Текст статьи

Санкт-Петербург велик и парадоксален, как велика и парадоксальна страна, столицей которой он был в течение двух веков, а сейчас является вторым по масштабам и значимости, политико-экономическим и культурно-научным центром. Санкт-Петербург, Стрелка Васильевского острова и здание Биржи

 

 

ТРИ ИСТОЧНИКА СЕВЕРНОЙ ПАЛЬМИРЫ

В годы Второй мировой войны Петербург-Ленинград стал символом несокрушимой силы русского народа. Выдержав натиск мощнейшей группировки вермахта, город затем устоял в 900-дневной блокаде.
згром фашистских армий под Ленинградом, одна из славнейших побед антигитлеровской коалиции, стоит в одном ряду с битвами под Москвой, Сталинградом, Курском, с десантной операцией в Нормандии и с победоносным штурмом Берлина.
Ленинград вместе с Москвой сыграл ключевую роль и в бурных процессах последнего десятилетия XX века. Северная столица стала своеобразным генератором преобразовательных инициатив, распространявшихся затем по стране. Возвращение ей исторического имени стало одним из знаковых событий, зафиксировавших победу сил демократии в России.
Петербург — город контрастов, собравший в себе образцы божественной красоты и жалкого убожества. Сказочно богатый город, которому хронически не хватает средств даже для поддержания в должном порядке исторического наследия. Город, где растущее социальное расслоение и разъединение не разрушает общее сознание принадлежности к особой, «питерской» разновидности российского этноса. Это также город, где самая низкая в стране рождаемость и самый высокий потенциал энергии, обеспечивающий выходцам из северной столицы особое, нередко первенствующее положение в различных сферах жизни современной России.
О Петербурге можно говорить и писать бесконечно, настолько он многолик и многообразен. Потому ограничим наш очерк о городе размышлениями о трех источниках, которые на протяжении трёх веков питали его историю и определили нынешнюю его судьбу. Исаакиевский собор в Санкт-Петербурге

 

 

ИСТОЧНИК ПЕРВЫЙ. ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЙ


Таврический дворецМесто, выбранное для строительства Санкт-Петербурга в устье Невы, оптимально в геополитическом смысле. Именно здесь — точка наибольшего приближения Балтийского моря к землям, исторически составлявшим основу государства Российского. Сюда же сходится веер речных коммуникаций, издревле использовавшихся для связи с бассейнами Волги и Днепра. Выстроив одновременно с Петербургом Вышневолоцкий канал, Пётр I получил в своё распоряжение непрерывную водную магистраль протяжённостью от Балтики до Каспийского моря. Этот удобный транзитный путь, пересекавший всю Россию с северо-запада на юго-восток (с ответвлением на Москву — от Нижнего Новгорода по Оке и Москве-реке), имел громадное экономическое и военно-стратегическое значение. Разместившись в Петербурге, имперская власть лучшим образом обеспечивала свои европейские интересы, но не теряла из виду дела и в центре страны, и на отдалённых азиатских окраинах. Она могла действовать там весьма оперативно, как то продемонстрировал сам Пётр I, совершив в 1722 году стремительный поход в Персию, где удалось сделать важные территориальные приобретения, а самое главное — предотвратить полный захват персидского государства турками.

Моя РоссияВопреки общепринятому мнению, Петербург основан отнюдь не в пустынной, болотистой, необитаемой местности. Острова Невского устья, по мнению современного финского исследователя Сауло Кепсу, были в эпоху средневековья «важнейшим регионом дельты в Ингерманландии и, пожалуй, на всей финноговорящей территории». Дельта реки предоставляла оптимальные условия для традиционного аграрного хозяйства Ингрии. Названия соседних притоков Невы — Ижора и Словенка (Славянка) — свидетельствуют о раннем пограничном, «чересполосном» расселении здесь славяно-русского и финноязычного православного ижорского населения.
Поселения по берегам Невы составляли Спасский Городенский погост Ореховецкого уезда Водской пятины Великого Новгорода.
нтр погоста, кстати, находился на месте нынешнего Смольного. Значительную часть этой территории занимали «владычные земли» новгородского архиепископа, после присоединения Новгорода к Москве конфискованные «на государя». Острова были в XIV-XV веках вотчинами новгородских бояр — Грузовых, Офонасовых, Враловых и других, а в XVI веке перешли московским землевладельцам — Богдановым, Первушиным, Супоневым. Однако ни одна деревня в низовьях Невы не выросла в значительный городской центр как в период расцвета Великого Новгорода, так и под властью московских государей, хотя Иван III и Иван Грозный весьма активно стремились укрепиться на Балтике. Самым продвинутым к морю форпостом Московского государства стал городок Невское Устье, возникший в районе нынешней Охты где-то в XVI веке (позднее захваченный шведами и названный ими Ниеншанцем). Но туда из-за речных мелей не могли приходить крупные морские суда. А ниже по течению реки созданию крупных поселений препятствовали многочисленные болота.
Между тем, чтобы в полной мере использовать уникальное геополитическое положение невской дельты, необходим был полноценный морской порт, а не речная пристань для мелководных судов. Пробившись с боями к Балтике и желая создать здесь настоящую приморскую резиденцию, Петр I в какой-то момент предполагал обосноваться на острове Котлин. Однако это неизбежно создавало бы серьезную угрозу морской блокады в случае конфликта с какой-либо сильной морской державой. Возведённый на острове Кронштадт стал местом постоянной дислокации военного флота и передовым форпостом обороны, который, по завету царя-преобразователя, надлежало «держать до последней крайности».
перскую же столицу Петр стал строить под защитой Кронштадта, в устье Невы, используя все стратегические выгоды местоположения и преодолевая усилием государственной воли исключительные трудности городского строительства на малопригодной для того болотистой территории.
По итогам Северной войны Россия овладела удобными, обустроенными портами Риги, Ревеля (Таллин), Выборга, Нарвы. Но узловым центром завоёванных балтийских владений Империи так и остался город на Неве. Создание Петербурга на века обеспечило России прочную опору на Балтике.
Санкт-ПетербургПосле распада Советского Союза и отделения стран Балтии военно-стратегическое и экономическое значение Петербурга для России резко возросло. Теперь только здесь она обладает свободным выходом к балтийской акватории. Геополитическая ситуация как бы вернулась к реалиям начала XVIII века, когда Пётр I спешно создавал оплот на берегах Невы, ещё не помышляя о завоевании Эстляндии и Лифляндии.
Однако Петербург сейчас не только уникальный узел стратегических коммуникаций.
о крупнейший город на берегах Балтийского моря, входящий в десятку наиболее значимых центров Европы. И, прежде всего, Петербург — важнейший политический, финансово-экономический, научно-культурный и информационный центр России, разноплановое влияние которого распространяется далеко за пределы нынешних границ Российской Федерации.
В Петербурге россиянин ощущает себя европейцем, а выходец из стран Запада воспринимает окружающую его среду как органическую часть общеевропейского цивилизации, окрашенную особым российским колоритом. Специфическая аура Петербурга весьма способствует успеху проводящихся здесь формальных и неформальных переговоров между лидерами различных стран, придаёт особую привлекательность разного рода международным форумам. Тем самым северная столица России постепенно превращается в значительный центр мировой политики, восстанавливая соответствующие традиции, заложенные Петром Великим.

 

 

ИСТОЧНИК ВТОРОЙ. АРХИТЕКТУРНЫЙ

Первоначальный центр города — Петропавловская крепость на Заячьем острове с примыкающим открытым пространством Гласиса (Александровский парк до Кронверкского проспекта), Троицкая площадь и стягивающиеся к ним проспекты и улицы Петроградской стороны, — отличался от других районов. Петербург сохранял планировочную структуру архаического, древнерусского типа (город+посад), где функцию города выполняет шестибастионная крепость с Петропавловским собором, а посада — современная Петроградская (первоначально — Городовая) сторона, где находились Гостиный двор, Троицкий собор, с 1712 года — Правительственные коллегии и Сенат, а с самого начала — и первая резиденция императора, бережно сохраняемый деревянный «Домик Петра». Сюда же стягивались и улицы — Дворянская, Гребецкая, Ружейная, Весельная, распределявшие жителей строго традиционно, по сословиям и профессиям, как издавна было принято в городах Руси.
Санкт-Петербург Петербург, который обычно отождествляют с замыслом Петра Первого, представлен в геометрически строгой прямоугольной сети проспектов и линий Васильевского острова. Именно здесь видна «идеальная» градостроительная структура, действительно отражавшая представления первого императора всероссийского о Столице Империи. План выдающегося архитектора Жана-Батиста Леблона был принят в 1717 году, однако в полном объеме он так и не был реализован. «Регулярный» планировочный принцип не распространился на всю территорию города.
Северная столица начала расти там, где возникающие магистрали, непосредственно продолжавшие старинные сухопутные дороги, связывали ее с глубинной Россией, Москвою и Новгородом, либо вели привычными путями к западным и северным рубежам — на Нарву и Выборг.
сходились они в буквальном смысле у «выхода России к морю», возле раскрытых на Неву стапелей верфи Адмиралтейства. Не случайно адмиралтейский шпиль с корабликом-флюгером стал символом города наравне с Медным всадником.
Центр города с его правительственными зданиями и резиденциями, соборными храмами, военно-промышленным комплексом в конечном итоге развернулся не на речных островах невской дельты, а на континентальной, береговой Московской (Адмиралтейской) стороне. Важность ее освоения прекрасно осознавал и сам Пётр, сразу вслед за Петропавловской крепостью заложивший на противолежащем берегу крепость и верфь Адмиралтейства, а в дальнейшем устроивший себе там и Летний, и Зимний дворцы.
Но полноценное градостроительное значение Адмиралтейская сторона обретает позже, когда в архитектурных проектах зодчего Петра Еропкина впервые обозначается трехлучье главных магистралей города: Невского проспекта, Гороховой улицы и Вознесенского проспекта, сходящихся под шпилем башни Адмиралтейства. Эта первичная структура, соединяя элементы геометрически организованной «квадратуры круга» Леблона и «естественной» радиально-кольцевой планировки, определила распределение основных архитектурных доминант, соотношение кварталов и улиц, сформировало неповторимый и гармоничный облик северной столицы.
«Трехлучье» и градостроительные его следствия во всей своей красе возникли уже после эпохи Петра Великого и реализовались главным образом в планировке и застройке архитектуры петербургского классицизма зодчих Кваренги, Воронихина, Захарова, Монферрана, Стасова, Росси и других мастеров, работавших во второй половине XVIII — первой половине XIX веков.
от послепетровский Петербург, продолжавший своими проспектами сеть важнейших сухопутных дорог из столицы в глубинные регионы страны, стал принципиально новым и наивысшим проявлением урбанизма в России.
Индивидуальный характер Санкт-Петербурга наиболее ярко выражен в архитектуре комплекса архитектурных ансамблей вдоль набережных Невы, где царствует гармония чередующихся образов. Петропавловская крепость с рассекающим небо шпилем Петропавловского собора — образ боевого штандарта над приземистой мощью бастионов — как бы притягивает застывшую в движении Стрелку Васильевского острова, где меж мачтами ростральных колонн стоит божественный шкипер-Нептун. А выше окаменелым парусом вздымается фасад Биржи (ныне Морской музей) с ее безупречно выверенной дорической колоннадой. На противоположном берегу Большой Невы архитектурное пространство организуется вокруг нескольких главных комплексов. Это Зимний дворец и Дворцовая площадь, развёрнутая вокруг вертикали Александрийской колонны, далее — Адмиралтейство, поодаль — Сенатская площадь с фантастической энергетикой Медного всадника, застывшего на краю Гром-камня.
Петербург создавался как столица многонациональной православной Империи. Высшую ступень иерархии его культурных объектов занимают храмы, прежде всего православные.
по мере развёртывания культурного потенциала «прибрежной столицы», открывавшей Россию для внешнего мира, появились храмы иных конфессий, что вскоре придало Санкт-Петербургу уникальный для своего времени характер многоконфессионального столичного центра. Это качество, ранее всего выраженное на главной магистрали столицы — Невском проспекте, к началу ХХ века обеспечивало монументальное представительство в Санкт-Петербурге практически всех мировых религий. Рядом с православными, католическими, протестантскими, армянской церквями христиан появляется крупнейшая в Европе (после уничтоженной нацистами берлинской) синагога, Соборная мечеть мусульман Российской империи, буддийский дацан. При том высший уровень иерархии в конфессиональной архитектуре города, конечно же, занимают православные соборы: Петропавловский, Казанский, Исаакиевский…
Динамичное формирование центральной части Санкт-Петербурга, осуществлявшееся под творческим руководством выдающихся зодчих и при личном попечении нескольких монархов (все они от Екатерины II до Николая I не только понимали значение решаемых градостроительных задач, но и отличались развитым художественным вкусом) позволило создать целостное историческое ядро имперской столицы, образуемое не только отдельными шедеврами архитектуры, но системой гармонически сочленённых ансамблей, создающими особый облик города. Этот облик не был затем размыт массовой застройкой времён раннекапиталистического развития, когда функциональная и экономическая целесообразность стала превалировать над эстетическими соображениями. Определившаяся тогда эстетическая дифференциация центра и окраин могла восприниматься как нечто неизбежное и оправданное.
Жилые и производственные зоны, возникшие в социалистическую эпоху, создают современную периферию города, которая включает ряд поясов застройки, в каждом из которых выражены элементы стиля, доминировавшего в тот или иной период — от помпезного монументализма первых послевоенных лет до стандартизованного позднесоциалистического модернизма. Но даже и в сугубо «ленинградских» районах между нагромождениями «стеклобетонного» стиля шестидесятых-восьмидесятых годов XX века встречаются здания и целые комплексы, отмеченные «лица необщим выраженьем» и гармонично вписывающиеся в эстетику великого города.
В ближайшие годы основные перспективы Санкт-Петербурга будут зависеть от решения фундаментальных задач реконструкции городской инфраструктуры, страдавшей серьёзными изъянами ещё в советские времена и изрядно деградировавшей в первые постсоветские годы из-за хронического дефицита средств в городском бюджете. Петербургский бизнес все более активен и удачлив, что создает благоприятные условия для коренной реконструкции многих массивов старой застройки и, в первую очередь, исторического центра города. Петербург может и должен развиваться, прежде всего, «вглубь себя», реконструируя и адаптируя к условиям современной жизни то, что было построено в минувшие эпохи. Это помимо всего обеспечит и гарантии сохранения бесценного наследия города, его неповторимого архитектурного облика, в который со временем, без сомнения, войдут новые градостроительные шедевры современных зодчих, знаменующие новые триумфы российского духа в XXI веке.

 

 

ИСТОЧНИК ТРЕТИЙ. МИФОЛОГИЧЕСКИЙ

Зимний дворец, Санкт-ПетербургИзначально создававшийся по «регулярным планам», по правилам и расчетам, Петербург предельно рационален. Но это город глубоко мистичный, в существовании которого грань, отделяющая реальное от мифического, очень тонка и нередко исчезает вовсе.
Пётр I, основывая Санкт-Петербург, вполне осознавал необходимость внесения мифологической составляющей в государственное строительство. Сама семантика имени новой российской столицы выполняла эту функцию. Санкт-Петербург — город Святого Петра. Имя Пётр, греческое Petros, означает «камень», но это ещё и имя того апостола, которому Христос определил особую, первенствующую роль в утверждении своего наместничества на земле («На сем камне Я создам Церковь Мою»). Святой Пётр — краеугольный камень духовной империи Христа. Город имени этого святого — краеугольный камень земной империи Петра I.
Возвращение России «к морю Варяжскому» провозглашалось и новыми формами культа святого Андрея, первоапостола славянских земель: был учреждён орден Св. Андрея Первозванного, российских флот получил Андреевский флаг с косым голубым крестом, одним из первых храмов Санкт-Петербурга стал Андреевский собор на Васильевском острове, в самой «морской» части города. В имперскую столицу перенесли мощи святого князя Александра Невского — победителя шведов на берегах Невы в XIII веке, признанного небесным покровителем Санкт-Петербурга. Таким образом, устанавливалась связь Петербурга с глубинными пластами мифологизированной российской истории.
В дальнейшем переплетающиеся мифы, сотворённые трудами гениев литературы — от Александра Пушкина до Андрея Белого, а также озарениями массы известных и безвестных литераторов, художников, композиторов, образовали собственный плотный массив, ставший органическим элементом общероссийского мифотворчества.
Современный Санкт-Петербург также нуждается в подобном осмыслении собственного бытия. Объективная необходимость при этом рождает массу субъективных инициатив, иногда весьма оригинальных. Установка шутейных памятников гоголевскому «Носу» и песенному «Чижику-пыжику» — примеры из этого ряда. Гораздо более серьёзным актом представляется осуществлённое Русской православной церковью прославление святой Ксении Петербургской, несмотря даже на то, что культ этой святой не занял значительного места в массовом сознании петербуржцев. Ярким событием в процессе новой мифологизации Петербурга стала церемония погребения останков невинно убиенной семьи последнего царя, однако значение этого акта существенно снижается из-за непризнания их подлинности иерархами РПЦ.
Наибольшую официальную поддержку как в Петербурге, так и за его пределами, в настоящее время получает мифоопределение «Петербург — культурная столица России». Но следует заметить, что понятие «культурная столица» предполагает наличие в качестве антипода «некультурной провинции». Между тем, в развитых демократических государствах, в число которых стремится войти Россия, условия культурной жизни и возможности творческой самореализации постепенно выравниваются для всех граждан, независимо от того, где они живут.
В то же время, благодаря успехам ряда высококультурных, творчески одарённых петербуржцев в сферах телевидения, кинематографа, коммерческой журналистики и коммерческой литературы город на Неве неожиданно приобрёл не слишком почётный титул «криминальной столицы». По показателям криминальной активности Петербург отнюдь не лидирует в России. Однако запущенный однажды в информационное пространство штамп лёг на хорошо подготовленное сознание среднестатистического российского гражданина, привыкшего, что действие самых острых и занимательных отечественных детективных телесериалов происходит непременно в северной столице. Так сформировалось почти повсеместное мнение, которое теперь очень медленно вымывается из мозгов москвичей (хотя в Первопрестольной обороты криминального бизнеса на порядки выше петербургских), екатеринбуржцев (прекрасно осведомлённых о том, насколько глубоко проникли во власть «уралмашевские»), а также жителей других градов и весей необъятной Руси, где везде имеются свои «братки» и «авторитеты», по мере возможности отравляющие жизнь «ментам» и законопослушным гражданам.
Вероятно, самые яркие страницы новой мифологии Санкт-Петербурга создадут выходцы из города на Неве, ныне успешно подвизающиеся в сфере управления общероссийскими делами. В северной столице всегда генерировалась масса амбициозных деятелей, которым не хватает карьерного пространства в родном городе. Таким — прямая дорога в Москву, где они превосходят выходцев из провинции начальным интеллектуальным уровнем, а избалованных москвичей подавляют собранностью характеров, закалённых в конкурентной борьбе, а также способностью группироваться и поддерживать друг друга по земляческому принципу.
В настоящее время ключевые позиции в высших структурах федеральной власти оказались под доминирующим влиянием выходцев из Санкт-Петербурга. Но при этом «питерские» демонстрируют исключительный динамизм и на втором-третьем уровне высшей чиновной номенклатуры: практически на любую высвобождающуюся вакансию немедленно находится несколько претендентов питерского происхождения; кто-то из них, как правило, и назначается. Складывается впечатление, что неиссякаемый поток претендентов на право кем-то и чем-то управлять давит со страшной силой по вектору Петербург-Москва. Это давление и определяет основную конъюнктуру в структурах федеральной власти.
Дворцовая площадь, Санкт-ПетербургВпрочем, российское общество, включая и москвичей, в настоящее время весьма благосклонно относится к тому, что доминирующие позиции в федеральных органах власти занимают выходцы из Петербурга. И уже начинается формирование нового блока мифосюжетов, объединяемых фантасмогорическим определением — «Москвопетербург», вброшенным в оборот анонимным мифотворцем и все шире распространяющимся за кулисами властных структур и в политико-аналитических «тусовках» двух столиц Российской Федерации…
Ожидаемый через полтора года трёхсотлетний юбилей Санкт-Петербурга будет, без сомнения, событием исключительной значимости. Ибо невозможно представить Россию без города на Неве — как в истории последних трех веков, так и в нынешней жизни.
Но Петербург принадлежит не только России. Это крупнейший город Балтийского региона, численность его населения в несколько раз больше, чем в Стокгольме, Копенгагене, Хельсинки. Это также самый мощный в регионе промышленный центр, который в недалёком будущем может стать и одним из крупнейших европейских финансовых центров. Неотъемлемый от России и от Европы, Петербург в то же время принадлежит всему миру как уникальный культурно-исторический центр. С 1989 года он и его пригороды признаны решением ЮНЕСКО объектом всемирного культурного наследия.
Современный Санкт-Петербург, концентрирующий в себе результаты тысячелетнего прошлого России, и, прежде всего, — трёхсотлетней собственной истории, разворачивается в будущее, задавая ориентиры движения огромной страны по магистральному пути общеевропейского, общемирового развития.Лунный Петербург

Источник: senat.org

В прежние времена на всякое начинание испрашивалось небесное благословление на доброе дело и заступничество от сил зла. Закладывался ли город, возводился ли храм, либо просто строилась новая изба, прежде всего на выбранном месте совершался молебен. Древняя эта традиция, возрождающаяся в наши дни, позволяла в последний раз убедиться в правильности выбора. Действительно, странно было бы просить помощи у Господа в деле сомнительном или неправом.

С прочтения молитвы на основание города и окропления берегов Заячьего острова освященной водой начинается история Санкт-Петербурга. Присутствовал при этом Петр Iили нет — сейчас сказать трудно. Однако таинство свершилось, и город был основан.

Красивая легенда повествует об орле, который, к радости присутствующих, опустился в тот день 16 мая 1703 года на символические ворота будущей крепости. Впрочем, и без этого знамения царь, вероятно, был спокоен за судьбу своего начинания, ибо закладывался город по благословлению архиерея воронежского Митрофания, полученному Петром еще в молодые годы. «Будешь жить в других дворцах, на севере, и воздвигнешь новую столицу — великий город в честь святого Петра, — предрек царю святой старец. — Бог благословляет тебя на это. Казанская икона будет покровом города и всего народа. До тех пор, пока Казанская

икона будет в столице и перед нею будут молиться православные, в город не ступит вражья нога».

Пророческие слова воронежского святителя были восприняты Петром как предначертанное ему свыше дело всей жизни, которое он претворял с непоколебимым упорством. Малоизвестный факт этот должен поколебать сложившееся за последние полтораста лет представление о Петербурге как роковом городе, на костях, изначально обреченном на гибель. Ведь Петербург готовится не только отметить свое трехсотлетие, но и за всю свою историю, несмотря на свое «стратегически невыгодное положение», так ни разу и не был сдан неприятелю.

Всякий человек, по вере предков, имеет своего Ангела-Хранителя, ограждающего его от всякого зла, а город, говорят, не стоит без трех праведников.

Первым прямым небесным покровителем Санкт-Петербурга является святой Апостол Петр, один из учеников Иисуса Христа, вместе со святым Апостолом Павлом заложивший в I в. от Р.Х. основы христианской церкви*. В первые же дни по освящении места для будущего города на Заячьем острове был заложен храм во имя святых Апостолов Петра и Павла, долгое время остававшийся кафедральным, первым среди соборов и церквей города. Заметим, что в основании собора тогда же был установлен ковчежец с частицей мощей, т. е. святых останков Апостола Андрея Первозванного, который, по древнему преданию, посетил земли будущей Киевской Руси и который считается покровителем всей России.

Небесным хранителем Петербурга с начала его истории был признан и святой благоверный великий князь Александр Невский, Солнце земли Русской, как почтительно величали его современники.

IS июля 1240 года князь Александр, ободренный славным знамением небесной помощи новгородцам, во главе небольшой дружи — ны одержал свою знаменитую победу над шведами в битве при Ижоре, на том месте, где река эта впадает в Неву.

В начале XVIII века, сражаясь с королем Карлом XII в тех же землях, Петр I обратился к покровительству святого великого князя, канонизированного Русской церковью на Соборе 1547 года. Несмотря на трудности военного времени, еще в 1710-х годах царь задумал выстроить на невских берегах большой монастырь и перенести туда мощи святого князя.

«Подробнее о жизни и деяниях их можно прочесть в Новом Завете.

В 1717 году архитектором Доменико Трезини был составлен проект большого каменного храма во имя святого Александра. Рассмотрев план, государь начертал: «Во имя Господне делать по сему».

Спустя пять лет, в ночь с 10на 11 августа 1723года, духовенство Владимира направилось в Рождественскую обитель, где тогда обретались святые мощи Александра. Отслужив молебствие, монахи подняли ковчег, и двинулись в неблизкий путь…

18 августа шествие торжественно было встречено в Москве,. 26августа миновало Тверь, 9сентября святыня была уже на берегу озера Ильмень. Наконец, 1 октября 1723 года, по прибытии в Шлиссельбург, ковчег со святыми мощами был поставлен в Благовещенском соборе и оставался там почти целый год.

30августа 1724года, когда храм был вполне завершен, исполнилось заветное желание государя императора — святые мощи были перенесены в столицу и заняли свое место в Александро-Невской лавре, где находятся и сегодня.

Всего в Петербурге в начале XXвека было около 50храмов, освященных во имя святого благоверного князя Александра Невского1. Теплым чувством благодарности исполнены слова праздничного тропаря святому князю:

«Яко благочестивого корене пречестная отрасль был ecu, блаженне Александре: яви бо тя Христос яко некое Божественное сокровище Российстей земли, нового чудотворца, преславна и богоприятна. И днесь сошедшеся в память твою верой и любовию, во псалмех и пениихрадующеея славим Господа, давшего тебе благодать исцелений: его же моли спасти град сей, и державе сродник твоей богоугодней быти, и сыновом российским спастися «.

23 ноября 1723года, вдень памяти святого князя Александра по старому стилю, в Воронеже скончался святитель Митрофа- ний. Петр I прибыл проводить в последний путь святого старца, и сам нес гроб с его останками из Благовещенского собора в усыпальницу. Свидетели отмечали, что при погребении царь оказал почившему невиданные почести, какие «едва ли оказывал кто-нибудь из русских государей кому-нибудь из архиереев «.

Еще при жизни святого старца в 1710году Петр приказал перенести из Москвы в Петербург образ Казанской Божией матери, которой суждено было стать покровом и защитой новой столицы.

Казанская икона2 — одна из наиболее чтимых святынь русского народа. С конца XVI века была установлена в Благовещенском соборе Московского Кремля. Образу приписывается чудотворный дар духовного прозрения людей, обращающихся к ней с молитвой и защита русских земель от иноплеменных.

В 1612 году, готовясь к походу против Лжедмитрия, Минин и Пожарский распорядились взять с собой Казанскую икону. Ополчение их долгое время не могло завладеть Кремлем. Решившись на последний штурм, воинство наложило на себя строгий трехдневный пост. В течение всего этого времени перед Казанской иконой совершались молебствия. 22 октября ополчение взяло приступом Китай-город, а вскоре затем — и сам Кремль.

День этот, 22 октября, в память чудесного избавления России от нашествия иноплеменных и внутренней смуты, царь Михаил Феодорович установил днем чествования Казанской иконы. Князь Дмитрий Пожарский по обету выстроил для нее в Москве особый храм во имя Введения Пресвятой Богородицы.

Перенесенная в Петербург святыня вначале находилась в деревянной часовне на Посадской улице, а затем в Троицком соборе Александро-Невской лавры. В царствование Анны Иоанновны она была торжественно перенесена в новый храм Рождества Богородицы на Невском проспекте. Наконец, в 1800году, при императоре Павле, было решено устроить на этом месте новый большой собор уже во имя Самой Казанской иконы Божией Матери, что и свершилось в 1811 году, незадолго перед началом Отечественной войны.

В 1812 году перед чудотворным образом горячо молился М.И. Кутузов, прося благословления у Матери Божией на борьбу с неприятелем. Вспомним, что именно 22октября 1812 года русские войска под предводительством генералов Милорадови- ча и Платона Зубова разбили арьергард французского войска во главе с генералом Даву. Это была первая победа русского оружия в Отечественной войне. Согласно с волей главнокомандующего, прах М.И. Кутузова после его смерти был погребен в Казанском соборе.

В храме на Невском святыня находилась до 1920-х годов. Когда собор был закрыт для богослужений, икону перенесли во Владимирский собор на Петроградской стороне, где она обретается и по сей день.

В начале Великой Отечественной войны патриарх Антиохий- ский Александр IIIв своем послании обратился к христианам всего мира с просьбой о молитвенной и материальной помощи для России. В числе многих отозвавшихся на этот призыв особым усердием отличился митрополит гор Ливанских Илия Салиб. В каменном подземельи, вдали от мира, в течение трех дней он непрестанно молился Пресвятой Богородице. Молитва его была услышана и в келье ему было явление Богоматери. В откровении он услышал ее слова о победе России в страшной войне и о несокрушимости города на Неве:

«…Город Святого Петра не сдавать. Доколе Мое изображение находится в нем, ни один враг не пройдет. Пусть вынесут чудотворную икону Казанскую и обнесут ее крестным ходом вокруг города. Тогда ни один враг не ступит на святую его землю. Это — избранный город…»

Согласно полученного Русской Православной церковью срочного послания от митрополита Илии в Ленинграде Казанскую икону вынесли из собора и с крестным ходом обнесли вокруг города. С молебна перед Казанской иконой, установленной на правом берегу Волги, началась Сталинградская битва. Известно, что потерпев серьезные поражения в боях под Москвой и Сталинградом, германскому командованию пришлось перебросить в южном направлении часть войск 18-й армии, стоявшей на подступах к Ленинграду.

Грозившая городу, казалось, неминуемая гибель, миновала.

О проявлении небесной милости и любви к Санкт-Петербургу говорит и появление в нашем городе за двести лет его существования двух праведников — Ксении Блаженной и отца Иоанна Кронштадтского. Истинный смысл жизни и подвиг святых подвижников скрыты от глаз людей и ведомы только Всевышнему, пославшему их в мир в избранный час и в избранное место.

К первому столетию истории Санкт-Петербурга относится житие святой блаженной Ксении, чтимой многими поколениями горожан подвижницы, при жизни принявшей на себя юродство — один из самых тяжелых христианских подвигов.

Родилась она еще в царствование императора Петра I или, возможно, несколько позже — в 1720-30 годах. Здесь, в Петербурге, она была выдана замуж за певчего придворного хора Александра Федоровича Петрова, и жила где-то на Петербургской стороне. В возрасте двадцати шести лет ей суждено было остаться вдовой. Потрясенная смертью мужа, отказавшись от всех земных благ, раздав имущество и сбережения нищим, подарив дом знакомой, Ксения обрядилась в костюм мужа и до конца жизни называла себя только его именем.

С этого времени она бродила по улицам столицы, не имея крова над головой и никакого пропитания, кроме подаяния, одетая в жалкие лохмотья зимой и летом.

Кроме тяжелых лишений, на которые Ксения обрекла себя добровольно, немало горя довелось вынести ей от людей, долгие годы не веривших в ее бескорыстие и считающих ее христианский подвиг простым сумасшествием. Даже дети, подражая взрослым, высмеивали блаженную, забрасывали ее камнями. Ксения же сносила все как должное, с примерной кротостью и великодушием, чем и заслужила, в конце концов, всеобщее признание, любовь и славу Божией угодницы.

В памяти людской не сохранилось свидетельств о том, что святая когда-либо покидала пределы города. Излюбленными же ее местами непременно оставались Петербургская сторона, где провела она недолгие годы своего замужества, и Смоленское кладбище в глубине Васильевского острова, где покоился прах, возлюбленного ее супруга Андрея Федоровича.

В 1780-х годах, когда здесь сооружалась новая церковь во имя Владимирской иконы Божией Матери, рабочие с удивлением докладывали мастеру, что по ночам, когда все работы прекращаются, неведомый помощник поднимает кирпичи на самый верх стройки. Вскоре выяснилось, что кирпичи таскает ни кто иной, как сама блаженная Ксения. Обычно, однако, ночи она проводила на окраине города, в поле, где, по ее словам, присутствие Божие ощущается «более явственно».

Как и большинство юродивых, Ксения заслужила у Бога дар прозорливости. До нас дошло немало свидетельств о ее предсказаниях, облеченных в туманные слова, но всегда сбывающихся.

Не сохранилось никаких сведений о том, как и когда скончала блаженная свои дни. Отпевали ее в церкви святого Апостола Матфия на Петербургской стороне, там же, где, быть может, некогда крестили; погребена она была на Смоленском кладбище.

Хранить благодарность за оказанное благодеяние во много раз труднее, чем просить о помощи. Тем не менее, память о блаженной никогда не оскудевала. Песок с ее могилы, которому молва приписывала чудотворную силу, каждый год разносился приходящими помолиться об упокоении ее души. Множество людей, и среди них — особенно много петербуржцев, в разное время свидетельствовали о помощи, полученной после обращения к блаженной Ксении и панихиды над ее могилой.

В 1875году, когда жизнь государя наследника, великого князя Александра Александровича, находилась в опасности, супруге его Ксения явилась во сне, предсказав скорое выздоровление больного и рождение девочки, которая станет хранительницей всей их семьи. Действительно, наследник выздоровел, вскоре затем родилась девочка, которую августейшие супруги назвали Ксенией. Летом 1894 года она вышла замуж за своего родственника, великого князя Александра Михайловича и покинула свой дом. Спустя всего месяц после этого события отец ее, император Александр III, скоропостижно скончался…

Над могилой блаженной Ксении на собранные деньги была выстроена небольшая часовня, которая сразу сделалась местом настоящего паломничества. По сути дела, блаженная Ксения уже тогда была местночтимой святой.

В1902 году на том же месте построили нынешнюю часовню — с мраморными иконостасом и надгробием. В нашем веке она надолго была закрыта, однако никакие запреты и гонения не могли помешать стремлению множества горожан помолиться о душе подвижницы и прибегнуть к ее благодатной помощи.

10 августа 1988 года, после того как часовня вновь была возвращена верующим и отреставрирована, городским духовенством во главе со святейшим патриархом Московским и всея Руси Алексием при большом стечении народа был совершен чин ее освящения. Спустягодпосле этого славного в истории нашего города события, блаженная Ксения была, наконец, причислена к лику святых и небесных покровителей города. Память ее с этого времени совершается ежегодно в день 6февраля (по новому стилю).

В XIXвеке явился в стенах нашего города другой подвижник — святой праведный отец Иоанн Кронштадтский.

В начале 1850-х годов, когда он еще обучался в Санкт-Петербургской духовной академии, однажды во сне Иоанн увидел себя в большом, неведомом ему соборе. Вскоре после этого он получил место иерея, простого священника, при Кронштадтском Андреевском соборе, и, впервые переступив его порог, к изумлению и страху своему узнал храм, который пророчески представился ему во сне и где предстояло ему начать свой жребий служения.

Почитание и любовь, которые стяжал отец Иоанн в первой половине своего жизненного пути, достались ему воистину по трудам и по строгому, праведному житию его. Огромное значение уделял он горячей молитве, ибо знал не понаслышке, сколь трудно хотя бы чем-нибудь помочь заблудшему и озлобленному человеку. Потому именно молитве его впоследствии дана была свыше такая чудесная, сверхъестественная сила. Перед молитвой его отступали самые тяжелые болезни — отступала даже слепота. Исцелял он наедине и при стечении народа, а часто даже заочно, по одному лишь письменному к нему обращению, исцелял православных и мусульман, католиков и иудеев, притекавших к нему со всех концов России и даже из-за ее пределов… Вся жизнь отца Иоанна была связана с Кронштадтом, хотя и в самом Петербурге ему случалось бывать, разумеется, очень часто. Немало доводилось ему путешествовать и по России. В Ливадии, например, он провел несколько дней с императором Александром III до самой его кончины. Умирая, государь попросил отца Иоанна возложить руки на его голову, и почувствовал от этого большое облегчение в своих страданиях.

На речке Карповке, вблизи Каменноостровского проспекта, ныне стоит большой златоглавый монастырь. Строился он в 1900-1908 годах по инициативе и при участии отца Иоанна, в руках которого из добровольных подаяний благодарных людей собирались нередко значительные суммы денег.

Там же, в особо устроенной усыпальнице, в 1908 году был погребены останки святого праведника. Как и часовня святой блаженной Ксении, место это всегда почиталось русским народом за святое. Сам же отец Иоанн был канонизирован как святой русской православной церковью совсем недавно, летом 1990 года. В то же время после долгого перерыва монастырь вновь принял в свои стены первых насельниц, а усыпальница со святыми мощами была открыта для паломников.

Память святого праведника Иоанна совершается каждый год в день 2 января (по новому стилю).

Сегодня становится совершенно очевидным, что основанный по благословлению святого Митрофания в строгом соответствии с чином заложения, Санкт-Петербург пронес через всю свою почти трехсотлетнюю историю знаки особой избранности и высокого предназначения и явился несокрушимой твердыней для врагов.

Все это исполняет сакральным священным смыслом каждый день жизни Санкт-Петербурга и позволяет взглянуть иными глазами на его историю и усилия лучших умов и талантов по созданию и прославлению города святого Петра.

Источник: bookucheba.com

Москва – девичья, а Петербург – прихожая.

А.С.Пушкин

Под холодным небом на севере нашей огромной и необъятной страны на берегу Невы-красавицы, несущей свои воды от Ладожского озера и впадающей в Финский залив, стоит город Санкт-Петербург, который был основан в 1703 году Петром I. Его дворцы, протянувшиеся на километры вдоль берега, памятники, мосты, являющиеся образцами архитектуры XVIII – XIX веков, никого еще не оставляли равнодушным. Быстрый темп города, мгновение, с которым сменяют друг друга мосты, дома, фонари и проспекты, холодное небо, изливающее на горожан и гостей капли мелкого дождя, ласковое солнце, согревающее землю до глубокой ночи, – все заставляет влюбиться в себя с первого взгляда и, уехав из этого места, в душе нарастает щемящая грусть и тоска.

В последние летние дни, когда в воздухе уже веет запахом осени, мне посчастливилось оказаться в этом городе-сказке. Петербург, распахнув свои объятия, встречает всех приезжих: кого-то добродушно – теплым мягким солнечным светом и легким ветерком, кого-то недобро – проливным дождем и студеным ветром. Наша встреча была неоднозначной: утром воздух был прохладным, и тучи находили друг на друга, днем же погода улучшалась, и выглядывало долгожданное солнце.

Его я слышу, ему я верю, он пахнет желтым предобрым зверем, конями, Пушкиным, Петром Первым и алым парусом на заре – вот каким он кажется на первый взгляд, Город святого Петра! Вся его прелесть и гармония ярко чувствуются, когда, слушая плеск волн Невы, прогуливаешься по набережным, дыша питерским воздухом, и только тогда начинаешь понемногу понимать все очарование Северной Венеции.

Но моя любовь к Санкт-Петербургу началась намного раньше, когда я только вошла в ворота Петергофа, и в глаза ударил свет от позолоченных скульптур фонтанов, которые ярко, до рези в глазах, переливались на солнце. Нет, человечество еще не придумало тех эпитетов, которыми можно было бы описать всю прелесть этого места! Вот где чувствуется вся красота и величие города и, вообще, всей России: голубая полоска воды, уходящая в Финский залив, а на берегу зелень травы и лесов, скульптуры, из которых на несколько метров ввысь вырываются брызги фонтанов. А спустившись вниз, в Нижний парк, оказываешься в приятной тени многовековых деревьев, наваливается тишина, под ногами шуршит гравий, и только где-то вдалеке друг на друга накатываются волны залива. Во времена своего создателя Петра Первого в этом парке выращивали лимонные и апельсиновые деревья, в водоемах разводили рыбу для царского стола, а в птичнике на разные голоса пели разноцветные пташки.

Но больше всего гостей Петергофа привлекают фонтаны, разнообразные по форме, величине и, даже, по цвету: «Самсон, раздирающий пасть льва», посвященный победе русского оружия над Швецией в Северной войне, «Сноп» – центральный фонтан в Монплезирском саду, представляющий собой высокую туфовую тумбу в виде связки колосьев, из которой бьёт мощная струя воды, а ниже по кругу располагаются еще 24 наклонные, более тонкие струи. Римские фонтаны, созданные по образу знаменитых фонтанов, установленных в Риме на площади перед собором Святого Петра, фонтаны «Солнце», «Межеумный», находящийся в круглом бассейне и представляющий собой четыре фигуры дельфинов и фантастическое морское чудище в центре композиции,

«Пирамида», «Адам» и «Ева», расположенные в главной аллее парка – сколько фантазии и сил было потрачено скульпторами того времени! Инициатор создания всего этого великолепия – Петр Великий – любил пошутить над своими гостями и приказал поставить на территории Нижнего парка фонтаны-шутки: «Зонтик», «Елочки», «Дубок». Гости после пышного бала выходили в сад, гуляли по аллеям, восхищались красотой, проходили мимо прекрасного металлического дубка и… из листочков деревца резко вылетали брызги воды, макияж барышень тек по лицу, одежды расклеивались. Другие гости в праздничных нарядах усаживались на скамейку под крышей зонтика, внезапно фонтан начинал действовать, и гости могли выйти только сквозь водяную завесу. А когда гости гуляли мимо неприметных маленьких елочек, также внезапно включалась вода, и празднично одетые господа и дамы оказывались облитыми. Но самым жестким развлечением Петра была «Водная аллея»: на всем ее периметре находятся маленькие фонтанчики, ничего неподозревающие гости наступали на дорожку, и… Бежать было некуда, справа и слева на них летели брызги холодной воды, после чего часто были случаи смерти от пневмонии. Аллея и сейчас действует, но всех посетителей Петергофа предупреждает табличка с временем включения фонтанов.

А Питер лечит-латает раны без игл, без ниток и без следа, а Питер лечит солено-пьяно течет по пальцам, как по каналам, невская солнечная вода… Еще одним из ярких воспоминаний является разведение мостов. Глубокая ночь, когда даже в белые петербургские ночи темнота густо опускалась на город. Невский проспект, освященный фонарями, весь переливающийся, блестящий, яркий, и от этого еще более прекрасный. Волны Невы, бушующие и с силой набегающие на берег. Дворцовый мост, – светящийся ночью всеми прожекторами, соединяющий Центральную часть города между Зимним дворцом и Адмиралтейством и стрелку Васильевского острова. Гигант, главный мост Российской Империи, длиной 260 метров и шириной 27,8 метров, массой 4868 тонн. «А на Невский слетелась стая сапог, а на Невском такая царит кутерьма», все ожидают, когда на часах стрелка покажет час, и две стороны моста параллельно друг другу начнут медленно подниматься вверх. Когда они встанут вертикально, включат полный ход маленькие прогулочные катера, а за ними выйдет огромная баржа, медленно проплывая под мостом. Мосты в таком положении останутся до самого утра, потом вновь встанут в исходное положение. Это будет потом, а сейчас хочется стоять здесь, на противоположном берегу, любоваться на реку, разводной мост, маленькие катера долго-долго, и исчезает ощущение времени и места, чувствуется единение людей, которые также стоят рядом и, наверняка, чувствуют то же, что и ты. Это незабываемое зрелище, и очень живо ощущается мощь и величие города, славившегося таким чудом, на которое приезжают посмотреть туристы со всего мира.

Петербург вообще всегда удивлял приезжих своим величием, красотой, разнообразием и яркостью… Каких только названий не давали ему за все время существования: Северная, культурная столица, город на Неве, город белых ночей, Северная Венеция, Северная Пальмира, Петрополь, трамвайная столица, Невоград. Но для православных людей это – город святого Петра, место, где подвизались в праведности святые угодники Божии: Ксения Блаженная, Иоанн Кронштадтский, преподобные отцы Киприан Стороженский, Корнилий Паданский и Серафим Вырицкий, новомученик Митрополит Вениамин Петроградский и многие другие, поэтому Петербург притягивает к себе и паломников со всего мира. Каждый приезжий найдет в этом городе что-то нужное и интересное именно для себя: дети – знаменитый питерский зоопарк, любители истории – дворцы XVIII – XIX веков, музеи, крепость, люди искусства – Эрмитаж, выставки, писатели и литераторы – дома-музеи Ф.М.Достоевского, А.А.Ахматовой, Н.В.Гоголя, А.С.Пушкина, А.А.Блока и т.д.

Эх, Ленинград, Петербург, Петроградище, марсово пастбище, зимнее кладбище. Отпрыск России, на мать не похожий, бледный, худой, евроглазый прохожий… С окнами, бабками, львами, титанами, липами, сфинксами, медью, Аврорами. Пан Ленинград, я влюбился без памяти в Ваши стальные глаза.

Евгения БАЛЬСУНОВА

 

 437,79 Kb [800X600]

 505,28 Kb [800X600]

 463,45 Kb [800X600]
 575,12 Kb [800X600]  409,19 Kb [800X600]  301,94 Kb [800X600]
 873,11 Kb [800X1067]  678,69 Kb [800X1067]  520,8 Kb [800X1067]

Источник: www.PravChelny.ru

Когда речь заходит о святых местах Израиля, все, безусловно, в первую очередь думают об Иерусалиме. А вот про Капернаум, который, к слову, в Новом завете упоминается даже чаще, чем Иерусалим, вспоминают не сразу. Между тем, это место обязательно к посещению не только туристов, отправившихся в Израиль с целью религиозного паломничества, но и всех тех, кто интересуется описанными в Библии событиями в историческом ключе.

К слову, Федор Михайлович Достоевский в своем «Преступлении и наказании» Капернаум как раз вниманием не обошел. Как многие знают, роман Достоевского наполнен библейской символикой, вот и Сонечка Мармеладова (аллюзия автора на образ Марии Магдалины) снимает комнаты не у кого-нибудь, а у портного по фамилии Капернаумов. Между тем, если обратиться к Библии, то подтверждений тому, что Мария Магдалина жила в Капернауме нет, точно известно, что она была родом из городка по соседству — Магдалы — древнего галилейского города, где сегодня ведутся масштабные археологические раскопки. В Капернауме же, согласно Священному Писанию, нашел приют изгнанный из Назарета Иисус Христос.

Капернаум

На фото: археологический парк Капернаума

Расположен Капернаум на берегу Кинерет — пресноводного озера на северо-востоке Израиля. Озеро немаленькое, оттого в древности водоем именовали Галилейским морем, да и сегодня, кстати, это название по-прежнему широко используется. Впрочем, назвать Капернаум именно городом — тоже в некотором роде пойти против действительности, на самом деле, современный Капернаум — это археологический музей под открытым небом и национальный парк Израиля. Жилых домов же в исторической зоне нет в принципе.

Капернаум Белая Синагога

На фото: археологический комплекс Капернаума, руины Белой синагоги

Стоит сказать, что Капернаум или Кфар Нахум превратился в город-призрак уже в VII веке нашей эры, когда после нашествия персов и арабов его покинули и христиане, и евреи. Впрочем, начало заката Капернаума принято датировать аж V веком нашей эры, уже тогда население города составляло всего лишь 1500 человек.

Капернаум Белая Синагога

На фото: колонна Белой синагоги в Капернауме

А вот в библейские времена это небольшое по современным меркам поселение на берегу Галилейского моря процветало. Город был основан примерно 2500 лет назад и к первому веку нашей эры достиг пика своего расцвета. Дело в том, что находился Капернаум на границе государства Ирода Антипы, и через него проходили торговые пути с побережья Средиземного моря до Сирии и Малой Азии, а, как известно, расположение города на крупных торговых путях — самый короткий и гарантированный путь к увеличению благосостояния его жителей.

Капернаум

На фото: руины Белой синагоги в Капернауме

Когда попадаешь на территорию Капернаума, первое, что видишь, — внушительную статую апостола Петра. Это и неудивительно, именно он жил здесь, а Христос, впоследствии проповедовавший в синагоге Капернаума, нашел приют в доме тещи апостола, которую Спаситель излечил от горячки. Здесь же в Капернауме Иисус обрел и других учеников: Андрея, Левия Матфея и братьев Зеведеевых — Иакова Старшего и Иоанна Богослова.

Капернаум, статуя Святого Петра

На фото: статуя Святого Петра в Капернауме

Кстати, любопытный факт — Петр — не имя апостола, как многие привыкли думать, а прозвище, которое дал своему ученику Иисус. Возникло оно от слова Кифа, что по арамейски означает «камень», а в современной традиции восходит к греческой интерпретации этого слова — πέτρος, то есть, «петрос», что, опять-таки, значит «камень». При рождении же апостол Петр носил имя Шимос (ивр. ‏שמעון‎‏‎‎), что в современной традиции соответствует имени Симон, да и родился апостол не в самом Капернауме, а в располагавшемся тут же на озере Кинерет рыбацком городе Вифсаида в семье рыбака Ионы.

Капернаум, церковь, построенная на месте дома Святого Петра

На фото: церковь, построенная на месте дома Святого Петра

Сегодня на месте того дома, где по легенде и жил Святой Петр, устроена католическая церковь. Пропустить ее невозможно, поскольку это единственная современная постройка на территории археологической зоны Капернаума. Внутри церковь — максимально простая, но зайти туда все равно стоит, чтобы посмотреть на скрытые под прозрачными полами руины древней восьмиугольной византийской церкви, впрочем, частично их можно рассмотреть и снаружи здания — современное здание, выполненное в виде сложной геометрической фигуры, возвышается над руинами, но не закрывает их.

Капернаум руины византийской церкви

На фото: руины византийской церкви, построенной на месте дома Святого Петра

Вторая важная достопримечательность Капернаума — Белая Синагога, по руинам которой можно беспрепятственно гулять, фотографируя внушительные колоны. Как выяснили археологи, построено здание было в III — IV нашей эры, то есть, как минимум спустя два столетия после событий, описанных в Библии, но, тем не менее, стоит синагога на развалинах древнего сооружения, где, если следовать традиции, и проповедовал Христос.

Капернаум Белая Синагога

На фото: Белая Синагога в Капернауме

На то, что события, описанные в Библии, соотносятся не только с традицией, но и с историческими фактами, указывает еще один любопытный объект Капернаума. Дело в том, что рядом с Белой синагогой внимательный турист обязательно обратит внимание на древние колонны и другие артефакты, стоящие отдельно от здания.

Капернаум Белая Синагога

На фото: руины Белой Синагоги в Капернауме

Одна из колонн, с виду совсем неброская, примечательна тем, что на ней выгравирована надпись «Хальфи (Альфеус) Бар-Зевида (Зебида) сын Йоханана сделал эту колонну». И вот тут-то открывается удивительное, дело в том, что фамилия Бар-Зевида (Зебида) вероятно является еврейским аналогом фамилии Зеведеев, которую носили апостолы Иоанн Богослов и Иаков Зеведеев, так что, вполне возможно, создал колонну один из потомков рода, к которому принадлежали Иоанн и Иаков. Кстати, Иоанн Богослов стал единственным из апостолов Христа, дожившим до глубокой старости, что дополнительно подтверждает теорию о причастности мастера, работавшего над колонной, к роду Зеведеев.

Капернаум

На фото: справа та самая колонна с надписью

Хотя практически вся территория Капернаума, в том числе, и Белая синагога, сегодня принадлежит католикам, тут есть и православный греческий монастырь с Собором Двенадцати Апостолов, основанный в тридцатых годах XX века греческим иерусалимским патриархом Дамианом. Одна из особенностей монастыря в том, что здесь за всем следит один единственный человек — Иринарх из Македонии, он уже взрослым человеком окончил духовную семинарию в Иерусалиме и принял постриг. В Капернаум Иринарх перебрался в 1991 году и путем титанических усилий привел бывшую в запустении территорию монастыря и церковь в порядок. Сегодня греческий монастырь выглядит словно цветущий сад какого-нибудь старинного поместья, а по его дорожкам гуляют гордые павлины. Местный собор — тоже очень любопытен. Его венчают 12 куполов (по числу апостолов), а выкрашены купола в розовый цвет, что удивительно, ведь в Греции по традиции купола покрывают синей краской.

Собор Двенадцати Апостолов

На фото: Собор Двенадцати Апостолов в Капернауме

В финале рассказа о Капернауме хочется упомянуть о местном гастрономическом специалитете, который тоже напрямую связан с именем апостола Петра. Во время поездки в Капернаум, обязательно загляните в один из ресторанчиков, что открыты на берегу озера Кинерет, и закажите там рыбу, которая в научном мире имеет название тиляпия пресноводная, в Израиле же её именуют амнун или рыба Святого Петра.

Рыба Святого Петра

На фото: рыба Святого Петра

Считается, что именно эту рыбу ловили ученики Христа, и для подтверждения данной теории имеются весьма серьезные основания. Дело в том, что тиляпию вылавливали в озере Кинерет с незапамятных времен, ее подавали на стол в Иудеи и Галилеи, а в соленом виде рыба амнун даже шла и на экспорт, ее поставляли в Рим и в провинции римской империи, расположенные в Малой Азии. Уже этих данных вполне достаточно для того, чтобы предположить, что именно тиляпию ловили апостолы Петр, Андрей, Иаков и Иоанн Богослов, а также что именно этой рыбой Христос накормил народ в библейском эпизоде о чуде «Умножения хлебов и рыб», однако на то, что в Библии фигурирует именно тиляпия указывает еще один любопытный момент.

Чудесный улов рыбы, гобелен Рафаэля Санти

«Чудесный улов рыбы», эскиз для гобелена Рафаэля Санти

В Евангелии от Матфея есть следующая сцена. К Петру, вернувшемуся в Капернаум, подходят собиратели дидрахм и просят его дать им монету. Апостол соглашается, Иисус же на просьбу Петра дать монету, говорит ученику: «Пойди к морю и вылови рыбу, а во рту у этой рыбы будет монета статир». Так и происходит. Что любопытно, особенность рыбы тиляпия как раз в том, что она часто хватает ртом блестящие предметы. Рассказывают, что случаи, когда современные жители Израиля находят во рту у рыбы монеты — нередки, так что, гипотеза о том, что именно эту рыбу ловил в свое время апостол Петр имеет более, чем веские основания. Да, на вкус рыба — изумительная, так что, не упустите шанс попробовать её в одном из ресторанов на озере Кинерет, и, кто знает, может быть, вы тоже найдете у нее во рту современный шекель или древний статир?

Понравился материал? Присоединяйтесь к нам на фейсбук

Источник: trip-point.ru


Categories: Город

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.