Шесть свидетелей яркой жизни

В год 130-летия Габдуллы Тукая торжества и мероприятия, посвященные любимому поэту, не прекращаются и после его дня рождения — 26 апреля. Одна из интереснейших экспозиций — «Путешествие к Тукаю» представлена в выставочном зале «Манеж» Музея-заповедника «Казанский Кремль». Специально к выставке были восстановлены шесть страниц со стихами, написанными рукой Габдуллы. Здесь есть и переводы его стихов Анной Ахматовой — всего 11 произведений, среди которых знаменитые «Родной земле», «Пара лошадей». Есть здесь и шесть предметов — единственные, пережившие своего хозяина. Это стакан для карандашей, бронзовая чернильница с собачкой, шкатулка, которую Тукай купил на первый гонорар любимой сводной сестре Газизе, запонки, подаренные друзьями, тюбетейка, в которой поэт снимался для одной из самых знаменитых своих фотографий, и дорожная корзинка. Именно она всюду следовала за своим владельцем, храня его рукописи, любимые книги и переводы. Тукая часто называют татарским Пушкиным. Он был бы польщен, услышав это, поскольку восхищался творчеством русского классика, переводил его произведения на татарский язык, популяризировал по мере своих возможностей.


Габдулла тукай фотографии

Действительно, у поэтов было много общего: гениально талантливые, рано ушедшие, любимые народом и… женщинами. Но если Пушкин слыл донжуаном, то о романах Тукая практически неизвестно ничего. Он ушел из жизни в неполные 27 лет, ни разу не быв женатым, не оставив после себя потомства. Однако любовная лирика занимает в его творчестве видное место:

«Безумцу радость подари, позволь прилечь у этих ног,

Молю тебя, позволь мне быть добычей, пойманной в силок!»

(«О, эта любовь».)

К кому обращался автор этих строк? И может ли быть, чтобы молодой, творческий, полный надежд и планов человек, написавший эти строки, не был влюблен? Конечно же, нет. Но — обо всем по порядку.

От поклонниц прятался за углом

Как свидетельствуют современники поэта, он действительно избегал женщин и стеснялся своей внешности. От природы он был худ, невысок ростом, к тому же на одном глазу был небольшой дефект — бельмо, поэтому Тукай часто носил темные очки.


— Одевался немодно и странно, часто с чужого плеча, — рассказала «МК-Поволжье» руководитель выставочного зала «Манеж» Диляра Музафарова. — Деньги у него, конечно, водились, он ведь был популярным поэтом, часто печатался. Но распоряжаться капиталом не умел — раздавал в долг, без отдачи одалживал друзьям, устраивал в номерах гостиниц, которые часто менял, дружеские литературные посиделки. Словом, был широкой души человек. Однако бешеная популярность делала свое дело — молодые поклонницы ходили за Тукаем по пятам. А он — прятался от них. Увидит, как его подкарауливает очередная влюбленная девушка у дверей редакции, и прячется: за углом, за кустом. Иногда просиживал там часами, лишь бы не встретиться с ней.

Габдулла тукай фотографии

Но одной девушке все же суждено было разорвать это блокадное кольцо. Зайтуна Мавлюдова, дочь богатого купца из Чистополя, тоже мечтала о встрече с поэтом.


а была начитанна и очень красива, на фотографиях тех лет (а ей на момент встречи с Тукаем было пятнадцать) сохранился образ миниатюрной девушки с густыми длинными волосами. «Чернобровая, востроглазая, с правильными чертами лица, с какой-то притягательной силой во взгляде, со звонким и красивым голосом», — так характеризовал Зайтуну Мавлюдову друг поэта Галимжан Шараф. Действовать она решила хитрее — через родственников, которые были знакомы с другом и соратником великого поэта — Фатихом Амирханом.

«Они сошлись…»

Узнав о мечте юной Зайтуны, Амирхан сообщил ей и ее сестре (понятно, что одной приходить порядочной девушке неприлично) адрес редакции газеты, где работал Тукай, и точное время, когда он там бывает. Девушки так и поступили, но желанная встреча долго не происходила. Видимо, Тукай был хитрее…

Но однажды, когда юные поклонницы в очередной раз проходили мимо редакции, Фатих Амирхан, сидевший у открытого окна, поздоровался с сестрами и пригласил их зайти. Веским аргументом прозвучали его слова о том, что вскоре сюда на заседание должен прийти сам Тукай.

Через определенное время девушки явились и увидели, что собой представляет данное собрание: Габдулла Тукай, Фатих абый и Вафа Бахтияров играли в карты — в дурака. В своих воспоминаниях позже Зайтуна Мавлюдова написала: «Тукай сидел напротив дверей, в пиджаке, без головного убора. Когда мы входили, он поднял голову и один раз взглянул на нас. Мы поздоровались с Фатихом абыем, и он познакомил нас с Тукаем. Тукай поздоровался с нами, не поднимая взгляда. Спросив о здоровье, продолжил игру. Мы не стали играть. Немного посидели и ушли. Так я впервые познакомилась с Тукаем».


История любви Габдуллы и Зайтуны насчитывает всего пять встреч. Во время второй встречи они даже не перекинулись словечком: Тукай поклонился девушкам, завидев их из открытого окна трамвая.

«Люблю, с ума схожу, —

Но бегу от любимой, будто шурале от людей,

Как увижу — делаю вид, что не вижу…»

«Странная любовь»

Третья встреча также состоялась благодаря настойчивости Зайтуны, и Тукаю пришлось уделить ей внимание. «Он держался как-то несмело, по возможности стараясь не встречаться взглядами… Он порывался скорее уйти, но я под разными предлогами пыталась задержать его, чтобы подольше слушать его речи», — вспоминает влюбленная Зайтуна. Видимо, ей все же удалось начать «приручать» непокорного поэта. Может, будь у них побольше времени, а у самого юноши — больше решимости и уверенности, пара сложилась бы, а судьба поэта подарила бы ему несколько лет, наполненных любовью и заботой? Но сейчас трудно судить.

Во время четвертой встречи Тукай, кажется, стал чувствовать себя более свободно: они довольно долго беседовали, прогуливаясь после литературного вечера. И если она окончилась на лирической ноте, то последняя, пятая, не принесла ничего хорошего.


Габдулла тукай фотографии
Личные вещи поэта

«Пусть уходит!»

Сама Зайтуна так описывает этот день: «1908 год, 12 июня. Мы решили уехать из Казани и вновь вернуться в Чистополь. В тот день, чтобы повидаться с Тукаем, мы быстренько пришли в редакцию… Когда мы ему сообщили о том, что возвращаемся в Чистополь и пришли только попрощаться с ним, он произнес: «Очень жаль». Некоторое время он о чем-то расспрашивал нас, а потом мы простились с ним. Расставаясь, мы сказали, когда и каким пароходом уезжаем… Хотя Тукай пообещал прийти на пристань проводить нас, вновь мы его не увидели».

Не пришел проводить… Какое разочарование для девушки! Что за вечная зима поселилась в сердце поэта? Если вчитаться в его воспоминания о детстве в книге «Что я помню о себе», можно понять, что в нежном возрасте он не был любим. Родители рано умерли, для родственников он был обузой, лишним ртом, и только. А если ребенка не любят в детстве, как он научится любить сам, чувствовать себя в безопасности, доверяя полностью свое сердце другому человеку?


Может быть, в этом дело? Холод закрался в его сердце в раннем детстве. В книге воспоминаний есть такой эпизод, где Тукай, живя в семье дедушки Зиннатуллы, где было шестеро своих детей, был предоставлен сам себе. Более того, женщина, на которой женился дед после смерти родной бабушки Тукая, его просто не выносила. Часто, выйдя зимой во двор, мальчик не мог попасть обратно в дом — дверь была очень тяжелой. И он часами мерз в своих обносках на улице, а бабка, видя в окно его мучения, не удосуживалась открыть дверь и впустить мальчика в дом. Наверное, с тех пор Тукай, как свидетельствуют его современники, всегда мерз.

Через пять лет, когда Тукай умирал от болезни легких в больнице Клячкина, Зайтуна приехала к нему. Она стояла за дверью и ждала разрешения войти. Тогда и прозвучало жестоко-отчаянное «пусть уходит…».

Спустя годы Зайтуна Мавлюдова, уже живя в Уральске, вышла замуж за священнослужителя. Ее сын Атилла и внучка Фарида стали поэтами. А сама она, когда пришел ее последний час, завещала: «Если возможно, похороните меня ближе к Тукаю».

На камне могилы Тукая высечены слова из первого стихотворения, посвященные Зайтуне Мавлюдовой:

«Встретив в дороге тебя, слегка склонил он голову сегодня;

Он этому радуется очень».

Благодарим за помощь в подготовке статьи и предоставленные фотоматериалы выставочный зал «Манеж» и Музей-заповедник «Казанский Кремль».

Источник: kazan.mk.ru


Габдулла Тукай родился в Татарстане, в деревне Кушлауч недалеко от Казани. Мальчику было пять месяцев, когда умер его отец, а через три года умерла и мать. Сначала будущего поэта передали в семью деда по материнской линии. Там еще одному ребенку были не рады. «Плакал — некому было утешить, — вспоминал позже поэт, — норовил приласкаться — некому было приголубить, хотел поесть, попить — некому пожалеть — все отталкивали да отпихивали». Дед с бабушкой не раз пытались устроить мальчика в приемную семью. В шесть лет Габдуллу забрал крестьянин из соседней деревни. Новая семья приняла мальчика хорошо, здесь его любили и растили как родного, обучили грамоте. Через три года его отыскала сестра отца, Газиза Усманова, и увезла к себе в Уральск.

В Уральске Габдуллу Тукая отдали в школу при мечети медресе «Мутыгия». Преподавал в нем имам и просветитель Мутыгулла Тухватуллин. Его дети, с которыми подружился Тукай, были воспитаны на европейский манер, одевались по светской моде и знали несколько языков. Их примеру последовал и Тукай — вскоре он владел арабским, персидским и турецким, изучил и русский, познакомился с западноевропейскими языками. В доме имама была богатая библиотека, причем духовник собирал не только богословские книги, но и художественную литературу, научные публикации. Вместе с учениками он выпускал рукописные газеты и журналы.


Когда произошла революция 1905 года, Тукаю было 19 лет. Он работал наборщиком в типографии своего друга, сына имама Камиля Тухватуллина. Вместе они начали выпускать первые в Уральске газеты и журналы на татарском языке: «Фикер» («Мысль»), «Уралец». На страницах этих газет появились первые революционные стихи Тукая.

Поэт, охваченный социалистическими настроениями, часто принимал участие в уличных демонстрациях, публиковал политические статьи и эссе. В фельетоне «Условия» Тукай писал: «Пока не рухнет капиталистический строй и на земле не начнется жизнь социалистическая; пока капитал не перестанет на каждом шагу заслонять собой правду, я не вижу никакого смысла в том, чтобы мы назывались мусульманами».

В этом же году Тукай стал редактором журналов, которые выходили в типографии Камиля Тухватуллина, — «Эль-гаср-эль-джадида» («Новый век») и сатирического «Уклар» («Стрелы»). Тукай размещал на страницах новых изданий собственные произведения, переводы на татарский язык басен Ивана Крылова и стихов русских поэтов: Александра Пушкина, Михаила Лермонтова, Алексея Кольцова. Вскоре о Габдулле Тукае узнали в Казани и Оренбурге.

В 1907 году Тукай закончил медресе «Мутыгия» и отправился в Казань. В столице Татарстана поэт продолжил выступать в газетах с эссе и фельетонами на актуальные темы — о важности образования, о национальной идее, отношениях с другими народами, о войнах, казнокрадстве чиновников и борьбе простых людей за свои права.


Габдулла Тукай выступал за реформу образования, говорил, что во всех медресе нужно давать светское образование, и оно должно быть доступно и мальчикам, и девочкам.

В 1907 году вышел в свет первый сборник поэта — «Стихотворения Габдуллы Тукая». Среди опубликованных произведений было стихотворение «Пара лошадей» о возвращении из Уральска в Казань, ода образованию «О перо!» и «Шурале» об Али-Батыре, девушке-птице Сюимбике и злом лесном духе Шурале.

В Казани Тукай увлекся устным народным творчеством. Ему удалось собрать и опубликовать четыре тома фольклорных произведений и народных эпосов. За три года жизни в Казани он издал больше 10 томов собственных стихов и 13 сборников произведений для детей: сказок, рассказов и стихотворений. До него в Татарстане детскую литературу не издавали так массово, изредка появлялись стихи отдельно для девочек, отдельно для мальчиков.

В 1911 году Тукай отправился в путешествие в Санкт-Петербург. По пути он описывал жизнь городов Самары, Уфы, сравнивал цены, дороги, транспорт и обычаи. «Уфа, — писал Тукай, — хотя и намного хуже Казани в отношении архитектуры, но природой своей превосходит многие города. Прежде всего, она на горе. Это означает и летом, и зимой чистый воздух. Она расположена на берегу воспетой во многих наших песнях Агидели (река Белая. — Прим. ред.). В городе больше деревьев, чем домов. Как это важно в летние дни! На первый взгляд и народ в Уфе кажется трезвым и чистым».


В самом Петербурге поэт пробыл 18 дней. Его, жителя российской глубинки, впечатлила городская архитектура, транспорт, мощеные мостовые, но главное — образованные жители.

В Петербурге Тукай впервые услышал оперу — «Евгения Онегина» в грамзаписи. «Впервые в жизни хочу начать ходить в оперу. <…> Я открыл для себя новый мир», — вспоминал поэт. Однако в театр он так и не попал. Врачи диагностировали у него туберкулез и рекомендовали сменить климат ехать на юг, в степь. Несколько месяцев Тукай лечился в Башкирии, но особых успехов это не принесло.

В августе 1912 года Тукай вернулся в Казань и до последних дней работал в типографии. Поэта не стало 15 апреля 1913 года. Его похоронили на Татарском кладбище Ново-Татарской слободы в Казани. В день похорон были приостановлены занятия в городских медресе, закрыты магазины, а в татарских газетах беспрерывно печатали соболезнования и некрологи. Петербургская газета «День» назвала Тукая «татарским Пушкиным», статью о поэте и его стихотворение «Пара лошадей» опубликовал эмигрантский журнал The Russian Review в Лондоне.

Еще при жизни Тукая многие его стихотворения татарские композиторы переложили на музыку: это «Родной язык», «Колыбельная», «Пара лошадей» и другие. По мотивам поэмы «Шурале» балетмейстеры Леонид Жуков и Гай Тагиров поставили балет. Премьера прошла на сцене Татарского театра оперы и балета в 1945 году. В 1950 году балет под названием «Али-Батыр» вошел в репертуар Мариинского театра, а в 1955 году — Большого театра. В разные годы главные роли в спектакле сыграли прославленные примы-балерины и премьеры: Наталья Дудинская, Аскольд Макаров, Майя Плисецкая, Владимир Васильев. В 1959 году Большой театр показывал «Шурале» во время гастролей в США.

Памятники Габдулле Тукаю установлены в Москве, Санкт-Петербурге, Казани. С 1946 года имя поэта носит Татарская государственная филармония в Казани.

1. За всю жизнь Габдулла Тукай сменил восемь приемных семей.

2. Тукай был самым высокооплачиваемым поэтом в Казани. Ему платили по 50 копеек за строчку: за эти деньги можно было снять меблированную комнату на сутки. Гонорары поэт тратил на книги и обучение, у него часто занимали деньги знакомые. Перед смертью Тукай завещал оставшиеся средства учебным заведениям на стипендии для одаренных детей.

3. Поэт мало заботился о своем внешнем виде: не носил галстуков, популярных в то время воротничков, мог купить костюм на два размера больше. Молодых людей, которые одевались по моде, Тукай называл «манекенами» и быть похожими на них не желал. Однажды поэт заявился в редакцию в широкой рубашке с женским поясом и, несмотря на замечания, проходил так все лето.

4. Тукай был убежденным холостяком и намеренно не завел семью, несмотря на многократные попытки друзей женить молодого поэта.

5. На памятниках Габдуллу Тукая изображают в тюбетейке, но в жизни он ходил с непокрытой головой, как русские поэты, а одно время даже надевал свободную рубашку на манер Льва Толстого. Шапочку, в которой Тукай запечатлен на одной из немногих сохранившихся фотографий, ему дал хозяин фотосалона, где сделали этот снимок.

Источник: www.culture.ru

Тукай — не настоящая фамилия поэта?

Тукай родился в 1886 году в деревне Кушлавыч (сейчас Арский район РТ). В метрической книге имя отца будущего поэта написано как Мухамметгариф Мухамедгалимов. Но в народе его звали сокращенно Гариф, Гарифулла. Поэтому по имени отца фамилия Тукая — Гарифов. Откуда пошла фамилия Тукай, сказать с достоверностью трудно. 

Книги Тукая изданы с написанием его имени Габдулла, реже — Абдулла, потому что арабское имя Абдулла в переводе на татарский звучит как Габдулла. А ещё Тукая называли Апуш — по одной из версий, это сокращённый вариант от Александр Пушкин.

 Фоторепродукция картины «Маленький Тукай» Х. Казакова предоставлена музеем Г.Тукая

Тукай был потомственным поэтом?

Отец Тукая был муллой, он умер, когда будущему поэту было 4,5 месяца. Мать вновь вышла замуж за муллу из соседней деревни. В автобиографической повести «Что я помню о себе» Тукай писал, что, выйдя замуж, мать отдала его на попечение старушке Шарифе.

«Говорят, зимними вечерами босиком, в одной рубашонке выходил я на двор и потом возвращался к двери, чтобы войти в избу. Я не мог отворить дверь, ну и стоял, дожидался, когда откроют, пока у меня ноги не примерзали ко льду», — вспоминал поэт. Однако ряд учёных пришли к выводу, что воспоминания поэта не точны. В деревне была только одна женщина по имени Шарифа, которая умерла ещё до рождения Тукая.

Мать поэта ушла из жизни, когда Тукаю было 3,5 года. Дед поэта Зиннатулла, который был муллой, написал стихи на смерть своей дочери. В музее хранится автограф этого стихотворения.

Приёмных родителей Тукаю нашли на базаре?

Есть версия, что неродная бабушка — вторая жена деда Тукая по материнской линии, у которой было шестеро детей, не хотела держать у себя внука своего мужа. Она договорилась с одним казанским купцом, что отправит маленького Тукая к нему на воспитание.

По другой версии, бабушка была родной. Её шестеро детей были дядями и тётями будущего поэта. Хотя дед был муллой, семья жила впроголодь. Чтобы маленький Тукай не умер с голоду, его отправили на воспитание в Казань. Кучер привёл мальчика в дом к людям, которые хотели взять его на воспитание. Однако их не оказалось дома. После этого ребёнка привели на Сенной базар. Там его взяла к себе семья мелкого кустаря. Он шил национальную обувь, а его жена — тюбетейки, калфаки. Всё это семья продавала на Сенном базаре. Вместе с приёмными родителями Тукай ходил по домам богатых людей, куда они доставляли выполненные заказы.

Тукай никогда не был в доме Шамиля, где располагается его музей?

О том, что имам Шамиль (предводитель кавказских горцев, воевавших с Россией в XIX в.), жил в особняке на ул. Екатерининской (сейчас ул. Тукая) и женился на дочери Ибрагима Апакова, говорится во многих путеводителях по Казани. На самом деле этот дом построили по заказу купца И. Апакова. В 1884 году, когда его дочь вышла замуж за среднего сына Шамиля, он подарил этот дом своей дочери.

Фото: АиФ/ Предоставлено музеем Г. Тукая

Казанцы начали называть особняк домом Шамиля, но по документам он принадлежал госпоже Шамиль. Напротив дома Шамиля по ул. Екатерининской, 63, располагалась редакция газеты «Ал-ислах». Когда Тукай приехал из города Уральска, редакция этой газеты  находилась в номерах «Булгар», а потом переехала в дом на Екатерининской. Вполне возможно, что поэт часто бывал и в доме Шамиля — в книжной лавке, находившейся на первом этаже.

В доме Шамиля есть подземный ход?

О его существовании говорят старожилы Старо-Татарской слободы. По их мнению, такой ход до озера Кабан могли прорыть слобожане, чтобы избежать принудительной христианизации. Здание музея сейчас готовят к реконструкции. Строители обследуют здание, но подземного хода пока не нашли.

Тукай всегда носил тюбетейку?

Тукай обычно не надевал головного убора, стараясь быть похожим на русских поэтов. Одно время он ходил в такой же рубашке, как Лев Толстой. В тюбетейке его сфотографировали для сборника стихов. Поэт пришёл в фотосалон, но тюбетейки у него не оказалось. Издатель Г. Шараф вынул из своего кармана тюбетейку и дал Тукаю. По воспоминаниям друзей, Тукай не придавал большого значения одежде. Однажды купил на базаре пиджак на два размера больше, в котором и ходил довольно долгое время.

Тукай всю жизнь бедствовал?

Приехав в Казань в 1907 году, поэт работал в редакции газеты «Ал-ислах», сотрудничал с другими изданиями, подрабатывал в книжной лавке экспедитором, где получал зарплату в 40 руб. Это были хорошие деньги, ведь в то время за один вышитый калфак мастерице платили 15 коп. Гонорары Тукая были выше, чем у других поэтов. Тукай распорядился после его смерти учредить стипендию для одарённых детей, оставив на это 500 руб.

Фото: АиФ/ Алия Шарафутдинова

В Казани выпускали свечи с портретом Тукая?

Учёный Ибрагим Нуруллин писал, что после смерти популярного поэта в Казани стали выпускать конфеты, свечи, мыло, на этикетках которых был изображён Тукай. Свечи и мыло не сохранились. Были ли они, достоверно не известно. В музее хранится лишь этикетка конфет с портретом поэта. Выпускавшая их фабрика «Альфа» находилась в доме Шамиля, поэтому его называли ещё и «кондитерским замком».

Ради Тукая мусульманки совершили подвиг?

Похороны поэта 4 апреля 1913 году превратились в многотысячную процессию. В знак траура не работали магазины, казанские заводы, фабрики объявили неполный рабочий день. Были отменены занятия в школах, медресе. Учредительница Татарской женской гимназии Фатиха Аитова разрешила своим воспитанницам пойти на похороны Тукая с цветами. Это был очень смелый шаг для того времени, едва ли не подвиг. Ведь по законам шариата женщинам и сейчас не разрешается ходить на кладбище.

Источник: kazan.aif.ru

Источник: my.mail.ru


Categories: Фото

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.