Престольные праздники: 10 августа, 15 октября; 12 июля.

308600, г. Белгород, Гражданский пр-т, 50.

(4722) 27-89-82, 27-76-54, 33-86-96.

www.smsobor.ru
e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Смоленский собор был заложен Высокопреосвященным Петром, архиепископом Белгородским, в 1727 году. Двухэтажный храм имел два престола: нижний – в честь Смоленской иконы Пресвятой Богородицы («Одигитрия») (освящен в 1743 году), верхний – во имя святых первоверховных апостолов Петра и Павла (освящен в 1763 году).

В 1825 году на средства купца Михаила Константиновича Мачурина верхний храм был отделан мрамором. А в 1839 году в храме был освящен третий престол во имя Архистратига Михаила. При храме действовала церковно-приходская школа.

В середине 1930-х годов храм был закрыт советской властью и использовался как складское помещение.


В 1943 году, подавляя сопротивление фашистов, по храму вела огонь советская артиллерия. Он получил сильные повреждения.

В 1958 и 1974 годах предпринимались попытки взорвать «не подлежащее восстановлению» здание. Но в конце 1980-х годов было принято решение о начале реконструкции. Первоначально в соборе предполагалось разместить органный зал.

В 1992 году храм был возвращен верующим. 23 декабря 1994 года был освящен нижний храм, 20 апреля 1995 года, в Великий Четверг, возобновлен колокольный звон, 11 июня 1996 года епископ (ныне митрополит) Белгородский и Старооскольский Иоанн освятил верхний храм во имя святых первоверховных апостолов Петра и Павла.

В Смоленском соборе пребывает особо почитаемая Смоленская икона Божией Матери «Одигитрия» («Путеводительница»). Древнее сказание гласит, что с 1 на 2 октября 1703 года, в полночь, среди глубокой тьмы часовой Белгородского полка Мефодий Иванов поражен был необыкновенным зрелищем: на городских воротах от Смоленской иконы Божией Матери блеснул свет наподобие солнечного, и от света сего зажглась сама собою явившаяся восковая свеча… Эта святыня находилась в Смоленском соборе с момента его освящения и до закрытия в 1930-е годы.

Долгое время чудотворная икона хранилась в домах верующих белгородцев. В декабре 1994 года, когда был освящен возрожденный нижний храм, Смоленская икона была возвращена в собор, где и пребывает ныне.

Кроме этой святыни, в соборе пребывают особо почитаемые иконы преподобного Серафима Саровского, священномученика Владимира, митрополита Киевского, священномучеников Кипрских, святителя Тихона, Патриарха Московского.

Собор является памятником архитектуры.

Адрес: 308600, г. Белгород, Гражданский пр-т, 50.
Телефон: (4722) 27-89-82.
Приходской сайт: www.smsobor.ru
Настоятель: протоиерей Павел Юрьевич Вейнгольд.


Источник: palomnik31.ru

Предание XVIII века

По преданию, свидетелем чуда стал часовой – об этом говорится в «Повести о явлении чудотворной иконы Смоленския Пресвятыя Богородицы Одигитрии, явившейся в Белгороде…». Вот что гласит древнее сказание: «С 14 на 15 октября 1703 года в полночь, среди глубокой тьмы, часовой жилого Белгородского полка Мефодий Иванов поражён был необыкновенным зрелищем: на городских воротах от образа Смоленской Божьей Матери блеснул свет, наподобие солнечного, и от света сего зажглась сама собою явившаяся восковая свеча».

В тот же год на месте этого чудесного события была построена часовня, в 1705 году возведена деревянная церковь, а с 1727 года начал строиться каменный собор.


Cмоленская икона Божией Матери – одна из самых почитаемых икон на Руси, наряду с Владимировской и Казанской иконами. Поясное изображение Богоматери с младенцем Христом, который восседает на левой Её руке, восходит к византийскому иконографическому типу Одигитрии («Путеводительницы»). На Русь этот образ попал в 1046 году, когда византийский император Константин Порфирородный, выдавая свою дочь Анну за черниговского князя Всеволода Ярославича, благословил её именно этой иконой. После смерти Всеволода его сын Владимир Мономах перенёс икону из Чернигова в Смоленск, где она и получила своё название – Смоленская.

По преданию, икона прославилась как великая защитница от вражеских войск. Так было во времена нашествия Батыя, были и другие случаи. В начале XVIII века Белгород был не просто форпостом, но и духовно-административным центром огромной по протяжённости Белгородской черты и Белгородского разряда. И не удивительно, что свидетелем явления иконы-охранительницы стал именно часовой, нёсший вахту у восточных ворот Белгородской крепости.

История храма

Фото: Белгородская епархия

Начало строительства каменного двухэтажного Смоленского собора приходится на период относительно мирной истории губернского центра. Если говорить об архитектурном облике храма, то нужно заметить, что в XIX столетии он основательно перестраивался. В целом же его архитектура характерна для Слободской Украины и порубежной с ней зоны России, хотя и имеет свои оригинальные черты.

Собор относится к памятникам с вертикально вытянутым основным объёмом, завершённым малым восьмериком. Такие храмы были распространены уже в самом начале XVIII века. По поводу расположения престолов почти все исторические материалы свидетельствуют, что в первом этаже находился главный из них – Смоленский, а во втором – Петропавловский.

В 20-х годах XX века храм был закрыт и разграблен и долгие годы находился в запустении. Когда прекратились службы, в стенах собора стали устраивать склады, в том числе нанёсший огромный ущерб алтарю первого этажа склад химикатов. После войны собор дважды пытались взорвать, уничтожить, снести с лица земли – в 1958 и 1974 годах, но крепкое здание выстояло. Храм вернули верующим в 1992 году.

Настоятель Смоленского собора протоиерей Павел Вейнгольд вспоминает:

«К моменту освящения верхнего храма в 1996 году – в июле он освящался, а в июне было вывезено 40 КрАЗов мусора.


гда работы в верхнем храме только начались, туда было страшно входить – груды мусора, битого кирпича, зияющие дыры в кладке. Белгородцы-старожилы помнят, как это выглядело. Нам помогали в восстановлении собора военные Белгородского учебного центра, у нас с ними с тех пор продолжается дружба. А всего за время восстановления собора было вывезено 763 КрАЗа мусора! И всё это переносилось на хрупких женских плечах, потому что нам помогали очень многие верующие люди, в основном это были женщины. Определённые сложности были и с самим зданием. Мы обратились к специалистам по поводу укрепления сводов верхнего храма. Своды были разрушены в войну попаданием нескольких артиллерийских снарядов, которые из-за толщины стен взрывались внутри них и как бы «раздували» их, а после войны там выросли деревья, их корни расшатывали кладку. Специалисты сказали тогда, что все работы и службу нужно прекратить, что это опасно. И когда мы поняли, что помощи не дождаться, то сами все эти «раны» в кладке самостоятельно «затянули», используя железнодорожные домкраты, и кладка встала на место. Колокольный звон в храме возо­бновили в Великий Четверток 20 апреля 1995 года».

Батюшка считает, что храм не должен остаться в памяти людей разрушенным.

«Стыдно за наших предков, допустивших такое поругание святого места, – говорит отец Павел. – Хотелось бы, чтобы Господь изгладил и простил это прегрешение, чтобы в памяти народа Смоленский собор навсегда оставался таким же величественным и прекрасным, какой он есть сейчас».


Смоленский собор: вид современный. Фото: Белгородская епархия

Чудеса не прекращаются

Когда духовенство храма подверглось репрессиям и храм был закрыт, чудотворная икона Смоленской Божией Матери и другие святыни сохранялись в домах благочестивых жителей города. Перед иконой все эти годы гонений не прекращалась молитва. И сам собор, даже будучи полуразрушенным, пребывая в запустении, в годы войны хранил жизни белгородцев – в нём, в его крепких стенах спасались от бомбёжек, потому что дома вокруг были разбомблены, об этом известно из рассказов старожилов.

Сама икона, по словам отца Павла, хранилась в серебряном окладе. Когда же решили, что ей необходима реставрация, ризу сняли – оказалось, что там внутри набиты газеты 1925-27 годов, и что сам оклад не принадлежит этой иконе – в ризе были несовпадения с ликом Спасителя и Богоматери, а на самом окладе можно было различить отпечаток сапога. Видимо, оклад кто-то сорвал с другой иконы, но так как серебро было очень тонким, просто бросил, да ещё и наступил сапогом. А благочестивые люди, чтобы сохранить чудотворную икону, этот оклад использовали.


«Перед иконой всегда молились, и от неё не прекращались чудеса, – говорит отец Павел. – Хотя мы материальную благодарность за чудеса и исцеления не вывешиваем перед иконой, но таких подношений на самом деле очень много. Да, люди жертвуют от сердца, спаси их Господи, но я считаю, Богородице не это нужно. К 300-летию явления иконы в её честь был написан акафист. А потом со временем возникла необходимость в серьёзной реставрации, за которую взялись в Троице-Сергиевой Лавре. Но прежде чем икону взяли туда, мы сделали её фотокопию, которую освятили на самой иконе. Икона ушла на реставрацию, её не было довольно долгое время, а чудеса не прекращались! А потом, когда икона вернулась, мы заметили, что лики Божией Матери и Спасителя порой как бы меняют выражение – бывает благосклонное, бывает и суровое, а самое радостное, я заметил, – когда читается акафист, а читается он каждое воскресенье. Кто не верит, может сам прийти и убедиться – икона всегда находится в нижнем храме на центральном аналое».


Икона Смоленской Божией матери всегда встречала всех входящих в город и провожала тех, кто его покидает. И в наши дни по благословению митрополита Белгородского и Старооскольского Иоанна каждый месяц совершается объезд с иконой вокруг города. Белгородцы молятся перед ней, и Владычица Небесная дарует нашему городу мир и благоденствие.

Источник: chr.aif.ru

В начале XVIII века, когда Белгород был не просто форпостом, но и духовно-административным центром огромной по протяженности Белгородской засечной черты, часовой полка Мефодий Иванов, несший вахту у восточных ворот крепости, стал свидетелем события, нашедшего отражение в «Повести о явлении чудотворной иконы Смоленския Пресвятыя Богородицы Одигитрии, явившейся в Белгороде…». Вот что гласит древнее сказание о времени и обстоятельствах прославления иконы Пресвятой Богородицы, доныне находящейся в Смоленском соборе г.Белгорода.

«С 14 на 15 октября 1703 года в полночь, среди глубокой тьмы, часовой жилого Белгородского полка Мефодий Иванов поражен был необыкновенным зрелищем: на городских воротах от образа Смоленской Божьей Матери блеснул свет, наподобие солнечного, и от света сего зажглась сама собою явившаяся восковая свеча».

На месте чудесного прославления иконы в том же 1703 году была воздвигнута для молебных пений часовня, а через уже два года стечение народа было так велико, что помимо часовни чудотворному образу строится Смоленская церковь.


Изначально в бытие Преосвященного Иустина, Митрополита Белоградского и Обоянского, тщанием и иждивением воеводы князя генерала и губернатора Кольцова-Мосальского построили деревянную церковь, а в лето 1705 года освятили и украсили. Чуть позже в 1727 г. Преосвященный Архиепископ Белоградский Петр заложил каменную церковь о двух этажах. В нижнем этаже во имя явления Смоленския иконы
Пресвятыя Богородицы Одигитрии, в верхнем этаже во имя святых первоверховных Апостолов Петра и Павла. Нижний этаж был освящен Преосвященным Митрополитом Белоградским Антонием в 1743 г., а верхний освящен Святейшего Правительствующего Синода Членом, Епископом Белоградским Порфирием (Крайским), 24 мая 1763 года.

Срок возведения – 27 лет – поначалу кажется неоправданно большим, но, учитывая размеры храмового сооружения и возможные задержки поступления денежных средств, он выглядит объяснимым.

Хотя службы совершались со дня освящения, благоустройство храма далеко не было еще закончено. Так, верхняя церковь частью еще была раскрыта и доступна влиянию непогоды, и в 1767 году нанят был плотник «закрыть трапезу и всходы». Пол в нижней части церкви был кирпичный, заново перемощенный в 1773 году, который и держался до 1792 года, когда был заменен полом чугунным. Ограда вокруг храма до 1776 года была деревянная, из частокола; в этом же году, вместо частокола, устраивается каменный фундамент, а в 1787 году на этом фундаменте поставлена была «столярной работы решетка», и только лишь в 1805 году сделана была на ограду решетка железная.


1783 года начинается постройка в нижней церкви иконостаса, вырезать который взялся, по контракту «Московского ведомства, придворной оружейной конторы художник Иван Ситников»; для означенного иконостаса «куплена у помещика Николая Выродова обветшалая Вознесенская церковь, за оную уплачено денег 250 руб.». Иконостас сей окончательно был готов в 1792 году. В 1793-5 годах для вновь устроенного иконостаса живописцем Андреем Ивановым-Чашиным написаны были иконы, и все это позлащено червонным золотом.

Начиная с 1802 года снова производится в больших размерах заготовка кирпичного, лесного и железного материала, а в 1804 году Тульским оружейным мастером Петром Мосоловым из заготовленного материала произведены, согласно заключенному контракту, следующие работы: вместо прежних железных (1770 г.) сделаны в храме новые каменные шейки. Вместо железных же стропил на куполах церкви и алтаря положены стропила деревянные, в осьмериках пробиты восемь новых окон и устроены для них рамы и т.д.

Упомянутым ремонтом заканчивается первый период внешнего и внутреннего благоустройства Смоленского собора. За исключением устройства над лестницей крытой галереи (1862 г.), снаружи храм остается в прежнем виде; внутри же, начиная с 30-х годов XIX столетия, вид храма постепенно обновляется и украшается усердием граждан Белгородских. Среди последних особенно широкой благотворительностью, при замечательной простоте своих личных потребностей, выделялся известный именитый гражданин и купец Михаил Константинович Мачурин. Этот щедрый благотворитель, не состоя даже и прихожанином Смоленского собора, исключительно на свои собственные средства отделал в 1825 году всю верхнюю церковь под мрамор, а в 1839 году в нижней церкви устроил новый придел с северной стороны в честь своего Ангела, Архистратига Михаила «дабы иметь возможность и зимой совершать поздние литургии». На средства того же М.К. Мачурина в 1848 году «возобновляется вся вообще нижняя церковь», как писалось о сем в Клировых Ведомостях.

В 1847 году причт и церковный староста Смоленского собора просили Епархиальное Начальство о разрешении заменить в нижней церкви чугунный пол деревянным потому, что «от оного чугунного пола в зимнее и весеннее время бывает нестерпимо холодно, и многие прихожане, опасаясь простуды в ногах, мимо храма своего ходят в иноприходные церкви». Указом Белгородского Духовного Правления от 4 апреля того же года просьба эта была удовлетворена, и пол замощен был досками на средства благотворителей.

С 1859 года начинается дело об устройстве, вместо чугунных, каменных всходов и крытых галерей над ними. Благодаря возникшей по этому делу переписке, к устройству каменной крытой лестницы по высочайше утвержденному проекту оказалось возможным приступить лишь в 1862 году, когда лестница и была наконец устроена стараниями церковного старосты Гавриила Ивановича Муромцева. До сего времени эти всходы не сохранились.

Живопись иконостаса в нижней церкви Смоленского собора приходила в негодность от постоянно бывшей там сырости. Особенно же позолотные работы скоро темнели и портились, почему причт и церковный староста в 1868 году рапортом просили Преосвященного Епископа Сергия о разрешении, для уничтожения сырости, устроить три печи и одновременно перемостить в нижней церкви полы. По сему вопросу 7 июля состоялась следующая резолюция его Преосвященства: «На то и другое дается согласие. Но для устройства печей нужно предварительное освидетельствование архитекторов и указание». 27 июля Курский архитектор Дворжецкий засвидетельствовал, что в техническом отношении к устройству печей в нижней церкви препятствий не встречается, и печи в том же году были поставлены упомянутым церковным старостою Г.И. Муромцевым. Тогда же и при том же старосте в нижней церкви снят балдахин, осенявший престол, а в верхней – киот под явленной Смоленской иконой Божией Матери и над иконой Апостолов Петра и Павла, по своей величине занимавший слишком много места, были заменены киотами меньших размеров и более изящной работы, а также устроен был новый пол.

Одновременно с этим Белгородский потомственный почетный гражданин Василий Михайлович Мачурин устанавливает за свой счет в нижней церкви новый иконостас вместо старого, который согласно донесению причта и церковного старосты, «от долгого стояния так обветшал, что во многих местах проглядывают трещины, и нет совершенно следов позолоты». Постройка иконостаса была разрешена следующей резолюцией Преосвященного Епископа Сергия: «с признательностью жертвователю благословляю устроить иконостас по приложенному рисунку». Тем же летом известным подрядчиком Гетманом все работы были уже закончены, как свидетельствует о том следующая собственноручная надпись жертвователя на плане: «В смоленскую нижнюю церковь сей иконостас сооружен был в память родителей Михаила и Марии и сына – отрока Василия, 1868 года, октября».

В последний раз верхняя церковь возобновлена была в 1884 году старанием и усердием церковного старосты Михаила Васильевича Мачурина, при чем для переделанного иконостаса нижний ярус, вместе с царскими, южными и северными дверьми, устроен совершенно новый.

Так, при помощи Божьей, старанием и усердием церковных старост и щедрых благотворителей, поддерживался сей величественный храм, возникший благовременно по случаю явления чудотворной иконы Божией Матери – Одигитрии.

Увы, все их труды в годы лихолетья были совершенно истреблены, остались голые полуразрушенные стены.

В 20-х годах прошлого столетия храм был закрыт, разграблен. Хотя в нем и располагались склады – то писчебумажный, то строительный, то соляной с бакалейным, то бутылочно-тарный – молитвенная жизнь в нем все же теплилась. Но 26.06.1936 года было утверждено Курской культкомиссией решение Белгородского городского совета от 28.03.1936 года о совершенном закрытии многих церквей, в том числе и Смоленского собора. При живых-то людях он стал умирать, разрушаться — не хотел быть складом…

Сильно пострадал собор в войну – при освобождении Белгорода. В 1943 году артиллерийским огнем была уничтожена колокольня – там угнездились вражеские пулеметчики, снаряды взорвались и в трапезной части храма, лишив ее перекрытия и разрушив стены. И хотя собор во время боев служил убежищем для многих белгородцев, защищая их от бомб и снарядов, никто и после войны не позаботился о его ремонте.

С течением времени храм совершенно ветшал, уже и складов в нем не устраивали и стоял он сиротой в стороне от столбовой дороги – проспекта Ленина – по которой в «светлое будущее» шагали себе мимо люди, никогда не бывшие его прихожанами.

Окрестные детишки – из числа учеников 3-ей школы и строительного техникума проводили в его развалинах много времени, открывая для себя новый, неизвестный прежде мир, затихая своим громким разноголосьем, когда встречались со строгим взглядом святого, блеснувшим вдруг с едва видимой фрески. Что это было, почему?.. Но многие из этих детей, потом уже, взрослыми, стали прихожанами этого храма.

Так или иначе, но в 1958 г. храм решили разрушить, взорвать. Но он выстоял, хоть и содрогнулся от взрыва до глубины своей души.

Потом, в 1974 г., его опять взрывали. Но спасла его тогда 3-я школа, ибо после мощнейшего взрыва храм пошатнулся, затрещал-застонал, но опять выстоял, не пал на колени перед святотатцами грудой развалин, а вот школа пришла тогда в аварийное состояние. Дальше взрывать было нельзя! И не стали, огородили забором, а за ним потихоньку сама собою стала возникать свалка, торжествовала мерзость запустения. И хотя храм был объявлен памятником архитектуры, на его жизнь еще и еще покушались. Желающие спасти это чудо не могли еще выступить открыто, ибо это означало бы, что они исповедуют ценности другие, нежели все общество тогда. Вот и решили – не взрывать, а устроить в нем… органный зал. Тогда, в конце 80-х началось какое-то строительное движение, стали убирать мусор, наводить хотя бы мало-мальский порядок – трудились студенты, работники культуры, дай им Бог здоровья! А в 1991 году храм вернули церкви, появилось сообщество единомышленников, прообраз будущей общины. Потом, в 1992 году назначили священника – протоиерея Иоанна Абрамука и 10 августа 1992 года совершилась в нем на первом этаже первая Божественная литургия. Возглавил ее тогда архиепископ, а ныне митрополит Курский и Рыльский Иувеналий (Тарасов).

Освящение же нижнего храма совершилось Высокопреосвященнейшим Ювеналием лишь 23 декабря 1993 года, в день памяти св. Иоасафа Белгородского.

С начала 1994 года развернулись строительные работы по возобновлению верхнего храма во имя святых первоверховных Апостолов Петра и Павла. Первоначально наверх было страшно входить – груды мусора, битого кирпича, зияющие раны на стенах, крыши нет, березы растут прямо из проломленных стен… Белгородцы-старожилы помнят, как это выглядело. Так вот, из этих стен было убрано 763 КРАЗа мусора. Последние сорок машин мусора вывезли со двора храма в июне 1996 года, за месяц до освящения.

Храм был расписан, положены полы, набито тело иконостаса, леса сняты. 11 июля 1996 года храм был освящен Владыкой Иоанном. А до этого на вновь отстроенной колокольне в Великий Четверг 1995 года впервые грянули колокола. В 1997 году обновлены купола и кресты храма – оттоле они сияют немеркнущей позолотой.

Смоленский собор белгородМногие изменения пришлось пережить храму за почти трехвековую историю. Не все конечно в реконструкции храма сделано так, как хотелось бы. Но главное, храм действует, он по прежнему прекрасно вписывается в окружающий его архитектурный ансамбль и, бесспорно, является городской «жемчужиной», поражающей нас своим спокойным, уверенным величием. Смоленский собор сполна проверен на прочность и сохранил не только нерушимые массивы стен, но и свое высшее предназначение.

Много – много потрудились горожане — и целые трудовые коллективы и отдельные жертвователи – для того, чтобы их соединенными усилиями Смоленский собор стал бы украшением города и свидетелем духовного величия белгородцев, много раз одерживавших ратные победы, а через воскрешение нашего храма – и победу там, где «поле битвы — сердце человека». Честь им и хвала, Ты Господи, знаешь их имена!

Сайт:   http://www.smsobor.ru

Источник:   http://www.smsobor.ru/history/18/

Источник: svyatsy.org

Предание XVIII века

По преданию, свидетелем чуда стал часовой – об этом говорится в «Повести о явлении чудотворной иконы Смоленския Пресвятыя Богородицы Одигитрии, явившейся в Белгороде…». Вот что гласит древнее сказание: «С 14 на 15 октября 1703 года в полночь, среди глубокой тьмы, часовой жилого Белгородского полка Мефодий Иванов поражён был необыкновенным зрелищем: на городских воротах от образа Смоленской Божьей Матери блеснул свет, наподобие солнечного, и от света сего зажглась сама собою явившаяся восковая свеча».

В тот же год на месте этого чудесного события была построена часовня, в 1705 году возведена деревянная церковь, а с 1727 года начал строиться каменный собор.

Cмоленская икона Божией Матери – одна из самых почитаемых икон на Руси, наряду с Владимировской и Казанской иконами. Поясное изображение Богоматери с младенцем Христом, который восседает на левой Её руке, восходит к византийскому иконографическому типу Одигитрии («Путеводительницы»). На Русь этот образ попал в 1046 году, когда византийский император Константин Порфирородный, выдавая свою дочь Анну за черниговского князя Всеволода Ярославича, благословил её именно этой иконой. После смерти Всеволода его сын Владимир Мономах перенёс икону из Чернигова в Смоленск, где она и получила своё название – Смоленская.

По преданию, икона прославилась как великая защитница от вражеских войск. Так было во времена нашествия Батыя, были и другие случаи. В начале XVIII века Белгород был не просто форпостом, но и духовно-административным центром огромной по протяжённости Белгородской черты и Белгородского разряда. И не удивительно, что свидетелем явления иконы-охранительницы стал именно часовой, нёсший вахту у восточных ворот Белгородской крепости.

История храма

Фото: Белгородская епархия

Начало строительства каменного двухэтажного Смоленского собора приходится на период относительно мирной истории губернского центра. Если говорить об архитектурном облике храма, то нужно заметить, что в XIX столетии он основательно перестраивался. В целом же его архитектура характерна для Слободской Украины и порубежной с ней зоны России, хотя и имеет свои оригинальные черты.

Собор относится к памятникам с вертикально вытянутым основным объёмом, завершённым малым восьмериком. Такие храмы были распространены уже в самом начале XVIII века. По поводу расположения престолов почти все исторические материалы свидетельствуют, что в первом этаже находился главный из них – Смоленский, а во втором – Петропавловский.

В 20-х годах XX века храм был закрыт и разграблен и долгие годы находился в запустении. Когда прекратились службы, в стенах собора стали устраивать склады, в том числе нанёсший огромный ущерб алтарю первого этажа склад химикатов. После войны собор дважды пытались взорвать, уничтожить, снести с лица земли – в 1958 и 1974 годах, но крепкое здание выстояло. Храм вернули верующим в 1992 году.

Настоятель Смоленского собора протоиерей Павел Вейнгольд вспоминает:

«К моменту освящения верхнего храма в 1996 году – в июле он освящался, а в июне было вывезено 40 КрАЗов мусора. Когда работы в верхнем храме только начались, туда было страшно входить – груды мусора, битого кирпича, зияющие дыры в кладке. Белгородцы-старожилы помнят, как это выглядело. Нам помогали в восстановлении собора военные Белгородского учебного центра, у нас с ними с тех пор продолжается дружба. А всего за время восстановления собора было вывезено 763 КрАЗа мусора! И всё это переносилось на хрупких женских плечах, потому что нам помогали очень многие верующие люди, в основном это были женщины. Определённые сложности были и с самим зданием. Мы обратились к специалистам по поводу укрепления сводов верхнего храма. Своды были разрушены в войну попаданием нескольких артиллерийских снарядов, которые из-за толщины стен взрывались внутри них и как бы «раздували» их, а после войны там выросли деревья, их корни расшатывали кладку. Специалисты сказали тогда, что все работы и службу нужно прекратить, что это опасно. И когда мы поняли, что помощи не дождаться, то сами все эти «раны» в кладке самостоятельно «затянули», используя железнодорожные домкраты, и кладка встала на место. Колокольный звон в храме возо­бновили в Великий Четверток 20 апреля 1995 года».

Батюшка считает, что храм не должен остаться в памяти людей разрушенным.

«Стыдно за наших предков, допустивших такое поругание святого места, – говорит отец Павел. – Хотелось бы, чтобы Господь изгладил и простил это прегрешение, чтобы в памяти народа Смоленский собор навсегда оставался таким же величественным и прекрасным, какой он есть сейчас».

Смоленский собор: вид современный. Фото: Белгородская епархия

Чудеса не прекращаются

Когда духовенство храма подверглось репрессиям и храм был закрыт, чудотворная икона Смоленской Божией Матери и другие святыни сохранялись в домах благочестивых жителей города. Перед иконой все эти годы гонений не прекращалась молитва. И сам собор, даже будучи полуразрушенным, пребывая в запустении, в годы войны хранил жизни белгородцев – в нём, в его крепких стенах спасались от бомбёжек, потому что дома вокруг были разбомблены, об этом известно из рассказов старожилов.

Сама икона, по словам отца Павла, хранилась в серебряном окладе. Когда же решили, что ей необходима реставрация, ризу сняли – оказалось, что там внутри набиты газеты 1925-27 годов, и что сам оклад не принадлежит этой иконе – в ризе были несовпадения с ликом Спасителя и Богоматери, а на самом окладе можно было различить отпечаток сапога. Видимо, оклад кто-то сорвал с другой иконы, но так как серебро было очень тонким, просто бросил, да ещё и наступил сапогом. А благочестивые люди, чтобы сохранить чудотворную икону, этот оклад использовали.

«Перед иконой всегда молились, и от неё не прекращались чудеса, – говорит отец Павел. – Хотя мы материальную благодарность за чудеса и исцеления не вывешиваем перед иконой, но таких подношений на самом деле очень много. Да, люди жертвуют от сердца, спаси их Господи, но я считаю, Богородице не это нужно. К 300-летию явления иконы в её честь был написан акафист. А потом со временем возникла необходимость в серьёзной реставрации, за которую взялись в Троице-Сергиевой Лавре. Но прежде чем икону взяли туда, мы сделали её фотокопию, которую освятили на самой иконе. Икона ушла на реставрацию, её не было довольно долгое время, а чудеса не прекращались! А потом, когда икона вернулась, мы заметили, что лики Божией Матери и Спасителя порой как бы меняют выражение – бывает благосклонное, бывает и суровое, а самое радостное, я заметил, – когда читается акафист, а читается он каждое воскресенье. Кто не верит, может сам прийти и убедиться – икона всегда находится в нижнем храме на центральном аналое».

Икона Смоленской Божией матери всегда встречала всех входящих в город и провожала тех, кто его покидает. И в наши дни по благословению митрополита Белгородского и Старооскольского Иоанна каждый месяц совершается объезд с иконой вокруг города. Белгородцы молятся перед ней, и Владычица Небесная дарует нашему городу мир и благоденствие.

Источник: chr.aif.ru


Categories: Город

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.