⛪ На месте Казанского собора изначально была заложена первая каменная придворная церковь Рождества Пресвятой Богородицы, в которой в 1773 году венчался цесаревич Павел Петрович. От неё сохранилась мраморная табличка с высеченной императорской короной: она размещена на стене внутри Казанского собора под иконой всех святых.

⛪ Строительство собора, которой обошлось казне в 4,7 миллиона рублей продолжалось 10 лет. В отделке храма использовались отечественные материалы: олонецкий мрамор, выборгский и сердобольский гранит, рижский и пудожский известняк. Именно поэтому Казанский собор называют музеем российского природного камня. Кстати, для купола диаметром семнадцать метров архитектором впервые была применена металлическая конструкция.

История казанского собора

⛪ Казанский собор стал самым высоким храмом того времени: его высота достигала 71,6 метров. В 1876 году именно перед ним прошла первая в Российской империи политическая демонстрация рабочих.


⛪ У собора должно было быть две колоннады: предполагалось, что вторая будет украшать храм с южной стороны. А на пустующих постаментах рядом с колоннадой должны были возвышаться скульптуры архангелов. Более того, до 1824 года на пьедесталах стояли их гипсовые копии, которые со временем должны были быть заменены бронзовыми скульптурами. Однако этого так и не произошло.

История казанского собора

⛪ После Отечественной войны 1812 года храм превратился в национальный Памятник победы и хранилище воинских реликвий: здесь хранились трофеи, ключи от завоёванных городов, маршальские жезлы. А в 1813 году в соборе был похоронен фельдмаршал Михаил Кутузов.

⛪ К 25-летию победы над Наполеоном по проекту скульптора Орловского перед Казанским собором были установлены памятники Михаилу Кутузову и Барклаю де Толли. Стоит отметить, что в годы Великой Отечественной войны монументы были замаскированы: возле них молодые офицеры давали клятву на верность Родине.

⛪ В 1932 году Казанский собор был превращён в Музей истории религии и атеизма: здесь хранилось самое крупное собрание книг по истории религии и религиоведению. Сегодня же он является действующим храмом Русской православной церкви Московского Патриархата.

Еще больше интересных фактов и новостей – в Инстаграм радио «Маяк». Подписывайтесь!


Источник: pro.radiomayak.ru

Крестьянин-архитектор

Однажды российский император Павел поехал в Рим, столицу Италии, и увидел там большущий и торжественный собор святого Петра! Император так восхитился, что захотел построить такой же собор у себя в Петербурге, тогдашней столице России. Ему давно хотелось, чтобы в городе был по-настоящему величественный и огромный храм. Так появился в Петербурге Казанский собор, который действительно очень напоминает собор святого Петра. И что удивительно, построил его… крестьянин. Да-да, обыкновенный крепостной крестьянин, которых в то время было в России очень много. Эти люди были земледельцами, то есть пахали землю, выращивали пшеницу, рожь и вообще кормили всю Россию.
Хотя не таким уж и обыкновенным крестьянином был наш архитектор.

Его звали Андрей Никифорович Воронихин. Он родился на Урале, его папа — Никифор Степанович и мама — Пелагея Ивановна, были крепостными крестьянами графа Строганова.


епостными — значит, они не могли никуда уйти, например, наняться в городе сапожниками или продавать пряники, а были «прикреплены» к земле своего барина и работали на ней. Правда, Воронихины были не такие крестьяне, которые только и знали, что пахать землю да картошку сажать. Александр Сергеевич Строганов давал отцу Андрея, Никифору Степановичу, разные поручения — тот был письмоводителем графа, то есть доверенным слугой.

Крестьянский мальчик Андрей учился иконописи в родном селе Ильинском, потом в мастерской при монастыре. А потом граф Строганов заметил, что он хорошо рисует, и послал его учиться в Москву и Петербург. Представьте себе: крестьянский паренек сидел за одной партой с сыном своего барина Павлом, потомственным дворянином! Андрей и путешествовал вместе с Павлом по России и Европе. В конце концов, граф дал молодому талантливому крепостному вольную, и тот стал архитектором, как и мечтал!
Когда император объявил конкурс на лучший чертеж Казанского собора, кто только не вызвался в нем участвовать! Сплошь одни иностранцы, и притом очень важные да знаменитые. Как тут тягаться с ними молодому и никому не известному архитектору, да еще — бывшему крепостному! Он до этого только и успел спроектировать что интерьеры дворца и дачи своего барина… Но произошло неожиданное. Императору почему-то больше других понравился проект Андрея Воронихина.

Взгляд из вертолета


Если сфотографировать собор из космоса, или, например, сесть на вертолет и подняться в небо, то, взглянув на собор, мы увидим крест. Так придумал архитектор — построить храм в форме креста.
Но если б все построили так, как было задумано с самого начала, то, глядя из вертолета, можно было бы увидеть уже не крест, а две буквы: «I» и «Х». Это первые буквы имени Иисус Христос, только на церковнославянском языке. Букву «I» образует храм, а букву «Х» — две полукруглые колоннады. Здорово придумано! Но начались войны, и на вторую колоннаду денег не хватило. Так и осталась одна.

Строили собор столько лет, что можно было бы поступить в первый класс и окончить школу! Когда построили, оказалось, что этот храм теперь — самый большой в Петербурге. Ради строительства пришлось снести 11 домиков и переселить их жителей. А чтобы сделать огромный купол, архитектор Андрей Воронихин впервые в истории применил конструкцию из металла. Проект был по тем временам неслыханный!

«Гнилые камни»

Хоть Воронихин учился во Франции и Швейцарии и в каких только заграничных странах не бывал, он и его барин, Строганов, свою страну любили больше всего. Поэтому они старались приглашать русских мастеров и использовать русские богатства для строительства. Так, все материалы, из которых решили строить Казанский собор, были наши, российские: малиновый порфир, серо-черный шунгит, розовый и серый мрамор, рыжая яшма и разные другие камни.


А вот колонны внутри храма сделали… из «гнилого камня»! Не то чтоб он и впрямь был трухлявый и гнилой — просто ему дали такое название, потому что добывали этот камень в выборгских болотах, а там пахнет гнилью. А на самом деле это очень прочный и красивый гранит.

И знаете, что еще интересно? Основные художественные работы по мрамору в соборе тоже делал не какой-нибудь именитый скульптор, а талантливый самоучка по имени Самсон Суханов. А возводили собор в основном крестьяне. Их очень торопили и поэтому работали они даже ночью, зимой, в лютый мороз! Казанский собор был готов осенью 1811 года. Успели: меньше чем через год началась страшная Отечественная война…

Кто похоронен в храме?

Всего-навсего полгода длилась эта война, но была очень тяжелая. Летом французский император Наполеон Бонапарт вторгся в Россию, а осенью уже нагло сидел в Московском Кремле. На одного русского солдата в момент нападения приходилось сразу трое французских! Недаром эту войну назвали Отечественной: мы могли и потерять свое Отечество…

Так что когда в декабре 1812 года мы одержали победу, главнокомандующего русской армии, Михаила Илларионовича Кутузова, просто носили на руках. Народ его очень любил. Вы, наверное, слышали о нем?


Михаил Илларионович Кутузов участвовал во многих войнах, и за свою жизнь два раза получил смертельные ранения. Однажды, когда ему было всего 29 лет, в битве с турками пуля угодила прямо в голову, между глазом и виском. А через 14 лет, в новой войне с турками, он снова был ранен в голову, причем пуля попала в то же место, что и в первый раз! Но Кутузов поправился, хотя доктора не могли поверить: как так у него получилось?… В этом увидели знак, что ему предстоит выполнить какую-то очень важную миссию, поэтому Бог его так бережет. И действительно, такой миссией для Кутузова стала оборона страны в войне против Наполеона.

Но при чем же тут Казанский храм, спросите вы?
А дело в том, что именно здесь и похоронен великий полководец, прямо в самом храме! Разве в храмах хоронят людей? А вот и да. Такая традиция существовала еще в Средние века. И в некоторых католических костелах, если посмотреть под ноги, можно увидеть каменные плиты, на которых выбиты имена похороненных там. Это считалось самой большой честью.

В России такое встретишь не часто: так у нас хоронили только царей и императоров, а еще — очень-очень важных особ, которые, как никто другой, послужили своей стране. Вот почему в Казанском соборе есть могила великого фельдмаршала Кутузова (фельдмаршал — высшее звание в армии в то время). Между прочим, когда Кутузова везли хоронить в погребальной карете, народ бросился к его гробу, лошадей распрягли, и сами люди буквально на своих плечах доставили гроб к самому Казанскому собору!

«Болтай да и только», или два Михаила


Так Казанский собор стал не просто храмом, а еще и памятником воинской славы. Перед ним стоят два монумента героям войны 1812 года. Слева — Кутузову. А справа — Барклаю де Толли. Странная фамилия, правда? А между прочим, это был русский полководец, князь, и имя у него самое обыкновенное, русское — Михаил. Просто происходил он из старинного шотландского рода Барклай, и даже, говорят, в его жилах текла кровь викингов, которые когда-то завоевали Англию! Его отца звали Вейнгольд Готтард, но когда он оказался в России, то взял себе славянское имя — Богдан.

В начале Отечественной войны 1812 года Михаил Богданович Барклай де Толли стал во главе русской армии, хотя потом ему и пришлось передать командование Кутузову. Солдаты с трудом выговаривали его необычное имя и потому в шутку называли Барклая де Толли «Болтай да и только».

В знаменитом Бородинском сражении Барклай командовал правым крылом и центром русских войск. Он воевал очень мужественно и бесстрашно. Говорят, что в тот день под ним было убито и ранено пять лошадей! А когда Наполеон бежал из России, Барклай возглавлял войска, освобождавшие от французских завоевателей Европу. И даже участвовал во взятии Парижа!


Памятник Барклаю де Толли — это символ начала войны, когда русские всё отступали и отступали под напором врага. Видите, он чуть-чуть отступил назад, опустив руку с фельдмаршальским жезлом? А вот Кутузов стоит уже со шпагой в правой руке, а в левой — жезл фельдмаршала. Он указывает им вперед, как будто отдает команду: «В атаку!», так что можно не сомневаться: война закончилась победой! Приглядитесь: недаром под ногами у обоих полководцев лежат французские знамена.

История казанского собора
Минута молчания у памятника М. И. Кутузову перед уходом на фронт в 1943 году

Между прочим, эти два памятника придумал и создал тоже бывший крепостной крестьянин — талантливый скульптор Борис Иванович Орловский. Орловским он стал потом, когда сделался свободным, а настоящая его фамилия — Смирнов, и родился он в семье крепостного крестьянина. Вот так.

Кстати, а вы заметили, что Кутузова и Барклая де Толли звали одинаково? А значит, Орловский создал памятники двум Михаилам! А ведь Михаил — это имя архангела, архистратига небесного воинства, то есть главнокомандующего. Вот такое совпадение!

Ключи не от квартиры


Удивительное дело: в Казанском соборе прямо на стенах висят ключи. И не от какой-нибудь там квартиры, а от целых городов! Как это?!
Когда-то этих ключей здесь было очень много. А еще больше было знамен вражеских войск. Когда солдаты идут в бой, они такое знамя несут перед собой — и нести знамя доверяли только самым храбрым! А когда выигрывалось сражение, знамена вражеской армии победители забирали себе. Если же битва шла за какой-нибудь город и город сдавался, то победителям отдавали ключи от главных городских ворот. Это был символ военной победы.

Так вот, было около ста штук таких знамен в Казанском соборе — они висели на длинных деревянных шестах и там и сям: в оконных проемах и на стенах. Но однажды большую часть этих трофеев — и знамена, и ключи — перевезли в Москву. Теперь на них можно полюбоваться в Историческом музее. А в Казанском соборе осталось только шесть знамен и шесть связок ключей от ворот европейских городов. Все они висят над могилой Кутузова.

Но зачем же русским понадобилось штурмовать чужие города?
Дело в том, что Наполеон заглядывался не только на Россию. Когда его войска вторглись к нам, он уже успел завоевать почти всю Европу! Выгнав жадного до чужих земель французского императора, русские решили и европейцам помочь освободиться от власти Наполеона. Поэтому наши войска не стали отдыхать, а пошли освобождать Европу.

Железнодорожная катастрофа


В Казанском соборе есть много необычных мест. Одно из них скрывается в дальнем уголке собора. Если пройти весь храм с севера на юг, вы увидите… Иерусалим. Честное слово! В южной стене есть углубление, а в нем нарисовано звездное небо и спящий Святой Город — Иерусалим. Перед этой нишей стоит деревянное распятие. Нишу приказано было сделать в благодарность Богу за спасение императорской семьи. Александр III с супругой и детьми, в том числе — с наследником престола, будущим императором Николаем II, чуть не погибли, когда возвращались домой из Крыма в самом обыкновенном поезде. Паровоз вдруг сошел с рельсов. Это случилось в 1888 году, 17 октября в 14 часов 14 минут.

История казанского собора
Крушение императорского поезда 17 октября 1888 года, ст. Борки Харьковской губернии, фото А. М. Иваницкого

Вся семья, кроме дочери императора княжны Ольги, в этот момент вместе обедала в столовой. Вдруг сильный толчок свалил всех с ног, и послышался страшный грохот — 10 вагонов сошли с рельсов! Пол провалился, все, кто был в вагоне, упали на насыпь. А император Александр… держал на своих плечах рушившийся тяжеленный потолок, пока все члены его семьи и свита не выбрались из-под обломков! Он был человеком невероятной силы, может быть, даже сильнее, чем Илья Муромец! Запросто мог одной рукой скрутить стальную вилку «бантиком». Так вот, благодаря его силе ни жена, ни дети не пострадали. А великую княжну Ольгу, которая была в момент крушения в своем купе, просто выбросило на насыпь.

Хотя одной только физической силой царя такое чудесное спасение, конечно же, не объяснить. В этой ужасной аварии погибли более двадцати пассажиров из других вагонов. А члены императорской семьи получили только царапины и небольшие ушибы. В память об этом чуде в Казанском соборе, куда сразу же после возвращения в Петербург поспешил император, и сделали «Иерусалимскую нишу».

Война, Философ и «детский» храм

В 1914 году началась новая война — Первая мировая. Воевать ушли 11 певчих из Казанского собора и 10 сторожей и дворников, которые там работали. И еще на фронт, чтобы укреплять дух солдат, отправился священник собора, протоиерей Тимофей Налимов. А перед этим он взял да и отдал свою квартиру под лазарет, то есть под больницу для раненых. Сюда их привозили прямо с поля боя. А на фронт отправляли теплые вещи, которые собирали всем приходом. Отвозил эти вещи сам настоятель Казанского собора, человек с удивительным именем — Философ Орнатский. Так его назвали родители, в честь мученика Философа, который жил в III веке.
Философ Орнатский и в самом деле был мудрым. А еще — добрым. Он был учеником и другом святого праведного Иоанна Кронштадтского, а когда только-только стал священником, служил в церкви при детском приюте. После смерти его причислили к лику святых мучеников, потому что он пострадал за Христа.

Между прочим, именно отец Философ придумал построить в Казанском соборе маленький нижний храм во имя священномученика Ермогена. Чтобы туда попасть, нужно найти лестницу в западной стороне собора и спуститься вниз. Еще там есть баптистерий — это такая маленькая комната, в которой взрослые и дети принимают крещение. А в наше время один раз в месяц в этом крохотном храмике служится «детская Литургия», специально для детей! Поют на клиросе и прислуживают в алтаре тоже дети. Но служит, конечно, самый настоящий батюшка.

Источник: foma.ru

Рождественская (Казанская) церковь

Там, где сейчас расположен Казанский собор, в начале XVIII века была переведенская слобода. Рядом с пересечением Невской першпективы и речки Кривуши находились деревянные строения госпиталя и дома его служащих. При этом госпитале в 1710 году была построена часовня, а спустя два года на её месте появилась деревянная церковь Рождества Богородицы.

24 августа 1733 года вышел именной указ императрицы Анны Иоанновны о возведении здесь нового каменного храма. Автором проекта каменной церкви Рождества Богородицы часто называют М. Г. Земцова. Но более поздние исследования доказывают, что им был архитектор И. Я. Бланк. Заложен храм был 6 сентября того же года. Кирпичные стены храма были возведены уже к сентябрю 1734-го, после чего плотник Иоганн Геринг подписался, что:

Карниз Рождественской церкви украшали скульптуры апостолов и других святых. Все элементы архитектурного оформления были выполнены в дорическом ордере.

Строительство храма было завершено в сентябре 1736 года, когда купол обили жестью. Торжественное освящение церкви состоялось 23 июня 1737 года в присутствии императрицы.

Многоярусная колокольня (высотой 58 метров) новой Рождественской церкви стала заметным украшением Невского проспекта. Её шпиль перекликался со шпилем построенной в это же время башни Адмиралтейства. Вокруг храма был организован сад, окружённый оградой из кирпичных столбов и деревянной решётки.

2 июля 1737 года сюда перенесли Казанскую икону Божией Матери. В Санкт-Петербург эта реликвия, принадлежавшая царице Прасковье Фёдоровне, была привезена ещё при Петре I в 1708 году. До переноса в новый храм она хранилась в деревянной часовне на посадской улице, затем в Троицком соборе на Троицкой площади. Освящение церкви состоялось 13 июня (по мнению историка П. Я. Канна) или 3 июля 1737 года. Второй вариант кажется более логичным, если учитывать дату переноса сюда Казанской иконы. На церемонии присутствовала Анна Иоанновна. По хранимой здесь иконе церковь в народе стали именовать «Казанской».

Во время правления Елизаветы Петровны церковь получила статус собора, храм официально стал называться Казанским. Во второй половине XVIII — начале XIX веков он был главным в Санкт-Петербурге. В 1739 году здесь венчались принцесса Анна Леопольдовна и принц Антон Ульрих. В 1745 году — будущие императоры Пётр III и Екатерина II. С тех пор здесь венчались члены царской семьи. В 1762 году после дворцового переворота в Казанском соборе принимала присягу гвардии Екатерина II. В 1773 году Казанская церковь стала местом венчания будущего императора Павла I и принцессы Гессен-Дармштадская.

Строительство Казанского собора

К концу XVIII века здание Казанского собора обветшало, перестало соответствовать сложившемуся к тому времени облику парадного Невского проспекта.

Конкурс на проект нового храма был проведён в 1797-1800 годах. Задача перед участвовавшими в нём архитекторами была чрезвычайно сложна. По требованию Павла I он должен был походить на собор Святого Петра в Риме, построенный Микеланджело Буонарроти и другими выдающимися зодчими эпохи возрождения. Новый Казанский собор обязательно должен был получить колоннаду, подобную той, которую пристроил к собору святого Петра Джованни Лоренцо Бернини. Среди поставленных задач перед архитекторами также стояла необходимость вписать новое монументальное здание в уже сформировавшееся архитектурное пространство. По православным традициям алтарь должен был обращён на восток, а главный фасад — на запад, то есть не на Невский проспект, а на Мещанскую (ныне Казанскую) улицу.

В конкурсе с самого начала приняли участие Ч. Камерон, П. Гонзага и А. Н. Воронихин. В 1800 году в Петербург прибыл Ж. Ф. Тома де Томон, тоже успевший предоставить свой проект.

Первоначально Павлом I был принят проект Чарльза Камерона. Но при поддержке графа А. С. Строганова, ответственного за строительство, работы были поручены Андрею Никифоровичу Воронихину. Его проект был утверждён Павлом I 14 ноября 1800 года. Данное решение широко обсуждалось в обществе. Особенно указывалось на то, что Воронихин был бывшим крепостным Строгановых (получил вольную в 1786 году).

В 1800 году была создана «Комиссия о построении Казанской церкви» во главе с графом А. С. Строгановым. Она получила широчайшие полномочия. Комиссия распоряжалась всеми ассигнованиями на постройку собора, ей были переданы государственные кирпичные заводы, Олонецкие мраморные каменоломни и материалы с мызы Пелла.

В 1801 году она доложила императору о необходимости построить колокольню и дома для клира. На эту просьбу Павел I ответил отказом: «В Риме у Петра нет колокольни, а нам и подавно ни к чему! Что касается церковнослужителей, эти без жилья не останутся». Позже священнослужителям достался жилой дом на углу Невского проспекта и Казанской улицы (Невский пр., 25). Колокольню так и не построили, колокола разместили в проёмах на колоннаде собора.

На церемонии закладки Казанского собора Павел I уже не присутствовал в виду того что был убит в марте 1801 года. 27 августа в закладке участвовал его сын, новый император — Александр I. Газета «Северная Почта или Новая Санктпетербургская газета» описала торжество следующим образом:

Изначально Казанский собор планировали возвести к 1804 году, однако в действительности работы затянулись более чем на 10 лет. Строился собор южнее Рождественской церкви, всё это время она продолжала свою работу. Имеющиеся к тому времени строения на углу Невского проспекта и Мещанской улицы и близ Зимина переулка были снесены (11 частных домов). За каждый из них владельцам было заплачено по 500 рублей [3].

Подготовка к строительству проходила на фоне патриотического подъёма. Это стало причиной того, граф Строганов предложил возводить Казанский собор только силами русских мастеров, только из отечественных строительных материалов.

На время строительства Воронихин переселился в дом №27 по Невскому проспекту.

Первое время, рабочие занятые на стройке жили за городом в землянках. Некоторых из них разместили в бараках на Конюшенной площади. Подавляющее число строителей являлось крепостными крестьянами и вынуждены были все заработки отдавать своим хозяевам. Ярославская и Вологодская губернии поставляли на стройку каменщиков, Костромская — плотников, Олонецкая — гранильщиков, белорусские области — землекопов.

Рабочий день строителей Казанского собора летом устанавливался с 4 часов утра до 9 часов вечера. Зимой — с 5 часов утра до 8 часов вечера. Обеденный перерыв летом составлял 2 часа, зимой — 1 час. Для сезонных рабочих сезон начинался весной, а заканчивался в октябре. Многие из них подписывали новый контракт и обещали вернуться в следующем году. При этом у работника отбирался паспорт, выдавался «аванс». Заработная плата при строительстве Казанского собора была примерно равна средней по городу. Каменщикам платили до одного рубля за рабочий день, но не серебром, а ассигнациями. Одна ассигнация тогда стоила примерно 80 копеек. Очевидец вспоминал:

На стройке работали не только оброчные крестьяне. Например, для украшения храма в 1810 году у помещика Теплова за 1 000 рублей был куплен крепостной художник Тарас Иванов.

Строители Казанского собора часто страдали от своего бесправия. Сохранился документ — жалоба строителей Мохнаткина и Чобыкина, которых подрядчик не только обсчитал и лишил паспортов, но и приказал заковать их в рогатки. Обер-полицмейстер оставил эту жалобу без внимания.

Иностранцы так описывали русских рабочих:

Большую помощь при строительстве храма оказал военный губернатор Петербурга Михаил Илларионович Кутузов. Он по первому требованию Воронихина предоставлял территории для мастерских и складов, выделял солдат для неотложных и трудоёмких работ.

Из-за того, что главный вход в Казанский собор по правилам православной церкви должен был быть устроен не со стороны Невского проспекта (с севера), а со стороны Казанской улицы (с запада), Воронихин сделал входы с обеих сторон здания. Северная колоннада собора архитектурно объединила здание с Невским проспектом. Боковые порталы колоннады служили проездами в сторону набережной Екатерининского канала и Казанской улицы.

Проект собора полностью осуществлён не был. Когда его сооружение подходило к концу, архитектор предложил построить колоннаду и с южной стороны здания, которая бы повторила северную, состоящую из 96 колонн. Эта идея замечена даже в записной книжке Александра I за 1819 год, где он планирует наиболее значимые постройки в центре Петербурга. Но построена южная колоннада так и не была.

Ещё в 1805 году была освобождена часть земли с запада от собора, до того момента принадлежавшая саду Воспитательного дома. Здесь был снесён один из его флигелей. С лета 1811 года по ноябрь 1812-го на этом участке возводили художественную ограду. На пьедесталах по краям решётки должны были стоять фигуры апостолов Петра и Павла. Для них под Выборгом были изготовлены две гранитные глыбы весом около 1 500 пудов. Одна из них утонула при погрузке на баржу, а вторая упала с платформы при её транспортировке к храму по улицам Петербурга. Несколько десятилетий кусок скалы перегораживал Аптекарский переулок. В конце концов этот камень пригодился для строительства фундамента Спаса-на-крови. Утонувшая глыба в 1911 году пошла на изготовление пьедестала памятника адмиралу С. О. Макарову в Кронштадте.

Строительные работы были завершены в 1811 году. В старой Рождественской церкви провели последнюю службу 26 августа. Сразу после неё казанскую икону переместили в установленную рядом палатку, после чего приступили к разборке старого храма [4]. 15 сентября состоялось освящение Казанского собора. Петербургская пресса так это описала:

Графом Строгановым Александру I были вручены ключи от нового храма. Его архитектора А. Н. Воронихина наградили орденом Анны второй степени и пожизненной пенсией.

С момента завершения строительства Казанского собора и до 1826 года перед колоннадой располагался деревянный обелиск. Воронихин предполагал наличие здесь каменного памятника, но из-за недостатка средств это осуществлено не было.

Фасады и интерьеры

В отделке Казанского собора использовались: олонецкий мрамор, выборгский и сердобольский гранит, рижский известняк. В наружной облицовке стен — пудостский известняк (из карьера близ деревни Пудость, в восьми километрах от Гатчины). Всего понадобилось 12 000 кубометров этого камня. Бригадой каменщиков руководил Самсон Суханов.

Длина здания с запада на восток — 72,5 метра, с севера на юг — 56,7 метра. Казанский собор стал самым высоким храмом начала XIX века. Его высота с куполом в разных источниках указывается разной. Так, в книге «Невский проспект» утверждается, что она составляет — 62 метра [1, с. 94]. Историк П. Я. Канн в статье «Казанская площадь» [4], а также А. А. Игнатенко в книге «Казанский собор. Страницы истории» [7] приводят другое число — 71,6 метра. Диаметр купола превышает 17 метров. Для него впервые в мировой строительной практике Воронихиным была применена металлическая конструкция. Снаружи купол изначально был покрыт тёмно-серым лужёным железом.

В нишах северного портика расположили четыре бронзовые скульптуры: князь Владимир (скульптор С. Пименов), Андрей Первозванный (В. И. Демут-Малиновский), Иоанн Креститель (И. П. Мартос) и Александр Невский (С. Пименов). У ног последнего размещены меч со львом, символом Швеции. На льва опирается русский щит.

Бронзовые двери входа с северной стороны здания являются копией дверей баптистерия (крестильного дома) во Флоренции, работы Лоренцо Гиберти (XV век). Их отливку и чеканку осуществил Василий Екимов уже после окончания строительства Казанского собора. Для этого ему понадобилось 182 пуда и 39 фунтов меди. Но Екимову не дали консультанта, который подсказал бы ему как правильно расположить на дверях десять библейских сюжетов. В итоге он сделал это произвольно. «Флорентийские врата» были установлены на своё место в 1811 году.

Северные аттики над боковыми проездами украшены панно, в центре которых изображён Моисей. Панно над восточные проездом, названное «Источение Моисеем воды в пустыне», создал И. П. Мартос. Над западным проездом находится барельеф «Медный змий в пустыне». Его создал И. И. Прокофьев. Автором барельефов северного портика («Благовещение», «Поклонение пастырей», «Поклонение волхвов», «Бегство в Египет») стал Ф. Г. Гордеев.

Из барельефов внутри храма сохранились два: «Шествие на Голгофу» Ф. Ф. Щедрина и «Взятие Христа воинами в Гефсиманском саду» Д. Рашетта.

Казанской иконе Божией Матери был посвящён главный алтарь. Придел с правой стороны освящён во имя Рождества Пресвятой Богородицы, куда был перенесён иконостас из старой Рождественской церкви. С левой стороны находился придел во имя Святых Антония и Феодосия.

Зал Казанского собора действительно выглядит как зал дворца. Иконы для Казанского собора были написаны В. Боровиковским, О. Кипренским, А. Ивановым, Ф. Брюлло, К. Брюлловым. Интерьер здания украшают 56 монолитных колонн из красного гранита, добытого на острове Сорвали близ Выборга. Бронзовые капители колонн созданы на заводе Ч. Берда литейщиком Тарасом Котовым. Пол в зале покрыт несколькими тысячами пластин из шокшинского камня и олонецкого мрамора. Один из первых посетителей описал внутреннее убранство Казанского собора:

Каменные пьедесталы, до сих пор стоящие по обе стороны колоннады, предназначались для скульптур архангелов Михаила и Гавриила. Эскиз фигур был заказан академику А. И. Иванову ещё в 1803 году. Но Комиссия по строительству собора работу Иванова забраковала. Новый проект создал скульптор И. П. Мартос. Ко времени открытия храма он изготовил фигуры из гипса, покрыл бронзовой краской в расчёте на будущую отливку фигур из бронзы. Но заменить их бронзовыми так и не удалось. Гипсовые архангелы настолько обветшали, что в 1824 году их пришлось убрать.

Судьбу собора изменила Отечественная война 1812 года. Построенный изначально для иконы, он превратился в хранилище реликвий войны. Перед принятием командования русской армией в соборе молился фельдмаршал М. И. Кутузов. Сюда свозили военные трофеи, в том числе 107 армейских знамён и полковых штандартов наполеоновских войск, 94 ключа от завоёванных восьми крепостей и 17 городов, жезл маршала Даву. К настоящему времени здесь осталось шесть трофейных знамён и 26 ключей в шести связках.

В декабре 1812 года генерал Платов через Кутузова передал церкви серебро, которая русская армия отняла у отступающих французов. Фельдмаршал предлагал, согласно желанию воинов, изготовить из драгоценного металла четыре фигуры евангелистов для внутреннего убранства Казанского собора. Модели фигур изготовил И. А. Мартос, но этот проект не понравился обер-прокурору Синода А. Н. Голицыну. Через несколько лет серебро решили использовать для изготовления нового иконостаса. Но в связи со строительством Исаакиевского собора на эту работу не было денег. Первоначальный иконостас был заменён на серебряный только в 1836 году. Его создал архитектор К. А. Тон.

Спешка при строительстве довольно быстро привела к осыпанию штукатурки внутри здания. В 1814 году её пришлось удалить, а вместе с ней и декорирующие иконостасы барельефы с изображениями евангелистов. Их заменили росписью по штукатурке.

Казанский собор до 1917 года

21 декабря 1812 года, когда русские войска вышли на границы империи, Казанский собор стал местом празднования полного освобождения русской земли от завоевателей. В феврале 1913 года в Казанский собор прибыли ключи города Варшавы, которые доставил в столицу генерал Васильчиков.

Особым событием для Казанского собора стали похороны фельдмаршала М. И. Кутузова 13 июня 1813 года. Его могила расположена напротив Казанской иконы.

Кутузов скончался 16 апреля 1813 года в городе Бунцлау. Там его тело набальзамировали, для чего внутренности вынули и захоронили на местном кладбище. Впоследствии возникла легенда, будто фельдмаршал повелел похоронить его сердце на месте смерти, на Саксонском тракте, дабы солдаты видели, что сердцем он остаётся с ними. Этот миф был развеян в 1933 году, когда произошло вскрытие гроба Кутузова:

Над могилой Кутузова повесили Смоленскую икону Божией Матери из Александро-Невской лавры.

Казанский собор являлся тем местом, откуда Император и члены его семьи отправлялись в действующую армию. С его посещения начиналось и возвращение Александра I в столицу. До окончания войны с наполеоновской Францией храм оставался местом празднования наиболее значимых побед российских и союзных войск. 2 сентября 1813 года здесь отмечали взятие Берлина, спустя один год — победу при Бриенне и взятие Данцига. В апреле 1814 и в июле 1815 года здесь праздновалось взятие Парижа.

Казанский собор играл важную роль в жизни царской семьи. В Исаакиевском соборе членов царского дома крестили, в Петропавловском — хоронили, а здесь — венчали. Каждый год в марте здесь праздновалось восшествие на престол Александра I. Ежегодно 30 августа отсюда начинался крестный ход к Александро-Невской лавре. Этот день считался в Петербурге выходным.

В 1840-х годах купол Казанского собора покрыли светло-зелёной краской. Позже его покрытие имитировало бронзу.

26 октября 1893 года в Казанском соборе отпевали Петра Ильича Чайковского. Из-за огромного количества желающих проститься с композитором, было решено впускать посетителей в храм по билетам. Всего их было выдано 8 000. На литургии использовалась только музыка Чайковского, которую исполнял хор Императорской оперы. Из Казанского собора траурная процессия проследовала к Александро-Невской лавре, где композитор был похоронен.

Свечное освещение храма было заменено электрическим в 1903 году.

В 1910 году рассматривалось предложение восстановить фигуры архангелов Михаила и Гавриила на пьедесталах у колоннад. Но ни у правительства, ни у причта Казанского собора, не оказалось на это денег.

Примерно за две недели до февральской революции 1917 года по инициативе Общедоступного и передвижного театра в Казанском соборе была отслужена панихида по В. Ф. Комиссаржевской.

Казанский собор после 1917 года

Некоторое время после октябрьской революции администрация храма ещё продолжала развивать свою религиозную деятельность. В самом начале 1918 года настоятель Казанского собора протоиерей Философ Орнатский планировал устроить здесь пещерный храм имени святого Гермогена, который должен был бы повторить темницу Чудова монастыря в Москве, где погиб святитель Гермоген.

Но весьма скоро политика советской власти по отношению к церкви привела к тому, что о её развитии не могло быть и речи. Наоборот, количество прихожан сокращалось. Как отмечалось в 1924 году, в праздник Казанской иконы в соборе было всего лишь 60 человек, преимущественно старух. Из-за резкого уменьшения численности прихода сокращались и пожертвования. У причта не хватало денег на содержание здания.

Весной 1924 года советское правительство озаботилось состоянием архитектурных памятников, к которым продолжал причисляться и Казанский собор. Тогда выявилось плохое состояние кровли здания, которое 23 сентября дополнилось водой в подвалах из-за разрушительного наводнения. Последующие реставрацию стен и интерьеров собора проводили архитекторы А. П. Аплаксин, А. А. Парланд, художники Н. А. Бруни, Э. К. Липгард.

В апреле 1932 года Казанский собор был закрыт для верующих. По ходатайству Академии наук СССР в Казанском соборе начались работы по устройству к XV годовщине Октября первого музея по истории религии и атеизма [7, с. 84]. Казанскую икону Божией Матери перенесли в Князь-Владимирский собор, другие ценные иконы, живописные полотна и церковную утварь — в Русский музей. В храме остались только «Тайная вечеря» С. А. Бессонова на своде алтаря, а также работы художников А. И. Иванова, Г. И. Угрюмова, С. С. Щукина и Ф. И. Ясненко, а также картина Ф. Алексеева над могилой Кутузова. Крест купола заменили на шар с пикой. Открытие музея не состоялось вовремя, произошло 15 ноября. К осени 1933 года здание получило художественную подсветку.

Осенью 1941 года у колоннады храма была устроена выставка «Военное прошлое русского народа». Музей атеизма временно закрылся, его место заняла выставка «Отечественная война 1812 года», проработавшая всю войну. В подвале здания разместился один из отделов штаба Ленинградского фронта. Во время блокады в Казанский собор попало три снаряда, купол и крыша насчитывали более 1600 пробоин. В 1951 году начался его капитальный ремонт под руководством Я. А. Казакова. Работы в интерьерах проводились в 1952-1956 годах, фасады ремонтировались в 1964-1968 годах.

6 января 1990 года впервые в практике отечественного телевидения из Казанского собора была проведена прямая трансляция Рождественского всенощного бдения. Подобные Рождественские и Пасхальные телетрансляции теперь проводятся ежегодно.

С 1991 года Казанский собор снова открыт для богослужений, ему возвращена Казанская икона Божией Матери. В 1994 году на куполе собора вновь появился золотой крест. 6 апреля 1998 года Казанскому собору «вернули голос», на его звоннице установили отлитый на Балтийском заводе колокол. В 2000 году Казанский собор стал главным кафедральным храмом Петербурга, сюда вернули Казанскую икону. Музеи истории религии переехал в здание на Почтамтской улице. К 2003 году (300-летию Санкт-Петербурга) мастера Балтийского завода отлили четырёхтонный колокол высотой более двух метров, ставший самым крупным колоколом Казанского собора.

Источник: walkspb.ru

История Казанского собора в Санкт-Петербурге таит в себе несколько загадок.

С точки зрения официальной истории всё, вроде бы понятно. В 18 веке на этом месте стояла церковь Рождества Богородицы. Она обветшала. Павлу I, во время путешествия в Ватикан, понравился собор Святого Петра и он повелел построить в Петербурге подобный храм. Собор строили с 1801 по 1811 год. Обо всём этом можно прочитать в огромном количестве источников.

Однако, ряд независимых исследователей, придерживающихся альтернативной точки зрения на историю и её хронологию, отмечают несколько, вопиющих, по их мнению, противоречий в облике и истории строительства Казанского собора. Не растекаясь мыслью, сразу перечислим некоторые из наиболее часто упоминаемых «альтернативщиками» противоречий.

Как известно, собор строили с 1801 по 1811 год. Однако, в Пушкинском музее хранится рисунок шведского художника Бенжамина Патерсена, с изображением Казанского собора, датируемый 1800 годом. При этом, существует другой рисунок, того же Патерсена, на котором также изображен Казанский собор (именно точно так же, как на рисунке 1800 года) – этот рисунок, в издании, где он опубликован, называется «Вид Казанского Собора в 1821 году. С рисунка Патерсена»:

В Википедии посчитали непротиворечивым подписать рисунок 1821 года так: «Казанский собор, 1821 год (с рисунка Патерсена около 1800 г.)». Какая прелесть… Да, кстати, сам Патерсен умер в 1815 году. Налицо явная путаница, возникшая, вероятнее всего, еще в 19 веке при подготовке к печати изображения 1821 года или при учете хранителем рисунка в Пушкинском музее. Однако, некоторые официальные историки проявляют себя достойными противниками альтернативщиков, не найдя ничего лучше, как объяснить этот казус тем, что Патерсен создал свой рисунок в 1800 году, еще до строительства Собора, по проекту. На это альтернативщики глумливо возражают, что для того, чтобы в 1821 году покойный с 1815 года Патерсен смог нарисовать такой же вид собора, как в 1800 году, потребовалось снова доставить на Невский всех, кто был изображен в 1800 году и также их расставить. Не удалось доставить только двух офицеров в панталонах и их дам. Наверно погибли в 1812 году…

С точки зрения автора, в путанице с датами нет конспирологии, это именно путаница. Об этом можно судить по одной делали на этих рисунках — башне Городской думы, которая начала строиться в 1799 году и была закончена в 1804. То есть, в 1800 её еще не было в окончательном виде. Поэтому, либо Патерсен рисовал вид Казанского собора после 1804 года, либо и башню Думы он рисовал тоже "по проекту".

Еще одним таинственным артефактом считают обелиск, стоящий перед Собором, подобно обелиску в Ватикане. Он изображен на рисунках Патерсена и на многих других, например, у художника Морне:

В его «исчезновении» нет ничего таинственного – обелиск разобрали перед тем, как в 1837 году перед Собором установили памятники Кутузову и Барклаю де Толли.

Очередную странность можно обнаружить на сайте Казанского собора, в разделе, где описывается его история, а именно предшественница Собора – церковь Рождества Богородицы. Её описания и объяснение причины сноса содержат нестыковки и противоречия. На сайте Собора рассказывается, что церковь Рождества Богородицы была не рядовой, в ней венчались коронованные особы со времен Анны Леопольдовны до Павла I, сенат и синод присягали Екатерине II. Церковь была щедро одариваема царствующими особами. Это был каменный храм, вмещавший много людей. Посмотрите на рисунок с сайта Собора, изображающий внутреннее пространство церкви — предшественницы:

Впечатление такое, что оно больше, чем у нынешнего Казанского собора – люди на фоне колонн кажутся более мелкими, чем сегодня:

И про этот каменный собор, одариваемый императорскими особами, на сайте Казанского собора пишут, что его решили разобрать, так как он обветшал? Почему он обветшал за 50 лет? Почему за 200 лет не обветшал сам Казанский собор? Почему не обветшал Петропавловский собор или Собор Святого Петра за 500 лет?

Следующая странность Казанского собора связывается с тем, что он не только не православный по архитектуре, но и имеет на фасаде нехристианские символы:

Это что значит? Какой веры собор? Ни до этого, ни в сегодняшние дни, православные храмы так не выглядят:

Хотя, такие архитектурные решения, объясняются тогдашней модой, волей заказчика, а также влиянием на автора проекта — Воронихина, его покровителя – президента Академии художеств, графа Строганова, бывшего по совместительству главой российских масонов.

Из всех вышеперечисленных фактов, обстоятельств и предположений, приверженцы альтернативной истории делают вывод, что Казанский Собор был построен существенно раньше начала 19 века и официальные власти, выдавая древнее здание за творение Воронихина, пытаются скрыть некую правду. Мы же, с большим удовольствием посмотрели бы на действительные следы предшествовавшей древней цивилизации, но полагаем, что найденных фактов не достаточно для утверждений о том, что многие исторические здания, построены кем-то, кроме известных нам архитекторов.

Ну и, под конец, в качестве «вишенки на торт» еще одна, с позволения сказать, история, в жанре городского фольклора, связанная с памятником Барклаю де Толли, установленному возле Собора.

Она, эта история, является прекрасной иллюстрацией того, как акцентированное на собственных желаниях сознание, безошибочно выберет из множества картин действительности, свою, наиболее соответствующую заветным чаяниям.

Некие пошляки, сразу после открытия памятника, обратили внимание на то, что маршальский жезл, который Барклай держит на уровне чуть ниже пояса, с определенных ракурсов создает впечатление, что статуя изображает акт рукоблудия. Примерно так:

В качестве причин такого кощунства называли некую тяжкую обиду, которую военачальник нанес то ли скульптору Орловскому, то ли его сестре. Также высказывалась мысль, что это происки масонов, имевших отношение к строительству собора и вознамерившихся опорочить полководца. Эта история часто рассказывается по поводу и без повода, в том числе, и на некоторых каналах Дзена.

Обращает на себя внимание то истеричное подпрыгивание до потолка и визги, которые устраивают при упоминании этой байки некоторые интеллигенты, гордо заявляющие, что всю жизнь прожили в Ленинграде и ничего такого никогда не слышали. Словно эта история придумана сейчас, а не почти двести лет назад. Вы уж простите авторов байки, насмешников — кадетов и пошляков-гусар, они не знали, что ленинградцы будут судить их так строго, строже, чем сам государь Николай Павлович. А легенда эта, скорее всего, не имеющая реальных оснований, жила и живет. Родственник автора, например, впервые её услышал в 1970-х годах, когда с друзьями-студентами сидел на скамейке у Казанского после посещения ближайшего пивбара «Очки». На соседней скамейке сидела бодрая старушка, похожая на старуху Шапокляк, в фетровой шляпке а-ля 20-е годы и, видя, что молодые люди изрядно навеселе, рассказала им эту историю. Сказала, что они, еще до революции, будучи гимназистками, бегали с подружками смотреть на памятник с особого места… Видимо, она всё еще была петербурженкой.

А Вы видите какие-либо противоречия и странности в истории Казанского собора, или это традиционный православный храм и масоны не имеют к нему никакого отношения?

Подписывайтесь на наш канал!

Источник: zen.yandex.ru


Categories: История

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.