Развитию поселения на слиянии рек Ягорба и Шексна посвящены специальные работы, есть тематические публикации в интернете например, http://fb.ru/article/299419/istoriya-cherepovtsa-istoricheskie-faktyi-i-legendyi-o-gorode. Мы же проведём собственный небольшой обзор и сосредоточимся на самых интересных фактах в истории Череповца.

Тёмные века: история места до основания города

В IX-X веках н.э. первые славяне появились на территории современной Вологодчины и в районе нынешнего Череповца. Сначала это были кривичи, в XI-XIII вв. начинается колонизация этих земель новгородцами. Немногочисленные коренные племена вепсов были почти полностью ассимилированы.

Именно вепсы оставили важное для названия будущего города слово: vesi или vezi в угро-финских языках означает «вода». Череповеси – так называлась местность вокруг будущего города. Другое важное тут слово – «череп», явно славянского происхождения. Считают, что оно означало возвышение, например, холм. Получается, что Череповец на средневековом местном наречии – холм над водой. Есть и другие версии, но эта разделяется большинством историков.


Летописное упоминание о Череповце датировано 1362 годом, таким образом, он на 300 лет «моложе» соседней Вологды. Первоначально центром поселения стал монастырь, что для истории российских городов случай довольно редкий. По легенде Череповецкий Воскресенский монастырь основал купец Феодосий, только благодаря обращению к Богу избежавший гибели вместе с судном в водах Шексны.

Монастырь владел землями, управлял рыбным промыслом на реках. Он стал средоточием хозяйственной жизни округи, рядом появилось село Федосьево. В Смутное время монастырь разорили «лихие люди» и польско-литовские ватаги.

Из посада в «Русский Оксфорд»

В 1764 году по указу Екатерины II всё монастырское хозяйство было передано в казну, а сама обитель упразднена. Совсем скоро императрица дала начало новому этапу в истории Череповца: в 1777 году поселение получило статус уездного города Новгородской губернии, спустя 5 лет власти утвердили план регулярной городской застройки. Новое положение Череповца было утверждёно «для пользы водяной коммуникации», с учётом его торгового значения.

Череповец история названия города

При Павле I Череповец чуть было не потерял звание города. Власти предписали переименовать в посад, а местным купцам и мещанам рекомендовалось записаться купцами и мещанами других городов. Череповчане отправляли многочисленные обращения и целые делегации на самый «верх». Усилия были не напрасны: Череповец хоть и понизили до посада, но все привилегии сословий и местное самоуправление сохранили на прежнем «городском» уровне. Уже при Александре I правительство вернуло Череповцу звание города, несмотря на скромное число жителей даже по меркам начала XIX века. В 1810 году в Череповце проживало всего 900 человек.

Рубежный этап в развитии города связан с деятельностью Ивана Милютина. Предприниматель, меценат и городской голова на протяжении полувека – именно он сделал всё для развития Череповца как крупного речного порта, центра судостроения и судоремонта. В городе строились даже морские бриги. Население росло за счёт крестьян, перебиравшихся в Череповец для работы на многочисленных предприятиях.

К началу прошлого века Череповец, входивший в губернию с центром в Вологде, считался передовым провинциальным городом Империи. Работала больница, банки, музей. За большое количество разнообразных учебных заведений, современники именовали Череповец «Русским Оксфордом».

В 1905 году до города дошла ветка ж/д дороги Вятка – Санкт-Петербург, в 1912 году – заработала гавань для приёма торговых судов. Население города перевалило за отметку 10 тыс. человек.

От Череповецкой губернии до наших дней


Революция и гражданская война – неспокойное время для Череповца. Заговоры, крестьянские восстания, набеги «зелёных» – обычные явления 1918-1920 гг. С большим трудом советская власть победила и занялась переустройством «старого мира». В 1918 году большевики создали новую административную единицу: Череповец стал центром Череповецкой губернии.

В 1927 году губернию упразднили, а сам город передали во вновь образованную Ленинградскую область. Спустя 10 лет Череповец вошёл в Вологодскую область, административной единицей которой он является и поныне.

В военное лихолетье город был центром эвакуации, обеспечивал фронт военной продукцией. В Череповце сформирована 282 стрелковая дивизия. В 1941-1945 гг. погиб каждый третий из ушедших на фронт череповчан.

1950-1980-е гг. – бурный рост промышленности: развиваются металлургия и химпроизводство – отрасли, которые являются экономической основой города и поныне.

В 2017 году население Череповца – свыше 318 тыс. человек, что больше числа жителей Вологды. При этом Череповец является всего лишь районным центром Вологодской области. Пожалуй, это последний по хронологии необычный факт 655-летней истории города.

Источник: www.gorodche.ru

21 октября 2008 года. 12:00

Легенды нашего города. История происхождения названия города Череповец.


оро Череповец отпразднует 231 годовщину со дня основания. За это время из сонной провинции— город превратился в крупнейший промышленный центр. Но даже в самом урбанистическом месте на Земле — есть свои сказки, легенды и загадки. С легкой руки великой российской императрицы Екатерины II на карте России появился новый город — Череповец. В то время в нем проживало всего около пятисот человек. И все бы ничего, но не многие знают, что в указе Екатерины Великой закралась неточность. Если дословно следовать Указу 1777 года, то Череповец должен был брать свое начало в устье реки Суды, в районе Торово. Однако, никакого череповецкого монастыря, о котором идет речь в указе, здесь нет и никогда не было. Пункт А — череповецкий монастырь, точная дата основания которого до сих пор доподлинно неизвестна, раньше располагался на Соборной горке. Ну а пункт Б — устье Суды — находиться в 15 километрах от Череповца, рассказывает учитель истории Татьяна Орлова: «На самом деле, Екатерины II просто перепутала название двух рек — Суды и Ягорбы. Череповецкий монастырь был построен в устье реки последней». Вот тебе и географическая помарка в указе! Правда, существовать в статусе города Череповцу пришлось недолго. Указ Павла I в 1796 году предписал: упразднить заштатные города, к коим отнесли и Череповец. Он стал посадом. Но и этот статус ненадолго прижился — уже через пять лет гордое звание «город» вернули Череповцу. А вот откуда взялось такое название — вопрос, который больше 100 лет волнует светлые умы историков, краеведов, лингвистов… Музей Археологии.

есь словно застыло время, которое переносит нас на много веков назад. В X веке в устье реки Ягорбы жили финно-угорские племена «весь». Название «Череповец» в оригинале звучало как «Чере — по — весь» и означало «поселение вепсов на рыбной горе». А вот еще одна версия — корень череп и не финский вовсе, а славянский и значит «холм» или «возвышение», рассказывает директор музея археологии Александр Кудряшов: «Раньше от Волги до устья Суды шли низкие пойменные берега. Над Шексной их протяженный холм. Он возвышался на 30 — 40 метров над рекой. По всей видимости, эта территория и получила название»Череп«или»Черепь«, а финно-угорское население, проживающее здесь, стало именоваться у славян весью череповской». А вот тотемский краевед Александр Кузнецов предложил альтернативу. По его мнению, в слове Череповец — культ язычества. Поговаривают: когда-то живописные холмы были местом поклонения языческому богу Велесу. А загадочные черепа животных — атрибут языческих святилищ… Но сколько бы версий не существовало, история развития Череповца переплетена с историей Череповецкого монастыря. По преданию, однажды светлым днем по реке Шексне в Белоозеро плыл московский купец Феодосий с товаром. Неожиданно сделалось темно, ветер раскачал неистово ветви деревьев, а лодка с товаром села на мель. Пораженный таким явлением купец стал горячо молиться. И тут его глазам предстало удивительное зрелище, рассказывает старший научный сотрудник Череповецкого музейного объединения Светлана Пономарева: «Находившаяся вблизи гора, покрытая лесом, была как бы в огне, и из-за горы, по долине Ягорбы, исходили лучи света, которые, казалось бы, указывали направление пути.

дка купца снялась с мели и поплыла к огненной горе — и явление исчезло. Потрясенный до глубины души, он взошел на гору. Купец отметил это удивительное место крестом, а год спустя вернулся сюда, и срубил небольшую часовню. Эту часовню он украсил иконой Воскресения Христова». Череповец — это звучит гордо. И сколько бы подземных камней не таило название или история создания города, одно ясно: все тайны еще не раскрыты. И в нашей первой Легенде мы тоже не ставим точку. А лишь — многоточие…

Источник: Канал 12

Источник: wobla.ru

Легенды и факты

Официально Череповец был основан по указу Екатерины II в 1777 году. Но если верить археологическим раскопкам, то можно заметить, что люди на территории города жили еще в древности. Об этом говорят найденные каменные орудия, костяные приспособления для шитья из шкур, а также череп человека, которому примерно 6 тысяч лет.

Более современная история Череповца начинается в XIV веке с легенды о чудесном спасении московского купца. Говорят, что торговец по имени Феодосий плыл по реке Шексне с товаром. Вдруг неожиданно стемнело, а лодка села на мель.

Неизвестно, что бы случилось с купцом дальше, если бы он не начал молиться. После обращений к богу Феодосий увидел гору, на которой появилось чудесное свечение. Оно осветило дорогу и показало торговцу дальнейший путь. Сразу после этого лодка сама снялась с мели и поплыла в сторону этого свечения.

Через год купец вернулся на «божье» место и основал небольшую часовню. В наши дни она известна как Череповецкий Воскресенский монастырь.

Откуда такое название?


О названии города спорят вот уже несколько веков. По одной версии кажется, что завесу тайны может приоткрыть сама история Череповца. Считается, что слова «череп» и «весь» имеют славянское происхождение. Первое обозначает холм, второе – деревня. Сам город, если внимательно посмотреть на фото, возвышается над рекой. И как будто действительно стоит на холме. Получается, что Череповец – это деревня на холме.

По другой версии, это финно-угорское слово. Изначально поселение называли «Чере-по-весь». Это означало: «поселение на горе для племени вепсов».

Есть еще один вариант. Некоторые краеведы считают, что это языческое название. И связано оно с богом Велесом. Именно на этом холме в давние времена люди приносили жертвы языческому божеству. При этом одним из важных атрибутов для Велеса всегда были черепа различных животных. Так и появился «ЧерепоВелес», который со временем приобрел более современное название.

То город, то не город

С приказа Екатерины II начинается официальная история Череповца для детей. Школьникам рассказывают, что именно великая императрица подписала указ о возведении города. Правда, жителей тогда было немного. Чуть больше, чем пятьсот человек (сейчас свыше 300 тысяч).


Тогда городом населенный пункт пробыл только 22 года. В 1796 году Павел I решил упразднить все заштатные города. Череповец превратился в посад.

Как только местные жители привыкли к новому статусу, на престол взошел Александр I. И, как это бывает в истории, новый правитель начал отменять указы своего предшественника. В начале XIX века Череповец вновь превратился в город. Чтобы последующие правители не «тронули» его решения, в 1811 году монарх утвердил для населенного пункта городской герб.

Центр судостроения

История города Череповца всегда была тесно связана с рекой под название Шексна. Именно водную коммуникацию хотела наладить Екатерина, когда подписала указ об основании населенного пункта.

Последователи продолжили задумку императрицы, и уже в начале XIX века в городе была построена Мариинская водная система. После этого Череповец стал центром судостроения в Российской империи.

Особое место в истории города занимает купец Иван Милютин. Именно он почти 50 лет возглавлял и развивал Череповец. Благодаря Милютину в России были построены первые грузовые суда для дальнего плаванья по морю. И построены они были в Череповце.

Впрочем, великий купец развивал город и в других направлениях. Отстраивал школы, больницы, открывал вузы, музеи, библиотеки. К концу XIX века «мегаполис» начали называть «северными Афинами».

В настоящее время это город гигантов металлургии. Он входит в десятку промышленных центров России.

История Череповца в фотографиях


Лучше, конечно, самому посетить этот загадочный край и увидеть его достопримечательности. Однако частично познакомиться с городом можно, разглядывая его фотографии.

Основным символом города по праву считается Воскресенский собор.

Более современная история Череповца связана с Октябрьским мостом через Шексну. Это первый в России автомобильный вантовый мост.

Кроме того, к достопримечательностям можно отнести:

  1. Музей Верещагина. Это дом, в котором родился великий художник.
  2. Краеведческий музей.
  3. Ледовый дворец.
  4. Площадь Милютина.
  5. Памятник-скульптуру ученикам и учителям, погибшим в годы Второй мировой войны.
  6. Памятник жителям города, помогавшим ликвидировать аварию в Чернобыле.

Это далеко не все исторические места, которыми славится город. Отдельно стоит отметить: несмотря на то, что это промышленный центр, жители города активно интересуются искусством. В Череповце ежегодно проводятся различные фестивали: поэзии и прозы, короткометражного кино, бардовской песни, танцевального фитнеса. Возможно, в будущем этот небольшой город на холме подарит нашей стране еще несколько удивительных историй о себе.


Источник: FB.ru

Череповец — город на северном берегу Рыбинского водохранилища, ранее — на берегу Шексны. Как название местности Череповесь упоминается с XV в. В конце XIV — начале XV в. на месте современного города (у впадения Ягорбы в Шексну) был основан монастырь, который в источниках XV в. именуется как Воскресенский в Череповеси, в XVI–XVIII вв. — Череповский Воскресенский. В ходе административной реформы в 1777 г. было предписано «учредить при Череповском монастыре… город под именем Череповец». Город был образован из подмонастырской слободы и села Федосьево [1] .

Порой это название рассматривали обособленно, но часто привлекали и другие названия объектов в бассейне Шексны: Луковесь — дер. ниже устья Суды, Арбужевесь — волость близ реки Выкса (левый приток Шексны в 20 км ниже Белоозера), Мадовесь — волость у реки Поча. Заметим, что в топонимическом и историческом (по письменным источникам и археологическим данным) отношении это юго–восточная периферия древне–вепсского ареала [2] и, соответственно, северо–западная периферия мерянского ареала.

Прежде чем обсуждать этимологию названий, приведем примеры их упоминаний в старых документах:

  • От Череповси к Ерге не быти пути санному (XIV–XV вв.); монастырь в Череповси (1449); от Ерги къ Череповси… ездити старою дорогою пошлою мимо ихъ слободку на лес к Череповси (1448–1470 гг.); и на Углу и в Череповесь (1488–1490 гг.); Череповесская волость (1507 г.) [3] .
  • В моей отчине в Луковси (XV в.); въ Луковце (1462–1463 гг.); рекою Шохсною в Луковесь (1471–1475 гг.); в Луковси (1486 г.) [4] .
  • В Арбужевси озеро Выксинское (1449–1461 гг.); в Арбужевце… мои волостели (1462–1463 гг.); староста Арбужевский (1478–1485 гг.); в моей отчине в Арбужевой река Выксинга (1681 г.) [5] .
  • А на другой стороне Поци села мои и в Мадовеси (1435 г.) (в списке XVII в.: в Мадовцы); в Мадовьси села от Почи реки до Салникове речки (XV в.) [6] . Позднее, как указал А.И.Попов, название выглядело как Медовец.

Вслед за А.И.Копаневым В.В.Пименов причислял эти названия к тем, что содержат древнерусский этноним весь ‘вепсы’ [7] . В этом, как ни странно, с В.В.Пименовым солидаризовался А.И.Попов: «В Белозерье имеется и имелся ряд географических имен, многими считаемый принадлежащими веси: Череповесь, Арбужевесь, Мадовесь, Луковесь и т.п. Весьма возможно, что эти названия собственно весского (древневепсского) происхождения, а не даны на месте русскими; по–видимому в то время как летописец применял этнический термин весь, местное русское население уже издавна называло вепсов чудью. Таким образом, следует предположить, что названия типа Арбужевесь и т.п. восприняты русскими в их оригинальной форме (принадлежащей самой веси); разумеется, в некоторой степени они подверглись соответствующему фонетическому изменению с превращением -вепсь в -весь. Весьма любопытно то обстоятельство, что все эти белозерские названия на -весь вместе с обрусением местного населения, о чем и говорил С.Герберштейн, как раз в указанное им время заменяют свое окончание на -вец. Этого никогда не было бы в тех случаях, если бы -весь в географических названиях представляла славянское (русское) слово весь ‘селение’. Попов также отмечает, что подобные нерусские названия пишутся всегда слитно, в отличие от таких, как Новая Весь, Яня весь и др., где русское весь означает ‘селение’ независимо от происхождения первого компонента подобных названий [8] (для Карелии многочисленные примеры есть в писцовых книгах XV–XVI вв. [9] ).[текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

В.А.Никонов пишет: «Череповец связывают с этнонимом весь (как и Весьегонск); не привлекали древнерусское весь ‘деревня’. Изменение в Череповец (из Череповесь) оправданно — это результат втягивания в топонимический ряд: обильны старинные топонимы со сложным суффиксом -овец (аналогично Луковец из Луковесь)» [10] .

Вопреки мнению Никонова, многие исследователи (и уже довольно давно, назовем, хотя бы, А.И.Соболевского) усматривали в названии Череповец именно весь ‘поселение’. Так, А.И.Ященко возводил Череповец к русскому черпъ ‘скорлупа, твердая поверхность, возвышенное место’ и весь ‘деревня’. Впрочем, М.Фасмер называет версию происхождения Череповец из череп ‘холм’ и весь ‘деревня, село’ (со ссылкой на А.И.Соболевского) недостоверной [11] .

Наиболее развернутая аргументация в пользу русского происхождения названия Череповец приведена А.В.Кузнецовым: «Основа выводится из народного географического термина череп ‘верхняя часть, возвышенное место, высокий холм’. Скорее всего, формант (весь/вец) в топониме Череповец, как и в других подобных русских названиях населенных пунктов на Вологодчине (см. в словаре Луковец, Дедовец, а также Грязовец, Туровец и др.), является не более как суффиксом без определенного значения, а вот сопоставление основы с русским диалектным термином череп выглядит оправданным. Ведь и в основах всех других топонимов, оканчивающихся на -вец, лежат русские слова с ясным значением. Недавно благодаря археологическим раскопкам… было обнаружено крупное долговременное поселение, существовавшее на месте Череповца в X–XIV вв… Жили в Пра–Череповце представители как финно–угорских, так и русского народов. Высокий холм при слиянии Ягорбы и Шексны мог носить название Череп (там и построили монастырь)». Название же Луковец А.В.Кузнецов возводит к лука ‘длинная большая излучина реки’, мотивируя положение селения близ большой излучины Шексны [12] .

Э.В.Лукичева (рассматривая весь комплекс указанных названий) полагает, основываясь на тексте древних грамот, что соответствующее имя носила не отдельная деревня, а вся освоенная округа, т.е. урочище возле реки, воды (фин. vesi, вепс. vezi ‘вода’) с угодьями и поселениями: «можно предположить, что первые поселенцы назвали основанные ими земли возле воды именами, второй частью которых было слово со значением «вода», а первая служила своего рода эпитетом ко второй». Это наблюдение существенно в плане установления характера объекта, в названии которого присутствовал элемент–весь: не одно, но группа поселений. В этом с Лукичевой солидарна Ю.И.Чайкина, приводя из документов XV–XVII вв.: от Воскресенья с Череповси да от Николы с Ковжи; ныне живет в Череповце в селе Федосьеве. Она отмечает, что в древности название водного источника становилось обычно наименованием целой округи, волости. В топонимическом словаре Е.М.Поспелова по поводу названия Череповесь сказано: «В этом дорусском топониме выделяют финно–угорскую основу череп-, для которой пока не найдено убедительного объяснения, и элемент -весь из фин. vesi (vezi) ‘вода’ [13] .

Происхождение названий населенных пунктов или местностей от древне–финских гидронимов, содержащих компонент–vesi, — vezi, — vezi, внешне правдоподобно. Известно и много гидронимов, в составе которых явно просматривается приб. — фин. vesi ‘вода (река)’: Пивжа (ныне Пиуза), Омовжа (ныне Эмайыги), Лемовжа, Пчевжа, Дербовеж, Кайновожа, Отовожа, Логовеж. Но при рассмотрении наших конкретных названий смущает отсутствие соответствующих гидронимов: рек с основами *Чер(е)п-, *Лук-, *Мад — (есть лишь Арбуя но, все–таки, в другом месте [14] ). Кроме того, нет и достоверно зафиксированных переходов пр. — фин. *-vesi, *-vezi в рус. -вец.[текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Зато, как нам кажется, с учетом результатов указанных исследований, интерес для этимологии названий на -весь представляет древний (и ныне редкий) [15] прибалтийско–финский суффикс коллективного значения–veh, известный в составе вепсских ойконимов. Названия с его участием происходили, как правило, от названий местностей, местных географических терминов (Agveh дважды, Orgveh дважды, Selgveh; ср. agj ‘конец’, org ‘низина’, selg ‘гряда’) или являлись отыменными (Zinkveh, Misukveh). Первоначально топоформант -veh служил для обозначения патронимии, коллектива жителей малодворной деревни. Практически ойконимы данного типа возникали в результате перенесения наименования группы жителей на занимаемую ими территорию [16] .

Окончание -весь (из -veh) в рассматриваемых названиях возникло, видимо, уже на русской почве — через форму косвенных падежей (*Череповех — в Череповьси → Череповесь), где с по второй палатализации перед гласным переднего ряда.

Во всяком случае эти названия представляются исходно нерусскими. Что они могут означать? Приведем прибалтийско–финские параллели к их первым частям.

  • Арбужевесь: кар. arboa, arbod’a ‘гадать, ворожить’, вепс. arboi (→ рус. арбуй) ‘жрец’, ср. озеро Арболампи в бассейне реки Семча в Карелии, Арбеж — приток Верхней Ерги, притока Сухоны.
  • Луковесь: фин. loukko, люд. louk ‘угол; глушь, захолустье’, эст. lougas, марийск. luk ‘угол, изгиб реки’; фин. laukovesi ‘вода для промывания, для купания’, lukko ‘борозда, яма, глубокая долина’, диал. luko ‘небольшой овраг’ (марийск. lake). Топонимические аналоги многочисленны.
  • Мадовесь: кар., вепс. mado ‘змея, червяк’. Топонимические аналоги многочисленны.
  • Череповесь: Здесь поражает отсутствие аналогичных названий на Русском Севере. Как ненадежный пример назовем Чирпиярви бассейна озера Ср. Куйто в Карелии (возможно из кар. tsirppi ← др.-рус. сьрьпъ). Есть еще р.Черепеть (Черепит на плане XVII в.) — приток Оки в Тульской обл., а также Серпея у Серпухова, Серпейка в бассейне Сожи, древний Серпеескъ. Эти названия могут восходить к лит. kerpe, лтш. cerpa ‘небольшая куча земли, травяной холм; куст, длинная трава на болоте’, что вряд ли имеет отношение к Череповец.

Наиболее вероятным нам видится происхождение -п- в Череповец из *-в- (ср. Червозеро в Нижнем Подвинье) на русской почве (по аналогии со многими примерами из северорусской топонимии) [17] . В этом случае основа Череп-может восходить к саам. tsoarve, tsuerve, tsierve ‘рог’, в топонимии ‘мыс’ (мыс у слияния Ягорбы с Шексной), но скорее — из др.-фин. *tserb- (фин. sarvi, ливв. sarvi, sarvi, люд. sar’v, *sarvi, водск. serv(a), эст. serv, sorv, диал. serb, sorb) ‘край, окраина, опушка, грань’.[текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

То есть, мы полагаем, что имело место развитие *Tsierve-veh (Tserb(V)-veh) → *Черебовех/Череповех*в ЧереповсиЧереповесь (возможно, не без неосознанной подгонки к русскому череп). Так или иначе, рассматриваемое название явно имеет финно–угорское (скорее всего, древне-вепсское) происхождение.

  • [1] Чайкина Ю.И. Словарь географических названий Вологодской области. Вологда, 1993. С.390-392; Поспелов Е.М. Географические названия мира. Топонимический словарь. М., 1998. С.459-460.
  • [2] Муллонен И.И. Очерки вепсской топонимии. СПб., 1994; Макаров Н.А. На Белеозере седять Весь (археологический комментарий к летописной записи) // Великий Новгород в истории средневековой Европы. М., 1999. С.232-243.
  • [3] См.: Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси конца XIV — начала XVI в. М., 1952-1964. Т.1. С.187; Т.2. С. 65, 185, 398 (далее: АСЭИ); Лукичева Э.В. О происхождении некоторых топонимов Белозерья с компонентом -весь, -вец // Проблемы русской ономастики. Вологда, 1985. С.38-48.
  • [4] АСЭИ. Т.1. С.407; АСЭИ. Т.2. С.134, 360; Лукичева Э.В. О происхождении некоторых топонимов Белозерья.
  • [5] См.: Лукичева Э.В. О происхождении некоторых топонимов Белозерья; АСЭИ. Т.2. С.360; АСЭИ. Т.3. С.463. Не следует путать Арбужевесь (Арбужскую волость [Акты исторические, собранные и изданные Археографическою комиссиею. Т.1-5. СПб., 1841-1842 (далее — АИ), Т.2. С.369]) и Арбуйскую волость по рекам Арбуя и Ягорба: «Арбуйские волости деревни…» (1482 г.); «волостка Арбуи» (1492 г.); «В Арбуе: дер. Сысоевская, дер. Павловское, дер. Минаевское… дер. Максимовское на речке на Арбуе, д. Хохарчево Елсуфьевская на речке на Арбуйке … дер. Чеково на Кономе (1556 г.)» [АСЭИ, Т.2. С. 172, 196, 291].
  • [6] Грамоты Великого Новгорода и Пскова. М.-Л., 1949. № 111, 278 (далее: ГВНП).
  • [7] См.: Копанев А.И. История землевладения Белозерского края XV-XVI вв. М.-Л., 1951. С.6; Пименов В.В. Вепсы. М.-Л., 1965. В.В.Пименов к «вепсским» названиям причислял и те, что явно содержат др.-рус. весь «селение» (см. ниже), в том числе и Весьегонск, древнее Весь Егонская. Отметим, что в XIII в. соответствующая новгородская волость была известна просто как Егна (ГВНП, №1), а в документе середины XV в. названо село Егонъская Весь (АСЭИ. Т.2. С.342). При этом Пименов сделал оговорку (совершенно правильную, на наш взгляд), которая, по сути, дискредитирует многие его сопоставления: «Расшифровка топонимов, о которых далее пойдет речь, затруднена еще и тем, что часть названий может вести свое происхождение от русского слова весь ‘деревня’ и финноязычного vesi ‘вода'» (Пименов В.В. Вепсы. С.35). Здесь же дана и сноска, против воли автора, работающая на признание компонента Весь в подобных названиях чисто русским (новгородским): «Термин весь в значении ‘сельское поселение’ в ПВЛ употребляется всего один раз под 1093 г. В.И.Даль указывает на бытование этого слова лишь в говорах Новгородчины».
  • [8] Попов А.И. Названия народов СССР. Л., 1973. С.80-82.
  • [9] Это, например, в 1500 г.: дер. Весь в острове, весь на Песоцкой реке в Городецком погосте, Манина Весь, Лестина Весь в Ровдужском погосте, Яня весь (ныне Салми), Новая весь на Ладожском озере (1568) (ныне Усикюля), Пужзвина Весь в Соломенском погосте; Роигуева весь на острове, Кумельская весь (ныне Сортавала), Новая весь на Улеляги в Сердовольском погосте; Рекольская весь (ныне Риеккала), Тервозимская весь (ныне Терву), Кумола Новая Весь, Меглина Весь (ныне Микли), Соральская весь, Новая весь на лахте Святьского озера в Кирьяжском погосте. См.: Переписная окладная книга по Новугороду Вотской пятины 7008 года / Сообщил М.А.Оболенский // Временник имп. московского общества истории и древностей российских. М., 1851. Кн.11, Отд.2. С.1-464; М., 1852. Кн.12, Отд.2. С.1-188; История Карелии XVI-XVII вв. в документах. Петрозаводск; Йоенсуу, 1987.
  • [10] Никонов В.А. Краткий топонимический словарь. М., 1966. С.465.
  • [11] См.: Ященко А.И. О происхождении названия «Череповец» и ударении в этом слове // Активизация методов преподавания русского языка и литературы. Вологда, 1963. С.68-71; Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. М., 1973. Т.4. С.341.
  • [12] См.: Кузнецов А.В. Шексна — река Велеса. Вологда, 1999. С.75-76, 80. К сказанному следует дать некие комментарии. Во-первых, ничего похожего на «холм» для термина череп словари не дают, а только «плотный наст, лед на дороге» и т.п., см.: Мурзаев Э.М. Словарь народных географических терминов. М., 1984. Такое название, как Черепова гора в Андомском погосте (1563 г.), явно происходит не из нарицательного череп, и из прозвища (имени) Череп. Во-вторых, названия, где исходно присутствовало русское -овец известны в такой и только в такой форме с момента первой фиксации; в нашем же случае мы имеем первоначальное -весь. Ср.: Соловец (Соловецкие о-ва, Соловки), пороги Березовец, Осиновец, Бесовец, Мневец (мень ‘налим’), о.Коневец (на нем находится огромный камень Конь) в Карелии, Грязовец на Волге и Грязовец Вологодской обл. (XVI в. починок Грязивитский, затем с. Грязивицы, Грязливицы, Грязовицы, Грязцы; с 1780 г. — г. Грязовец. Ср. у Даля грязивый, грязливый ‘грязный, топкий, болотистый’ (Чайкина Ю.И. Словарь географичкских названий Вологодской области. С.99), дер. Дедовец на Суде, с. Дедовец на Шексне, дер. Липовец близ Великого Устюга, Гороховец во Владимирской обл. (с 1239 г.; согласно Е.М.Поспелову (Поспелов Е.М. Географические названия мира. С.129) — уменьшительное от личного именования *Горохов), Маковец — название местности Троице-Сергиевского монастыря, известное с середины XV в. (АСЭИ 1: 155; 1448-1454 гг.).
  • [13] Поспелов Е.М. Географические названия мира.
  • [14] Более того, в названии Арбуя/Арбуй первым компонентом является, скорее не Арб-, но Ар-: Ар-буй, ср. в этом же районе Серъбуй, Частобуй, Яризбуй, Лыбуй [АСЭИ, Т.1. С.308], где -буй из саам. vuai ‘ручей, речка’, см.: Субботина Л.А. Субстратные географические термины в топонимии Белозерья // Формирование и развитие топонимии. Свердловск, 1987.
  • [15] Суффикс присутствует в южно-кар. (в Финляндии) pandoveh ‘семья; большая стая’ (фин. panta ‘стая’), ливв. vuaroveh ‘горные жители» (vuara ‘гора’), кар. (тверском) piad’oveh ‘жители одного конца деревни’ (pia ‘конец’), вепс. parveh (при пр.-фин. parvi) ‘стая, косяк (рыб)’, см.: Suomen kielen etymologinen sanakirja. Helsinki, 1955-1978. Р. 684, 1580; Словарь карельского языка (тверские говоры) / Сост. Пунжина А.В. Петрозаводск, 1994. С.211; Зайцева М.И., Муллонен М.И. Словарь вепсского языка. Л., 1972. С.402.
  • [16] См.: Муллонен И.И. Очерки вепсской топонимии. С.80.
  • [17] Ср. топоосновы Русского Севера Кайб-, Войб-, восходящие к саам. kaiva ‘родник’ и vuoive ‘голова, вершина’ соответственно (Матвеев А.К., Стрельников С.М. Лексические параллели между диалектами белозерских и кильдинских саамов (по данным топонимии) // Этимологические исследования. Свердловск, 1988. С.23-27); ср. также Сарбисалми в северной Карелии с кар. sarvi ‘рог’ или саам. soarve ‘сухая сосна’. Примеры соответствия п/б, п/в/б в топонимии Белозерья приведены Л.А.Субботиной (Субботина Л.А. Субстратные географические термины в топонимии Белозерья). Подобное фонетическое явление (p~v) отмечено и в старой прибалтийско-финской топонимии (Альквист А. Меряне, не меряне… // Вопросы языкознания. 2000. №2. С.15-34). В нашем же конкретном случае переход мог быть обусловлен просто диссимиляцией в-в – п-в.

Источник: kizhi.karelia.ru


Categories: Город

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.