Кто же такие пигмеи на самом деле? Согласно современным этнографическим исследованиям, пигмеи состоят из нескольких племен, проживающих в лесах Уганды, Конго, Заире, Центрально-Африканской Республике и Камеруне. Их представители действительно небольшого роста (не более полутора метров), но самое главное, что они живут в удивительной гармонии со своей средой обитания — тропическими джунглями. Живя в них, они выработали в себе способности выживания в этих лесах — прекрасно ориентируются, знают на кого охотиться, какие плоды и травы можно употреблять в пищу. Считается, что они принадлежат к так называемой «донегроидной» африканской культуре.

Освоение джунглей бантуязычными племенами, жившими в саваннах и их истребление «лесных людей», постепенно вытеснили пигмеев в самые отдаленные уголки африканских джунглей в разных странах центральной Африки. Еще совсем недавно охота на «лесных людей» среди некоторой части населения Конго и Заира считалась высшим шиком. Они и сейчас являются закрытой от цивилизации общностью. И только очень немногие, жившие на границе джунглей и саванн, как, по-видимому, здесь на берегу озера Буньони, очутились на виду у открытого мира.


Это так называемые «туристические» пигмеи. Такие же есть и масаи в Кении. Они привыкли к визитам туристов, не стесняются своего быта, устраивают концерты и вызывают зависть у своих соседей — нормальных угандийцев, которые стояли и наблюдали за всем происходящим с пригорка. Посмотрев их первобытные жилища, у меня даже закралось сомнение — может быть, они живут не здесь, а где-нибудь в другом месте в более нормальных домах, а сюда приезжают только «подзаработать», как у нас в этнографической деревне Пирогово под Киевом. Но нет, присмотревшись, увидел предметы быта, которыми нужно ежедневно пользоваться и нет смысла приносить их каждый день для спектакля.

В конце визита были выставлены на продажу туристам предметы быта и сувениры, изготовленные их собственными руками и украшенные геометрическими рисунками в стиле африканского примитивизма: музыкальные инструменты — один барабан, трубки, музыкальные колокольчики, лук со стрелами, ножи, сосуды-калебасы из дикой тыквы и другие. Один мальчишка постоянно ходил и целился из лука в объектив видеокамеры. Пришлось, подальше от греха, купить у него этот лук вместе со стрелами.

Источник: www.tourister.ru


Как живется русским в Уганде

Уганда – небольшая восточно-африканская страна, расположившаяся в окружении колоритных Кении, Конго, Южного Судана, Руанды и Танзании.

Уганда. Столица г. Кампала.

До этих откровений мне было известно, что Уганда – это бывшая колония Великобритании, одна из самых пьющих стран мира. Алкоголь в стране местного производства, его пьют как воду, с младенчества до старости (кто доживет). Эта «вода» называется Waragi — домашний самогон, который местные варят из бананов или из чего придется.

«Промышленное» производство угандийского самогона – вараги.

Эту историю мне рассказала бывшая коллега, которой пришлось поработать в Уганде пару лет, впечатлений от которых хватит надолго.
После всего услышанного сложилось впечатление, что моя собеседница до сих пор находится в легком шоке, и поведала мне свою историю исключительно из-за моего любопытства. Воспоминания дались ей не легко.


Озеро Виктория. Уганда.

«Жила, говорит моя собеседница, — в городе Кампале, это неподалеку от самого большого озера континента — Виктория.

Кампала — маленький город – столица, где живут люди либо совсем бедные, либо богатые, среднего класса среди местных в нашем понимании нет. В стране практически отсутствует электричество, подается с перебоями, нет освещения на улицах, нет нормальной воды. Ужасные дороги (!). Люди живут в шалашах – их сооружают из сена или коробок, что под руку попадется, т. е. живут на улице, спят на улице, готовят еду на улице. Это нормально. Тут же рядом с шалашами крутые отели Шеротон, Хилтон. В прямом смысле Кампала — город контрастов.


Но люди — ушлые, надо держать ухо востро. Каждый местный пытается тебя надуть. Всё покупается и продаётся, абсолютно Всё за деньги. Коррупция жуткая. Уганда — забытое богом место. Не представляю, почему англичане-колонизаторы оставили после себя такое…

Языки разные, до 50-ти диалектов. Официальные — луганда и английский, распространен луганда. Белых – англичан и русских много. Белых зовут «музунгу» – в переводе — «люди без кожи». Русские в основном пытаются заниматься бизнесом. Получается мало у кого. Почему именно там пытаются? Причины у всех разные, многим кажется, что жить в такой экзотической стране лучше, чем в России, в Уганде законы практически не работают. Однако, реальность быстро разочаровывает и планы рушатся.

Местные считают, что белые приезжают с миллиардами в кармане. Их не любят. Вслух не скажут, но многие убеждены, что во всех бедах Африки виноваты музунгу. Поэтому обмануть и украсть у белых – обычное дело и маленькая победа над музунгу. На белых часто нападают, особенно на женщин, даже насилуют. Дорогие вещи носить нельзя. Срывают золото прямо на улице, неважно с кого – молодой, старый или беременная женщина. Был случай, стояли в большой пробке и прямо из машины в окно с меня сорвали золотую цепочку с крестиком, порезали шею. На улицу выходить в одиночку реально опасно. Я жила в квартире с собакой. Дом типа «под охраной», но толку мало. До уличной преступности властям нет никакого дела.


Очень много индусов, скупают всё, что можно, все при собственности, хотя по законам Уганды права на это не имеют, но как-то там легализовались. В последнее время стали приезжать китайцы. Развивается сеть китайских магазинов, отелей, ресторанов. Индусы и китайцы в понимании местных – НЕ музунги, хотя приезжают в Уганду далеко не бедные, мелкий бизнес весь под ними.

В больших супермаркетах продукты дорогие, импортные, а на улице — дешевые и хорошие, без ГМО, они даже не слышали о ГМО (в супермаркетах еду не покупают).

Один из небольших рынков в Кампале.

Местные едят продукты натуральные, экологически чистые. Мясо можно купить прямо на бойне за 10 000 шиллингов (2,7 доллара) за 1 кг.

Местной медицины как таковой нет, она держится только на приезжих врачах. Я лично ходила к врачу из Сербии, т. е. там лучше вообще не болеть, иначе можно загнуться от любой болячки.

С воспитанием и образованием детей ситуация не лучше. Сами угандийцы на детей внимания не обращают, как на траву в поле.


оимость образования баснословная. Бесплатного образования нет. Школы дорогие, от 12 000 долларов в год и выше. Детские садики – это, чтобы ты себе представил, маленький домик, игральная площадка на улице, дети просто сами по себе играют, если дождь (дожди идут часто), просто играют в грязи. Присматривает за ними один человек. Дети весь день на улице, полный экстрим! Оплата за такой «присмотр» — 1000 долл. год, т. е. примерно 5 тыс. руб. в месяц.

Откровенно не советую ехать в Уганду ни туристу, ни предпринимателю. Страна, конечно, красивая, посмотреть есть что, Однако, можно нажить себе кучу проблем. Жить в Уганде рискованно. Вести бизнес — тоже: коррупция на каждом шагу, без денег ничего не решить. Менталитет у народа сложный, нормальных работников найти крайне тяжело. Полицейские на дорогах останавливают в основном белых, могут к покрышкам придраться, или ещё к чему-нибудь. Повод не обязателен. Доказывать что-либо без толку, только плати, плати и плати.

Источник: zen.yandex.com

Сегодня вас ждет очередное путешествие по Африке. На этот раз мы отправимся в Уганду…

Вы пересечете экватор, побываете в деревне пигмеев, посмотрите на то, что представляет собой угандийская столица (а тут по улицам гуляют марабу), прочитаете советы, которые наверно еще никогда не публиковал ни один туристический портал.

(Всего 66 фото)


Уганда

Источник: Жжурнал/photo_discovery/

Путь в Уганду был трудным! Выехали мы из Нарока, что на озере Накуру (Кения) на местном «конфортейбл басе» до города Джинджа. на деле же в автобусе ужасная вонь, и тараканы! Ехали всю ночь, устали очень, с пересечением границы, заплатив по 50 баксов с человека за визы пересекли границу.

На границе куча менял денег, но менять не стоит, т.к. как даже в Джиндже курс отличается в лучшую сторону процентов на 10−15%. Доллар мы меняли за 1 $= 2215 шиллингов.

В Джиндже после высадки из автобуса в 6 утра нас окружили мотоциклисты и достали своими криками на столько, что пришлось ехать на мотоцикле (со всеми вещами) до отеля за доллар с каждого. Надо особо отметить, что в Уганде мотоциклисты самый приставучий народ, они окружают вас и бесперебойно (все одновременно) предлагают отвезти, и никакие отказы не действует на них, даже из оцепления выйти не легко! В итоге иногда легче согласиться и поехать с ними, потому что все равно прохода не дают! 🙂


В Уганде все дешевле, чем в Кении. И люди беднее.

Хорошо, что я в Москве купил несколько кг. конфет и раздавал на всем своем пути детям. Они очень радовались 🙂

Даже взрослые, которые говорили мне, что голодные, в расчете получить денег, я им давал конфеты 🙂

Раз голодный, то и кушай, мелких денег все равно на всех не хватит. Они тоже кстати весьма радостно принимали конфетки из России! 🙂

На мой взгляд, угандийцы очень дружелюбны, особенно к мзунгу (белым людям). Попрошаек тоже много. Угандицы все поголовно говорят на английском, даже попрошайки говорят на английском лучше, чем у нас менеджеры среднего звена! 🙂

8. Дома маленькие. Вот уж где никогда не слышали про окна пвх.

Источник: BigPicture.ru

Друзья! Продолжаю публикацию подробных историй о наших приключений из автомобильной "Мир наш". Напомню, что мы уже четыре года едем вокруг света на машинах. На сегодняшний день вот, что мы проехали:

Сорок стран, 93500 км. Более подробно можно почитать на нашем сайте.
В прошлый раз мы остановились на приключениях в Кении. Сегодня следующая страна — Уганда.

Уганда
Само название «Уганда» для русского человека уже представляет нечто далекое и очень Африканское. «Да мы опустились до уровня какой-нибудь там Уганды!» частенько слышу или читаю в новостях. Не жалуют наши люди название этой далекой страны. На самом деле топоним «Уганда» (название государства Буганда на языке суахили) использовали британцы в 1894 году, при создании протектората с центром в Буганде . Сегодня это республика, с 1962 года получившая независимость от англичан.


За свою не очень продолжительную историю в роли независимого государства Уганда успела пережить попытку строительства коммунизма, тяжелые годы под руководством одиозного Иди Амина и даже участие во второй конголезской войне. С начала 2000х страна встала на путь стабильного развития. Без тени сомнения мы решились проехать Уганду.

Фиксеры в деле

Последний раз к помощи «фиксеров» (платных помощников на границе) мы прибегали в Судане. Там это было безальтернативно, ибо никто не желал вообще разговаривать с иностранцами, все кивали на фиксера Мазара. Он кстати весьма неплохо отработал свои деньги. Как только наши машины подъехали к погранпункту неподалеку от Кисуму, как около машины образовалась живая очередь желающих помочь нам. На вопрос «почем», самый активный громко выпалил: «дадите сколько не жалко». В обычной жизни я бы четко зафиксировал цену, но в Африке можно было решить вопрос по-другому, торговаться я не стал, отложив это напоследок. Таможенник уже ходил около машины, покачивая головой. «Выгружайте пожалуйста всё» наконец решил он. Выгружать не хотелось и мы начали тянуть время, сказав, что скоро вернемся, а пока сделаем визы и страховки. Фиксер же начал бегать по нашему заданию заполняя все нужные документы.
На угандийской границе достаточно шумно и людно.


Большая часть команды получила заранее в Москве восточноафриканскую визу, действующую на территории Кении, Уганды и Руанды. Вновь прибывшие участники из Екатеринбурга (Сергей и Андрей) уже покупали угандийскую визу на месте. Помимо визы для машин необходима страховка, так называемая «желтая карта Comesa», действующая на территории большинства стран на пути до ЮАР. По сути это африканский вариант ОСАГО, распространяющийся на страны, подписавшие это соглашение. Без него через границу хода нет. После обсуждения вариантов цены (на три, шесть и двенадцать месяцев) мы пришли к выводу, что имеет смысл приобрести на год, по цене примерно 150 долларов за авто. В любом случае это было выгоднее, нежели покупать еще раз.

Выгружать машины категорически не хотелось, и какое-то внутреннее чувство подсказывало, что этого можно не делать, достаточно только договориться с таможенником.

Джон (так себя назвал «решальщик») вызвался помочь. За 15 долларов с авто, мы были избавлены от долгой и мутной процедуры досмотра. Таможенник изрядно повеселел, получив деньги от фиксера, а мы уже были готовы пересечь границу.
-Сэр! Мои услуги стоят сто долларов!- гордо продекламировал Джон, пока мы усаживались в машину.
-Молодец дорогой! Спасибо за помощь. Вот тебе тридцать долларов. Ты нам и правда помог, мы твой контакт разместим на Tripadvisor- не кривя душой заявил ему я.
Спасибо! – темное лицо расплылось в широкой улыбке. Троекратное снижение суммы его нисколько не расстроило, ибо он понимал, что в реальности мы готовы на куда меньшую сумму.

Справа или слева?
Через несколько километров после КПП нас тормозит полиция. Ах, что за полиция в Уганде! Одно загляденье! Ослепительно белоснежная, чистейшая форма замечательно контрастирует со смуглой кожей аборигенов. Не знаю, как они это делают, но форма у них всегда чистая. По какому-то неписанному правилу, в Уганде и следующих странах будет соблюдаться определенная гендерная пропорция в полицейских экипажах: как минимум 30% полицейских- женщины.
-Таак…А что это вы без майки?
-Так жарко мэм. Мы же в Африке!
-Нет, нет, оденьтесь, у нас так ездить запрещено – Полненькая сотрудница полиции с интересом рассматривает нас. Приходится натянуть майку. Хотя очень и очень не хочется: на улице +35 и жутко влажно.
-Где работаете, чем занимаетесь?- не унимается она, но делает это скорее для того чтобы потянуть время и пообщаться с необычными иностранцами. Удовлетворившись развернутым ответом, полиция бегло проверяет штампы желает нам счастливого пути. Вскоре мы продолжаем наш путь в Джинджу. Там наша следующая остановка.
Бензин и дизель здесь стоят примерно также, как и в предыдущей Кении. Приблизительно 1-1.2 доллара за литр. Как и в большинстве английских протекторатов движение в Уганде левосторонее. Дорожки достаточно узки, трафик плотный. Стараемся ехать по правилам, не превышая скорости. Правда есть одна сложность: я не вижу никаких знаков дорожного движения. Ориентируюсь по разметке, а там, где нет сплошной смело обгоняю. Очередной поселок, есть возможность, я обгоняю грузовик и заканчиваю маневр прямо перед полицейскими. Они уже не успевают нас остановить, но в вдогонку грозят пальцем.
Полицейская угроза оказывается не была пустой и совсем скоро нас тормозят следующие сотрудники правопорядка.
-В предыдущей деревне вы обгоняли там, где запрещено. Там знак.
-Не может быть! Я хорошо смотрел, там знака не было!- возмущаюсь я. Отлично помню, что знаков там не было, разметка тоже не препятствовала обгону.
-Был знак, определенно был. За такое нарушение полагается штраф в 100 000 шиллингов. (около 30 долларов)
Из машины выглядывает Миша.
-Лёх, а давай я ним поговорю.
-Давай!
-Сэр, ай эм… Я… рашн полис офисер! Ай эм сорри.
Наш собеседник застывает, отходит и удивленно начинает обсуждать со своими коллегами факт того, что в нашей машине есть русский полицейский и он извиняется. Чувствуя почву под ногами, Миша идет дальше:
-Лёха! Сфотай нас вместе.
Через полминуты угандийский полицейский и Миша улыбаясь рассматривают совместные фотки, выбирая самую удачную. Про штраф никто не вспоминает.

Дальнейшую часть пути я выискиваю дорожные знаки, но вновь ничего не обнаруживаю. У меня уже зреет подозрение, что я что-то делаю не так. Хотя что конкретно? Ответ приходит скоро и абсолютно случайно, на одной из остановок. Пока кто-то бегает посмотреть окружающие красоты, я, припарковавшись слева, поднимаю голову и вижу знак «Обгон запрещен». Наконец я осознаю свою ошибку: всю дорогу по привычке я искал знаки на правой стороне дороге (где их в Уганде разумеется нет), а знаки висели слева. По этой самой причине я их так долго не усматривал. Все встало на свои места.

8 порогов Нила
В поиске приключений в Уганде мы наткнулись на сплав по Белому Нилу. С великой рекой мы уже встречались с Хартуме, где он сливаясь с Голубым Нилом превращался в полноценный Нил текущий далее в Средиземное море. В Джиндже невооруженным глазом видно, что из огромного озера Виктория вытекает Белый Нил.

Долгое время в общем так и считалось, пока в 1937 году немецкий исследователь Буркхард Валдекер не изучил бассейн озера и обозначил реку Кагера, как исток Белого Нила. Хотя выглядит это немного странно, потому как Кагера просто впадает в Викторию. Полагаю, формально он прав, но нам так хорошо было видно, как Виктория превращается в Белый Нил.
Рекламные картинки показывали приключения по Нилу в полной красе: рафт взлетал над мириадами брызг больших порогов, выражения лиц людей, их осанка, напряженные руки с застывшими веслами говорили о том, что тут все серьезно. Тем не менее я воспринимал все это как хорошую рекламу и не более того. Я уже привык, что увиденное в рекламном буклете и в реальной жизни часто не совпадает, причем не в пользу реальной картинки. Нил мне всегда казался «просто рекой» и ни о каких порогах думать не получалось. Просто хотелось чего-то нового и активного, сидеть в машинах мы уже подустали.
Желающих пойти на сплав оказалось примерно половина команды.

Все новосибирцы (включая меня) прошли хорошую школу сплава на горном Алтае, поэтому жаждали приключений. Наш новый участник белорус Игорь, который всю ночь читал об ужасах нильских крокодилов, коварстве порогов, болезнях, переносимых водами Нила, к утру выглядел неважно. Невооруженным глазом была видна внутренняя борьба: рискнуть или воздержаться? После моих успокоительных слов «не переживай, самое плохое, что может случиться – ты утонешь, но хуже точно не будет» Игорь справился с волнением и не пожалел.
Заброска к началу приключений начинается километров десять ниже Джинджи. Помимо нашего рафта с нами собирается пятерка каяйкеров. «Наша страховка» — информирует меня наш гид. Это очень круто, так как получается, почти у каждого сплавщика есть страхующий каяк. Такого на Алтае мы обычно себе позволить не можем. Ребята все колоритные, одного из них мы сразу нарекаем Бобом Марли, за невероятную схожесть с известны растаманом.
Начало сплава стандартное: инструктаж и тренировка с переворотом рафта. Выглядит всё достаточно весело, потому как вода почти стоячая. Я предполагаю, что это будет первый и последний плотный контакт с водой во время нашего сплава.
Бдыщь! Рафт с хлопком шлепается об воду, а мы выплываем из-под перевернутого судна.

Никак не могу понять, почему же так легко и комфортно. Ага! Это вода! Точнее её температура! Самый теплый сплав был в на Катуни, где река прогревается до +16+18. Часто бывает +12+14, иногда и +6+8. Каждая секунда в такой воде становится чувствительной. Хочется выбраться побыстрее из неё. Сейчас же нильская вода …+29! И это просто кайф, можно просто бултыхаться и ничего особенно не делать.
Обратный переворот отрепетирован, рафт в рабочем положении, мы тихонько движемся по течению.
-Сейчас будет первый порог. Если пройдем его правильно, то не перевернемся, — предупреждает гид Майкл.
Внутри я улыбаюсь, потому как не вижу вообще никакого порога впереди и все увещевания гида воспринимаю как страшилку для туристов. Проходит еще несколько минут и Майкл требует, чтобы мы гребли активнее. Впереди похоже, что-то есть, но из-за густой растительности и изгиба реки сложно просмотреть. Набираем скорость, выходим ближе и …перед нами открывается слив высотой метра четыре. На Алтае я помню не более пары мест, где бы мы падали с такой высоты.
-Держись! – раздается крик Майкла и мы летим вниз.

Падение приличное, я едва удерживаюсь, благо сижу на носу, здесь есть возможность упереться. Кто-то валится сзади, но все остаются в лодке. Порог пройден удачно.
-Не расслабляемся, следующий порог совсем близко. Вероятность переворота 50 на 50! – грохочет Майкл.
В этот раз я почему-то верю и глядя на порог понимаю, что сейчас будут те самые вторые 50% вероятности. Мы влетаем в порог, левый борт предательски задирается, и мы и с радостными криками один за другим исчезаем в бурлящих водах Белого Нила…

Первое, что я вижу выбравшись из воды, как один из каякеров несется спасать меня. Но мне весело, я продолжаю плыть по течению, поскольку отлетел от рафта порядочно. Вскоре обхватываю каяк ногами, закрепляюсь и веду непринужденный разговор с каякером. Правда тот сосредоточен и вовсю гребет.
-Алекс, прыгай, прыгай быстрее! Впереди следующий порог! -тревожно кричит мой спаситель.

Обернувшись, вижу в нескольких десятках метров следующий порог. Пора торопиться, если я не хочу проходить очередное падение самостоятельно.

Меня затаскивают в рафт уже на последних секундах перед самым сливом.
Следующие несколько часов мы продолжаем бороться с водной стихией. На одном из порогов Алексея просто выбрасывает из рафта и мы все вместе его вытягиваем из бушующих вод африканской реки.

Так мы проходим порог за порогом. Сверху раздается грохот, темные тучи собрались в тугой клубок и начали бурно исторгать мощный тропический ливень. Короткий, но очень агрессивный. Крупные капли молотят по поверхности воды, жара мгновенно улетучивается.
После окончания сплава мы еще долго жмем руки ребятам-сплавщикам. Отлично организовано, прекрасно спланировано.

Нам очень все понравилось. Кстати первоначальная цена в 150 долларов за человека, была понижена в результате переговоров до 95. Если попадете в Уганду, сплав стоит попробовать.

В столицу
Путь в столицу Уганды Кампалу от Джинджи весьма прост, но к сожалению не быстр. Около столицы начинаются пробки. Улицы явно не рассчитаны на такой поток транспорта. Минут 20 мы буквально стоим на месте, движение парализовано. Отношение со стороны местных водителей к нам вполне дружелюбное. Они охотно нас пропускают, здороваются, машут руками, в общем всё достаточно мирно и располагающее.
После предварительно исследования карты приходим к выводу, что в Кампале есть отдельный «приличный» район, где и сосредоточены все гостиницы, частные виллы, и посольства. Но пробраться туда получается только часа через два с половиной, только после того как мы преодолеем все узкие пространства запруженных улиц.
Появляется давно ожидаемая проблема – комары. Сами комары были бы обычной мелкой неприятностью, которой летом в России мало кого можно удивить. Но в отличии от России здесь это переносчики смертельной дряни — малярии. Болезнь очень неприятная, а если в первые 72 часа после появления симптомов не среагировать, то очень вероятно и фатальная. Ежегодно от малярии погибает около миллиона человек. Большинство в Африке. Обидно, но полноценной прививки от малярии не существует. Мы уже вооружены лекарствами купленными в Судане и Кении. В случае обнаружения лечение достаточно простое: несколько таблеток нужно пить по четкому графику. Есть конечно варианты превентивного характера, правда есть «но». Во-первых они не настолько надежны и эффективны, второе они плохо влияют на печень. Поэтому мы вооружены препаратами для лечения уже инфицированных людей и одноразовыми тестами на малярию. В моей голове еще свежи воспоминания, как я начал списывается с известным путешественником Алексеем Коровиным, который как раз бороздил Африку. Потом он пропал со связи, а немного позже я прочитал, что малярия свела его в могилу…
Мы въезжаем в малярийные районы, хоть сейчас и не сезон дождей, но все же жужжащие твари появляются повсюду. Мажемся отпугивающими гелями, включаем в комнате фумигаторы, иногда поджигаем специальные противомоскитные спирали, спим под балдахином на кровати. Несмотря на все меры, все же утром обнаруживаем укусы на руках и ногах. Остается только ждать, ибо инкубационный период может затягиваться до месяца.
Центр Кампалы выглядит вполне прилично и современно. Высотки, торговые центры, разметка, паркинги.

Правда Вадик имеет неосторожность закурить на улице, тот час подходит полицейский и просит пройти его в участок. Там ему разъясняют, что это административно наказуемое деяние. За нарушение запрета на курение, могу оштрафовать или же забрать в полицию. После пары внушений все же отпускают безо всякого штрафа.
В тридцати километрах от столицы, в городке Энтеббе находится аэропорт. В общем-то ничего в нем бы и не было примечательного, если бы не драма, которая разыгралась здесь в семидесятых годах. В то время у власти находился одиозный, сумасбродный угандийский диктатор Иди Амин. Выражая поддержку Палестине, он разорвал дипотношения с Израилем. 27 июня 1976 г. группа боевиков захватывает лайнер Air France летящий из Парижа в Тель-Авив. Большинство пассажиров самолета подданные Израиля. По приказу угонщиков и с ведома самого Амина самолет летит в Уганду и совершает посадку как раз в этом самом аэропорту. Неграждан Израиля террористы отпускают. Начинаются долгие мучительные переговоры. Все это время в Израиле тренируется антитеррористическая группа, которая предпримет не имеющую себе равных операцию по спасению заложников. Группа спецназа, на самолетах без опознавательных знаков, под покровом ночи приземлится в этом же аэропорту. Израильтяне штурмом возьмут оплот террористов, уничтожив при этом несколько десятков угандийских военных. Израильские потери при штурме минимальны, почти все заложники будут спасены и вывезены в Израиль. По этим событиям был снят художественный фильм «Операция «Шаровая молния».

И снова экватор
Начиная с Кении в каждой следующей стране мы будем встречать плантации чая и кофе. Визуально чая значительно больше, правда его никто особенно в мире не знает. Периодически нам открываются целые чайные поля, где как и в Индии сборщики чая вручную рвут лепестки и складывают из в корзины.

Правда в отличии от индийцев здешние сборщики достаточно агрессивны. Увидев, что мы их снимаем издалека, начинаются крики: «мани, мани», а парочка сборщиков вооружившись тяжелыми предметами уже бежит к нам навстречу. Мы решаем не дожидаться плохих парней и трогаемся дальше. Кофе из Кении и Уганды серьезные статьи экспорта. Поэтому к набору подарков домой из эфиопского и кенийского кофе, добавился еще и угандийский.
Ну а самые благодарные жители каждой страны, это конечно дети)

Кто бы мог подумать, что за один этап мы трижды пересечем экватор. Первый раз это случилось в Кении, теперь второй и третий раз в Уганде. Продвинувшись на запад, мы поднялись немного на юг и снова нас приветствует стела с гордой надписью «Экватор» и традиционными приборами для проверки направления закручивания воды.

Несколько дней проходит одним махом, Уганда совсем скоро заканчивается.

Мы уже стоим перед рядом металлических ларьков на следующей границе. Досмотром и поиском полиэтиленовых пакетов нас приветствует Руанда. Страна достаточно долго не сходящая с новостных полос в середине 90-х. из-за полномасштабной гражданской войны. Это государство нас приятно удивит. Об этом в нашем следующем рассказе про Руанду и Бурунди.

Продолжение следует…

Все самые свежие фото в инстаграмм:instagram.com/kamerzanov
Вконтакте: vk.com/kamerzanov
Все фильмы из путешествий собраны на моей страничке в Youtube www.youtube.com/kamerzanov
Сайт проекта с онлайн трекингом www.kamerzanov.su
Наш онлайн трекинг на сайте: mirnash.kamerzanov.su/agakat/

Присоединяйтесь)))
#мирнаш #mirnash #kamerzanov #мирнаш_эфиопия #жжомпоафрике

Источник: www.drive2.ru


Categories: Фото

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.