1

    Беловежская пуща – один из значимых природных объектов Беларуси. Летом здесь можно отдохнуть от городской суматохи, а зимой зарядиться новогодним настроением. Я решила опробовать зимний вариант. Что из этого получилось – читайте ниже.

    День 1. Как добраться до Каменюк без машины?

    Побывать в Беловежской пуще мне довелось пару лет назад, а рассказать о путешествии получилось только сейчас. Но не волнуйтесь, все помню, расскажу честно, надеюсь, многое будет полезно. В общем, суббота, в которую наша небольшая компания решила ехать в заповедный лес, началась рано. В 6:16 утра отходил наш поезд на Брест, а прибывал он около 10:00. Выйдя из поезда в Бресте, мы направились на автовокзал: именно отсюда отходят маршрутки и автобусы на Каменюки – агрогородок по соседству с Беловежской пущей.


    Автовокзал нашли быстро. Прогулочным шагом добрались минут за 10. Как и предполагалось, микроавтобус в Каменюки ходит не часто: 3 раза в сутки. Ближайший – около часа дня. Что делать до этого времени? Решили сдать вещи в камеру хранения на автовокзале и прогуляться по Бресту. Пошли, что называется, куда глаза глядят. И оказалось, что глаза у нас – что надо. Пройдя совсем немного, мы вдруг оказались на просторной «магазинной» улочке – Советской.

    2

    Меня очень радуют главные улицы наших областных городов. Невысокие домики ушедшей эпохи с новомодными магазинами выглядят по-европейски. А по-новогоднему украшенные витрины и припорошенные снегом фонари создают особенную атмосферу. Сразу понимаешь: ты не в Минске. Оно и понятно, заграница ведь «в двух шагах», была бы только виза… Эх, размечталась, идем дальше. Вскоре мы оказались у новогоднего базара. Удержаться и ничего не купить было тяжело. Однако, вспоминая оставленные на вокзале сумки, решили обойтись только магнитами с видом Бреста.

    3

    К положенному времени мы вернулись обратно на автовокзал. Жаждущих попасть в Каменюки было предостаточно. Те, кому не хватило билетов в кассе, просились ехать стоя. Но им не позавидуешь – ехать до Каменюк больше часа. И все же люди ехали. В 2 часа с хвостиком мы уже были на месте. И тут возникла непредвиденная ситуация.


    4

    Еще в кассе на автовокзале у нас спросили: «Обратно билет брать будете?». И ведь уже тогда нас должно было что-то насторожить. Но неееееет. Мы решили: «Зачем, купим в Каменюках на станции». Когда же мы оказались на месте… Словом, одиноко стоящая продуваемая всеми ветрами и засыпанная снегом остановка городка Каменюки мало походила на автостанцию. Ага, так вот к чему был вопрос доброй тети в кассе, которая поленилась сказать, что билеты купить будет негде. Но тут выручил водитель, поинтересовавшийся, все ли смогут вернуться назад. У него мы и приобрели спасительные квиточки, дающие нам шанс выбраться из приграничной белорусской глубинки. «А где здесь пуща?», – оглядываясь в туманные дали, обратился к водителю один из пассажиров. И мы тоже навострили уши.

    Водитель указал в сторону, где заканчивался населенный пункт, и уехал. Местные жители быстро разбежались по домам. Судя по всему, туристов, добирающихся своим ходом, как мы, было совсем немного. Вокруг белым-бело, впереди то ли снег, то ли туман, и ничего не видно в том направлении, где должна быть пуща… Но сначала нужно было найти гостиницу.


    5

    Все оказалось довольно просто. Корпус №2 гостиницы «Каменюки» находится в самом городке, в то время как остальные 3 корпуса разместились прямо на территории заповедника. Указателей, естественно, никаких нет. Решили прибегнуть к методу Шерлока. Направо уходила дорога в никуда (хотя водитель утверждал, что там Беловежская пуща), слева стояли деревенские домики. Решили идти к цивилизации. Не прогадали – вот она, гостиница №2. Лучше, чем можно было себе представить. Бюджетно – а условия на уровне.

    6

    В поисках Беловежской пущи

    Заселившись, мы быстро перекусили и отправились на разведку местности. Все же, на часах натикало уже 15:00, и засиживаться было непозволительно. Пройдя по указанному водителем маршрутки направлению, уже через 10 минут мы оказались у входа в Беловежскую пущу. Ну, здравствуй, это к тебе мы столько добирались!

    7

    У главного входа в известный заповедник находится стоянка для машин. На частном транспорте на территорию не попасть. Все, кто путешествует на своем «коне», должны припарковать его здесь. По территории пущи курсируют только экскурсионные автобусы, которые возят туристов к достопримечательностям. Чтобы попасть на экскурсию, нужно купить билетик и ожидать ближайшего рейса. Кассы находятся справа от входа. Там же – киоск с сувенирами.


    8

    Туристический отдел заповедника предлагает 2 автобусные экскурсии: обзорную по Беловежской пуще и поездку к Деду Морозу. Обзорной экскурсии почему-то не было. Но мы и не планировали попасть на нее. Основная цель, конечно же, – Дед Мороз. Тем более, что к нему как раз и советуют ехать под вечер, когда включается иллюминация. На последний рейс в 16:00 все билеты уже были раскуплены, но желающих набралось так много, что вскоре объявили: для нас сделают еще один рейс на 17:00. Набралось целых 2 автобуса.

    Пока в кассах обсуждали, сколько билетов еще можно продать, очередь «тискала» местного кота, отдыхавшего на подоконнике кассы. Шубка лощеная, мордашка упитанная, взгляд ленивый – вот уж кто действительно удачно устроился в заповеднике.

    9


    В поместье белорусского Деда Мороза

    Поездка к Деду Морозу – тема, заслуживающая отдельного внимания. Посадка в автобусы на территории пущи напоминает штурм Бастилии (не то, чтобы мы помнили это событие, как сейчас, просто людей действительно было много). Автобус привез нагулявшихся туристов и загрузил новую партию. Стоит ли уточнять, что билеты продали всем желающим, независимо от того, сколько было мест в автобусе. Но тут надо отдать должное мужчинам, которые проявили крайнюю степень благородства, уступив места женщинам и детям, и покорно ехали стоя, обнимая рюкзаки и санки.

    Дорога к Деду Морозу заняла ровно 16 минут 🙂 Во время движения пассажирам дали послушать запись с рассказом о пуще. Когда все выгрузились из автобуса у входа в Сказочное поместье, возникла заминка: «И что дальше? Куда идти?» Хорошо, что не успели разбрестись – вскоре к группе подошла женщина в голубой накидке и объявила, что она Снежинка. Ну, ради бога, Снежинка, так Снежинка. Детвора тут же облепила экскурсовода и поволокла ее к воротам на территорию резиденции любимого Деда. Женщина так и проводила экскурсию, пятясь назад. Но на самом деле, Снежинка нам попалась отличная: рассказывала очень весело, задорно и интересно.

    К тому времени, как мы доехали до поместья, было уже достаточно темно. Кроме того, не на шутку разбушевалась стихия. Снег шел отменный. Помните пару бесснежных зим? Так вот, в тот год мы очень просили снега – и допросились-таки. Атмосфера создалась что надо, только фотоаппарат отчаянно отказывался снимать в темноте, да еще с залепленным снегом объективом.


    К Деду Морозу мы попали не сразу. Сначала позаглядывали в окна домика Снегурочки, поискали свое отражение в зеркале. Говорят, если удастся увидеть отражение – помолодеешь на 10 лет. Я сразу засомневалась: а стоит ли? Снова в школу как-то не хотелось. Но нас заверили, что эффект этот постепенный и проявится со временем. Что ж, посмотрим.

    И вот, наконец-то, взрослые и дети с одинаковой радостью столпились у дома Деда Мороза. А он стоял у себя на крыльце рядом с внучкой и махал руками приезжим, выкрикивая приветствия. Сфотографировать его удалось с трудом, ибо пока я «прицелилась», подрастающее поколение уже повисло на красном дедовом кафтане. Сложная эта работа, однако, быть любимцем малышей.

    10

    Что кричал несчастный, я даже и не слышала, пыталась обойти толпу и сделать хоть какие-то снимки. Но на встречу с самым главным персонажем поместья отводилось буквально пару минут: в предпраздничное время в сказочной резиденции действует система конвейера. Очень скоро Дедушка объявил, что с каждым сфотографироваться не сможет, поэтому предложил фотографироваться по регионам. Оказалось, были в нашей группе не только белорусы, но и заграничные гости: поляки, литовцы.


    Дальше нас подобрала новая Снежинка и отвела к Настеньке из сказки про 12 месяцев. Настенька мало походила на девочку, но малышню это совсем не заботило. Кроме того, кострище возле деревянных фигур братьев месяцев она развела отменный. Сначала всем было предложено найти свой месяц и загадать у него желание. Повезло: все рванули в весеннее-летнюю сторону, а я спокойно пошла к своему Лістападу. Загадывай – не хочу.

    11

    Порадовал хоровод возле костра. Немного разморозили носы, погрели руки, держась за соседей, выкинули в костер все плохое, «загребли» себе все хорошее. Обряд прошел на «ура», так как даже взрослые знают: огонь очищает. Еще одно место, где можно избавиться от всего плохого – это мельница, которая перемалывает весь оставленный ей негатив. Ну, и какое посещение резиденции без хоровода вокруг главной новогодней ели. Иллюминация просто шикарная.

    На обратном пути зашли в сокровищницу, где Дед Мороз хранит детские письма, рисунки и подарки. Там каждый, даже взрослый, получил заслуженный (входящий в стоимость билета, конечно же) сладкий подарочек. Дети были рады. Да ладно, чего уж там, всем было приятно.


    12

    Покидая резиденцию

    Отправляясь в обратный путь, можно было не искать на стоянке тот автобус, на котором мы приехали. Вернуться к главному ходу в Беловежскую пущу можно было на любом автобусе с надписью «Беловежская пуща». Но этого мы не знали. Поэтому сидели в своем автобусе, пока он не тронулся в путь. Ждать пришлось больше часа, потому что водитель не хотел ехать, пока не соберется полный автобус. В конечном итоге, не выдержав натиска замерзающей толпы, провоцируемой плачем детей, водитель сдался. Наконец, мы тронулись в путь. Последние. Как вернулись назад «загулявшие» туристы, и вернулись ли они вообще, так и осталось загадкой.

    Мы ехали через заснеженный умиротворенный лес, несомненно, скрывающий в своей черной глубине только ему ведомые тайны. Дорога освещалась исключительно светом фар нашего автобуса. И было в этом всем какое-то вселенское умиротворение. Под ровное покачивание транспортного средства и «Заповедный мотив, заповедную даль…», которую почти сразу на весь автобус затянули из колонок «Песняры», начало клонить куда-то в сонное небытие. И даже стенания и рыдания порядком подуставших детишек не смогли развеять эту особую атмосферу.

    13


    Вывезли нас сразу за территорию пущи. Не знаю, как туристам, которые жили в гостиницах на территории, но нам это было очень удобно, ведь еще предстояло возвращаться в Каменюки. Метель была «качественная», дорожку для пешеходов, по которой мы пришли сюда днем, не было видно. Шли по проезжей части, но это ничего, потому что машин практически не было.

    Часы показывали только 8 вечера, но залепляющий лицо снег как бы намекал на то, что ничего интересного в этот день мы больше не увидим. Сказать по правде, впечатлений хватило сполна и хотелось поскорее попасть в гостиницу. По пути к нашему временному дому мне подумалось, что, если смахнуть с улиц и крыш домов агрогородка Каменюки накрывшее его снежное покрывало, – перед нами предстанет вполне себе развитый и ухоженный населенный пункт, пусть и одноэтажный.

    День 2. Музей природы и вольеры

    Стоит понимать, что такое путешествие (на 2 дня) не подходит для тех, кто любит нежиться в постельке. На следующий день у нас в планах было посещение Музея природы и вольеров с животными, причем успеть все нужно было до 14:00, поскольку именно в это время отходила маршрутка, позволявшая нам сесть на вечерний поезд до Минска. Решили идти сначала в музей, потому как не знали, сколько на него уйдет времени. А вольерами, в случае чего, можно было бы и пожертвовать.

    14


    В только что открывшемся Музее природы почти никого не было. Это сыграло нам на руку: можно было спокойно фотографировать и даже бабушки-контролеры на входе, которые предупредили, чтобы мы ничего не трогали, не следили за нами, а остались обсуждать местные новости. Мы старались, как могли, быть послушными, но как было не погладить зубра на входе?

    15

    Музей впечатлил! Мне он напомнил музей естествознания в США, а это все же уровень. И, что самое важное, – можно фотографировать! В каждой секции как бы воссоздана среда обитания тех или иных животных. Только тут администрация схитрила: ни один экспонат не подписан. Хочешь – бери аудиогид или заказывай экскурсию. Ну и ладно, уж мы как-нибудь отличим лису от бобра. Подробнее о музее читайте здесь:

    Музей природы в Беловежской Пуще – картины из жизни заповедного леса

    На музей мы потратили около получаса, хотя казалось, что ходили очень долго. Далее – вольеры. Расположены они в той же стороне, что и музей, только нужно перейти дорогу. Территория большая, ходить там можно очень долго. У нас на вольеры ушло больше часа. И это с учетом того, что многие животные прятались в домиках от мороза, и мы не задерживались возле них надолго. Самыми общительными оказались олененок и пони. Маленькая девочка кормила олененка батоном. В этот момент мы пожалели, что сами забыли взять гостинцев зверькам.

    19

    А скучающий в соседнем вольере пони с радостью позволил всем посетителям его погладить.

    20

    Ну, и, конечно же, нельзя забыть о царе пущи – зубре. В вольере у зубров деревья оббиты досками. Мы не сразу сообразили, зачем это было сделано, пока не увидели их показательное сражение. Теперь понятно.

    21

    Кроме лесных животных за решетками были обнаружены… коты. Вот уж где для них Масленица. Видимо, они эту местность давно «крышуют», так как выглядят вполне упитанными, ходят вальяжно и никого не боятся.

    Около 12:00 мы уже выходили с территории вольеров. По дороге, конечно же, не смогли пропустить ларек сувениров. В самом деле, не ехать же домой с пустыми руками. Чего там только не было: магниты на березе, куклы-белорусочки, свечи, глиняные фигурки. Рядом, возле стоянки, есть еще почтовый киоск. Там можно отправить письмо или открытку на родину с особенным штампом Беловежской пущи или приобрести брошюрки о знаменитом заповеднике.

    Возвращение в Брест

    За 15 минут до отправления маршрутки мы выселились из гостиницы и пошли к остановке. Большое преимущество в гостинице №2 в том, что она находится прямо возле остановки.

    22

    Вид из нашего номера. Справа, где заканчивается забор, находится остановка. А если идти дальше, все время прямо – минут через 10 окажетесь у ворот в пущу.

    Водитель маршрутки, как и за день до этого, был неподражаем. Еще по дороге в Каменюки я обратила внимание на его способности одновременно вести машину и рассчитывать пассажиров, а также что-то записывать в блокнот, откладывать «соточки» для сдачи в отдельную стопочку, разговаривать по телефону, подпевать Селене Гомес… Хорошо, что на обратном пути мы сидели не рядом с ним, а в салоне: я хотя бы не видела, как он едет.

    Все знают, что Беларусь славится своими пейзажами, но то, что мы наблюдали в этот день в окна маршрутки, действительно поражало. Сутками непрекращающийся снегопад выкрасил поля в белый цвет. Земля плавно перетекала в светло-серое небо, и только бледные тени лесов и деревень вдали подсказывали, что это сплошное полотно где-то по центру все-таки разрезает полоса горизонта.

    «Мело, мело по всей земле, во все пределы ….», – вспомнилось мне… Как же долго мы ждали снега этой зимой. Вдруг сзади послышался чей-то голос. Нет, не Пастернака, не подумайте, я не настолько замерзла в пуще. Сидящий позади меня ребенок спросил у мамы:

    – Мама, а откуда Дед Мороз знает, какой подарок я хочу на Новый год?

    – Он все знает, – не растерялась мама.

    –Нет, ну как он знает, что принести каждому ребенку? – не унимался подозрительный мальчик.

    – А он всем и не приносит, а только послушным детям, – последовал ответ.

    – Мама, а я пафлуфный? – поинтересовался ребенок.

    – Не всегда, – отрезала суровая мать.

    – А если не всегда, то подарок будет?

    – Он еще посмотрит, как ты будешь вести себя до Нового года, и тогда решит, – вынесла вердикт мама.

    Мальчик на время затих, и мне уже было показалось, что прямо с этого момента он изо всех сил будет стараться быть «пафлуфным». Но нет, надолго его не хватило, уже через 5 минут мое кресло снова ходило ходуном из-за вертящегося без остановки малыша.

    В Бресте у нас было еще 2,5 часа свободного времени. Мы сдали вещи в камеру хранения автовокзала и решили съездить в Брестскую крепость. Тем более, что это недалеко: всего три остановки на автобусе от автовокзала – и ты на месте. Пришлось, конечно, еще немного пройтись, но минут через 10 мы уже увидели большую вырезанную в камне звезду главного входа. Вот так выглядит Брестская крепость зимой.

    DSC_0413

    ***

    На этом выходные подошли к концу. Поезд «Брест-Москва» довез нас до Минска за 4 часа. Порядком устав от метели, мы ехали домой, сушили ботинки и думали, что надо бы вернуться сюда в теплое время: и в Брест, и в Беловежскую пущу, чтобы сравнить наши впечатления. И ехать надо обязательно на большее количество дней. Чтобы отдохнуть от городской суеты.

    Источник: www.travel-more.com

    Это было в январе 2019 года, когда мы после увлекательного новогоднего автопутешествия по Польше решили немного прокатиться по Беларуси. Беловежская Пуща — это что-то вроде местной «Клюквы», наряду с замками в Мире и Несвиже. Я, конечно, больше по архитектуре и урбанистике, но против природных достопримечательностей тоже ничего не имею.

    В общем, мы остановились на 2 ночи в деревне Каменюки (ближайший к Пуще населенный пункт), дабы посвятить парку целый день. Оказалось, что зря.

    Сразу оговорюсь, что основная масса визуальной информации есть на видеоролике, а на фото попало далеко не все.

    Ну а теперь о том, почему я считаю, что зимой две ночи в Каменюках — это перебор.

    Во-первых, проживание в этом месте дорогое и некачественное.

    Забронировали мы номер в гостевом дома Agrousadba B&B, где

    1) отсутствовали ночники,

    2) душ представлял собой дырку в полу, так что после банных процедур санузел на несколько часов превращался в болото,

    3) а в 9.00 в день отъезда нам без предупреждения вырубили отопление (правда, после моего отзыва на букинге пытались отбрехаться, что надо было позвонить и все бы включили, но фишка в том, что время отъезда, как я позже выяснил, было заявлено на 9 утра — тоже беспредел),

    4) а стоила вся эта история 96 евро за 2 ночи без завтрака (это с названием B&B=bed&breakfast)

    Прикольно только, что владел гостевым домом переехавший в Беларусь на ПМЖ итальянец и его белорусская жена. Итальянец говорил на смеси русского и итальянского и вообще не владел английским.

    Ну а в самой пуще стоял собачий холод, все пешеходные дорожки замело, и нам оставалось только две вещи:

    1) посмотреть на животных в вольерах,

    2) посетить Музей природы.

    Разумеется, ни к какому белорусскому Деду морозу мы и не думали ехать, хотя такая опция тоже была.

    Из вольеров запомнился тот, где обитали волки. У них большая территория, и когда смотришь на них через забор, не возникает ощущение, что они в клетке, а ты снаружи. Скорее, вы каждый — на своей территории, и видеть так близко лесного хищника в относительной свободе лично мне было немного непривычно.

    Зубры тоже были, но я ими не особо восторгаюсь.

    А вот каково на таком морозе африканскому страусу — лично для меня загадка.

    В итоге самое положительное впечатление произвел Музей природы, который, по факту, оказался еще и музеем истории Беловежской Пущи.

    Дополнительно за 5 белорусских рублей мы взяли там аудиогид, и прогулка по музею превратилась в увлекательную двухчасовую экскурсию.

    Вот, собственно, и все развлечения, так что вечер мы провели в номере за тупым просмотром телека.

    Ужинали мы оба вечера купленными в магазине продуктами, а из кафе/ресторанов протестировали два места.

    В кафе «Алеся» мы завтракали в первое утро. Продукты нормальные, но ассортимент очень скудный — особенно после завтраков в польских отелях.

    А вот в кафе «Лесная сказка» мы сначала вкусно отобедали. Колбаса из лосятины под местный самогон с мороза зашла на ура.

    А в день отъезда не слишком вкусно позавтракали. Сами посмотрите, что там подают под видом блинов (или оладий) с семгой.

    Резюмируя, я не могу сказать, что жалею о посещении Беловежской Пущи. Но вот оставаться там на две ночи зимой — это перебор. В идеале лучше там вообще не ночевать, а сделать небольшой крюк по пути из Бреста в Минск или наоборот.

    Источник: irecommend.ru

    Кандидат биологических наук Игорь Бышнев на телеканале «Мир» уже восемь лет ведет еженедельную передачу «Миллион вопросов о природе». За эти годы предприняты сотни фенологических прогулок, экспедиций и путешествий для изучения удивительных сезонных явлений. Мы попросили телеведущего, сценариста и оператора Бышнева рассказать и нашим читателям о наиболее интересных представителях растений и животных, тем более в личном архиве ученого множество удивительных фотографий. В новом проекте «СБ», кроме прочего, Бышнев раскроет секреты самых простых и эффективных методов наблюдения, фотографирования и киносъемки природы.

    Беловежская пуща зимой фото

    Всегда приятно навещать старых знакомых. Особенно когда они живут в Беловежской пуще.

    Интерес к пущанцам у нас непраздный. Время наступило суровое, холода вокруг ощутимые. Мороз опускается за отметку минус двадцать. А пуща и в лютый холод живет своей заповедной жизнью.

    Беловежская пуща зимой фотоВсякий раз, заходя сюда, в первую очередь мы здороваемся с великанами–дубами. Напомним, что Беловежская пуща — единственный в Европе массив леса, в котором более тысячи многовековых деревьев. Их средний возраст — 90 лет, а патриархи достигают 200–, 300– и 400–летнего возраста.

    Сохранению этих уникальных мест способствовало то, что в разные эпохи здесь охотились литовские, польские, русские коронованные особы, короли, цари и прочая дворцовая знать. Пуща охраняется и считается заповедным государственным лесом с ХIV века.

    Сейчас здесь — Национальный парк. А еще у пущи есть статус биосферного (значит — эталонного для Европы) заповедника.

    Леса выделяются богатством флоры и фауны. Разнообразные растения обеспечивают возможность для выживания многочисленных животных. Но не все так просто, особенно в суровые зимние дни.

    Когда тает иней на зубрах?

    Где искать зубра зимой? Понятно, недалеко от подкормочных мест. Звери приходят к кормам два раза в сутки — ранним утром и поздним вечером. Остальное время — отдыхают.

    Несмотря на то что мы начали наши наблюдения до восхода солнца, зубры уже успели покормиться и стояли в заснеженном лесу в полукилометре от кормушек.

    Беловежская пуща зимой фото

    Первое, что бросилось в глаза, — иней на зубриных мордах. Словно маски неоткрытых цивилизаций украсили этих древних животных. Снежная пудра дополняла сказочность этого необычного убранства исполинов леса. Температура этой ночью опустилась до минус 22 градусов, и можно представить, каково было животным, если даже спустя несколько часов после пробуждения иней не растаял.

    Но, согласитесь, видимо, только в такие холода зубры принимают облик тех зверей, которые пережили великие оледенения на континенте. И мы с нескрываемым удовольствием наблюдали за этим удивительным стадом. Звери практически не двигались. И это была их зубриная уловка, даже, правильнее сказать, — жизненная стратегия, противостоящая большим холодам. Просто, как все в природе. Меньше движений — меньше энергетических затрат. Больше остается тепла для собственного организма. Но и при этой неподвижности звери оставались дикими и осторожными.

    Фотографии получились только после того, как удалось приучить животных к нашему неподвижному присутствию возле стада. А на это ушло примерно 30 минут.

    Но постепенно звери успокоились. Некоторые из них продолжали жевать жвачку. Кое–кто лениво почесывался о стволы деревьев. Кое–кто укладывался на дневную лежку. Порадовали зубрята. Их оказалось в этом стаде трое. Ну это тех, кто родился в прошлом году. Кстати, зубрята вели себя очень солидно, словно взрослые, — так же степенно потягивались, жевали жвачку, чесались и осматривали окрестности. А потом укладывались спать.

    Так когда же растает иней у них на мордах? Да, похоже, что при такой размеренной жизни и при таких морозах — никогда.

    Спокойной ночи, зубры… Нет–нет, вернее будет сказать: спокойного дня!

    Кого подкармливают в стужу?

    В заповедном лесу мы неожиданно встретили лесника на лошади. Он приехал сюда, на подкормочную площадку, чтобы насыпать зерна в кормушки. Кажется, все понятно: зима, холод, голод. Нужно подкармливать лесных животных.

    Беловежская пуща зимой фото

    Подкормка на таких территориях — явление неоднозначное. Если лес заповедный, то это значит, что он должен существовать по естественным законам природы. Без всякого вмешательства человека. В том числе и без дополнительной подкормки. Но в Беловежской пуще подкармливать копытных зверей необходимо. Уж слишком долго человек перестраивал эти природные экосистемы под свои нужды. Десятилетиями здесь поддерживалась высокая численность лося, косули и кабана. Настолько высокая, что нынче перед лесниками стоит сверхзадача: как спасти выедаемый копытными древесный подрост. Лес не восстанавливается из–за обилия зверя. Перестань он кормить — и это может вызвать массовую гибель животных. Особенно в такие сильные морозы.

    Но, похоже, что самыми первыми потребителями зерна «от лесника» станут не косули и олени, а сойки. Не зря же они все это время внимательнейшим образом наблюдали за работой лесника. А что тут удивительного? Сойка — существо умнейшее, сообразительное и внимательное. Кому как не сойке лакомиться кормами там, где они открыто лежат.

    В сильный мороз птицы, как и зубры, не суетились. Хотя в обычных условиях сойка — птица подвижная и деятельная. Но мороз и к смышленым сойкам вплотную подобрался…

    Здесь же мы увидели самца зяблика, который остался зимовать в Беловежской пуще. Все его сородичи давным–давно улетели. Нет, не все. Даже если птица перелетная, такая как зяблик, каждый год несколько самых смелых, а может, самых ленивых особей остаются зимовать на родине.

    А еще сойка — птица крикливая. Завидев хищника, всегда поднимает шум: резкое «крэ… крэ…» громко разносится по лесу.

    Но сегодня все спокойно. Кормов хватает на всех…

    Нам же остается замереть в ожидании: кто еще придет на угощение человека?

    Кто гуляет по вечернему лесу?

    Кабанов мы увидели только после заката солнца. Вот тебе и Национальный парк. Но, кстати, такое поведение зверей свидетельствует об отсутствии стойкой привычки к корму от человека. В охотхозяйствах кабаны иногда живут возле подкормочных площадок, не очень–то стараясь активно бегать по заснеженному лесу. Здесь все не так. Кабаны осторожны и подвижны. Правда, выходят из леса они по проторенным тропам, и это очень удобно для наблюдения и съемок.

    Но вообще, если зверя не тревожить, то он спокойно относится к присутствию человека. Мы этим, кстати, с успехом воспользовались. Кабан — зверь подслеповатый, и, когда ветер дует от стада к опасности, ему трудно определить любой неподвижный объект: то ли это зубр, то ли лось, то ли человек…

    Беловежская пуща зимой фото

    Чем же питается кабан в эти морозные дни? Скусывает стебли растений, выглядывающие из–под снега. Это не слишком хорошо. Ветви деревьев и кустарников, листья, сухая трава и мхи относятся к числу вынужденных кормов, поскольку пищеварительная система кабана не приспособлена к их переработке. А все из–за того, что, по всей вероятности, кабанам нынче не слишком легко добираться сквозь глубокий снег к своим любимым лакомствам, хранящимся в почве: питательным корневищам растений, желудям и орехам.

    А еще мы стали свидетелями небольшой драки кабанов. И это интересно. Длительность гона у этого вида, кстати, зависит от осенней погоды и урожая кормов. В теплые осень и зиму гон запаздывает и, наоборот, при ранних заморозках начинается в более ранние сроки.

    К началу гона у секачей развивается так называемый калкан — очень плотное утолщение задней части шеи, своеобразная броня, защищающая от клыков соперника во время брачных драк. Так что кабаны — не исключение в списке рыцарей животного мира.

    А там, где кабаны все–таки добрались до почвы, пируют все те же сойки и большие синицы. Похоже, что именно они являются самыми смышлеными пернатыми обитателями пущанских лесов. Где мы только их не встречали — и возле зубров, и на подкормочных площадках, и в деревенских дворах. Здесь вот за кабанами промышляют. Молодцы!

    И все–таки самыми осторожными оказались косули и благородные олени. Их мы смогли увидеть уже под самый конец светового дня. Сначала заметили среди сосновых стволов самца косули с мягкими рожками, а потом несколько стад оленей. Олени только–только начали выходить на кормежку, и нам осталось пожелать им приятного аппетита.

    Игорь БЫШНЕВ, кандидат биологических наук.

    Фото автора.

    Советская Белоруссия №14 (24397). Пятница, 24 января 2014 года.

    Источник: www.sb.by

    Я прочитала на днях в оппозиционной прессе, что в РФ обвал внутреннего и внешнего туризма: на новогодние праздники поехали только 2 процента населения, а раньше катались восемь, в Санкт-Петербурге за два дня до нового года было забронировано всего 30 процентов номерного фонда, номера с душем сдавались по 500 рэ…

    Ну, не знаю. Когда я в ноябре (!) решила забронировать Беловежскую пущу (мы с мужем придумали на каникулах показать детям зубров), номеров там не было совсем, от слова вообще: Booking утверждал, что все раскуплено на 50 км вокруг. Жить можно было или в Бресте, или прямо на границе с Польшей, в лесу.

    — Дааа, — сказало семейство, которому хотелось неприметной тропы, родниковой правды и серой птицы лесной из далеких краев.

    В общем, косив Ясь конюшину.

    Я нажарила таз нагетсов (родители, ловите лайфхак, как избежать в дороге чипсов, охотничьих колбасок и вечного нытья: «Давайте купим хот-дог на заправке»), заварила термосы кофе и чая.

    Путевой лист: Москва – Минск – граница – Брест – Смоленск — столица нашей Родины. Семь дней, 1800 километров.

    Поехали!

    КОРИЧНЕВАЯ ПУГОВКА ЛЕЖАЛА НА ДОРОГЕ

    На АЗС в поселке Пограничная (800 метров от госграницы с Польшей, один километр от погранзаставы Песчатка) висит объява:

    «Уважаемые жители Приграничья!

    При появлении в вашем районе подозрительных лиц, интересующихся способами незаконного перехода границы, а также автомашин и летательных аппаратов, убедительная просьба сообщить на погранзаставу!».

    И – пять мобильных телефонов пограничников:

    «Шабуня Михаил Михайлович: 8-029-…, Сметюх Иван Николаевич…».

    — Коричневая пуговка лежала на дороге! — вырывается у меня само собой.

    — На пуговке написаны нерусские слова, — соглашается муж.

    На самом деле, мы в восторге. Так стоит жить, когда ты веришь государству, как ребенок, и государство обращается к тебе за помощью в поимке диверсантов.

    КАФЕ НЕ РАБОТАЕТ, В НАЦПАРК ОЧЕРЕДЬ

    Наш отель — турбаза в лесу в приграничной зоне: несколько корпусов, озеро, баня, рыбалка. Кафе, конечно, не работает, на Букинге, конечно, об этом не было ни слова.

    Ближайшая столовка — в десяти километрах в селе Высокое, в итоге, мы тратим время на завтрак и оказываемся у цели нашего путешествия в Беловежской пуще позже всех.

    Вереница машин стоит от ворот национального парка и до центра агрогородка Каменюки — читай, совхоза. Судя по номерам, сюда приехала вся Польша, хипстеры из Москвы и половина белорусских школьников автобусами.

    Любят природу, мать их…

    А вот сейчас будет жестко, предупреждаю. Впечатлительные белорусские чиновники могут не читать.

    ПОЛНЫЙ ОТСТОЙ

    Беловежская пуща в части туризма — полный отстой.

    Представьте: дорога в лесу, с одного боку вольеры, в которых содержатся обычные скучные животные: заяц, лошадь, олени, страус (народ аж стонет от смеха, когда видит страуса).

    Зубры есть, но маленькие, меньше лошади. Мы как-то настроились увидеть горбатое наполовину вымершее чудовище размером с бегемота (они же такие на картинках), но, видно, взрослых самцов не нашлось, а самки…

    — Коровы коровами, — разочарованно резюмируют посетители.

    Кроме этой красоты есть: кафе, в котором ВСЕГДА зарезервированы все столики (для организованных экскурсий, а ты, левый турист, иди лесом),

    скучнейший музей живой природы (буээ),

    поездка в резиденцию деда Мороза (спасибо, конечно)

    и автобусный тур по пуще, который нам не рекомендовал сам кассир: возят и рассказывают, сколько в нацпарке квадратных километров и т. д. НЕ привозят к зубрам. НЕ показывают места водопоя и т. п.

    Все.

    Отдельная примочка оказалась с сувенирами.

    ГДЕ НАШ ТОЛСТОЛОБИК???

    На сайте Беловежской пущи были указаны продукты побочного лесопользования:

    «варенье из голубики — 6,41 рублей кг,

    варенье из малины — 6,78 рублей кг,

    лисички солено-вареные — 12,10 рублей кг,

    рыба толстолобик до 10 кг, карп, карась крупный, карась некрупный», — и прочая роскошь.

    Даже если перевести в российские рубли, то есть умножить на 32, цены получались коммунистические, поэтому весь ассортимент мы собирались купить и загрузить в багажник, привезти друзьям в подарок на Новый год.

    Короче, раскатали губу.

    В реальности: приезжаем, в киосках идиотские туески из бересты, веники с домовыми и прочие магниты. И продавцы ничего не знают.

    Шозанахер??

    ГДЕ НАШ ТОЛСТОЛОБИК???

    Не будь дура, я позвонила в отдел продаж, и там меня просветили: экологически чистые продукты продают только оптом, организациям.

    — Хорошо, а в каких организациях я могу их найти и купить?

    Мнутся:

    — Вы можете попробовать наши продукты в Минске, в предприятиях общепита.

    Короче, дефицит — в обкомовские столовые, такой совок (да-да, я тоже знаю это слово). Непонятно одно: зачем писать на сайте и дразнить, если не собираются продавать туристам?

    Единственное, что доступно в местном магазине — пущанский травяной сбор, и я радостно списала рецепт:

    плоды калины

    трава зверобоя

    трава чабреца

    лист брусники

    трава душицы

    лист малины

    плоды рябины.

    Списывайте слова, все это реально купить в аптеке, а напиток с мороза реально хорош.

    Плох подход: продукты мы заберем себе, а ты, левый турист, глотай слюнку и чаек.

    НЕЛЮБЕЗНОСТЬ К ПОКУПАТЕЛЯМ

    Сейчас я скажу вещь, которую вряд ли кто-то озвучит вслух.

    Готовы?

    Белорусские продавцы не любят детей и нелюбезны с покупателями.

    Я в страшном сне не могу представить, чтобы в российском супермаркете ко мне подошёл охранник и холодно свысока предупредил:

    — Он сломает — вы будете отвечать, — а дитя чтобы в этот момент хачило детскую, для детей предназначенную машинку-аттракцион, в которых катаются за монетку.

    Эээ… Правда, что ли? Будем отвечать за сына?

    Продавцы подчёркнуто не умиляются ребёнку, не улыбаются восторгу покупателей, которым нравится товар, а, наоборот, раздражаются.

    Подруга поделилась историей:

    — В Брестском ЦУМе просила продавца узнать размер сорочки моего мужа, она как гаркнула на меня! А я еще оправдывалась: мол, у нас в России с размерами бардак, в основном, везде китайские…

    То есть, сервис – на грани фантастики. И, да, у нас это невозможно даже в самой глухой деревне, наоборот, в глубинке люди душевнее.

    Исключения были, но я помню их по пальцам.

    Похоже, это мы глядим в лицо «проклятому советскому прошлому», то есть, самим себе -дцать лет назад: продавцы не торгуют, а стоят за прилавком и ты им мешаешь.

    Либо, рискну предположить, умиление чужим детям зависит от уровня жизни: белорусы суровы, а в счастливой богатой Европе ути-пуси детям делают всем самолетом.

    ЦЕЛОВАТЬСЯ ПОД ОМЕЛОЙ

    Кто скажет, что эти местные приколы испортили мне каникулы, плюньте тому в лицо.

    Там, где мы, там всегда праздник и фейерверк: мы попробовали жаркое из пущанской дичины (умостились в уголке на барных стульях), купили детям зубы зубров, дурными голосами исполнили: «Белавежская пуущаа!», — а ещё целовались под омелами, парились в бане, и, на границе, спасли жабу, которая переходила по снегу дорогу, да и замерзла в колее, впала в сон.

    Ударили по тормозам и ну гладить животную, отнесли ее на обочину. Воспринимаем это как Рождественское чудо: у кого-то зимой подснежники, у нас — жабы.

    «АСТОРИЯ», ГДЕ МУРОВЦЫ ЛОВИЛИ ФОКСА

    В путешествии немного не хватило Польши: избалованные прошлогодними Миром, Несвижем и Радзивиллами, мы были уверены, что в этот раз получим ещё больше европейской старины, в конце концов, половина пущи — там, в Евросоюзе, да и эта земля — бывшая Речь Посполитая…

    Увы. Местность бедная и без излишеств.

    Зато в Бресте мы нашли потрясающий аттракцион.

    Отель «Буг» 1958 года постройки: круглый холл с колоннами, красным знаменем, хрустал и круглыми нишами с бюстами Ленина – более чем атмосферное место.

    Каждая бронзовая ручка на двери, каждый шпингалет странной конструкции, над которым ты бьешься в туалете — те самые, натуральные, из 58-го (при этом абсолютно адекватный кондиционер в номере, стеклопакеты, горячая вода, и, вообще, необлупленно, а уж гостиниц, нетронутых с советского периода, я видела-перевидела).

    Больше всего вся эта архитектурная роскошь похожа на ресторан «Астория» из «Места встречи изменить нельзя», где муровцы ловили Фокса. Такой полный отель «Бертрам»: нереальность, перенесённая в реальность и машинка времени.

    Таблички горячо рассказывают, как в 1974 и 1976 году Высоцкий вдохновенно любил здесь Марину Влади (в том номере теперь музей).

    Цены абсолютно нормальные: за номер на четырёх человек мы заплатим 110 белорусских рублей, как и во всех остальных отелях…

    В общем, будь в «Буге» шведский стол, я смело написала бы, что это лучшая гостиница из мной встреченных. Обязательна к посещению!

    ЦЕНЫ И АДРЕСА

    Жить в Минске, если вы останавливаетесь только на ночь, надо в государственных гостиницах «Академическая», «Спутник» или «Звезда» (дешево и средний уровень, не хостел и не шик).

    Белорусскую национальную кухню в Минске искать в кафе «Васильки» (похожи на наши «Елки-палки»), в Бресте – в харчевне «Свояки» или кафе «Буфет» (смешанное меню и современный интерьер, но и цены дешевле). Еще от души рекомендую кафе «Легенда» в поселке «Высокое» Брестской области: качественная прекрасная столовка, дети брали по пять порций картошки, а мы – рассольник по-ленинградски.

    Средний чек в столовых на семью из четырех человек: 40 белорусских рублей (умножайте на 32, выйдет 1300 российских), в ресторанах – восемьдесят, но вполне можно поесть и на рубль.

    Вход в вольеры к зубрам – два рубля, сувенир – пять…

    Да, русский человек чувствует себя в Белоруссии, как Пакка Сахиб, Большой Белый господин, как было раньше в Крыму и, до майдана, на Украине.

    Могу себе представить, как «приятно» белорусам, когда мы приезжаем и с гиканьем спускаем на драники их месячную зарплату, но…

    Честно, я не знаю, где лучше: в социалистической авторитарной стране, в которой люди живут бедно, но справедливо, реклама исключительно социальная и все мечтают защищать бацькаушчыну, или в олигархической, с диким неравенством, но более высоким (у некоторых) уровнем жизни.

    Решила не терзаться, а посетить Belwest и Milavitsa, поддержать, так сказать, братский народ рублем. В России эти известные марки обуви и белья продаются по рыночным ценам, а здесь – по божеским, раза в два дешевле.

    А по пути из Бреста мы заехали в фирменный магазин Березовского мясокомбината на 116-м километре шоссе М1 в кафе «Ампир» и купили там груду колбас, сало, мясные чипсы и гигантский хамон (как его теперь запихать в холодильник?).

    Рекомендуем: после нас остался еще зельц со свиными ушами, жареная колбаса в горшочке (пойдет на подарки) и пятьдесят видов вкусной снеди.

    СЛЕДУЮЩИЙ ПУНКТ: ЛИНИЯ ОБОРОНЫ СТАЛИНА

    — Счастливого пути, — сказал нам белорусский пограничник при выезде из республики.

    Помолчали.

    — Ты знаешь, а мы ведь не осмотрели Линию обороны Сталина, — сказал муж.

    — Возвращаемся?! – радостно спросила я.

    Источник: www.kazan.kp.ru


    Categories: Фото

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.