» под контроль удалось не сразу, погибло еще много народу.

И вот коммунисты вернулись к своей извечной мечте – коллективизации сельского хозяйства. Массовая кампания по созданию коммун развернулась в 1968–1969 гг. (10). Коллективизировали все вплоть до чайников, люди обязаны были питаться в общей столовой и т.п. Главной функцией коммун было обслуживание и прокорм войск. «Освобожденный от крепостников» труд мог длиться день и ночь. «Помощь» военных в сборе урожая часто сводилась к его конфискации, и крестьяне вынуждены были питаться тем, что давала скудная природа высокогорья – например, дикими кореньями. В 1968–1973 гг. Тибет поразил новый голод от замены традиционных зерновых озимой пшеницей (непригодной в данных условиях), реквизиций продовольствия для НОАК, перевода кочевников в оседлость и коллективизации.

Отстранив тибетцев от управления их страной, маоисты преображали ее по своему усмотрению: развивали промышленность, вели партстроительство, проводили милитаризацию и т.д. Но «освобожденный» народ продолжал бороться. Тибетцы были разобщены и плохо вооружены. И все-таки до 1960 г. они удерживали часть Амдо и западного Тибета, затем переместились в центральный и южный. В 1962–1976 гг. там было 44 открытых восстания (7). ЦРУ помогало партизанам, но большинство групп действовало независимо. Координация отсутствовала. Перед Культурной революцией между р. Цангпо и непальской границей действовало 30–40 тыс. тибетских партизан, а после коллективизации борьба усилилась. Далеко не все группы формировались и снабжались из-за рубежа. Образовывались самостоятельные отряды в тысячи человек. Они препятствовали коллективизации, нападали на китайских солдат, представителей власти, разрушали коммуникации, военные объекты и т.д. Были убиты и ранены более тысячи солдат и кадровых работников. В ответ шли рейды, показательные суды и расстрелы. США перестали помогать тибетским партизанам после того, как наладили связи с КНР. Мао, обвинявший СССР в «ревизионизме» за улучшение отношений с США и разрядку напряженности, теперь сам наладил контакты с «оплотом империализма». Партизанская война в Тибете сошла на нет. Больше ничто не угрожало власти КНР.

Период правления Мао – это целенаправленное уничтожение тибетской религии, культуры и уклада жизни, истребление или «перевоспитание» их носителей, насильственная китаизация народа. По разным оценкам, в Большом Тибете погибло от 5 до 30% тибетцев, свыше 100 тыс. стали беженцами. Это подпадает под действие Конвенции о предупреждении геноцида, принятой ООН (25). Такую оценку дал Комитет по соблюдению законности Международной комиссии юристов, ассоциированной с ООН (20). Но необходимо подчеркнуть: вину за эти эксцессы нельзя возлагать на какой-либо народ в целом, в том числе китайский. Как говорил И.В. Сталин, «Гитлеры приходят и уходят, а немецкий народ остается».

Итак, в 1950-х гг. Тибет впервые в своей истории стал частью Китая. Но вопрос о законности этого не закрыт. Соглашение о «мирном освобождении» Тибета было подписано под угрозой силы, члены делегации не имели надлежащих полномочий, печати были подделаны, китайская сторона сначала нарушала Соглашение, а потом вообще разорвала его. Потому Мао и говорил: «Они дали мне предлог для развязывания войны… Чем мощнее мятеж, тем лучше» (26). Наконец, само Соглашение не было официально ратифицировано тибетской стороной, а документов, заменяющих его, так и не появилось. По мнению экспертов по международному праву, это Соглашение с самого начала было нелегитимным, военное вторжение КНР противоречило Уставу ООН и ряду других международных документов, а последующее владение территорией не легитимировало захват (7). Следовательно, Тибет – оккупированная страна.


Семен Китаев


Подробности

(1) Независимость Тибета в исторической ретроспективе
(2) Goldstein M.C. 2007. A history of modern Tibet. Vol. 2. The calm before the storm: 1951-1955. Berkeley – Los Angeles: Univ. of California Press.
(3) Шакабпа В.Д. 2003. Тибет: политическая история. СПб: Нартанг.
(4) Текст
(5) Далай-лама. 1992. Свобода в изгнании. СПб: Нартанг; Далай-лама. 2000. Моя земля и мой народ. СПб: Нартанг – Corvus.
(6) Promises and lies: «The 17-point Agreement». The full story as revealed by the Tibetans and Chinese who were involved. 2001. – Tibetan Bulletin, March–June, p.24-30.
(7) Van Walt van Praag M.C. 1987. The status of Tibet: History, rights, and prospects in international law. Boulder, Colorado; Westview Press.
(8) Promises and lies…
(9) news.xinhuanet.com..
(10) Богословский В.А. 1978. Тибетский район КНР (1949–1976). М.: Наука.
(11) М. Паренти.
(12) blackrotbook.narod.ru.
(13)www.asiafinest.com
(14) Текст см.: О тибетском вопросе. 1959. Пекин: изд. лит. на иностр. яз., с.1-3.
(15) Тибет под властью коммунистического Китая: 50 лет. 2001. Дхарамсала: Деп. информ. и междунар. отн.
(16) www.asiafinest.com
(17) www.friends-of-tibet.org.nz.
(18) www.russian.xinhuanet.com.
(19) Кычанов Е.И., Мельниченко Б.Н. 2005. История Тибета с древнейших времен до наших дней. М.: Вост. лит.
(20) savetibet.ru.
(21) http://www.rfa.org/english/commentaries/cambodia_cullumoped-04042008160706.html/tibet_smith-04042008160846.html.
(22) http://savetibet.ru/1131096480.html
(23) Tsering B.K. 1985. Religion in Tibet today. – Tibetan Bulletin, v. 16, no. 1, p. 14-15.
(24) Например, rwor.org.
(25) http://www.un.org/russian/documen/convents/genocide.htm.
(26) Юн Чжан, Холлидей Дж. 2007. Неизвестный Мао. М.: Центрполиграф, с.481.

Смотрите также:
Обращение Его Святейшества Далай-ламы по случаю наступления тибетского нового года
Немного о китайской пропаганде
Независимость Тибета в исторической ретроспективе
Политзаключенные Тибета: записки из Дхарамсалы

Фильмы к 10 марта:
Конь ветра
Тибет: плач снежного льва
Переход через Гималаи: тибетские дети отправляются в изгнание

Источник: savetibet.ru

Прав ли Китай, считающий Тибет своей неотъемлемой частью, или правы тибетцы, требующие независимости этой самой высокогорной и холодной страны в мире?

Китайские источники подробно описывают отношения существовавшего с VII века Тибетского царства с Китаем, и не дают ни малейших оснований считать их вассальными. В конце XIII века Тибет признал протекторат империи Юань, но она была монгольской, а не китайской; монголы тогда владели Китаем на правах завоевателей. После восстановления независимости Китаем в 1368 г. Тибет, вероятно, признал номинальную власть империи Мин, но китайские войска и чиновники не появлялись в Тибете, а тибетская дань, если и выплачивалась Пекину, то спорадически. В 1720 г. маньчжурская армия заняла Тибет, превратив его в вассала империи Цин, однако это было опять же не китайское, а маньчжуро-монгольское государство. До Синьхайской революции 1911 г. Тибет входил в состав империи Цин на правах широкой автономии (подобно Монголии и самой Маньчжурии), и считать его частью китайского государства нет никаких оснований.

После падения маньчжурской империи и провозглашения Китайской республики Тибет, вслед за единоверной Монголией, в 1913 г. провозгласил себя независимым государством, что не было признано новыми китайскими властями. Гражданские войны, охватившие Китай после Синьхайской революции, не позволили властям этой страны захватить малонаселённый и крайне слабый в военном и экономическом отношении Тибет.

Тибет был действительно крайне отсталой страной. Страна жила в раннем средневековье; большая часть населения была зависимыми крестьянами, арендовавшими землю у феодалов. В связи с этим китайцы преподносят завоевание этой страны как освобождение от рабства и крепостничества (которых в Тибете не было – достаточно познакомиться с тибетскими законами). Китайские книги и учебники помещают страшные фотографии искалеченных рабов, освобождённых китайскими войсками после уничтожения автономии Тибета в 1959 г. и ужасные рассказы этих людей. Однако рисуемая китайскими пропагандистами мрачная картина доверия не вызывает – хотя бы потому, что подавляющее большинство тибетцев активно поддерживало теократию Далай-ламы XIV. Запрет убийств и изуверств буддистской верой не мог не влиять на поведение даже самых примитивных феодалов, а в 1913 г. убийства и мучительство были запрещены специальным указом Далай-ламы XIII.

«Кто-то выдумал, будто ламы любили обвешиваться оберегами из отрубленных конечностей, а «рабов» убивали, чтобы из их костей делать ритуальные предметы. Это полностью противоречит букве и духу буддизма, фактам истории. Сфотографированные черепа и сушеные руки сами по себе ничего не доказывают. Это реликты маоистской пропаганды 1950-х – 1960- х гг. В Амдо [Северный Тибет] и Кхаме [Юго-Восточный Тибет], а затем в У-Цанге [Центральный и Западный Тибет] в те годы велось подавление восстаний и коммунистические реформы, пропаганда и массовые расправы над «классовыми врагами». Жителей сгоняли на митинги, где под угрозой смерти заставляли обвинять, бить, а иногда убивать феодалов и монахов.

Позже маоисты сгоняли тибетских крестьян на обязательные митинги «горькой памяти». Надлежало под бдительным присмотром китайцев рыдать и жаловаться друг другу на «жестокости феодалов». Митинги «горькой памяти», но с другими жалобами, собирали и в Китае: там надо было отвлечь людей от лишений из-за экономических провалов Мао Цзэдуна.

Все это использовалось, в основном, для внутренней пропаганды в КНР. А для международной пропаганды КПК организовывала режиссированные турне приглашенных красных журналистов (например, М.Г.Домогацких, А.-Л.Стронг и других). Им показывали выставки костей «убитых рабов», «пыточного оборудования», рассказывали об отрубании рук, угнетении, выступали «очевидцы» и «выжившие жертвы» (попробовали бы они сказать что-то не то!), разыгрывались целые спектакли. Корреспонденту «Правды» В.В.Овчинникову рассказывали даже о закапывании детей под храмы. Мне старики-тибетцы говорили, что эти истории вошли в обиход лишь после «мирного освобождения» Китаем.

Полезно вспомнить, что в России после Октябрьской революции 1917 г. религиозные предметы и мощи православных святых большевики также использовали для атеистической пропаганды, устраивали выставки, экспонировали в музеях и т.п. (например, ricolor.org). Сохранилось немало пропагандистских фото- и кинокадров, сочинений членов «Союза воинствующих безбожников» и т.п. Только сейчас в России все это не тиражируется как «доказательство» благотворности социалистической революции и воинствующего атеизма» (Правда о Тибете, или – так вот ты какая, Шамбала. 17.03.2013, сайт «Сохраним Тибет»). В процитированном материале приведены фотографии «ужасов» тибетского рабовладения с их подробным разбором. Вывод: доказательства зверств тибетских рабовладельцев и крепостников сфальсифицированы. При этом нет сомнений, что в отдалённых, не контролируемых властями районах полудикие племена жили по жестоким законам.

В 1930-е гг. в Тибете возникло сильное движение за реформы и прогресс. У его истоков стоял Пандацанг Рапга – представитель сильнейшего феодального клана Пандацанг в Кхаме (Юго-Восточный Тибет). Рапга и его родственники приняли антифеодальную, европеизаторскую программу Гоминьдана и в 1934 г. подняли восстание против лхасской теократии. Из Кхама были изгнаны гарнизоны Далай-ламы, но захватить весь Тибет реформаторы не смогли: им пришлось сражаться с коммунистами, атаковавшими их как сторонников Гоминьдана. С этого времени Кхам фактически отделился от Тибета.

Кхам относился к Внутреннему, т.е. административно включённому в состав Китая, Тибету (так же, как и Монголию, китайцы разделили Тибет в Внешний, полунезависимый, и Внутренний – имевший ограниченную автономию). Кхамы, местные племена, живущие в более тёплых и плодородных долинах, чем их высокогорные собраться, сильно отличались от остальных тибетцев. Они были богаче, воинственны и поголовно вооружены, среди них было больше грамотных. Они, будучи буддистами, как и «верхние» тибетцы, выступали за модернизацию буддистской церкви и ориентировались на прогрессивное крыло феодалов (феодалы в Кхаме были, по сути, племенной верхушкой без особых сословных привилегий).

В 1939 г. Рапга основал Партию улучшения Тибета – фактически тибетский филиал Гоминьдана, выступавшую за установление светской власти в Тибете и превращение его в автономное государство в составе Китая. Во время Второй Мировой войны Рапга находился в Британской Индии, а в 1950 г. вернулся в Кхам.

Когда в 1951 г. коммунистическая армия Китая начала поход в Тибет, Рапга предложил тибетским властям военную помощь, но те высокомерно отказались – и потерпели поражение. Вообще тогда кхамы скорее сочувствовали китайским коммунистам, надеясь, что они помогут цивилизовать их «диких» соотечественников.

В Лхасе тоже были реформаторы. Самым влиятельным из них был Тубтен Кунфел, создавший и возглавивший Электротехническое управление в тибетской столице, а также руководивший работой патронного и оружейного заводов (небольших полукустарных фабрик). В 1932 г. он убедил Далай-ламу XIII доверить ему создать пехотный полк современного типа.

После смерти Далай-ламы XIII интриги дворцовых ретроградов Кунфел был арестован и приговорён к изгнанию. В Индии он примкнул к Партии улучшения Тибета, поехал в гоминьдановский Китай и оттуда попытался привлечь к борьбе за реформы авторитетных в Тибете людей. В 1948 г. он был прощён и вернулся в Тибет, заняв видный пост в правительстве. Были в тибетской верхушке и другие реформаторы, но начать реформы до захвата Тибета китайцами они не смогли.

7 октября 1959 г. коммунистическая Народно-освободительная армия Китая (НОАК) начала продвигаться в Тибет. Малочисленная, плохо вооружённая и необученная тибетская армия оказала ожесточённое сопротивление в районе крепости Чамдо, но была разбита и 19 октября сдалась. Не имея возможности сопротивляться, правительство Тибета 23 мая 1951 г. подписало «Соглашение по мирному освобождению Тибета». Согласно этому документу, У-Цанг (Центральный и Западный Тибет) становились автономным государством в составе Китая, а Кхам и Амдо (Северный Тибет) отторгались от Тибета и включались в состав Китая на правах обычных провинций. В автономном Тибете сохранялись теократическая система власти Далай-ламы, но военные и внешнеполитические вопросы передавались Пекину, а армия Тибета становилась частью НОАК.

Обращает внимание тот факт, что китайские власти не требовали от тибетских властей отмены «рабства» и «крепостничества», о чём говорилось в Пекине в качестве обоснования «освобождения» Тибета. Чиновники-реформаторы не получили никакой поддержки китайских властей. Наоборот, Пекин фактически поддержал существующий строй, специально законсервировав его – брат Далай-ламы Гьяло Тандуп, став в 1952 г. главой правительства, попытался начать реформы, но столкнулся с сопротивлением реакционной части верхушки… поддержанной китайскими коммунистами.

При этом китайские войска и чиновники, в больших количествах перебравшиеся в Тибет, каждый день по громкоговорителям рассказывали о преимуществах социализма в самом Китае. Судя по всему, китайские коммунисты полагали, что тибетцы начнут презирать собственную отсталость и, вдохновившись примером Китая, добровольно отвернутся от теократии и начнут строить коммунизм.

Ситуация в автономном Тибете на некоторое время стабилизировалась, однако она быстро накалялась в Кхаме и Амдо: поскольку они были присоединены к Китаю, там вовсю развернулись коммунистические «реформы» — борьба с феодализмом, преследование племенных вождей, буддийских монахов и торговцев. Для тибетцев это было покушением на сами основы национальной жизни: дворяне, монахи и торговцы были уважаемыми лидерами тибетских сообществ, авторитет которых никто не ставил под сомнение.

В Кхаме и Амдо начались стихийные бунты и появились первые партизанские отряды. В феврале 1956 г. китайские войска, преследуя партизан, разгромили артиллерией древние буддийские монастыри в Чатренге и Литанге, в которых укрывались тысячи беженцев от коммунистических «реформ». После этого Кхам и Амдо восстали. С повстанцами вступил в контакты старший брат Далай-ламы Гьяло Тондуп, попытавшийся через Индию связаться с американцами для получения помощи. В 1967 г. несколько тибетцев были переброшены на американскую военную базу на острове Сайпан, где они прошли военную подготовку, после чего их самолётом доставили обратно. С тех пор ЦРУ оказывала определённую помощь тибетским партизанам, сбрасывая с самолётов старые винтовки, гранатомёты, миномёты и радиостанции, а также группы обученных диверсантов. Надо сказать, что эта помощь если и сыграла какую-то роль в антикоммунистическом сопротивлении тибетцев, то самую минимальную: слишком уж ничтожны были её масштабы.

Восстание ширилось, несмотря на огромные жертвы среди тибетцев. 16 июня 1958 г. в Кхаме, в горном монастыре Лходак-Дхама-Дзонг состоялась встреча командиров партизанских сил, на которой была создана Национальная армия добровольцев обороны, в просторечии именовавшаяся «Чуши Гангдрук» («Земля четырех рек и шести хребтов»). Главнокомандующим стал прославленный партизанский командир Андруг Гомпо Таши из Кхама.

Обстановка накалялась и в автономном Тибете. Лхаса и другие города наполнялись беженцами из Кхама и Амдо, ненавидевшими китайцев и страдавшими от голода; они постоянно конфликтовали с китайскими солдатами и чиновниками. В окрестностях Лхасы появились и многочисленные партизаны, вытесненные китайской армией. Гомпо Таши перенёс свою ставку из Кхама в автономный Тибет – в местность Тригунтханге. Партизаны всё настойчивее требовали от Далай-ламы и правительства Тибета поддержать антикитайское восстание, но те медлили.

Китайские власти в конце концов решили разрубить этот узел: в Китае шёл «Великий скачок», ситуация ухудшалась день ото дня, а Тибет оказался почти отрезанным из-за того, что дороги блокировались партизанами – их общая численность, включая не имевших современного оружия, превысила 100 тысяч человек.

1 марта 1959 г. китайское военное командование пригласило Далай-ламу на праздничный концерт в расположение гарнизона, который должен был состояться 10 марта. Специально оговаривалось, что он должен прийти без личной охраны, что противоречило протоколу. По наэлектризованной, переполненной беженцами Лхасе поползли слухи, что китайцы собираются похитить Далай-ламу – ранее они неоднократно приглашали под разными предлогами крупных феодалов и настоятелей монастырей, после чего те исчезали. 10 марта многотысячные толпы тибетцев окружили дворец Потала, чтобы не допустить поездки Далай-ламы к китайцам. В город начали пробираться партизаны. 17 марта Поталу окружили 30 тысяч женщин, протестовавших против китайского произвола; эта акция получила название «Восстание женщин».

Начались первые вооружённые стычки с китайцами и нападения на тибетцев, сотрудничавших с оккупантами. Внезапно китайцы выпустили по дворцу два артиллерийских снаряда – и Лхаса взорвалась ожесточёнными боями. Ночью Далай-лама в окружении сподвижников и охраны, под защиой партизан выбрался из горящего города и начал беспримерный марш через Гималаи и ушёл в Индию. Тысячи партизан отдали свои жизни, прикрывая уход своего духовного лидера за границу. Вслед за Далай-ламой 80 тысяч тибетцев ушли в эмиграцию.

Далай-лама и его люди получили убежище в Индии, где они основали целый город беженцев – Дхарамсала. До сегодняшнего дня он является средоточием тибетской национальной культуры.

Восставшие пытались воевать по правилам военной науки: они создали Центральную ассамблею (Цонгду) и разбили город на секторы, за каждый из которых отвечало отдельное подразделение. Однако у них не было ни обученных бойцов, ни достаточного количества оружия и боеприпасов. Уличные бои продолжались шесть дней. Только 23 марта китайские войска, использовав танки, взяли штурмом последний оплот восставших – монастырь Джокханг.

Согласно китайским данным, попавшим на Запад в 1980 г., при подавлении восстания в Лхасе погибло 87 тысяч тибетцев, 25 тысяч были брошены в тюрьмы. Тибетская столица сильно пострадала; сильно пострадали главные буддийские монастыри Сера, Ганден и Дрепунг, многие жилые кварталы были сожжены. Много лет китайские власти не разрешали восстанавливать разрушенное.

Автономия Тибета была отменена, и на него распространилась политика «Большого скачка». В тибетских условиях он выразился в массовом истреблении духовенства и феодалов, тотальной конфискации скота и продовольствия для нужд китайской армии, гарнизоны которой были расположены по всему региону – и почти не снабжались извне. Крестьянство подверглось коллективизации, причём тибетцам запретили выращивать традиционную культуру – ячмень, и заставляли сеять кукурузу, которая на высокогорье не росла. Из монастырей массами изгонялись монахи и послушники; не имевшие ни средств к существованию, ни земли, ни скота, они просили милостыню у таких же нищих и голодных. Тибет охватил голод, ещё более страшный, чем собственно Китай. В 1961-63 гг. был съеден весь скот, все лошади, собаки и кошки. Тибетцы ели мышей и крыс, поили детей собственной кровью. Десятки тысяч людей умерли от голода.

Именно страшный голод начала 1960-х усмирил тибетское партизанское движение, с которым не могла справиться китайская армия. У голодных людей нет сил воевать: они сосредотачиваются лишь на проблемах собственного выживания (точно так же именно голод сломил крестьянское сопротивление коллективизации в СССР в 1930-33 гг.).

При помощи ЦРУ партизаны Гомпо Таши создали сеть лагерей в Мустанге – высокогорной местности в Непале, близ границы с Тибетом. Оттуда они много лет вели войну с Китаем. Атаки партизан на несколько лет парализовали дорожное сообщение между Тибетом и Синьцзяном, однако силы были неравны, а американская помощь – незначительна. Партизаны не только наносили урон китайским войскам: в начале 1960-х они смогли раздобыть и переправить на Запад ценную информацию о китайской ядерной программе. Но освободить собственный народ они не могли.

В сентябре 1964 г. в Мустанге от старых ран скончался лидер партизан Гомпо Таши, а заменивший его закалённый партизан Бапа Йеше оказался негодным к роли настоящего лидера. Его бойцы начали грабить непальских крестьян в Мустанге, и правительство Непала потребовало от американцев «усмирить» своих союзников. В 1965 г. ЦРУ прекратила поставки оружия и продовольствия в Мустанг, однако партизанская война в Тибете, хоть и сократилась, но не закончилась.

В 1965 г. Пекин создал Тибетский автономный район, в руководстве которого были лояльные коммунистам тибетцы, и появились надежды на то, что тибетская культура не будет полностью уничтожена. Однако в 1966 г. в Китае разразилась «Культурная революция», прошедшая по Тибету, подобно катку. Местные и приезжие отряды хунвейбинов начали тотальное уничтожение буддизма: монастыри разрушались, монахов, которых оставалось немного после «Большого скачка», избивали, бросали в тюрьмы или убивали. Были уничтожены ценнейшие произведения искусства и памятники культуры. Великий дворец Потала не был разрушен только благодаря личному указанию Мао Цзэдуна. Более того: «культурные революционеры» в Тибете разделились на враждующие группировки цзаоцзунов (местных цзаофаней) и ганьцзунов (местных хунвейбинов), между которыми разгорелись настоящие бои.

Реакцией тибетцев на ужасы «Культурной революции» была новая серия восстаний. «В начале июня 1968 г. восстали более 3 тыс. тибетцев в Софу, Чумае, Цзянба и других местах, было убито более 200 кадровых работников. В середине июня в результате нападения тысяч тибетцев на воинские части в Гэцзы и Цаламо погибло более 300 солдат. В начале августа тибетцы атаковали войска в Южном Тибете, в конце 1968 г. — в скотоводческих областях Чжагэ и Ванрин. Китайские военные власти, пытаясь изолировать повстанцев, с июня 1968 г. запретили тибетцам жить в 100-мильной полосе вдоль границы с Индией и Непалом. Но вооруженные нападения на сборщиков налогов, продовольственные склады, воинские части и учреждения продолжались.

1 мая 1970 г. отряд численностью в 200 всадников разгромил и сжег автостанцию в Мацзянцзуне; была перерезана телеграфная линия между Лхасой и Шигацэ. 8 лет, начиная с 1962 и до декабря 1970 г., в районах, пограничных с Сиккимом, Бутаном и Индией, действовал небольшой отряд тибетцев. Они совершали нападения на отдельные китайские воинские части. Вооруженные столкновения имели место во многих районах Тибета. В Лхасе, Динри и некоторых других тибетских городах действовали подпольные группы» История Тибета с древнейших времен до наших дней. http://www.istorya.ru/book/tibet/).

Тем временем партизанский очаг в Мустанге агонизировал. В 1968 г. Бапа Йеше был изгнан из движения «Чуши Гангдрук», и последним вождём Сопротивления стал Гьято Ванду, прошедший в своё время подготовку на американской военной базе на Сайпане.

В 1972 г. США признали КНР единственным представителем Китая, и добились предоставления ему места в Совете Безопасности ООН. Контакты с тибетцами в Мустанге окончательно прекратились. Тем не менее партизаны ещё два года продолжали вылазки против китайских войск, пока в 1974 г. правительство Непала под давлением Китая не послало войска для её ликвидации. Непальские власти добились от Далай-ламы обращения к партизанам с приказом сложить оружие, и магнитофонная запись, усиленная громкоговорителями, заставила партизан сдаться. Почти все послушались, но несколько человек покончили с собой, а лидер движения Гьято Ванду с маленькой группой бойцов прорвался и попытался уйти в Индию. После несколько месяцев блужданий по горам и джунглям эта группа натолкнулась на непальский патруль, и Гьято Ванду, поняв, что всё кончено, бросился на солдат и был застрелен (Беджент Джо «Секретная война ЦРУ в Тибете». Альманах «Искусство войны»).

Так завершило свой земной путь движение «Чуши Гангдрук». Но партизанское движение в Тибете, неорганизованное и потерявшее связи с заграницей, просуществовало ещё несколько лет – примерно до 1979 г. Группы партизан действовали в Южном Тибете и в самом сердце раннего тибетского сопротивления – Кхаме. По непроверенным данным, в 1975-76 гг. имели место спорадические доставки оружия тибетцам со стороны Советского Союза – возможно, через Индию.

Первый тибетский реформатор и организатор Сопротивления Пандацанг Рапга после восстания 1959 г. в Лхасе бежал на Тайвань, откуда пытался помогать борьбе соотечественников. Он умер в 1975 г.

Далай-лама XIV жив и здоров, и, несмотря на почтенный возраст, продолжает был непререкаемым лидером буддистов «Большой колесницы» — тибетцев, монголов, бурятов, калмыков и тувинцев. Он не примирился с Китаем, хотя всегда был готов идти на уступки и соглашался на включение Тибета в состав Китая, но только на условиях самой широкой автономии.

В Тибете не прекращаются протесты, выливавшиеся в 1988 г. в крупные беспорядки, а в 2008 г. – в новое восстание. Китайское правительство инвестирует в экономику и социальную сферу Тибета колоссальные деньги (в частности, в Лхасу протянута самая высокогорная железная дорога в мире), в результате чего уровень жизни в регионе существенно вырос, и он превратился в туристский центр мирового значения. Открыто большое количество буддийских монастырей, давно прекратились гонения на тибетский язык и культуру. Однако общественная жизнь и церковь тибетцев остаются под жёстким контролем коммунистов, автономия носит формальный характер, а Далай-лама не может вернуться на родину, которую он вынужден был покинуть 60 лет назад.

До сих пор Китай утверждает, что он освободил тибетцев от «рабства» и «феодального угнетения», а народное восстание 1959 г. интерпретирует как «заговор реакционеров». Но национальное самосознание тибетцев и сегодня воспринимает события 1950-х гг. как китайскую оккупацию, а восстание в Лхасе – как народное движение за независимость.

Источник: zen.yandex.ru

В какой стране находится Тибет?

Тибет(Tibet на английском) – часть Китая(China). Географически находится в Центральной Азии на юго-западе КНР. Является единственной автономной государственной единицей в стране. Город Лхаса – неофициальная столица региона. Охватывает практически всю территорию Цинхай-Тибетского нагорья.

Интересно: Регион относится к самому высокому месту жительства людей. Высота над уровнем моря составляет от 4 тысяч метров. Отсюда взяло начало второе название территории – «Крыша мира».

Граничит с Бутаном, Непалом и Индией. Подразделяется на несколько административных округов. Крупнейшим является западный. Площадь составляет 1,178 млн квадратных километров. Остальные провинции значительно меньше – Юньнань, Ганьсу, Сычуань.

Тибет на карте мира на русском языке

Найти Тибет на карте мира не сложно. Необходимо найти Индию. Северная граница с Китаем определит начало нагорья. С севера границей округа служит провинция Ганьсу. Официальные координаты местоположения – 32 градуса северной широты, 89 градусов восточной долготы. Столица Лхаса имеет подпись на русском, что позволит обнаружить культурный центр региона.

Отыскать Тибет поможет расположение в этом районе самой высокой горы мира – Эвереста. Историческое название вершины – Джомолунгма. В переводе с местного наречья означает «Божественная мать жизни». На карте она имеет обозначение на русском языке.

тибет

История

Первое упоминание о государстве Тибет относится к VII веку нашей эры. Правителем на тот момент был царь Сонгцен Гампо. Территория правления была значительно меньше нынешних границ автономии. Включало в себя центральную часть современного Тибета.

Последующие шаги развития государства Тибет включают в себя множество этапов становления. Среди них:

  • VIII век – покорении территорий империи Тан, включая оазис Дуньхуан;
  • IX век – гонения на буддистов, распад государства;
  • XIV-XV века – основание «школы добродетели» Цонгкхапой. Данный момент является точкой отсчета становления современной версии тибетского буддизма;
  • XVI-XVII века – зарождение института Далай-Ламы;
  • 1903-1904 года – организация экспедиции Британской Империи на Тибет, установление влияния;
  • 1913 год – провозглашение независимости. Республика Китай отказалась признавать независимость государства;
  • 1950 год – вооруженное вторжение сил Китайской армии, установление власти коммунистической партии, оккупация;
  • 1965 год – присвоение статуса автономного округа в составе Китайской Народной Республики.

тибет

Присоединение Тибета к стране сопровождалось гонениями со стороны правительства Мао Дзе Дуна. Во время культурной революции было уничтожено множество исторических памятников, разрушены храмы. Народное недовольство выражалось восстаниями, доходившими до вооруженных столкновений. Самым кровавым был конфликт 1959 года.

Интересно: После восстания 1959 года, знать и правительство во главе с Далай-Ламой бежало в Индию. До настоящего момента в городе Дхарамсала существует «Тибетское правительство в изгнании». Мировое сообщество обратило внимание на оккупацию Тибета, однако не предприняло активных действий, так как осознает вес китайской страны на международной арене.

Климат

Учитывая, что вся территория находится высоко относительно уровня моря, то климат здесь не из лучших. Официально характеризуется как сухой субтропический континентальный. На деле это означает, что погода носит крайне неустойчивый характер. Нормальным явлением считаются резкие перепады температур днем и ночью.

тибет

Практически постоянно дует порывистый ветер. Нередко случаются пыльные бури. Уровень осадков минимален, выпадение – непредсказуемо. Гималайский хребет препятствует прохождению на территорию Тибета ветров с запада, что не позволяет приносить ливневые дожди.

Население

Огромная территория имеет небольшую плотность населения. Численность населения Тибета составляет 12,5 млн жителей. Здесь живут 6 миллионов тибетцев и 7,5 китайцев. Учитывая особенности местности, а также удаленность поселений от городов, более половины жителей являются неграмотными.

Столица округа город Лхаса – самый крупнонаселённый пункт. Здесь располагаются административные центры, крупные памятники архитектуры, храмы. Промышленность в регионе развита слабо, хоть и имеются промышленные центры в городах Чамбо, Щигацзе.

тибет

Население Тибета в основном занимается земледелием и скотоводством. С высокогорья берут начало большинство рек Китая. В долинах выращиваются такие культуры, как:

  • Пшеница;
  • Кукуруза;
  • Ячмень;
  • Овощи;
  • Табак.

Скотоводство представлено в основном мелкими породами скота – овцами и козами. Из крупнорогатых выращиваются яки, использующиеся как тягловая сила.

Растительность

Суровый климат плоскогорья позволяет произрастать на территории только растительности, присущей пустыням, степям. Вдоль долин рек простирается лесополоса. Ее доля от общего числа незначительна. На высоте более 6 км все занимают снег и ледники.

Интересно: Главная особенность фауны Тибета – молодость культур. Древние виды были полностью уничтожены с наступлением оледенения.

тибет

Животные

Тибет в Китае представляет собой пустыню, степь, горы. Поэтому разнообразие видов животных достаточно велико. Распространение зависит от среды обитания. В пустыне распространены козлы, бараны. Горные склоны – родина снежных барсов.

В степях встречаются:

  • Лошадь Пржевальского;
  • Двугорбые верблюды;
  • Куланы;
  • Сайгаки;
  • Суслики;
  • Тушканчики;
  • Зайцы.

тибет

В горной лесополосе живут:

  • Маралы;
  • Косули;
  • Лоси.

Разнообразие птиц в Тибетском автономном районе представлено снежными грифами, гусями, галками и другими видами.

Культура

Основная религия жителей Тибета – Буддизм. До оккупации 1950 года тибетские монастыри занимали особое положение в регионе. После того, как регион был оккупирован, более 90% храмов были разрушены из-за ограничений на распространение религий.

Официальный язык – китайский. Однако, делопроизводство и начальное обучение разрешено вести на тибетском. Из-за того, что обучение является платным, половина населения остается безграмотным из-за общей бедности региона.

Где находится Тибет?

Тибет славится традициями и пышными празднествами. Ежегодно церемонии, проводимые знатью и монахами привлекают огромное количество туристов со всех уголков мира. Туристический бизнес является одним из основных источников дохода населения.

Тибетская кухня

Колыбель древней истории донесла до наших времен множество кулинарных традиций. Основной рацион местных жителей составляют мясо и овощи. Типичное блюдо – цампа. Состоит из мяса яка, яичной муки, ячменного пива и чая. Чайные традиции тибетцы хранят тщательно, поэтому употребляют чай с добавлением соли и масла.

Внимание: Главная изюминка Тибета – духовная пища. Поэтому к алкоголю здесь относятся весьма скептически. В продаже можно встретить только легкое рисовое вино. Монахи порицают пьянство.

тибет

Как добраться?

До столицы округ добраться достаточно легко из любого крупного города Китая. Вариантов два – авиаперелет и поезд. Для удобства рекомендуется выбрать железную дорогу. По этому пути перепад высоты будет происходить плавно, что не позволит развиться горной болезни.

Билеты – Цены

Авиаперелет до Пекина с последующей пересадкой на поезд займет двое суток пути. Стоимость билета на поезд составляет 200-300 долларов, в зависимости от класса места. Авиабилет обойдется в 700-900. Общая стоимость билетов до Лхасы составит около 1000-1200 долларов.

Самолет от Пекина до столицы Тибета обойдется немного дороже – 300-400 долларов. По времени значительно быстрее, однако от резкого перепада высот возможен дискомфорт.

тибет

Достопримечательности

Тибет – мировая столица Буддизма, поэтому все памятные места так или иначе связаны с религией:

  • Дворец Потала в Лхасе. Резиденция Далай-Ламы;

Дворец Потала в Лхасе. Резиденция Далай-Ламы

  • Джокханг – священный монастырь для каждого жителя;

тибет

  • Храмовый комплекс в Эллоре. Здесь расположен многоуровневый храм, вырубленный прямо в скале;

Храмовый комплекс в Эллоре

  • Дрепунг – самый крупный буддисткий монастырь в мире;

Дрепунг

  • Ступа Кумбум в поселке Гбянгдзе. Отличается огромными размерами. Само поселение практически не подверглось влиянию китайской культуры, поэтому именно здесь можно посмотреть на истинный быт древнего Тибета.

Ступа Кумбум в поселке Гбянгдзе

Данный список отображается лишь самые яркие и посещаемые достопримечательности. На огромной территории Тибета великое множество храмов и памятных мест, которые можно увидеть. Для любителей же экстрима главным местом паломничества является Эверест – высочайшая точка планеты.

Интересные факты

Именно в Тибете в начале XX века был введен налог на уши. Правительству срочно требовались средства на содержание армии, а казна была пуста. Поэтому каждый житель, имевший уши, должен был заплатить или отрезать орган. Как ни странно, большинство граждан выплачивало деньги, что позволило за год собрать достаточное количество.

тибет

В каждом населенном пункте много полицейских участков и стражей порядка. Связано это с периодическими волнениями. 10 марта – день памяти восстания 1959 года. В этот период власти Китая закрывают Тибет для туристов во избежание эксцессов. Это следует учитывать при планировании путешествия.

Заключение

Тибет – край с богатой историей, приветливыми людьми и религией, проповедующей добро. Большинство жителей, проживающих в столице или близ нее, неплохо говорит на английском, что позволит получить информацию туристу от любого прохожего. Посетить регион стоит ради горных красот, прикосновения к прекрасному. Буддистские храмы с чарующей философией и святынями оставят неизгладимые впечатления надолго.

Источник: KitayGid.ru

С 1959 года национальная тибетская культура начала понемногу разрушаться. Годы, последовавшие после бегства Далай-ламы, были ужасными для тибетцев. Кровавые репрессии, усиленная коммунистическая пропаганда, раздача земель и пастбищ «трудовым массам», публичные суды над неверными, уничтожение монастырей, разграбление произведений искусства и вывоз их в Китай. Необходимо «уничтожить тибетские реакционные силы» и «освободить рабов», —  говорили китайцы. «Демократическая реформа» была осуществлена в Тибете в 1961 году. Кругом царил голод и болезни. Семьи и религиозные сообщества распадались,облавы на «контрреволюционеров» и «реакционеров» стали систематическими. Неугодные отправлялись в исправительные трудовые лагеря, где умирали от непосильного труда. Реальное количество заключенных, скончавшихся в лагерях, неизвестно, хотя некоторые  называют цифру в 70 000 человек [Поммаре, Ф.]

Разразившаяся в 1966 году культурная революция в Китае усугубила тяжелое положение тибетцев. Монастыри, дворцы, книги, статуи, картины, ступы были сметены с лица земли. В стране процветали доносы, неугодные подвергались пыткам. Культурная революция затронула все районы Тибета, даже отдаленный Западный Тибет; древние памятники были разрушены и разграблены.Сохранившиеся во время вторжения начала 1950-х годов монастыри были названы «рассадниками реакционизма и суеверия»; они намеренно разрушались, уничтожались предметы культа. Произведения искусства из драгоценных металлов отправляли в Пекин на переплавку. Из 6000 храмов и монастырей, существовавших в Тибете до 1959 года, к 1976 году не осталось почти ни одного. Некоторые тибетцы, пытаясь спасти национальные культурные ценности, прятали статуи и книги у себя в домах, порой закапывали их, маскировали храмы под сараи.

Правительство убило или посадило в тюрьму 93% всех представителей духовенства, многие из которых также прошли через пытки.

Призыв тибетцев остановить геноцид в их стране

С 1969 года начали создаваться коммуны (колхозы), к 1975 году коллективизация уже закончилась. Частной собственности больше не существовало. Вместо традиционного выращивания ячменя было приказано культивировать пшеницу. Остальные отрасли сельского хозяйства были забыты. Начался голод.

В 1975 году китайское правительство начало переселение китайцев-хан в центральный Тибет. Амдо и часть Кама вошли в состав китайских провинций Ганьсу, Цинхай , Сычуань и Юньнань. Тысячи китайцев прибывали в Тибет на постоянное место жительства (правительство награждало и награждает по сей день щедрыми субсидиями переселенцев).

Период правления Мао – это целенаправленное уничтожение тибетской религии, культуры и уклада жизни, истребление или «перевоспитание» их носителей, насильственная китаизация народа. По разным оценкам, в Большом Тибете погибло от 5 до 30% тибетцев, свыше 100 тыс. стали беженцами. Это подпадает под действие Конвенции о предупреждении геноцида, принятой ООН.

Китайские силы «охраны правопорядка» арестовывают тибетских монахов

После смерти Мао начался короткий период «оттепели», но уже вскоре восстановительные реформы свернулись, и все возвратилось в прежнее русло.

Далай-лама уже не добивался полной независимости Тибета, а ратовал за автономный Тибет в составе Китая, требовал соблюдения Китаем прав человека и остановки переселения китайцев в Тибет, прекращения захоронения ядерных отходов в стране и создания здесь зоны мира. Однако китайцы все равно отклонили все требования Далай-ламы.

Несмотря на то, что Далай-ламе не удалось добиться положительных результатов, мировая  общественность оценила его деятельность, и в 1989 году он был награжден Нобелевской премией мира за ненасильственную борьбу за свободу своей страны.

Экономическая политика Китая по отношению к Тибету оказалась по своей сути колониальной, так как результаты эксплуатации тибетских природных ресурсов предназначались, прежде всего, для китайцев, а не для тибетцев. За сорок лет площадь лесов на территории Тибета сократились с 25,2 миллиона до 13,7 миллионов гектаров; 18 миллионов кубометров лесоматериалов было вывезено из Юго-Восточного Тибета в Китай. В Тибете было обнаружено более 70 видов полезных ископаемых, добыча которых все быстрее набирает силу. Так как страна изначально была малонаселена, приток сюда иммигрантов подверг сложившуюся экосистему (уже без того нарушенную вырубкой лесов, истощением и эрозией почв, истреблением некоторых видов животных и захоронением на севере Тибета радиоактивных отходов) дополнительной опасности.

Самым значительным результатом деятельности китайцев в отношении окружающей среды стало истощение высокогорных пастбищ, что явилось причиной опустошения значительных ареалов, прежде пригодных для проживания как диких, так и домашних животных. Традиционное тибетское скотоводство находится под угрозой исчезновения.

Строительство плотин на священных реках разрушает экосистему Тибета

Сегодня мало что поменялось.  Влияние Китая на Тибет порой доходит до абсурдных ситуаций: к примеру, коммунистическая партия пытается взять под свой контроль процесс воплощения лам. Там, где не помогли ни террор, ни идеология, китайское правительство решило действовать с помощью массового переселения китайцев. Сейчас тибетцы, проживающие в Лхасе, составляют меньшинство. Некогда столица величественного Тибета застроена высотными домами и торговыми центрами, а тибетцы заселяют своего рода гетто – небольшой тибетский квартал.

В 2008 г. Олимпийские игры в Пекине привлекли пристальное внимание международного общества к политической ситуации в Китае, и у тибетцев появился шанс быть услышанными. Начиная с марта 2008 г. по тибетским областям прокатилась волна протестов. Сотни монахов и мирян вышли на улицы, требуя возвращения Его Святейшества Далай-ламы и свободы Тибета. В ответ китайская милиция разгоняла толпу при помощи слезоточивого газа и открывала огонь по безоружным протестующим.

За протестами последовали массовые аресты подозреваемых в участии и организации демонстраций, в некоторых регионах власти проводили обыск домов и монастырей. Было опознано более сотни погибших во время протестов или после арестов. Тысячи людей были арестованы, подвергались допросам, избиению и пыткам. Большинство из них были отпущены после нескольких месяцев, но многие получили приговоры различной тяжести: от трёх лет заключения до смертной казни.

Рассказы о бесчеловечной жестокости китайских властей вызвали негодование в тибетских диаспорах и среди мировой общественности, а также пробудили интерес независимых средств массовой информации. Однако жители Китая получили совершенно искажённую версию событий.

Разгон мирных тибетских демонстрантов китайской полицией

Китайские СМИ, призванные служить проводниками воли властей, представили тибетцев как воинствующих и опасных бунтарей, угрожающих единству китайской нации и суверенитету государства. О жертвах кровавых протестов, арестов и заключений не было сказано ни слова, зато съемки отдельных поджогов нескольких машин и китайских магазинов тибетскими протестующими, а также публичных приговоров активно транслировались, чтобы создать в сознании китайских граждан, ранее питавших глубокое уважение к тибетским братьям, восприятие тибетцев, как агрессивных дикарей, выступающих против Китая. Для независимых репортёров Тибет был закрыт.

Религиозная жизнь в Тибете сейчас полностью контролируется государством. Оно заведует всеми аспектами религии, как в общественной, так и в частной сфере. С учётом важности буддизма в жизни тибетцев, многими эта политика воспринимается как прямая угроза их национальному самосознанию. Некоторые описывают текущие репрессии как не менее вопиющие, чем в тёмные годы культурной революции.

Комиссия США по вопросам международной религиозной свободы с 1999 года классифицировала Китай как «страну, вызывающую особое беспокойство», поставив его в один ряд с самыми отъявленными нарушителями религиозных свобод в мире. Согласно отчету Комиссии за 2013 год: «Положение с соблюдением религиозных свобод в областях Китая, где практикуется тибетский буддизм, сейчас хуже, чем когда бы то ни было за последние десять лет» [Годовой отчет за 2013 г., Комиссия США по вопросам международной религиозной свободы свободам]. Текущая политика демонстрирует желание китайского правительства полностью взять тибетский буддизм под свой контроль. Как следствие применения такой политики в отношении Тибета, систематически разрушаются религиозные учреждения и традиции, которые веками поддерживали непрерывную передачу учений тибетского буддизма.

Лозунг перед зданием ООН: «Сколько еще нужно отдать жизней во имя свободы и справедливости?»

Стремительное экономическое развитие КНР не перерастает в уважение, защиту и осуществление экономических, социальных и культурных прав тибетцев.

Многие тибетцы сталкиваются с дискриминацией, когда пытаются пользоваться своим правом на работу, что угрожает их экономическому выживанию. Массовые насильственные выселения и переселения продолжают происходить в Тибете, разрушая традиционный кочевнический образ жизни и усиливая китайскую политику контроля над тибетским населением.

Право на полноценные стандарты жизни постоянно нарушается: при добыче полезных ископаемых в Тибете загрязняются реки и источники питьевой воды для местного населения, что угрожает соблюдению права на воду. Расхождения в статистике материнской и детской смертности между провинциями КНР и Тибетом, а также недостаток здравоохранительных учреждений в тибетских регионах, указывают на серьёзное нарушение права на здоровье тибетского населения.

Тибетский язык и культурное наследие находятся на грани уничтожения из-за политики КНР по притеснению тибетского языка и урбанизации исторических объектов, таких как Старый Город в Лхасе.

Уродливая застройка исторического района Лхасы типовыми домами для китайских переселенцев

Несмотря на небольшую численность тибетцев и невысокую плотность населения в Тибете, китайцы ограничивают число детей, которых позволяется рожать тибетским женщинам, хотя эти ограничения не столь жестоки, как для китайских женщин. Эти ограничения, различные в разных регионах, подкрепляются принудительными абортами и стерилизациями, проводимыми в нарушение декларируемых прав и свобод и очень часто в ущерб здоровью женщин. Дети, появившиеся на свет «без разрешения» часто становятся объектом дискриминации при поступлении в школу и при распределении материальных благ.

И стоит обратить особое внимание на практику самосожжения в Тибете как наивысшую форму протеста против существующих условий. Ни одна страна современного мира не имела и не имеет аналогов подобного волеизъявления среди мирных жителей. На сегодняшний день (начиная с 2009г.) общее число буддийских монахов, мирян, женщин и подростков, предавших себя огню, выкрикивая в последние минуты призывы к освобождению от Китайской зависимости и возвращению Далай-ламы на родину, достигло  145 (123 мужчины и 23 женщины, 138 – в оккупированном Тибете и 7 в Индии и Непале)

Широкое освещение западными СМИ установило данную практику, как тип политического протеста против оккупации и репрессивного режима китайского правительства.

Карта случаев самосожжений в регионе Амдо, Тибет

Источник: gunganima.com


Categories: Китай

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.