Источник: tjournal.ru

Париж. Этот город у любого человека ассоциируется с несколькими словами: Лувр, Версаль, Эйфелева башня, круассаны и Нотр-Дам. Нет, есть еще масса ассоциаций, но эти — самые устойчивые. И, так же традиционно, большинство фотографий Собора Парижской Богоматери (а именно так переводится название храма) делается снаружи. Хотя и это не такой простой момент: кажущийся компактным Собор упрямо "не лезет" в кадр и приходится отходить достаточно далеко, что возможно лишь в западном направлении с видом на восточный фасад.

1. Итак, вот он западный фасад, с тремя воротами этого пятинефного Собора. Как видим, я стою слишком близко — целиком взять в кадр не удалось, надо отступить еще метров на 100 (так и сделал, но там площадь перед собором заполнилась туристами и вид стал не ахти)

2. А мы идем внутрь. Центральный неф (грубо говоря отделенное колоннами вытянутое помещение-проход) Нотр-Дам-де-Пари с видом на очень далеко расположенное распятие и алтарь.

3. Считается, что храм не имеет иных источников освещения, кроме свечей и дневного света, проходящего через многочисленные витражи. Действительно, в Соборе очень густой полумрак, снимать без вспышки трудно(а со вспышкой — категорически запрещено), выдержки длинные, поэтому-то, наверное, не очень много в сети фотографий внутреннего интерьера Нотр-Дам. Но я о свете и витражах — на фото Южная роза собора. Огромный цветной витраж, расположенный на южном фасаде храма.

4. По католической традиции, особо отличившихся деятелей церкви хоронят непосредственно в соборах. Нотр-Дам не исключение и внутри собора достаточно много надгробий. Самым удачным на фотографии у меня получилось надгробие Жан-Батиста де Бюлле, архиепископа Парижского и кардинала во времена восхождения и вершины славы Наполеона Бонапарта. Прожил по тем временам безумно долгую жизнь — 98 лет и покинул свет в 1809 году. В общем это и сейчас не мало.

5. Центральная часть собора, как и положено — алтарная. Так выглядит алтарь Нотр-Дам-де-Пари. Традиционно украшен горельефами со сценами из Святого писания.

6. И в заключении, уже не внутренняя часть храма, но тоже очень и очень известная. Пожалуй самым мистическим символом Парижа считаются горгульи Нотр-Дама. Не знаю, конкретно вот эти или какие еще, но расположены они безумно высоко и их достаточно много, но с земли разглядеть крайне сложно. Ну а тому, кто поднимался к ним сам… тут много легенд и толкований, но вроде бы как ничего хорошего не было.

Чтобы обнаружить этих мистических и фантастических зверей, можно посмотреть на первую фотографию и разглядеть небольшие выступы в районе соединения второго и третьего ярусов — вот это как раз таки они — горгульи.

А на этом, пожалуй, все, оставайтесь с каналом, подписывайтесь, оценивайте, дочитывайте — все это идет на пользу! Всем спасибо за внимание.

Источник: zen.yandex.ru

Это может прозвучать странно, но собору Нотр-Дам в каком-то смысле повезло. Многие величественные готические церкви, так или иначе, погибли. Но мало кто знает, что одна из самых распространенных причин «смерти» соборов — это их реставрация. В XIX и XX веках некоторые из них отреставрировали так, что они уже имеют мало общего с оригиналом, как, например, произошло с Шартрским собором.

Поэтому можно сказать, что сгореть в XXI веке — не такая уж ужасная судьба для готического собора. Уже сейчас идет обсуждение деталей будущей реставрации. Одним из источников знаний о Нотр-Даме стала Ubisoft. Художник студии Кэролин Миусс потратила два года на покадровую пересъемку собора, чтобы воссоздать его модель в Assassins Creed Unity — и теперь ее работа пригодится реставраторам.

Более привычным источником станут многочисленные фотографии Нотр-Дама — в том числе потрясающе атмосферные снимки, большая часть из которых сделана еще в XIX веке.

Нотр-Дам входит в десяток наиболее значимых готических сооружений в мире (и, пожалуй, является самым знаменитым из них). Однако не так уж широко известно, откуда взялись термины «готика» и «готический».

В Средневековье никто не пользовался этими определениями. Они появились лишь во времена Ренессанса, в XV и XVI веках, когда зародилось барокко и изменилась философия архитектуры. Все «устаревшее» и «мрачное» начали открыто называть дикарским, хотя это построили их же предки, всего несколько поколений назад. Слово «готический» было презрительным — отсылающим к варварскому племени готов, пусть они и исчезли за много столетий до начала строительства. С таким же успехом Нотр-Дам-де-Пари могли назвать «гуннским» или «вандальским».

Со временем новое определение стало привычным и даже обрело благородный окрас. Готическое стало ассоциироваться со стрельчатыми окнами, высокими шпилями и революционным изобретением — аркбутанами, которые помогали перераспределить нагрузку на стены.

Еще одна причина, по которой собору Парижской Богоматери «повезло» сгореть в XXI веке — это отношение к нему нынешних парижан. До 1831 года, когда Виктор Гюго выпустил свой знаменитый роман «Нотр-Да-де-Пари», жители Парижа, кажется, не так уж боготворили свою самую узнаваемую реликвию. В XII веке, когда первый камень в его фундамент заложил сам Папа Римский Александр III, строительство было простым политическим актом — нужно было показать соседям, что Париж стал одним из духовных центров католического мира.

Достраивали его без особого энтузиазма еще целую сотню лет. Потом, уже в XVIII веке, добавили некоторые эстетические элементы, хотя обошлось без монструозной реставрации. А в XIX веке с приходом революционеров Нотр-Дам вообще едва не снесли. Робеспьер обещал лично отбить здесь головы всем статуям святых и королей и сравнять его с землей. Но, к счастью для собора, Робеспьера самого казнили раньше.

Любовь к собору и памятникам архитектуры не родилась сама собой — ее пришлось прививать. Роман Гюго был своего рода рекламой реставрации Нотр-Дама (а там и до ассоциаций с реставрацией монархии недалеко). Восстановить собор — значило восстановить символическую монолитность нации, церкви и власти. Говоря современным языком, речь шла о «скрепах». После такого не любить Нотр-Дам-де-Пари стало как-то недальновидно и постыдно.

Политическая акция, как мы видим, прошла успешно: парижане обожают собор до сих пор, хотя до середины XIX века относились к нему как к чему-то обыденному. Сгори он тогда — возможно, его бы даже не потрудились возродить из пепла.

  • Мини-лекция о готике от Постнауки. Здесь же рассказывается об опасности варварских реставраций соборов.

Нотр-Дам пережил много тревожных лет. Его пытались сравнять с землей революционеры, ему удалось избежать участи многих церквей, которые загубила монструозная «реставрация» индустриальной эры. И даже сейчас пожарным удалось спасти основную часть собора, так что его восстановят, после чего он станет лишь еще более важным символом для Парижа. Настоящий феникс.

Источник: disgustingmen.com


Categories: Фото

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.