Торжественным маршем: на авиабазе Хмеймим прошел Парад Победы

В прохождении были задействованы более тысячи военнослужащих и 84 единицы техники, над российской авиабазой пролетели 22 вертолета и самолета.See more

Парадные расчеты группировки войск ВС РФ в Сирии и сирийских военных прошли на авиабазе Хмеймим торжественным маршем, посвященным 76-летию Победы в Великой Отечественной войне.

В прохождении были задействованы более тысячи военнослужащих и 84 единицы техники, над российской авиабазой пролетели 22 вертолета и самолета. Командовал прохождением расчетов заместитель командующего группировкой войск ВС РФ в Сирии генерал-майор Олег Митяев, принимал парад командующий группировкой войск ВС РФ в Сирии генерал-лейтенант Александр Чайко.

«Мы преклоняемся перед теми, кто насмерть стоял за каждую улицу, каждый дом, каждый рубеж своей Родины, кто погиб в жестоких боях под Москвой и Сталинградом, на Курской дуге и Днепре, кто умер от голода и холода в непокоренном Ленинграде, был замучен в концлагерях, плену и оккупации. Сегодня российские солдаты и офицеры плечом к плечу с военнослужащими Сирийской Арабской Республики уничтожают международный терроризм, укрепляют суверенитет и независимость Сирии, проявляя мужество и героизм, готовность к подвигам. Ради сирийского народа они создают условия для восстановления мира на земле» — заявил Чайков.


Министр обороны Сирии Али Абдулла Аюб поздравил военнослужащих российской группировки войск ВС РФ с Днем Победы от имени президента Сирии Башара Асада.

«Этот праздник демонстрирует нам наглядно, что значит воля народа-победителя, желающего спасти свое Отечество и свой родной дом. Это подтверждает высокий уровень нашей дружбы, нашего союза в противостоянии международному терроризму», — сказал он.

Пешим строем прошли офицеры управления и военнослужащие группировки войск ВС РФ в Сирии, смешанного авиационного полка, медицинского отряда специального назначения, подразделения военной полиции и сводный парадный расчет военнослужащих-женщин. Сирийское военное ведомство представили подразделение Морской академии ВС арабской страны и штурмовой полк специального назначения «Коммандос».

Во главе механизированной колонны впервые прошел легендарный танк Т-34. Следом за ним — бронеавтомобили «Тигр-М» и «Тайфун», бронетранспортеры БТР-80 и БТР-82А, зенитные ракетно-артиллерийские комплексы «Панцирь» и оперативно-тактические «Искандеры-М». Сирийские пикапы также проследовали по плацу.


В воздушной части парада были задействованы вертолеты Ка-52, Ми-35, Ми-8АМТШ, сирийские вертолеты «Газель», а также российские самолеты Су-34, Су-35, фронтовые бомбардировщики Су-24М. Истребители Су-35С, завершили пролет над авиабазой Миг-29.

https://tvzvezda.ru/news/2021591225-kYxLw.html

Источник: vk.com

От побережья Средиземного Моря и до южных пустынь и плодородных равнин у границы с Ираком, Сирия радует разнообразием видов. Сегодня в заголовках газет мелькают только усиливающееся разделение и бесконечное кровопролитие, однако Сирийцы не перестают помнить и гордиться, что они являются частью одной из самых древних цивилизаций мира..

1. Следующие фотографии мельком показывают жизнь в Сирии до революции. Право на их использование было любезно предоставлено фондом «Creative Syria», проектом Сирийского культурного центра в Монреале. Фото: Hala Salhi

2. Руины окруженной песками Пальмиры – города в центральной Сирии. Тысячу лет Пальмира, известная также как «Невеста Пустыни», служила перевалочным пунктом, соединяющим Месопотамию и побережье Средиземного моря. Город находится на северо-востоке от Дамаска и до сих пор остаётся ценным местом для археологических раскопок – в 2008 году в Пальмире, по словам археологов, обнаружили самую большую христианскую церковь в Сирии. Фото: Souhail Moukhtar


3. Латакия, на северо-западе страны, это город портов и курортов. Город повидал волнения во время последнего восстания, в августе его обстреливали с моря ВМС Сирии, в то время, как он был под осадой войск президента Башара аль-Асада. В древности, Латакия часто подвергалась нападениям со стороны захватчиков, пытавшихся захватить её богатство. Фото: Photo by Bridget Palmer

4. Дети на улице Латакии. Фото: Souhail Mukhtar

5. К востоку от Латакии находится замок Саладина. В 12 веке это была крепость крестоносцев, пока её не захватил лидер мусульман Саладин в достаточно удачной попытке отбросить крестоносцев в страны восточной части Средиземноморья. Фото: Souhail Moukhtar

6. Каменистые окрестности Хосн Сулеймана в западной части Сирии – расположение древнего храма, популярного у туристов. Фото: Bridget Palmer

7. Нории на реке Оронт в западном городе Хама. Город известен своими водяными колёсами, а также резнёй при режиме президента Хафеза аль-Асада в 1982 году при подавлении восстания исламистов. Во время недавних мятежей, Хама опять стала центром протестов, силы безопасности президента Башара аль-Асада начали наступление на город в канун Рамадана. Фото: Souhail Moukhtar

8. Мужчина собирает хлопок на берегу реки Евфрат между городами Ракка и Дейр-эз-Зор. Ракка, которая находится на севере центральной Сирии, стала развиваться в 1 веке, так как была на перекрёстке путей в Сирию и Ирак, но пришла в упадок в 9 веке из-за постоянных войн. Фото: Dr. Jean Otrakji


9. Вид на реку Евфрат. Берущая своё начало в горах Турции, Евфрат была жизненно важной рекой в древние времена, а также упоминалась как граница сада Эдемского. Фото: Photo by Hovic & Abd

10. Мужчины курят кальян в дамасском кафе «Café al-Nofara». Фото: Hala Salhi

11. Дети перед витриной магазина в Дамаске. Фото: Hala Salhi

12. Крак де Шевалье, крепость крестоносцев 12 века, наиболее известный и лучше всего сохранившийся средневековый замок. В мирные времена он всё ещё привлекает к себе толпы туристов со всего мира. Фото: Souhail Moukhtar

13. Фонарь освещает узкую улочку в северном городе Халеб (Алеппо), самом большом городе в Сирии. Халеб, являющийся одной из основных экономический артерий Сирии, по больше части остался в стороне от недавних волнений, охвативших всю страну. Фото: Hovic & Abd

14. Вид на море из городка Бадруси в северо-западной части Сирии. Пляжи данного региона обычно очень привлекательны для туристов из Халеба. Фото: Hovic & Abd

15. Каменные здания города Джарадех на закате. Это один из «мёртвых городов», которые были покинуты после пика развития во времена Византийской империи. Фото: Hovic & Abd


16. Средневековый замок в западном городе Масиаф в мухафазе Хама. В 12 веке замок был во владении исмаилитов из секты Шиа. Фото: Souhail Moukhtar

17. Заброшенная больница в южном городе Эль-Кунейтра, на Голанских Высотах. Сирия потеряла город во время войны 1967 года, когда Израиль захватил Голанские высоты, и уничтожил его в попытке усилить своё влияние в регионе. Эль-Кунейтра была возвращена Сирии по «Договору о разделении сил между Израилем и Сирией» в 1974 году, но город оставался лежать в руинах, а газета «the New York Times» написала в одной из своих статей, что «это памятник жестокости израильтян». Фото: Bridget Palmer

18. Вход в древний римский театр в городе Босра в южной мухафазе Деръа, где прошли первые волнения против режима аль-Асада. В этом городе находится хорошо сохранившийся до наших дней римский театр, построенный во 2 веке н.э. Фото: Hovic & Abd

Источник: bigpicture.ru

Источник: fishki.net

Вот ещё немного информации, помогающей несколько с другой стороны посмотреть на начало гражданской войны в Сирии. (отсюда: http://navoine.ru/syr-destr.html ) Ну а шакальё, оно всегда набегает туда, где запахло кровью и смертью…


… Перед началом мятежа, в 2010, население Сирии составляло 22,5 миллиона человек. Прирост населения был очень высок – около 3,3% в год, частично за счет наплыва иракских беженцев. В десятилетие, предшествовавшее иракскому нашествию, прирост также был высок – 2,45%. Семена нынешнего несчастья были посеяны давно. Некоторые относят их к 1956 году, когда глава отдела экономического анализа в министерстве планирования Юсеф Хелбауи, горя энтузиазмом, сообщил: “У контроля над рождаемостью нет никаких причин существовать в этой стране. Мальтус не найдет среди нас ни одного сторонника”.

С тех пор Сирия живет в состоянии непрерывного демографического катаклизма. В начале 70-х режим настолько яро “строил нацию”, что продажа и использование презервативов были официально запрещены. Результаты проявились практически сразу: к 1975 на каждую тысячу жителей Сирии приходилось 50 новорожденных. Хафез Асад удовлетворенно отметил, что “высокий уровень естественного прироста и внутренняя миграция стимулируют необходимые социо-экономические улучшения в рамках прогрессивного развития”.

Только в последние годы сирийский режим начал задумываться о контроле над рождаемостью – но было слишком поздно – само по себе количество сирийцев, народившихся в 70-80-е годы, держит уровень рождаемости и воспроизводства населения на недосягаемых для других стран высотах. Несмотря на то, что в среднем сирийская женщина рожает около трех детей, само количество рожающих сирийских женщин все больше и больше раздувает демографический пузырь. 


Как и в других арабских странах, прирост трудоспособного населения был еще более высок, чем общий прирост населения. Если в 1990 году в возрастной группе 15-24 лет насчитывалось 2,5 миллиона человек, то 2000 – уже 3,8 миллиона, а в 2010 – 4,6 миллиона. Это порождало необходимость создания 400 тысяч рабочих мест ежегодно, но экономика, по ряду причин, на это не была способна.

Первой причиной была засуха 2006, после которой последовала настоящая экологическая катастрофа 2007-2008. В результате были разрушены 800 тысяч крестьянских хозяйств, и около 3 миллионов человек оказались в состоянии крайней нищеты. В то время как правительство утверждало, что Сирия может полностью удовлетворить собственные потребности в зерне, урожай 2010 составил 3,3 миллиона тонн – на 500 тысяч меньше, чем необходимо стране.

Введение так называемой «социальной рыночной экономики» с новым режимом субсидий, больно ударило по большинству граждан Сирии. Ранее страна обеспечивала продовольственную безопасность – большой ценой и за счет патерналистской политики государства. На либерализации заработали немногие – в основном, торговый класс и элиты. Ожидаемого расцвета не произошло, а принятые меры принятые меры подтолкнули средний класс к нищете. В 2008 инфляция составила 17%, после чего несколько снизилась. Снижение было недолгим, и инфляционная спираль закрутилась вместе с резким ростом мировых цен на продовольствие. 


Разрывы в доходах резко росли, также как росла и безработица, достигшая уровня 20-25%. Обещания правительства о создании 250 тысяч рабочих мест ежегодно выполнены не были. Еще до формального начала либерализации, 2 миллиона человек (11,4% населения) жили ниже официальной линии «крайней нищеты» – с доходами менее 1458 фунтов (32 доллара) на человека в месяц. 5,3 миллиона (30,1% населения) жили за уровнем бедности – доходы менее 2250 фунтов (49 долларов). В 2007 уже 12,7% населения жили в крайней нищете. За уровнем бедности жили 33% населения.

В 2008 году были отменены субсидии на топливо. Цены на горючее за один день увеличились на 300%. В 2009 году глобальный финансовый кризис резко снизил объем денежных переводов на родину сирийскими рабочими, занятыми за рубежом. Сирийский ВНП снижался на протяжении 80-х и стагнировал на протяжении 90-х. Этот тренд был на короткое время остановлен вместе с “либерализацией” 2000-хгодов, но экономический ренессанс не вышел за пределы Дамаска и Алеппо. Относительное “процветание”, принесенное либерализацией, в любом случае распространилось неравномерно, и его было попросту недостаточно для создания противовеса демографическому и социальному напряжению, копившемуся в таких провинциях, как Дераа и Дар эз-Заур.

В 2011, по данным ООН (GlobalAssessmentReportonDisasterRiskReduction) в губернаторстве Хассака «75% фермеров пережили полную потерю урожая…скотоводы в северо-восточной Сирии потеряли 85% поголовья». По оценке ООН, в 2011 один миллион сирийцев жили в состоянии «отсутствия продовольственной безопасности» – иными словами, на грани голода. Только в 2011 количество нищих в Сирии увеличилось на 3 миллиона человек. 


В 2011 правительство создало специальный фонд в 250 миллионов долларов для помощи 400 тысячам самых бедных семей. Зарплаты в госсекторе были увеличены на 25%, субсидии на топливо для госслужащих и пенсионеров были увеличены на 72%. Были приняты меры для борьбы с повышением цен на основные потребительские товары. Но было уже слишком поздно.

Все перечисленные в данном очерке проблемы никуда не делись – и лишь обострились. Центральной из них является проблема дефицита воды, и связанный с ним крах сельского хозяйства и продовольственной безопасности. По данным ООН в 2010-2050 урожаи на неорошаемых землях в Сирии могут сократиться на 57%. 

Неизбежно, напряжение стало выплескиваться из периферии в центр. Независимо от того, осознавал ли средний класс Дамаска и Алеппо весь риск создавшегося положения – а именно, существования на краю проснувшегося вулкана, он не проявил никакого энтузиазма и не принял участия в “пожаротушении”, в тот момент, когда вулкан взорвался. 

Потенциал для внутренних конфликтов из-за ограниченных ресурсов страны остается громадным. Дер эз-Заур – беднейшая провинция Сирии. В то же время, именно там добывается 70% сирийской нефти. Если режим падет, племена потребуют “своей доли” в доходах от продажи нефти, бросив оставшуюся часть страны на милость саудовских “доноров”. Альтернативой этому сценарию будет новый виток конфликта периферии против центра.


85% территории Сирии – пустыня или полупустыня. Несмотря на это, через страну протекают несколько важнейших рек. Евфрат течет в юго-восточном направлении через центр страны в Ирак. Тигр течет на протяжении небольшого отрезка сирийско-турецкой границы – также в Ирак. Кроме этого, есть еще несколько менее значительных рек, текущих в юго-западном направлении, и, кроме них – 4-5 миллиардов кубометров воды в подземных водоносных слоях.

Проблема недостатка водных ресурсов является наиболее существенным элементом сирийской внутренней и внешней политики. Даже без учета жесточайшей засухи двухтысячных и продолжающейся гражданской войны, геополитическое положение Сирии чрезвычайно осложнено. 

В первую очередь следует указать на усиливающиеся религиозные и этнические противоречия внутри страны, экономические проблемы (уменьшение резервов нефти), последствия демографического взрыва, и, в особенности – истощение водоносных слоев. Сирийскую ситуацию в области водоснабжения можно охарактеризовать просто – это катастрофа. Наиболее острыми проблемами являются зависимость от Турции, контролирующей Евфрат и истощение водоносных слоев в городе и провинции Дамаск. Сирия фактически превратилась в заложника Анкары – не только в сфере водоснабжения, но также и в сельском хозяйстве, производстве продовольствия и электроэнергии.

С 2007 года из-за засухи в Сирии были оставлены населением более 160 деревень. Население перебралось в Дамаск, Алеппо и другие города. Речь идет минимум о 250 тысячах человек. Дамаск, как и другие города попросту не мог принять такое количество переселенцев . Только в Дамаске мигранты вырыли 25 000 незаконных колодцев – опустив уровень запаса воды и уровень санитарии в городе еще ниже.

На протяжении 5 тысяч лет Дамаск был оазисом в центре страны. Все начало меняться после получения независимости. Население Сирии за период с 1950 года увеличилось в семь раз. Одновременно Турция – в эпоху жесткого недостатка воды – присвоила большую часть водных ресурсов, которая раньше текла на юг – в Сирию. Они забирают половину из 30 миллиардов кубометров воды, которую несет Евфрат. Это не только лишает сирийцев воды, но и уменьшает их возможности производства электроэнергии. 

Евфрат является главным источником речной воды в Сирии. Только четверть протяженности реки приходится на Сирию. 41 % — на Турцию и 35% – на Ирак. Через Сирию также протекает и Тигр, но большая часть реки находится в Ираке. Среди других важных рек следует упомянуть Африн (также начинающуюся и уходящую в Турцию), Оронтес (начинается в Бекаа и уходит в Турцию), Нахр эль-Кабир (Хомс), Ярмук (Хуран) и Иордан.

История строительства дамбы Асад является одним из самых поучительных примеров «эффекта бумеранга» в современной политике. В 60-х годах Сирия приняла принципиальное решение о строительстве дамбы на Евфрате. Подобно Асуанской плотине в Египте, дамба должна была выполнять несколько функций – создать водный резервуар, ГЭС, обеспечить дешевой электроэнергией и водой периферию. В 1973 году была введена в строй первая фаза дамбы Асад. Емкость озера Асад составила 7,4 миллиарда кубометров. С вводом второй фазы емкость должна была увеличиться до 12 миллиардов кубометров – но вторая фаза не была завершена. Турция побеспокоилась об этом, построив систему дамб на собственной территории, и, тем самым, сократила водоснабжение в Сирию в два раза.

Вместе с этими поверхностными водоисточниками Сирия располагает 4-5 миллиардами кубометров воды в водоносных слоях. Рост населения, засуха и ограничения на получение воды Евфрата ведут к тому, что водоносные слои исчерпываются и не восстанавливаются. Дефицит водного баланса в Сирии в 1995-2001 годах превысил 3,1 миллиарда кубометров, наихудшая ситуация – в провинции Дамаск.

Это, плюс климатические беженцы, плюс более миллиона беженцев от иракской войны, и границы, внутри которых замкнуто потрясающее количество народностей и религий, подготовили сцену для гражданской войны. Следует отметить, что война начиналась в самых засушливых регионах страны – в Дераа, на юге и в Камишли, на северо-востоке…

Источник: AfterShock.news


Categories: Картинка

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.