Пхеньян фото

Огромный фотоотчет Марата Марголина https://vk.com/marat_1985, который провел неделю в столице Корейской Народной Демократической Республики. Демонстрируя красоты современного Пхеньяна, автор попутно прошелся и по ряду мифов про Северную Корею.

Пхеньян фото
Владивосток как прелюдия.

Пхеньян фото
По приезду в Пхеньян никак не ожидаешь увидеть такой чистый, просторный, зеленый современный город с небоскребами и футуристическими зданиями.

Пхеньян фото
Панорама Пхеньяна с обзорной площадки на монументе идей Чучхе. Река Тэдон

Пхеньян фото
Панорама Пхеньяна с обзорной площадки на монументе идей Чучхе


Пхеньян фото

Пхеньян фото
Монумент основания ТПК — Трудовой Партии Кореи. Серп, молот и кисть — союз рабочего, крестьянина и трудового интеллигента.

Пхеньян фото
Вид из номера отеля "Корея" на 27-м этаже. Виден железнодорожный вокзал Пхеньяна.
Разрушаем миф о том, что после заката электричество во всем городе отключается, и он погружается во тьму.

Пхеньян фото
Делегация комсомольцев во главе с экскурсоводом в национальном костюме идет посещать Мангендэ — место, где родился и вырос Ким Ир Сен.

Пхеньян фото
Такая ностальгия — увидеть пионеров.

Пхеньян фото
Делегация трудового коллектива в Мангендэ — доме, где родился Ким Ир Сен.

Пхеньян фото
Мангендэ — дом, где родился и вырос Великий Вождь товарищ Ким Ир Сен. Это дом его бабушки и дедушки, в котором они прожили до конца своих дней и откуда Ким Ир Сен ушел на революционную борьбу.


Пхеньян фото
Музей Победы в Отечественной Освободительной Войне (Корейской войне 1950-1953 гг). При Ким Чен Ыне переехал в новое здание, буквально год-полтора назад.

Пхеньян фото
Музей Победы в Отечественной Освободительной Войне (Корейской войне 1950-1953 гг).
Эта маленькая хрупкая девушка-экскурсовод рассказывала нам о разрушительной корейской войне, с ненавистью в голосе к американским агрессорам и гордостью за свой народ, отразивший нападение.

Пхеньян фото
Экспозиция американской военной техники, подбитой в Корее во время и после корейской войны 1950-1953 гг.

Пхеньян фото

Пхеньян фото

Пхеньян фото

Пхеньян фото
На фоне американского вертолета-шпиона, подбитого уже в 60-х. Как бы ни относился к КНДР, но, когда видишь своими глазами эту гору паленого смертоносного железа, вторгшуюся в чужую страну, испытываешь ненависть. И радость, что это железо упокоилось здесь.


Пхеньян фото
Свадебная прогулка в парке музея корейской войны

Пхеньян фото
Американский корабль-шпион "Пуэбло", который был захвачен в территориальных водах КНДР в январе 1968 г.
После блестящей операции по поимке корабля-шпиона американцы были вынуждены принести корейцам письменные извинения. А корейцы корабль так и не отдали, сделав его военным трофеем и частью экспозиции музея Победы.

Пхеньян фото
Каюта со шпионским связным оборудованием на американском корабле-шпионе "Пуэбло"

Пхеньян фото

Пхеньян фото
Один из корейских матросов, участвовавших в 1968 году в поимке американского корабля-шпиона "Пуэбло"


Пхеньян фото
А вот я с тем самым матросом (см.предыдущую фото). Сейчас работает при музее

Пхеньян фото
Музей Победы и футуристичная гостиница. История и современность

Пхеньян фото
Монумент идей Чучхе.
В первую очередь в Пхеньяне привозят именно к нему, он является одним из главных символов города. Построен в 1982 году, в высоту 170 метров, самая большая скульптура такого рода в мире. Вечером красиво подсвечивается.

Пхеньян фото
Скульптура а-ля наши "Рабочий и колхозница", входящая в композицию монумента идей Чучхе. Только, кроме рабочего и колхозницы в нее добавлен трудовой интеллигент с кистью.

Пхеньян фото
Государственная филармония в Пхеньяне

Пхеньян фото
Фонтанчик у государственной филармонии. После концерта классической музыки у фонтанчика в голову лезут мысли — в мирном зеленом городе люди ходят на концерты, гуляют, смеются, играют дети. А где-то там вовне раскручивается истерия по поводу этого города и на полном серьезе обсуждаются варианты военных сценариев против него.


Пхеньян фото
Музей истории молодежного движения. Музей комсомола по-нашему

Пхеньян фото
Диорама — комсомольская стройка

Пхеньян фото
Место историко-революционной славы Пхонха. Место, где жил отец Ким Ир Сена.

Пхеньян фото
Отец Ким Ир Сена был учителем и в то время, когда Корея была колонией Японии, тайно обучал детей корейским языку и традициям, собирал подпольный революционный кружок. За что подвергался гонениям и арестам.

Пхеньян фото
Гробница Тонгуна.

Пхеньян фото

Тонгун — древний полумифический кореец, живший более 5 000 лет назад, родившийся от тигра и медведицы и считающийся родоначальником всех корейцев. Несмотря на то, что гробница выглядит как исторический артефакт, — это новодел 90-х гг, построенный по указанию Ким Ир Сена в целях памяти корейцев о своей тысячелетней истории.


Пхеньян фото

Пхеньян фото
Салют в Пхеньяне 6 сентября, посвященный успешному испытанию водородной бомбы. Действительно исторический момент.

Пхеньян фото
Кымсусанский Дворец Солнца (мавзолей Ким Ир Сена и Ким Чен Ира).

Пхеньян фото
Детский приют

Пхеньян фото
Учебный класс в детском приюте

Пхеньян фото
Компьютерный класс в детском приюте. Корейцы не отстают от времени и успешно компьютеризируют и школы, и библиотеки, и предприятия.

Пхеньян фото
Корейский браузер. В КНДР нет выхода в мировую сеть, но есть своя корейская

Пхеньян фото
Спальня приютских детей

Пхеньян фото
Северокорейское ня


Пхеньян фото

Пхеньян фото
Столовая детского приюта

Пхеньян фото
Шелкопрядильная фабрика имени Ким Чен Сук. Легкая промышленность КНДР

Пхеньян фото

Пхеньян фото
Класс по обучению на шелкопрядильной фабрике

Пхеньян фото
Общежитие для ткачих. В чем плюсы социализма — о трудягах действительно заботятся

Пхеньян фото
Мангедэский Дворец Школьников. По-нашему Дворец Пионеров.

Пхеньян фото
Мангедэский Дворец Школьников. Кружок гимнастики

Пхеньян фото
Мангедэский Дворец Школьников. Кружок шелкографии


Пхеньян фото

Пхеньян фото
Кружок игры на баяне

Пхеньян фото
Кружок игры на национальных инструментах

Пхеньян фото
Корейский Дворец Пионеров, конечно, впечатляет. И своим размахом, и количеством разнообразных кружков для детей, где те могут реализовать свои наклонности и таланты. Корейские детки-просто умнички.

Пхеньян фото
Справа — здание Верховного совета КНДР.

Пхеньян фото
Музей Корейской Революции.
Один из немногих скульптурных ансамблей еще с цитатой не из Чучхе, а из Маркса

Пхеньян фото
Знаменитая статуя двух вождей у Музея Корейской Революции.

Пхеньян фото
Интерьеры детской областной больницы Окрю. Тот момент, когда понимаешь, что даже в Северной Корее детские больницы лучше, чем в России.


Пхеньян фото
Интерьеры детской областной больницы Окрю.

Пхеньян фото
Центральный роддом напротив детской больницы Окрю

Пхеньян фото
На продуктовом комбинате "Кымкоп". Продукция, которую производят в КНДР.
Не голодают.

Пхеньян фото

Пхеньян фото

Пхеньян фото
Смотрите, либералы, есть у них своя колбаса!))

Пхеньян фото

Пхеньян фото
Тренажерка для работников

Пхеньян фото
Бассейн для работников

Пхеньян фото


Пхеньян фото
Район Потон

Пхеньян фотоПхеньян фото

Пхеньян фото
Продуктовые киоски с продукцией местного производства. Таких по Пхеньяну множество. Еще в них продают вкусное и дешевое мороженое — как из советского детства.

Пхеньян фото
Район китайских ресторанов

Пхеньян фото
Гуляем по Пхеньяну

Пхеньян фото
Мой любимый монумент идей Чучхе

Пхеньян фото
На площади Ким Ир Сена. На заднем плане комсомольцы репетируют перед праздником основания республики.

Пхеньян фото

Пхеньян фото
Такие в Пхеньяне регулировщицы. Просто восторг — стройные, в белой форме, с отточенными движениями. Сталинской эстетикой отдает.
Машины в Пхеньяне, кстати, есть. Также во множестве дешевое такси, общественный транспорт, многие на велосипедах, — для велосипедистов везде отдельные дорожки.

Пхеньян фото
Новостройки улицы Рёмён, самый свежий квартал в Пхеньяне со зданиями по 50-70 этажей, квартиры в которых раздаются в основном преподавателям. Корейцы этой улицей очень гордятся.

Пхеньян фото

Пхеньян фото

Пхеньян фото
Пхеньянский зоопарк

Пхеньян фото

Пхеньян фото
Для тех, кому интересно поразглядывать отдыхающих корейцев.

Пхеньян фото

Пхеньян фото
Музей естествознания

Пхеньян фото
Монумент идей Чучхе вечером. Восторг!

Пхеньян фото
Танцующие фонтаны. Да-да, это центр Пхеньяна, все не хуже, чем в Бангкоке, Куала-Лумпуре или Джакарте.

Пхеньян фото
Храм Науки и Техники. Отличный наглядный обучающий центр, лучше бы у нас такие строили вместо пафосных Ельцин-центров.

Пхеньян фото
Макет здания — в форме атома

Пхеньян фото
Пионеры учатся

Пхеньян фото
Не мог не сфоткаться у макета ракеты

Пхеньян фото
Не хуже, чем в РНБ.

Пхеньян фото

Пхеньян фото

Пхеньян фото

Пхеньян фото
Кладбище погибших советских воинов

Пхеньян фото

Пхеньян фото
Со студентками университета им. Ким Ир Сена

Пхеньян фото
Молодые современные пхеньяночки на прогулочном катере на реке Тэдон. Что с тобой будет Северная Корея?..

https://vk.com/album138066_248413207 — смотреть фотоальбом полностью (все фотографии просто не влезли)

Забота государства о детях, учителях, рабочих — напомнила СССР.

Источник: zergulio.livejournal.com

dосужие фотозарисовkи [entries|archive|friends|userinfo]
Пхеньян фото
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]
[ FaceBook | Я в FaceBook ]
[ Instagram | Я в Instagram ]
[ Twitter | Я в Twitter ]
Пхеньян 1980-х: архитектура и жилища [Mar. 3rd, 2011|06:12 pm]
[ Tags | КНДР, история, книжная полка ]

Продолжаю публикацию материалов о КНДР, базирующихся на трудах одного из главных мировых авторитетов по Корее Андрея Ланькова tttkkk (в частности на книге «Пхеньян и пхеньянцы: 1984» и фотографиях из северокорейских изданий (книга-фотоальбом «Пхеньян» издания 1980 года). На этот раз я покажу столицу КНДР и расскажу о том, какой была будничная жизнь в ней четверть века назад. Разумеется, за это время изменилось многое, однако кардинальных отличий, вероятно, не так уж и много, ведь прежняя политическая и экономическая система по-прежнему держатся, хоть и произошел некоторой откат от жесткой распределительной системы к некоторой свободе торговли (в большей степени в «теневом» секторе) и мелкой частной инициативы (опять-таки далеко не всегда легально). Но, повторяю, этот альбом посвящен все-таки 1980-м годам, а не настоящему времени.

Пхеньян фото

1 Пхеньян – столица КНДР и крупнейший город республики. В середине 1980-х годов его население превышало полтора миллиона человек, в то время как ни один другой город страны не достиг еще и полумиллионного рубежа. В Пхеньяне расположены не только основные правительственные учреждения, но и большинство научных и культурных центров страны, в том числе и единственный северокорейский университет.

Пхеньян фото

2 «Улица Пипа».
Обратите внимания на чуть виднеющуюся за зонтиками красную машину. Она находится практически на зрительном перпендикуляре к тротуару, опущенном от красного баннера справа. Этот автомобиль нам еще пригодится. 🙂

Пхеньян не только крупнейший город Северной Кореи. Это – город особый, витрина северокорейского социализма. На протяжении всей истории КНДР правительство поддерживало в столице куда более высокий уровень жизни, чем в остальных частях страны. Хотя практически все продукты и потребительские товары в Северной Корее и распределяются по карточкам, нормы снабжения, действующие в Пхеньяне, во многом отличаются от тех, что существуют в других городах страны (о потреблении товаров, включая продовольствие, я рассказывал тут). Жить в Пхеньяне – привилегия, и только те северокорейцы, кого режим считает благонадежными, имеют на это право.
Хотя Пхеньян (или, точнее, его заметная часть) и представляет собою гигантскую пропагандистскую операцию, город – витрину, функции его отнюдь не исчерпываются пропагандой. Это, все-таки, город, в котором живут и работают люди. Надо сказать, что настоящий Пхеньян мало имеет общего с Пхеньяном пропагандистским – тем великолепным сверхсовременным городом, фотографии которого заполняют глянцевые страницы официальных северокорейских изданий.

Пхеньян фото

3 «Река Тэдонган».

Что же такое представлял собою реальный Пхеньян в середине восьмидесятых? Широкая, но мелкая река Тэдонган делит северокорейскую столицу на две половины. Через реку перекинуто только два моста (один довоенный, а другой – построенный в начале шестидесятых), но это не создает особых проблем, так как движение в городе небольшое.

Пхеньян фото

4 «Пхеньян в годы японского империалистического колониального правления».
Надо признать, что у корейцев, как на севере, так и на юге, нет особых причин любить Японию, которая исторически пыталась превратить полуостров в свою колонию, а то и полностью поглотить Корею. Первая половина XX века здесь исключением не являлась.

Традиционно город располагался на западном берегу, застройка же восточного началась только в шестидесятые и семидесятые годы.

Пхеньян фото

5 «Часть Пхеньяна, разрушенная американскими империалистическими бомбардировками во время Отечественной освободительной войны».
Опять-таки правда: от города практически камня на камне не осталось. Правда, начал войну все-таки Ким Ир Сен, но в значительной степени произошло это лишь потому, что американцы не спешили вооружать Ли Сын Мана, также отчаянно рвавшегося в драку за объединение полуострова.

Пхеньян фото

6 «Рабочие трудятся на послевоенном восстановлении города».

Однако, центр города по-прежнему находится на западном берегу реки. Несмотря на почти полторы тысячи лет истории, в архитектурном отношении Пхеньян – город новый, ведь в 1950-1953 годах северокорейская столица была буквальном стерта с лица земли американской авиацией.

Пхеньян фото

7 «Ворота Тэдон».
Даже то, что северокорейцы объявляют «памятниками старины», в действительности является новоделами, часто – весьма далекими от оригинала.

Пхеньян фото

8 «Бастион внутренней стены Пхеньяна периода династии Когурё».

Пхеньян фото

9 «Улица Чхоллима».

Центральные кварталы столицы – это действительно широкие улицы, дома современной архитектуры, монументальные здания учреждений. Это – парадный центр, где сосредоточены основные правительственные учреждения, где живет правящая элита. Эта часть города, которую и можно считать Пхеньяном пропагандистским, Пхеньяном-витриной, невелика: в середине восьмидесятых из конца в конец ее можно было пройти от силы за полчаса. В первые послевоенные годы центр города располагался на протянувшемся вдоль берега Тэдонгана проспекте Сынни (то есть «Проспекте Победы», который назывался проспектом Сталина до середины семидесятых – еще один символ северокорейского неприятия «критики культа личности»). Проспект Сынни и поныне застроен массивными, помпезными и тяжеловесными домами, по стилю очень похожими на советские постройки первых послевоенных лет. В середине восьмидесятых, однако, наиболее парадной частью города были районы, которые располагались немного западнее, на проспектах Чхангван и Чхоллима. Именно эта часть столицы и стала любимым объектом съемок для официальных фотографов.

Пхеньян фото

10 «Авторазвязка в Сонгсине».
И вот опять уже знакомая «Ауди»!

Однако на глянцевых официальных снимках не слишком заметна одна маленькая деталь: большая часть этого района отгорожена металлическим забором, проходы в котором охраняются часовыми. Там жила элита правящей бюрократии Северной Кореи. Для ее членов были сооружены эти дома с великолепными многокомнатными квартирами, их ждали по утрам роскошные «мерседесы», для их детей была построена образцовая 1-ая средняя школа, образцовый детский сад и ясли. В закрытом районе есть и специальные магазины и многое другое, что необходимо чиновникам для безбедной жизни.

Пхеньян фото

11 «Народный Дворец культуры».

Там же, совсем рядом с престижными кварталами высшего чиновничества, расположились и те сооружения, что стали архитектурными символами современной Кореи: театр Мансудэ, Народный дворец учебы, Дворец съездов Мансудэ, Дворец пионеров и школьников, Первый универмаг.

Пхеньян фото

12 Все это сосредоточено на маленьком пятачке, маленьком даже по сравнению с престижным центром, который тоже невелик по площади. Любопытно, что на издаваемых для иностранцев схематических планах Пхеньяна этот центр показывают непропорционально большим, раз в пять больше, чем он должен был бы быть, исходя из примерного масштаба карты.

Пхеньян фото

13 «Большой Дворец учебы вырастает в самом сердце Пхеньяна».

В нескольких сотнях метров от проспекта Чхангван, близ советского посольства, возвышается громада театра Мансудэ. В наше время, когда из-за отсутствия заказчиков во всем мире практически прервалась традиция дворцового строительства, Мансудэ, пожалуй, одно из последних сооружений, на которые не жалели ни денег, ни труда.

Пхеньян фото

14 «Парк Юности».
На этом снимке красная машина изображает обслуживание нужд трудящихся на прогулке. Сложно сказать, правда, в порядке какой очередности это обслуживание мыслилось. Впрочем, про транспорт, включая общественный, и свободу передвижения я расскажу как-нибудь в следующий раз.

Фонтаны с подсветкой каждый вечер придают площади у театра, центральной в Пхеньяне, вид совершенно феерический. Вода в подсвечиваемых разноцветными фонарями фонтанах сама начинает светиться то красным, то синим, то голубым цветом. Из бассейнов на площади встают огромные сияющие столбы или водяные разноцветные костры. Каждый вечер десятки и сотни жителей столицы приходят сюда полюбоваться этой красотой, так контрастирующей с их повседневным бытом, нищим и серым.

Пхеньян фото

15 «Улица Раквон».
Узнаете? Для сомневающихся скажу, что при постановке этих съемок даже номер у машины поменять не догадались.

В центральной же части города, естественно, расположено и большинство правительственных учреждений. Любопытно, что, как правило, в КНДР организации не имеют вывесок, по крайней мере, так обстояли дела в 1984 году. Тот, кому это нужно, и так знал, где расположено то или иное министерство или ведомство, ну, а прочим, как считают в Северной Корее, этого знать и не полагается. Вывесок не было даже на столь безобидных организациях, как министерство здравоохранения или просвещения. Другая особенность – наличие охраны (часто вооруженной) у всех мало-мальски значительных учреждений. Даже в школах и университетах у ворот обычно стояли «часовые», в роли которых выступали сами учащиеся.

Пхеньян фото

16 «Дом, в которой родился великий вождь президент Ким Ир Сен в Мангандэ – колыбель революции».
Конечно, это не лучший пример обычной северокорейской хибарки, но фотографии в официальном издании в этом смысле разнообразием не балуют. Кстати, сей отчий дом великого вождя нашелся явно не без участия партии. По отзывам людей, кто там бывал, бутафория чистой воды – даже отопление не предусмотрено. Или великий вождь по ночам в детстве неизменно мерз? А вообще история «открытия» здорово напоминает, как в Ульяновске был срочно найден к какому-то там юбилею Ильича отчий дом оного со следами торопливой отделки…

За пределами небольшой парадной центральной зоны начинался другой Пхеньян. На первый взгляд, застройка этих районов отличалась от центральной только большей скромностью и некоторой монотонностью. Вдоль обсаженных деревьями дорог тянулись многоэтажные дома довольно современного, хотя и «коробчатого», вида, так что если ехать по улице на машине или комфортабельном интуристовском автобусе (а именно так передвигается по улицам северокорейской столицы подавляющее большинство иностранцев), да еще не особо оглядываться по сторонам, то создавалась полная иллюзия того, что машина идет по современному многоэтажному городу. Дело, однако, в том, что современные дома лишь протянулись лентами вдоль дорог, они как ширмы закрывают внутренность кварталов, которые сплошь застроены маленькими традиционными лачугами, и представляют собой настоящие трущобы. Эти трущобы были закрыты от взгляда с улицы не только современными домами, но и высокими бетонными заборами, которые окружали любой квартал.

Пхеньян фото

17 Более наглядное изображение домов.

Еще дальше от центра города, в местах, куда не забредали иностранные и иные «гости столицы», трущобы располагались открыто, уже безо всяких ширм и прикрытий. Особенно много традиционных лачуг было в Восточном Пхеньяне, то есть в новой, левобережной части города. Там современная застройка, если не считать обширного района Мунсу, протянулась лишь узкой полосой вдоль нескольких улиц, параллельных левому берегу Тэдонгана, и еще двух уходящих к восточной окраине проспектов: Сэсаллим и Тэдонвон. Весь остальной Восточный Пхеньян – это море плотно прижавшихся друг к другу маленьких кирпичных и глинобитных домишек, которые тянутся на многие километры. Там нет даже улиц в точном смысле этого слова, а лишь извилистые неасфальтированные проходы и проезды между домами.

Пхеньян фото

18 «Кухонная утварь».
Для обычной северокорейской семьи, даже проживающей в привилегированном Пхеньяне, это чистой воды фантастика, они, возможно, вообще не знали о половине подобных излишеств. В ту пору холодильники имелись в домах чиновников лишь высокого ранга, а здесь их сразу два. Но абажур на лампе, что характерно, все равно отсутствует.

Типичный пхеньянский одноэтажный дом представляет из себя невысокое сооружение с черепичной или шиферной крышей, оштукатуренными и выбеленными кирпичными стенами. Все окна и двери обращены в одну сторону и выходили в маленький двор – огородик. По моим приблизительным подсчетам, площадь этих домов (вместе с подсобными помещениями) колеблется от 15 до 30 квадратных метров, в среднем составляя примерно двадцать квадратных метров. Обычно такой дом состоит из двух смежных комнат и кухни с топкой ондоля (система отопления в Корее, аналогичная китайскому кану, которая существует там с незапамятных времен и предусматривает, что теплый воздух проходит под полом жилых помещений, отапливая их). Обстановка бедная, как правило, самодельная, часто в комнате есть только низенький столик и небольшой шкаф. К дому может быть пристроена кладовка.
Теснота в таком жилище страшная, по ночам едва ли не весь пол в комнате превращается в кровать, но днем дом обычно пустует: старшие – на работе, а дети в школе или же бегают на улице.

Пхеньян фото

19 Отапливают дома традиционным способом, с помощью ондоля, топливом которому служат угольные брикеты в виде цилиндров. Изготовляют их из угольного порошка и пыли на специальных небольших ручных прессах. Кстати, точно такие же угольные цилиндры и почти такое же примитивное оборудование для их изготовления до недавнего времени часто попадались на глаза и в Сеуле (сейчас, впрочем, в южнокорейской столице они почти полностью вытеснены газовым и нефтяным отоплением). Своеобразная деталь внешнего облика корейских домов – это их трубы. Как правило, это просто куски водопроводных железных труб, часто даже кривые и грубо обрезанные, которые, вдобавок, и установлены не вертикально, а как-то наискосок. Эти кустарно-причудливые трубы, по крайней мере на советский глаз, придают всем домам какой-то неустроенный, временный вид. В большинстве домов дымоход ондоля выходит, по дальневосточной традиции, под стеной дома, но порою труба может торчать и из самой крыши.

Пхеньян фото

20 «Вдоль красивой реки Патонг».

Тесно не только в доме, но и вокруг него. Плотность застройки в трущобах очень велика, до 30% всей земли занято самими постройками, место остается лишь для крохотных огородиков и узких тропинок, петляющих между домами. Ни эти тропинки, ни более широкие проезды не асфальтированы, так что только скалистая почва Пхеньяна спасает их во время дождей от превращения в потоки грязи. Пешеходные тропинки, впрочем, иногда выкладывают бетонными плитками, но делается это редко.
Приусадебный участок в городах составляет 30 квадратных метров, в деревнях – до ста (то есть одна сотка). Много на этом не вырастишь. Можно было иметь, например, куриц, но из животных ничего крупнее.

Пхеньян фото

21 Но вернемся к жизни пхеньянских кварталов. В трущобах есть водопровод, но не канализация, так что жителям приходится пользоваться одним общим туалетом на 5–10 домов. Разумеется, ни о каком смывном туалете речи не идет, и те из наших соседей-студентов, кто приехал из провинции, говорили, что такое устройство как унитаз они впервые увидели в Пхеньяне. Впрочем, и в Пхеньяне современные туалеты были тогда (как, впрочем, и сейчас) только в многоэтажных домах. В индивидуальных домах часто нет и водопроводных кранов, поэтому среди однообразных крыш домов то тут, то там мелькает причудливая крыша беседки. Это не просто беседка, а водопроводная колонка – центр жизни целого квартала. Рядом с колонкой есть небольшая площадка, где возятся дети, в самой беседке набирают воду и стирают женщины.

Пхеньян фото

22 «Квартиры для трудящихся»

Время от времени попадались в трущобных районах и, так сказать, здания общественного назначения – видимо, помещения для собраний и работы низовых административных органов. Это были те же лачуги, но только расписанные лозунгами и увешанные плакатами. Впрочем, лозунги висели и на стенах многих обычных домов. Как нам объяснили, все жители обязаны время от времени писать и вывешивать для всеобщего обозрения всякие призывы типа: «Да здравствует Любимый Руководитель Ким Чин Ир!» или «Все на достижение «темпов 80-х годов»!». Надо сказать, что особого рвения в этом вопросе население как-то не проявляло и лозунг, мелко и кое-как написанный корявыми буквами на узком листочке, выглядел отнюдь не впечатляюще.

Пхеньян фото

23 Важный момент – система народных групп. Все население страны было объединено еще в начале 1960-х в группы взаимного контроля, я бы сказал – в группы «взаимного стука», численностью 30–75 человек в каждой. Практически говоря, это квартал в деревне или подъезд, если это большой многоэтажный дом. Каждая такая группа имела свою начальницу (типично женская должность, тетушкина), которая за небольшие деньги, а местами и на общественных началах вела учет много чего там происходящего. В частности, вы не могли ночевать за пределами своего дома и не могли оставить кого-либо у себя ночевать, если вы до 10 часов вечера не сообщили своей начальнице, что «у меня ночует такой-то человек по таким-то причинам».
Периодически проводились обыски, выборочные проверки каждого такого квартала (и обычно 3-4 раза в год совместно с силами милиции, органов и администрации) на предмет соответствия правилам: все ли ночуют, кто прописан, куда делись, кто не прописан, у ночующих – правильно ли выправлены документы, правильно ли заблокированы радиоприемники. Потому что все радиоприемники пломбировались, чтобы их нельзя было переделать так, чтобы слушать иностранное вещание. Все приемники имели кнопочку «о великом вожде», другую кнопочку – тоже «о великом вожде» и третью кнопочку – «еще о великом вожде», примерно такая система.

Пхеньян фото

24 «Улица напротив моста через Тэдонган».
Внимание! Чуть левее центра кадра можно заметить знакомый красный силуэт.

Любопытная деталь – обилие проводов полевых телефонов, протянутых между деревьями в парках, на улицах, во дворах. Порою эти провода опутывали деревья прямо как паутина. Связано это, видимо, как с обилием всяческих армейских частей и организаций, так и со слабым развитием «гражданской» телефонной сети: частных телефонов почти нет, во всем городе я видел только две или три кабины телефонов-автоматов. Телефон в квартире – большая привилегия, доступная лишь немногим. За пределами же Пхеньяна состояние телефонной сети вообще первобытное: разговоры ведутся через коммутатор с доисторическими «телефонными барышнями».
С конца семидесятых годов в Пхеньяне шло довольно интенсивное строительство, хотя, видимо, по меньшей мере половина населения корейской столицы жила еще в традиционных лачугах (да и квартиры в новых домах заселены в основном для представителями элиты). Кроме района проспекта Чхангван, в роскошных домах которого живет преимущественно высшее чиновничество, крупные жилые районы строились на левом, восточном берегу Тэдонгана.

Пхеньян фото

25 «Новые жилые кварталы».

На первый взгляд большинство новых домов в Пхеньяне производили впечатление панельных, но это была иллюзия. Крупнопанельного строительства в Корее не было и нет, дома возводят из нестандартных бетонных блоков, по размеру больше похожих на очень большие кирпичи. Прием этот не нов: в свое время в петровском Петербурге тоже разрисовывали под кирпич стены рубленных деревянных домов. Советские специалисты-строители, с которыми мне приходилось общаться, отмечали высокую прочность корейских сооружений. Низкий уровень технологии, по их словам, в целом компенсировался добросовестностью рабочих и высоким качеством цемента.

Пхеньян фото

26 «Новые виды благоденствующей столицы».

Действительно, технология на северокорейских строительных площадках оставляла желать лучшего и в 1985 году (не улучшилась она и поныне). Примитивные подъемные краны с забавной, грубо сколоченной из досок кабиной в самом низу, да бетономешалки – вот и вся механизация на стройплощадках. Толпы людей с кирками и лопатами вполне заменяли отбойные молотки. Не раз мне приходилось видеть, как рабочие вручную, с помощью блоков и даже без помощи ручных лебедок, поднимали люльки с малярами на высоту третьего и четвертого этажей. Удивительна слаженность, с которой работали корейские строители: четкие команды, быстрое их выполнение.

Пхеньян фото

27 «Великий вождь президент Ким Ир Сен руководит на месте стройкой на берегу реки Потонг».
«Руководство на месте» – это по сути северокорейский мем. Считается, что после порции многомудрого размахивания руками великого вождя дела сразу идут гораздо лучше. Ну, там у кур яйценосность мигом повышается и все такое.

На строительстве часто работали военные, а еще чаще – члены специальной военизированной строительной организации, так называемых «молодежных ударных отрядов», штатских же строителей было сравнительно немного. Изредка тут же, рядом со стройплощадкой, располагаются и наспех построенные казармы-времянки, в которых живут солдаты-строители.

Пхеньян фото

28 «Ночь на улице Чхоллима».

Уже в 1984 году с освещением в городе было сложно, сказывалась характерная для Северной Кореи и постоянно обостряющаяся нехватка электроэнергии, так что освещены были лишь центральные улицы. Однако, при всем режиме экономии электроэнергии, на освещение памятников Ким Ир Сену энергии, однако, не жалели, Триумфальную арку, например, подсвечивали так, что даже в парке Моранбон, едва ли не в километре от арки, становилось довольно светло. Впрочем, справедливости ради надо отметить, что и эта подсветка выключалась около полуночи.

Пхеньян фото

29 «Утро на улице Пипа».

Надо сказать, что новые дома тоже не особенно комфортабельны по нашим понятиям, более того, в них, как мне говорили корейцы, зачастую даже еще теснее, чем в старых «чибах». Тем не менее, но большинство хочет, безусловно, жить в них, а не в жилищах традиционного типа, ведь в многоэтажном доме есть и вода, и освещение, и канализация, а то и лифт, который, правда, и в те, сравнительно благополучные, времена обычно включался (если включался) лишь утром и вечером, когда люди идут на работу.

Пхеньян фото

30 «Новые перспективы долины Патонг».

Характерно, что асфальтированных улиц и дорог в КНДР мало. Нефть импортная, ее постоянно не хватало даже в лучшие времена, когда ее можно было закупать в СССР по льготным ценам. В столице, правда, асфальтом покрыта проезжая часть всех главных улиц, но вот тротуары вымощены бетонными плитками или забетонированы. В тех же провинциальных городах, которые мне удалось посетить, бетон – главное покрытие улиц.
Для меня было вначале странным, что за время своих первых прогулок по городу я не видел ничего, что можно было бы назвать заводом, лишь вдалеке, на юго-западе, виднелось несколько высоченных труб ТЭЦ. Впоследствии заводы все-таки обнаружились: они узкими полосами протянулись вдоль железнодорожных веток. Впрочем, и это обычно были не заводы в нынешнем советском понимании этого слова, а что-то вроде крупных мастерских: небольшие по площади, с наспех построенными цехами, с низенькими трубами.

Пхеньян фото

31 «Улица района Чин».

Порядок и чистота в Пхеньяне поддерживались образцовые, несмотря на полное отсутствие любых уборочных машин. Все подметалось и выскребывалось, поребрики тротуаров белились, все деревья аккуратно обкладывались камешками, стволы их тоже белились. Но самое поразительное – это газоны. Никаких газонокосилок не было и в помине, так что газоны вручную… нет, не выстригались – выщипывались! Часто, идя по улице, можно было увидеть группу женщин, которые, сидя по-корейски, на корточках, руками или специальными пинцетиками выщипывали траву на газоне.

И опять знакомая «Ауди». С нее началось, ею и заканчивается. На самом деле в книге-фотоальбоме постоянно повторяются на снимках три или четыре машины, но эта самая приметная.

Link Reply
Comments:
Page 1 of 2
<< [1] [2] >>
Page 1 of 2
<< [1] [2] >>

Источник: dkphoto.livejournal.com

Некоторые проспекты, зазывающие туристов в КНДР, рекламируют предстоящую поездку как "возвращение в СССР" или даже "возвращение в прошлое". Но на самом деле все несколько иначе.

В Корейскую Народно-Демократическую Республику я приехал в середине апреля 2013 года – в самый разгар "напряженности на Корейском полуострове". В первые же дни я отметил, что в столице страны — Пхеньяне — эта самая "напряженность" совершенно не заметна. Город живет обычной жизнью.

Я был в КНДР не в качестве обычного туриста, а в роли общественника-журналиста. В это же время в Пхеньян слетелись представители различных зарубежных "обществ дружбы с Кореей" и "изучения чучхе", среди которых были и российские делегаты. Моей постоянной спутницей, выполнявшей роль переводчицы и гида, стала товарищ Мун (она сама попросила ее так называть, полушутливо-полуофициально) – сотрудник местной ассоциации работников общественных наук. В первый же день она с улыбкой оповестила меня: "У вас, наверное, думают, что скоро начнется война? Но это не так, войны не будет".

Контраст реальной жизни с картинкой, которую рисуют мировые СМИ, был действительно разительный. По телевизору в гостиничном номере можно было посмотреть японский NHK, британский BBC, российский RT и другие зарубежные каналы. Некоторые информационные выпуски начинались с "тревожных новостей с Корейского полуострова": какие-то ракетные установки; Ким Чен Ын, машущий руками то ли приветственно, то ли угрожающе; эксперты, с суровыми лицами вещающие о неизбежности войны. Это резко диссонировало с залитым солнцем Пхеньяном, по улицам которого шли обычные корейцы, озабоченные повседневными делами.

Из Владивостока в Пхеньян я прилетел самолетом компании Air Koryo – "Туполев 204-100". Большинство пассажиров составляли корейцы, возвращавшиеся на родину после трудовых вахт в России. Корейский самолет в аэропорту Владивостока выглядел довольно скромно на фоне других авиалайнеров. Я тогда еще подумал, что если бы я был Ким Чен Ыном, то посылал бы в другие страны самолеты размером побольше, чтобы поразить иностранцев "размахом корейской души". Но корейцы, как оказалось, совсем не склонны к показухе.

Аэропорт в Пхеньяне кто-то из россиян метко назвал "провинциальным аэровокзалом". Действительно, обстановка и отделка довольно скромные. Но в настоящее время вокруг идет стройка, поэтому, думаю, через несколько лет картина изменится.

Проход таможенной зоны был ненавязчивым. Никто не ощупывал и не обыскивал прилетевших или входивших в здание людей – в отличие от Владивостока, где посетителей аэропорта в буквальном смысле "облапывали" на входе. Потом, когда я улетал, не требовалось снимать одежду и обувь. Очевидно, что северокорейцы совершенно не опасаются терактов.

По рассказам россиян, бывавших в КНДР, раньше при прилету в страну нужно было сдавать мобильники. Теперь этого не требуется. В Северной Корее действуют несколько сетей мобильной связи, одна из которых предназначена для иностранцев. Купив сим-карту, можно перезваниваться с другими туристами, имеющими такую же симку, а также звонить за рубеж. Поскольку я пробыл в стране всего неделю, то пользовался гостиничным телефоном.

В первые дни я действительно не мог отделаться от ощущения, что прилетел в столицу какой-то азиатской республики СССР. Но это не было возвращением в 1970-е или 1980-е годы — я как будто очутился в 2013 году в стране, где не было "перестройки" и по сей день сохранился социалистический строй. В этой "параллельной советской республике" за два десятилетия многое изменилось: появились мобильные телефоны и компьютеры, на улицах выросли небоскребы, по дорогам ездят иномарки. Но "советский дух" сохранился. Особенно сильно я его ощутил на выставке в павильоне "Космос" – аналоге советского ВДНХ. Общая атмосфера напомнила времена моего детства: словно я в школьные годы вместе с классом пришел на просмотр фильма о достижениях советской космонавтики.

Итак, Пхеньян и северокорейцы. Какие они?

На мой взгляд, жителям Северной Кореи свойственна некая "провинциальность" или даже "деревенскость". Сразу же подчеркну, что эту черту каждый вправе оценивать по-своему – положительно или отрицательно. В апрельские дни шли активные работы по обустройству городских клумб, что вызывало еще больше ассоциаций с сельской жизнью.

В весеннем гардеробе жителей Пхеньяна преобладает сдержанный стиль. Мужчины носят одежду серых и темно-синих тонов. Популярны строгие костюмы. Джинсов не видел, хотя кроссовки распространены. Женщин я разделил бы на два типа. Одни одеты по-городскому, прически явно сделаны в парикмахерских. Другие ходят в платках, могут носить за спиной какие-то мешки-баулы (а иногда — и поклажу на голове, как это принято во многих азиатских странах). Дети, не в пример взрослым, одеты ярко.

Очень часто можно встретить людей в военной форме. Но не все они – армейцы. Это могут быть как военнослужащие Корейской народной армии, так и народные ополченцы, и члены молодежной красной гвардии. Товарищ Мун заверила меня, что она, как и все северокорейцы, "тоже военный" и в случае опасности готова выступить на защиту родины.

Пхеньян не является туристическим центром, поэтому власти и жители совсем не стремятся к наведению внешнего лоска или "гламура", рассчитанного на приезжих. На улицах можно увидеть как современные автобусы, так и старенькие трамваи с облупившейся краской. Рядом с новыми, свежепокрашенными зданиями могут стоять старые обшарпанные дома. В Пхеньяне я услышал фразу: сначала – удобства для людей, а эстетика – потом. Ну а иностранные туристы могут либо фотографировать старые дома и транспортные средства, преподнося Корею отсталой, либо, наоборот, снимать все самое новенькое, представляя страну суперсовременной.

Как бы то ни было, Пхеньян поражает невероятной для россиянина чистотой, подтверждая поговорку: чисто не там, где убирают, а там, где не мусорят. При этом я не сказал бы, что стремление к чистоте – национальная черта корейцев. Скорее, им мешает мусорить дисциплинированность. Поддержание чистоты в городе – это один из элементов сохранения своей "среды обитания".

Многочисленные ларьки, торгующие различной снедью, напитками, курами гриль и т.п., опровергают домыслы о якобы царящем голоде. Довелось мне бывать и в современном универмаге — "Раквон". Позднее я узнал, что пару десятков лет назад он был валютным, но сейчас все цены указаны в северокорейских вонах.

Кроме меня других иностранцев там не было — более того, мой визит стал полной неожиданностью для персонала, и когда я сфотографировал продуктовый отдел, то работники запротестовали, потребовав прекратить съемку (увидев "Российское шампанское", я все же не удержался от нарушения правил и запечатлел на память). Возможно, если бы северокорейцы знали про слухи о "массовом голоде", они бы все же предоставили возможность сфотографировать полные прилавки продуктов.

Впрочем, в других местах тоже существуют ограничения на фотосъемку. По моим наблюдениям, причин тому две. Первая – военная. Например, не разрешается фотографировать вид на Пхеньян из вращающегося ресторана на крыше гостиницы Koryo: фотографии с небоскреба равноценны аэрофотосъемке, и "почти воюющая" страна не может позволить иностранцам делать такие снимки. Вторая — чисто субъективная. Корейцы, а особенно кореянки, категорически не любят фотографироваться. Они так и норовят отвернуться, закрыть лицо или спрятаться за какой-нибудь столб. Если же ты фотографируешь "исподтишка", издали, то на тебя могут посмотреть вот таким взглядом:

На лицах людей, заметивших фотосъемку, можно прочитать немой вопрос: "Зачем этот иностранец нас фотографирует? Шпион, что ли?.."

Но если количество туристов будет расти, то горожанам волей-неволей придется привыкать к такому "бесцеремонному" поведению европейцев и американцев. Кстати, о последних. Хотя мировые новости разрывались сообщениями о якобы предстоящей войне, в гостинице проживало немало американцев. Численность гостей из России в КНДР, по сравнению с туристами из других стран, за последние десятилетия резко снизилась. По этой причине персонал той же Koryo практически не знает русского языка, а общается с иностранными постояльцами только на английском.

Туристы, бывавшие в КНДР в прошлом, рассказывали, что по городу шагу нельзя было ступить без сопровождения гида. Теперь этот контроль ослаб или стал менее заметен. Во всяком случае, я и другие россияне отправлялись самостоятельно гулять по окрестностям, и никто нас не останавливал.

Стоит отметить, что с наступлением позднего вечера жизнь на улицах замирает. И в этом смысле Пхеньян похож на советские города, в которых не было ночной жизни — население ложилось спать пораньше, чтобы утром с бодрыми силами идти на работу.

Одним из моих соседей по гостинице оказался блогер Артем Самсонов. Он был в Пхеньяне три года назад и заметил перемены в облике города. Например, увеличилось количество автомобилей — если раньше пешеходы гуляли по мостовой, то теперь они строго придерживаются тротуаров. При этом у пхеньянцев еще не выработалась культура поведения на дорогах. Автомобилисты яростно сигналят пешеходам, требуя их пропустить, даже если те идут по нерегулируемому переходу. А пешеходы "вдруг" замечают едущий автомобиль и с неохотой уступают дорогу. Если численность автопарка в Пхеньяне продолжит расти, то у корейских пешеходов возникнут трудности с переходом улиц, как это произошло в России. Но в КНДР эта проблема наверняка будет разрешена благодаря дисциплинированности.

По словам Самсонова, три года назад на улицах Пхеньяна не было видно такси — сейчас их довольно много, причем самых разных марок.

Общепризнанной приметой Пхеньяна считают регулировщиц уличного движения. Но если раньше они регулировали движение вместо светофоров, то теперь – вместе со светофорами.

А в дни, когда я находился в столице КНДР, у подземных переходов установили указатели, светящиеся по ночам — раньше их не было.

Из всего увиденного можно сделать вывод, что КНДР явно находится на подъеме, а Пхеньян динамично преображается, приобретая черты города, внешне привычного для взора европейца.

Но в целом Северная Корея — страна, как говорится, "на любителя". Если вам нравится шум машин по ночам, запах автомобильных выхлопов, сумасшедший темп жизни, то КНДР — не для вас. Если же вы любите отдохнуть от шума современного города, от коммерческой суеты, хотите ощутить размеренность и сравнительное спокойствие жизни, свойственные СССР в годы его стабильного существования, — то вам здесь понравится.

Нельзя, конечно, гарантировать, что Северная Корея сохранит нынешний облик в будущем. Но пока обстановка именно такая, какой я ее описал. Если меня попросили бы выбрать из моих фотографий ту, которая лучше всего передает атмосферу КНДР, то я бы остановил свой выбор вот на этой:

Дмитрий Ремизов

http://www.rosbalt.ru/main/2013/05/09/1126194.html

Источник: hanber.livejournal.com


Categories: Фото

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.