"Мягкий социализм"?

За цифрами и процентами затерялся образ самого избирателя. Кто он, среднестатистический немец, голосующий за христианских демократов? Почему после 16 лет правления Меркель "питомцы мутти" вдруг массово переметнулись в другой лагерь? Впрочем, не только они. Как показало исследование Infratest dimap, в Германии случилась "большая миграция избирателей" во всех направлениях, пишет Der Spiegel.

Так, Социал-демократическая партия оттянула миллион триста тысяч голосов у партии Меркель! Еще добрый миллион у ХДС/ХСС забрали "Зеленые". Всего же консерваторы потеряли пять миллионов избирателей. Кстати, "миграция" шла и в обратную сторону, но не так заметно. Вообще же социал-демократы во главе с Олафом Шольцем сумели переманить избирателей от всех основных конкурентов, а сами потеряли не так уж много. Означает ли это, что немцы сделали выбор в пользу "мягкого социализма", о котором заговорили некоторые эксперты?


"Нет, с этим не согласен, — объясняет "РГ" немецкий политолог Александр Рар. — Конечно, результат социал-демократов можно назвать удивительным для политической силы, которая вот уже много лет находится в кризисе и от которой еще недавно никто не ждал такого прорыва. Но для старейшей "народной" партии Германии такой результат точно нельзя назвать хорошим. К тому же критика идей социальной справедливости у нас тоже звучит. Если бы люди так об этом заботились, то больше бы голосовали и за "Левых", но те фактически проиграли выборы (партия не смогла преодолеть порог в 5 процентов и попадает в бундестаг только благодаря победе трех одномандатников. — Прим. "РГ"). Я думаю, Германия переживает кризис всех идей. К примеру, христианские демократы при Меркель стали сразу всем — и зелеными, и черными, и красными, и желтыми. Но дело и в человеческом факторе. Я убежден, что христианские демократы потеряли столько голосов именно из-за Лашета. Из-за того самого смеха за спиной президента Штайнмайера во время потопа. Это видели миллионы людей и не простили ему. Когда 20 лет назад в Германии тоже случилось наводнение, Шредер надел сапоги и пошел вытягивать людей из болота. Тогда немцы в него влюбились, он начал набирать очки и выиграл выборы 2002 года".

И трава зеленее

По мнению экспертов, именно экологическая повестка в итоге оказалась определяющей на последних выборах. "Идеей спасения климата захвачено практически все молодое поколение Германии до 35 лет.


на этой поляне активно играли отнюдь не только "Зеленые", но и большинство остальных партий. При этом тех же "Зеленых" никак нельзя назвать партией, которая стоит за социальную справедливость. Они стоят за запреты и зеленую революцию. Другое дело, что их программа связана с усилением позиций государства, которое должно все это организовать, с уменьшением роли частной собственности — в этом плане Германия действительно делает крен влево", — отметил Александр Рар.

"Конечно, социал-демократы во время предвыборной кампании говорили о повышении налога на сверхбогатство. Но я бы не сказал, что Шольц педалировал подобные темы. Скорее, немцы голосовали за СДПГ из желания иметь в лице Шольца профессионального канцлера во главе государства, — рассказал "РГ" руководитель Центра германских исследований института Европы РАН Владислав Белов. — Можно сказать, что практически все партии пришли к финишу с несделанными домашними заданиями. "Зеленые" получили исторически самые высокие показатели, но гораздо меньше, чем ожидали. При этом именно к "Зеленым" и к Свободным демократам ушла вся молодежь. Эта избирательная кампания была кампанией плакатов и теледебатов. Хотя опросы уверяют, что 55 процентов избирателей читали предвыборные программы, мне не очень верится в то, что они их действительно внимательно изучили и сравнили". Собеседник "РГ" напомнил, что еще в декабре Евросоюз принял так называемую "зеленую сделку", и одним из ее авторов стала именно Германия. Кабинет Меркель непосредственно работал над доктриной климатически нейтральной экономики. "Поэтому госпожа Бербок рассуждает о том, что немецкое правительство уже начало делать", — считает Владислав Белов.

Уравнение с неизвестными


"Я бы не сказал, что какая-то идея победила на этих выборах. Скорее, идея проиграла, — считает старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Дмитрий Офицеров-Бельский. — У немцев нет большого доверия к политикам, они дезориентированы, и многим стало все равно, за кого голосовать. На мой взгляд, проиграли все. Это своего рода выборы несбывшихся надежд. Конечно, у "народных партий" — ХДС и СДПГ — осталось ядро своих избирателей. Есть немцы, которые на протяжении всей жизни голосуют за одну и ту же партию и не собираются действовать по принципу флюгера: мол, лидер сменился, и я буду голосовать за других. Но у тех же христианских демократов этот костяк будет размываться, если партия все больше будет погружаться в кризис". Кстати, опросы Infratest dimap в очередной раз подтвердили, что "народные" партии добиваются лучших результатов среди старшего поколения. Так, социал-демократы стали фаворитами среди граждан в возрасте 60-69 лет (31 процент), а ХДС/ХСС — у избирателей старше 70 (39 процентов).

"В целом происходит поляризация немецкого общества, теряется прежнее представление о больших, "народных" партиях.


верное, в будущем в Германии уже не будет политических сил, способных получить поддержку больше четверти населения, и трехсторонние коалиции на федеральном уровне станут обычным делом, — предположил в беседе с "РГ" эксперт Института международных исследований МГИМО, соавтор доклада "Выборы в бундестаг 2021. Путеводитель" Александр Давыдов. — Каждая партия примерно находит своего избирателя, формирует под него имидж и старается держаться за "целевую аудиторию". Яркий пример — "Альтернатива для Германии", которая в этом году оказалась под особым давлением со стороны властей. Но даже в те дни, когда она попала под надзор Федерального ведомства по защите конституции, ее рейтинг не пошатнулся. В результате мы видим, что у "АдГ" есть эти 10 процентов, которые за нее голосуют".

Источник: rg.ru

Олаф Шольц, весьма вероятный будущий канцлер Германии, сделал сегодня на пресс-конференции заявление по транзиту газа через Украину. По словам кандидата от социал-демократов, «что касается трубопровода, строительство которого завершено (имеется в виду «Северный Поток — 2»), то важно, чтобы все учитывали гарантии, которые связаны с его эксплуатацией. К гарантиям относится то, что Украина должна оставаться транзитером российского газа».


Заявление это можно считать практически программным, определяющим германскую политику в отношении Восточной Европы и России в ближайшие годы. Дело в том, что на состоявшихся выборах в бундестаг большинство мест взяли социал-демократы (СДПГ), которые и будут выстраивать правящую коалицию, а также формировать кабинет министров и назначать канцлера страны.

И здесь стоит отойти от, собственно, газовых проблем и посмотреть на ситуацию шире. А именно в контексте того, что такое Шольц и СДПГ для России. В целом российское экспертное сообщество оценивает Шольца как очень неплохой вариант для нашей страны. Дело в том, что в составе СДПГ много тех, кого можно определить как «умеренные левые». А эта категория немецких политиков традиционно с симпатией относится к России.

Более того, как отметил эксперт по Германии, член-корреспондент РАЕН Александр Сосновский, «будут попытки дискредитировать проект («СП-2»), особенно если к власти в Германии в той или иной коалиции придет партия «Зеленые». Это резкие противники «СП-2», и они настроены антироссийски». Вторит его словам уже немецкий эксперт Александр Рар. По его словам, «угрозой для России мог бы стать только канцлер из «Зеленых». В этом случае возможны даже провокации против России. При этом в правительстве «Зеленые» не представляют угрозы».

«Зеленые», будучи в меньшинстве, могли бы вступить с кем-либо в коалицию. Но СДПГ с ними не сходится по ряду внешнеполитических, да и внутренних тем. Сами «Зеленые», если говорить проще, слишком идеалистичны и проамерикански настроены. И если возвращаться к теме «Северного Потока — 2», то именно немецкие экологические организации через суд неоднократно пытались остановить строительство российского газопровода. Впрочем, неудачно.


СДПГ, да и сам Шольц в этом смысле настроены куда спокойнее. Собственно, об отношениях с Россией высказывался и сам вероятный немецкий канцлер. По его словам, «будущее Европы будет зависеть и от того, чтобы удалось создать хорошее сотрудничество между ЕС и его соседями. Это будет зависеть от того, насколько хорошо все воспримут дальнейший прогресс интеграции в ЕС… Одним из самых важных пунктов для хорошего экономического сотрудничества является признание неприкосновенности границ». В переводе с политического на русский это означает, что немцы, конечно, не признают Крым и будут продолжать «вкладываться» в Украину. Но и с Россией будут сотрудничать по стратегически важным для Германии вопросам. А вопрос поставок российского газа как раз относится к таковым.

Что касается Украины, то тут все более чем интересно. В первую очередь стоит обратить внимание на «энергетическую сделку» между Германией и США. В рамках переговоров по «СП-2» Соединенные Штаты отказались от введения санкций к германским компаниям, которые занимаются строительством и эксплуатацией российского трубопровода. Но при этом Германия обязалась вложить в ряд энергетических проектов Украины существенные суммы денег. В частности, это 200 миллионов евро, 70 из которых пойдут на «зеленую энергетику», а именно на строительство водородного трубопровода от Украины, через Чехию и Словакию к той же Германии.


Правда, тут есть ряд нюансов. Например, многие немецкие эксперты и политики говорят, что и нынешний газопровод на Украине в случае чего подойдет для транспортировки водорода. Хотя и потребует дополнительных вложений в развитие инфраструктуры.

И второй аспект, о котором, например, в своем блоге пишет политолог Сергей Колясников: «наиболее экономически выгодным считается производство водорода из ископаемого сырья, и в данный момент самым доступным и дешевым процессом является паровая конверсия метана и природного газа. Откуда берется метан? Из природного газа, где его от 70 до 98%. Где природный газ? В России.

Производство водорода весьма энергоемкое. Там, где будут производиться миллионы тонн водорода — потребуются десятки ГВт генерации. Энергия где? В России. Согласно одной из концепций развития, в 2021–2024 годах в России предполагается создание водородных кластеров и реализация пилотных проектов для достижения экспорта водорода.

Есть, конечно, пилотный проект строительства завода по электролизу воды в Мариуполе на базе одного из предприятий Рината Ахметова. Но это именно пилотный проект, который не сможет обеспечить стратегических объемов производства. А значит, снова возвращаемся к российскому газу и российским же энергетическим мощностям.


В общем, помощь Украине в контексте настойчивых требований по сохранению транзита газа через эту страну может быть куда глубже и перспективнее, чем всем кажется, не только для Украины, но и, собственно, для России. И, очевидно, для Германии, которая в политическом смысле восстанавливает отношения с США, остальной Европе демонстрирует курс на сотрудничество с Украиной, а в экономическом смысле упрочняет связи с Россией и поставками российского сырья. Тут, кстати, стоит отметить, что, по словам вице-премьера Александра Новака, «Россия намерена войти в число мировых лидеров в сфере производства и экспорта водорода». А если говорить о конкретных цифрах, то речь идет про производство 1520 миллионов тонн этого топлива к 2050 году. И у России (в отличие от Украины) реальный потенциал для развития данной системы именно в обозначенных объемах есть. И это значит, что именно мы станем самыми выгодными поставщиками водорода в ближайшем будущем. С уже готовой под это инфраструктурой. Хотя, естественно, что украинские СМИ пишут о водородном проекте как о крупнейшей национальной «перемоге».

Второй же важный момент, о котором все как-то забывают, это позиция непосредственно «Газпрома» по поставкам чего бы то ни было через украинскую часть трубы. Глава госкорпорации Андрей Миллер вполне однозначно заявил об этом 22 июля этого года.


его словам, «вопросы новых объемов закупок газа из России для транзита через территорию Украины должны решаться на рыночных условиях и по рыночным ценам. Для объемов новых закупок российского газа по украинскому маршруту, суммарно выше текущих транзитных обязательств, «Газпром» готов даже увеличить объемы транзита через Украину». То есть, если у Украины будут деньги, мы не только не перестанем качать газ, но можем и нарастить мощности. И стоит помнить, что текущий контракт с Украиной по поставкам голубого топлива у России заключен до 2024 года, и, в принципе, «Газпром» совершенно не против его продлить. Не из большой любви к Украине, а потому что через два трубопровода можно доставить больше газа в Европу, чем через один. Будь это природный газ или водород.

Источник: riafan.ru

1. Имя канцлера еще не известно — и будет известно нескоро

Ангела Меркель сохраняет все полномочия и остается канцлером Германии до тех пор, пока не будет сформирована новая правящая коалиция, после чего Бундестагу предстоит избрать нового главу правительства.

В истории послевоенной Германии рекорд продолжительности коалиционных переговоров был установлен в 2017 году: выборы состоялись 27 сентября, но новое правительство Меркель приняло присягу лишь в марте 2018 года.

Как ожидается, переговоры затянутся и в этот раз — из-за минимальной разницы в поддержке социал-демократов (25,7%) и блока ХДС/ХСС (24,1%), чьи кандидаты реально претендуют на кресло канцлера. Отсутствие очевидного фаворита, как правило, усложняет «коалициаду», поскольку каждая из партий-лидеров стремится договориться с меньшими политсилами, прошедшими в парламент, на своих условиях.

В итоге переговоры могут длиться не только недели, но и месяцы.


2. Коалицию впервые сформируют как минимум три, а не две партии

Возможных форматов коалиции — в теории — насчитывается немало, однако наиболее вероятными считаются две из них:

  • «ямайская» коалиция (в составе ХДС/ХСС, Зеленых и либеральные «свободные демократы» — черный, зеленый и желтый цвета, откуда она и получила свое название) — вероятный канцлер Армин Лашет, в таком случае победившая СДПГ сенсационно окажется «за бортом правительства);
  • «светофорная» коалиция (в составе социал-демократов, «свободных демократов» и Зеленых — красный, желтый и зеленый цвета символики) — вероятный канцлер Олаф Шольц, кандидат от победившей на выборах партии СДПГ.

В любом из этих случаев впервые за десятилетия в Германии будет создана коалиция, включающая в себя более чем две партии. Кроме того, как очевидно из раскладов выше, обладателями «золотой акции» на этих выборах стали Зеленые и либеральная Свободная демократическая партия Германии — крайне маловероятно, что коалиция будет сформирована без кого-то из них.

«Вероятно, это будет первый раз, когда у нас будет правительство с тремя партнерами», — признал после выборов Армин Лашет, кандидат в канцлеры от блока ХДС/ХСС и лидер партии Меркель.

Причем в числе таких «партнеров» вряд ли окажутся аутсайдеры Бундестага. «Можно уже сейчас сказать, что правопопулистская Альтернатива для Германии, видимо, не будет частью следующего правительства», — сказал в комментарии Радио НВ Андреас Умланд, эксперт Украинского института будущего. Тогда как Зеленые и либеральные демократы, по его мнению, почти наверняка войдут в состав кабинета.

3. Партия Меркель и союз ХДС/ХСС финишировали с исторически низким результатом

Христианско-демократический союз (ХДС) — консервативная правоцентристская партия Ангелы Меркель — получила на нынешних выборах наихудший результат в послевоенной истории Германии.

Политсила, которая традиционно участвует в выборах вместе со своим баварским союзником — партией Христианско-социальный союз, ХСС, — набрала 24,1% (итог всего блока) и заняла второе место после социал-демократов. Для союза двух партий это худший результат за его семидесятилетнюю историю — хотя и ожидаемый, поскольку предвыборные опросы показывали аналогичные цифры. Кандидат в канцлеры от ХДС Армин Лашет, которого поддержала на выборах Меркель, в ночь после выборов признал, что партия разочарована таким итогом голосования. Тем не менее он дал понять, что будет добиваться должности канцлера в расчете на коалицию ХДС/ХСС с Зелеными и Свободной демократической партией (СвДП).

ХСС, в свою очередь, показала худший результат в Баварии с 1949 года, набрав 31,7% голосов. Ее лидер Маркус Зедер также заявил, что «недоволен» этими цифрами, но все же подчеркнул плюсы: во-первых, результат ХСС оказался выше, чем ХДС в остальной Германии, а во-вторых, партия Зедера финишировала в Баварии первой, а не второй.

Как видно из инфографики журнала Spiegel ниже, поражение партии Меркель во многом связано с ее провалом в бывших землях Восточной Германии, где родилась нынешний канцлер.

4. Социал-демократы получили шанс вернуть себе должность канцлера впервые после ухода Шредера

Формальный победитель выборов, Социал-демократическая партия Германии (25,7%), заняла первое место с минимальным отрывом, который составил чуть более полутора процентов.

Однако Олаф Шольц, кандидат в канцлеры от этой политсилы и действующий вице-канцлер ФРГ, расценил такой результат однозначно: «Граждане хотят, чтобы канцлера звали Олаф Шольц», — заявил он в первом публичном выступлении в ночь после выборов.

Теоретический вариант формирования коалиции без участия СДПГ существует, однако более вероятным немецкие обозреватели считают создание парламентского большинства именно вокруг социал-демократов — причем без участия ХДС/ХСС. В таком случае Шольц действительно имеет шансы возглавить немецкое правительство и может стать первым канцлером от СДПГ с 2005 года, когда эту должность оставил социал-демократ Герхард Шредер.

5. Партия Зеленых добилась рекордного числа голосов и почти гарантированного участия в коалиции

Третье место Партии зеленых (14,8% голосов) стало наилучшим результатом этой партии на общенемецком уровне с момента ее создания. И хотя на ранних этапах избирательной кампании Зеленые показывали даже более высокие цифры в опросах, эпизодически выходя на 1−2 место, итоговый результат партии все равно порадовал ее лидеров. Теперь правящая коалиция вряд ли будет сформирована без их участия — для этого придется задействовать одиозные ультраправые либо ультралевые политсилы, против чего выступают все крупные партии.

«Мы хотели большего, но не смогли достичь этого из-за наших собственных ошибок в начале избирательной кампании, из-за моих ошибок. На этот раз наших усилий оказалось недостаточно, но мы получили мандат на будущее!» — широко улыбаясь, заявила после выборов сопредседатель Зеленых Анналена Бербок, выдвигавшая свою кандидатуру в канцлеры.

6. Численность депутатов Бундестага тоже будет рекордной

Из-за особенностей избирательной системы Германии численность депутатов в парламенте непостоянна и варьируется в зависимости от итогов выборов, напоминает DW.

В Бундестаг входят как минимум 598 депутатов (299 избираются в округах и столько же — по партийным спискам). Однако это число может существенно возрасти, если мелкие партии получат больше прямых мандатов в округах, чем им положено по партийным спискам. В таком случае остальным партиям предоставляют так называемые «уравнивающие мандаты», призванные сохранить пропорциональное распределение мест по итогам подсчета вторых голосов.

Поэтому в Бундестаге прошлого созыва было 709 депутатов, а теперь их будет уже 735 — абсолютный рекорд в истории немецкого парламента.

Такую ситуацию давно критикуют и в немецком обществе, и в правительстве ФРГ. Опрос института YouGov, проведенный по заказу dpa, показал, что 71% немцев считают число депутатов слишком большим (еще когда их было 709). А председатель бундестага Вольфганг Шойбле, бывший министр финансов Германии, еще в 2018 году заявлял, что содержание немецкого парламента обходится налогоплательщикам слишком дорого.

7. Ультраправые попали в парламент во второй раз, ультралевые — вопреки тому, что не дотянули до 5%

Обе самых одиозных партии в Бундестаге, которые вряд ли войдут в состав будущей коалиции, ухудшили свой результат на выборах.

Ультраправая партия Альтернатива для Германии, которая известна своей евроскептической, антииммигрантской и популистской риторикой, показала самые высокие результаты в ряде регионов Восточной Германии (заняв в ряде округов первые-вторые места). Однако если в 2017 году она получила третье место (хотя впервые прошла в Бундестаг), то теперь финишировала лишь пятой и лишится 11 мандатов. Андреас Умланд считает, что партия достигла своего «потолка» и в комментарии Радио НВ пояснил, что уменьшение ее поддержки частично связано с оттоком голосов другим новосозданным правым партиями, которые появились в Германии.

А ультралевая партия Левые потеряла еще больше (около 30 мандатов). Более того, по партийным спискам она не смогла преодолеть 5%-ный барьер (набрав 4,9%) и получит места в парламенте лишь благодаря особенностям избирательного законодательства в Германии. Партия освобождается от этого требования, если набирает определенное количество персональных мандатов в отдельных округах — что и удалось Левым.

8. Неопределенный итог голосования может помочь Меркель побить рекорд Гельмута Коля

Из-за того, что главные конкуренты на выборах — социал-демократы и блок ХДС/ХСС — финишировали с минимальным отрывом, политологи сулят Германии затяжные коалиционные переговоры.

В обеих партиях надеются завершить их до Рождества (25 декабря в ФРГ).

В таком случае у Ангелы Меркель есть шансы превзойти рекорд Гельмута Коля по длительности пребывания во главе правительства ФРГ в послевоенный период. Этот срок истечет 17 декабря 2021 года — Коль, бывший политический покровитель самой Меркель, провел в должности 16 лет и 26 дней.

Во всей истории Германии дольше на посту канцлера оставался только Отто фон Бисмарк (22 года 262 дня).

9. В Бундестаге впервые появится депутат-трансгендер — а точнее, сразу два

По итогам выборов в общенемецкий парламент впервые проходят два политика-трансгендера, обе они представляют Партию зеленых.

Более известна Тесса Ганзерер — представительница парламента Баварии, которая ранее была известна как депутат Маркус Ганзерер и совершила каминг-аут в 2019 году в возрасте 41 года.

Вторым депутатом-трансгендером в Бундестаге станет Нике Славик, избранная от Зеленых в избирательном округе Леверкузен — Кельн IV. Она уже назвала итог голосования «историческим» и отметила, что все еще не может поверить в свое избрание в Бундестаг.

10. Мэром Берлина впервые избрана женщина

Ею станет 43-летняя представительница социал-демократов Франциска Гиффай, министр по делам семьи, пожилых граждан, женщин и молодежи в последнем правительстве Меркель. Она победила на выборах мэра Берлина — одновременно с парламентскими в ряде регионов прошли и местные выборы.

В Берлине Гиффай известна тем, что три года (2015−2018) руководила округом Нойкёльн — самым проблемным районом немецкой столицы, который известен как «округ проблем» (Problembezirk), «округ происшествий» (Szenebezirk) и «гетто Большого города» (Großstadtgetto). Здесь Гиффай пришлось решать такие вопросы, как интеграция мигрантов, рост преступности и популярности ультраправой партии Альтернатива для Германии — с чем она справлялась весьма успешно.

Источник: nv.ua


Categories: Германия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.