Описание

У самого края набережной, отражаясь в водах канала Грибоедова (до 1923 года Екатерининского канала), рядом с Михайловским садом высится уникальное по своей красоте здание храма Воскресения Христова.

Архитектура религиозного сооружения соответствует неорусскому стилю. Компактное в плане, увенчанное стройным шатром высотой в 81 метр, с девятью нарядными главами, со стройной колокольней, своим внешним видом напоминающей колокольню Ивана Великого в Московском Кремле, сооружение резко выделяется своей оригинальной ассиметричной композицией в окружении архитектурных шедевров, построенных в стиле русского классицизма.

Храм Спас-на-Крови на месте покушения на императора

Второе название «Спас-на-Крови» храм получил в память о трагических событиях, произошедших на этом месте 1 марта 1881 года (по старому стилю). Здесь был смертельно ранен император Александр II революционером-народовольцем Игнатием Гриневицким. Через несколько часов после покушения царь скончался. Сразу после этих событий, потрясших всю прогрессивную общественность России, здесь была построена временная часовня. Одновременно приступили к проектированию мемориального храма.

Царь-Освободитель


Самодержец и реформатор одновременно, Александр II оставил добрую, но неоднозначную память в народном самосознании, осуществив главное дело своей жизни – отмену крепостного права в России в 1861 году. Гражданские права и освобождение от рабства получили 23 миллиона крестьян, за эти дарования Александр II остался в памяти народной как «Царь-Освободитель». Реформы во всех областях государственной и общественной жизни (военная, земская, судебная, народного образования и другие) дали толчок к ускоренному развитию в области промышленности, модернизации армии, местному земскому самоуправлению, строительству железных дорог, прогрессивной судебной системы.

Царь активно занимался важнейшим государственным делом: подготовкой к переходу России от самодержавия к конституционной монархии.

В результате побед русского оружия были освобождены от турецкого владычества балканские народы (Русско-Турецкая война 1877-78 гг.). В период царствования Александра II Российская империя приросла обширными территориями Средней Азии и Кавказа.

Однако реформы и преобразования шли непросто. Обветшавшие государственная и экономическая системы с большим трудом поддавались преобразованиям. Реформы шли с затягиванием и перекосами на местах.
от сложный период перемен, отразившийся, как на положении правящего класса, так и всех слоев населения, вызвал к жизни мощное протестное движение в среде разночинцев и студенчества. Появившаяся в России революционно-террористическая организация «Народная Воля» выбрала путь насильственного свержения самодержавной власти в России. Методом достижения своих целей народовольцы выбрали террор. Началась системная охота за высшими чиновниками государственной власти, а главное – «виновником всех трудностей» – императором Александром II. На царя было организовано восемь покушений, последнее – на набережной Екатерининского канала – стало роковым для монарха.

Строительство и архитектура храма

Смерть царя-мученика вызвала сильнейший отклик и сострадание в душах всех слоев российского общества. Во временной часовне постоянно проводились панихиды за упокой императора. Было проведено несколько конкурсов на проект поминального храма. В 1887 году император Александр III утвердил проект, выполненный архитектором Альфредом Парландом при участии архимандрита Игнатия – настоятеля Троице-Сергиевой пустыни. Примером для авторов стали архитектурные каноны Допетровской Руси, по которым строились Московские и Ярославские храмы в XVI – XVII веках.

Закладка храма Воскресения Господня состоялась в 1883 году и еще до окончательного утверждения проекта в течение трех лет велись работы по укреплению слабых в этом месте грунтов и устройству сплошного фундамента из путиловской плиты. В 1888 году, сразу после высочайшего утверждения проекта был возведен гранитный цоколь, на котором в ложных нишах были укреплены памятные доски из красного гранита с повествованием о главных событиях в период царствования Александра II и его указы. Возведенные стены были облицованы клинкерным фасадным кирпичом различных оттенков, привезенным из Германии. Все разнообразные элементы декора на фасадах были изготовлены из белого эстляндского мрамора.


Здание представляет собой традиционный древнерусский четверик, завершающийся пятиглавием, центральные главы созданы по образу и подобию глав московского Покровского собора (храма Василия Блаженного). Однако облицовка глав плиткой, покрытой цветной эмалью, не имеет аналогов в русской и европейской архитектуре.

Алтарная часть на фасаде с восточной стороны определяется тремя алтарными апсидами, увенчанными золочеными главками. Центральная главка покрыта золотой смальтой.

Вместо центральной главы устроен высокий (81 метр) шестигранный шатер, покрытый глазурованной черепицей и поливными изразцами, выполненными артелью Харламова. Он завершается золоченой луковичной главой с крестом.

К западной части основного объема здания, выдвигаясь в сторону канала, пристроена высокая колокольня высотой 62.5 метров, также увенчанная золоченым луковичным куполом с высоким золоченым крестом и императорской короной (примером послужила колокольня Ивана Великого в Успенском соборе Московского кремля).
внешнем объеме колокольня определяет то самое место, где император был смертельно ранен. У западной стены колокольни под золоченым навесом расположено мраморное распятие с изображением Иисуса Христа а по сторонам – иконы с изображениями Святого Зосимы Соловецкого и Святой мученицы Евдокии. Над полукруглым окном расположен иконописный образ Святого благоверного князя Александра Невского. Гербы губерний и городов Российской империи, выполненные на медных пластинах по рисункам академика живописи П. А. Черкасова, изображены на фасадах колокольни.

Входы представляют собой нарядные шатровые сдвоенные крыльца, примыкающие к основному объему колокольни с севера и юга. Шатровые перекрытия отделаны цветной черепицей и увенчаны золочеными двуглавыми орлами. Мозаичные картины на тему страстей Христовых, выполненных по живописным оригиналам художника В. М. Васнецова, украшают тимпаны крылец.

В 1894-95 годах возводились своды и паруса, изготавливались металлические конструкции глав на столичных литейных заводах. Часть из них были декорированы цветной эмалью на фабрике А. М. Постникова. Золоченый крест над главным шатром был установлен в 1897 году.

Строительство здания и отделка всех декоративных элементов наружного облика и внутреннего пространства заняли 24 года, ведь при отделке всего храма было выполнено 7065 квадратных метров мозаичных покрытий, изготовленных по эскизам выдающихся русских художников конца XIX века, работавших в разных стилевых направлениях в рамках большого европейского стиля модерн.


К грандиозной работе было привлечено более 30 живописцев, среди которых такие знаменитые фамилии, как М. В. Нестеров, В. М. Васнецов, А. П. Беляев, Н. Н. Харламов, Н. А. Кошелев. Мозаичных дел мастера из артели В. А. Фролова воплотили в жизнь все идеи талантливых художников. Мозаичные изображения Спаса Нерукотворного на западном и Воскресения Христова – на северном фасаде были выполнены по эскизам художника М. В. Нестерова. Автор мозаичного изображении на южном фасаде «Христос во Славе» — художник Н. А. Кошелев. Изображение «Спаса Благославляющего» на восточном фасаде было выполнено по эскизам архитектора всего сооружения академика архитектуры и живописи А. А. Парланда.

Окончание строительства и торжественное освящение храма Воскресения Господня состоялось 19 августа 1907 года в присутствии высочайших царских особ императора Николая II и императрицы Александры Федоровны. В этот же день была отслужена первая торжественная литургия.

При том, что внешний облик храма и внутреннее убранство выполнены в традициях древнерусского зодчества, при строительстве и отделке были применены самые прогрессивные методы того времени, в художественном декоре воплощены в жизнь самые смелые идеи и технологические методы в области искусства. Основные материалы, примененные при отделке храма: облицовочный разноцветный и глазурованный кирпич, цветная глазурованная фигурная черепица, несколько пород мрамора из России и Италии, гранит, разноцветные художественные эмали и мозаика, золотая смальта, горный хрусталь, полудрагоценные и драгоценные горные породы, золото, серебро.


Благодаря полной электрификации (было смонтировано 1689 электрических ламп), декоративное и художественное убранство внутреннего пространства 81-метрового здания очень хорошо освещалось, что давало возможность разглядеть все детали интерьера даже на большой высоте.

Внутреннее убранство храма

Мемориальный храм «Спас на Крови» возведен на знаковом месте. Здесь был смертельно ранен от руки террориста император. Во внутреннем объеме колокольни расположено место, где произошло это трагическое событие: часть набережной с булыжной мостовой, на которую пролилась кровь «Царя-Освободителя». Памятное место накрывает сень, устроенная в виде восьмигранного шатра, который поддерживают четыре колонны. Все детали архитектурной композиции из алтайской и уральской яшмы выполнены русскими камнерезами. Каждый, кто попадал в храм, войдя через входы, устроенные в здании колокольни, сразу понимал, что пришел в глубоко сакральное поминальное место.

Храм Воскресения Господня неповторим благодаря своему декоративному убранству, ведь мозаичные художественные композиции на религиозную тему и декоративные элементы покрытия стен и сводов составляют более семи тысяч квадратных метров. Изобразительный ряд отражает мемориальное и религиозное, посвященное Рождеству Христову назначение.


Земной путь Иисуса Христа от Рождества Христова до чудесных деяний, сотворенных им при своей земной жизни отображен в мозаичных иконах, расположенных в центральной части. Все художественные композиции изображены на голубом фоне. Над алтарем по эскизу иконописца Н. Н. Харламова на золотом фоне, набранном из золотой смальты — канторели, выложены две иконы: «Спас в силах» и «Христос во славе».

В центральной алтарной апсиде изображена икона «Евхаристия», выполненная по эскизу иконописца Н. Н. Харламова. При открывании царских врат верующие видят в золотом сиянии Иисуса Христа, подающего святые дары и склонившихся перед ним апостолов Петра и Павла.

Мозаичные иконы «Вознесение Христово» и «Сошествие Святого Духа», выложенные по эскизам художника В. В. Беляева, расположены в завершающих полусферах боковых апсид над иконостасом.

В полусфере центрального свода перед алтарем расположена икона, выложенная по эскизу художника Н. Н. Кошелева «Преображение Господне». Христос предстает перед своими учениками в золотом божественном сиянии, его отныне окружают пророки – Илия и Моисей. Рядом ученики – апостолы Петр, Иаков и Иоанн.

На внутренней поверхности центрального свода изображена икона «Христос Вседержитель». Мозаичное полотно набрано по эскизу иконописца Н. Н. Харламова. Лаконичная по цвету и рисунку икона выполнена в византийской традиции.

На поверхностях четырех подкупольных пилонов, на стенах и арках сверху до низу расположены мозаичные иконописные изображения святых. В малых плафонах по эскизам иконописца Н. Н. Харламова выложены мозаичные иконы «Спас Благое Молчание», «Спас Эммануил», «Иоанн Креститель», «Богоматерь», выполненные по византийским канонам.


Особой торжественности и светлой грусти исполнено внутреннее убранство в западной части храма, там, где находится сень над местом ранения императора. Напротив сени в западной стене расположено окно, через которое льется вечерний свет на памятное место. Над окном изображена икона «Новозаветная Троица». По обоим сторонам окна изображены ангел – хранитель царя и его небесный покровитель Святой благоверный князь Александр Невский. Фоны покрытий стен выполнены в золотистых тонах, что придает этому месту особый мягкий свет.

Изобразительный ряд в иконографическом оформлении храма разнообразен по стилям и авторским манерам.

Иконостас в отличие от мозаичного убранства стен, пилонов и сводов, выполненного в рамках монументальных выразительных приемов, выполнен в традициях станкового изобразительного искусства. Центральные иконы «Спаситель» и «Пресвятая Богородица», выложенные по оригиналам живописца В. М. Васнецова мастерами из Петербургской Академии Художеств, отличаются одновременно лаконичной композицией тонким живописным подходом к изображению образов в мозаичном искусстве.

Справа от иконы «Спаситель» расположено иконописное изображение «Сошествия во ад», слева от иконы «Пресвятая Богородица» — «Вознесение Господне». Обе иконы выложены по живописным картинам художника М. В. Нестерова в стиле модерн.


Одноярусный иконостас представляет собой образец высокого искусства итальянских камнерезов. Подбор пород мрамора и изысканная резьба создают впечатление, что перед вами не архитектурный элемент интерьера, а произведение ювелиров. В центре иконостаса расположены царские врата, оформленные разнообразными декоративными элементами. Три резных кокошника венчают всю архитектурную композицию. Иконостас выполнен по проекту архитектора А. А. Парланда.

В северном и южном нефах расположены два киота, представляющих собой сплошную стенку из резного камня. Икону «Святой благоверный князь Александр Невский» можно увидеть в северном киоте, икону «Воскресение Христово» — в южном. Автором живописных оригиналов, по которым набирались мозаичные изображения, явился художник М. В. Нестеров, работавший в стиле модерн.

Декоративное убранство храма представляет собой уникальное сочетание камнерезного искусства (более 80 рисунков орнаментов были разработаны архитектором А. А. Парландом и художником А. П. Рябушкиным) и мозаичного дела (площадь поверхностей, покрытых художественными мозаичными картинами составляет 7065 квадратных метров). При наружной и внутренней отделке были применены различные породы камня из России и Италии: гранит, мрамор, змеевик, уральская и колыванская яшмы, орлец; полудрагоценные и драгоценные породы: горный хрусталь, топазы – это только небольшая часть отделочных материалов, использовавшихся для украшения архитектурных элементов. Широко были применены золотая смальта, разноцветные ювелирные эмали, золото и серебро.


Пол в храме напоминает изысканный ковер необыкновенной красоты. Выложенное из различных сортов итальянского мрамора (более 10 сортов), напольное покрытие было выполнено мастерами из Генуи и собрано русскими мастерами по рисункам Архитектора А. А. Парланда.

В 1903- 1907 годах по проекту архитектора А. А. Парланда была сооружена бронзовая кованая ограда, отделяющая Михайловский сад от полукруглой площади, на которой построен храм Воскресения Господня. Выполненная в стиле модерн, ограда представляет собой большую художественную ценность. Крупный растительный орнамент стилизован под расписные орнаменты, которые украшают стены московского Покровского собора. Виртуозно выполненные цветочные композиции, поражают похожестью на свои природные аналоги. В этом архитектурно-декоративном произведении искусства сочетаются глубокие традиции средневековой России и новаторские тенденции эпохи модерна.

Экстерьер и интерьер храма «Спас на Крови» поражает своей неповторимой образностью, разнообразием архитектурных форм, изысканной утонченностью декоративных и художественных элементов. Весь облик храма напоминает каждому, кто его видит, о главной идее, ради которой было приложено столько человеческих сил, таланта, государственной воли и финансовых средств. Здесь все пронизано мыслями о светлой памяти об ушедшем от нас великом человеке, а христианский завет о Воскресении Господнем вселяет в души людей чувство радости и веры в лучшее.

Спас на Крови в XX, начале XXI века

Судьба храма Воскресения Господня спустя очень короткий период после окончания его строительства и освящения сложилась так же драматично, как и судьба всего русского народа. Как царь-мученик, так и религиозное мемориальное сооружение претерпело много трудностей.

Сразу после октябрьского переворота 1917 года храм был лишен финансовых поступлений из казны и существовал на пожертвования петроградцев. В 1920-е годы волей Комиссариата народных имуществ храм «Спас на Крови» подвергся нескольким приступам разграбления. Оправданием этому беспрецедентному вандализму стало решение экспертов Академии истории материальной культуры о ничтожной художественной ценности религиозного сооружения конца XIX века, представляющего собой образец упадничества и эклектики в русской архитектуре.

В 1930 году дело дошло до того, сто храм решили снести и временно использовать как склад. От решения перешли к подготовке сноса. В 1941 году началась Великая Отечественная война и планы по уничтожению храма были отложены.

В период вражеской блокады храм, как и весь город подвергался бомбардировкам, под его сводами был устроен один из городских моргов, ведь умерших от холода и голода людей негде было хоронить. В главном куполе застрял вражеский артиллерийский снаряд, который удалось обезвредить только в 1961 году, эту невероятно опасную работу, больше похожую на подвиг, произвел сапер Виктор Демидов.

При Хрущеве в период очередных гонений на православную церковь в 1956 году храм опять решают уничтожить.

Сложное время неопределенности длилось 10 лет. Более здоровые силы в советском архитектурном сообществе взяли верх над силами мракобесия и бескультурья. Поворотной вехой в деле возрождения многострадального религиозного сооружения стал 1968 год, когда храм «Спас на Крови» был взят на баланс Государственной инспекции по охране памятников и стал филиалом музея «Исаакиевский собор». Восстановительные и реставрационные работы заняли долгих 27 лет: с 1971 по 1997 годы.

Советские и Российские реставраторы совершили настоящий профессиональный и гражданский подвиг, возродив из полного запустения и ничтожества один из самых красивых и любимых всеми петербуржцами храм-памятник, разделивший со своим народом времена величия и гонений, но возродившийся к славе и свету благодаря труду и таланту русских людей.

Новая жизнь храма-памятника, как музея началась 19 августа 1997 года в день Преображения Господня. С 23 мая 2004 года со дня нового освящения в храме «Спас на Крови» проводятся регулярные богослужения. В память о трагической кончине Александра II каждый год 14 марта (1 марта по старому стилю) проводится архиерейское богослужение и поминальная лития по убиенному императору.


Информация


Контакты


Как добраться?


На карте


Смольный собор
Сампсониевский собор
Спасо-Преображенский собор в Санкт-Петербурге
Кронштадтский Морской Никольский собор
Андреевский собор

Источник: cityguidespb.ru

Спас на Крови — православный храм в Санкт-Петербурге, полное название которого — Собор Воскресения Христова на Крови (также храм Спаса на Крови).

Собор Воскресения Христова на Крови
Спас на Крови

Своё название собор получил от места, на котором был построен. Именно здесь 1 (по новому стилю — 13) марта 1881 года было совершено покушение на императора Александра II, в результате которого он был ранен и вскоре скончался. Выражение в названии храма «на крови» является указанием именно на кровь императора.

Таким образом Спас на Крови является памятником царю-мученику. Сегодня это ещё и памятник архитектуры, а также музей, входящий в состав музейного комплекса «Государственный музей-памятник „Исаакиевский собор“».

Император Александр II, в чью честь был построен Спас на Крови
Император Александр II

Располагается собор в центре города на набережной канала Грибоедова. Рядом находится один из самых известных парков Северной столицы — Михайловский сад, а также одна из центральных площадей города — Конюшенная, получившая своё название по Императорскому конюшенному двору Екатерины I.

Строительство собора было начато по приказу сына Александра II — императора Александра III. Первоначальный проект храма принадлежал двум архитекторам: Альфреду Парланде, Спас на Крови для которого стал самой известной работой, и настоятелю Троицко-Сергиевой пустыни архимандриту Игнатию (Малышеву), который со временем отошёл от строительства храма, в результате чего тот оказался воздвигнутым всецело по проекту Парланда.

Альфред Парланд - архитектор Спаса на Крови
Альфред Парланд

Располагаясь в историческом центре Санкт-Петербурга, Собор Воскресения Христова на Крови неизменно привлекает внимание туристов. Не последнюю роль в этом играет внешний облик храма. Спас на Крови строился в русском стиле и в определённой степени являлся подражанием Собору Покрова Пресвятой Богородицы, что на Рву, более известному как Собор (храм) Василия Блаженного в Москве. Кроме того, архитектурными ориентирами собора стали храмы Москвы и Ярославля XVI—XVII веков.

Строительство храма велось на протяжении 24 лет. Так, начавшиеся в 1883 году строительные работы были завершены только в 1907. Именно в этом году 6 (по новому стилю — 19 августа) храм был освящён митрополитом Антонием (Вадковским).

С момента смерти Александра II и до начала строительства Спаса на Крови на месте покушения на императора располагалась часовня, решение о возведении которой было принято уже на следующий день после гибели царя на чрезвычайном заседании Городской думы. Часовня возводилась на средства купцов Громова и Милитина (последний из которых стал старостой, то есть ведал хозяйством церковной общины), а её архитектором выступил Леонтий Бенуа.

Часовня в Санкт-Петербурге на месте гибели Александра II
Часовня на месте гибели Александра II

Освящение часовни произошло довольно быстро, уже 17 (29) апреля того же 1881 года. После её появления здесь стали проводиться памятные панихиды. Часовня оставалась на месте своего первоначального воздвижения до начала строительства собора, то есть до 1883 года. После этого она была перенесена на Конюшенную площадь. На новом месте объект был на протяжении девяти лет, после чего был полностью разобран.

После того, как было принято решение о строительстве на месте покушения на императора собора, был объявлен конкурс на лучший проект, участие в котором приняли авторы 26 работ. Из числа представленных проектов было отобрано 8 лучших, среди которых первое место одержал проект А.Тимошко, предполагавший возведение собора в русско-византийском стиле. Работа называлась «Отцу Отечества». На втором месте оказался проект «1 марта 1881 года» академиков И.Китнера и А.Гуна. Проект Л.Бенуа, который являлся автором находившейся на этом же месте часовни, занял третье место. Однако, ни один из отобранных проектов не был одобрен Александром III, в результате чего было принято решение о проведении второго конкурса, на который был подан 31 проект. Однако и все новые проекты также были отклонены главой государства.

После этого было принято решение о проведении ещё одного конкурса, в результате которого победил проект архитектора Альфреда Парланда и архимандрита Игнатия (Малышева). Однако и этот проект был одобрен с условием его дальнейшей доработки. Одобрение первоначального проекта состоялось летом 1883 года, а его окончательный вариант утверждён только в мае 1887 года.

Проект храма настоятеля Троицко-Сергиевой пустыни архимандрита Игнатия (Малышева)
Проект храма архимандрита Игнатия

Строительство Спаса на Крови было начато в октябре 1883 года. Комиссию по строительству возглавлял Великий князь Владимир Александрович — третий сын Александра II. Растянувшееся на 24 года строительство было завершено в августе 1907 года, когда в день Преображения Господня, известный также как Второй Спас, в присутствии императора Николая II и членов императорской семьи состоялось освящение собора.

Строительство храма, деньги на которое собирались по всей стране, обошлось в 4,6 млн рублей.

В следующем 1908 году рядом с храмом была освящена Часовня-ризница Иверской иконы Божией Матери, представляющая собой отдельно стоящее здание. Хотя по первоначальному проекту, предложенному архимандритом Игнатием, предполагалось возведение двух часовен, представлявших собой угловые башенки, расположенные на ограде собора. Часовня, строительство которой было завершено в 1907 году, вместе с храмом Спас на Крови была освящена митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Антонием. Её основным предназначением стало использование для хранения икон и других даров, которые были преподнесены в память о кончине Александра II. Помимо этого в часовне-ризнице хранились архивные материалы, касающиеся строительства храма.

Часовня-ризница Иверской иконы Божией Матери
Иверская часовня-ризница

Примечательно, что Собор Воскресения Христова на Крови возводился с применением новых технологий строительства. Здание было полностью электрифицировано: в нём располагалось почти 1700 электроламп.

Интересен и тот факт, что Спас на Крови не являлся приходским храмом, а находился на государственном содержании. Собор находился в ведении Министерства внутренних дел, массовые посещения храма не предусматривались, хотя его вместимость была достаточно большой: собор способен вместить до 1600 человек. При императорской власти вход в храм осуществлялся только по пропускам.

Вместимость Спаса на Крови
Спас на Крови внутри

В 1920 году после смены власти храм стал приходским, хотя против такого решения возражал настоятель собора протоиерей Пётр Лепорский.

С июля 1922 года до июля следующего года собор принадлежал Петроградской автокефалии, после чего стал обновленческим. С августа 1923 года он стал кафедральным собором «староцерковной» («тихоновской») Петроградской епархии, а с конца 1927 года превратился в центр иосифлянства в Ленинграде. 30 октября 1930 года храм был закрыт, а спустя год было принято решение о разборке здания. Однако сроки данной процедуры обозначены не были, в связи с чем Спас на Крови простоял до начала Великой Отечественной войны, когда перед властью возникли другие вопросы.

В военное время Спас на Крови выполнял функцию морга, здесь размещали тела погибших горожан, а после войны здесь разместился склад декораций Малого оперного театра.

Следы от снарядов на фасаде Спаса на Крови
Следы от снарядов

В 1968 году храм был передан под охрану Государственной инспекции по охране памятников, спустя два года было принято решение об организации здесь филиала музея «Исаакиевский собор», каковым он является и сегодня.

На протяжении 1970-90-х годов в здании проводились инженерные, общестроительные и реставрационные работы. В августе 1997 года Спас на Крови открылся для своих первых посетителей, а 23 мая 2004 года здесь была отслужена первая после нескольких десятков лет перерыва литургия. Спустя ещё почти десять лет в январе 2014 года здесь был зарегистрирован приход храма.

Сегодня увидеть Спас на Крови во всей его красе может любой желающий. Причём полюбоваться собором можно как снаружи, так и внутри. В архитектурном отношении композиционный центр здания представляет собой четверик, увенчанный пятью куполами. Помимо этого, собор имеет ещё четыре главы. В общей сложности храм представляет собой асимметричную группу, увенчанную пятью куполами, часть из которых имеет позолоченное покрытие, а часть — эмалевое. Центральной глава храма является шатёр, высота которого достигает 81 метра.

Купола Спаса на Крови в Санкт-Петербурге
Купола собора

На стены храма с внешней стороны нанесены надписи, повествующие о достижения России во время правления императора Александра II. В оформлении сооружения использован различный отделочный материал, в числе которого кирпич, мрамор и гранит, а также эмали, позолоченная медь и мозаика.

Особенно много мозаики во внутреннем убранстве храма. Она создавалась в мастерской русского художника-мозаичиста Владимира Фролова. Работы выполнялись по эскизам более 30 художников, в числе которых были авторы с мировыми именами. Сегодня мозаичная экспозиция Спаса на Крови представляет собой одну из крупнейших коллекций во всей Европе.

Мозаика Спаса на Крови в Санкт-Петербурге
Мозаика собора

Посещая Собор Воскресения Христова на Крови, следует также уделить отдельное внимание часовне-ризнице, которая сегодня является памятником истории и культуры федерального значения и используется для организации и проведения выставок.

Сооружение имеет прямоугольную форму, увенчанную большим куполом, на вершине которого находится хризма — монограмма имени Иисуса Христа (выполнена в виде греческих букв «хи», «ро», «альфы» и «омеги», вписанных в круг). В отделке здания использован кирпич, а украшениями являются изразцы и мозаичные иконы. Вокруг часовни располагается ограда, аналогичная той, что отделяет Спас на Крови от Михайловского сада.

Источник: spas-na-krovi.org

 

 

Храм Воскресения Христова В главных чертах план храма Воскресения придерживается приема, выработанного церковными постройками ХІІ в. Этот прием — всегда крестообразный, с колокольней, если такая существует, прикомпонованной в большинстве случаев к западной стороне. Через эту колокольню устраивается всегда в ее западной стены главный вход в храм, допуская устройство второстепенных входов с северной и южной сторон. Отступление от этого приема устройства входов в храме Воскресения обусловливается следующими причинами. Место смертельного поранения в Бозе почившего Императора Александра II, включенное вовнутрь храма, оказалось как раз на вертикальной оси колокольни западной части храма. Устроить главный вход через это священное место, обагренное кровью Царя Освободителя, было немыслимо. Прикомпоновав две паперти, прилегающие с севера и с юга к колокольне, я получил возможность устроить взамен главного — 4 входа, из которых два с главного западного фасада и два с боковых, т. е. северного и южного фасадов. Этим путем место смертельного поранения оставалось нетронутым, составляя при храме как бы отдельную священную часовню, при созерцании которой каждый, входящий через паперти в храм, мог сотворить молитву за упокой души любвеобильного Царя Освободителя, мученическая кончина которого тяжелым бременем легла на совесть всего русского народа. Взамен главного входа западного фасада, возвышается на двух ступенях от панели больших размеров крест из мрамора и гранита, на котором мозаикою изображен распятый Спаситель с предстоящими в концах креста Богоматерью, Иоанном Богословом, а в верхней части Отец Саваоф, окруженный шестикрылыми серафимами, с подобающими надписями, как мы это видим на всех старинных крестах допетровской эпохи, вплоть до изображения у подножия креста обычной головы праотца Адама. По сторонам креста, на общем с ним фоне из золотой мозаики, помещаются отдельные иконы в рамках из эстляндского мрамора, изображающие святых дня рождения 17 апреля и дня смерти 1 марта в Бозе почившего Императора, а именно — Св. Зосима Соловецкого и Св. Евдокию. Взамен первоначального предложения прописать на больших гранитных досках, помещенных в нишах высокого цоколя из гранита и эстляндского мрамора, имена всех жертвователей, имея этим в виду привлечение их в возможно большем числе, я предложил впоследствии воспользоваться ими целесообразно с назначением храма, а именно — для увековечения памяти незабвенного Царя Освободителя, поместив на них все манифесты и указы, относящиеся к великим реформам Его времени, и дать этим яркую, наглядную картину Его славного царствования, облагодетельствовавшего не только всех подданных Его обширного царства, но и родственных по крови народностей запада. Отделка фасадов колокольни, построенной как раз над местом смертельного поранения Императора Александра II, составляла одну из главных задач при сочинении проекта храма. Необходимо было указать на ту беспредельную, глубокую скорбь, охватившую при роковой вести все сердца на необъятном пространстве общей родины, необходимо было, чтобы стены, окружающие это священное место, свидетельствуя эту потрясающую душу печаль, в то же время говорили о посильных приношениях со всех концов России на сооружение храма в память любвеобильного Царя Освободителя. Я постарался решить эту задачу, распределив на трех стенах, окружающих роковое место, все губернские и областные гербы Российской Империи, и дополнив их местами уездными гербами. Оставалось выразить еще одно чувство — затаенное я уверен, в сердце каждого русского человека, совесть которого еще не совсем притуплена. Он скажет себе: изверги, совершившие злодеяние 1 марта, не имеющие себе равного в истории всех народов земного шара, были членами того же народа, того же общества, к которому и я принадлежу. Сообразив этот бесспорный факт, выводится из него неминуемо заключительный приговор всему обществу, давшему возможность развиться в своей среде подобным исчадиям человеческого рода. Существует народное верование, что на каждом церковном кресте стоит ангел Господень, передающий все молитвы, творимые в храме, к престолу Всевышнего. По этой причине я и поместил соответственную часть молитвы Василия Великого на самом верху колокольни под венчающим карнизом золотой главы, над которой возвышается крест. Она гласит: «Самъ безсмертный Царю, пріими моленія наша… и остави намъ прегршенія наша, яже дломъ и словомъ и мыслію, вдніемъ или невдніемъ согршенная нами». Как уже было замечено, я понимал свою задачу при постройке храма Воскресения в осмысленной разработке приемов и деталей XVII века, отвечающих по возможности близко намеченной программе, так что точных копий и повторений существующего в храме Воскресения не найдут. Руководствуясь вышесказанным, мне удалось скомпоновать в духе требуемой эпохи новые приемы, впервые примененные на фасадах храма Воскресения. Сюда относятся большие фронтонные кокошники северного и южного фасадов и вся наружная отделка главного алтарного апсида. Покойный Император Александр III, указав стиль для храма Воскресения, продолжал интересоваться и дальнейшим ходом разработки утвержденного Им проекта. В виду наивозможного удешевления постройки, на что особенно сильно напирала Высочайше утвержденная комиссия по постройке храма, я держал всю восточную часть храма, обращенную к парку музея Императора Александра III, несколько проще остальных фасадов, Государь Император, когда я имел счастье представить Его Величеству модель храма, тотчас заметил эту разницу, заявив желание, чтобы восточный фасад по отношению богатства отделки держан был одинаково с остальными, доказав этим Свой неусыпный интерес к постройке храма и верную оценку его значения. Измененный по указанию Его Величества восточный фасад храма удостоился затем Его Всемилостивейшего одобрения. Этим попечения о близкой Его сердцу постройке не закончились, а продолжались с тем же живым интересом, как видно из нижеследующего. Государем Императором были присланы на постройку три колонны (высота 4 ар.) без капителей и баз, из серо-фиолетовой яшмы. Этот ценный подарок я решился использовать надлежащим образом, приискав ему почетное место во внутреннем убранстве храма. Я решился поставить на них, прибавив к ним еще 4 колонну, навес или сень над священным местом смертельного поранения Царя Освободителя в стиле царских мест XVII века, что не только было одобрено Его Величеством, но кроме того, было дано предписание всем трем Императорским гранильным фабрикам в Петергофе, в Екатеринбурге и в Колывани принять деятельное участие в исполнении частей сени из материалов, которые окажутся для выполнения наиболее подходящими, указав при этом, чтобы остатки от саркофагов для Императора Александра II и Императрицы Марии Александровны, которые в то время изготовлялись на Петергофской фабрике, были бы по возможности использованы. Работы между тремя фабриками были распределены следующим образом: колонны, капители и базы из серо-фиолетовой яшмы, декорация свода флорентийской мозаикою и венчающий крест из граненого по всем приемам ювелирного искусства горного хрусталя или, как некоторые его называют, белого топаза, достались на долю Петергофской фабрики. Все архитектурные части, т. е. надкапительные столбики с нишами, главный карниз, все кокошники из зелено-волнистой яшмы (саркофаг Александра II) и шатрообразная крыша из моховика, схожего с нефритом, были поручены для исполнения Колыванской фабрике. Все прорезные, ажурные работы, которых очень много, взялась сделать из вновь открытой яшмы (темно-зеленой с синим отливом) Николая II Екатеринбургская фабрика и, кроме того, еще все детали из орлеца (саркофаг Императрицы Марии Александровны), а именно: цветы между рядами кокошников и низкий балюстрад вокруг сени. Кроме этого, действительно царского подарка, к оценке которого я боюсь даже приступить, храм Воскресения украсился еще богатыми, по материалу и работе, клиросными киотами, сооруженными из тех же драгоценных материалов, по воле покойного Государя Императора Александра III, на Императорских гранильных фабриках в Екатеринбург и Колывани. Всемилостивейшие царские приношения в храм Воскресения этим не закончились. К ним прибавились еще: тончайшей работы дарохранительница из яшмы различных зеленых тонов на пьедестале из орлеца, выполненные на гранильной фабрике в Екатеринбурге, три креста из граненого горного хрусталя, для помещения над кокошниками средней, главной части иконостаса и такой же крест для свода сени, работы Петергофской фабрики, и 12 малых размеров, тончайшей мозаики, икон афонских святых, исполненных в мозаическом отделении Императорской Академии Художеств в начале второй половины прошлого столетия при вице-президенте князе Гагарине по приведенным в надлежащий масштаб рисункам художников П. П. Чистякова и академика Бейдемана (первый живописец, старавшийся в церковной живописи высвободиться из-под влияния запада, придавая своим произведениям более строго-иконный характер.). Эту выдающуюся по выполнению работу нашего, в то время молодого, мозаического отделения при Академии Художеств мне удалось пристроить также на не менее почетном видном месте, а именно — в столбиках, фланкирующих царские врата иконостаса, по 6-ти с каждой стороны. Как мною было замечено выше, Высочайше утвержденная комиссия в ее первом составе, при вице-президенте А. И. Рязанове, напирала главным образом на экономию, т. е. на возможное сокращение сметы, дозволяющее лишь мечтать о более богатом убранстве храма, как снаружи, так и его внутренних стен. Впоследствии, однако, наш Августейший Председатель Его Высочество Великий Князь Владимир Александрович, принимая живейший интерес в постройке сооружаемого памятника Его незабвенному родителю, не только благосклонно выслушивал мои предложения о придаче храму Воскресения большего богатства отделки, большей монументальности, но и всемилостивейшим разрешением Своим давал мне возможность осуществить заветные мечты! Пять эмальированных по красной меди главок средней главной части храма, представляющие собою первый в мире пример применения эмали, да еще на выпуклых плоскостях, в столь широких, грандиозных размерах, обязаны Ему своим существованием, равно как и главка над алтарем из золотой мозаики, являющая собою также еще невиданный прием; а разрешением заменить мозаикою живописи, как наружную, так и всей внутренности храма, Его Высочество сразу выдвинул храм Воскресения на одно из видных мест всех, когда и где-либо сооруженных церковных построек! Более широкого, повсеместного применения мозаики, как при храме Воскресения, не имеется пока примера. В святом Марке в Венеции, в самом выдающемся памятнике по мозаике в Италии, отделка мозаикою начинается лишь, как известно, на половине высоты всей внутренности храма, высота которой по требованиям Византийского стиля сравнительно невелика. В храме Воскресения, при значительной высоте внутренности, доходящей под главным куполом до 21 саж., мозаика начинается непосредственно над невысоким (в три с половиною аршина) цоколем из зеленого мрамора (Verde di Calabria), плинт которого из темно-красного мрамора под названием Rosso di Levanto. Мозаики внутренности храма распределены следующим образом: 1) В папертях орнаменты растительного характера на зеленовато-синем (ночном фоне). 2) В проходах из папертей в храм изображены ветхозаветные сюжеты на голубом фоне. 3) В проходах из папертей в западную часть храма двунадесятые праздники на золотых фонах. 4) В главной части храма на голубых фонах изображена вся земная жизнь Спасителя начиная Благовещением и кончая въездом в Иерусалим. 5) В западной части храма, над местом смертельного поранения Государя Императора Александра II, помещены страдания Спасителя, распятие и Воскресение на золотых фонах. 6) В восточной части и в алтаре — моменты после Воскресения на золотых фонах. 7) В пяти куполах мы видим: в главном — благословляющего Спасителя (Пантократор), окруженного шестикрылыми серафимами, а в четырех малых: Богоматерь, Эммануила, Иоанна Крестителя и Спаса Благое молчание. Кроме этих 7 групп, на столбах и стенных пилястрах помещены святые в рост. Внизу апостолы и пророки, над ними святые мученики, а в последнем ряду преподобные православной церкви. Фоны меняются, смотря по месту их нахождения. Причина, побудившая меня изменить фоны отдельных частей, заключается главным образом в желании избегнуть утомления глаз у зрителя, что при общем золотом фоне, например, является неизбежно. Затем сопоставление рядом разных фонов придает общему большую картинность, больший красочный эффект. Стиль XVII века, по возможности избегая во внутренности храмов выступающие от стены детали, как-то пояски, карнизы, тяги и пр., дает стенам совершенно ровную поверхность, переходящую непосредственно в плоскости куполов, полукуполов и сводов. Все необходимые деления стен, столбов и пилястр, как вертикальные, так и горизонтальные производятся помощью орнаментов, находящихся в одной и той же плоскости с иконографическими изображениями, которые приходится разграничить между собою. Эта непосредственная близость орнаментов к иконографическим изображениям требует от архитектора должной умеренности, должного такта в трактовании орнаментации храма, которая должна играть лишь второстепенную роль, помогая впечатлению иконографических изображений, но не парализируя, не убивая ее неверным, чрезмерно крупным масштабом и кричащими, чрезмерно яркими красками. Другая, не менее характерная особенность орнаментации XVII в. преимущественно растительного характера, состоит в нежелании повторений, хотя бы на тех же местах, одного и того же орнамента. Трафаретный способ современных декораторов был тогда, по-видимому, еще не знаком, а повторять одно и то же несколько раз казалось скучным, не художественным, тормозящим пылкую фантазию народного творчества. Таким образом, декораторы XVII века, оборудывая все рисунком и разделкою в красках рукою, сочиняли для каждого места новый орнамент, успешно обогащая этим приемом сокровищницу народного орнамента. Орнаменты, как я уже заметил выше, преимущественно берут свои мотивы из растительного, подчас фантастического царства с примесью к ним изредка легкой плетушки. Орнаменты из одних плетушек византийского характера не применялись. Все вышесказанное я старался применить к орнаментам храма Воскресения; насколько это мне удалось — оставляю судить другим. Остается сказать еще несколько слов о самом месте страшного события 1 марта, находящемся между 4 колоннами, поддерживающими сень. Спускаясь между передними колоннами сени двумя ступенями от пола западной части храма, мы имеем перед собою часть мостовой улицы из крупного булыжника, со следами взрыва бомбы у самого откосика из более мелкого булыжника, служащего переходом к гранитным плитам панели Екатерининского канала, парапет которого виден между задними двумя колоннами сени. Восстановление места — по возможности точное. Мною сделан был рисунок с натуры и затем все камни мостовой, откосика и гранитные плиты были уложены в пяти ящиках, которые сохраняясь во все время постройки храма, сперва в часовне на Конюшенной площади, а затем в церкви конюшенного ведомства. От первой бомбы, брошенной в экипаж Государя Императора, пострадал, как известно, один из сопровождавших казаков. Государь, оставшийся невредимым, направился к тяжело раненому, не внемля просьбам поскорее уехать, не думая о Своей безопасности. Подчиняясь Своему любвеобильному сердцу, Ему необходимо было утешить, успокоить умирающего за него человека. Возвращаясь обратно по направлению к Зимнему дворцу, Он был настигнут второй брошенной бомбой, метатель которой, пользуясь временем беседы Государя с умирающим, имел возможность приблизиться для осуществления своего адского замысла! «Больше себя любве никтоже имать, да кто душу свою положитъ за други своя» — слова Спасителя, характеризующие вполне данный момент. Я их поместил над местом события 1 марта, под иконою «Распятие». Считаю приятным долгом упомянуть о моих помощниках, потрудившихся со мною над постройкой храма Воскресения. С благодарностью я признаю их труды, их ценную подмогу, благодаря которой мне удалось довести до конца сооружение памятника незабвенному Царю-Освободителю. Моими сотрудниками по технической части состояли: И. Ф. Шлупп (умер в 1900 г.), академик А. А. Ященко, десятник П. А. Никонов. По художественной части: А. П. Кузьмин (умер в 1883 г.), Г.Г. Войневич, И.П. Злобин, А. А.Орехов, барон Л. Н.Соловьев,  В. И.Фидели, У. У. Смукрович, И. Г. Феденко. По канцелярии: Б. К. Ковальский и Н. И. Тихомиров.              

А.  Парланд. «Зодчий», 1907, Вып. 35, С. 374-378                                                                                               (добавил )

 

Источник: www.citywalls.ru

Создание храма

В конкурсе проектов храма принимали участие лучшие архитекторы Петербурга, однако, при рассмотрении работ, лучшего найти не удалось.

28 апреля 1882 года комиссия приступила к рассмотрению работ второго конкурса. Среди всех очень отличалась совместная работа архимандрита Игнатия, настоятеля Троице-Сергиевой пустоши и архитектора Альфреда Александровича Парланда. Несмотря на победу, проекту, под влиянием Александра ІІІ, было суждено неоднократно меняться. Окончательное одобрение проект получил лишь в 1887 году.

Собор был заложен 6 октября 1883 года в присутствии императора Александра ІІІ и императрицы Марии Федоровны. Первый камень был возложен самим императором. Строительство собора было растянуто почти на два с половиной десятилетия, на что было потрачено более 4,6 миллиона рублей. Кроме всего прочего, темпам строительства мешала близость канала. При строительстве храма впервые в России был использован фундамент вместо традиционных свай.

Год за годом возводились и, одновременно, украшались стены храма. К 1894 году были сомкнуты своды купола, а в 1896 – выполнены металлические каркасы девяти глав собора. Спустя год, в 1897 году состоялась установка креста на центральную главу храма. Высота установленного креста составляла 4,5 метра. В течение последующих десяти лет велись отделка и мозаичные работы. Высота центральной шатровой главы составила 81 метр. Место трагедии было выделено колокольней, высота которой равнялась 62,5 метра.

Интерьер собора

Интерьер собора – это великолепное сочетание мозаичного и каменного убранства. Площадь, которую покрывают мозаичные работы, равна 7 тыс. квадратным метрам. Храм является неоспоримым рекордсменом Европы по количеству мозаик. Большинство мозаичных работ были выполнены мозаичной мастерской Александра Александровича Фролова. Мозаичные произведения были строго продуманы. Так, в центральной части представлен земной путь Спасителя: от рождения младенца до чудес и исцелений. Над алтарем расположен образ «Спас в силах», выполненный по эскизам Николая Николаевича Харламова.

Пол храма выложен итальянским мрамором более десяти сортов. Площадь его занимает свыше 600 кв. м.

Нижняя часть пилонов облицована черным лабрадоритом завезенным из Украины. Этот удивительный камень отличается уникальным радужным свечением, будто бы идущим из самой глубины камня. Невероятное по своей красоте сочетание мозаичного и каменного оформление храма великолепно подчеркивает и дополняет друг друга.

Освящение храма состоялось 19 августа 1907 года митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Антонием. Церемония была проведена в присутствии императора Николая ІІ и императрицы Александры Федоровны.

Послереволюционные перемены

После революции 1917 года финансирование храма царской семьей было прекращено. В связи с этим храму Воскресения приходилось выживать на скудные пожертвования прихожан. Как и другие прекрасные строения царского периода, храм был разграблен и лишен большинства своих уникальных ценностей. Более того, в 1922 году «экспертами» новой власти сооружение было признано «не представляющим художественной и архитектурной ценности», что привело к еще большему разграблению и упадку храма. Дошло до того, что храм, как «не представляющий ценности», решено было снести, к чему были проведены соответствующие приготовления. Этому событию помешала другая трагедия – война.

Уничтожение памятника архитектуры продолжалось вплоть до 1968 года, когда инспекция по охране памятников взяла его под свою охрану.

Восстановление храма

Восстановление храма Воскресения продолжалось более 27 лет и завершилось в 1997 году. Кресты, купола, черепицу, фасады  — все это долгие годы реставрировали ленинградские мастера-реставраторы. Работы по восстановлению мозаики на площади 7 тыс. кв. метров продолжались 14 лет.

19 августа 1997 года собор был открыт, как музей в составе музейного комплекса «Исаакиевский собор».

Спустя годы, 23 мая 2004 года храм был заново освящен и в нем состоялась первая за долгое время литургия. С сентября 2010 года в храме проходят постоянные богослужения.

Интересные факты

Собор Спаса-на-Крови является одной из самых ярких достопримечательностей Санкт-Петербурга. Построенный при драматических обстоятельствах, сам собор стал свидетелем не менее печальных событий.

Александру ІІ было предсказано, что именно восьмое покушение приведет его к гибели. Шесть раз императору удавалось избежать смерти, в седьмой – бомба повредила только карету. Вышедший из экипажа император мог избежать смерти, но он задержался на месте, давая распоряжения относительно случившегося. В этот момент к его ногам была брошена еще одна бомба – восьмое покушение стало роковым.

Как известно, Санкт-Петербург строился по самым строгим архитектурным правилам и канонам, но и здесь храм не вписывается в общие правила. Его расположение, в буквальном смысле, «нависает» над каналом, разрывая набережную.

После освящения храма Спаса-на-Крови появились мистические легенды. Некоторые горожане говорили, что иногда можно расслышать стоны убитого императора. Многие люди верили, что новый храм может уберечь от бед. В народе ходила такая молитва-заговор:

Спас, Спас-на-Крови!
Спаси нас, спаси!
От дождя, от ножа,
От волка, от дурака,
От ночной мороки,
От кривой дороги…

Перед войной храм чудом избежал сноса, хоть все приготовления, включая закладку взрывчатки, были проведены.

Во время блокады в храме был размещен морг, в котором находились замороженные тела ленинградцев, погибших от голода или от обстрелов. Однако снаряды и бомбы невероятным образом пролетали мимо собора, как будто он и вправду был заговоренным.

В хрущевские времена храм снова был под угрозой сноса – он мог разделить судьбу сотни взорванных церквей Петербурга. Однако, и здесь вмешалось провидение, которое спасло храм от разрушения. Слухи утверждают, что от сноса храм спасли души умерших ленинградцев. А некоторые утверждают, что от разрушения его охраняют таинственные знаки равносторонних крестов начертанные на кокошниках окон.

Для реставрации храма в 1970 году вокруг его стен были установлены строительные леса, но реставрация затянулась. К середине 80-х стали ходить слухи, что советская власть продлится, пока не сняты леса с храма. В это можно верить или нет, но сняли их как раз накануне путча 1991 года.

Последнее придание гласит о чудесной иконе, которая являет роковые для истории России даты: 1917, 1941, 1953. Согласно этому приданию, если внимательно присмотреться, то можно увидеть и следующие года, но их пока никто расшифровать не смог. Наверное это и к лучшему, так как тайна должна оставаться тайной.

Источник: peterburg.center

История

Временная часовня

1 марта 1881 года на набережной Екатерининского канала в результате нападения террориста-народовольца И. И. Гриневицкого был смертельно ранен император Александр II.

Уже 2 марта на чрезвычайном заседании Городская дума просила наследника престола Александра Александровича (будущего императора Александра III) «разрешить городскому общественному управлению возвести… на средства города часовню или памятник». Тот ответил: «Желательно было бы иметь церковь… а не часовню». Однако всё же было решено поставить временную часовню.

Разработать проект поручили архитектору Л. Н. Бенуа. Работы велись быстро, так что 17 апреля 1881 года часовня была освящена и в ней стали проводить памятные панихиды. Думе это практически ничего не стоило: поставил её купец I гильдии Громов, строительные работы оплатил купец Милитин, он же стал старостой. Эта часовня оставалась на набережной вплоть до момента начала строительства храма — до весны 1883 года, после чего была перенесена на Конюшенную площадь, где простояла ещё 9 лет и была окончательно разобрана.

Архитектурный конкурс

Сразу после убийства была создана комиссия по увековечиванию памяти Александра II, а также объявлен конкурс на лучший проект храма. В установленный срок к полудню 31 декабря 1881 были представлены 26 анонимных проектов. Конкурс привлёк многих знаменитых архитекторов того времени, среди них были: И. С. Китнер, И. С. Богомолова, В. И. Шретер, А. Л. Гун, Л. Н. Бенуа и другие. Архитекторы располагали обширным участком по обе стороны канала, включая часть Михайловского сада, пожертвованную великой княгиней Екатериной Михайловной. Комиссия отобрала 8 лучших проектов, а победителем признала работу в русско-византийском стиле под названием «Отцу Отечества» работы А. И. Томишко. Второй премией был удостоен проект «1 марта 1881 года» академиков И. С. Китнера и А. Л. Гуна, третьей — замысел архитектора Л. Н. Бенуа. 23 марта 1882 года в Гатчине проекты были продемонстрированы императору Александру III, но ни один из них не получил одобрения. Императором было принято решение, чтобы возводимый храм вобрал в себя черты русской архитектуры, какими обладают церкви XVII веков, особенно в Ярославле. Кроме того, следовало оформить место гибели императора в храме в виде отдельного придела.

Вскоре последовал второй конкурс. Уже 28 апреля 1882 члены комиссии приступили к отбору из 31 лучшего проекта. В этот раз в списке номинантов появились новые громкие имена: Р. А. Гедике, А. Н. Бенуа, А. М. Павлинов, Р. П. Кузьмин, А. Л. Обер, Н. В. Султанов, А. И. Резанов и другие. Все представленные проекты также были отклонены Александром III.Дмитрий Суворов также принимал участие. После разработки новых проектов был выбран проект архитектора Альфреда Парланда и настоятеля Троице-Сергиевой пустыни архимандрита Игнатия (Малышева). Этот проект был одобрен императором 29 июля 1883 года с условием его последующей доработки, окончательно проект был утвержден только 1 мая 1887 года.

Строительство храма

Торжественная закладка храма состоялась в октябре 1883 года.

Мозаичные работы на десять лет задержали освящение, которое митрополит Антоний (Вадковский) свершил 6 (19) августа 1907 года в присутствии императора Николая II и иных членов императорского Дома[2]. Всё строительство обошлось в 4,6 млн рублей.

27 апреля 1908 года митрополит Антоний освятил стоявшую рядом с храмом Иверскую часовню-ризницу, где были собраны иконы, поднесённые в память о кончине Александра II.

При строительстве храма были применены новые технологии строительства, здание храма было полностью электрифицировано. Храм освещали 1689 электроламп. В начале XX века территория вокруг Спаса-на-Крови была реконструирована.

История прихода храма

Собор Воскресения Христова был единственным, наряду с Исаакиевским собором, храмом Санкт-Петербурга, находившимся на государственном содержании[3]. Собор не был приходским; он находился в ведении Министерства внутренних дел и не был рассчитан на массовые посещения; вход осуществлялся по пропускам. В нём совершались отдельные службы, посвящённые памяти Александра II и ежедневно произносились проповеди[4].

6 сентября 1907 года резолюцией митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Антония (Вадковского) (№ 8039) настоятелем собора был назначен профессор П. И. Лепорский, который был вскоре рукоположен во пресвитера (протоиерей с 14 октября 1907 года[5]).

С 1909 года клириком, а затем (с 9 августа 1923 года) настоятелем, храма был протоиерей профессор Василий Верюжский, ставший в конце 1927 года одним из активных сторонников иосифлянского движения в Ленинграде.

В 1917 году прекратилось поступление казённых денежных средств на содержание храма, в связи с чем Петр Лепорский обратился к жителям Петрограда со следующими словами: «Храм Воскресения на крови лишился средств, необходимых для обеспечения в нём богослужений. Причт храма, сооруженного на общие народные средства, решил обратиться к хозяину храма — народу с приглашением объединиться вокруг храма и по мере сил своих и усердия разделить заботу о поддержании в нём благолепного богослужения. Желающие записаться в число прихожан храма благоволят обращаться к отцу настоятелю протоиерею П. Лепорскому (Невский, 163) или в храме на свечную выручку, и там получат необходимые бланки для заявлений»[5].

В конце 1919 года от отдела юстиции Петросовета поступает распоряжение о формировании при храме Воскресения Христова «двадцатки», то есть прихода. В ответ 2 декабря 1919 года протоиерей П. И. Лепорский пишет заявление, в котором возражает против такого решения городских властей, «так как храм никогда не был приходским», и, кроме того, «состоит в ведении Наркомата имуществ». Однако 13 декабря 1919 года Коллегия по регистрации и охране памятников искусства и старины и отдела имуществ дала разрешение передачи храма «двадцатке», что и было совершено 11 января 1920 года в 12:00[5].

С июля 1922 года до 5 июля 1923 года принадлежал «Петроградской автокефалии» под управлением епископа Петергофского Николая (Ярушевича), после чего до 9 августа того же года был обновленческим[6].

С августа 1923 года, после перехода Казанского и Исаакиевского соборов в ведение обновленцев, храм стал кафедральным собором «староцерковной» («тихоновской») Петроградской епархии.

С конца 1927 года и до закрытия храм был центром иосифлянства в Ленинграде — правого оппозиционного течения в Русской Церкви, отвергавшего «Декларацию» Патриашего Местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского).

30 октября 1930 года президиум ВЦИКа постановил закрыть храм.

История после закрытия прихода

В ноябре 1931 года Областная комиссия по вопросам культов вынесла решение о целесообразности разборки Спаса-на-Крови, но решение данного вопроса было перенесено на неопределенный срок. В 1938 году вопрос был поставлен снова и был положительно решён, но с началом Великой Отечественной войны перед руководством города встали совсем другие задачи. В годы блокады в соборе размещали морг, сюда свозили погибших ленинградцев. После войны храм арендовал Малый оперный театр и устроил в нём склад декораций.

В 1968 году собор был взят под охрану Государственной инспекцией по охране памятников при Главном архитектурно-планировочном управлении, а 20 июля 1970 года было принято решение об организации филиала музея «Исаакиевский собор» в здании бывшего храма Спаса-на-Крови. Передача храма-памятника на баланс музея состоялась 12 апреля 1971 года. Большую роль в этом событии сыграл директор музея «Исаакиевский собор» Георгий Бутиков. К этому времени собор находился в аварийном состоянии и требовал срочной реставрации.

В 1970-х были выполнены инженерные и общестроительные работы, проведена большая работа по подготовке к реставрации внутреннего убранства. Непосредственно реставрация самого храма началась в начале 80-х годов, первый этап которой закончился в 1997 году.

19 августа 1997 года, ровно через 90 лет после освящения, музей-памятник «Спас-на-Крови» открылся для посетителей.

23 мая 2004 года митрополитом Санкт-Петербургским Владимиром (Котляровым) в соборе была отслужена первая после более чем 70-летнего перерыва литургия.

Архитектура и внутреннее убранство

Купола

В основе композиции храма компактный четверик, который увенчан пятиглавием, причём место центральной главы занимает шатёр высотой 81 метр. Всего Спас-на-Крови венчают 9 глав, создающих асимметричную живописную группу, причём часть глав имеют позолоченное покрытие, а часть — эмалевое.

В основании восьмигранного шатра на его стене имеются восемь продолговатых окон с наличниками в форме кокошников. Вверху шатёр сужается, в нём прорезаны восемь выступов с окошками. Шатёр завершает фонарь, увенчанный луковичной главкой с крестом. Главка покрыта белой, жёлтой и зелёной эмалью в виде обвивающих её цветных полосок. Вокруг шатра расположены четыре луковичных купола, образуя при этом симметричную форму композиции. Все четыре купола покрыты цветной эмалью, но при этом разными рисунками. Эти купола располагаются на невысоких барабанах, имеющих размер, меньший, чем у самих куполов. В западной части собора находится колокольня завершённая куполом, что делает её похожей на колокольню Ивана Великого в Московском Кремле. У звонницы имеется восемь арочных проёмов, разделённых колоннами. Остальные три купола, меньшие по размерам, располагаются на пристройках в восточной части храма.

Внешний вид собора

Архитектура храма представляет собой образец позднего этапа эволюции «русского стиля». Здание представляет собой собирательный образ русского православного храма, ориентированного на образцы Москвы и Ярославля XVI—XVII веков. Большое влияние на внешний облик храма оказала архитектура московского собора Василия Блаженного.

В декоре здания использован разнообразный отделочный материал — кирпич, мрамор, гранит, эмали, позолоченная медь и мозаика.

Внутреннее убранство собора

Внутри храм представляет собой настоящий музей мозаики, площадь которой составляет 7 065 квадратных метров. Мозаика создавалась в мастерской В. А. Фролова по эскизам более 30 художников, среди которых были такие художники, как В.М Васнецов, М. В. Нестеров, А. П. Рябушкин, В. В. Беляев, Н. Н. Харламов. Мозаичная экспозиция Спаса-на-Крови является одной из крупнейших коллекций в Европе.

Источник: dic.academic.ru


Categories: Храм

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.