За свою тысячелетнюю историю Брест не один раз менял названия. Он встречается в летописных хрониках под названием Берестье, Берестий, Брест-Литовск (17-20 век), Бжещчь-над-Бугем (1921-39 годы), пока не стал именоваться нынешним названием.

Происхождение Бреста скрывается за туманом легенд. Согласно одной из них, один купец, направляясь в литовские земли, попал в болотистую местность. Берёзы, росшие там в изобилии, помогли проложить путь через топь. На обратном пути купец набрёл на остров неподалёку от тех болот и в благодарность за удачное спасение в этих диких местах возвёл капище Велеса, а позже основал поселение, назвав его Берестье, что означает «кора берёзы».

Впервые в летописях Берестье упомянуто в связи с междоусобными столкновениями князей Руси в 1019 году. Здесь находилось укреплённое поселение дреговичей с детинцом, где сейчас располагается археологический музей «Берестье».
11-13 веках пограничное поселение неоднократно переходило во владение поляков, киевских князей, Галицко-Волынского княжества, пока в 1319 году не был присоединён к Великому княжеству Литовскому. Город находился на пересечении многих купеческих путей, поэтому здесь процветали ремёсла и торговля. Неудивительно, что город постоянно подвергался нападению крымских татар, тевтонских рыцарей.
В 1596 году здесь прошёл церковный собор, где была принята Брестская уния. В то время город уже входил в Речь Посполитую. В 1793 года Брест-Литовск присоединён к России. В 1830 году началась постройка Брестской крепости. Только к началу 20 века город оправился от войн 17-18 веков. Брест-Литовск стал железнодорожным узлом, открывались фабрики и заводы. Первая мировая война стала причиной очередного опустошения города (1915 год). В 1918 году здесь был подписан Брестский мир. 1920-39 годы – в составе Польши. С 1939 года – в СССР. Брестская крепость первой испытала всю мощь фашистского наступления 1941 года.

Несмотря на бурную историю, сопровождавшуюся частыми разрушениями, Брест богат достопримечательностями. Главный – мемориальный комплекс Брестской крепости. Выделяется памятник «Тысячелетие Бреста», Свято-Воскресенский и Свято-Николаевский соборы, Крестовоздвиженский костёл, руины монастыря бернардинок и иезуитского коллегиума. Неподалёку от города находится известный национальный парк «Беловежская пуща».

Источник: tochka-na-karte.ru

Город Брест (он же Брест-Литовск и Брест-над-Бугом) славен своей крепостью, построенной в XIX веке. Многие ключевые события XX столетия происходили в этом небольшом городе.


Брест литовск на карте

Праздничное построение личного состава и техники 4-го бронетанкового батальона Войска Польского. Брест, 1930-е гг, казармы им. Генерала Халлера (совр. квартал в р-не ул. Пушкинской – ул. Папанина). Здание в правой части снимка сохранилось до наших дней

Здесь в 1918 году был подписан Брест-Литовский мир. 20 лет Брест принадлежал Польше. 14 сентября 1939 года он был занят немецкими войсками, а 22 сентября, в соответствии с советско-германским планом раздела Польши, был передан 29-й танковой бригаде Красной армии во время импровизированного парада. 22 июня 1941 года город подвергся атаке германских войск. Оборона Брестской крепости стала легендарной. В июле 1944 года город был освобожден советскими войсками и вошел в состав Белорусской ССР.

Архитектор из Минска Андрей Долговский коллекционирует фотографии и документы, связанные с историей этого города. В Музее независимости в Варшавской цитадели с мая по ноябрь 2017 года открыта выставка собранных им фотоснимков, сделанных в Бресте в 1919–1939 годах. Выставка является частью информационной кампании книги "Брест-над-Бугом. Путешествие во времени. 1919–1939", вышедшей в 2016 году в Варшаве.


Андрей Долговский рассказал Радио Свобода о своей коллекции.

– Андрей, вы родились в Минске, и с вашей семейной историей Брест не связан. Почему вы стали собирать документы об этом городе?

– Привлекало разнообразие событий, роль Бреста в истории. Я с детства увлекался фортификацией, а там есть интересные фортификационные объекты. Благодаря тому, что там происходило много исторически значимых событий, это место имеет свою энергетику. Оно притягивает людей не только из Минска: приезжают изучать Брестскую крепость люди из разных стран.

Брест литовск на карте

"Белый дворец" в Брестской крепости – одно из перестроенных сооружений старого города, знаменитое подписанием "Брестского мира" в 1918-м и ожесточенными боевыми действиями в 1941-м (до нашего времени не сохранилось). Немецкая открытка, 1916 г.

Брест литовск на карте

Собственноручная надпись Наркома иностранных дел Льва Троцкого в стенах "Белого дворца", оставленная в декабре 1917 г. Именно "Ни мира, ни войны" открывает книгу "Брест над Бугом. Путешествие во времени. 1919-1939" и наиболее точно характеризует ситуацию в регионе в то время. На смену большой войне и непродолжительным периодам затишья приходили всё новые и новые конфликты


Брест литовск на карте

Поручик Лахета с женой у "Белого дворца". У входа в здание – крепостные орудия. Февраль 1922 г.

​– У вас солидная коллекция, из которой для книги и выставок использовано более 200 фотографий. Какие вы считаете самыми ценными?

– Фотографии раннего периода установления в Бресте польской власти, 1919–20 годы. Очень ценно, когда удается на неподписанных, неидентифицированных фотографиях установить исторически значимых персонажей или объекты, не сохранившиеся до нашего времени.

Брест литовск на карте

Фрагмент кольцевой казармы в Цитадели Брестской крепости. Участок в левой части кадра разобран в 1930-х годах, участок справа – сохранился в поврежденном виде. Фот. Станислав Ковальски, ок. 1920 г.

Брест литовск на карте

Отражение Холмских ворот в водах реки Мухавец. Мост у Холмских ворот разрушен, на фото – процесс его восстановления. Фот. Станислав Ковальски, ок. 1920 г.

– Сложно отыскать такие фотографии? Вы покупаете их на аукционах или находите в Бресте в семейных архивах?

– Сложно с семейными архивами, потому что люди чаще всего в Бресте не оставались.
огие погибли во время Второй мировой войны, многие эмигрировали. В большинстве случаев это поиск в других странах – в Польше, в Германии. Самые дальние страны, откуда приходили фотографии, – Соединенные Штаты и Австралия. То есть источники различные. Если у кого-то остались фотоснимки или оригинальные документы, я объясняю, для каких целей нужна эта информация, как она будет использоваться. Отдельный источник пополнения коллекции – различные интернет-площадки, аукционы, магазины.

– Варшавская выставка посвящена Бресту 1919–1939 годов. Вы и коллекцию ограничили этим периодом или у вас есть снимки других лет?

– В моей коллекции есть и ранние снимки времен Первой мировой войны, и более поздние, второй половины XX века. Но послевоенный период – это больше личные семейные фотографии, туристические. А период 1919–1939 годов интересно было показать в Польше, потому что немногие люди, даже связанные с Брестом, видели, в каком городе жили их родственники, как это все выглядело.

Брест литовск на карте

Фрагмент карты г. Бреста и окрестностей 1925 г. В левой нижней части – Кобринское укрепление и Цитадель Брестской крепости

Брест литовск на карте


Жилые дома для офицеров, водонапорная башня и хозпостройки на Кобринском укреплении Брестской крепости. Ни один из объектов в кадре до нашего времени не сохранился. Типография Чернецкого (Краков), 1920-е гг.

– Современный турист обнаружит в Бресте что-нибудь из того, что изображено на ваших фотографиях, или город изменился до неузнаваемости?

– Город сильно изменился, но некоторые объекты можно обнаружить. Это и часть фортификационных объектов непосредственно в Брестской крепости, и некоторые здания. Проблема лишь в том, что многие из этих объектов не обозначены как участники каких-то исторических событий. В Бресте не хватает информационных табличек, особенно по межвоенному времени и по событиям 1939 года. Такие творческие проекты и создаются для того, чтобы восполнять этот пробел. Местные экскурсоводы и культурологи стараются туристам показать не только широко известные вещи, относящиеся к советскому периоду, но и менее известные, но далеко не менее значимые исторические здания.

– Наверняка есть в Бресте здания, которые вам интересны как архитектору.

– В целом мне очень импонирует, как польскими архитекторами в 20-х годах из разрушенного города было сделано такое место со своей изюминкой, со своей особенностью. Виден солидный, серьезный градостроительный подход. Был сформирован проект застройки правительственного квартала, ряд интересных проектов жилых кварталов, которые, к сожалению, не все были реализованы. Именно с точки зрения архитектуры 20-х и 30-х годов Брест крайне интересен. Есть коллеги-архитекторы из других стран, которые приезжают в Брест изучать именно этот период. Правительственные здания, построенные в то время, до сих пор используются местной администрацией. Административные учреждения расположены в зданиях польского конструктивизма, в едином стиле построенных в 20–30-х годах.


Брест литовск на карте

Административный квартал, возведенный в 1920-30-х годах по ул. Люблинской унии (ul. Unii Lubelskiej, совр. Ленина). Фото 1941 г. Здания сохранились и используются до сих пор по прямому назначению – для размещения государственных и других административных учреждений

Брест литовск на карте

Здание Головного отделения Банка Польского, выполненное в нетипичном для Бреста того времени неоклассическом стиле. Арх. Станислав Филасевич, 1926 г. В настоящее время в прекрасно сохранившемся здании по ул. Ленина размещается Главное управление Национального банка РБ по Брестской области

Брест литовск на карте

Интерьер операционного зала здания Банка Польского

– Разрушено во время войны было очень много?

– Жилищный фонд очень сильно пострадал – это в основном деревянные здания, которые легко горели. Было разрушено много объектов в крепости. Административные здания уцелели, а крепости повезло меньше.


– Наверное, после войны сносили целенаправленно – костелы, в частности?

– Культовые сооружения в советское время не столько сносились, сколько переделывались под хозяйственные объекты. Один из костелов был передан под архив, второй под кинотеатр. И уже с начала 90-х годов, после обретения Беларусью независимости, эти здания опять превращались в культовые. А в крепости здания, которые можно было привести в порядок, советской администрацией и военными разбирались на стройматериалы. Фортификационные объекты столетнего возраста просто разбирались для того, чтобы где-то на территории воинской части построить сарай. Это наиболее крупные потери для архитектуры. Сложно сейчас говорить о том, что Брестская крепость представляет собой фортификационный комплекс. Безусловно, земляные валы остались, контуры основные, планировка и так далее, но очень много объектов, которые были бы сейчас туристической изюминкой, к сожалению, утрачены именно в конце 40-х – начале 50-х годов.

Брест литовск на карте

Жительницы Бреста на прогулке. 1930-е гг.

– Какой период в истории Бреста вам кажется самым счастливым временем, эпохой процветания?

– Наверное, 30-е годы ХХ века, межвоенное время. На абсолютном большинстве фотографий – гуляющие по городу люди, улыбающиеся, занимающиеся своими бытовыми вопросами. Такой спокойный период, который в 1939 году был прерван. После этого через город трижды прошел фронт Второй мировой.


Брест литовск на карте

Командир Речной флотилии Польских ВМС в Пинске Витольд Заёнчковский (второй справа) на прогулке в Бресте. Фотостудия Ch. Lipiński, ул. Домбровского (совр. Пушкинская), 1930-е гг.

Брест литовск на карте

Служащие пожарной охраны Бреста. 1935 г.

Брест литовск на карте

Групповой снимок жителей Бреста во дворе дома по ул. Широкой (совр. бульвар Космонавтов). Второй справа во втором ряду – Леопольд Дмовски, известный юрист и политический деятель, президент Бреста в 1922-27 гг.

– Думаю, что многие наши слушатели, которые учились в советских школах, слышали об обороне Брестской крепости в 1941 году, но вряд ли знают, что происходило в 1939-м.

– В отличие от событий, которые происходили в 1941 году, оборона этой территории гарнизоном крепости в 1939 году была спланирована и спланирована достаточно грамотно. Немецкие войска не смогли с ходу захватить крепость, имея многократное превосходство в бронетехнике, в артиллерии, в пехотных силах. Обороняющиеся толк в военном искусстве знали. Был грамотно организован выход, когда уже гарнизон понял, что войска противника продвигаются и имеют явное преимущество. Техника в абсолютном большинстве была утрачена при отступлении, но часть гарнизона удалось сохранить, эти люди продолжали сражаться на других участках. Оборона была кратковременной: если говорить об активных боевых действиях, то порядка трех дней.


– С 14-го по 17 сентября 1939 года. Прошла неделя, и 22 сентября Брест был передан СССР, Красной армии. Почему это произошло?

– Были различные договоренности между Германией и Советским Союзом, которых на тот момент можно было считать союзниками. Территория Польши была разделена между Германией и Советским Союзом. Соответственно Брест отошел к СССР. И на выставке, и в публикациях часть материала этим событиям посвящена. Событие известное, но любительские фотографии позволяют увидеть, как воспринимали это все рядовые участники событий с разных сторон. Есть фотоснимки немецких солдат и офицеров, которые принимали участие в передаче города, попадаются и советские, но в гораздо меньшем количестве. И фотоснимки местных жителей, которые снимали события просто с точки зрения зрителей.

– А это была аномалия, что город заняли немецкие войска и передали его советским, или такое происходило и в других местах?

– Граница разграничения сфер влияния менялась. Где-то достаточно далеко подвинулись советские войска и потом отходили, после того как линия разграничения была четко обозначена, где-то наоборот. До октября 1939 года еще устанавливались эти границы. Территории где-то небольшие, а где-то достаточно обширные передавались. Соответственно, войска и чуть позже пограничные службы устанавливали четкую линию разграничения. В Бресте это произошло достаточно быстро. Немецкие войска ушли за Буг, город был оставлен советской армии и позднее советской администрации.

Брест литовск на карте

Разбитые позиции 40-мм орудий "Бофорс" обр. 38 из состава 3-й моторизованной батареи 9-го дивизиона зенитной артиллерии. Кобринское укрепление, сентябрь 1939 г.

Брест литовск на карте

Мост через реку Мухавец у Брестской крепости, подорванный вместе с въехавшим на него немецким танком. Сентябрь 1939 г.

Брест литовск на карте

Немецкий танк, уничтоженный польскими артиллеристами на подступах к крепости. Сентябрь 1939 г.

– Перед этим они успели провести совместный парад, и это необычное историческое событие запечатлено на некоторых снимках из вашей коллекции…

– Да. Причем интересные детали этого мероприятия. Была торжественная передача именно города и было отдельное мероприятие в крепости, которому также на выставке посвящено несколько фотоснимков. Если в городе это было торжественное мероприятие с прохождением техники, нескольких колонн личного состава в присутствии командующих группами от каждой из сторон, то в крепости это уже было на уровне офицеров более низшего звена. При входе в крепость советских войск им были переданы и польские военнопленные, которые содержались на территории крепости, были переданы некоторые трофеи. Вот эти детали, ранее неизвестные, появляются на оригинальных фотографиях того времени.

– Эти снимки делали немцы в основном?

– Да, 99%, наверное, будет снимков немецких. Иногда попадаются польские.

Брест литовск на карте

Немецкие пулеметчики на Тереспольском укреплении у моста через р. Буг. На башне над Тереспольскими воротами захваченной крепости – немецкий флаг. Сентябрь 1939 г.

Брест литовск на карте

Совместные мероприятия по передаче города Бреста войскам РККА. Торжественное прохождение колонны немецких войск перед трибуной. На трибуне – генерал танковых войск Гейнц Гудериан и офицеры вермахта, командир 29-й легкой танковой бригады РККА комбриг Семен

– Какова судьба военнопленных, которые были переданы немцами советским войскам?

– Было условно три варианта. В крепости было много резервистов из числа местного населения, которые по мобилизации были призваны в Войско польское и долго прослужить не успели. При предъявлении документов и доказательств того, что они местные жители и не являются офицерами, их отпускали по домам. Часть военнопленных еще до передачи территории советской армии успели вывезти вглубь территории Польши и Германии. Есть случай, когда по документам можно отследить, что пленный защитник Брестской крепости просидел 6 лет в лагере для военнопленных и освобожден советской армией в 1945 году. То есть это наиболее длительное время пребывания в плену в период Второй мировой войны. И третий вариант – это печальные судьбы офицеров, сотрудников полиции и сотрудников администрации. Это группа, которая была передана немецкими войсками советской стороне. Многие из них были позже расстреляны в Катыни и других местах.

Брест литовск на карте

Польские военнопленные во временном лагере. Тереспольское укрепление Брестской крепости, сентябрь 1939 г.

– Кто фотографировал события 22 сентября, вы знаете имя немецкого фотографа?

– Это несколько источников. В частности, альбом одного из офицеров 76-го пехотного полка. Офицеры, которые участвовали в штурме Брестской крепости и оставались до 22 сентября в городе, запечатлели своих сослуживцев, их фамилии подписали. Не подписан автор альбома, но подписаны многие участники событий. Как по внешнему сходству, так и по этим подписям удалось этих офицеров установить, их фамилии и биографические данные указаны в аннотациях к фотографиям.

– А как вы этот альбом разыскали?

– Этот альбом был куплен на интернет-аукционе. Еще один подобного плана альбом был куплен у родственников однополчанина офицера, который проводил съемку.

– Какая из фотографий сентября 1939 года кажется вам самой интересной?

– Снимок в процессе передачи крепости, где запечатлены немецкий и советский офицеры – это все происходит на территории Цитадели. Там характерные жесты, выражения лиц, есть напряжение, эмоции.

Брест литовск на карте

Командир 2-го батальона 76-го моторизованного полка пехоты вермахта подполковник Ганс Георг Леммель (справа) и советский офицер в ходе передачи Брестской крепости войскам РККА. Цитадель, 22 сентября 1939 г.

Брест литовск на карте

Немецкий унтер-офицер и советский рядовой. Совместный снимок на Тереспольском укреплении Брестской крепости. В левой части кадра – польские военнопленные во временном лагере. 22 сентября 1939 г.

И еще один снимок – очень простой, но исторически значимый, им закрывается глава 1939 года в моей книге. Это снимок немецкого ефрейтора и советского рядового на укреплении Брестской крепости. Они вместе сфотографировались на память на той территории, на которой через два года эти войска будут между собой сражаться, когда немцы будут нападать на советский Брест.

– Что принесла с собой советская власть? Многие были арестованы, депортированы в 1939–40 годах?

– Да, волна репрессий по городу прошла. Это касалось в первую очередь тех, кто занимал должности в польской администрации, в органах полиции, прокуратуры. Многие владельцы недвижимости лишились своих домов, административных помещений, магазинов. Прошла волна передачи этого всего в собственность советского государства. Сохранились решения исполкома по таким вопросам за конец 1939-го, за 1940-й год и начало 1941-го. Многих коренных жителей зацепила волна репрессий.

– Еврейская община была большой?

– Когда-то это была одна из крупнейших общин в Европе. В ходе регистрационных мероприятий немецкими оккупационными властями летом 1941 года из 51 000 жителей города было зарегистрировано 18 000 евреев, что составляло порядка 35% от всего городского населения.

– И в 1941 году почти все были убиты?

– Да, начиная с лета 1941 года. Это большая редкость: в Бресте сохранились оригинальные документы учета городского населения, там есть записи за осень 1941 года, когда за несколько дней количество городского населения уменьшилось на 16,5 тысяч. Поэтому можно увидеть сразу, как был решен вопрос с еврейским населением, эти люди были уничтожены за несколько дней.

– Вы собираете не только фотографии, но и оригиналы документов, они есть и на выставке. Что самое примечательное в вашей коллекции?

– Есть наградные документы одного из инженеров, который занимался восстановлением города и в 1923 году получил правительственную польскую награду. Мне, как архитектору, это крайне интересно. У меня в коллекции есть оригиналы этих наградных документов за подписями чиновников из Варшавы с описанием его заслуг. Буквально за несколько лет, благодаря действиям таких людей, город начал восстанавливаться, приобретать свое лицо. Что касается документов, вокруг каждого есть какая-то своя история. Личные документы: паспорт, карта учащегося, школьника, и вокруг каждого есть история, либо связанная с судьбой человека, либо связанная с самим документом, как он сохранился. Мне интересен документ с историей, чтобы эту историю можно было рассказать.

– Главный сюжет, связанный с Брестом в общественном сознании, –героическая оборона Брестской крепости в 1941 году. Мы знаем миф, который создан был несколькими писателями: в основном Сергеем Смирновым. Миф и реальность – велико ли расхождение? Что на самом деле происходило?

– Расхождение достаточно большое. Но те, кто, независимо от пропагандистских и политических течений занимается историей, сходятся на том, что реальные события намного интереснее и трагичнее, чем то, что было подано советскими писателями. Самое интересное в июне 1941 года – это принятие решений. На уровне обычного солдата, обычного младшего командира, который столкнулся с нападением превосходящих сил, с неожиданной ситуацией, когда везде говорили о том, что Германия – союзник, о том, что войны не будет, и тут происходит эта ситуация. Рядовой может возглавить группу защитников, состоящую в том числе из более старших командиров. Где-то, наоборот, старшие офицеры занимаются эвакуацией семей вместо того, чтобы выполнять свои воинские обязанности. Один офицер из города пытается пробиться в крепость и погибает, другой эвакуируется первым доступным способом. Из таких личных судеб сотканы все события 1941 года. Там много интересных немецких фотографий, потому что немцы в деталях фиксировали результаты боевых действий, для них тоже сопротивление гарнизона крепости в 1941 году стало неожиданностью. Пусть это не месяц, как написано у Смирнова, но неделя достаточно интенсивных боевых действий, при которых 45-я пехотная дивизия потеряла 500 человек убитыми. До сих пор есть масса белых пятен, масса событий, которые еще ждут своих исследователей.

– Фотосвидетельства преимущественно с немецкой стороны, советских не осталось?

– По боевым действиям 1941 года мне неизвестны вообще советские фотографии. Если они в принципе когда-то появятся, то это, наверное, будет уникальное событие.

Брест литовск на карте

Разрушенное двухэтажное жилое здание – знаменитая 9-я застава 17-го Пограничного отряда, командиром которой был лейтенант Андрей Кижеватов. Точные обстоятельства его гибели до сих пор не выяснены. Лето 1941 г.

– А кинохроника есть?

Брест литовск на карте

Немецкий солдат у Тереспольских ворот Брестской крепости. Лето 1941 г.

– Есть кинохроника. Это снималось для немецких киножурналов, для поднятия боевого духа солдат вермахта, транслировалась эта кинохроника и гражданскому населению в Германии, и в воинских частях. То есть там больше акцент пропагандистский. Снимались в массовом количестве военнопленные, снимались разрушения. А любительские фотографии очень часто показывают реальный ход событий. На них есть тяжелораненые немецкие солдаты, есть и просто выражения лиц немецких солдат, офицеров, только что вышедших из боя. Это для пропагандистской кинохроники не подавалось. Именно в этом плане любительские материалы более живые, более интересные.

Брест литовск на карте

Кладбище 45-й пехотной дивизии на территории Свято-Симеоновской церкви в Бресте. Всего, по известным данным, дивизия в боях за Брестскую крепость потеряла около 500 человек убитыми

– Вы говорили, что вас интересует непосредственная реакция горожан на исторические события. Конечно, невозможно обобщать, но как встречали жители Бреста сменяющуюся власть, на чью сторону склонялись?

– Жители Бреста к сменам власти привыкли. Это проходило достаточно буднично. Конечно, всегда есть люди, которые из любых изменений стараются извлечь выгоду, а обычные горожане просто старались жить своей жизнью. Но, безусловно, за более чем 20 лет нахождения города в составе Польши многим более импонировал уклад, предлагавшийся на тот момент польским государством. При советской администрации 1939–40 год – это был переходный период, для многих не совсем понятный. Многие жители в своих воспоминаниях говорили о том, что чувствовали, что это ненадолго. Понимали, что в любом случае Германия и СССР между собой ужиться на этих территориях не смогут и опять будут какие-то конфликты.

– Мы знаем по хронике, что часто немецкие войска встречали хлебом-солью, бросали цветы на танки, а потом уже советские войска встречали точно так же. Как это в Бресте проходило?

– В 1939 году немецкие войска зашли в город с целью захвата территории, то есть это не был вход парадной колонны, это были боевые действия, поэтому местные жители, понимая, что лучше в таких ситуациях не высовываться, старались на улицах не показываться. Поэтому нет фотографий, где запечатлено, что немцев как-то встречали. Это фотоснимки бронетехники, пехоты, которые заходят на территорию, которую им поставлена задача захватить. Когда заходили советские войска, была другая ситуация. Тут уже местные коммунисты постарались сделать нечто наподобие торжественной встречи: были украшены арки на въезде в город, были советские и немецкие флаги вывешены рядом, были приветственные надписи "Приветствуем Красную армию" с советским гербом, серпом и молотом.

Брест литовск на карте

Подготовка к встрече войск Красной армии в Бресте. 22 сентября 1939 г.

Что касается событий июня 1941 года, то немцы заходили ранним утром, город практически был пуст, никаких вариантов встречи не было. Но с уходом советских войск немцы освобождали заключенных из тюрем. Те, кто содержался под стражей по политическим основаниям, и их родственники восприняли немецкое наступление как шанс спастись. В воспоминаниях четко указывают, что не благодаря тому, что пришли именно немцы, а просто благодаря очередной смене власти люди свою жизнь спасли или спасли своих родственников.

– Во многих городах перед уходом советских войск убивали всех заключенных: во Львове, например. В Бресте никого не убили?

– Нет, здесь по-другому развивались события. Это связано с расположением и самого города, и крепости непосредственно на линии границы. Следственная тюрьма в крепости, в которой находилась часть польских заключенных, вообще попала под артиллерийский обстрел. У немногочисленной охраны, которая там находилась, у бойцов конвойного батальона не было времени заниматься заключенными: кто-то погиб, кто-то был ранен, кто-то пытался оттуда вырваться. И были случаи, когда заключенные благодаря этому артобстрелу смогли выбраться, избили охрану, забрали оружие, закрыли их в камеры. Там не было каких-то расправ над конвоирами, просто люди воспользовались ситуацией, чтобы освободиться. А городская тюрьма была покинута охраной, немецкие передовые подразделения открывали камеры, освобождали всех, кто там содержался. В связи с этим в городе прошла волна грабежей – это связано с освобождением преступников.

– И сразу же начались еврейские погромы?

– Массовых в первые дни отмечено не было. Начало июня 1941-го характеризовал всеобщий хаос. Просто кто-то использовал эту ситуацию для того, чтобы разграбить магазин, запастись продуктами, понимая, что опять начинаются какие-то боевые действия.

– Как изменился этнический состав после 1945 года, когда город окончательно перешел в состав Белорусской ССР? Большинство поляков переехали в Польшу?

– Большинство даже не поляков, а просто местного населения, которое проживало в Бресте до 1941 года, переехало еще во время немецкой оккупации. То есть до лета 1944 года абсолютное большинство населения уехало на территорию нынешней Польши. Видя, что опять приходит советская власть, они не захотели оставаться на этой территории, несмотря на то что пришлось бросить свои дома. Это было именно массовое явление.

– То есть уходили вместе с отступающими немецкими войсками?

– Да. Немцы предоставляли железнодорожные составы. Правда, условия были крайне стесненные. Речь не шла о том, что можно было перевезти какие-то большие вещи, мебель. Но все равно многие этим воспользовались. Во многом благодаря этому в Польше остались архивы этих людей. Вполне возможно, что при советской власти это все не сохранилось бы.

– В Польше сейчас тоже политические перемены, у власти партия, которая проявляет повышенный интерес к разного рода историческим несправедливостям. Возможно, и эти вопросы обсуждаются сейчас под особым углом?

– И я, и мои коллеги стараемся подавать события с точки зрения истории, не втягиваясь ни в какие политические вещи. Никто не запрещает ни полякам, ни немцам, ни россиянам, ни белорусам изучать историю этих территорий и делать это вместе. Кстати говоря, в Бресте такое взаимодействие существует. В Бресте сохранился большой массив документов, они не были уничтожены в ходе боевых действий. С обычным историческим архивом могут работать исследователи из любых стран, ограничений нет.

Брест литовск на карте

"Брест-над-Бугом. Путешествие во времени. 1919–1939" Андрея Долговского

– Фотография – это не только историческое свидетельство, но и искусство. Есть ли в вашей коллекции снимки, которые можно назвать произведениями искусства?

– Про многие снимки можно так сказать, даже про любительские, но это именно то, что называется удачным кадром. В частности, мне запомнилась фотография 1939 года, когда немецкий офицер сфотографировал на позиции, на валу у Брестской крепости только что захваченное польское орудие, рядом они специально поставили для этой фотосессии снаряд от этого орудия, чтобы был виден калибр, эта пушка в двух местах пробита немецким танковым снарядом. Это в принципе может быть символом этой обороны. Это именно с художественной точки зрения удачный кадр, он символичный, он заставляет задумываться, хотя на фотографии нет людей.

 

 

Источник: www.realbrest.by

Брест-Литовский (Брестский) мирный договор, заключенный 9 февраля 1918 между государствами германского блока (Центральными державами) и Украинской Народной Республикой, стал первым мирным соглашением Великой войны, длившейся с 1914 года. Это был также первый и возможно самый большой успех украинской дипломатии за все время революции 1917-1921 годов.

Начать рассказ о Брест-Литовском мире стоит с обзора событий на Восточном фронте Первой мировой войны. Антанту и ее союзников здесь представляли Российская империя и Румыния. Им противостояли Германия, Австро-Венгрия и частично Болгария. Кроме Румынии, каждое из этих государств воевало и на других фронтах Первой мировой: Западном, Итальянском, Салоникском, Кавказском и так далее.

В течение 1915 года Русская императорская армия потерпела грандиозное поражение на Восточном фронте, заставившее ее отступить и оставить врагам большие территории: Польшу, Западную Беларусь, Литву, Курляндию (западная часть современной Латвии). Дальнейшие события, в том числе, знаменитый российский Брусиловский прорыв (1916), существенно не изменили ситуацию. Немцы захватили также западные части Волынской губернии и контролировали их в то время, когда на российской стороне фронта Украинская Центральная Рада объявила Волынь и другие территории составляющими будущей украинской автономии в составе демократической России.

После Февральской революции 1917 года Россия продолжала быть участником Первой мировой войны. Временное правительство подтвердило верность союзническим обязательствам перед Антантой (Францией и Великобританией). Украинская Центральная Рада поддерживала в этом курс Петрограда. В интервью французской прессе член Рады Иван Маевский заявлял: «Для нас не может быть и речи о сепаратном мире. Мы хотим вернуть земли, оккупированные немцами. Мы еще освободить Галицию, Буковину и часть Украины». Украинизированные части, в частности, полуботковский и богдановский полки, отправлялись на фронт и воевали против армий Центральных держав.

Среди политических партий революционной России не все поддерживали курс Временного правительства. Еще в декабре 1914-го в манифесте «Война и российская социал-демократия» большевики выступили за поражение России в Первой мировой войне и за «превращение империалистической войны в гражданскую войну». В апреле 1917 года немцы доставили группу большевиков во главе с Лениным в пломбированном вагоне из Швейцарии через нейтральную Швецию в Петроград. Опираясь на немецкое финансирование, большевики сразу начали антивоенную агитацию, в частности на фронте. После Октябрьского переворота, первым решением советской власти стал Декрет о мире.

Чтобы воплотить свои антивоенные лозунги, советское правительство (Совнарком) должен был установить контроль над фронтом. Поскольку назначенный еще Временным правительством российский главнокомандующий Николай Духонин отказался выполнить указание Совнаркома начать мирные переговоры с немецким командованием, на его место назначили Николая Крыленко. 3 декабря 1917 года Крыленко во главе отряда революционных матросов прибыл в город Могилев, где находилась ставка. В тот же день матросы зверски убили генерала Духонина, таким образом, обеспечив возможность занять пост главнокомандующего прапорщику Крыленко.

15 декабря Совнарком договорился с государствами германского блока о временном перемирии, чем весьма огорчил Францию и Великобританию, ведь теперь немцы могли высвободить силы на востоке и перебросить их на Западный фронт. Впрочем, Антанта могла уповать на еще один фактор: большевики не контролировали всю бывшую Российскую империю, в частности, не контролировали некоторые территории, по которым проходил Восточный фронт.

В конце 1917 года на периферии России действовали многочисленные представительные органы. Финляндия еще 6 декабря провозгласила полную независимость. Украинская Народная Республика признавала Совнарком, но не всероссийским правительством, а только полномочным для центральной России – равноправным с украинским. Киев обратился в Совнарком и другие представительные органы народов и регионов бывшей империи с предложением вместе сформировать правительство федерации. Еще хуже обстояли дела на Дону и в других казачьих регионах. Местные руководители считали Совнарком узурпаторами и объявили о намерении бороться за восстановление в России законной власти.

Часть Восточного фронта проходила по территории УНР. Большевики вроде и признавали Украину, но вели себя так, будто Центральная Рада не была суверенной властью на ее территории. Совнарком остро отреагировал на мероприятия Симона Петлюры по переподчинению украинского участка фронта. Украинская власть противилась использованию большевиками территории УНР для борьбы с «контрреволюцией» на Дону. Украинское руководство вынашивало утопические планы построения федерации вместе с непримиримыми врагами: большевиками и донскими казаками, а потому не давало первым уничтожать вторых. В конце концов, когда большевики начали готовить мятежи в украинских городах, в частности в Киеве, украинские войска начали разоружать их.

В ответ Совнарком направил «Манифест к украинскому народу с ультимативными требованиями к Украинской Раде». Большевики требовали прекратить создание отдельного Украинского фронта, заблокировать пути казакам с фронта на Дон, взамен пропускать на Дон красных, прекратить разоружение большевистских частей. Центральная Рада категорически отклонила этот ультиматум. Только недавно украинские войска предупредили большевистский мятеж в столице, а делегаты Всеукраинского съезда Советов рабочих и крестьянских депутатов не допустили отстранения от власти действующего руководства УНР. Посему, российские большевики начали вооруженную агрессию против Украины.

Между тем, в оккупированном немцами городе Брест-Литовск (укр. Брестя) продолжались переговоры делегации Совнаркома с представителями Центральных держав. Немцы потребовали от большевиков заключить полноценный мирный договор, но на достаточно жестких условиях. Они требовали согласиться на большие территориальные уступки – отказаться от территорий, уже контролируемых Центральными державами: Польши, Балтийского региона, и так далее. Положение большевиков и без того было шатким, а перспектива унизительного мира угрожала им потерей власти и физической расправой со стороны преемников. Итак, интересы Центральных держав и Совнаркома разминулись. Красные решили затягивать время с верой в скорый приход революции в Германии.

Понимая, что большевистская Россия уже потеряна как союзник, Антанта решила договориться с УНР. Интерес Парижа и Лондона заключался в том, чтобы попытаться сохранить хотя бы украинский и румынский участки Восточного фронта и сковать там какое-то количество немецких и австро-венгерских войск. Поэтому французская и британская военные миссии переехали в Киев и начали переговоры с украинскими властями. Возможно, это был шанс для признания УНР именно представителями Антанты, которым в конце концов суждено было стать победителями в глобальной войне. Однако, роковую роль сыграла география: Антанта никак не могла оказать помощь изолированной Украине, а самостоятельно продолжать Первую мировую, да еще и отбиваться от большевиков УНР не могла.

Киеву пришлось совершить кардинальный политический поворот. 22 января 1918 года была провозглашена независимость УНР. Украинская делегация в Брест-Литовске начала собственные сепаратные переговоры о мире. Государства германского блока, с одной стороны, считали появление еще одного субъекта переговоров положительным фактором, а с другой, не были уверены – стоит ли связываться с властью, положение которой было столь зыбким.

Изнуренные боями и дефицитом Центральные державы желали как можно скорее заключить сепаратный мир на востоке – и пусть сначала это будет не вся Россия, а хотя бы какая-то ее (бывшая) часть. Однако вести о начале большевистского восстания в Киеве и появление в Брест-Литовске «украинских советских представителей» давали немцам основания сомневаться в весе мандатов делегации УНР. К счастью, украинская армия сумела приостановить наступление врага и подавила большевистский мятеж в Киеве. Брест-Литовский мир Центральных держав с УНР был подписан 9 февраля 1918 года – в последний удобный для этого момент, когда уже последние украинские войска отступали из Киева. Неимение контроля над собственной столицей могла, как минимум, существенно ослабить позиции украинских дипломатов. И неважно, что подписание соглашения состоялось почти синхронно с потерей Киева – в Брест-Литовске об этом еще не успели узнать.

Брест-Литовский мир с УНР был для Берлина средством давления на Совнарком. Для Германии и ее союзников это был также «хлебный мир», предусматривающий налаживание очень выгодных торгово-экономических отношений с Украиной. Украинской власти Брест-Литовский мир дал возможность строить полноценные отношения с могущественными соседями, в частности, обращаться к ним за помощью.

Неожиданно благоприятными оказались соглашения и по территориальному вопросу. На границе с Австро-Венгрией УНР сохраняла за собой полностью Подольскую и Волынскую губернии — как это и предусматривал ІІІ Универсал (напомним: западные уезды Волыни контролировались немцами еще с 1915 года). Более того, к Украине отходили территории Холмщины и юга Гродненской губернии – включая город Брест-Литовск, в котором длились переговоры. Это были чрезвычайно выгодные условия, учитывая то, что войска УНР в то время контролировали только часть Волынской губернии.

Восточная Галиция и Буковина с Закарпатьем оставались в составе Австро-Венгрии, что не удивительно – ведь это были ее довоенные территории, и она их успешно контролировала. Удивительным было другое. Хотя Вена в Брест-Литовском соглашении выступала как сильный партнер, она согласилась на щедрую уступку делегации УНР – пообещала впоследствии создать из украинских земель австрийской части монархии отдельный коронный край. Украинцы безуспешно добивались этого с 1848 года!

Уже 12 февраля Совет народных министров УНР обратилась к Германии с просьбой оружием помочь против большевиков. Это совпадало с намерениями Берлина дожать Совнарком до подписания полноценного мирного соглашения. Большевики в это время играли с глупым лозунгом «ни войны, ни мира», и чтобы вернуть их за стол переговоров, 19 февраля на фронте от Балтики до Волыни началось немецкое наступление. 28 февраля к немцам присоединились австро-венгерские войска, среди которых был Легион Украинских Сечевых стрельцов. Благодаря соглашению и официальному приглашению со стороны УНР, войска Центральных держав вступали в Украину как союзники. В авангарде немцев и австро-венгров наступала обновленная украинская армия, которая 1 марта 1918 года освободила Киев.

В конце концов, 3 марта 1918 года большевистская делегация по указанию Совнаркома была вынуждена подписать с Центральными державами собственный Брест-Литовский договор. Среди прочего, он предусматривал обязательства советской России прекратить войну против УНР, признать независимость Украины и заключить с ней мирный договор. Еще два месяца потребовалось на то, чтобы окончательно вытеснить большевистские отряды за пределы Украины. За это время украинские войска побывали в Крыму и дошли до Донбасса.

Брест-Литовский мир дал возможность освободить Украину от российских захватчиков, устанавливал выгодную границу на западе, подарил украинской власти полгода относительного покоя и возможность заниматься развитием государственности. Конечно, были также моменты, которые умаляли эти успехи: произвол оккупационной администрации «союзников» (вплоть до организации государственного переворота), нерешенность ряда территориальных вопросов (Холмщина, Крым, Галиция…), фактическое обезоруживание Украины «союзниками» накануне новой большевистской агрессии. Несмотря на это, Брест-Литовский договор практически во всем выигрывает по сравнению с другим памятным соглашением – Варшавским (21 апреля 1920 года). За обещание признания и военной помощи поляки потребовали от Украины больших территориальных уступок на западе, они дошли только до Днепра и очень быстро были вынуждены навсегда отступить. Тем не менее, именно Варшавское соглашение порой позиционируется у нас как выдающийся образец партнерства и братства по оружию во времена революционной бури 1917-1921 годов.

 

Бонус: Карта расчленения России из французской газеты «Exelsior» за 27 февраля 1918 года

Французская карта демонстрирует ситуацию, имевшую место между подписанием украинского и российского Брест-Литовских договоров. В публикации утверждается, что Брест-Литовский договор изумительно изменил карту империи русских царей.

Немецкий фронт продвигается на восток и почти достиг Киева. Территории, оккупированные Центральными державами, разделены на несколько категорий. С вертикальной штриховкой – те, которые предполагалось отторгнуть от России (Польша, Литва, Ливония, Курляндия, Эстония). Маркированные точками белорусские территории и Псковщину предполагалось впоследствии вернуть России – после заключения мира и демобилизации.

В качестве независимых государств показаны Финляндия и УНР. Последняя – в пределах ІІІ Универсала с добавлением обещанных за Брест-Литовским договором территорий Холмщины и юга Гродненщины (Берестейщины). Кстати, это довольно раннее и довольно точное изображение территории Украины в источниках, связанных с Антантой. Позже на западных картах можно будет очень часто увидеть Украину с причудливыми границами – без Северной Таврии, зато с Курской губернией.

Интересно, что рядом с Финляндией выделена Ингрия, а рядом с Украиной – Курская и Воронежская губернии (города Курск и Воронеж перепутаны местами). Возможно, это намек на перспективные направления территориальной экспансии?

Выделены также периферийные страны-регионы – Беларусь, Бессарабия, Крым, Казаки (Дон) и Кавказ. Толстой границей от самой России отделены азиатские территории: Российский Туркестан и Сибирь. Остальная Россия на карте делится на Великороссию и (вероятно не совсем великорусскую) «Восточную Россию».

Карта не дает нам забыть и важный для Франции контекст Первой мировой войны. На ней показаны позиции германского блока, а также упоминается Антанта. Обозначены основные морские порты региона, имеется много количественных показателей для читателей, привыкших все подсчитывать.

Источник: likbez.org.ua


Categories: Карта

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.